Режим чтения
Скачать книгу

В спецслужбах трех государств читать онлайн - Николай Голушко

В спецслужбах трех государств

Николай Михайлович Голушко

Тайны спецслужб

Книга Н.М.Голушко – это воспоминания и свидетельства сотрудника органов государственной безопасности, прошедшего путь от рядового оперативного работника до председателя КГБ Украинской ССР, члена Коллегии КГБ СССР, министра безопасности, затем директора Федеральной службы контрразведки РФ и стоявшего у истоков образования самостоятельных национальных спецслужб России и Украины после развала СССР. В рамках разумного и дозволенного профессиональной этикой и конспирацией автор анализирует судьбоносные события общественно-политической жизни страны: разрушение Советского Союза, деяния ГКЧП, ликвидацию КГБ СССР, непримиримое противостояние президентской и парламентской ветвей власти, драматические события октября 1993 года и т. д. Трагические судьбы спецслужб, условия, в которые они были поставлены временем и законом, до сего времени изучены и описаны мало. Автор позволяет читателю сформировать свою точку зрения относительно имиджа чекистов исходя из реалий той обстановки, в которой им приходилось действовать.

Книга будет интересна новому поколению сотрудников органов безопасности и широкому кругу читателей.

Николай Михайлович Голушко

В спецслужбах трех государств

Я всей душой стремлюсь к тому, чтобы не было на свете несправедливости, преступления, пьянства, разврата, излишеств, чрезмерной роскоши, публичных домов, чтобы не было угнетения, братоубийственных войн, национальной вражды… Я хотел бы обнять своей любовью все человечество, согреть его и очистить от грязи современной жизни.

    Феликс Дзержинский

Мы чуть было не перегнули палку. Ведь в их истории (ВЧК – КГБ) не только черные периоды, но и славные страницы, которыми мы действительно можем гордиться.

    Борис Ельцин, 1997 г.

СССР был тоталитарной империей, причем империей в высшей степени жесткой. Для ее осуществления был необходим стержень, который бы держал все остальное – политику, экономику, армию, образование и прочие пласты жизнеобеспечения общества. И таким стержнем у нас была КПСС. Ну, вы-то можете мне поверить на слово, я это знаю лучше, чем кто-либо, каким магнетизмом обладала компартия в нашей державе! Всё вращалось вокруг, и никакое там КГБ само по себе погоды не делало.

    Леонид Кравчук, 1994 г.

Служба безопасности Украины. Не знаю, где найти мягкие слова для ее адекватной оценки. Когда я первый раз победил на президентских выборах (1994), у меня была только идея, но очень понятная идея: отпустить весь ее оперативный состав. Всех – в отставку! Все 100 процентов.

…Если бы все сложилось так, что я приступил бы к реализации своей первоначальной «конструкторской идеи», это была бы самоубийственная попытка.

    Леонид Кучма, 2007 г.

От автора

Сколько моих мыслей действительно моих? Сколько их возникло из фактов или из чтения? Сколько из них воспоминаний прочитанного или слышанного, прозвучавшего иначе, чем у других, в моей думе?

    Академик Владимир Вернадский

Желание сесть за письменный стол и заняться непривычным для меня делом весьма естественно. Большинство людей по вполне понятным причинам хотят рассказать о пережитом вместе со страной, о героическом и трагическом времени, собственной судьбе, успехах и ошибках на пути преодоления трудностей. А главное – о прекрасных людях, которые окружали их и о ком необходимо поведать в знак благодарности за поддержку в сложных и противоречивых жизненных ситуациях, поскольку возникают нравственные обязательства перед памятью о них. И я тоже в своей книге называю дорогих мне людей.

Волею судьбы у меня появились стремление и свободное время, чтобы выполнить свой долг перед людьми, которым я обязан своим становлением. Но главным является то, что меня продолжают волновать те важные и печальные события, которые пришлось пережить моему поколению на историческом изломе – крушении великого Советского Союза, нашей Родины.

Предлагаемое повествование – это личное свидетельство работника органов государственной безопасности, размышления о прошумевшем надо мной времени. Моя биография – это жизненный путь от рядового оперативного работника до председателя Комитета госбезопасности Украинской ССР, члена

Коллегии КГБ СССР. В поворотном 1991 году я исполнял обязанности руководителя Службы национальной безопасности (СНБУ) уже самостоятельного украинского государства, а в 1993–1994 годах работал в должности министра безопасности, затем директора Федеральной службы контрразведки (ФСК) Российской Федерации. После развала Союза эти страны вступили на новый путь своего исторического развития. Естественно, что с укреплением их государственности становились на крыло и самостоятельные национальные спецслужбы. В постсоветский период я оказался в числе непосредственных участников создания новых спецслужб двух независимых государств – Украины и России. Я доволен, что довелось быть у истоков их образования, разработки правовых путей организации и совершенствования работы в начальные годы.

Ответственная деятельность в системе государственной безопасности Советского Союза, нелегкая обязанность народного депутата СССР позволили мне стать обладателем информации, не всегда известной и доступной для широких слоев общественности. С позиций сотрудника КГБ я хочу проанализировать (безусловно, в рамках разумного и дозволенного профессиональной этикой и конспирацией) драматические и судьбоносные события общественно-политической жизни страны, среди которых: разрушение СССР и как следствие ликвидация КГБ; строительство новых спецслужб Украины и России; трагические последствия деяний Государственной комиссии по чрезвычайному положению (ГКЧП); руководство спецслужбой Украины при двусмысленном «сидении» Президента Михаила Сергеевича Горбачева в Форосе в августе 1991 года; тяжелые дни октября 1993 года, завершившиеся расстрелом российского парламента.

Почти пять лет моей жизни (1987–1991) были отданы руководству органами государственной безопасности Украинской ССР. Мне кажется, что читателю будет интересно и небесполезно познакомиться со спецификой работы республиканского КГБ – этой закрытой силовой структуры в годы перестройки и гласности, «демократических реформ» Горбачева, когда происходили бурные, совершенно непредсказуемые в социалистическом государстве общественно-политические и экономические процессы, приведшие в результате к самостоятельности и государственной независимости всех союзных республик.

Резкое изменение государственного строя, строительство новых властных организаций России и Украины, в том числе создание спецслужб, вне сомнения, повлияло на логику человеческих судеб: моя профессиональная деятельность и большинства моих коллег неожиданно высветилась в свете крутых исторических перемен. Я вспоминаю, как в последние годы советской власти каждый день передо мною возникала суровая, живая и огнедышащая действительность. Судите сами: две знаковые фигуры, мои прежние непосредственные руководители Владимир Крючков – председатель КГБ СССР и Виктор Баранников – министр безопасности России, оказались в называемые
Страница 2 из 50

демократическими горбачевские и ельцинские времена в тюремных камерах.

В 1991 году в стране были арестованы высшие должностные лица: вице-президент СССР Геннадий Янаев; председатель Верховного совета СССР Анатолий Лукьянов, благословивший меня на работу на Украине; секретарь ЦК КПСС Олег Шенин, с которым мы в одни годы учились в вузах Томска; крупный ученый, организатор и руководитель ВПК (военно-промышленного комплекса) Олег Бакланов; министр обороны Маршал Советского Союза Дмитрий Язов; командующий Сухопутными войсками генерал армии Валентин Варенников, Герой Советского Союза. В 1993 году при Ельцине оказались арестованными вице-президент России Герой Советского Союза Александр Руцкой, председатель Верховного совета России Руслан Хасбулатов. Коллегия КГБ СССР по воле Горбачева оказалась разгромленной и разогнанной; после ГКЧП вместе с Крючковым были арестованы его первый заместитель генерал-полковник Виктор Грушко, крупный советский разведчик; начальник 9-го управления КГБ СССР (охрана высших должностных лиц) генерал-лейтенант Юрий Плеханов и его заместитель генерал-майор Валентин Генералов. В отношении всех остальных членов Коллегии КГБ СССР велось уголовное расследование.

Я назвал имена только тех влиятельных должностных лиц, с кем в какой-то степени меня сводили служебные обязанности.

Хотя многие из них оказались по разным сторонам баррикад, на противостоящих идеологических позициях, но все они, несомненно, настоящие патриоты нашей страны. Судьба каждого из таких людей (в стране их оказалось очень много) – это трагедия всего нашего народа, сродни массовым репрессиям предшествующих поколений. Мне посчастливилось работать вместе с видными государственно-партийными деятелями, чьи фамилии вошли в отечественную историю: Виктор Михайлович Чебриков, Владимир Васильевич Щербицкий, Владимир Антонович Ивашко, Леонид Макарович Кравчук, Борис Николаевич Ельцин… При посещении Горбачевым Украины я бывал в его окружении.

После окончания Томского университета мне, 22-летнему юристу, в последующей служебной карьере помогла практика работы следователем районной, а затем старшим следователем Кемеровской областной прокуратуры. Это был второй поистине жизненный университет, в котором я познавал сокрытую сторону нашего советского общества, увидел жестокие преступления и поломанные трагедиями человеческие судьбы. «Прокурорский» университет воспитал во мне строгие принципы: всегда соблюдать законность, ибо ее нарушение влечет не только общественную, но и личную беду; кроме знания законов и строгого их выполнения не менее важными в жизни и правоприменительной деятельности являются личностные качества: порядочность, справедливость и человечность. Пройдя прокурорскую выучку, в годы дальнейшей службы я не позволял вынужденным обстоятельствам или кому бы то ни было втягивать себя в решение политических или профессиональных проблем, которые выходили бы за рамки конституционных норм и действующего законодательства. Я и сегодня стараюсь избегать излишних политизированных обобщений, огульных обвинений и поучительных умозаключений, как говорится, после драки кулаками не машут.

Я воспитывался на героическом прошлом органов государственной безопасности СССР, подвигах советских разведчиков. В истории отечественных спецслужб действительно было много героического, чем можно гордиться, но и немало трагического, о чем нужно знать. О нелегких периодах надо говорить правду, которая прошла через судьбы многих поколений, в том числе и моих современников. Мои записи кому-то могут показаться необычными. Это не совсем мемуары. В период служебной деятельности и позже, будучи в отставке, я знакомился с архивными документами о массовых репрессиях, политических чистках. Поражало необъяснимое для меня: как в социалистической державе могло случиться, что миллионы рядовых тружеников и элита нации – ученые, писатели, политики, военные и сами судьи – оказались физически уничтоженными карательной политикой советской власти. Подлинные архивные источники помогают разобраться в политических интригах и хитросплетениях, прикоснуться к правде. События прошлого продолжают волновать героическими и трагическими поступками людей. Радуясь одному и огорчаясь другому, я осуждаю попытки злобного очернительства истории нашего государства и несправедливого порицания деятельности органов госбезопасности советского периода. Возвращаясь к конкретным известным мне фактам, публикациям собственных интервью и бесед с журналистами и политиками, замечаю, что об органах государственной безопасности продолжают традиционно писать в двух ярких красках: красной – о героических подвигах сотрудников и черной – об их участии в репрессиях, подавлении диссидентства и инакомыслия.

Отдаю должное героизму сотрудников спецслужб в годы Гражданской и Отечественной войн и в наши дни. Но мало кто знает о трагическом пути специальных служб СССР, о том, в какие условия они были поставлены временем и законом (или его отсутствием), какие партийные установки в конкретных исторических условиях вынуждены были реализовывать. Во все времена чекисты стремились достойно выполнять свой долг по защите Отечества, а в ответ нередко получали недоверие, шельмование, а то и необоснованные гонения. Руководители страны, зачастую спасая свои высокопоставленные чины, манипулировали органами безопасности, исполнителей поставленных ими задач обвиняли в беззаконии и жестоко предавали.

Новое поколение сотрудников органов безопасности многого не знает о подлинных событиях последних лет советского периода. О таких явлениях, как формирование многопартийности, политической оппозиции, студенческие голодовки, палаточные городки, массовые забастовки шахтеров. О том, как антикоммунизм и антисоветизм десятилетиями активно инспирировался и настойчиво поддерживался западными спецслужбами. О том, как послевоенная «холодная война» со стороны Запада продолжалась, несмотря на горбачевскую перестройку, приветствовавшуюся тем же Западом.

Время и память для каждого человека – самые строгие судьи в последней инстанции. Я пытаюсь осмыслить свою прошедшую жизнь, сделать ревизию служебной деятельности и личных поступков, какими бы они ни были в оценках моих друзей или недругов – положительными или отрицательными. У меня нет желания создавать сказки о собственной персоне или кому-либо понравиться; постараюсь быть беспристрастным и правдивым, потому что многое, о чем пишу, прошло через мою душу и переживания. И хочу пережить в своих воспоминаниях заново мое время.

В этой книге я много пишу об Украине, где во время работы узнал людей мужественных, трудолюбивых, стойких в преодолении выпавших им трудностей. Там встречался с героическими ветеранами, которые прошли через испытания Великой Отечественной войны, через военные сражения и партизанские схватки с врагами, ликвидацию бандитизма в годы вооруженного оуновского подполья. Мои украинские коллеги в годы фашистской оккупации пережили неимоверно большие трудности, чем досталось мне в тыловом Казахстане, где было тоже несладко и куда неспроста отправляли в ссылку народы Кавказа и
Страница 3 из 50

немецкое население.

Когда на современной Украине раскручивается кампания по апелляции к националистическим ценностям, героизации ОУН – УПА, то именно история органов КГБ республики на конкретных примерах наглядно показывает великую силу дружбы русского и украинского народов[1 - На Украине издан двухтомник Н. Голушко «КГБ Украины: последний председатель» (Донецк, 2009), где раскрывается специфика работы органов госбезопасности в союзной республике, действия националистических и сепаратистских кругов по развалу СССР. Весь тираж автор передал ветеранам.].

Деятельность чекистов моего поколения проходила в условиях «холодной войны», а это – гонка ракетно-ядерного вооружения, соревнование с реальным противником в вопросах идеологического и психологического противоборства, возникающие локальные войны, в которых сотрудников КГБ бросали на передний край – от Вьетнама, Анголы до Афганистана и других стран.

Мне хотелось бы обратить внимание также на враждебные планы и замыслы западных спецслужб против СССР, конкретно против Украины и России. К сожалению, в силу секретности мы сами не всегда принципиально их оценивали, иногда не доводили их до общественности и получили в итоге печальные результаты. Многие упрекали нас в нагнетании обстановки, но на чьей стороне оказалась победа в «холодной войне»?

В личном поведении я старался руководствоваться нравственными правилами честного служения порученному делу, никогда не занимался угодничеством, не дружил домами с «вельможами», не раздувал собственные щеки. В жизни принимал, может быть, не всегда правильные, но самостоятельные решения, заведомо зная, что многие из них не принесут ни личной славы, ни благополучия.

Работа над этими размышлениями подарила мне возможность честно ответить на многие больные вопросы, высказать слова благодарности всем, кто был рядом в моей жизни: школьным и университетским друзьям и педагогам, кемеровским чекистам, сотрудникам и руководителям КГБ СССР и УССР. Всем этим достойным людям я благодарен, искренне и навечно.

Часть первая

Как я стал чекистом

Глава первая

Моя украинская семья

Исторические корни моей семьи уходят в глубины центральных областей Украины. Дедушка Афанасий и бабушка Ульяна с сыном Иваном во время Столыпинской земельной реформы в 1905–1906 годах выехали из родных мест бывшей Полтавской губернии (ныне Черкасская область, Чернобаевский район) в поисках счастливой доли в далекие, суровые, но благодатные ковыльные степи Северного Казахстана. В конце XIX века украинские крестьяне от безземелья и нищеты отправлялись искать лучшую долю в Канаду, США, Аргентину. Выходцы из восточных областей Украины по той же причине устремлялись в бескрайнюю Россию, заселяя ее от Урала до Дальнего Востока. Правда, не все было так гладко, как представляется сегодня.

Многострадальцам трудно было сразу обустроиться на новом месте, в голой степи. Вот что говорил в то время русский писатель Михаил Пришвин о судьбе переселенцев, о земляках моего деда в очерке «Адам и Ева»: «И вот опять эта вечная пара: украинец и украинка на фоне желтой сибирской степи. Он говорит с товарищами о хуторе на берегу Иртыша. А она грустно смотрит на пустую степь без деревьев, без яблонь и вишен, без мазанок белых с плетнями, на желтую, сухую, дочиста выжженную солнцем землю с сухой низенькой щеткой вместо травы и говорит: «Як бы трошки землицы в Полтаве, так нашоб я в ту бисову землю поехала». Понятно, что великая нужда звала осваивать новые плодородные земли.

Надо отдать должное тому, что царское правительство поддерживало освоение свободных земель Российской империи, создавало для этого крестьянские банки, предоставляло новоселам земельные наделы (хутора) и бесплатно давало лошадь и корову каждой переселенческой семье. Мужественные и сильные физически и духом украинцы ехали в казахские края, поднимали пахотные целинные земли. Местному населению переселенцы несли культуру земледелия, новые традиции и формы дружеского межнационального общения. Как-то в 1970-е годы мне довелось общаться с Зиновией Франко, внучкой известного украинского писателя, и когда я ответил ей на вопрос о своем происхождении, она произнесла: «Как же нас, украинцев, судьба по всему белому свету разбросала».

Мой дедушка, видимо, владел грамотой, так как в семье до последнего поколения сохранились несколько церковных книг на старославянском, сборники произведений на украинском языке, привезенные из родных мест, в том числе томик стихов Тараса Шевченко. Бабушка была совершенно безграмотной, вместо подписи ставила крестик.

Помню, как во время учебы в классе третьем или четвертом я вслух читал маме «тарасову Катерину» медленно, по слогам, произнося украинские слова, такие близкие нашей повседневной речи. В семье не говорили на русском языке, мы «балакали». Мама внимательно слушала и плакала, то ли от переживаний о несладкой судьбе Катерины, то ли от радости, что подрастающий сын уже научился читать.

В семье дедушки выросло четверо сыновей, которые пустили свои родовые корни уже в казахстанские степи. Для Павла, Якова и моего отца Михаила (1916 года рождения) эта просторная земля стала их родиной.

Старшим поколением нашей семьи, их делами, памятью о них я могу гордиться. Все они были тружениками, достойными представителями своего народа, честными коммунистами. Все мужчины воевали, два родных брата отца, Павел и Яков, погибли на фронтах Великой Отечественной войны.

Бабушка Ульяна со времен Гражданской войны одна воспитывала сыновей. Дело в том, что дедушку расстреляли белогвардейцы: колчаковский карательный отряд ворвался в наше большое село и реквизировал у местного населения лошадей. Дедушка активно сопротивлялся, поэтому его и убили.

Одна из моих талантливых землячек, казашка Сапура Эмирекызова, описала в книге воспоминаний, как в 1918 году в соседних селах украинских переселенцев Юдинка и Качиловка ворвавшиеся туда белогвардейцы убили комсомольцев из аула Согрымбет, возле озера Торангул, вонзили копье в грудь комсомольского активиста Мусабаева. А ее родного дядю, казаха Дусейби, расстреляли только за то, что не хотел отдавать колчаковцам свой скот. Так было с местным населением и с украинцами.

Я с четырехлетнего возраста помню начало Великой Отечественной войны. Словно в документальном кино, вижу, как провожали на фронт братьев отца – Ивана, председателя колхоза, и Якова, районного прокурора. По старинной традиции они уходили из дома своей матери – моей бабушки Ульяны, которая жила вместе с нами с семьей своего младшего сына Михаила, служившего уже два года в армии. Не знаю, сколько веков этой доброй традиции и была ли она привезена с украинской земли, но в нашем селе считалось, что материнские слезы уберегут на поле битвы сыновей от вражеской пули. Помню и снова вижу, как дядя Яков, держа меня на руках и прощаясь с родными, сильно плакал. Брат Иван его успокаивал: «Не реви, Яков, нас не успеют довести до Кокчетава (областной центр, около 200 км от нашего села), как немцы будут разгромлены». Бабушка просила Якова о другом: «Сынок, не признавайся, что ты коммунист, ведь партийных посылают вперед».

В начале 1944 года вернулся с войны на костылях дядя
Страница 4 из 50

Иван и на пятый день уже руководил местным колхозом, в котором оставались работать одни старики, женщины и подростки. Мне, уже школьнику, он рассказал о гибели дяди Якова, политрука батальона. Это произошло при освобождении Орловщины: с командиром батальона и ездовым он проезжал через мостик небольшой речушки, недалеко от передовой. В их телегу была брошена граната или немецким диверсантом, или кем-то из предателей. Все погибли. Иван похоронил младшего брата, а через три дня после боев посетил его могилу и, возвращаясь назад, сам подорвался на вражеской мине. Кстати, каждый третий, призванный из нашего украинского села, не вернулся живым. А вот что вспоминает Сапура о казахском селении: «Пятьдесят парней из нашего аула по первому призыву ушли на войну… Многие из них пали смертью храбрых, защищая свою Родину».

В 1938 году моего отца призвали в Красную армию. К этому времени (ему было 22 года) он «выбился» в начальники тракторной бригады, когда появились в селе трактора. Какая это была «почетная» должность, можно судить по тому, что он в одном лице являлся и трактористом, и механиком, и агрономом. Возвращения отца домой ждали в конце 1940 года. В то предгрозовое время опытных солдат не торопились увольнять из действующей армии. Вскоре после финской кампании началась Великая Отечественная война, которую мой отец, как и миллионы советских солдат и тружеников тыла, вынес на своих плечах. Все мое раннее детство прошло в томительном ожидании возвращения отца с фронта.

Моя мама, Мария, была сиротой. Ее родители (отец Ефим Руденко) погибли в годы великого голодомора, бушевавшего в 1930-е годы как на Украине, так и в Северном Казахстане. В 1931 году была настолько сильная засуха в степи, что, спасаясь от голодной смерти, тысячи казахов уехали в Россию. В моей памяти мать осталась великой труженицей, колхозной дояркой. Она делала невозможное: ежедневно обеспечивала уход за двумя десятками коров – кормила, поила, убирала за ними. И, конечно, доила натруженными руками. Помимо общественного у мамы было свое домашнее хозяйство, да надо было следить и ухаживать за бабушкой и двумя малолетними детьми: мной и сестренкой Лидой, которая родилась вскоре после ухода отца на службу в армию. Такова была нелегкая судьба многих советских женщин в то суровое лихолетье.

Детей сызмала приучали к труду. Надо было помогать матери в колхозной работе, за которую начислялись «палочки» – трудодни. Сегодня, когда сам стал отцом и дедом, понимаю, как тяжко приходилось тогда нашим матерям: не до особой любви и ласки к маленьким детям, главное было их прокормить в трудные военные годы.

Восемь лет моя бабушка, горюючи, ежедневно ждала своего младшего сына с этой проклятой войны, а не дождалась всего лишь два месяца. Бабушка заставляла меня молиться, читать вслух молитву строго по утрам и перед сном. «Молись, молись, – приговаривала она, – иначе отец с войны не вернется…» И я молился, всем своим детским сердцем желая возвращения с этой непонятной войны родителя, которого я еще не видел наяву, рассматривая только немногочисленные фотографии… А когда распахнулись двери и на пороге нашего дома появился демобилизованный отец, моя нетвердая вера в Бога исчезла, растворилась в том безграничном море сыновней любви и счастья, которые может испытывать только ребенок.

Он вернулся домой осенью 1946 года, высокий, красивый, сильный, в ладно сидящей на нем армейской форме, пограничной фуражке. Я особенно гордился этим военным головным убором, изредка прося у отца надеть его и похвалиться перед друзьями. Кстати, зеленая фуражка, буквально говоря, несколько лет продолжала нести почетную и ответственную службу. Лучший друг отца, участковый уполномоченный капитан Мусин, один милиционер на несколько окрестных сел и аулов (а каждое селение расположено в 30–40 километрах друг от друга), в случае серьезного уголовного происшествия приезжал к отцу: «Михаил, надевай свою зеленую фуражку и поедем вместе разбираться». Они были не просто хорошими друзьями, а по-казахски тамырами – названными братьями. Общались между собой часто на казахском языке, которым мой отец неплохо владел (и я тоже, подчеркну без лишней скромности). Когда случалось опасное преступление, мама, переживая за отца, не разрешала ему уезжать вместе с Мусиным, грозила не пускать милиционера даже на порог дома и «выбросить» знаменитую отцовскую фуражку.

В послевоенное время к нам часто приходили друзья отца. Он всегда пользовался авторитетом и уважением односельчан. Сидели вечерами, выпивали рюмку-другую домашней самогонки (хотя водка была недорогой, но денег у колхозников было негусто), печально вспоминали войну. А я, десятилетний сорванец, лежал на теплой печке, уши «топориком» и, затаив дыхание, слушал рассказы фронтовиков.

Однажды наш сосед рассказал историю, которая поразила меня до глубины души. В первую военную зиму красноармейцы (человек двадцать) после жестокого боя оказались в лесу. Где свои, где немцы – неизвестно. Надвигается ночь, а вместе с ней и страшный на тот момент враг – сильный и безжалостный мороз. Решили обустраиваться на ночлег. А как быть? Костер развести нельзя – немцы обнаружат. Офицер приказал наломать елового лапника, уложить его на снег, а солдатам – снять шинели и ложиться на ветки, тесно прижавшись друг к другу. Бойцы запротестовали. Что за ерунда: в мороз и без шинели? С трудом командир уговорил их выполнить задуманное. Когда солдаты улеглись, он заботливо укрыл их шинелями, подоткнул края, а сам как старший по званию остался в карауле. Ночь прошла спокойно. Бойцы отдохнули, согрелись. А когда проснулись, увидели своего командира, привалившегося спиной к дереву, сжимавшего в правой руке пистолет. На оклик не отозвался, а когда подошли ближе, поняли, что их командир замерз.

Отец, как и до войны, возглавил тракторную бригаду и больше пропадал в поле, чем мы видели его дома. Родилась сестренка Валя, но счастье в семье оказалось недолгим. Не прошло и пяти лет после возвращения отца, как мы осиротели: умерла мама, надорвалась от непосильных трудов. Ей было всего тридцать три года. Трехлетняя Валя во время похорон матери вдруг запела песню, которой научила ее мать:

На Украине черный ворон кряче,

А на чужбине дивчинонька плаче…

Через два года у нас появилась мачеха, Мария Бондаренко, которую мы признали как родную. Вместе с отцом в тяжелые колхозные годы они совершили почти подвиг: двоим своим детям дали средне-специальное, а троим – высшее образование. Позже мачеха мне рассказывала, что до самого почтенного возраста отец внимательно следил за международной обстановкой. Он ежедневно собирал вокруг себя соседей-стариков, читал соседям вслух газеты, возмущался, если кто-либо из них во время такого «политпросвещения» дремал.

Живя в Казахстане, отец был убежденным сторонником Бориса Ельцина, мачеха же ценила Владимира Жириновского за знание иностранных языков, говорила: значит, он умный.

В целинных казахстанских краях остались святые для меня места – родные могилы моих дедушки и бабушки, отца и мамы. Я горжусь, что во время похорон отца из администрации президента Казахстана поступила правительственная телеграмма: районным властям надлежало отдать почести
Страница 5 из 50

простому солдату, труженику, 45 лет выращивавшему целинный хлеб. Такое не забывается! Суровые условия, в которых жило мое поколение, воспитывали наш характер: не бояться трудностей, голода и холода, любить и великую Родину, и малую, ту самую, где осталась средняя школа, где течет речка моего детства под названием Шарык. Поистине, родной край – золотая колыбель, как говорит народная казахская мудрость.

Глава вторая

Моя казахстанская школа

Мои школьные и университетские годы, сознательная жизнь и трудовая профессиональная деятельность прошли в советское время. В тяжелейшие военные и послевоенные годы мое поколение, благодаря рабоче-крестьянской власти, получило возможность окончить школу, продолжить образование, работать на благо многонационального государства, которое обеспечивало нам социальную и творческую перспективу. К примеру, в наших краях в те годы девушек-казашек после школы насильно увозили в города, определяли в средние и высшие учебные заведения, главным образом педагогические и медицинские. Страна заботилась о воспитании местных кадров, создании национальной интеллигенции. Считаю, что советской власти я обязан многим: познанием великой страны, депутатской деятельностью, служебным ростом. При другой власти, когда правит бал его величество капитал, мне было бы уготовлено в лучшем случае повторить участь отца – механизатора и хлебороба.

Непритязательным и мудрым моим наставником была бабушка. С раннего детства она прививала мне нравственный кодекс: хорошо учиться в школе, не хулиганить, не курить (мои сверстники рано начинали баловаться куревом и спиртным), иначе «ни одна порядочная семья за тебя невесту замуж не выдаст». Опасения, что можно на всю жизнь остаться холостяком, если не соблюдать бабушкины наставления, были серьезным стимулом для моего вполне приличного поведения в молодые годы. А у отца была своя прагматическая воспитательная мотивация: не будешь хорошо учиться, всю жизнь тебе придется «колхозным быкам хвосты крутить». Так воспитывалось понятие семейной репутации, которую надо было пронести через года.

В нашей Андреевке, большом казахстанском селе Кокчетавской области, в 1954 году среднюю школу закончили всего 14 человек. Из них немцы Нелля Вильгельм и Арнольд Фоленвайдер, ингуш Беслан Точиев, украинки Наина Собко, Мария Шматко, Люда Овод. Не надо забывать, что в первый класс мы пошли в военном 1944-м. Для многих сверстников (особенно из семей эвакуированных украинцев, поляков или депортированных на спецпоселение ингушей и немцев) пройти десять лет учебы в школе было весьма проблематично; многие из них были несчастными детьми войны – голодными, полураздетыми, полуобутыми. Сегодняшним выпускникам, имеющим возможность учиться в лучших учебных заведениях, невозможно даже представить, что мои друзья с седьмого класса мечтали (и для многих это было почти несбыточной мечтой!) попасть на учебу в ремесленные училища Караганды. Там можно было получить шахтерскую специальность, регулярное питание и – предмет особой гордости – форменную одежду ремесленного училища с брезентовым ремнем.

Памятно деревенское детство, которое было трудным и голодным. Не было керосина, мыла, соли и спичек. Я помню вкус затирухи, блинов из картофеля, блюд из лебеды, дикого щавеля, крапивы, сладких корней тростника и лопухов. Спасала семью кормилица-корова и огород с картофелем и капустой. Поэтому не принимаю и ненавижу показываемые по многим каналам государственного ТВ так называемые «кулинарные поединки» пресыщенных лиц. Каково смотреть на их «сытые соревнования» тем, кто и в наши дни живет-выживает на грани нищеты.

В начальных классах школьников привлекали к работе в колхозе: сбору колосков пшеницы после жатвы, прополке посевов от сорняков, которые до крови ранили детские руки.

Рукавиц или перчаток не было, девочки от боли плакали, мальчики поддерживали их, но скупыми слезами.

Нас, мальчишек, уже с первого класса готовили быть воинами. В школьном расписании были обязательные занятия по военной подготовке: мы ходили строевым шагом, с муляжами винтовок, отрабатывали приемы штыкового боя. Мама мне выстрогала «боевое оружие» из обрезка деревянной доски. Поразительное было тогда время: с одной стороны, война, беспросветная нищета и холод, с другой стороны, в старших классах учеников заставляли разучивать бальные танцы – фокстрот, краковяк, польку, падеграс и падеспань. Сейчас молодежь и названий таких, наверное, не знает.

Старшеклассниками мы участвовали в посадке защитных лесных полос вдоль дорог и полей бескрайней голой степи: это называлось сталинским планом преобразования природы. Мудрое начинание, принесшее людям несомненную пользу. Неспроста китайцы миллионами сажают молодые деревья в наши дни. Вечерами пели украинские народные песни, с раннего детства знали «колядки», за исполнение которых в религиозные праздники получали от взрослых скромные подарки.

Сразу после войны, в 1946–1947 годах, случился неурожай, разразился повальный голод, коснувшийся северных областей Казахстана. Особенно тяжело приходилось находящимся в нашем селе в ссылке людям, не имеющим своего подсобного хозяйства.

Отец, бригадир тракторной бригады, с детства научил меня управлять трактором и комбайном. В университетские годы я был активным участником студенческих отрядов. Когда нас посылали убирать урожай на алтайской целине, я надежно заменял колхозного комбайнера, который мог сутками заниматься своими домашними делами, полностью доверяя мне технику.

Сколько себя помню, постоянно увлекался чтением. В младших классах я перечитал сохранившиеся книги и конспекты дяди Якова – это была юридическая литература, непонятные для меня кодексы и статьи. В библиотеке сельского детского дома пылились толстенные издания русских классиков, которые мне выдавали, и я прочитывал авторов от корки до корки, зачастую, как в случаях с произведениями Белинского и Добролюбова, не понимая глубинного смысла. Захватывал меня сам процесс чтения. У эвакуированных ленинградцев за десяток куриных яиц выменивал книги о знаменитых летчиках, помню о Серове, Аккуратове, Пусеппе. Одним из первых в селе я прочитал «От Путивля до Карпат» о героическом Сидоре Ковпаке. Мне хотелось во всем походить на легендарного летчика Маресьева из «Повести о настоящем человеке», и я подражал ему даже походкой: громко топал по коридору школы, словно протезами, тяжелыми японскими ботинками – военным трофеем отца. Остро переживал, как мальчишескую беду, наступление мирного времени, поскольку с ужасом думал, что для меня теперь, после окончания войны, не будет возможности совершить какой-нибудь героический подвиг. Память у меня была хорошая, и я выучил наизусть «Евгения Онегина», но это уже не столько от любви к великому поэту, сколько от постигшего горя: смерти матери. Свои детские слезы, болевые душевные переживания забивал учением наизусть стихотворений Пушкина. Я влюбился в его поэзию, и классик отечественной литературы остался моей первой и основной привязанностью до настоящих дней. Приятно, что моя дача находится рядом с музеем Александра Сергеевича в подмосковном селе Захарове, где юный поэт сочинял свои первые стихи.
Страница 6 из 50

Должен признаться, что в студенческие годы мне нравилась любовная лирика советского поэта Евгения Евтушенко, но недолго. С годами отношение к нему изменилось.

Далеко не всем моим современникам, особенно молодым и даже зрелым людям, станет понятно, почему многие из моего поколения часто вспоминают о Сталине. Мы родились в то, теперь далекое время, тогда же определялись наши идейные и нравственные критерии, наши личности и характер становились и мужали в тех обстоятельствах. И потому наша память содержит то, что неведомо другим. Я отчетливо помню все происходившее в марте 1953 года в день похорон руководителя Советского Союза: вся школа рыдала, заливаясь слезами. Плакали учителя и школьники, русские, казахи, украинцы, немцы, ингуши. Были отменены занятия, выстроена траурная линейка от первоклассников до десятого класса. Перед собравшимися выступило руководство школы: директор Мамаев, фронтовик, без правой руки; заведующая учебной частью Мария Денисовна Собко, преподаватель литературы и русского языка, и я, ученик девятого класса, секретарь школьной комсомольской организации. Имя Иосифа Виссарионовича Сталина тогда было связано с победами на фронте, с ежегодным понижением цен, со всем тем, что связывалось у народа с постепенным улучшением жизни. Он был гарантией благополучного будущего. И вдруг вождя не стало… Страшно было оставаться без него. Распространялись слухи о том, что в страну вернутся пережитые невзгоды и несчастья, что снова начнется война, теперь уже с Америкой.

Вскоре началась героическая эпопея советского народа – подъем целинных и залежных земель, широко коснувшийся наших степных районов. Кое-кто сегодня называет это ошибкой Хрущева: надо было поднимать российские земли. Жить на селе стали немного лучше. Хотя продолжались неподъемные для колхозников налоги деньгами и натурой – сдачей молока, платой за содержание скота в личных хозяйствах. Никогда не забуду, как в село приезжали представители района для переписи имеющейся у населения живности. Многие пытались утаить скот от налогообложения. Сосед, казах, со слезами упрашивал районных чиновников не учитывать жеребенка, говорил, он «маленький, еще ребенок»…

В Казахстан стали прибывать «целинники», в наш район – в большинстве из областей Украины. В целинных степях начала греметь слава молодого директора совхоза Федора Моргуна, в последующем народного депутата СССР, первого секретаря Полтавского обкома КПСС. С ним у меня долго продолжались встречи. И ныне я берегу подаренные им несколько книг воспоминаний. С тех школьных лет помню о целинных подвигах молодого комсомольца Николая Залудяка, ставшего потом губернатором Полтавской области.

Тогда же, с началом подъема целинных и залежных земель, удалось установить переписку с родственниками по линии деда, проживающими на Черкасщине. Это целая былинная история.

Наша соседка Щербиниха попросила «перед смертью» свозить ее на родную землю, которую она покинула еще в годы Столыпинской земельной реформы. Оттуда она привезла моему отцу такую весточку: «Если ты сын Афанасия и Ульяны, откликнись, бо ты – наша родня!» – писали родичи из Украины. Отец сомневался, надо ли через полвека писать ответное письмо. Он рассуждал, что там прошла война, родня была под немецкой оккупацией (помните такую графу в анкетах?), мало ли что было: вдруг пособничество немцам, бандеровцам… Настояла жесткая и твердая по характеру мачеха: «Михайле, напиши письмо. Может, твоя родня нам будет из Украины посылки с сухофруктами слать!» Так у отца установились контакты с дальними (скорее, отдаленными по расстоянию) родственниками. Они оказались добрыми, приветливыми, такими же природными тружениками. Председатель колхоза Лука Алексеевич (фамилию, к сожалению, забыл) на мой вопрос, как там, в селе, характеризуются Голушки, ответил: «Люди хорошие. Но работать в колхозе не хотят, все рвутся в учителя и парторги». Родственники приглашали отца вернуться работать на Украину, но он отказался, ответив так: «У меня в казахстанской бригаде больше гектаров земли, чем у вас в целом украинском районе».

Из своих школьных учителей помню практически всех, конечно, больше всего любимых: преподаватель казахского языка Жанайдар Байдасович Хамзин, историк Клавдия Ивановна Ломакина, эвакуированная из Ленинграда, после войны вернулась в родной город. Самым дорогим для меня человеком является Мария Денисовна Собко, учитель русского языка и литературы. Переписку с ней продолжаю до настоящего времени. В феврале 2009 года ей исполнилось 90 лет. Чтобы показать нынешнюю судьбу родного села Андреевка, где родился и окончил казахстанскую школу, приведу некоторые фрагменты нашей переписки. Моя учительница пишет о судьбе односельчан, которая постигла их после развала Союза. Целинные украинские села в советское время были процветающим краем, обеспечивавшим страну хлебом. А теперь их покидают русские, украинцы, немцы.

Из письма М. Собко. 1 июня 1997 года

…Живу под впечатлением встречи с тобой, Коля. Это был какой-то непонятный сон. В теперешней жизни такие встречи – большой, незабываемый праздник.

Немного о нас. Ликвидировали нашу Кокчетавскую область и наш Рузаевский район. Теперь нам надо ездить в новый район за 110 км. А зимой вообще будет плохо, везде заносы, кругом сугробы снега.

В жизни никаких улучшений. Пенсию дали за апрель прошлого года. Правда, стали подавать электричество с перерывами. Но телевизор не посмотришь, включают только Алма-Ату. Из села выехали почти все немцы. Украинцы уезжают в Россию.

Прости, если что не так написала.

Твоя учительница М. Д.

Из письма М. Собко. 12 июля 1999 года

…Мы собираемся покидать Казахстан. Работы нет. Саша только два месяца в году работает. Закон таков, что пенсия будет начисляться за последние два года. А какая будет пенсия, если не работаешь?

В начале мая ездили в Омск. Сказали: переезжайте, пенсия будет. Жилья не купили, очень дорого. Но все решили продать и переехать в Россию. Мы боимся и плачем, и плачем. В Казахстане никакого просвета. Посеяли очень мало, что уродит – отдадут за горючее (его брали в долг).

Любящая тебя М. Д.

Из письма М. Собко. 25 декабря 2002 года

…Вот видишь, я еще живу, хотя близких моих друзей уже давно нет с нами…

Я до сих пор не верю в то, что произошло с Союзом, это правда. Кажется, это кошмарный сон, который должен скоро кончиться…

Радует в жизни только то, что мои ученики помнят меня. Значит, не зря прошла жизнь…

Разбросала жизнь племянников и племянниц по всему свету. Лариса – в Германии, Люба – в Белоруссии, Наташа – в Красноярском крае, Саша – в Калининграде. Так и живем, не видя друг друга. Коля, прости за такое письмо…

Твоя М. Д.

Письмо Галины (дочери М. Собко). 4 мая 2007 года

Получили от тебя послание, за все огромное спасибо. Мама всегда с благодарностью и нежностью относится к тебе, говорит, из тысяч учеников ты единственный, который помнит и заботится о ней. В феврале ей исполнилось 88 лет.

Зиму пережили, летом должно быть легче.

Мария Денисовна и Галя.

Глава третья

Мой российский университет

После окончания учебы в средней школе мой выбор профессии определился одним – прочитанной в ранней молодости юридической литературой, которая
Страница 7 из 50

стала невольным наследством погибшего в годы войны дяди Якова, прокурора района.

Почему Томский университет? Томск был близок к Казахстану, поэтому я решил искать счастья в сибирском городе. Отец уговаривал поступать в Омский сельхозинститут, хотел видеть во мне агронома, продолжателя его хлеборобского труда. «Вот, в районе появился молодой специалист-агроном, ему дали сразу дом и мотоцикл, да и Омск недалеко, – убеждал он меня. – Агроном в селе – это интеллигенция, не пропахший соляркой механизатор».

В тяжелом положении пребывали колхозники. Даже после войны было трудно выезжать за пределы своих сел и деревень; их повзрослевшим детям не выдавали паспорта. Некоторые жители многих аулов были вообще не паспортизированы. Мне с трудом удалось получить паспорт после окончания школы, чтобы уехать для поступления в вуз. Спасло то обстоятельство, что мне было семнадцать лет и я еще не был поставлен военкоматом на учет.

Когда я сказал отцу, что после юридической подготовки можно стать судьей или прокурором, как его родной брат Яков, у него не осталось аргументов для возражений. Я тогда не представлял себе славу юридического факультета Томского университета. Уже студентом я узнал, что в 1898 году в Императорском томском университете был открыт юридический факультет – первый на территории от Урала до Тихого океана. Его открытию в Сибири предшествовало специальное постановление Государственного совета и указ императора Николая II.

Для меня, жителя степей, Томск стал местом, где я впервые увидел железнодорожный вокзал, белоснежное здание университета, многоэтажные дома, трамваи, молодежный город, в котором каждый четвертый житель – студент, где я нашел талантливых преподавателей.

Я не представлял себе трудностей, с которыми столкнулся при поступлении в университет. В нашей семье сохранялся украинский уклад, а главное – украинский язык, впитанный с молоком матери, естественно, далекий от литературного. При сдаче экзаменов явно выделялось мое произношение с украинским акцентом. Вступительный конкурс среди десятиклассников достигал 17 человек на одно место при общем наборе 75 студентов на первый курс. В те годы при поступлении на учебу имели льготы молодые люди, отслужившие в армии или получившие двухлетний производственный стаж работы. Меня же при прохождении конкурса выручили высшие баллы на экзаменах по сочинению, литературе, истории, географии и четверка по иностранному языку. Студентами стали выпускники школ, набравшие не менее 23 баллов из 25, а льготники – не ниже 20. Из этого видно, что страна готовила специалистов, делая упор не только на талантливых десятиклассников, но и на тех, кто приобрел бесценный трудовой стаж или воинский опыт. Потом я узнал, что среди сокурсников, кроме меня, из Казахстана были Альберт Черненко, медалист, окончивший школу в Семипалатинской области, и Римма Виноградова из Караганды.

В казахстанские вузы поступить было сложно. Землячка, выпускница нашего факультета Анна Рабец (доктор юридических наук, профессор), вспоминает о предпринятой ею попытке поступить в Алма-Ате: «Оглядев меня сочувственно, секретарь приемной комиссии, по национальности казах, в момент развеял мои иллюзии на сей счет: чтобы поступить, по крайней мере надо быть казашкой, но этого у меня нет; можно также иметь большие деньги, но, судя по моей внешности ученицы школы-интерната, этого никогда не было; можно говорить по-казахски, но этого я не умела; наконец, надо хоть черненькой быть, но и тут неудача: я блондинка от природы».

Итак, мне семнадцать лет, я стал студентом. Проживаю в университетском общежитии вместе с ровесниками, поступившими в университет сразу после школы: Бессоновым, Лебедевым, Петелиным, Гуриненко, Власовым. Все они, как и я, дети военных лет из самых простых трудовых семей. Кем они стали? Владимир Лебедев из Алтая – доктор юридических наук, автор многих учебных пособий по трудовому праву, профессор Томского университета; Альберт Петелин – кандидат юридических наук, был деканом юридического факультета Омского университета; Анатолий Гуриненко – из Хабаровска, человек с поэтическим даром, работал в Министерстве юстиции СССР; Владимир Власов много лет возглавлял прокуратуру Новосибирской области; Юрий Бессонов – военный прокурор, защитил кандидатскую диссертацию и преподавал юридические дисциплины в военных училищах.

Самых высоких научных достижений из моих однокурсников добились Николай Витрук, избранный членом Конституционного суда России, доктор юридических наук, и Юлия Борисова (Гавло), доктор юридических наук.

Студенческие годы – это романтическая поэма в жизни каждого из нас. Жили коммуной, в складчину, в основном на стипендию, но весело и беззаботно.

Наша университетская газета публиковала часто студенческий юмор. Вспоминается, как в ней определялись степени изношенности студенческих носков: предпоследняя – когда сквозь них видны пальцы ног, и последняя – когда бросишь носки вверх, и они прилипают к потолку.

На четвертом курсе моя студенческая работа по анализу концентрации финансового капитала в ведущих капиталистических странах получила вторую премию на городском конкурсе научных работ. Дипломную работу защитил по тематике соотношения дознания (курировалось МВД) и предварительного следствия, входившего в компетенцию прокуратуры. Еще на последнем курсе университета при подготовке дипломной работы я обосновывал целесообразность создания единого и самостоятельного следственного ведомства в стране, отдельного от принадлежности следствия к МВД, КГБ или прокуратуре. Знание предмета помогало мне и в зрелые годы, в период обсуждения этих вопросов во время депутатства, стоять на этой точке зрения.

Перед распределением на работу я был приглашен в Томское управление КГБ, где прошел собеседование и медицинскую комиссию. О родственниках расспрашивали до третьего колена. В то время сотрудники государственной безопасности в моем киношном, периферийно-романтическом воображении казались таинственными и засекреченными – высокие, стройные и бесстрашные герои в привлекательной военной форме. Попасть на работу в КГБ без партийной рекомендации или райкомовской комсомольской характеристики было трудно или просто невозможно. Как успевающий студент, комсомольский активист и спортсмен (был членом комсомольского бюро факультета, входил в сборную команду университета по лыжам), я шел в числе первых на государственную комиссию по распределению молодых специалистов. Когда мне предложили выбор работы, представитель отдела кадров Томского управления КГБ на комиссии заявил, что меня они берут к себе.

Направление в органы госбезопасности из нашего выпуска получил также Павел Ковалев, член партии, бывший моряк.

По-разному в будущем сложились наши судьбы. Вместо практической работы нас решили направить снова на учебу, теперь в двухгодичную Могилевскую школу подготовки оперативного состава КГБ. Выпускники школы в те годы распределялись на службу в республики Прибалтики и западные регионы Украины и Белоруссии. Я отказался от учебы в Могилеве по нескольким причинам: надоело за студенческие годы ходить в кирзовых сапогах, но главное заключалось в
Страница 8 из 50

том, что в мае 1959 года мы с Женей, моей однокурсницей, поженились, создали семью, и на два года не хотелось расставаться с молодой супругой, переходить на курсантское, казарменное положение. Конечно, мотивы моего отказа были не самыми патриотичными. Но, к моему удивлению, в управлении КГБ меня не осудили, не ругали, не уговаривали, а просто дали понять, что можешь катиться на все четыре стороны. Такое отношение к молодому специалисту было объяснимым: начиналось широкое, более чем на миллион человек, хрущевское сокращение Вооруженных сил, которое затронуло кадры органов госбезопасности.

В январе 1959 года на очередном съезде КПСС Никита Сергеевич Хрущев в своей традиционной манере говорил о необходимости укрепления органов государственной безопасности, не допуская мысли об их сокращении, что, по его выражению, «было бы глупо и преступно». Но уже в феврале на встрече с избирателями Хрущев публично поделился идеей «разумно сократить КГБ». Он заявил, что руководство Коммунистической партии уверено в своем народе, поэтому «мы и внутренние силы – наши органы государственной безопасности – значительно сократили, да еще нацеливаемся их сократить». «В КГБ, – говорил Хрущев, – проводятся значительные мероприятия по сокращению численности органов, учитывая исключительно благоприятную внутриполитическую обстановку в стране». Но объемные сокращения перекинулись на армию – в этом решении отчетливо проявился волюнтаризм Хрущева. В своих речах он преувеличивал достигнутые успехи в создании ядерного и ракетного потенциала: «наши ракеты могут сбить муху в космосе», поэтому военный флот и авиация утрачивают свою мощь и пойдут на демонтаж.

Паша Ковалев после окончания Могилевской школы стал лейтенантом, и я еще успел поработать с ним в Кемеровском управлении КГБ. Вскоре он перевелся в КГБ Белоруссии по семейным обстоятельствам: его могилевская супруга была единственной дочерью прославленной белорусской партизанки. Судьба Ковалева оказалась трагичной: молодой офицер покончил с собой. Причину я толком не знаю. В жизни он был человеком честным, но горячим и резким, даже вспыльчивым…

Вспоминаю почти анекдотический случай, когда поведение Ковалева обсуждалось на парткоме за необдуманную реплику в адрес преподавателя Милехина. Последний настойчиво рекомендовал нам изучать труды В. И. Ленина, без чтения которых он не ложился спать. Ковалев тут же горячо отреагировал: «И я тоже. Как возьму в руки том Ленина, моментально засыпаю». Конечно же, о поведении молодого коммуниста стало известно в парткоме факультета. Ковалев вскоре «отомстил» преподавателю, когда Милехин стал хвалиться тем, что часто выступает перед населением с лекциями по различной тематике. «А лекции о геморрое тоже читаете?» – иронизировал студент. Интересно, как он и после этого прошел проверку в КГБ?

Оставшись без трудоустройства, испытывая горькое разочарование, мы с женой прибыли в ее родной город Кемерово и были не одиноки. В этом городе оказались томские однокурсники, которых я назову по достигнутому ими служебному положению: Михаил Шапошников – председатель Кемеровского областного суда; семья Бобылевых – Анатолий стал заместителем председателя Кемеровского облсуда, Валентина Вельдяскина (Бобылева) – начальником отдела Кемеровской областной прокуратуры; Юлия Кузнецова – член Кемеровского облсуда, Игорь Константинов, сотрудник прокуратуры, затем начальник следственного отделения в УКГБ по Орловской области.

Наша команда подобралась прекрасная, дружная, дерзающая, без блатных связей. Начинали рядовыми специалистами, стремились как можно быстрее приобщиться к практическим делам, войти в трудовую жизнь кузбассовцев.

После полуголодного студенчества, когда рыбные консервы в томате и плоская камбала в годы учебы казались нам деликатесами, пролетарский город Кемерово явился благодатным краем, где в отличие от соседних областей в магазинах можно было увидеть нормальный выбор продуктов.

Следователем прокуратуры Центрального района города меня благословил лично прокурор Кемеровской области Сатаров (в последующем прокурор Киргизской ССР). Я получил не только назначение на работу, но и небольшую материальную помощь, будучи оформленным по его совету как молодой специалист. О своей квартире и не мечтали, жили у родителей.

В Кузбассе шла напряженная трудовая жизнь: велись грандиозные стройки, создавался металлургической гигант Запсиб, вводились в действие новые угольные разрезы и шахты, современные химические предприятия.

Мы, начинающие сотрудники, столкнулись с исключительно сложной обстановкой в борьбе с уголовной преступностью. По уровню преступности область стабильно занимала высокие третье – четвертое места в стране. В те годы вступало в силу новое уголовное и процессуальное законодательство, более гуманное, чем прежде. Впервые предусматривалось условно-досрочное освобождение осужденных, в том числе за тяжкие государственные преступления. В местах расположения бараков «сиблагов», «южкузбасслагов» снималась колючая проволока и возникали поселки, превратившиеся в последующие десятилетия в современные города.

Хрущевская оттепель ощутимо коснулась меня на работе в прокуратуре.

Началось массовое освобождение осужденных из лагерей по отбытию ими двух третей наказания. Мне приходилось участвовать в заседаниях судов, когда выходили на свободу военные и послевоенные особо опасные государственные преступники, изменники Родины, каратели, полицаи, приспешники фашистов. Как-то пришлось заниматься материалами по досрочному освобождению из лагеря одного из заключенных, выходца из западных областей Украины. Я впервые тогда узнал, кто такие бандеровцы. Освобождался бандит, который по заданию ОУН проник на службу в милицию и сопровождал из села в районный центр семерых местных призывников на службу в Советскую армию. По дороге он расстрелял их. Пытаясь избежать ответственности, ссылался на то, что в лесу на них напала вооруженная банда, он отстреливался и чудом остался живым. Криминалистическая экспертиза показала, что все молодые призывники были убиты из автомата бандита. После войны с согласия Сталина была отменена смертная казнь, и этот убийца, отбыв небольшой срок, вышел на свободу.

Среди расследованных рядовых и сложных уголовных дел вспоминается такой эпизод. Я тогда только начинал работать районным следователем, когда в пригороде Кемерово было совершено преступление: женщина средних лет отсекла топором голову спящему мужу. Вместе с коллегами из милиции я осматривал место кошмарного происшествия и столкнулся с жуткой действительностью. На допросе арестованная женщина подробно рассказала о своей горестной жизни, тяжелом труде в годы войны, пьянстве и постоянных деспотических выходках мужа, давно возникших у нее намерениях его убийства как единственного способа избавиться от невыносимых издевательств. Показания этой несчастной женщины настолько потрясли меня (тогда 22-летнего следователя), что официальные протоколы допросов и другие процессуальные документы я оформил таким образом, чтобы можно было квалифицировать ее, безусловно, умышленные действия как убийство в состоянии
Страница 9 из 50

аффекта, внезапно возникшего сильного душевного волнения. Преступница долго заучивала «собственные» показания, составленные мною. Я сам выступил в качестве прокурора, когда дело слушалось в народном суде, и просил определить обвиняемой условную меру наказания, с чем согласились народные судьи. Слухи об освобождении от тюрьмы и мягком приговоре суда распространились в городе, привлекли повышенное общественное внимание, в частности тем, что со ссылкой на этот прецедент некоторые женщины не побоялись угрожать своим «любимым» мужьям аналогичной расправой.

Спустя год с небольшим состоялось повышение в должности – назначение старшим следователем облпрокуратуры. При прокуроре области в тот период было шесть или семь таких следователей, которым поручалось расследование особо важных и сложных уголовных дел. В этой должности проработал два года. Находясь месяцами в постоянных командировках, расследовал несколько непростых уголовных дел: гибель шахтеров на шахте 5/7 в Анжеро-Судженске, которая произошла в день выполнения ими взятых рекордных обязательств в честь открытия очередного съезда КПСС; пожар на элеваторе в районном центре Ижморке, уничтоживший урожай всего района; хищения в системе Кемеровского горплодовощторга, где число обвиняемых было около 50 человек, а составленное мною обвинительное заключение зачитывалось в суде в течение нескольких дней.

В городе Прокопьевске у меня в производстве находилось уголовное дело о крупном хищении денежных средств на городской станции переливания крови. Вместе с областным прокурором докладывал первому секретарю обкома КПСС А. Ф. Ештокину о ходе расследования. Доклад был не совсем обычный; интерес партийных органов проявлялся в связи с намечаемым привлечением к уголовной ответственности должностных лиц из руководства города. Секретарь обкома остался доволен, рекомендовал мне проявлять принципиальность, выводить всех на чистую воду за причастность к преступным действиям, независимо от занимаемых высших руководящих постов. Узнав, что я являюсь комсомольцем, шутливо заметил: «Расследование по делу идет хорошо, но есть один серьезный недостаток: уж больно молод старший следователь». Это было мое последнее уголовное дело, расследованное в органах прокуратуры.

В те годы я активно участвовал в общественной и комсомольской работе, выступал в трудовых коллективах, рабочих общежитиях по проблемам борьбы с преступностью, пропаганде действующих законов, участвовал в инструктаже входивших в моду народных дружин и комсомольских оперативных отрядов. Это было замечено, и мне неожиданно поступило предложение возглавить кемеровский комсомол, стать первым секретарем горкома. С трудом я отказался от открывающейся комсомольской карьеры; помогло то, что должность предусматривала членство в КПСС. Тогда я близко познакомился со вторым секретарем Кемеровского обкома ВЛКСМ Валерием Рак-Рачек, ставшим на все годы моим коллегой по службе в КГБ и одним из самых доверенных и надежных друзей.

Неожиданно меня пригласили в Кемеровское управление КГБ. Работник отдела кадров сообщил, что из Томска поступили материалы моего личного дела, я зачисляюсь в резерв КГБ. Предложили пройти оперативную подготовку на курсах в Минской школе КГБ СССР, на что я дал согласие. Когда встал вопрос об увольнении из прокуратуры, то возразил прокурор Кемеровской области, ссылаясь на то, что я оформлен молодым специалистом, поэтому должен отработать положенные по закону три года. Спорить с прокурором области не стали, мои мечты стать разведчиком снова не состоялись. Я очутился заложником закона, согласно которому молодые специалисты ставились в особое положение.

Когда закончился трехлетний стаж работы в прокуратуре, то по решению обкома КПСС в феврале 1963 года меня перевели в управление КГБ сразу на должность старшего следователя. Я попросился на оперативную работу с понижением в должности. Выслуга лет и три звездочки за прокурорское звание при переходе в КГБ не учитывались, начинать приходилось с белого листа.

КГБ СССР в те годы возглавлял В. Е. Семичастный, проводивший линию на повышение авторитета органов, обновление кадров, устранение последствий культа личности и репрессий. Он подчеркивал, что дал себе клятву: «не допущу ни на йоту» того, что практиковалось в сталинские времена.

В ставшем родным для меня коллективе сотрудников Кемеровского управления начинал все сначала – с должности рядового оперативного уполномоченного в звании младшего лейтенанта. Моя последующая служебная деятельность, начавшаяся с третьего захода, все помыслы и поступки на протяжении тридцати лет были посвящены выполнению исключительных задач – обеспечению государственной безопасности страны.

Основным направлением, которым я стал заниматься в начале своей оперативной работы, было изучение политических процессов среди творческой интеллигенции и в высших учебных заведениях города Кемерово. В дальнейшем мне исключительно повезло. В управлении создавался участок чекистской работы по линии разведки – святая святых советской нелегальной спецслужбы. Выполнять эти задачи должен был один оперативный работник (подразделения разведки в областном управлении не было) со знанием иностранного языка, международного права, законодательства о гражданстве иностранных государств, а также с умением подбора кандидатов в разведчики-нелегалы.

В своей работе я замыкался непосредственно на Москву, на отдел, который возглавлял тогда легендарный чекист Павел Георгиевич Громушкин. Его отдел занимался выработкой легенд для советских нелегалов и документированием их жизни за границей. По изготовленным на Лубянке отделом Громушкина немецким документам известный советский разведчик Николай Кузнецов в годы войны вживался в образ обер-лейтенанта Пауля Зиберта. В 1948 году плодами труда Громушкина воспользовался знаменитый разведчик Абель, который прожил в США по таким гражданским документам более десяти лет.

Руководивший советской нелегальной разведкой в 19791991 годах Юрий Иванович Дроздов отмечал, что благодаря сотрудникам отдела Громушкина не было ни единого провала. Однажды в руки иностранной спецслужбы попали изготовленные Громушкиным документы. Они были отданы на экспертизу, которая подтвердила: документы подлинные, только никак не можем найти, когда они выдавались.

Громушкин – замечательный специалист, признанный художник, который создал галерею портретов разведчиков. Из-за секретности его творчество не афишировалось, хотя ему было присвоено почетное звание заслуженного работника культуры России. В 2008 году в Службе внешней разведки была открыта персональная выставка картин Павла Георгиевича, на ней я встретил ветерана спецслужбы, оставившего памятный след в моей жизни.

У меня все шло хорошо. По одной оперативной разработке, проведенной мною, из центра пришла невероятная для молодого сотрудника оценка: заслуживает представления к званию почетного сотрудника КГБ СССР.

Начальник управления Владислав Иванович Алешин лично помогал мне своими советами. Ранее он руководил в Туркмении организацией разведывательной работы, в том числе и по нелегальной линии. Пригласив меня
Страница 10 из 50

к себе, ознакомил с документом, присланным из КГБ СССР, и с присущим ему юмором сказал: «Похвалу заслужил, а звание почетного сотрудника получишь после того, как им станет начальник управления». Спустя некоторое время Владислав Иванович принял в отношении меня другое невероятное решение: назначил заместителем начальника недавно созданного 5-го отдела по борьбе с идеологическими диверсиями спецслужб противника.

После моего отъезда из Кемерова работу по линии нелегальной разведки продолжал молодой чекист Александр Ковыгин, добившийся исключительных успехов. И к концу своей службы он, генерал-майор, станет одним из заместителей начальника советской нелегальной разведки.

Часть вторая

Госбезопасность – это верность долгу

Глава первая

На фронтах «холодной войны»

В 1974 году в моей жизни произошла знаменательная перемена. Состоялся вызов в Москву, прием в поздний вечерний час у Филиппа Денисовича Бобкова, начальника 5-го управления КГБ СССР. Поступило предложение перейти на работу в центральный аппарат Комитета. Перед тем как уезжать на собеседование в Москву, я посоветовался с начальником управления Алешиным, можно ли мне отказаться от назначения. Я не горел желанием покидать Кемерово, где у меня все складывалось хорошо – и на службе, и в семье. В завершении беседы решили, что лучше всего сослаться на обком партии, возражающий против утечки молодых кадров из Кузбасса.

Я впервые видел Филиппа Денисовича, который был известен, без преувеличения, всему чекистскому коллективу страны. Спустя годы, находясь в союзных республиках, в каждой из них я проводил своеобразный опрос, предлагая своим коллегам из территориальных органов назвать пять первых руководителей КГБ СССР. Желанный ответ не всегда получался, назывались имена двух-трех союзных руководителей: естественно, председателя КГБ, а вторым по счету непременно упоминался Бобков.

Беседа с начальником 5-го управления оказалась интересной. Листая страницы моего личного дела, он показал глубокое знание Кузбасса. Я же, к сожалению, мало интересовался его биографией. К примеру, не знал, что во время Отечественной войны эвакуированный из Донбасса Филипп Бобков окончил среднюю школу в городе Ленинск-Кузнецком и до ухода добровольцем в сибирские дивизии работал секретарем горкома комсомола. Это в шестнадцать-то лет! В это время и примерно в таком же возрасте на ответственной комсомольской работе в Кузбассе находился и В. Семичастный, будущий председатель КГБ СССР.

Я отказывался от выгодного предложения, ссылаясь на малый опыт (десять лет), что могу не справиться с ответственной работой в центре. Ответ меня поразил: «Не справишься – отправим назад, в родную тебе Сибирь. Но твой кругозор все равно расширится, если ты только узнаешь, к кому из руководства какая дверь и зачем открывается». И он был совершенно прав. Не зная, где находится дверь столовой в огромном здании на Лубянке, я целый день был голодным. Бобкову надоело меня убеждать и на заранее подготовленный, как мне казалось, убедительный аргумент о возражении Кемеровского обкома партии он в сердцах произнес: «Вопрос твоего перевода мы не собираемся решать через ЦК партии». Он и здесь был прав: подобных мне «ценных» кадров в Москве без сибиряков было хоть пруд пруди.

Многому я старался научиться у Бобкова, ставшего моим непосредственным руководителем, куратором 2-го отдела, куда меня определили начальником отделения из тринадцати человек, где я оказался самым молодым по возрасту и самым младшим по званию – майором. У Бобкова всегда присутствовали знание глубины рассматриваемой проблемы, ясность мысли, четкость в постановке задач, исключительное владение оперативной обстановкой в любом регионе страны. Сама судьба подарила нам, сотрудникам «пятерки», такого умелого учителя.

В течение десяти лет моя оперативная работа – от начальника отделения до заместителя начальника управления – проходила в критикуемом, шельмуемом, нелюбимом прежними антисоветчиками и нынешними либерал-демократами 5-м управлении КГБ СССР. Моими основными обязанностями стали проблемы межнациональных отношений, борьбы с национализмом, вскрытие и пресечение враждебных акций, проводимых западными спецслужбами против СССР.

2-й отдел осуществлял разработку (совместно с разведкой) враждебных стране зарубежных, националистических и эмигрантских центров. Вместе с республиканскими органами КГБ он организовывал работу по пресечению возникавших в СССР явлений экстремизма, терроризма и сепаратизма на национальной почве. Мой вечно раздражающий, видимый не всегда, но постоянный противник – национализм во всех его проявлениях и окрасках – являлся той силой, в нелегкой борьбе с которой сломали себе шею многие могучие интернационалисты. Сотрудники отдела хорошо владели обстановкой в нашей многонациональной стране, контролировали наиболее серьезные негативные процессы, имевшие националистическую подоплеку, вели оперативные разработки лидеров набиравшего силу национально-освободительного движения. В течение пяти лет я возглавлял 2-й отдел, в котором работало уже до 30 офицеров, представляющих 12 национальностей. Первоклассных специалистов-украинцев оказалось в отделе большинство (В. Шевчук, П. Подгайный, П. Романенко, А. Антощенко, М. Цуркан, Г. Еременко, В. Боржемский, Ю. Балас). Помимо украинцев в отделе были представлены и другие национальности, в частности грузин Д. Поцхверия, туркмен Бабаев, якут В. Гуляев, таджик А. Нигматов, литовец Валуцкас. Каждый из них – яркий представитель своего народа.

Мой подчиненный полтавчанин П. Подгайный обращал внимание, что я не чурался украинства, тянулся ко всему украинскому, подчас пытался, как бы шутя, говорить на языке своих предков. Литовец Эдуардас Эйсмунтас шутливо заметил, что по таким признакам меня легко можно записать и в литовские националисты, так как я интересовался литовской историей и литературой, употреблял в разговоре несколько фраз на литовском языке. Я действительно хорошо знал оперсостав в союзных республиках, старался изучать их обычаи, особенности языка.

Отдел был сильным, сплоченным, высокопрофессиональным, мобильным. Не случайно мои заместители сделали достойную служебную карьеру: Эдуардас Эйсмунтас стал председателем КГБ Литовской ССР; Валерий Лебедев – заместителем председателя КГБ СССР; Анатолий Шиверских – начальником Смоленского управления КГБ. Начальники отделений также имели значительный карьерный рост: Владимир Шевчук впоследствии возглавлял на Украине Волынское управление

КГБ и инспекцию при председателе КГБ Украинской ССР; Петр Романенко направлялся в представительство КГБ СССР в одну из зарубежных стран; Петр Подгайный – начальник 5-го управления КГБ Украинской ССР; Константин Дианов возглавил самостоятельный отдел КГБ СССР; генерал-лейтенант Владимир Левин был управляющим делами ФСБ России.

В должности заместителя начальника 5-го управления в мои обязанности входила организация работы всех 5-х подразделений страны по борьбе с идеологическими диверсиями. Масштабы стали более широкими, чем пресечение активного национализма. Главная задача – довести установки и требования руководства КГБ до
Страница 11 из 50

исполнителей в борьбе с идеологическими диверсиями спецслужб враждебных СССР империалистических государств. Тогда мы называли их установками Андропова. Лично я знал их наизусть, как верующий произносит «Отче наш». Мы должны были не позволять вовлечение отдельных советских граждан в антиконституционную, противоправную деятельность и бороться за каждого человека, попавшего под враждебное влияние и оказывавшегося в беде. Если не удавалось предупредить преступление, дело доходило до суда. А это уже рассматривалось как брак в чекистской работе.

В депутатском интервью журналисту Леониду Млечину в 1989 году («Новое время», № 27) я подвел промежуточный итог своей службы: «В органах государственной безопасности начинал в период хрущевской оттепели. Мое поколение сотрудников КГБ воспитывалось в духе героических традиций, заложенных при создании спецслужб Владимиром Ильичем Лениным и Феликсом Эдмундовичем Дзержинским. С полной уверенностью могу сказать, что я и мои коллеги не имели ничего общего с репрессивной организацией, которая участвовала в беззаконии в годы культа личности Иосифа Виссарионовича Сталина. Мы мундиры инквизиторов из НКВД не примеряли».

Кроме того, половина моей службы пришлась на период школы Юрия Владимировича Андропова. В среде сотрудников КГБ укоренялся вдумчивый, гуманистический, политически выверенный подход к методам деятельности, воспитывалось строгое законопослушание.

Что представляло собой 5-е управление? Любое государство призвано обеспечивать свою внутреннюю безопасность, защищать конституционный строй, гражданское общество от враждебного воздействия.

Со времен Гражданской войны в рамках органов госбезопасности функционировали секретно-политические отделы, занимавшиеся внутренними проблемами: они контролировали сторонников эксплуататорских классов, остатки ликвидированных политических партий, их контакты с белоэмигрантскими, буржуазно-националистическими, террористическими зарубежными центрами. Можно сказать, что осуществлялся традиционный бессмертный политический сыск. Но в последние годы он занимал меньшее значение, чем масштабы контрразведывательной деятельности КГБ по пресечению идеологических диверсий на фронтах «холодной войны». Иностранные спецслужбы не скрывали, что ведущаяся психологическая война является чрезвычайно важным оружием для содействия диссидентству и предательству среди определенной категории советских граждан; она способна подорвать социалистическую мораль, нравственные основы общества, привести к идеологической эрозии и спровоцировать разрушение защитных инстинктов страны.

Особую опасность представляли националистические центры, которые в годы горбачевской перестройки были использованы западными спецслужбами для разжигания идеологии национализма, межнациональной розни на территории союзных республик.

Спецслужбы зарубежных стран втягивали органы КГБ в затяжную идеологическую борьбу, применяя весь спектр присущих им силовых методов и форм деятельности.

В годы руководства КГБ СССР Андроповым и Чебриковым утверждалось, что источники основных угроз безопасности страны находились за ее пределами. Зарубежные спецслужбы сделали все для того, чтобы перенести на территорию нашей страны методы «холодной войны», делая ставку на подрыв изнутри основ политического и экономического строя.

Сотрудники 5-х подразделений проводили политический анализ сложившегося положения, изучали причины возникновения вредных последствий деятельности идеологических противников, осуществляли контроль и пресечение негативных процессов в стране. Основное место в брежневско-андропов-ские годы занимали не репрессии, а локализация, разложение и раскол возникающих группировок, компрометация их вдохновителей, отрыв от них политически незрелых, явно заблуждающихся лиц.

Антиобщественные элементы прикрывали свою деятельность фразеологией правозащитников, рядились в шкуру патриотов, борцов с последствиями культа личности, радетелей расширения демократии и возврата к истинно социалистическим ценностям. Они высказывали несогласие с существующим строем в нашей стране, национальной политикой и линией партии в вопросах свободы творчества, настаивали на необходимости перестройки социалистического общества по образцу буржуазных демократий, стимулировали эмиграционные настроения.

Контрразведывательную работу по срыву идеологических диверсий органы КГБ вели в тех случаях, когда подрывные акции осуществлялись против советского государства с участием спецслужб противника, использующих специальные формы и методы. Велась непримиримая «холодная война», а это значило, что с нами сражался вышколенный, умеющий думать противник.

Историки не без основания считают, что «холодная война» началась сразу же после окончания Великой Отечественной войны с выступления в 1946 году английского премьера У. Черчилля в военном колледже в Фултоне. И. Сталин в ответах корреспонденту «Правды» расценивал эту речь как «опасный акт», «нечто вроде ультиматума: признайте наше господство добровольно, в противном случае возможна война». И она началась – «холодная» вперемежку с американской агрессией на разных континентах нашей планеты.

Спецслужбы империалистических государств посылали своим единомышленникам в СССР такие директивы: «Используйте в своих интересах отдельные политические моменты, которые несут в себе происходящие перемены: расширение гласности, критики и самокритики, более жесткий контроль за соблюдением законности, обеспечением прав человека и т. п.

Генеральное направление борьбы есть наступательные действия, в которые необходимо вовлекать широкие круги различных слоев народа, прибегая от простейших к более сложным формам борьбы. Каждому социальному бунту или недовольству необходимо немедленно придавать национальный характер. Национально-политические цели должны быть доминирующими мотивами, даже если первопричина была не в этом».

После смерти Сталина происходил коренной поворот в карательной политике государства. Хрущев, заявляя об отсутствии политических заключенных в стране, одновременно ставил вопрос: «Как же быть с теми, кто высказывает свое, отличное от других, мнение? Мы стоим за то, чтобы в таких случаях применялись не репрессии, а ленинские методы убеждения и разъяснения». Правда, к концу хрущевской оттепели автократизм и волюнтаризм нового вождя проявились в такой степени, что сотрудников КГБ призывали не только вылавливать явных антисоветчиков, но и собирать информацию о распространителях политически вредных измышлений, любителях анекдотов, примерно таких: «Успехи колхозного сельского хозяйства таковы, что посевную ведут в СССР, а урожай собирают в Канаде». К счастью, такая практика была короткой. Она исчезла сама собой, когда у власти не стало Хрущева.

Следует сказать о некоторой закономерности: при очередной смене лидера КПСС органы КГБ подвергались обязательной критике, дискриминации и смене руководства. Чем больше выливалось грязи на структуры Комитета, тем сильнее вождь укреплял свои позиции. В итоге все возвращалось на круги своя, к традиционному стремлению
Страница 12 из 50

обязать органы работать под диктовку верховной военной власти.

Свое руководство КГБ СССР Андропов начинал с образования самостоятельного 5-го управления, ставшего головным подразделением в системе органов госбезопасности по борьбе с идеологическими диверсиями. Он понимал, что влияние противника на умы и души советских людей, идейная эрозия в духовной сфере смертельно опасны для страны.

С позиции прошедших лет сейчас отчетливо представляется главенствующая роль сотрудников управления, которое в годы «холодной войны» занималось внешними и внутренними проблемами, грозящими расшатать основы социалистического строя. Советские люди в реальной жизни сталкивались не с разведкой или контрразведкой, а в большей мере с террором, массовыми беспорядками, всякими зарубежными НТС, ОУН, дашнакцутюн и проч., тревогами по «пятой линии», сотрудники которой видели жизнь не из окон Лубянки.

После ХХ съезда партии, разоблачения культа личности органы КГБ становились на путь строгого соблюдения законности. Но в то же время в действующем уголовном кодексе страны вплоть до 1989 года предусматривалась уголовная ответственность за антисоветскую агитацию и пропаганду. Кроме того, к лишению свободы приговаривались и за клевету на существующий государственный и общественный строй. Диспозиции указанных статей были нечеткими, давали возможность относить к антисоветским или клеветническим разнообразные высказывания, проявления и действия. Предоставлялся широкий простор субъективности в судебных приговорах, зачастую порождавших преследование конкретных лиц за несогласие с государственным строем, критику административно-бюрократической системы.

Надо признать, что еще до устранения статьи УК «Антисоветская агитация и пропаганда» практика ее применения в стране постоянно снижалась. На протяжении 1956–1966 годов по этой статье было осуждено 676, с 1966 по 1970 год – 295, в 1981–1985 годах – 150 человек. На Украине с 1987 года, в последние годы Советской власти, не было случаев привлечения граждан к уголовной ответственности за антисоветскую агитацию и пропаганду. Это явление – результат демократических преобразований нашего общества, существенного изменения в годы горбачевской перестройки карательной политики Коммунистической партии и органов госбезопасности.

Необъективность критиков КГБ состояла в том, что чекисты вынуждены были действовать, руководствуясь недемократическими законами. На Съезде народных депутатов СССР я сам голосовал за то, чтобы была отменена злополучная статья Уголовного кодекса «Антисоветская агитация и пропаганда». Политика горбачевской перестройки привела к тому, что общество поняло абсурдность подобного рода законодательных актов.

Возникает вопрос: а кто эту статью вводил? При какой системе? Это нынче мы можем задавать подобные вопросы. Но не сбрасывайте со счетов, что КГБ и другие правоохранительные органы должны были работать на основе существующих законодательных актов, строго их исполнять. Я не сторонник обелять все и всех подряд, но считаю неверным утверждение о том, что во всех нарушениях законности в стране виноватыми оказывались органы безопасности.

Недавно в судопроизводство была введена уголовная ответственность за различные формы экстремизма. Действительность такова, что многие действия властей, чиновников, журналистов трактуются как экстремистские из-за размытого, сомнительного понятия экстремизма. Поверьте моему профессиональному чутью: применение этих норм Уголовного кодекса принесет больше несчастий, чем существовавшая ответственность за клевету на советский государственный и общественный строй.

Пресечение антисоветской деятельности при Брежневе, Семичастном и Андропове путем арестов и привлечения к уголовной ответственности допускалось в незначительных масштабах. Андропов называл «правильной» карательную политику советского государства, в которой доминирующую роль стали играть предупредительные меры. Не отправлять в тюрьмы и лагеря, а переубеждать, перевоспитывать, но уголовное наказание применять как вынужденную и крайнюю меру. Думается, что можно считать положительным такой результат, когда из 15 580 человек, прошедших профилактические воздействия в органах КГБ по всей стране в 1978 году, проявили рецидив около ста, да и те не попали на скамью подсудимых.

Помню свое первое соприкосновение с практической профилактикой конкретного лица буквально через месяц после прихода на службу в КГБ. Заместитель начальника Кемеровского управления Юрий Сторожев попросил на время его отсутствия побыть в кабинете с вызванным в КГБ доктором наук, профессором политэкономии, присланным из Москвы на работу в Кемеровский политехнический институт. За ним последовали несколько томов оперативного дела. Ознакомившись с ними, было решено прекратить разработку его дела, а самого профессора убедить в ошибочности его политических взглядов. Но как ни старался Сторожев, тот не сдавался, хотя ему уже грозно зачитывали конкретные статьи Уголовного кодекса. Когда я вошел в кабинет, профессор воскликнул: «Что, и прокурор уже здесь?» Оказывается, он раньше видел меня в прокуратуре. Сторожев вышел, а я продолжил разговор с профессором, в завершении которого он сказал: «Дайте мне бумагу, я напишу заявление, что не буду в будущем выступать с антипартийных позиций…»

Профилактика считалась успешной, если объект отказывался от своих ошибочных убеждений и раскаивался в совершенных им действиях.

Почему я вспоминаю этот курьезный эпизод? В моей практике были примеры предупредительного воздействия на опасных для общества лиц. Я хочу подтвердить, что идея Андропова о проведении профилактических действий в те годы спасла от уголовного наказания тысячи людей. В области борьбы с идеологическими диверсиями противника профилактика стала основным методом предотвращения и пресечения антигосударственных проявлений.

Андропов выступал как подлинный реформатор органов государственной безопасности, за что некоторые критики упрекали КГБ при нем в либерализме. Юрий Владимирович строго предупреждал: «Недооценивать идеологические диверсии нельзя. Враждебные разведки пытаются использовать наши слабые стороны и будут искать опору в тех слоях населения, которые могут оказаться благоприятной средой для проведения подрывной деятельности». При нем не скрывалось, что в стране имелись случаи антигосударственных преступлений. Ставились задачи не допустить формирования антисоветского подполья, расширения оппозиционной деятельности против КПСС и советского правительства.

Об ожесточенной «холодной войне» может свидетельствовать такой любопытный эпизод. Я срочно выехал в командировку в Литовскую ССР, где в одном небольшом городке в огромном количестве были распространены листовки антисоветского содержания. Остроту произошедшему придавало то, что наводнение листовками произошло в день рождения Леонида Брежнева, при этом отмечалась необычность их исполнения – фотографирование машинописного текста. Изучая облик вероятного исполнителя, эксперты-криминалисты определили, что автором листовки мог быть человек с высшим образованием, историческим или
Страница 13 из 50

философским, имеющий ученую степень не ниже кандидата наук. В конечном итоге выяснилось, что содержание листовки было взято из Отчетного доклада ЦК на прошедшем съезде КПСС. Создатель подделки умело использовал партийный документ, в котором говорилось об агрессивной политике США, угнетении рабочего класса, нарушении демократических прав населения, заменив в нем только одно слово: «США» на «СССР». Злоумышленником оказался отбывший уголовное наказание участник банды «лесных братьев». Он был внедрен в органы милиции, передавал бандитам сведения о готовящихся против них операциях. Когда почувствовал угрозу разоблачения, поджег здание милиции и ушел в банду. Это был некий Яшкунас. Сколько лет прошло, а я все помню его фамилию.

Работа сотрудников 2-го отдела ориентировалась на перехват нелегальных каналов западных спецслужб и националистических центров со связями внутри нашей страны, на предупреждение и своевременное пресечение террористических и сепаратистских акций в союзных и автономных республиках. В целях перехвата и контроля нелегальных каналов проникновения противника в нашу страну завязывались оперативные игры с главарями закордонных центров ОУН, лидерами реакционной прибалтийской эмиграции. Оперативные игры – это единичные, долговременные контрразведывательные операции, требующие от работников высокого профессионального мастерства, умения претворять в жизнь созданные легенды и доводить до зарубежных спецслужб «оперативно выгодную информацию и дезинформацию».

Мне довелось принимать участие в организации оперативной операции против реакционной прибалтийской эмиграции, в рядах которой оказалось значительное число бежавших с немцами местных эсэсовцев и фашистских пособников. В ходе оперативной игры, наряду с задачами по сбору информации о внутриполитической обстановке в советской Латвии, зарубежный центр дал задание своему «единомышленнику» собрать для публикации в эмигрантской прессе анекдоты о Брежневе. Естественно, «наверху» было запрещено передавать на Запад «нашими руками» подобную информацию. С председателем КГБ Латвийской ССР Борисом Карловичем Пуго мы договорились нарушить этот запрет, и несколько безобидных анекдотов ушло за рубеж. Пуго обещал, что в случае осложнений он полностью возьмет вину на себя. Позднее выяснилось, что это было проверочное задание нашему внедренному источнику, не работает ли он под диктовку. После выполненного задания ему полностью стали доверять.

КГБ Украины наиболее умело вел оперативные игры со спецслужбами, зарубежными оуновскими центрами.

Я вспоминаю свой первый приезд в 1975 году во Львов, где с польскими коллегами разрабатывались совместные мероприятия по ведущейся оперативной игре «Бумеранг». Пока польским коллегам показывали достопримечательности города и ювелирные магазины, я вместе с сотрудниками управления КГБ Головатым и Граком готовил план соответствующих оперативных действий. Начальник Львовского управления Николай Петрович Полудень на совещании похвалил составленный оперативный план, особо выделив наших украинских «хлопцив», которые «працюють» в Москве и хорошо помогают в выработке серьезных мероприятий.

– Кого вы имеете в виду из украинских парней в Москве? Если меня, то я впервые на территории Украины, – сказал я.

– А видкиля же Вы?

– Выходец из Казахстана, родился в Кокчетавской области.

Н. Полудень подошел ко мне и обнял:

– Боже мой, а я ведь кустанайский.

Необходимое отступление

Разрабатывая во Львове план работы по «Бумерангу», я тогда не мог предположить, что по моему предложению ведущаяся совместно с польскими спецслужбами оперативная игра в сентябре 1989 года будет завершена.

В Киеве Министерством иностранных дел и Союзом журналистов Украины была организована пресс-конференция, на которой выступили сотрудники спецслужб Украины и ПНР, раскрывшие подрывные замыслы спецслужб и закордонных частей ОУН против наших стран. Вместе с польскими и украинскими коллегами я участвовал в разработке основных легенд, определении линии поведения подставленной агентуры. Мы пришли к выводу, что в современных условиях в западных спецслужбах, центрах ОУН нецелесообразно создавать видимость наличия, хотя бы локального, националистического формирования на территориях Польши и Украины.

Активный функционер ОУН по кличке Адам, гражданин ПНР украинского происхождения, родственник ликвидированного командующего УПА Шухевича, от одного из лидеров бандеровцев получил в Великобритании задание разыскать во Львове доктора Святослава Панчишина и привлечь к тайному сотрудничеству. Выбор ОУН Панчишина был объясним. Родом он из интеллигентной семьи, известной в Галиции, окончил Венский университет. Его дядя, профессор медицины, избирался в 1939 году депутатом Верховного совета СССР, а в 1941 году вошел в состав созданного ОУН правительства Украины. Сам Панчишин подвергался националистической обработке и был тщательно проверен через эмиссаров зарубежных организаций украинских националистов. С согласия КГБ он стал легендировать патриотическую деятельность, работая под непосредственным руководством главаря службы безопасности ОУН за кордоном.

Панчишин получил необходимые инструкции о конспиративных мерах, подставные адреса на Западе, средствах тайнописи для связи с центром, микроаппарат для фотографирования и другие технические и финансовые средства для своей деятельности. От него требовали поиска единомышленников, обработки населения Украины в националистическом духе, призыва к выступлениям против власти. Были поручения и разведывательного характера: собирать информацию о дислокации родов войск, видах вооружения и местах расположения стратегических ракет.

Легенда о действующей на Украине подпольной группе была реализована профессионально: за заслуги ««Адам» был награжден бандеровцами «золотым крестом» и вошел в руководящие звенья зарубежной ОУН. Не обошли награды и Панчишина. Он был назначен председателем «Верховного суда ОУН на Украине», получил «золотой крест заслуги» и медаль С. Бандеры.

От внедренной агентуры требовалась особая личная безопасность, умная и осторожная линия ежеминутного поведения, высокая самодисциплина, ибо любое малейшее нарушение созданного облика оуновца могло вызвать не только подозрение, но и грозило полным провалом, ведущим к роковым последствиям для жизни. В ходе активных оперативных действий в рамках операции «Бумеранг» на Украине и ПНР было выявлено и разоблачено свыше 20 оуновских эмиссаров из числа граждан США, Англии, ФРГ, Франции. Перехватывались тайнопись, технические и финансовые средства, направляемые в республику для созданной группы «преступных элементов». От зарубежных националистов была получена информация об устремлениях их верхушки, деятельности против социалистических стран с помощью и за спиной американских и английских спецслужб. И, что особенно важно, осуществлялся контроль за подрывными действиями бандеровцев и происходило отвлечение их усилий на лжепозиции.

Когда в 1978 году я был назначен начальником отдела, то подготовил обобщенную записку о националистических проявлениях в стране. Бобков
Страница 14 из 50

направил этот документ Андропову. Спустя какое-то время я был вызван к председателю КГБ СССР. До этого случая я видел Андропова не более двух раз в президиумах высоких совещаний. Состоялся запоминающийся разговор:

– Вы автор документа? (Справка была подписана мною.) Кому нужны такие материалы на более чем двадцати страницах?

– Справка подготовлена для оценки обстановки по линии работы отдела, – ответил я, внутренне готовясь к критике документа после такого строгого вопроса.

Андропов, видимо, отметив мое волнение, уже смягчил свою интонацию и сказал, что записка в целом ему понравилась, но он не может направить ее в ЦК:

– Там такие громоздкие документы не читают. Можете ли Вы сделать два-три документа для ЦК КПСС? К примеру: о националистических процессах в Украине, в республиках Прибалтики, в кавказских и среднеазиатских республиках. Каждый из них не должен быть более трех страниц.

Вскоре ЦК получило такую информацию по проблемам национализма в стране за подписью Андропова.

В январе 1977 года Москва была потрясена тремя взрывами в метро и в центре города, рядом с Лубянкой. Было заведено оперативное дело «Взрывники», о расследовании которого теперь широко известно. На розыск террористов задействовались силы КГБ: контрразведка, 5-е управление, многие территориальные органы. Был проведен огромный комплекс мероприятий, которые способствовали задержанию и разоблачению преступников. Ими оказались трое армянских националистов во главе с ранее судимым Затикяном. При обыске у них были обнаружены вещественные доказательства, да и на суде обвиняемые не скрывали своих преступных действий.

В ходе проведения следствия я длительное время находился в Ереване. В книжном магазине приобрел учебник для старших классов «История армянского народа». Как прилежный ученик, ознакомился с его содержанием и узнал историю создания и деятельности революционных националистических партий – дашнаков, рамкаваров и других, их программные установки, методы деятельности против царской и советской власти, содержание листовок антирусской направленности. Почерпнул для себя много нового. К примеру, оказывается, молодежная организация в городе Краснодоне «Молодая гвардия» в годы Отечественной войны была создана Жорой Арутюняном и Зоей Пехливян. Фамилии истинных героев-молодогвардейцев не упоминались. Преподносимая ученикам трактовка исторических событий приводила к соответствующим выводам.

Я подготовил анализ содержания учебника с антирусской, националистической трактовкой некоторых исторических событий, на котором появилась подпись Андропова.

В 1977 году была принята брежневская Конституция СССР, которая зафиксировала построение в нашей стране «развитого социалистического общества», зарождение «новой исторической общности – советского народа».

Сотрудники 5-го управления столкнулись в декабре 1986 года с массовыми проявлениями национализма в Казахстане.

Проводили на пенсию Динмухамеда Кунаева, который пользовался огромным авторитетом и популярностью среди населения республики. На пленуме ЦК Компартии Казахстана первым секретарем республики с благословения Москвы был избран Геннадий Колбин. Пленум проходил формально, всего около 20 минут, хотя освобождали от должности члена Политбюро ЦК КПСС, руководившего республикой в течение многих лет. Не всем было понятно и другое: почему руководителем Казахстана становился русский по национальности, до этого ничем не связанный с союзной республикой. После пленума на площади перед зданием ЦК стали собираться группы студенческой молодежи, а на следующий день, утром 17 декабря, число митингующих увеличилось до нескольких тысяч человек. Демонстранты выдвигали требования вернуть Кунаева или заменить назначенного на пост первого секретаря Колбина на казаха (назывались достойные партийные деятели: Назарбаев, Камалиденов, Ауэльбеков), соблюдать ленинскую национальную политику. Появились лозунги: «Каждой республике – свой вождь», «Ни одной нации – ни одной привилегии».

На начальном этапе развития событий не было антиконституционных действий, призывов к свержению государственного строя или каких-либо выпадов против других народов. Несмотря на это, власти дали команду блокировать площадь спецчастями внутренних войск, никого не выпускать и не впускать. Присутствие экипированных солдат резко осложнило обстановку: начались стычки хулиганов с военнослужащими и милицией, применялись с одной стороны дубинки, с другой – камни, арматура. Произошли массовые беспорядки с разгромом нескольких магазинов, поджогом автомашин.

Всю вину за происшедшее руководство республики стало возлагать на председателя КГБ Казахстана Мирошника, который якобы не придал значения сведениям о намечаемых кознях кунаевских сторонников, чуть ли ни сознательно утаил от Колбина информацию о готовящихся выступлениях студентов. Кунаев категорически отвергал какие-либо обвинения в свой адрес, был готов выступить на митинге и разъяснить свою позицию в связи с уходом на пенсию.

Отголоски казахстанских событий самым неожиданным образом коснулись и меня во время моей избирательной кампании на Украине. На одной из встреч пожилой мужчина спросил меня, почему я не говорю на украинском языке, вот Колбин дал интервью центральной газете о том, что он уже через полгода освоил казахский язык. Я ответил, что в моем школьном аттестате стоит «отлично» по казахскому языку, и добавил:

– Можете подойти ко мне, я вам расскажу, за какой срок можно освоить язык тюркской группы. Колбин сообщил, что начал говорить по-казахски. Но он не сказал, что поет народные песни. Я все песни пою только на украинском. Хотите, спою «Розпрягайте, хлопщ, коней» прямо с трибуны?

Я не ожидал, что сказанное вызовет поддержку зала и аплодисменты. Но самое примечательное в другом: после встречи ко мне подошел тот мужчина, по национальности немец, переселившийся из Казахстана, стал интересоваться моей биографией и выяснилось, что он жил в наших краях, прекрасно знал моего отца.

И в советские времена находились политики, которые не прочь были проявить свои национальные чувства путем унижения других народов, искажения их истории…

Среди автономных республик, особенно на Кавказе, не были решены территориальные вопросы, приводившие к конфликтам. Возникали распри между Арменией и Азербайджаном в отношении проблем Нагорного Карабаха и Нахичевани, в Грузии – споры вокруг Абхазии и Южной Осетии. Среди абхазцев распространилось письмо двадцати шести с призывом выхода из состава Грузии и вхождения в Краснодарский край. Умиротворением этой проблемы занимались на уровне секретариата ЦК КПСС и руководства КГБ.

Проблемы в Средней Азии носили иной характер. Мне приходилось наблюдать межреспубликанские, национальные отношения, выражавшиеся в настоящих битвах за воду, когда перекрывались водные каналы из Киргизии в Узбекистан. В Таджикистане разразились столкновения на этнической основе.

В должности начальника 2-го отдела почти год я пробыл в Киргизии. Сотрудники центральных аппаратов КГБ, МВД и прокуратуры СССР вместе с местными правоохранительными органами занимались расследованием террористического
Страница 15 из 50

акта, необычного, громкого для тех лет преступления – убийства в курортном поселке Чолпон-Ата на берегу озера Иссык-Куль председателя Совета министров республики Ибрагимова, его водителя – немца Фогеля, охранника – киргиза Конуратова. Раскрытие преступления стояло на контроле в ЦК КПСС. А в КГБ ежедневно следил за ходом расследования лично Андропов. Предположений было множество, от политических и националистических мотивов до такой экзотической версии: Ибрагимова могли проиграть в карты воры в законе, которые собрались на курорте в эти дни со всех уголков страны на крупные картежные игры. И все они проверялись основательно.

В республике распространялись провокационные слухи, что Ибрагимова могли убрать местные кланы в борьбе за власть накануне очередного съезда Коммунистической партии Киргизии, где его кандидатура могла пройти на должность первого секретаря ЦК. Ибрагимов действительно был уважаем в Киргизии. Выходец из беднейшей семьи, он получил высшее образование, стал авторитетным республиканским руководителем, воспитан в интернациональном духе, не был заражен местничеством и байскими замашками. Мне пришлось много раз встречаться с его женой Ревой Касимбаевной, умной и красивой женщиной. Родители дали ей необычное имя, ласково сокращенное от слова «революция» – такой нюанс многое означал для киргизской действительности советского периода. Семья по меркам того времени жила скромно. Достаточно отметить такую деталь: Ибрагимов имел собственный сапожный инструмент и сам в семье ремонтировал обувь.

Штаб по расследованию убийства располагался непосредственно в Чолпон-Ата, им руководил заместитель начальника 5-го управления Иван Павлович Абрамов, в годы перестройки назначенный заместителем генерального прокурора СССР. Я постоянно находился в столице Киргизии, был в составе большого коллектива из тринадцати оперативно-следственных групп, которые отрабатывали самостоятельные версии. Наиболее активными среди местных сотрудников были начальник отдела КГБ Киргизии Аскарбек Мамеев и начальник отделения Пак (имя не помню). Кореец исключительно скрупулезно вел разработку лиц, которые покинули Чолпон-Ата после происшествия. Среди разбежавшихся были и картежники. Из числа срочно выехавших из поселка обратили особое внимание на местного жителя Смагина, поведение которого проследили до Москвы. Причем были допрошены все пассажиры вагона поезда Фрунзе – Москва, которые общались с ним в пути, а также были установлены его связи в Москве. Подозрения в отношении Смагина отпали, так как по заключению дактилоскопической экспертизы смазанные отпечатки пальцев, оставленные убийцей на месте преступления, не совпадали с отпечатками подозреваемого. Не опознала его и Рева Касимбаевна, которая видела преступника, выходившего с оружием в руках из спальни расстрелянного мужа. Убийца ее не тронул, хотя они перебросились фразами. Отсюда возникли подозрения, что она может знать убийцу и по каким-то причинам не раскрывает его. Я отрабатывал эти деликатные детали следствия, поэтому часто встречался с вдовой. Конечно, я и виду не подавал, что осуществляю проверку этой версии.

Общеизвестно, что опасные преступления раскрываются по горячим следам или в ходе кропотливого труда и мастерства оперативных и следственных работников.

Сроки следствия затягивались на месяцы, вызывая недовольство московского руководства. Тяжело приходилось Абрамову. По его словам, Андропов упрекал нас в том, что «армия прикомандированных не может раскрыть преступления и проедает государственные средства». Абрамов изнурял себя и подчиненных сотрудников, работая до поздней ночи, без выходных. В результате напряженного труда с ним случился тяжелый инфаркт, и я выехал в Чолпон-Ата, чтобы доставить генерала в республиканский кардиологический центр, где он прошел длительный курс лечения. Абрамов отказался от реабилитации в Москве и выехал в Чолпон-Ата, чтобы продолжить работу по раскрытию преступления.

Во Фрунзе ко мне обратился молодой майор милиции Чернов, эксперт по дактилоскопии, который поделился своей догадкой: он считал, что есть некоторые признаки сходства отпечатков пальцев, оставленных преступником, со смагинскими. Как начинающий эксперт, он не осмелился говорить о своих выводах своему руководству, тем более опровергать официальное заключение старших, опытных специалистов. По совету Абрамова мы решили вместе с нашим оперативным работником отправить Чернова в Москву.

В столице были собраны самые квалифицированные эксперты страны. Комплексная дактилоскопическая экспертиза проводилась, по-моему, впервые с применением компьютерной графики, и комиссия сделала заключение о принадлежности отпечатков пальцев, оставленных на месте преступления, подозреваемому Смагину.

Следствие располагало типом оружия, из которого были убиты все погибшие. Такой карабин «Белка-3» имелся в семье Смагиных, но по показаниям отца оружие попало под колеса машины и пришло в негодность. Он демонстрировал его изогнутый ствол. Под давлением улик, особенно выводов дактилоскопической экспертизы, отец Смагина на допросах рассказал о подробностях совершенного сыном преступления, уничтожении одежды, в которой он был одет, бегстве его из поселка. Он сообщил, что кроме непригодного карабина у них имелся другой (тоже «Белка-3»), который был спрятан в поле после преступления, под мостиком протекающего арыка. При прочесывании местности солдатами было обнаружено орудие преступления.

Смагин-младший был объявлен во всесоюзный розыск. Через некоторое время в Самарской области в электричке, стоявшей в депо, был обнаружен труп человека, покончившего жизнь самоубийством. Им оказался Смагин. Он заметал следы, переезжал с одного места на другое, вел себя настороженно и даже внешне изменился до неузнаваемости.

Наше настроение было совершенно иным; преступник установлен, необходимо закрепить доказательства его вины и установить мотивы. Это было важно, чтобы снять разговоры в республике вокруг этих злодейских убийств. В это время в Киргизию приехал Филипп Денисович Бобков, заслушал наши доклады. Сами материалы составляли более сотни томов. При проведении дополнительного обыска в доме Смагиных была обнаружена старая школьная тетрадь, в которой несколькими годами ранее ученик 10-го класса Смагин на двух страницах описал преступление, близкое к реальному: «Я возьму винтовку и буду убивать киргизов…»

Во время проведения оперативно-розыскных мероприятий по расследованию убийств в Чолпон-Ата было раскрыто, так сказать попутно, около 70 уголовных преступлений в республике: хищений государственной собственности, мошенничества, разбоев, взяточничества. Заместителю начальника следственного отдела КГБ СССР генералу Леониду Ивановичу Баркову и мне была дана команда оставаться в Киргизии до завершения указанных уголовных дел и вынесения по ним судебных решений. Были опасения, что уголовные дела могут быть заволокичены, так как к некоторым преступлениям были причастны влиятельные в республике лица, вплоть до сына первого секретаря ЦК. К примеру, к уголовной ответственности за взяточничество был привлечен заместитель прокурора
Страница 16 из 50

республики.

Московская бригада оперативников зафиксировала встречу прокурора с крупным расхитителем социалистической собственности. Что могло их, мирно беседующих на скамейке в парке, связывать между собой? Наш сотрудник, проходя мимо, как бы случайно бросил в урну около скамейки пустую пачку сигарет. Таким образом диктофон зафиксировал разговор между этими «приятелями»: прокурор требовал на порядок увеличить ежемесячное вознаграждение, мотивируя тем, что он повышен в должности до заместителя республиканского прокурора.

Обстановка в этой среднеазиатской республике была сложной. Внутренние противоречия затушевывались, чтобы не досаждать центру, создавалась иллюзия размеренной и благополучной жизни народа.

Прибывший в Киргизию на работу молодой специалист писал своим друзьям: «Преступление в Чолпан-Ата ужасное. Вы спрашиваете, сохранились ли в республике басмачи, которые были против советской власти? Конечно, их нет. Но если бы басмачи предвидели, какая в Киргизии будет установлена советская власть, они бы тогда с нею не боролись».

В 1989 году, в годы горбачевской перестройки, по решению партийных органов вместо 5-го управления в КГБ СССР было образовано управление по защите конституционного строя. Изменение функциональных задач происходило по решению директивных инстанций, отражало ход, а вернее шараханье из одной стороны в другую, политики горбачевской перестройки. Когда были реорганизованы эти направления работы, сразу же ощутилась неспособность государства противостоять международному терроризму. Работа против антисоветских и оппозиционно настроенных элементов проводилась, но не в соответствующих реальности масштабах. Недовольным властью лицам разрешалось выезжать за пределы страны.

Внутриполитическая обстановка в стране в период руководства КГБ Владимиром Крючковым существенно изменилась. Отмена конституционной монополии КПСС на власть в правовом отношении привела к утрате ею руководящей роли в обществе. Менялось законодательство по пресечению антигосударственных действий вместе с изменением в целом в стране идеологических ценностей и взглядов. Вследствие изменения политической обстановки, вместо довольно общей трактовки смысла идеологических диверсий усиление внимания к защите конституционного строя было совершенно обосновано. Поэтому соответствующее управление сосредоточивалось на задачах срыва попыток создания нелегальных оппозиционных группировок, предупреждения и пресечения террористических акций, массовых беспорядков, нейтрализации националистических проявлений. Особенно тревожили тенденции к обострению межнациональных отношений.

Полагаю, что в стране слишком запоздали с осознанием того, что националистические процессы были тесно связаны с ориентацией определенных кругов в союзных республиках, стремящихся не к расширению суверенитета, а к личному приходу к власти. В ход пошли террористические акции, взрывы, захваты заложников под знаком откровенного сепаратизма.

Задачи органам государственной безопасности ставились правильные. Но самым опасным в работе КГБ являлось отсутствие правового механизма разрешения возникающих проблем, последовательной и твердой линии воздействия на разрушительные процессы и нарушителей правопорядка.

По темпам ускоренного развития демократических процессов, от реализации широкой гласности вплоть до вседозволенности, пренебрежения законом мы опережали суровую действительность. Один из мыслителей периода Великой французской революции вывел универсальный закон: нет ничего опаснее для страны, где нет традиций демократии и свободы, чем слишком быстрые реформы. Как правило, в подобных случаях процесс реформ выходит из-под контроля. Это обусловливалось еще и тем, что в процессе революционного обновления советского общества спецслужбы капиталистических стран изменили свою стратегию, перевели подрывную деятельность против СССР на новую тактическую основу. Прикрываясь лозунгами об утвердившейся демократизации, многопартийности и гласности, Запад начал осуществлять активную работу по созданию в стране оппозиционных к власти формирований. Основные замыслы направлялись на создание широкой легальной оппозиции, организующей подрывные акции в верхних эшелонах власти, в том числе с использованием депутатского статуса. Велась непрерывная пропаганда идей национализма, шовинизма, клерикализма, исламского фундаментализма, разжигались очаги общественной напряженности, активизировалось подстрекательство враждебных элементов к массовым протестам и действиям.

Сегодня можно безошибочно констатировать, что нашему противнику в результате «холодной войны» многое из его замыслов удалось реализовать в годы горбачевской перестройки.

Крючков отмечал, что надо действовать очень энергично, чтобы восстановить порядок, устранить причины, порождающие преступность, не допустить развала страны. В то же время правоохранительным органам в одиночестве решить это было невозможно. Заслуги сотрудников, отдавших себя защите советского строя, не позволяют гордиться ими только по одной причине: система защиты безопасности государства и общества была не способна удержать распад Советского Союза. Даже наши недруги признавали, что в СССР существовала очень сильная спецслужба – КГБ, но оттого, как он действовал и управлялся в последние годы, было ясно, что вынужденно погибнет вместе со страной. На то были и другие глубинные причины, которые обозначились из ошибок руководства и последствий августа 1991 года, изложенные, в частности, государственной комиссией Сергея Степашина.

Ровно 10 лет было отдано мною оперативной работе в 5-м управлении. Это были незабываемые годы по напряженности, общественной опасности и сложности происходивших в стране процессов, вызванных националистическими проявлениями. Интересно было работать под руководством и вместе с Ф. Бобковым, И. Маркеловым, И. Абрамовым, В. Проскуриным, К. Махмеевым, К. Пястоловым, В. Шадриным, В. Струниным, В. Головиным, С. Лапиным и другими коллегами. Не менее памятны для меня сотни коллег, которые работали в союзных республиках над проблемами национальных отношений, пресечением проявлений крайнего национализма и сепаратизма.

Какой главный вывод делаю для себя, проработав это десятилетие на фронтах «холодной войны»? Ответ на вопрос не прост. Я побывал по делам службы во всех союзных республиках кроме Таджикистана. Мне удалось увидеть масштабы и размах трудовых достижений СССР, страны, в которой я родился и где протекала большая часть моей жизни. В отличие от некоторых, переживаю за гибель советской империи, в которой я как гражданин никогда не чувствовал себя униженным, «жителем эксплуатируемой колонии», будь то в Казахстане или на Украине. Только через выстраданное и глубоко прочувствованное я понял величие русского, украинского, казахского и других народов, познал исключительную значимость настоящей братской дружбы между ними. Сегодня с глубокой тоской я вспоминаю благодатные примеры этого родственного чувства. И необыкновенная теплота разливается в моем сердце, ибо я счастлив, что через мою жизнь прошли судьбы многих достойных людей.
Страница 17 из 50

Я познал настоящее товарищество, о котором писал Николай Гоголь в «Тарасе Бульбе». Думаю, что в этом познании и есть ответ на мой вопрос.

Мне повезло с направлением контрразведывательной работы. Для постороннего взгляда она казалась политическим сыском, бесполезной борьбой с инакомыслием. Это не так. Я видел в те годы не газетного, а реального врага – национализм, экстремизм, терроризм, сепаратизм на своей земле, которые разрушили СССР. Каждый день заполнялся напряженной работой, постоянными вызовами в горячие точки, что напоминало выезды врачей к больным людям. Только в опасности был не один человек, а вся наша страна. И она требовала заботы и лечения. Длительные командировки отнимали время от семейных забот, сына и внуков. У меня было мало возможностей сходить с женой в театр, посмотреть на красоты столицы, посидеть с друзьями. Но меня утешает то, что моя работа, способности и труд моих коллег нужны были нашему обществу, государству для решения злободневных задач.

Это направление работы КГБ понимал Андропов, переживший трагедию будапештских революционных событий. Его помощник Виктор Шарапов, китаист, посол в Болгарии, отмечал, что Юрий Владимирович четко осознавал такую мысль: любой национализм – русский, украинский, казахский, киргизский, грузинский – представляет собой угрозу для единства многонационального государства. В своем понимании он исходил не из национального, а общеполитического подхода.

Эти первоочередные задачи значимы и сегодня. Не случайно Президент России Дмитрий Медведев обозначил необходимость «жесткого противодействия национализму и терроризму. Любая пропаганда сепаратизма, национальной и религиозной нетерпимости – вызов стабильности и единству нашего многонационального государства».

И в советское время были люди, которые понимали опасность, грозящую нам извне. Куратором 5-го управления КГБ СССР, которое решало тогда оперативные задачи по борьбе с идеологическими диверсиями и защите конституционных основ государства, был Виктор Михайлович Чебриков. В своем выступлении на XXVII съезде КПСС большое внимание он уделил идеологическим диверсиям, ведущимся против СССР. Тогда же он четко определил их цель: оказать враждебное влияние на умы и настроения советских людей, подорвать веру в коммунистические идеалы и повернуть их против социализма. Пора вспомнить мысль Чебрикова о том, что идеологические диверсии осуществляются в сфере политики и права, философии и религии, нравственности и морали, то есть там, где идет борьба идей. Современники должны помнить, что наше общество, русский и другие братские народы в последний период существования социалистического государства испытывали агрессивное насаждение идеологии националистической розни и эгоизма, настроений нигилизма, апологетику бездуховности и предательства.

К чему мы пришли сегодня – особенно ясно видно по нагло лгущему телевизионному экрану…

В 1984 году я был переведен на работу в секретариат КГБ СССР в непосредственное подчинение председателю КГБ Чебрикову.

Глава вторая

Депортируемые народы и их реабилитация

…Известно давно: и металл устает.

А раны души обострились.

С того ль, что угнали в Сибирь мой народ,

С того ль, что не все возвратились.

С того ль, что терпели мы голода гнет,

А беды медведем ломились…

Но выдержал все мой отважный народ,

Врагам не сдаваясь на милость…

    Саид Чахкиев, народный писатель Ингушетии

В пределах компетенции органов госбезопасности мне пришлось заниматься национальными проблемами в СССР – этом уникальном по численности наций и народностей союзном государстве. Из приобретенного жизненного опыта я вынес глубокое убеждение, что любое государство в мире не может быть сильным, сплоченным и справедливым, если в нем коренные национальные интересы хотя бы одного народа будут ущемлены или основательно нарушены. Еще историк Карамзин подчеркивал, что народ – острое оружие и играть с ним опасно для общества.

Некоторые серьезные национальные проблемы в стране оставались неразрешенными до времен горбачевской перестройки, порождая межэтническую рознь, социальную напряженность, крайние формы антиобщественных проявлений. Актуально звучат слова В. И. Ленина о том, что «только громадная внимательность к интересам различных наций устраняет почву для конфликтов, устраняет взаимное недоверие, устраняет опасение каких-нибудь интриг…».

С ранней юности я не понаслышке знал, как в обыденной жизни складываются взаимоотношения между представителями разных народов. В интервью украинской газете я не скрывал своих взглядов. «Думаю, осложнение межнациональных отношений сегодня тревожит каждого честного советского человека. Кровавые столкновения, жертвы, беженцы… Все это не может не вызывать глубоких переживаний и серьезных раздумий. Необходимо понять, где, кем и когда были допущены основные ошибки в национальной политике. Вспоминаю послевоенные годы в Казахстане, где я жил и воспитывался вместе с эвакуированными с Украины сверстниками – украинцами и поляками, депортированными с исторических мест проживания советскими немцами и ингушами. И все мы, люди разных национальностей, делили нелегкую судьбу, хлеб, радость и слезы поровну. Выросший в трудовой семье, я рассматриваю любые попытки вбить клин между народами, разжечь огонь национальной вражды, искусственно противопоставить интересы одной нации другой как преступное поведение».

Говоря об огромной деятельности в советский период КГБ, других правоохранительных органов по достижению межнационального согласия, искоренению прошлых ошибок в национальном вопросе, нельзя оставить в стороне факты допущенных репрессий в отношении ряда народов и народностей, совершенных тоталитарным режимом. По некоторым данным, сталинские депортации затронули более трех миллионов советских граждан.

Об этой трагедии написано многое. Самое страшное и недопустимое заключалось в том, что изгнание народов с мест постоянного обитания проводилось по принципу общей национальной ответственности. Да, предатели должны были понести заслуженное наказание, но почему виновными делали все семьи, включая стариков, женщин и детей?

Я излагаю только те факты, с которыми сталкивался по служебным обязанностям. Их обнародование позволяет раскрыть позицию руководства КГБ в разрешении национальных проблем.

Что скрывать, общая ответственность, наказание и депортация народов в годы войны по этническому признаку были прерогативой не только СССР. История Второй мировой войны знает немало случаев депортаций в различных странах: изгнанию подверглись во Франции, Бельгии, Голландии не только граждане Германии, но и бежавшие оттуда ранее эмигранты, проживавшие в этих странах. Из Англии подобные категории людей были депортированы в Канаду. Через два месяца после начала войны с Японией президент США Франклин Делано Рузвельт подписал указ о выселении из западных штатов всех без исключения американских граждан японской национальности и размещении их в десяти концентрационных лагерях. Одновременно с депортацией более 120 тысяч этнических японцев, включая детей, женщин, стариков, из действующей армии США были уволены
Страница 18 из 50

военнослужащие японского происхождения. Так что здесь американцы опередили советских союзников.

А сколько всего немцев было депортировано после войны в Германию? До сих пор цифры не уточнены. На сегодня их численность в Германии оценивается в 14 миллионов человек, в том числе из Польши было изгнано примерно пять миллионов, из Чехословакии – свыше трех миллионов, из СССР (Калининградская область) – более двух миллионов, из Румынии – 750 тысяч, из Венгрии – свыше 500 тысяч. Судьба многих из них была трагична. Вы знаете что-нибудь об их судьбах? Об их реабилитации? О возврате им имущества?

Кстати, в СССР были реабилитированы все народы, переселенные со своих мест. На сегодня только такие страны, как Словакия, Словения, Эстония, признали незаконность депортаций немцев со своих территорий.

Так что произошедшее в СССР не является чем-то необычным в долгой мировой истории. Впрочем, мы говорим об этом не в оправдание, а в целях недопустимости подобного в будущем. Поэтому вспоминаем о незаслуженных страданиях невинных людей разных национальностей.

В 1944 году, когда советские войска освободили страну от немецких захватчиков и вели праведную войну на территории европейских государств, оккупированных фашизмом, И. Сталин, Л. Берия, их приближенные принимают решение на уровне Государственного комитета обороны (ГКО) выселить крымских татар, чеченцев, ингушей, калмыков, балкарцев, турок-месхетинцев и людей других национальностей с родных мест проживания в отдаленные районы Сибири и Средней Азии, где они определялись под строгий режим так называемого спецпоселения. Спецпоселение – это, по существу, ссылка, несоблюдение элементарных гражданских прав, тяжелый принудительный труд, отсутствие жилья, в лучшем случае вырытая землянка, покрытая соломой или камышом, ежемесячные отметки в комендатурах, ограничение права передвижения даже в пределах своего района. Лишь спустя несколько лет после войны, в 1957 году, решениями Верховного совета СССР были восстановлены Калмыцкая, Чечено-Ингушская, Кабардино-Балкарская и Карачаево-Черкесская автономные республики и области. Выселенным народам предоставлялась возможность возвращения в родные места, но без права требования возврата утраченных имущества и жилья. Из мест спецпоселения возвращались (освобождались) также советские греки, курды, корейцы; они переезжали на свою малую родину, не получая от государства какой-либо материальной поддержки. Из-за сопротивления консервативной верхушки руководства страны в послевоенные годы не были окончательно решены проблемы восстановления гражданских прав и справедливости в отношении крымских татар, немцев и турок-месхетинцев.

Трагедия последствий войны заключалась в том, что земли депортированных народов были заселены жителями другой этнической и религиозной принадлежности, там родилось и обосновалось новое национальное поколение. При восстановлении во времена Хрущева Чечено-Ингушской АССР прежние административные границы перекроили таким образом, что они стали затрагивать интересы части населения Дагестана,

Северной Осетии, Ставропольского края и становились объектом земельных территориальных притязаний, служить поводом для межнациональных столкновений, вплоть до наших дней. В таких условиях трудно добиться межнационального единства, особенно на Кавказе с традициями привязанности, почитания земли и могил предков.

Реабилитация репрессированных народов – немцев Республики Поволжья, крымских татар и турок-месхетинцев, выселенных в годы Отечественной войны по обвинениям в сотрудничестве с гитлеровскими фашистами, – в политическом и правовом отношении все же состоялась. С них сняли необоснованные обвинения в измене (фашистские захватчики не соприкасались ни с поволжскими немцами, ни с турками-месхетинцами), но существовавшие до войны автономные образования у немцев и крымских татар не были восстановлены, им не разрешалось возвращаться в родные места проживания.

Необходимое отступление

Немцы в СССР выселялись внутри страны в течение всей войны, начиная с июля 1941 года, из Украины (примерно 100 тысяч человек), Крыма (около 35 тысяч), Москвы и Московской области, других районов СССР. Наиболее значительная часть немцев была выселена из Республики немцев Поволжья (446 480 человек).

Процесс этот коснулся также военнослужащих немецкой национальности. Из армии и флота были демобилизованы тогда свыше 33 тысяч человек. Большая часть их была направлена в строительные батальоны так называемой трудовой армии.

Всего до конца 1941 года было выселено около 800 тысяч советских немцев. Однако процесс этот продолжался и дальше, в течение всей войны и даже после нее, когда выселение коснулось советских немцев, попавших в оккупацию и вывезенных в Европу. По самым скромным подсчетам, всего за 1941–1947 годы в Среднюю Азию и Сибирь было выселено свыше одного миллиона советских немцев.

Нерешенность проблем депортированных народов до перестроечных времен влекла за собой острые последствия: систематические межэтнические столкновения, народные сходы, коллективные ходатайства, массовые выступления и эмиграционные настроения. С приходом Андропова стало особенно заметно, что часть политических и идеологических проблем ЦК партийные власти на местах стали перекладывать на органы государственной безопасности. Последствия нерешенных вопросов в национальной политике, ведущаяся борьба силовыми методами с проявлениями национализма без устранения причин и условий, их порождающих, превратились во многом в заботу созданных пятых подразделений, легли на плечи сотрудников КГБ и МВД.

После восстановления автономий для депортированных народов Северного Кавказа и Калмыкии советские немцы настойчиво добивались от высших партийных и правительственных инстанций возможности вернуться к восстановлению прежней формы национальной государственности – бывшей Республики немцев Поволжья. Делегации от немецкого народа (в основном из коммунистов) рассматривали удовлетворение своих национальных требований как окончательную политическую реабилитацию, позволяющую устранить бытовавшее представление о советских немцах как пособниках фашистской Германии. Они, впрочем, просили немногое: ликвидировать несправедливость и восстановить нарушенные гражданские права и существовавшую автономную республику. Руководство страны, казалось бы, понимало и разделяло национальные чаяния и запросы советских немцев; ведь общеизвестно, что отселение немцев из Республики Поволжья состоялось исключительно по национальному принципу, под оккупацией советские немцы не находились (кроме проживавших на Украине), а были мобилизованы в трудовые армии и работали на оборону страны. Но ответы властей делегациям советских немцев были однозначными: возвращение их в родные места потребует огромных экономических затрат, кроме того, без немецкого населения будут оголены разрабатываемые целинные земли в Казахстане.

Популярность идеи восстановления автономии в Поволжье среди немецкого населения была огромной. Постоянные приезды в Москву делегаций для посещения партийных инстанций

и настойчивые требования восстановить республику
Страница 19 из 50

привели к тому, что на некоторых авторитетных лиц из автономистского движения был навешен ярлык радикальных националистов. Их перестали принимать в приемных ЦК и Верховного совета СССР, а наиболее настойчивых приказывали КГБ и МВД выдворять из столицы в принудительном порядке. Перед органами КГБ ставилась также задача любыми средствами влиять на авторитетов немецкого населения с целью ослабить автономистские настроения, вплоть до применения административных мер, снятия с поездов и недопущения посещения ими Москвы.

В 1970-е годы нереализованные автономистские настроения среди части немецкого населения стали перерастать в эмиграционные: значительно увеличилось число советских немцев, желающих покинуть СССР и выехать на историческую Родину в Западную Германию. В ФРГ на правительственном уровне при поддержке западных спецслужб это стремление поощрялось пропагандистскими кампаниями «счастливого рая» и предоставлением эмигрирующим из СССР немцам значительных материальных и иных льгот.

Во время одной из моих командировок в Германскую Демократическую Республику с немецкими коллегами обсуждалась возможность переключения эмиграционных потоков советских немцев на ГДР. Немецкие друзья во время переговоров высказывали свое недоумение, почему советские немцы покидают страну зрелого социализма и переселяются не в социалистическое государство ГДР, а рвутся в западный капитализм?

В мае 1979 года меня, тогда начальника отдела, пригласил помощник председателя КГБ СССР Павел Павлович Лаптев и сообщил о поручении Андропова подготовить для рассмотрения на Политбюро ЦК вопрос об образовании автономии для немцев на территории Казахстана. В течение трех дней мы с Лаптевым составили записку в ЦК КПСС о положении советских немцев в стране, в которой обосновали необходимость создания немецкой автономии как назревшей меры по окончательному решению вопроса восстановления прав депортированных в годы войны советских немцев, а также для устранения причин бытующих антиобщественных проявлений на почве как автономистских, так и эмиграционных процессов. Предлагалось образовать Немецкую автономную область, в которую включить территории нескольких районов Кокчетавской, Карагандинской, Павлодарской и Целиноградской областей со столицей в городе Ерментау. К материалам в Политбюро ЦК мы приложили географическую карту с компактными немецкими поселениями в этих районах. Из двухмиллионного немецкого населения страны больше половины в тот период проживало в Казахстане. В перспективе рассчитывали, что значительная их часть со временем переселится на жительство во вновь создаваемое автономное национальное образование.

Целесообразность восстановления национальной автономии для немецкого населения активно поддерживалась руководством КГБ СССР, прежде всего Андроповым, начальником 5-го управления Бобковым, тогда моим непосредственным руководителем.

31 мая 1979 года было принято постановление Политбюро ЦК КПСС «Об образовании Немецкой автономной области». Возвращая мне документы, Лаптев передал, что председатель КГБ СССР Андропов объявил нам обоим устную благодарность за оперативную подготовку материалов и просил внимательно проконтролировать выполнение решения ЦК по практическому образованию автономной области.

В Казахстане в этом направлении начали проводить подготовительную работу, формировались структуры партийной и исполнительной власти будущей автономной области. Обком партии нового автономного образования должен был возглавить А. Браун, немец по национальности, известный в республике партийный и хозяйственный руководитель.

В период обсуждения проблемы создания автономии у меня состоялась памятная встреча с членом Политбюро ЦК КПСС, первым секретарем ЦК Компартии Казахстана Динмухамедом Ахмедовичем Кунаевым. Бобков попросил срочно прибыть в Кремль и доложить Кунаеву все материалы, касающиеся образования немецкой автономии. Внимательно просмотрев записки в ЦК и другие документы по созданию автономной области, Кунаев остановил внимание на приложении – географической карте.

– Кто нарисовал такие административные границы для немецкой автономии? Валихановский район Кокчетавской области не должен входить в состав ее территории, здесь находится святыня казахов – могила Чокана Валиханова! Вы знаете, кто такой Валиханов? – спросил он у меня.

– Да, прекрасно знаю.

– А откуда это знание?

– Я родился в этих местах, в Кокчетавской области.

Мое признание оживило наш дальнейший официальный разговор. Кунаев взял авторучку и тут же на географической карте изменил границы намечаемой немецкой области, исключив Валихановский район. Из этого факта можно судить, что в разрешении национальных проблем мелочей не бывает. При подготовке документов в ЦК мы с Лаптевым не сумели обратить внимание на такую оказавшуюся важной историческую деталь.

В конце беседы Кунаев обратился ко мне: «Что ты здесь, в Москве, сидишь? Возвращайся домой, в Казахстан, у нас председатель КГБ республики уже в возрасте, заменишь его». Я ответил, что недавно работаю в центральном аппарате, молод, не имею достаточного профессионального опыта. Понимал, что такое приглашение с его стороны было не чем иным, как проявлением восточной вежливости и снисходительности к молодому человеку.

Бывает же, получасовая встреча с таким человеком запоминается в деталях. В последующие годы (даже не могу себе объяснить, почему) я часто проводил жизненные аналогии между личностями Кунаев – Щербицкий, десятилетиями умело руководившими крупнейшими союзными республиками, с которыми так или иначе была связана моя жизнь.

16 и 19 июля 1979 года неожиданно для всех в городе Целинограде (ныне Астана, столица Казахстана) были инспирированы многотысячные митинги казахского населения с участием ветеранов войны и труда, студенческой молодежи, протестовавших против образования немецкой автономии в Казахстане. Основной лозунг звучал так: «Нет автономии для немцев на казахской земле!»

Местные партийные и советские работники, боясь потерять занимаемые посты на отходивших к автономии землях, распространяли негативное отношение к учреждению немецкой области. Инспираторы этих акций из числа коренного населения крайне недружелюбно проявили себя к трудолюбивому немецкому населению, которое приняли в годы войны, с кем делили кров и хлеб, а затем поднимали миллионы гектаров целинных земель. В тяжелые годы войны русские, казахи, украинцы в Казахстане проявили яркие примеры дружбы и интернационализма, подобные я с детства видел и в нашем селе. Тогда проявлений вражды к высланным народам, шовинизма или национализма, даже на бытовом уровне, ни у одной нации не отмечалось.

Вопрос о создании немецкой автономии так и остался неразрешенным. Информация о целиноградских событиях, выполненные с мест проведения массовых демонстраций фотоснимки докладывались М. Суслову, второму секретарю ЦК КПСС. По его указанию реализация постановления Политбюро ЦК об образовании немецкой автономии в связи с публичными выступлениями казахского населения была приостановлена. Л. И. Брежневу было решено не докладывать, чтобы не волновать
Страница 20 из 50

Генерального секретаря ЦК сообщениями о националистических проявлениях в благополучном и многонациональном Казахстане, где он ранее руководил республиканской партийной организацией. Кстати, у Л. Брежнева и Г. Цинева в годы Великой Отечественной войны семьи нашли приют в Казахстане, где жили в эвакуации.

Нерешенность и невежество в межнациональных отношениях – это, по сути, подрыв и разрушение главных устоев любой государственности. Целиноградские события обнажили первые сигналы зарождающейся нездоровой тенденции: «Казахстан – для казахов» (хотя в рабочем классе республики казахов было всего 2 %), усилили бытующие высказывания о том, что казахстанская целина кормит всю страну. Подобные опасные явления проникнут в общественно-политический климат других союзных республик. Долгое время в стране создавалась видимость беспроблемности и благодушия в межнациональных отношениях.

В союзном масштабе в решении назревающих межнациональных отношений не существовало внятной национальной политики, должной системы и последовательности. Например, вышло постановление Политбюро ЦК КПСС, которое обвинило Казахстан в национализме, но вскоре было отменено.

По линии органов КГБ продолжалось внесение в ЦК предложений о целесообразности восстановления автономии для немцев в Поволжье, где республика существовала до войны. Кстати, в Саратовской и соседних с нею областях осваивались новые земли, требовались рабочие руки. Здесь уже присутствовала поддержка местными руководителями восстановления немецкой автономии, приезда немцев на жительство. Но в Политбюро ЦК на такие варианты не пошли даже в период демократических преобразований горбачевской перестройки.

Сотрудниками моего отдела прорабатывался вариант создания немецкой национальной автономии в Алтайском крае, где компактно в нескольких районах проживали советские немцы. Если бы были приняты рекомендации КГБ в высших инстанциях ЦК, то проблема немецкого населения в нашей стране не была бы такой болезненной, как в целом у других депортированных народов. В отделе оперативной работой по так называемой немецкой линии занимались майор А. Пышкин и лейтенант А. Кичихин, всего два сотрудника. При обсуждении оперативных задач не раз возникало обоснованное суждение: почему руководство СССР, оказывая огромную и всестороннюю помощь ГДР и другим странам социалистического лагеря, не может решить проблему ликвидации последствий войны и восстановления гражданских прав для советских граждан немецкой национальности? В звании подполковника А. Кичихин в горбачевское время вышел на Красную площадь с лозунгом поддержки национальных требований советских немцев, с протестом, почему не решается проблема восстановления справедливости в отношении немецкого населения. Скажу прямо, его поступок – невероятный и недопустимый для поведения сотрудника любой спецслужбы; но жаль, что такому примеру не последовал ни один аппаратчик ЦК или правительства, может быть, наша страна была другой.

Мой казахстанский земляк А. Браун, несостоявшийся лидер коммунистов при создании автономии, живет в ФРГ. В переданной мне книге «Целина» он отмечает, что вызванный в СССР в результате необдуманной перестройки хаос создал благоприятную почву для сведения счетов, решения силой давно назревших проблем в межнациональных отношениях. Все призывы и действия руководства, по мнению Брауна, были похожи на «метания загнанной стаи волков, окруженных красными флажками».

Одной из самых острых ситуаций до сих пор остается проблема крымских татар. Они стремились вернуться на жительство в Крым, сохранить и развивать свою национальную самобытность, язык и культуру. Из Крыма было выселено 230 тысяч человек, а требовали возвращения в родные места уже вдвое больше. Лидерами крымско-татарского движения выдвигались ультимативные требования о немедленном и массовом переселении из мест спецпоселения в Крым. Они прибегали к различным формам давления на власть с требованием восстановления существовавшей автономии в Крыму, проводили массовые митинги, создавали палаточные городки, объявляли групповые голодовки, совершали попытки самосожжения у Кремлевских стен. Организованное движение крымских татар возглавили молодые, энергичные люди, которые установили контакты с Западом и диссидентским движением в стране. При отсутствии положительных сдвигов в решении проблемы возникла естественная реакция: действия лидеров крымско-татарского движения стали принимать радикально-националистический и экстремистский характер.

Вынашивались планы создания самостоятельного для крымских татар автономного образования в Узбекистане. Остановились на варианте создания автономии в форме национально-территориального округа в Джизакской области, где к этому времени были открыты огромные запасы природных богатств. Секретарем обкома партии был назначен крымский татарин, перед которым стояли задачи привлекать на жительство в область крымско-татарское население, создавать условия для полноправной экономической и культурной жизни татар и таким образом сдерживать стремление массового переселения в Крым. Однако, как и в вопросе с автономией для советских немцев, в Узбекистане столкнулись с актами противодействия со стороны националистически настроенного коренного населения. Автономия для крымских татар в Узбекистане не состоялась, да и сами крымские татары неохотно шли на это. В декабре 1988 года на массовом митинге местного населения в Ташкенте прозвучали лозунги: «Русские, уезжайте в свою Россию, а крымские татары сами уберутся в Крым». В Андижане распространялись листовки: «Не уступайте русскому народу… Они забыли, что в тяжелые годы приехали без штанов».

Дискриминация крымских татар продолжалась и во времена горбачевской перестройки. Украинские власти препятствовали возвращению крымских татар, не разрешали регистрировать сделки по приобретению ими жилья, отказывали в трудоустройстве и прописке, принудительно выдворяли въехавшие семьи через Керченский пролив в Россию. В ответ возрастали массовые акции: самозахват пустующих земель, усиление мусульманского фактора. Экстремистские и радикальные круги крымских татар стали субсидироваться иностранным капиталом. Лидеры экстремистского крыла апеллировали к Западу, обращались за поддержкой в иностранные посольства. В поддержку возвращения крымских татар в Крым активно выступал академик Андрей Сахаров, справедливые требования поддерживала общественность. Можно себе представить сложность внутриполитической обстановки в связи с этим в регионах, на местах.

Вспоминаю такой эпизод: совещание в ЦК КП Украины с вопросом об обстановке в Крыму проводил второй секретарь ЦК А. Титаренко. Он обвинил правоохранительные органы республики в попустительстве несанкционированным заездам крымских татар и в слабой работе по их принудительному удалению из Крыма. От органов КГБ и МВД требовали провести операцию по очередной ликвидации палаточного городка под Симферополем, где разместилось около двух тысяч крымских татар, требовавших разрешения прописки в Крыму. До этого несколько раз в принудительном порядке такие самочинные палаточные
Страница 21 из 50

городки ликвидировались, а их обитатели выдворялись в Россию. Только в 1990 году в Крыму было 22 палаточных городка с постоянным пребыванием в них до трех тысяч человек. Министр внутренних дел И. Гладуш докладывал, что у него нет сил и средств для таких массовых депортаций, указывал на допускаемое нарушение действующего законодательства по отношению к татарам.

Задача КГБ состояла в том, чтобы противодействовать антизаконным акциям экстремистских и националистических элементов. Многие процессы среди крымских татар возникали из-за неисполнения на местах принятых законов о реабилитации этого народа. Меры воздействия правоохранительных органов не останавливали (и не имели права останавливать) процесс возвращения крымских татар на родные земли.

Между мной и А. Титаренко произошел диалог, после которого я решил, что мне надо собирать домашний чемодан. В своем выступлении я говорил о том, что национальные проблемы крымских татар – это наследие сталинизма и последствия незаконного выселения народа в годы Великой Отечественной войны. Вопрос возвращения депортированного крымско-татарского населения на родные земли в связи с принятыми законами должны решать не люди в погонах – сотрудники КГБ и МВД, а советско-партийные инстанции. Образованная государственная комиссия по разрешению вопросов крымских татар во главе с А. Громыко бездействует, не ищет путей восстановления справедливости…

Титаренко резко оборвал меня:

– Кто Вам сказал, что крымские татары незаконно депортированы из Крыма, где они в войну сотрудничали с немцами?

– Это записано в решениях съездов КПСС и в нескольких реабилитационных указах Верховного совета СССР, которые не исполняются.

После этих моих слов Титаренко неожиданно заявил:

– Заседание секретариата ЦК объявляю закрытым.

Вопрос о судьбе крымских татар в те дни оставался действительно сложным. У многих на Украине в памяти были свежи факты предательства, службы крымских татар в вооруженных формированиях германского вермахта. Но, с другой стороны, не надо забывать о том, что в Красной армии служили десятки тысяч крымских татар, многие из них погибли. На спецпоселение в Средней Азии было определено около десяти тысяч советских солдат и офицеров из числа крымских татар, прошедших дорогами Великой Отечественной войны от звонка до звонка. Дважды Герой Советского Союза летчик Ахмет хан Султан остается в памяти среди достойнейших имен советских воинов.

Вернувшись на работу, я пригласил Подгайного, и ночью мы подготовили докладную записку на имя Щербицкого об осложнении обстановки среди крымско-татарского населения в республике и возможных мерах по ее оздоровлению. Подгайный знал хорошо проблемы межнациональных отношений в рамках всего Союза; с ним вместе в Москве мы работали во 2-м отделе. Среди предлагаемых нами мер были целесообразность создания в крымском облисполкоме специального отдела по рассмотрению обращений крымских татар, выделение для желающих земельных участков под индивидуальное строительство, организация переселяемыми крымскими татарами нескольких совхозов, проведение организованного набора рабочей силы на строительство крымского канала, прием молодежи в местные учебные заведения и т. д. На следующий день я позвонил Щербицкому и попросил принять меня. Состоялся трудный и длительный разговор.

– Владимир Васильевич, Вы знаете, как вчера проходило заседание в ЦК и слышали о моем выступлении?

В ответ молчание.

– Я подготовил докладную записку в ЦК по проблемам среди крымско-татарского населения в республике, но впервые за все время своей работы не подписал. Просил бы Вас ознакомиться с содержанием и посоветовать мне: подписывать или нет. Отсюда я буду делать личные выводы (я имел в виду, останусь ли работать в Киеве).

Сегодня могут показаться излишними приведенные мной подробности, но они свидетельствуют о политической сложности того времени, неоднозначности национальных проблем и подходов к ним, тем более что принципиального решения вопрос крымско-татарского населения в союзных инстанциях не находил. Надо признать, что требуемое от правоохранительных органов применение силовых действий в Крыму порождало возмущение крымско-татарского народа, митинговщину, экстремизм и открытую вражду к украинским властям. Допущенная в сталинское время несправедливость в отношении выселенных крымско-татарских семей не исправлялась, а порождала в перестроечный период очередную волну несправедливости и беззакония.

Я не предвидел неожиданно резкой реакции на мое выступление. Второй секретарь КПУ А. Титаренко был влиятельной личностью, участник Отечественной войны, давний член Политбюро ЦК КПУ, организатор тяжелой промышленности в республике. По характеру был жестким, не всегда отличался объективным отношением к людям.

Разрешение неприятной для меня ситуации пришло от В. Щербицкого. Он основательно изучил записку и сказал: «Подписывай!» Одобрив предложенные меры, тут же начал давать указания Совету министров, звонить в Верховный совет. Далее добавил: «Может быть, послать на полгода в Крым секретаря ЦК Ельченко? Пусть на месте поработает и наведет порядок. Вот Горбачев отправил в Карабах своим представителем Аркадия Вольского. Почему не сделать такое нам?» В конце беседы (я уже чувствовал себя реабилитированным после выступления на совещании) В. Щербицкий посоветовал не обижаться на А. Титаренко: «Он у нас известный сталинист».

Только в 1998 году на административной карте Украины появилась автономная республика Крым со своей конституцией. Но это не решило всей глубины крымско-татарского вопроса, не позволяло, на мой взгляд, сказать, что этот депортированный народ полностью реабилитирован.

В 2009 году в Киеве я видел знакомую картину: у здания Кабинета министров Украины расположились палатки татар (они стояли там 90 дней), требующих от государства исполнения законов о реабилизатации: «Когда нам дадут землю?», «Где помощь на строительство жилья?», «Верните нам земли предков!»

И еще одна проблема, которой занимались сотрудники моего отдела, – это судьба турок-месхетинцев, которые до 1944 года проживали в горных районах Грузии на границе с Турцией. По происхождению месхи – отуреченные в давние времена грузины, принявшие мусульманскую веру; у них каждый школьник знает великую поэму «Витязь в тигровой шкуре» своего соотечественника Шота Руставели.

В ноябре 1944 года Государственный комитет обороны под председательством Сталина по просьбе грузинских властей рассматривал вопрос об отселении семей турок-месхетинцев из приграничных во внутренние районы Грузинской ССР. Берия самостоятельно определил их дальнейшую судьбу: депортировать турок-месхетинцев вместе с другими народностями Северного Кавказа в отдаленные регионы Средней Азии. Для обоснования решения выдвигались такие мотивы: среди турок-месхетинцев много нарушителей государственной границы СССР, контрабандистов и агентов спецслужб Турции – союзницы гитлеровской Германии. Около 90 000 стариков, женщин и детей были вывезены из родных мест в ссылку, где они находились под административным надзором до 1957 года. Мужское население турок-месхетинцев на фронтах
Страница 22 из 50

продолжало участвовать в боях с фашистами, а после победы было принудительно отправлено к местам поселения своих семей в ссылке и взято под строгий постоянный надзор.

Национальное движение турок-месхетинцев за возвращение в Месхетию возглавлял учитель средней школы Одобашев, капитан, командир артиллерийской батареи в годы войны, награжденный боевыми наградами. Я несколько раз беседовал с ним во время приездов в столицу. Именовались такие беседы профилактическими, но каждый раз мне приходилось выслушивать, как ему, фронтовику, местные власти препятствовали в его поездках в Москву для решения проблем турок-месхетинцев, принудительно снимали с поезда, подвергали гонениям по месту работы. Вспоминается, что каждую нашу встречу Одобашев заканчивал вопросом: знает ли Андропов о реальном униженном положении турок-месхетинцев в местах вынужденного проживания? Надежды этого народа связывались с личностью председателя КГБ СССР.

За организацию работы по пресечению антиобщественных проявлений среди экстремистски настроенных лидеров крымских татар, турок-месхетинцев отвечал Эдуардас Эйсмунтас, мой заместитель, литовец, очень болезненно воспринимавший нерешенность в Советском Союзе межнациональных проблем. Он устанавливал личные и оперативные контакты с авторитетными лицами из указанной категории граждан, которые периодически прибывали в Москву с многочисленными жалобами и требованиями решить их жизненный вопрос возвращения на родные земли. Эйсмунтас получал от турок-месхетинцев копии обращений народных собраний к советскому правительству. Они пересылались в ЦК КПСС за подписями руководства КГБ СССР с предложениями, что надлежало бы сделать для удовлетворения законных просьб репрессированного народа. Мне известно, что Эйсмунтас уговаривал и убеждал руководителей движения турок за возвращение в Месхетию не допускать чрезвычайных, экстремистских проявлений, иначе это повредит решению проблемы в будущем. Эйсмунтас в сердцах бросал на стол полученные протоколы народных собраний турок-месхетинцев: «Всё, больше не могу. Сколько можно обманывать народ, пусть кто-нибудь другой занимается этим». Мне нечего было ему возразить.

Переселения турок-месхетинцев в родную Месхетию не произошло из-за препятствий партийного руководства Грузии, не желавшего допускать их в незаселенные и в основном пустующие родные поселения. Поводы выдвигались различные: то месхи не хотят менять свои фамилии на грузинские, то они – мусульмане, не говорящие в большинстве на грузинском языке.

В мае 1989 года на Съезде народных депутатов СССР пришлось услышать о страшных погромах, убийствах, поджогах домов, жестокой расправе над турками-месхетинцами в Средней Азии, куда они раньше были выселены и до этого вполне мирно жили с местным населением. В Узбекистан выезжала ответственная правительственная комиссия: глава правительства Николай Иванович Рыжков и секретарь ЦК КПСС Виктор Михайлович Чебриков. Руководство Узбекистана пыталось представить межнациональный конфликт в Ферганской долине как базарную бытовую ссору из-за клубнички. Конечно же, события в Ферганской долине не были спонтанными и стихийными столкновениями между представителями узбекского и турко-месхетинского населения. Главными причинами происходящего являлись нерешенность союзными властями национального вопроса, замалчивание спорных межнациональных противоречий, чем на полную катушку воспользовались уголовные и националистические элементы и привели к такому жестокому межнациональному конфликту. Рыжков с горечью отмечал: «…то, что я увидел здесь, никому в жизни не хотел бы пожелать видеть». Это искренние слова государственного деятеля, который сам прошел через боль нескольких трагедий, случившихся в стране, в том числе вызванных землетрясением в Армении и ядерным взрывом в Чернобыле.

После погромов в республиках Средней Азии оттуда были вынуждены вывезти до 50 тысяч турок-месхетинцев и расселить в 24 областях России. И только «демократическая» Грузия даже после случившихся событий не приняла на поселение ни одной семьи. Взгляды взращенного горбачевской перестройкой «демократа» Шеварднадзе и его последователя Саакашвили препятствуют до наших дней разрешению трагедии этого репрессированного народа, изгнанного из родных мест.

В межнациональных отношениях нельзя действовать по нормам двойной морали, декларировать одно, а делать другое (или не делать ничего). Всегда одна сторона остается потерпевшей. Нерешенность многих национальных проблем – одна из главных причин ослабления, а затем и распада Союза.

«Сила СССР – в дружбе народов. Острие борьбы будет направлено, прежде всего, против этой дружбы, на отрыв окраин от России… С особой силой поднимает голову национализм. Он придавит интернационализм и патриотизм только на какое-то время. Возникнут национальные группы внутри наций и конфликты. Появится много вождей – пигмеев, предателей внутри своих наций… И все же, как бы ни развивались события, но пройдет время, и взоры новых поколений будут обращены к делам и победам нашего социалистического Отечества. Год за годом будут приходить новые поколения. Они вновь поднимут знамя своих отцов и дедов и отдадут нам должное сполна. Свое будущее они будут строить на нашем прошлом». Сказанное принадлежит Сталину. Окажутся ли эти слова вещими для наших потомков или нет – зависит от нас.

Глава третья

Взыскательный В. Чебриков, его окружение и ухабы реформаторства КГБ

Куратором 5-го управления был заместитель председателя КГБ В. Чебриков, в непосредственное подчинение которому я перешел в 1984 году. Виктор Михайлович оказался в Москве на ответственной работе с приходом к руководству КГБ СССР Андропова. Последний сформировал свою команду заместителей и аппарат помощников главным образом из числа партийных кадров.

Всей предшествовавшей фронтовой и трудовой биографией до органов госбезопасности Чебриков обеспечил себе достойное место в украинской республиканской номенклатуре; будучи вторым секретарем Днепропетровского обкома, он и раньше приглашался на работу – в ЦК Компартии Украины.

С первых дней Великой Отечественной войны он, тогда студент Днепропетровского металлургического института, находился в боевых рядах пехоты на самых важных фронтах. Участвовал в боях под Сталинградом, на Курской дуге, форсировал под Киевом родной ему Днепр. Победу 1945 года встретил в Чехословакии в звании майора. В Ивано-Франковском управлении КГБ в кабинете боевой славы я видел небольшой стенд, посвященный Чебрикову, с немногочисленными фотографиями военного времени. Некоторые фронтовые снимки были сделаны непосредственно в боевой обстановке и запечатлели уличное сражение его батальона при освобождении города от немецких захватчиков. В моей памяти хорошо сохранился боевой вид юного командира батальона, в рваной телогрейке, сфотографированного во время боя на улице города. Об активном участии его в Великой Отечественной войне свидетельствовали многие документы, помещенные на стенде музея 1-й гвардейской армии в городе Чернигове.

Виктор Михайлович был трижды тяжело ранен, обморожен и контужен. Мало кому даже из
Страница 23 из 50

близкого окружения было известно о том, что ему довелось повоевать в штрафном батальоне. И вот почему: один из солдат его взвода при неосторожном обращении с оружием смертельно ранил своего товарища. Во фронтовых условиях это является тяжким преступлением, солдат был арестован, а лейтенанта Чебрикова отправили в штрафники, где он кровью искупил вину свою и своего солдата. Среди заслуженных наград военного времени у майора Чебрикова есть ордена Святого Александра Невского, Красного Знамени, боевые медали.

После войны он завершил образование в институте (из ушедшего с ним на фронт курса вернулось двое). Работал на металлургическом заводе, где перспективного инженера выдвинули на партийную работу.

В Днепропетровском горкоме, затем в обкоме партии он всецело отдавался работе по восстановлению разрушенной фашистами экономики крупнейшей в республике области. Работал вместе с В. Щербицким, тогда первым секретарем Днепропетровского обкома КПСС. Чебриков вспоминал, что в короткие сроки после войны было восстановлено промышленное производство, введены в действие предприятия металлургии, коксохимии, проведена полная электрификация области, налажено водоснабжение, открыто телевещание. В городе начали строить прекрасные мраморные набережные на берегах могучего Днепра.

В 1967 году второй секретарь Днепропетровского обкома Чебриков неожиданно был вызван на беседу в ЦК, в Москву. Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев принял Виктора Михайловича в двенадцатом часу ночи. Во время дружеского разговора Брежнев, сам фронтовик, удивился тому, как молодой командир стрелкового батальона, майор, сумел получить доблестную и исключительно высокую для такой должности и звания полководческую награду – орден Святого Александра Невского. После беседы он позвонил Андропову, недавно направленному из ЦК на работу в КГБ СССР, и сказал: «Юра, у меня в кабинете Чебриков. Я нашел тебе начальника управления кадров». (Занятная деталь: при Хрущеве руководителем управления кадров в МГБ назначался А. Епишев, первый секретарь Одесского обкома.)

Андропов умело подобрал себе мощную команду. Первыми заместителями стали генералы армии Семен Кузмич Цвигун и Георгий Карпович Цинев. Я могу не давать характеристики этим видным работникам органов безопасности СССР. О них много писалось в широкой прессе: и правдивого, и разного рода домыслов, в частности чуть ли не о родственной близости к Брежневу, а также и совсем небывалого – будто бы этих «серых кардиналов» боялся сам Андропов.

В те времена я был молодым сотрудником, далеким от забот высшего руководства. Цвигуна видел на совещаниях, а в 1978 году он вручал мне, тогда начальнику отдела, нагрудный знак почетного сотрудника органов госбезопасности и удостоверение к нему, подписанное Андроповым. Это была достойнейшая награда для сотрудника органов госбезопасности всех поколений. Тогда я видел его вблизи – мощного, представительного, как мне показалось, несколько сурового и немногословного. Мне нравились литературные произведения, связанные с именем Цвигуна, а также поставленные по ним захватывающие патриотические кинофильмы о подвигах партизан, сотрудников органов безопасности в годы Великой Отечественной войны.

С Циневым мне доводилось близко общаться в секретариате КГБ СССР при решении служебных задач. Интересно сравнить стиль работы Чебрикова и Цинева.

Чебриков рассматривал представляемые для подписи материалы в одиночестве, медленно и внимательно. Когда возвращал документы без подписи, их нужно было докладывать вторично. Если снова не подписывал, значит он неудовлетворен качеством документа, необходимо было узнать причину недовольства. Виктор Михайлович часто вызывал к себе и давал рекомендации вместе с критикой исполнителей и теплым нагоняем секретариату за слабую подготовку документов.

Циневу же нравился личный доклад, который зачастую сопровождался обсуждением проблемы, отвлечением от существа вопроса, его комментариями и воспоминаниями. Георгий Карпович любил неожиданные отступления от темы. К примеру, я делаю свой рабочий доклад, он же спокойно спрашивает: «Так, так… Эта шифровка поступила из резидентуры КГБ из Монтевидео. А сколько живет в этой стране населения и на каком языке говорят?» Надо было видеть его реакцию, если ты не готов был ответить на подобные вопросы… Не совсем приятно было попадать впросак.

Помню случаи, когда Цинев отвлекался от деловых бумаг и начинал рассказывать о своем участии в сражениях Отечественной войны, своей семье, которая в годы войны затерялась в эвакуации в родных для меня степях Северного Казахстана. Кстати, жена его с несовершеннолетней дочерью ютились под лестницей в коридоре школы, затем воссоединилась с семьей Л. Брежнева в Алма-Ате.

Кроме Чебрикова при Андропове по рекомендации сверху в число руководителей Комитета было направлено еще несколько партийных работников, которые в последующем стали заместителями председателя КГБ СССР.

Начальник одного из военных институтов Н. Емоханов, крупный ученый в области шифрования и дешифровки, руководил техническими разработками в системе органов безопасности, стал генералом армии и первым заместителем председателя КГБ СССР. Только в 1989 году в ходе реализации программы технического перевооружения органов разведки, контрразведки, пограничных войск под его руководством было создано и внедрено более 120 образцов новой уникальной техники.

Секретарь Алтайского крайкома партии В. Пирожков, активный участник Великой Отечественной войны, занимал должность заместителя председателя во времена Чебрикова и Крючкова, курировал ведущие оперативные управления. В тяжелые для судеб страны и органов госбезопасности 1990-е годы, будучи в отставке, он не пошел советником в какие-нибудь коммерческие структуры, оставался в рядах сотрудников российских спецслужб. С 1992 года он возглавил Совет ветеранов ФСБ России, пользовался высоким авторитетом.

Заместителем Андропова стал Михаил Иванович Ермаков, пришедший в органы с должности директора крупного оборонного завода. Его рекомендовал министр обороны Устинов, но Ермаков долгое время не соглашался. «Что, тебя заставить силой перейти на работу в органы государственной безопасности?» – дружески настаивали Андропов и Устинов. «Силой ничего у вас не получится. У меня на заводе труба высотой в 90 метров, я на нее залезу, и вы оба меня оттуда не снимете», – отвечал им Ермаков. В одной из наших бесед он поделился со мной обстоятельствами своего прихода на работу в КГБ. Несмотря на разницу в возрасте, между нами сложились уважительные, теплые отношения, и потому Михаил Иванович во многом помогал мне в бытность моей службы на Украине решать проблемы оперативно-технического снабжения, жилищного строительства, обеспечения автотранспортом и медицинским оборудованием.

Среди высшего руководящего состава КГБ генерал армии Филипп Денисович Бобков выделялся своим высоким профессионализмом, знанием мельчайших особенностей обстановки в национальных республиках. Он представлял собой исключительную личность: его сила заключалась в глубоком понимании тех внутренних процессов, которые происходили в нашей
Страница 24 из 50

стране. Казалось, что не было общественно-политических проблем, затрагивающих интересы безопасности СССР, которых бы не коснулся его ум. Меня всегда поражали его знания и принимаемые продуманные, зачастую нестандартные решения.

Погранвойсками КГБ около двадцати лет командовал Герой Советского Союза Вадим Александрович Матросов, генерал армии, вложивший много сил в охрану государственной границы. Это был настоящий чекист, военный и дипломат. В составе курсантов военного училища он участвовал в обороне Москвы, в годы войны провел более десяти разведывательных рейдов по вражеским тылам. Будучи в отставке, не совсем здоровым, он оказал большую помощь при выработке новой концепции защиты госграницы, когда пограничными войсками командовал генерал А. Николаев.

В годы работы в Москве Чебрикова пытались связывать с «днепропетровским кланом». Сам он рассказывал, что в Днепропетровске, когда Брежнев возглавлял обком партии, Чебриков был студентом и видел Леонида Ильича только на трибуне во время праздничных демонстраций.

В начале чекистского пути Чебриков внес много нового в работу кадровых аппаратов, в порядок подбора, обучения и выдвижения перспективных сотрудников. Правда, предпочтение отдавалось преимущественно кандидатам из партийного и комсомольского актива. Были образованы двухгодичные курсы подготовки руководящего состава, на которые проводился специальный набор проверенных партийных работников не ниже секретарей горкома и райкома. Многие из них в последующем проявили себя на практической и руководящей работе. Их называли чекистами «андроповского призыва» вполне объективно и заслуженно.

Действующие оперативные сотрудники даже в глубокой провинции получили возможность за счет части рабочего времени изучать иностранные языки. В Кемеровском управлении КГБ в начале службы мне удалось окончить четырехлетние курсы английского языка по вузовской программе. Экзамены принимали комиссии преподавателей из Москвы. За знания иностранного языка полагалась надбавка к заработной плате.

Чебриков в должности председателя КГБ СССР продолжил линию Андропова на укрепление авторитета органов и оказал существенное влияние на совершенствование концепции развития органов государственной безопасности, настойчиво и постепенно приводя их деятельность в соответствие с определенной законом компетенцией, а основные задачи и функции – к повышенным требованиям строгого соблюдения законности, исполнению законов «и по духу, и по форме»; органы КГБ становились законопослушными. При нем не было громких политических процессов. Он прозорливо предостерегал от малообоснованных в правовом и политическом плане арестов.

На период шестилетнего руководства КГБ Чебриковым приходятся разоблачения десятков агентов зарубежных спецслужб, в том числе «супершпионов», действовавших продолжительное время. Определенного прорыва добились сотрудники разведки, сумевшие создать свои позиции в западных спецслужбах и получить наводки на предателей нашей страны.

Сотрудники контрразведки и следователи провели масштабную работу по разоблачению существующей шпионской сети. К большому сожалению, спецслужбы иностранных государств (США, Великобритании, Франции) приобрели серьезные агентурные позиции, позволяющие получать важные секретные сведения о деятельности наших государственных органов, военно-политических планах, научно-техническом и оборонном потенциале, деятельности разведслужб КГБ и Главного разведуправления (ГРУ).

Что же касается разоблачения агентуры спецслужб, то здесь состоялась малоизвестная сенсация. В 1986 году был арестован генерал ГРУ Поляков, который за период долголетнего сотрудничества с ЦРУ выдал американским спецслужбам 19 советских разведчиков-нелегалов, более 150 агентов из числа иностранных граждан, раскрыл принадлежность к советской военной разведке (ГРУ) и внешней разведке КГБ около 1500 офицеров. Он передавал многочисленные документальные материалы, в частности учебные пособия «Стратегическая разведка», «Оперативная разведка» с грифами «совершенно секретно особой важности», по которым шло обучение советских военных разведчиков.

В 1985 году был разоблачен агент американской разведки Толкачев, ведущий конструктор научно-исследовательского института радиостроения. Первый допрос арестованного в следственном изоляторе проводил сам председатель КГБ Чебриков. Ему предатель рассказал все. Толкачев признал свою вину в передаче американской разведке в течение ряда лет большого количества научно-технической и военной информации о боевых возможностях советских военно-воздушных сил. Эта информация содержала совершенно секретные сведения о работах в НИИ радиостроения и приборостроения общим объемом более 8000 листов. Ущерб от передачи американцам таких сведений обошелся нашему государству в десятки миллиардов рублей.

В одном из научных институтов в юридическом отделе трудилась моя супруга, которую так проинструктировали, что она не имела право разглашать местонахождение своей работы. Когда в порядке поощрения за службу мне дали путевки на отдых вместе с женой на Кубу, то мой товарищ, начальник отдела экономической разведки Николай Савенков, будущий член коллегии КГБ СССР, уговаривал меня не брать ее с собой, так как она работает в режимном НИИ, откуда ведущим конструкторам не разрешается выезд даже в социалистические страны. Конечно, я послушался. А в это время здесь, в коллективе засекреченного НИИ, действовал «крот», американский шпион.

После ареста Толкачева контрразведка КГБ провела против посольской резидентуры ЦРУ активную комбинацию: на очередную встречу с загримированным под личность предателя сотрудником КГБ прибыл второй секретарь посольства США в Москве. Он был схвачен с поличным: с инструкциями, шпионскими атрибутами и крупной суммой денег, предназначенных Толкачеву.

Подобные разоблачения хотя и не выявили системной причины предательства в органах государственной безопасности, прежде всего в самой разведке, но стали объяснимы многие провалы наших агентов за рубежом.

Я присутствовал на «малой коллегии» и наблюдал, как обычно спокойный, уравновешенный Чебриков был в крайне возбужденном состоянии.

Подозреваемый в предательстве сотрудник внешней разведки Гордиевский, завербованный англичанами, под предлогом предстоящего повышения по службе был выведен из-за границы в страну. Не поставив в известность руководство контрразведки, начальник ПГУ Крючков решил своими силами разоблачить шпиона, провалив в самом начале проводимые мероприятия. Гордиевский сумел уйти из-под контроля служб и дать сигнал английской резидентуре в Москве о грозящей ему опасности. В результате он конспиративно был вывезен англичанами за пределы страны. Уход предателя от ответственности был расценен как серьезный промах в работе КГБ.

Появились и другие провалы: была выявлена агентура иностранных спецслужб внутри страны из числа контрразведчиков и шифровальщиков. Предательство приводило к тяжелым последствиям, удару по престижу органов госбезопасности страны.

Сотрудник шифровальной службы майор Шеймов, работавший в посольстве СССР в
Страница 25 из 50

Польше, передавал американской разведке святая святых – разработанные шифры. Пусть в ответ на это наши специалисты уверяли в абсолютной надежности разработанных шифров, которые могли подвергнуться расшифровке только через несколько лет, но это было слабым утешением самого факта предательства. К тому же американцы помогли Шеймову вместе с семьей бежать за границу.

К разоблачению факта предательства сотрудника контрразведки я имел определенное отношение. В Московское управление направлялась комиссия по проверке состояния оперативно-служебной деятельности подразделений контрразведки, которую Чебриков поручил мне возглавить. Это было необычно. Дело в том, что подобного уровня комиссию необходимо возглавлять по меньшей мере руководителю контрразведывательного главка. Давая мне инструктаж, Чебриков поставил задачу через сверку секретного делопроизводства получить дополнительные доказательства подозреваемого в предательстве сотрудника Московского управления, некоего Воронцова.

Как было установлено, Воронцов инициативно пошел на сотрудничество с американцами. Он выдал экземпляр докладной записки, адресованной лично Брежневу за подписью Андропова, о полученной через внедренного в ЦРУ нашего оперативного источника ценной информации. Воронцов запутал учеты при регистрации совершенно секретных документов, включил эту записку в число уничтоженных по акту, а на самом деле передал документ американцам. Кроме того, он передал им информационный бюллетень главка контрразведки, в котором излагались наша тактика и конкретные методы работы против западных разведок на территории СССР. В частности, в нем содержались очень важные сведения о принимаемых советской контрразведкой действиях по слежению за дипломатическим корпусом и сотрудниками резидентуры ЦРУ в Москве.

Из числа официальных сотрудников КГБ Украинской ССР перехода на сторону зарубежных спецслужб на моей памяти не было. Однажды в Киеве мы разбирались со случаем отказа вернуться из Швейцарии на родину разведчика ПГУ (он был женат на дочери видного работника ЦК КП Украины). Помню, что он выдвигал надуманный мотив предательства – нежелание жить в загрязненной чернобыльской зоне. Но таких «выдающихся» предателей, как Гордиевский или Воронцов, у нас в КГБ Украинской ССР не было. Это потом, уже после развала Советского Союза, сотрудник украинской спецслужбы выдавал всему миру материалы «прослушки» разговоров в кабинете самого президента незалежной Украины Л. Кучмы.

Чебриков образовал комиссию для разработки нового положения о КГБ СССР вместо действующего с 1959 года. Попытки подготовить проект обновленного положения об органах государственной безопасности страны предпринимались еще Андроповым, но не были доведены до логического конца. К этой актуальной проблеме вернулись в процессе проводимой политики перестройки и демократизации.

Под руководством Г. Агеева, первого заместителя председателя КГБ СССР, над этим основополагающим документом трудилась специальная группа в составе руководителей ведущих оперативных управлений, видных юристов и представителей чекистской науки. Окончательный вариант был вынесен для обсуждения на совещании руководства Комитета, являющемся своеобразным коллективным органом управления. Такое совещание именовалось «малой коллегией», где рассматривались наиболее важные текущие вопросы, зачастую самые деликатные, не подлежащие огласке на «большой коллегии» КГБ СССР. Круг участвующих в заседаниях сотрудников заранее определялся и строго ограничивался. В качестве первого заместителя начальника секретариата мне почти в течение трех лет довелось участвовать в работе совещаний руководства КГБ, так как в мои обязанности входило ведение протокола и формулировка принятых на совещании решений, которые утверждались председателем КГБ СССР. Такая функция была очень интересна и поучительна с точки зрения познания управленческой деятельности. Я мог видеть, как обсуждались и вырабатывались решения руководства по самым широким, специфическим и закрытым проблемам работы органов госбезопасности страны. Достаточно сказать, что на таких совещаниях рассматривались стратегические и перспективные проблемы, анализировались причины провалов ряда операций КГБ, вырабатывались соответствующие меры.

Когда на рассмотрение совещания руководства поступили материалы разработанного проекта Положения о КГБ СССР, мы с начальником секретариата КГБ СССР А. Бабушкиным продумали несколько замечаний, имевших концептуальный характер. В частности, предложили сделать этот документ гласным, открытым для общества, что выглядело для того времени революционной новинкой. В отличие от действующего Положения о КГБ СССР (1959 года) под грифом секретности «особая важность», предполагалось опубликовать содержание нового Положения в печати, а также придать ему правовую основу путем объявления указом Президиума Верховного совета СССР. Надо отметить, что в тот период времени в документе с современных взглядов определялись функциональные задачи органов государственной безопасности, принципы их деятельности, открыто назывались агентурные и оперативно-технические средства, используемые органами в повседневной практике.

Перед совещанием наши предложения были доложены Чебрикову. Он подробно обсудил со мной высказанные замечания. Агеев после дискуссии попросил месяц для доработки проекта Положения о КГБ СССР. Резюме Чебрикова было для всех неожиданным: «Мы вдвоем с Голушко в недельный срок выработаем окончательную редакцию Положения о КГБ СССР». Он увлеченно занялся этой сложной работой, каждый абзац документа тщательно отрабатывался.

Новое Положение о КГБ СССР было направлено в Политбюро ЦК КПСС с приложением проекта указа председателя Президиума Верховного совета Громыко о введении его в действие путем официального опубликования в печати. Горбачев одобрил этот важный документ, определяющий юридический статус КГБ, и пообещал его принять на законодательном уровне после завершения работы ХIХ Всесоюзной партийной конференции КПСС. «Факт публикации в печати Положения о КГБ СССР будет свидетельством происходящих в стране демократических обновлений, которые затрагивают даже сферу государственной безопасности», – делился довольный Чебриков.

ХIХ Всесоюзная партийная конференция состоялась в 1988 году. Я был ее участником уже в составе украинской партийной делегации. Положение о КГБ СССР Горбачев, по словам Чебрикова, передал на рассмотрение Александру Яковлеву, «прорабу» перестройки, и оно… не увидело света. (В последующем, уже через годы, основное содержание статей этого Положения перешло в принятый в 1991 году закон «Об органах государственной безопасности в СССР». Виктор Михайлович тогда уже был уволен из органов госбезопасности и являлся секретарем ЦК КПСС.)

Принятие нового законодательства по важнейшим проблемам безопасности страны, как над этим ни бился Крючков, затягивалось. И такое положение продолжалось, несмотря на то что критики КГБ, в том числе отдельные народные депутаты СССР, выступали с резкими нападками на важный государственный орган, действующий без надлежащей
Страница 26 из 50

правовой основы. Только 25 мая 1991 года Закон СССР «Об органах государственной безопасности в СССР» был введен в действие. Комитет госбезопасности по этому закону составлял единую централизованную систему, оставался центральным союзно-республиканским ведомством государственного управления.

До принятия этого закона правовое положение органов госбезопасности оставалось таким, что ставило современных чекистов в двойственное положение. Обозначилась явная правовая коллизия, когда, несмотря на изменение Конституции СССР, устранившее руководящую роль Коммунистической партии, Положение о Комитете государственной безопасности СССР, утвержденное в 1959 году ЦК КПСС и Советом министров СССР, юридически продолжало действовать. Оно отличалось особой, наивысшей степенью секретности. Согласно этому документу, органы государственной безопасности страны являлись «политическими органами, осуществляющими мероприятия Коммунистической партии и правительства по защите социалистического государства от посягательств со стороны внешних и внутренних врагов…».

Принятый в мае 1991 года Закон СССР об «Органах государственной безопасности в СССР» по уровню открытости и нормативному регулированию основных сторон деятельности не имел аналогов в мире – так широко и детально регламентировалась работа спецслужбы. Центр тяжести решения проблем государственной безопасности все больше перемещался в республики. А КГБ СССР направляет и контролирует деятельность органов госбезопасности союзных республик в решении вопросов, отнесенных к ведению центра и совместному ведению; издает приказы, инструкции и дает указания по этим вопросам, обязательные для исполнения в сфере госбезопасности.

Кое-какие права в реализации мер по госбезопасности получали и союзные республики, но они не выходили за рамки строго регламентированного и дозволенного в авторитарном государстве. В итоге можно заметить, что принятый в 1991 году с большими усилиями закон о КГБ запоздал и не оказал никакого влияния на предупреждение продолжающегося разрушения системы безопасности и в целом советского государства.

Соратники Чебрикова хорошо знают, какие кардинальные меры принимались при нем руководством КГБ по обеспечению строгой законности и дисциплины на всех направлениях деятельности органов государственной безопасности.

К нарушителям принимались жесткие, порой суровые меры, например на Украине. Особая требовательность Чебриковым предъявлялась к соблюдению действующих инструкций и приказов в агентурной негласной оперативно-розыскной работе, в процессе которой всегда затрагиваются права и интересы личности.

Однажды председатель КГБ пригласил к себе своего помощника Игоря Мищенко и меня. Заметно было, что он чем-то взволнован и расстроен. Чебриков сообщил, что Инспекторское управление КГБ СССР представило ему докладную о проверке практики проведения сотрудниками военной контрразведки (особистами) профилактических мероприятий в Вооруженных силах страны. В ходе проведенной проверки были вскрыты факты грубых нарушений законности и ведомственных приказов. Чтобы убедиться в обоснованности таких выводов, он поручил нам взять в инспекции по 15–20 материалов осуществленных профилактик, изучить и доложить ему наши собственные соображения по этим делам.

Я ознакомился с материалами около 30 дел по проведенным в войсках профилактикам конкретных лиц. Военная контрразведка в ряде случаев действительно допустила нарушения законности, при отсутствии достаточных оснований малозначительные поступки профилактируемых лиц расценивала как серьезные нарушения, например как подготовку к «инициативному» сбору секретных сведений, разглашение военной и государственной тайны, намерение изменить Родине и бежать за границу. Исходя из государственных интересов, нет сомнений в том, что необходимо было реагировать на имевшиеся нарушения воинских уставов и дисциплины, приводящие к ослаблению боеготовности, расхлябанности, не проходить мимо случаев разглашения секретных данных. Но военные контрразведчики не всегда глубоко разбирались в мотивах поведения профилактируемых, характеристике их личностей, особенно по отношению к молодым офицерам и солдатам. Подобное приводило к тому, что нарушители за одни и те же проявления подвергались нескольким наказаниям. Сотрудники особых отделов проводили профилактические беседы с виновниками и ставили их на оперативный учет, а это значило, что они могли получить своего рода «волчий билет» после увольнения. По информации особых отделов командование воинской части понижало в должности или звании виновных военнослужащих, выносило им другие строгие взыскания. Не оставались в стороне и политорганы в войсках, которые исключали нарушителей из рядов комсомола или партии. Такие примеры профилактических мероприятий, пусть и единичные, являлись недопустимыми.

Чебриков, переживая случившееся после наших докладов и убедившись в обоснованности выводов инспекторской проверки, принял самые строгие меры к нарушителям законности. Причастные к этому должностные лица из военной контрразведки были уволены из органов, необоснованные профилактики прекращены. Все это привело к скорому увольнению Цинева, близкого друга и земляка Брежнева, курировавшего деятельность 3-го Главного управления военной контрразведки.

В моей памяти на всю жизнь сохранилось несколько поучительных эпизодов, когда мне приходилось докладывать лично Чебрикову о служебных проблемах. Вот один из них.

Дежурная служба КГБ СССР, которой я руководил, глубокой ночью сообщила мне о телефонном звонке неизвестного лица с угрозами убийства Константина Устиновича Черненко, который только на днях был избран генеральным секретарем ЦК КПСС. Я выехал на работу; удалось быстро установить домашний адрес звонившего лица, по которому была направлена оперативная группа. Каково же было удивление наших сотрудников, когда в квартире «террориста» на видном месте они увидели боевую винтовку военного образца. Злоумышленником оказался сторож вневедомственной охраны МВД. Оружие ему разрешалось иметь только во время несения службы, но в нарушение инструкции прихватил винтовку домой. Он был задержан и доставлен в КГБ. К утру его действия и объяснения были задокументированы, а «герой» раскаялся в провокационном телефонном звонке. С чувством исполненного долга я докладывал о ночном происшествии начальнику секретариата А. Бабушкину, а он – председателю. Чебриков вызвал меня к себе и с раздражением спросил, почему я не позвонил ему и не доложил о серьезном происшествии.

– Виктор Михайлович, если начальник Дежурной службы, следуя инструкции, будет ночами докладывать о подобных делах, то мы будем Вас часто тревожить.

– А что, у вас часто выявляются угрозы в адрес генерального секретаря ЦК с явными признаками террора и наличием боевого оружия у задержанного лица?

Председатель КГБ воспитывал меня и подробно разъяснял общественную опасность террористических проявлений. Я не чувствовал себя новичком в борьбе с терроризмом; моя фотография еще в звании подполковника размещалась в центральном музее КГБ СССР вместе с фотографиями
Страница 27 из 50

других офицеров, принимавших участие в расследовании самых громких по тому времени дел с признаками террора: взрывов в московском метро, организованных армянскими националистами, убийства председателя Совета министров Киргизии.

Откровенно говоря, я не понимал, почему Чебриков придал заурядному ночному происшествию такое серьезное значение. Оказалось, что все зависело от объекта посягательства, ведь упоминалась фамилия генерального секретаря ЦК КПСС. В последующие годы я на личном опыте убедился, насколько он был требователен в выполнении возложенных на КГБ функций по обеспечению безопасности высших должностных лиц государства, в частности Горбачева.

По занимаемой в секретариате должности я имел также прямое отношение к организации работы коллегии КГБ СССР. На группу из трех-четырех сотрудников секретариата возлагалась обязанность подготовки материалов для проведения заседаний коллегии, а также окончательная редакция всех принимаемых ею решений. В мою бытность в группу коллегии КГБ СССР входили кандидаты юридических наук Полянский и Жорин (впоследствии работал в КГБ УССР), которые были исключительно подготовленными в чекистском плане, являлись носителями передовых оперативных и правовых идей. Выделялся своей эрудицией, трудолюбием, упорством капитан Виктор Комогоров, молодой, ершистый, бескомпромиссный военный контрразведчик, в последующем генерал-полковник, заместитель директора ФСБ России.

Группа коллегии превратилась в важное аналитическое подразделение, которое подготавливало предложения по разработке программных и стратегических установок для многих направлений деятельности системы КГБ. За шесть лет руководства Чебрикова решения коллегии КГБ СССР были приняты практически по большинству основных направлений работы разведки, контрразведки, кадровой политики. Чебриков неоднократно подчеркивал, что КГБ СССР для успешного функционирования необходим закон об органах государственной безопасности как правовая основа всей деятельности, направленной на защиту государства. Он признавал, что многие нормативные акты устарели, перестали отвечать происходящим демократическим преобразованиям в обществе. Мы продолжали исполнять некоторые законы (например, об ответственности за антисоветскую агитацию и пропаганду), которые отменили на Съезде народных депутатов как недемократические и негуманные. В этом смысле органы КГБ как исполнители подобных законов не могли претендовать на всеобщую любовь. Строить оперативно-розыскную, оперативно-техническую и иную деятельность по защите государственности, обеспечению безопасности страны, общества и гражданина, не имея фундаментального закона, а основываясь и руководствуясь только установками ЦК и принципами единоначалия, очень сложно. Единственным критерием могло оставаться только одно условие: руководство органами государственной безопасности должно находиться в честных, порядочных и законопослушных руках. Не вина КГБ, что инициатива Чебрикова об отмене старого Положения о КГБ СССР от 1959 года и принятии разработанного нового провалилась при попустительстве Горбачева, затерялась в недрах ЦК КПСС. Верховный совет СССР тоже оказался неспособным создать законодательную базу для эффективного обеспечения безопасности страны и ее защиты от враждебных и антисоциалистических акций.

1 декабря 1987 года Политбюро ЦК КПСС приняло постановление «О мерах по расширению гласности в деятельности органов КГБ СССР». Снова инициатива исходила от Чебрикова. В обстановке демократических перемен органы государственной безопасности стали реализовывать в своей работе общественно-значимые принципы гласности, столь необходимые для раскрытия перед обществом идей перестройки.

Чебриков курировал работу пограничных войск СССР, делал это с особой любовью, посетил многие заставы на границах Советского Союза практически со всеми сопредельными странами. Перед пограничниками были поставлены важные задачи: поднять значимость низовых ведущих звеньев (пограничная застава, корабль), их обустроенность, вооруженность, боеготовность; повысить организаторский и командный уровень руководящих ступеней (пограничный отряд, округ).

Мне хотелось бы привести еще два эпизода, связанные с боевой жизнью советских пограничников и так или иначе с решениями Чебрикова.

Отмечалась разрядка международной напряженности, но американские спецслужбы продолжали осуществлять разведывательные акции по сбору данных о Черноморском флоте, военно-морских базах, авиационных соединениях в Крыму. Военные корабли США часто нарушали черноморские территориальные воды СССР. Они задействовали мощные средства радиотехнической разведки, хотя по международным правилам электронные приборы в таких случаях должны быть выключены.

Это было в начале 1988 года. Мне сообщили о случившемся инциденте у побережья Крыма: советский военный корабль протаранил американский ракетный крейсер, который незаконно углубился в советские территориальные воды. Я доложил об этом Щербицкому и в Москву. При расследовании конфликта стало известно, что американский крейсер «Йорктаун», игнорируя предупреждения наших пограничников, совершил грубое нарушение морской государственной границы СССР. В ответ на такую наглость наш корабль «Беззаветный» выполнил решительный маневр и намеренно врезался в борт американского крейсера, повредив на нем ракетную пусковую установку. Американцы, получив достойный ответ, сразу же легли на курс выхода из территориальных вод нашей страны. При недавней встрече с тогдашним командующим Военноморским флотом СССР адмиралом Чернавиным мы вспоминали, как действия советских моряков перепугали не только заморских гостей, но и Политбюро ЦК КПСС. Адмиралу посыпались звонки из ЦК, МИДа с вопросами, кто разрешил такие действия, к чему они приведут. Чернавин чувствовал, что его хотят сделать виновным, «обкладывают флажками со всех сторон», а остальные пытаются оказаться ни при чем, хотя возможное принятие подобных ответных мер против американских вторжений в наши воды обсуждалось на Совете обороны. В поисках выхода из сложнейшего положения Чернавин позвонил напрямую Чебрикову, напомнив ему об этом важном факте.

– Да, совещание помню. Я позвоню Горбачеву, а потом перезвоню Вам.

Томительнейшие минуты ожидания для адмирала. Наконец долгожданный звонок:

– Не волнуйтесь, все в порядке. Михаил Сергеевич вспомнил.

Подтвердилась характеристика, которую дал Чернавин председателю КГБ СССР: «Мне почему-то импонировал этот спокойный, выдержанный человек. Он никогда, насколько я мог видеть, не заискивал перед высоким начальством. Имел всегда свое мнение, был уравновешенным, твердым и доступным человеком».

Однажды Чебриков поделился своими воспоминаниями, как ему, куратору пограничных войск, пришлось докладывать Андропову материалы расследования чрезвычайного случая на дальневосточной государственной границе. Военнослужащий пограничного катера на реке Амур решил бежать в Китай. Два его сослуживца, советские моряки, бросились вдогонку и пересекли советско-китайскую границу. Уже на китайской территории, углубившись почти на километр, они
Страница 28 из 50

догнали беглеца и силой вернули назад. Разразился международный скандал по поводу проникновения советских пограничников на китайскую землю, последовала дипломатическая нота Китая. Комиссия при разбирательстве этого пограничного происшествия внесла предложение сурово наказать матросов, вплоть до судебной ответственности, а командующему пограничным округом вынести должностное взыскание. Выслушав этот вердикт, Андропов принял решение: извиниться перед китайскими властями, задержавших беглеца матросов представить к государственным наградам, а командующего округом не трогать. Если по каждому поводу наказывать командующего, в последующем он при отдаче боевых приказов будет осторожничать из-за боязни получить взыскание, считал Андропов.

Поддержку военачальникам Чебриков оказывал и при выводе войск из Афганистана. Он выступил на заседании Политбюро ЦК с призывом «менять подходы, иначе будем воевать еще 20–30 лет. Нужно искать средства политического решения вопроса. Военный путь за истекшие пять-шесть лет результата не дал», – вспоминает Борис Громов, командующий 40-й армией, которую он вывел из Афганистана.

Перевод Чебрикова на работу в ЦК был, по оценке Ельцина, «шахматным ходом», удобным Горбачеву, чтобы отстранить принципиального, твердого в убеждениях государственного деятеля от руководства органами госбезопасности и заменить его послушным Крючковым.

Обладая богатым жизненным опытом, чувством ответственности, как говорят в народе, крепким мужицким умом, Чебриков никогда бы не вверг органы безопасности в гекачепистскую авантюру.

Член коллегии КГБ СССР, начальник Ленинградского управления КГБ Курков вспоминал, что на совещании в МВД Чебриков, будучи секретарем ЦК, на вопрос, почему Политбюро ЦК не принимает никаких мер в условиях резкого обострения в прибалтийских республиках, выглядел беспомощным, вынужден был отвечать в горбачевском духе – процесс пошел.

И все-таки Чебриков остается в памяти исключительно щепетильным, скромным и честным в личном поведении, отношениях с коллегами и друзьями. Он требовал, чтобы вокруг него, руководителя КГБ, «все было чисто: ни интриг, ни подхалимажа, ни сплетен, ни подарков или подношений». И поступал в жизни именно таким образом. На 70-летний юбилей Щербицкого, с которым долгое время вместе работал и дружил, он попросил меня вручить от его имени недорогой памятный сувенир – китайскую вазу из черного дерева. Находясь в отставке, он не пользовался ведомственными дачами или автотранспортом, имел в деревне небольшой коттедж, который построил на личные сбережения.

В общении Чебриков был таким человеком, что особым любимчиком у него не побываешь, тем более незаслуженно. К своему ближайшему окружению он относился ровно, суховато, одинаково строго. Уже в отставке мне и моему земляку, сотруднику КГБ А. Сяглову, демонстрировал на своей даче большое число рыбацких снастей: удилищ, спиннингов, блесен и прочее.

– Заберите, ребята, это рыбацкое счастье себе на память.

Мы дружно отказывались, ссылаясь на то, что не увлекаемся рыбалкой.

– Тогда раздайте все это рыбацкое богатство нашим ветеранам или своим друзьям, – было его просьбой и требованием.

Часть третья

От ВЧК – ВУЧК до КГБ (страницы истории)

И современники, и тени В тиши беседуют со мной, Острее стало ощущенье Шагов истории самой.

    Ярослав Смеляков

Необходимое отступление (Что дала России и Украине госбезопасность?)

После победы Великой октябрьской социалистической революции 1917 года в целях защиты социалистического государства, подавления сопротивления эксплуататорских классов, поддержанных международным империализмом, 20 декабря 1917 года в России была создана Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК).

Годом позже, 3 декабря 1918 года, на Украине была образована Всеукраинская чрезвычайная комиссия (ВУЧК) с целью борьбы ««с контрреволюцией, спекуляцией, саботажем и преступлениями по должности».

В истории ВЧК и ВУЧК останутся как спецслужбы тогда самостоятельных государств – России и Украины, которые представляли институты государственной власти нового типа. Главными их задачами были вскрытие и пресечение тайной подрывной деятельности, подавление открытых враждебных выступлений против советской власти. В зависимости от исторических условий и задач социалистического строительства определялся и изменялся их правовой статус, формулировались основные принципы и методы работы, происходило обеспечение профессиональными кадрами.

При создании ВЧК В. И. Ленин и ее первый председатель Ф. Э. Дзержинский определили этот государственный орган как «боевой отряд» коммунистической партии, которая осуществляла политическое руководство органами безопасности. Это была, по-существу, партийно-государственная спецслужба, сотрудники которой получили политические и правовые полномочия по решительной борьбе с враждебными советскому строю элементами и идейными противниками как внутри страны, так и за рубежом. Вся деятельность чекистских органов была подчинена соответствующим задачам, целям, революционному духу и требованиям советской власти.

Следует отметить, что даже в начальный период работы в ВЧК, ВУЧК действовали единые основополагающие принципы деятельности: партийное руководство, связь с трудящимися, гласность, соблюдение социалистической (революционной) законности, пролетарский интернационализм, конспирация и т. д. По организационной иерархии органы госбезопасности были централизованной структурой, что предоставляло возможность в зависимости от реальной обстановки оперативно концентрировать и направлять весь потенциал ЧК для решения возникающих стратегических задач.

В таком виде органы безопасности представляли собой весьма удобный инструмент для непосредственной реализации политических, экономических и военных решений партийных органов в различных сферах государственной жизни. ЦКРКП(б) еще в 1919 году указывал, что ЧК созданы, существуют и работают лишь как прямые органы партии по ее директивам и под ее контролем. ЧК проявляют всю свою преданность делу пролетарской революции. Казалось, что такие принципы могли быть применимы лишь к тому периоду времени, когда органы безопасности являлись действительно чрезвычайными, однако и в последующем Коммунистическая партия осуществляла непосредственное политическое руководство «орудием диктатуры пролетариата», периодически изменяя поле его деятельности. Классическими стали слова Дзержинского о том, что ««ЧК обязана быть органом Центрального комитета, иначе она выродится в охранку или в орган контрреволюции».

Так было на протяжении всей истории органов безопасности Союза, когда «по воле партии» их бросали в горячие точки на защиту конституционных устоев государства, борьбу с идеологическими диверсиями. Лишь в начале 1990-х годов с упразднением 6-й статьи Конституции СССР о руководящей роли КПСС законодательные органы страны начали ставить органам КГБ конкретные задачи: кроме присущих им разведывательных и контрразведывательных функций, они нацеливались еще на борьбу с организованной преступностью, коррупцией, экономическим
Страница 29 из 50

саботажем.

Роль ВЧК – ВУЧК в истории велика. Можно согласиться с оценкой Дзержинского, который отмечал, что в самый разгар Гражданской войны, когда Россию и Украину сжимало огненное кольцо блокады, давили голод, холод и разруха, когда белогвардейцы и заграничные империалисты подбирались к сердцу республик, органы безопасности ВЧК – ВУЧК провели самоотверженную и героическую работу.

Для меня чуть ли не основное объяснение необходимости создания ВУЧК дали труды украинского политика и писателя Владимира Винниченко, далеко не яростного сторонника советской власти, который писал: ««Я не буду приводить описаний всех тех ужасов, которые тяжким кошмаром стояли на Украине в продолжение долгих месяцев… Достаточно сказать, что редко можно встретить местечко или город, где не было бы грабежа, издевательств и убийств безоружных людей, начиная со стариков и кончая грудными младенцами… Черносотенное, контрреволюционное и провокаторское русское офицерство из украинской армии, щирые украинцы – сынки лавочников, кулаков, попов, зараженные духом антисемитизма и национализма, местные ««национальные герои», атаманы и атаманцы пьянствовали, бесчинствовали и устраивали еврейские погромы… Насилия и притеснения демократических и рабочих организаций продолжались в отвратительном и циничном виде; аресты проводятся по словам первого попавшегося провокатора; на помощь петлюровским героям спешили со всех сторон деникинские герои…»

О ВЧК и Дзержинском знают многие поколения. Что же касается ВУЧК (украинской спецслужбы), то о ее существовании и видных сотрудниках знали немногие профессиональные сотрудники органов безопасности Украины.

Назначение на пост председателя КГБ УССР потребовало от меня серьезного изучения не только повседневной социально-политической жизни, основных проблем союзной республики, но истории этого ведомства безопасности.

В декабре 1988 года коллектив чекистов Украинской ССР отметил торжественным собранием юбилейную дату – 70-летие образования ВУЧК. Ученые Харьковского юридического института Л. Н. Маймескулов, А. И. Рогожин, В. В. Сташис выпустили в свет монографию «Всеукраинская чрезвычайная комиссия (1918–1922)». Это был опыт изучения истории создания спецслужбы в независимом украинском государстве, аналогичной российской ВЧК. Большое внимание уделялось изложению основных направлений деятельности ВУЧК, анализу проведенных операций, ведущей роли ЦК Компартии, Совнаркома Украины, местных Советов в непосредственном руководстве органами госбезопасности, выработке их компетенции и задач в тот революционный период. Признаюсь, что не без моего участия этот научный труд переводился и распространялся на русском и украинском языках.

В тяжелых условиях наши деды и отцы строили систему безопасности государства. В ее истории, как и всей страны, были страницы, говорящие о великом и трагическом, героическом и предательском.

В этой книге я привожу новые, ранее неизвестные материалы о ВУЧК, среди них особенно впечатляет переписка Дзержинского с украинскими чекистами. Сколько в ней исторической правды, сердечности, внимания к тем подвижникам, которые, голодные и раздетые, боролись за власть трудового народа. Я пишу не историческое исследование, но думаю, что для современников и потомков небезразлична судьба руководителей ВУЧК: И. Шварца, М. Лациса (Я. Ф. Судрабс), В. Манцева, В. Балицкого и других.

Глава первая

Всеукраинская чрезвычайная комиссия (ВУЧК)

Органы государственной безопасности Советской Украины имеют свою собственную, уникальную летопись, уходящую корнями в героическую историю спецслужб Советского Союза.

Создание чекистских органов Украинской ССР проходило в очень сложных исторических условиях. Оно начиналось в годы, когда Украина была независимым государством. Первый Всеукраинский съезд Советов 12 (25) декабря 1917 года провозгласил образование Украинского социалистического государства и решил установить тесную связь Украины с Россией. На Украину были распространены принятые вторым Всероссийским съездом Советов декреты о мире, земле, рабочем контроле и другие. Был избран Всеукраинский ЦИК Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, которые образовали советское правительство и установили советскую власть. Но так как территория молодого государства стала одним из основных театров Гражданской войны и борьбы с внешней интервенцией, мирное строительство новой власти здесь неоднократно прерывалось.

На первом съезде Компартии Украины в 1918 году с болью и тревогой коммунисты отмечали бесчинства контрреволюции: «Трудно передать, страшно рассказывать о том, что творится в нашем крае: все завоевания революции уничтожены, расстреляны. Истязания, аресты тысяч и тысяч рабочих и крестьян, уничтожение артиллерией целых сел и селений…»

В феврале 1918 года по соглашению с буржуазной Центральной радой, которая 27 января (9 февраля) 1918 года заключила так называемый «Мирный договор» с Германией и ее союзниками, надеясь с их помощью подавить независимое государство рабочих и крестьян, на Украину были введены австро-германские войска. Нашествие интервентов резко осложнило организацию борьбы с внутренней контрреволюцией, которую вели предшественники украинских чрезвычайных комиссий, специально созданные местными Советами: военно-революционные комитеты, чрезвычайные штабы (Харьков), Высшая автономная коллегия (Одесса) и другие.

В связи с началом наступления австро-германских войск и активизацией контрреволюции при советском правительстве была создана Чрезвычайная комиссия Народного секретариата для защиты страны и революции. В интервенции на Украину участвовали, кроме того, румынские, польские и другие войска; власть большевиков, рабочих и крестьян пытались уничтожить петлюровцы, силы внутренней контрреволюции. На Украине существовал сильный очаг политического бандитизма, включающий местную буржуазию, белогвардейцев и эмигрантов, бежавших из России, а также агентуру многочисленных империалистических государств.

Развернулась освободительная борьба украинского народа. Тысячи лучших сынов и дочерей Украины отдали свои жизни в битве с интервентами. Борьба украинского народа, опиравшегося на всестороннюю помощь России, привела к краху иноземной оккупации и ликвидации гетманщины. Объединенными усилиями украинской Красной армии, восставших рабочих и крестьян значительная часть территории Украины к концу 1918 года была освобождена.

3 декабря 1918 года декретом Временного рабоче-крестьянского правительства была создана Всеукраинская чрезвычайная комиссия (ВУЧК). В декрете говорилось: «Образовать при отделе внутренних дел Всеукраинскую чрезвычайную комиссию по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией, саботажем и преступлениями по должности». К перечисленному можно добавить и другие направления деятельности органов ВУЧК: борьба со спецслужбами противника, охрана государственной границы, участие в восстановлении народного хозяйства, борьба с голодом и детской беспризорностью, выполнение различных заданий правительства Советской Украины.

В нормализации работы ВУЧК было много трудностей, которые требовали от сотрудников
Страница 30 из 50

украинской ЧК огромного напряжения сил и энергии, проявления стойкости и героизма, преданности интересам своего народа.

Первым председателем ВУЧК правительством Украины был назначен Исаак Шварц («Семен»), бывший литейщик из Николаева, один из организаторов Компартии Украины, руководителей партийного подполья и партизанского движения в период австро-немецкой оккупации территории республики. В июле 1918 года, отправляясь на подпольную работу на Украине, Шварц был принят Лениным. Его заместителем стал Ф. Николаенко (трагически погиб при подавлении куреневского контрреволюционного восстания).

Организационное становление ВУЧК, ее структура и штаты, формирование подчиненных местных чрезвычайных комиссий на территории республики было завершено к середине 1919 года. Центральный аппарат ВУЧК состоял из секретного, юридического, оперативного, иногороднего и инструкторского отделов, подотделов информации и связи, контрольно-ревизионной и вспомогательных технических служб. В марте 1919 года был создан отдел иностранного контроля для борьбы с деятельностью агентуры иностранных государств. В дальнейшем этот отдел, по существу, превратился в разведывательный, положив начало функционированию подразделений украинской разведки.

С самого начала своего основания ВУЧК в своей деятельности получала постоянную и значительную помощь со стороны ВЧК. Российская ВЧК передала личный состав окружного Курского отдела и 29 пограничных чрезвычайных комиссий в подчинение Всеукраинской ЧК.

Хотя органы Украинской ЧК строились с использованием профессионального опыта и при помощи руководящего состава российской ВЧК, на Украине сказывались местные кадровые трудности, засоренность аппаратов органов безопасности малограмотными, не очень способными, порой ненадежными людьми, действия которых нередко вызывали обоснованные протесты украинского населения. В частности, касаясь формирования и деятельности Крымской ЧК, Дзержинский отмечал, что там процветают уголовщина, пьянство и грабежи. Пока в ней будут оставаться деклассированные матросы, «хулиганство не прекратится».

В мае 1919 года в составе ВУЧК создаются Особые отделы – специальные органы военной контрразведки, которые вели активную борьбу с контрреволюцией на фронте и шпионажем в вооруженных частях. Военные контрразведчики руководили работой разведчиков за границей, в тылу белогвардейских войск, на оккупированной иностранными государствами украинской территории.

В 1919 году подрывная деятельность внутренней и внешней контрреволюции приняла особо опасный характер. Об этом свидетельствует телеграмма правительства Украины Ленину, в которой сообщалось о принимаемых мерах по беспощадной борьбе с «бандитизмом… и советским безвластием». В телеграмме также говорилось, что «…без энергичной поддержки Москвы нам придется потратить много времени и затратить больше сил». Украина искала спасения и помощи у России от иностранной интервенции. ВУЧК вела напряженную борьбу против белогвардейского и петлюровского шпионажа, вооруженного бандитизма, по существу, обеспечивала крепость новой советской власти. С учетом этих обстоятельств, а также дальнейшего обострения классовой борьбы правительство обратилось к Ленину с просьбой направить на Украину опытных работников московской и петроградской чрезвычайных комиссий. «Отпустите, – говорилось в телеграмме, – если можете, Лациса, а также направьте отряд опытных чекистов». Ленин с большим вниманием отнесся к этой просьбе. В конце марта на Украину с группой чекистов прибыл, по оценке Владимир Ильича, «один из лучших, испытанных коммунистов» Мартин Лацис, член коллегии ВЧК. 2 апреля правительством Украины он был назначен председателем ВУЧК. Перед отъездом Лациса на Украину Ленин нашел время для встречи и обстоятельного разговора с ним. Для характеристики мировоззрения одного из создателей ВЧК достаточно привести цитату из статьи Лациса в журнале «Красный террор», издаваемом ВЧК: «Мы не ведем войны против отдельных лиц. Мы истребляем буржуазию как класс. Не ищите на следствии материалов и доказательств того, что обвиняемый действовал делом или словом против советской власти. Первый вопрос, который мы должны ему предложить: к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, воспитания, образования или профессии. Эти вопросы и должны определить судьбу обвиняемого. В этом – смысл и сущность красного террора».

В мае 1919 года правительство Украины обратило внимание Лациса на необходимость строгого соблюдения чекистскими органами законоположений советской власти.

Деятельность ВУЧК ориентировалась на беспощадность и решительность в пресечении враждебных действий против власти народа, вооруженных выступлений, заговоров и мятежей. Одновременно применялся дифференцированный подход к заблуждающимся лицам, втянутым в преступные действия, по словам Лациса, «из-за недоразумения, из-за науськивания контрреволюционных элементов».

Большое значение придавалось профилактической работе, предупреждению контрреволюционных преступлений. «Перед сотрудниками ЧК ставилась в качестве главной задачи, – говорил Дзержинский, – предупреждение преступлений, что, разумеется, в смысле эффекта производит меньше впечатления, по существу же дает несравненно большие результаты».

В своем первом циркулярном письме Всеукраинской ЧК Лацис потребовал от украинских чекистов применять в борьбе с контрреволюцией более глубокий, классовый подход при определении меры наказания, строго соблюдать социалистическую законность. Он предпринял ряд существенных мер по завершению создания боеспособной ВУЧК, совершенствованию ее деятельности, упразднил уездные ЧК, где было много случайных и малопригодных сотрудников, улучшил подбор кадров из преданных советской власти морально устойчивых красноармейцев, рабочих и крестьян. «ЧК так должна поставить свою работу, чтобы население ее не пугалось, а нуждалось в ней. Каждый честный гражданин должен найти для себя в лице ЧК защитницу от всяких насилий и контрреволюционных опасностей», – отмечал Лацис.

В правовом отношении ВУЧК являлась самостоятельным органом в республиканском механизме исполнительной власти и подчинялась правительству УССР. Назначение руководителей ВУЧК и губернских органов осуществлялось только по решению правительства Украины.

Общие задачи борьбы с внешней и внутренней контрреволюцией порождали необходимость самого тесного сотрудничества российских и украинских спецслужб в интересах единого фронта борьбы с врагами советской власти. Специальным решением украинского правительства ВУЧК получила право оказывать помощь российским органам ВЧК. Наиболее серьезные операции они разрабатывали и осуществляли совместно. Так, когда украинские органы безопасности арестовали верхушку анархистов-махновцев, окончательное расследование по этому делу велось в российской ВЧК.

Летом 1919 года стала создаваться правовая база сотрудничества ВЧК и ВУЧК. Основой для этого стали, прежде всего, договоры братских советских республик России и Украины о военно-политическом союзе от 1 июня 1919 года, а позже – и союзный рабоче-крестьянский договор
Страница 31 из 50

от 28 декабря 1920 года.

На Украине самым широким образом был использован опыт организации чекистских органов, соответствующие директивные и нормативные материалы повседневной оперативно-служебной деятельности ВЧК. ВУЧК систематически пользовалось нормативными и методическими документами ВЧК, в частности инструкциями, научными и практическими пособиями по вскрытию подрывной деятельности, выявлению шпионажа, производству процессуальных следственных действий. Следует иметь в виду, что в условиях Гражданской войны, по мере обострения классовой борьбы, исключавшей какие-либо компромиссы, ВЧК переходит к крайним мерам – обширной агентурной работе, заложничеству, концентрационным лагерям, красному террору. Безусловно, многие подобные методы стали использоваться и сотрудниками ВУЧК в борьбе с внутренней контрреволюцией.

Став во главе ВУЧК, Манцев в организации оперативной деятельности был вынужден выступать против провокационных методов украинских чекистов использования агентов «для подталкивания обывателей и пассивного антисоветского элемента на активную работу». В своем служебном приказе он предупреждал, что методы «провокации» неприемлемы и недопустимы.

С точки зрения выработки методов работы ВЧК – ВУЧК в качестве примера можно привести замечание Дзержинского, который в 1921 году указывал на недопустимость арестов квалифицированных специалистов в важнейших отраслях промышленности страны, обвиняя их в контрреволюционных деяниях во время пребывания в Белой армии, чем парализуется производственная созидательная работа. Предлагалось прекратить аресты специалистов по обвинению в «старых делах», немедленно освободить арестованных по этим мотивам.

По просьбе украинского правительства из России в Харьков, Полтаву, Екатеринослав, Донбасс, Одессу были направлены группы чекистов. Это были в основном украинские коммунисты, работавшие в аппарате Советской России. Эти, пусть и небольшие, проявления взаимоподдержки с первых лет советской власти составляют одну из самых замечательных страниц истории органов безопасности двух государств.

В конце 1919 года на Украину выехал заместитель председателя Московской ЧК Манцев, назначенный начальником управления чрезвычайных комиссий Украинской ССР. Одновременно он исполнял обязанность начальника тыла Южного фронта.

К этому периоду в основе своей сложился и сформировался аппарат ВУЧК, а в начале 1920 года появились специальные чекистские вооруженные формирования. Но некоторые коммунисты считали преждевременной мерой создание украинских ЧК, главным образом из-за отсутствия необходимого количества подготовленных сотрудников. 4 июня 1919 года Ленин писал председателю ВУЧК Лацису: «…Каменев говорит и заявляет, что несколько виднейших чекистов подтверждают, что на Украине ЧК принесли тьму зла, будучи созданы слишком рано и впустив в себя массу примазавшихся. Надо построже проверить состав, надеюсь, Дзержинский отсюда Вам в этом поможет. Надо подтянуть во что бы то ни стало чекистов и выгнать примазавшихся». В ответном письме Лацис сообщал о неоднородном составе ВУЧК, значительном количестве примазавшихся лиц, в частности ранее изгнанных из ЧК в Москве, малоспособных и малонадежных. «Сейчас мы, – писал М. Лацис, – порешили принимать только коммунистов (большевиков)… Я пошел на очень большие уступки, чтобы улучшить состав чрезвычайных комиссий и избавиться от постоянных нареканий и погромов: упразднил уездчека и выбросил мелкую спекуляцию».

В конце 1919 года обстановка на Украине резко обострилась, значительная часть республики была захвачена белогвардейскими войсками Деникина и петлюровцами. Вооруженные объединения Деникина, Врангеля, разветвленные подпольные белогвардейские организации, украинские буржуазно-националистические центры пользовались поддержкой империалистических государств, сотрудничали с иностранными разведками, получали от них финансовую и военную помощь. Активные наступательные действия деникинцев привели к тому, что советская власть еще не везде упрочилась, ухудшилось экономическое и военное положение Украины, прокатилась волна мятежей. Если в апреле 1919 года было 93 мятежа, то в первой половине июня того же года – уже 207.

В это тяжелое время российская ВЧК на основе существующего с украинским государством договора о военно-политическом союзе предложила передать ей функции ВУЧК. Совнарком Украины не согласился с этим предложением и вместе с сохранившейся частью сотрудников ЧК временно эвакуировался в РСФСР. Аппарат ВУЧК резко уменьшился. Многие чекисты были направлены в Красную армию, продолжили работу в разветвленной сети подпольных организаций на временно оккупированной противниками территории.

Объединенными усилиями трудящихся советских республик России и Украины в конце 1919 года была одержана окончательная победа над агрессорами и интервентами, и на Украине пришлось, по существу, заново создавать советский государственный аппарат и органы безопасности. Ленин обратился с письмом к рабочим и крестьянам Украины, в котором отмечал необходимость дальнейшего укрепления дружбы и братства народов, единения трудящихся России и Украины: «Мы хотим добровольного союза наций – такого союза, который не допускал бы никакого насилия одной нации над другой. Если такой союз не будет установлен и сохранен, тогда и Советскую Украину и Советскую Россию смогут задавить и задушить капиталисты».

В мае 1920 года буржуазная Польша при поддержке войск барона Врангеля, находившихся в Крыму, снова оккупировала значительную часть территории Советской Украины. Продолжали свирепствовать остатки деникинской армии и петлюровских банд, бесчинствовали банды Махно, с огромными трудностями защищалась украинская государственность. В этих условиях потребовалось создать более мощный аппарат ЧК для борьбы с иностранными интервентами, контрреволюционными заговорами, шпионажем, анархизмом, уголовным бандитизмом и другими особо опасными преступлениями.

По мере укрепления федеративных отношений между РСФСР и Украиной совершенствовались широкие и тесные связи органов безопасности без ущемления прав и суверенитета каждого государства. В них отразился подлинный дух братства русского и украинского народов, выражалось стремление совместно отстоять свободу и независимость.

В борьбе с бандитизмом на Украине, несомненно, были достигнуты большие успехи. Если в конце 1920 года насчитывалось 89 организованных бандитских группировок численностью около 56 тысяч человек, то к концу 1921 года осталось 13 мелких, разрозненных, деморализованных групп до 300 человек.

В руководстве органами безопасности Украины (19201922) особо прослеживается требование строгого соблюдения законности. Так, в 1920 году Манцев, ставший руководителем ВУЧК после Лациса, отмечал, что задача ЧК заключается в борьбе с врагами революции, решительной расправе с ними, а «отнюдь не в создании «врагов революции» там, где их нет». Он призывал сотрудников быть объективными, «точным образом устанавливать наличие деятельности враждебных организаций, быть осторожными и не переоценивать, не увлекаться славой бесконечных открытий…».

Манцев был
Страница 32 из 50

введен в состав коллегии ВЧК. Действовало положение, когда все оперативные задания и просьбы со стороны ВЧК к органам ЧК на Украине могли адресоваться и исполняться только через Манцева и центральные подразделения ВУЧК.

Развитие делового сотрудничества органов безопасности двух государств на главенствующих направлениях, в частности в создании военной контрразведки и чекистских вооруженных сил, проводилось на двусторонней договорной основе и только с санкции высших правительственных органов.

В губернских ЧК важными становились оперативные отделы, в задачи которых входило предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений против советской власти, а также борьба с проникновением в советские учреждения враждебных элементов и иностранной агентуры; надзор за антисоветски настроенными политическими партиями, сбор информации об общественно-политическом и экономическом состоянии губерний.

В историческом плане следует отметить исключительную роль Дзержинского в организационном укреплении чекистских органов Украины. Он стоял у истоков создания украинских ЧК, внес колоссальный вклад в их строительство и укрепление, установление и развитие делового сотрудничества с ними, настойчиво добивался тесной координации совместных действий в борьбе со спецслужбами противника и другими враждебными элементами, неоднократно посещал республику по вопросам деятельности украинских органов ЧК, способствовал их укреплению подбором кадров. Феликс Эдмундович считал огромной помехой в борьбе с контрреволюцией отсутствие профессиональных чекистов из украинского населения. В письме к Ленину он отмечал: «На Украине будут достигнуты успехи в борьбе с контрреволюцией, если из центра будут направлять украинцев-чекистов».

В связи с нависшей угрозой наступления иностранных интервентов и войск Врангеля для укрепления тыла Юго-Западного фронта, мобилизации сил на борьбу с бандитизмом и оказания помощи украинским коллегам Дзержинский в мае 1920 года направляется на Украину. Вместе с ним прибывает отряд чекистов и войск внутренней охраны в 1400 человек. Эта помощь Советской Украине была весьма своевременной.

В апреле 1921 года Дзержинский совмещает должности председателя ВЧК и наркома путей сообщения. Первую поездку в этой должности он предпринял в Харьков для восстановления железнодорожного транспорта. Пребывание председателя ВЧК на Украине явилось важным фактором укрепления сотрудничества органов безопасности двух республик, их перестройки в связи с переходом к мирному строительству. 27 мая вместе с украинскими чекистами он обсудил задачи усиления борьбы с бандитизмом, хищениями на железнодорожном транспорте.

Дзержинский проявлял заботу не только о центральных органах ВУЧК, но доходил до территориальных, низовых чекистских подразделений. С тревогой он отмечал, что сотрудники ЧК Донецкой губернии одеты «в рубища», крайне изнурены. В письме к В. Балицкому он обратил внимание на тяжелые материальные условия работы украинских ЧК, у которых не хватает «ни средств передвижения, ни канцпринадлеж-ностей, ни мебели».

В мае 1920 года Дзержинский направил своему заместителю И. Ксенофонтову письмо, в котором изложил положение органов госбезопасности на Украине, дал оценку трудам украинских чекистов и высказал свои пожелания для повышения эффективности работы. В связи с наступлением поляков вся Украина превратилась в кипящий котел, вспышки восстаний стали повсеместными. «Органам ЧК приходится в общем работать здесь, как в чужой стране. Местные заскорузлые коммунисты стараются выжить приезжих, наблюдают за каждым их шагом», – отмечал Дзержинский. Он считал, что общим недостатком власти было отсутствие исполнительных аппаратов, тогда как планов и проектов было бесконечное количество, рабочие фабрик голодали при изобилии всего на вольном, «спекулятивном рынке». Поэтому надо «преодолевать изо дня в день расхлябанность и прожектерство, а не давать только хорошие советы, указания, распоряжения. Украину нужно и можно завоевать только ударным повседневным трудом работников из центра, приезжающих сюда не на короткий срок». Дзержинский отметил большую работу Манцева, который направил часть сил на места, но все же главной задачей оставалось укрепление центрального управления, «иначе нельзя руководить ни организационными, ни боевыми действиями местных ЧК», а также обеспечивать единство в руководстве борьбой всех местных ЧК. Для этого необходим работоспособный состав, которого до сих пор не было. Предлагались следующие меры: создание секретно-оперативного отдела, постановка разведки в деревне, без чего «военный разгон банд является вредной операцией, ибо бандиты разгоняются и все приставшее к ним население восстанавливается против нас».

28 мая 1920 года Дзержинский писал: «Украина сейчас – это наша база, нельзя ее потерять, она должна стать «чисто советской».

25 июня 1920 года телеграммой из Харькова он потребовал от ЦК не менее ста ответственных работников из России для уездных органов Украины, потому что «вся контрреволюция здесь в деревне… Иначе контрреволюция затянется бесконечно». Он также обратил внимание на то, чтобы не присылали «негодных сотрудников на Украину», ибо это тормозит всякую работу, а «негодный элемент Великороссии на Украине… только развращается и гибнет здесь». 26 июня Дзержинский писал Ленину из Харькова: «…положение здесь внутреннее в общем идет в гору. Можно с уверенностью сказать, что если из центра будут безустанно нажимать и посылать работников, то и Украина станет скоро честной, советской. В деревне устали от банд и тоскуют за твердой властью. В области моей специальности здесь обильный урожай. Громадная помеха в борьбе – отсутствие чекистов-украинцев…»

Через четыре дня Дзержинский пишет Манцеву о том, что «Украина теперь важнее, чем когда-либо. Определенно создается новая кампания против нас, двинут Румынию и других для создания фронта на всем юге – от Румынии до Грузии включительно». Поэтому в Украину в течение недели прибудет с Кубани 20–30 батальонов. Председатель ВЧК рекомендует Манцеву «заняться организацией тыла, связаться с фронтом и держать постоянную связь с Москвой».

В 1920 году на органы госбезопасности Украины были возложены дополнительные обязанности по охране государственных границ с Румынией, Польшей, на Черном и Азовском морях. С этого времени начинается усиленное формирование пограничных частей ВУЧК, объединенных в Украинскую пограничную дивизию. Сотрудникам ВУЧК приходилось не только охранять государственную границу от различных враждебных происков и нарушений, но и вести напряженную борьбу с контрабандой.

В 1921 году в центре внимания украинских чекистов было не только усиление охраны границы, а, как и ранее, проведение операций по раскрытию и пресечению антисоветских заговоров на Украине, разгрому банд, разоблачению агентуры спецслужб противника, ликвидации диверсионных и террористических групп на Украине. При этом важнейшее внимание уделялось борьбе с польским шпионажем и петлюровцами, которые проявляли большую активность в районе Киева и в правобережной Украине. 19 января 1921 года Дзержинский писал Манцеву о том, что
Страница 33 из 50

«польская разведка на Правобережье работает великолепно. Сведения у нее точные и быстро получаемы».

Особого накала достигла борьба с петлюровцами. ЦК КП(б) Украины 24 июня 1921 года вынес специальное решение: предложить ВУЧК продолжить со всей энергией борьбу с петлюровщиной, мобилизовать на помощь коммунистов из других силовых органов. Это распоряжение свидетельствовало о крайней ожесточенности борьбы всех политических сил и участников Гражданской войны, из которой Россия и Украина вышли с тяжелым наследием: только в 1920 году органами ЧК Украины было расстреляно 3879 человек. И действия многих органов на местах подтвердили слова председателя ВУЧК Лациса: «Чрезвычайные комиссии все время старались так поставить работу и так отрекомендовать себя, чтобы одно напоминание о комиссии отбило всякую охоту саботажников вымогать и устраивать заговоры, но чтобы всякий честный гражданин видел в них защиту своих прав и завоеваний Октябрьской революции».

В области карательной политики партийные органы Украины требовали соблюдать дифференцированный классовый подход, осторожность в применении принудительных мер к трудящимся. Пятая конференция КП(б) Украины подчеркивала, что меры наказания за бандитизм и крестьянские восстания должны строжайшим образом согласовываться с классовой политикой, строжайшей законностью, не допуская ущемления прав человека. Недопустимы репрессии по отношению к селянству в целом. Требовалось освободить тех, кто выступал против советской власти «вследствие малой сознательности». На VIII съезде РКП(б) Ленин говорил, что «главный урок – быть чрезвычайно осторожным в нашем отношении к среднему крестьянству и мелкой буржуазии… От нас потребуется частая перемена линии поведения… Мы вовсе не желаем употреблять насилие. Наш враг – буржуазия, и, когда она выступает против, к ней применяются меры пролетарской дисциплины».

Объясняя применение расстрелов в годы Гражданской войны, Дзержинский на приветствие делегатов IV Всероссийской конференции ЧК по случаю награждения его орденом Красного Знамени ответил: «И точно так же, как раньше, мы со спокойной совестью убивали врагов, потому что иначе их было нельзя победить. Точно так же мы теперь должны приняться за другие методы, с такой же энергией и таким же чистым сердцем».

В приветствии Совнаркома УССР в день пятилетнего юбилея ВУЧК отмечалось, что борьба с контрреволюцией всегда была предметом бешеной клеветнической кампании со стороны всемирной контрреволюции.

С переходом от военного коммунизма к новой экономической политике важнейшее значение имела работа чекистов по защите интересов государства в сфере хозяйственных отношений. На Украине следовало преодолеть топливный кризис, не допускать массового вывоза за границу ценностей, хищений на железных дорогах, которые «убивали всю продовольственную кампанию». 23 января 1921 года Манцев напомнил Дзержинскому о разговоре с Троцким о необходимости создания отдельной Донецкой транспортной чрезвычайной комиссии, но тогда не было сотрудников. Манцев просил председателя ВЧК оказать помощь украинцам в решении этого вопроса. На следующий день Дзержинский дал указание Менжинскому о направлении в Украину командного состава и батальона для Донецкой транспортной ЧК в количестве 500 человек.

Как отмечалось, большое значение для работы ведомств государственной безопасности Украины и России имело хорошо налаженное взаимодействие. Здесь не было мелочей, что хорошо понимали и Манцев, и Дзержинский. Даже в конце 1921 года Дзержинский не считал нормальными взаимоотношения ВЧК и ВУЧК. 11 ноября 1921 года он прямо указывал Манцеву: «…до сих пор наши взаимоотношения не совсем нормальны. Есть взаимная сдержанность и взаимные чепуховые претензии, которые при желании легко разрешаются».

В 1920–1921 годах на Украине был широко развит политический бандитизм. Особую опасность представляли махновцы: бандитизму способствовали кулачество, господствующее в условиях безвластия и разрухи, частая смена властей, наличие оружия со времен войны, укрывательство от призывов в Красную армию. У большевиков не было поддержки со стороны большинства населения. Националистическая контрреволюция в союзе с империалистическими кругами финансировала антисоветские заговоры, в которых участвовали втянутые обманом, разоренные, политически незрелые трудовые массы. Бюллетень ЧК сообщал, что под Житомиром, в Радомышле, зверствовала банда Соколовского, на счету которой было свыше тысячи убитых стариков, женщин, что «на трупах детей – массовые уколы штыками, у женщин проколоты штыками груди».

К концу 1920 года численность банд Махно колебалась от 11 до 15 тысяч. Располагая фактором мобильности и поддержки со стороны части населения, Махно метался по украинским и российским губерниям, совершая налеты, грабежи, убийства, разрушая дороги, пуская под откос эшелоны. Только за 1920 год в десяти украинских губерниях (без Киевской и Одесской) бандиты убили 1070 работников продовольственных органов и членов рабочих отрядов.

Дзержинский принял решительные меры, чтобы в кратчайший срок ликвидировать очаги махновщины. В отношении махновцев, арестованных на Украине, он рекомендовал не расправляться с ними административно, а передать трибуналу.

Успехи украинских чекистов во многом были обусловлены личными, доверительными отношениями председателей ВЧК и ВУЧК. Об этом свидетельствует и тот факт, что Дзержинский после назначения его наркомом путей сообщения рекомендовал ЦК назначить Манцева на пост председателя ВЧК России.

Когда речь идет о взаимодействии чекистских органов двух братских республик, нужно иметь в виду, что помощь была не только со стороны ВЧК. Сотрудники ВУЧК часто приходили на помощь своим российским коллегам. Так, в январе 1923 года Дзержинский просил Манцева направить в Россию на несколько месяцев известного специалиста по борьбе с бандитизмом Ф. Мартынова для усиления борьбы с хищениями на железных дорогах.

И в годы нэпа, как и во время Гражданской войны, по-прежнему сложной оставалась работа с кадрами. Сотрудники органов госбезопасности, как правило, комплектовались из партийных рядов, людей, преданных коммунистическим идеям. В условиях Гражданской войны и военной интервенции они действовали решительно, в ряде случаев руководствовались революционным правосознанием, перехватывали инициативу у противника, который был опытнее, чем сотрудники новой спецслужбы. Хотя образовательный уровень личного состава, в том числе руководителей, был невысок, им были присущи четкая политическая линия, революционный пафос, чувство преданности социалистической революции.

Во время создания Всеукраинской ЧК среди чекистов было значительное количество выходцев из еврейского населения. Это находило объективное объяснение. Евреи на Украине в дооктябрьский период составляли многочисленную диаспору, имели неравное положение с коренным населением, подвергались угнетению при царской власти, неоднократным погромам со стороны украинских националистов. Кстати, репутацию Петлюры на Западе сильно испортили еврейские погромы, в которых, по имеющимся данным, погибло около 50 тысяч человек. Сам он в 1926 году был
Страница 34 из 50

застрелен Семеном Шварцбурдом, 15 родственников которого стали жертвами погромов. Многие евреи приняли активное участие в революции на стороне большевиков. Немаловажное значение для пополнения чекистских рядов имел более высокий образовательный ценз еврейского населения. Но, с другой стороны, известно, что сионистские круги не стеснялись сотрудничать и с врагами советской власти, призывали к свержению большевиков.

В 1922 году национальный состав руководящего звена коллегии ОГПУ состоял из двенадцати евреев, четырех русских, трех поляков, украинца, латыша, белоруса. Высшее образование в руководстве имело 93 % евреев, 80 % поляков, 52 % русских. В органах госбезопасности евреи были наиболее интеллектуальной прослойкой, а самыми опытными в боевом отношении являлись чекисты-латыши.

Кадровый состав ГПУ УССР по состоянию на декабрь 1922 года: 4,4 % руководителей имели высшее образование, 16 % – среднее, 54 % – начальное; 41 % пришли из Красной армии, 9 % – бывшие гражданские работники, 6 % – из милиции, средний возраст прихода в органы составил 22 года; большинство чекистов-руководителей (55 %) родилось на территории нынешней Украины.

15 июня 1922 года Манцев обратился к Дзержинскому с письмом о бедственном материальном положении украинских чекистов. Денежное вознаграждение и продовольственный паек сотрудников были мизерными. Они находились в состоянии перманентного голодания. На этой почве происходило общее понижение работоспособности, падала дисциплина, настроение сотрудников было озлобленным. Зарегистрирован ряд случаев самоубийства на почве голода и крайнего истощения. Расстреляны сотни сотрудников, которые сами шли на разбой и грабеж из-за систематического голодания. «Бегство из украинской ЧК повальное. Особенно угрожающее положение сложилось с уменьшением числа коммунистов в чекистской среде: если раньше их было 60 %, то теперь с трудом насчитывается 15 %. Из ЧК уходили не худшие, и в большинстве своем пролетарии. Штаты мы уменьшили процентов на 75. Что же еще сокращать?» Такую картину в своем письме нарисовал Манцев. Особо тяжелое впечатление производят следующие строки из его письма председателю российской ВЧК: «Я лично получаю письма от сотрудниц, в которых они пишут, что вынуждены заниматься проституцией, чтобы не умереть с голоду».

О тревогах Манцева Дзержинский 6 июля 1922 года проинформировал секретаря ЦК Сталина: «…беспристрастные товарищи сообщают о невозможно тяжелом положении сотрудников ГПУ на Украине». «У меня сейчас просьба одна, – писал Дзержинский Сталину, – дать указания Наркомфину, Наркомпроду и Наркомвоену, чтобы отпущенное нам по смете госснабжение, как продовольственно-вещевое, так и денежное, не было фикцией, а было передано нам полностью. Только при этих условиях мы сможем бороться железной рукой с разложением, уменьшить кадры до максимальных пределов, подобрав лучших, и выполнить свое задание».

Благодаря помощи Дзержинского в органах безопасности Украины были введены твердые оклады, улучшено техническое обеспечение, установлен строгий контроль за экономией средств.

В сентябре 1922 года Дзержинский направил письмо в ЦК РКП(б) на имя Молотова, в котором говорил о том, что состояние органов ЧК внушает опасения. «Нет наплыва свежих ответственных товарищей. Старые болеют, другие бегут».

Дзержинский в декабре 1925 года писал о необходимости совершенствования контроля за деятельностью органов на основе украинского опыта. Балицкий рассказал ему о том, что был вынужден проконтролировать свои органы в связи с обнаружившимися злоупотреблениями по хозяйственной линии. Дзержинский поддержал эти меры, считал важным очиститься органам так, чтобы «имя наше не было замарано, чтобы все элементы разложения были отсечены». В годы Гражданской войны и военной интервенции чекисты Украины раскрыли крупные шпионские организации, действовавшие на территории республики. Иностранный отдел регулярно добывал разведывательные сведения о планах и замыслах империалистических разведок, контрреволюционной эмиграции, националистических организаций за кордоном. Чекисты сумели проникнуть в антисоветские эмигрантские центры, окопавшиеся в Париже, Берлине, Вене, Варшаве, Бухаресте. Были разгромлены десятки вооруженных петлюровских и белогвардейских банд, предотвращены контрреволюционные заговоры в Одессе, Херсоне, Киеве, Екатеринославской и Черниговской губерниях. Однако заплатили за эти победы дорого. Только в 1918–1919 годах в схватках с врагами и в застенках контрразведок погибли около двух тысяч сотрудников ЧК Украины.

Сохранился весьма любопытный циркуляр ЦК партии и комсомола Украины от 1921 года. В нем отмечается, что в последнее время на местах замечено весьма нежелательное явление – заполнение карательных органов советской власти молодыми работниками. Молодые люди с неустоявшимся, неоформившимся миросозерцанием, неокрепшие идейно и психологически, попадают в разлагающе влияющую на них обстановку. Поэтому людей, не достигших восемнадцатилетнего возраста, запрещалось принимать на ответственную работу в органы ВУЧК, в частности привлекать их для обыска и использовать в качестве секретных осведомителей.

Все руководители ВУЧК поступили в органы безопасности во время Гражданской войны и служили под руководством Дзержинского. Многих из них, не отступивших от принципов, которые исповедовал председатель ВЧК – ОГПУ, можно смело отнести к когорте дзержинцев. Их руками Коммунистическая партия России и Украины боролась с реальными противниками советской власти. Но судьба многих из них трагична. В годы сталинских репрессий погибли первые руководители ВУЧК – ГПУ Украины, рыцари революции, соратники Ф. Дзержинского М. Лацис и В. Манцев, В. Балицкий и многие другие. Лацис, работая директором института народного хозяйства, в 1937 году обвинялся в пособничестве врагам, которое выражалось в том, что он всячески старался помочь отеческой заботой и материальной поддержкой многим своим репрессированным товарищам. Манцев долго дружил с Дзержинским, который высоко ценил Манцева, видел его своим преемником на посту председателя ВЧК России, о чем и написал в декабре 1921 года в доверительном письме: «Я как-то расклеился; в последнее время чуть было не поднес Вам свиньи в виде назначения председателем ВЧК. Я хотел уйти, но ЦК не согласился».

В соответствии с постановлением Всеукраинского ЦИК от 22 марта 1922 года «Об упразднении Всеукраинской чрезвычайной комиссии и об организации Госполитуправления» органы госбезопасности были преобразованы.

После образования союзного государства СССР, в 1923 году было создано Объединенное государственное политическое управление (ОГПУ), призванное объединить усилия органов безопасности всех союзных республик в борьбе со шпионажем, бандитизмом и экономической контрреволюцией.

Создание республиканского ГПУ означало не просто смену наименования органов госбезопасности УССР. Главным здесь явился постепенный отход от чрезвычайных и карательных функций; органы ГПУ становились правовыми конституционными учреждениями, обеспечивающими защиту государственных интересов, прав граждан.

Важно подчеркнуть, что отныне спецслужбы союзных
Страница 35 из 50

республик в оперативной деятельности стали руководствоваться приказами и другими директивными установками ОГПУ СССР. Построенная таким образом структура органов безопасности СССР поставила республиканские службы в строгое подчинение ОГПУ, что позволяло центру реально контролировать обстановку в целом по стране, сосредоточивать усилия на решении коренных политических, экономических, разведывательных и контрразведывательных задач, которые не всегда были бы посильны разрозненным спецслужбам. Началось осуществление единой нормативно-правовой и кадровой политики.

Результатами преобразований структуры органов госбезопасности, свидетельствующими о существенных изменениях в работе спецслужб, явились следующие факты: разгром внутренней контрреволюции и иностранных интервентов, политического бандитизма, переход от политики военного коммунизма к нэпу, укрепление социалистической законности. Все это повлекло за собой изменение карательных функций государства, например позволило правительству республики отменить высшую меру наказания в Украинской ССР.

Органы безопасности сосредоточили свою деятельность на выявлении тайных, нелегальных происков спецслужб иностранных держав, шире стали привлекаться к решению созидательных экономических и социальных задач. Главное заключалось в изменении характера и методов их деятельности в новых условиях, когда после открытой вооруженной борьбы в стране наступил период мирного строительства.

Глава вторая

Расстрелянные наркомы безопасности

Всеволод Балицкий

Период истории органов государственной безопасности во времена ВУЧК, ГПУ и НКВД Украинской ССР связан с личностью Всеволода Аполлоновича Балицкого.

Родился он в 1892 году на Украине, его детство и юность прошли в городе Луганске, в семье бухгалтера патронного завода. Обучался на юридическом факультете Московского университета, но с третьего курса мобилизован на фронт Первой мировой войны. Окончил Тифлисскую школу прапорщиков (1915). Вольнослушатель Лазаревского института восточных языков. Активно занимался революционной деятельностью в солдатских кругах, по некоторым свидетельствам являясь членом партии меньшевиков, а с 1915 – большевиков. Имеются сведения о том, что в начале 1918 года Балицкий находился на нелегальной работе в Персии, затем в Грузии.

С декабря 1918 года – член коллегии ВУЧК, с 1919 года начал служить в особых отделах Красной армии, руководил губернскими органами государственной безопасности на территории Волыни и в Киеве. Был близким соратником Дзержинского, многие годы рядом с ним участвовал в борьбе с бандитизмом, создавал специальные военные части ЧК.

В 1923 году тогдашний председатель Всеукраинской ЧК – ГПУ Манцев получил новое назначение, поэтому встал вопрос о преемнике. Москва настаивала о направлении на эту должность члена коллегии ВЧК С. Мессинга. Но сложилась необычная для того и даже всего советского времени ситуация: украинское правительство не приняло московскую кандидатуру и в ответ внесло свою. Так в августе 1923 года председателем ГПУ Украинской ССР был назначен Балицкий, который сразу же введен в состав членов союзной коллегии ОГПУ

В те годы на Украине сложилась практика, когда руководитель ГПУ одновременно возглавлял народный комиссариат внутренних дел (НКВД), тем самым объединив борьбу в масштабах республики как с политическими, так и с уголовными преступлениями.

Об усилении личного влияния Балицкого свидетельствуют избрание его в 1927 году кандидатом в члены Политбюро ЦК Компартии Украины и назначение председателем комиссии при ЦК КП(б)У по рассмотрению судебно-политических дел. Это предоставляло существенные полномочия, в том числе карательным органам, так как указанная партийная комиссия определяла конкретные директивы судам в отношении мер социального наказания по имеющим важное значение политическим процессам.

Под руководством Балицкого была проведена активная борьба с бандитизмом, контрреволюцией, троцкистами, украинскими сепаратистами и национал-уклонистами.

После окончания Гражданской войны органы ГПУ в ряде случаев старались избегать применения крайних репрессивных мер. В этой связи заслуживает внимание записка украинского ГПУ в 1925 году первому секретарю ЦК Украины Лазарю Кагановичу о том, что в последнее время в республике снова всплыл позабытый после Октябрьской революции «еврейский вопрос» и «так сильно и резко, что стал предметом обсуждения и волнения в двухмиллионной среде еврейских масс». ГПУ докладывало, что «мы, по-видимому, не учли объективных причин, превративших сионистское движение в политическое движение еврейской мелкой буржуазии», не придали должного значения созданию многочисленных сионистских организаций. Борьба с сионизмом сводилась к ослаблению движения, снимали, сажали и подвергали высылке актив сионистских группировок.

ГПУ осознавало, что «наши меры административной борьбы с сионистским движением не достигают своей цели», и считало, что разрешением всех вопросов парализации сионистского движения должны заняться партийные органы, советские и общественные организации. Учитывая, что указанные органы ничего не делают для ослабления сионистского движения, обращения молодежи «в советскую единицу», ГПУ предложило через комсомол усилить воспитательную работу молодежи, создать преданный советской власти актив, облегчить порядок принятия в комсомол еврейской местечковой молодежи, вовлечь ее в культурную работу, создать специальные школы кустарей. Чекистами были предложены и другие меры, в частности увеличить число периодических изданий на еврейском языке. ГПУ считало ненормальным, когда издавалась одна газета «Штерн» и одновременно свыше десяти нелегальных сионистских газет и воззваний. «В прессе должен звучать голос украинского еврея, реагирующего на мероприятия советской власти», – считали сотрудники ГПУ.

К несчастью, после Ленина и Дзержинского наступил период подчинения органов безопасности лично Сталину, что повлекло за собой трагические последствия в жизни русского, украинского и других народов СССР.

Предвестником наступающих жестоких репрессий в республике стали организованные показательные судебные процессы по групповым делам Украинского национального центра (УНЦ), Украинской военной организации (УВО) и другие.

В 1929–1930 годах при Балицком начались аресты среди представителей творческой и научной интеллигенции, в прошлом участников петлюровского движения, как это подавалось в печати. Наиболее типичным из масштабных политических событий явился шумно проведенный судебный процесс по делу Спiлки визволения Украiни (Союз освобождения Украины – СВУ), по которому обвинялись 45 граждан, среди которых 2 академика, 15 профессоров, 10 учителей. Средства массовой информации провозгласили эти аресты интеллигенции как «украинский гражданский суд», который карает не только контрреволюционное наследие петлюровщины, а в исторической ретроспективе – «весь украинский национализм», предательскую политику националистических партий, их идеи буржуазной самостоятельности и независимости Украины. О смягчении карательной политики может
Страница 36 из 50

свидетельствовать то, что из всех осужденных по делу СВУ ни один не был приговорен к высшей мере наказания; тридцать человек приговорены на срок от трех до десяти лет наказания, девять человек – к трем годам и меньше, семерых выслали за пределы Украины сроком до трех лет. Вместе с тем дополнительная проверка показала, что большинство из этих лиц погибли в 1937–1938 годах вследствие выдвинутых против них новых внесудебных обвинений. Все должностные обвинительные лица (прокуроры и судьи) были известны, поскольку процесс был открытым и постоянно освещался в газетах. Их судьба, как и следователей ГПУ, которые вели указанные групповые дела, оказалась трагической. Начальник следовательского отдела ГПУ Горожанин, следователи Брук, Берко и Джавахов были расстреляны в 1937 году; Козельский в 1936 году покончил жизнь самоубийством. Все они сами оказались жертвами сталинского времени.

Когда шла реабилитация, я прочитал более трех десятков томов архивных судебных материалов по процессу СВУ. Зафиксированное в них выглядело с позиций современности и моих личных убеждений как необъяснимое помутнение тогдашнего общественного разума.

В 1925 году из ЦК Компартии Украины поступил документ за подписью Кагановича, в котором от ГПУ настоятельно требовалось обратить особое внимание на контрдиверсионную работу в промышленности и сельском хозяйстве. Органам давались партийные указания заняться изучением положения, настроением крестьянства, их реакции на тяжесть налогов и хлебозаготовок.

На закрытом заседании Политбюро ЦК в 1928 году Балицкий сделал доклад о положении на селе. Высшая партийная инстанция потребовала от органов государственной безопасности республики усилить борьбу с антисоветскими элементами на селе, организовать пресечение массовых крестьянских выступлений во время проведения кампании по коллективизации и раскулачиванию, а также при изъятии излишков хлеба. Следует отметить, что в ходе реализации политики партии по сплошной коллективизации, ликвидации кулачества как враждебного класса подверглись раскулачиванию и выселению в отдаленные районы страны свыше 200 тысяч украинских крестьянских семейств. Были увеличены налоги, в качестве оплаты введены трудодни, установлено уголовное наказание за опоздание на работу, хищение социалистической собственности, даже за сбор оставшихся на поле после уборки урожая колосков.

В начале 1930-х годов на Украине (как и в Казахстане, Поволжье) разразился страшный голод, власти изымали все запасы зерна у колхозников. Особые продовольственные отряды забирали излишки зерна, население голодало и тысячами вымирало. В 1931 году в пяти областях СССР (в Западной Сибири, Казахстане, на Урале, Средней и Нижней Волге) вследствие засухи случился неурожай, что значительно сократило хлебные ресурсы страны. Ситуативная и некомпетентная политика в сельском хозяйстве, экстенсивный экспорт зерна урожая 1931 года сделали обстановку критической. В 1932 году последовал еще больший спад производства продуктов питания, прежде всего за счет основных производящих зерновых районов УССР и Кубани. К началу осени 1932 года страна испытывала трудности с обеспечением городского населения продовольствием. К весне 1933 года в целом по стране положение с продовольствием было тяжелым, перебои были даже в Москве, Ленинграде и ряде военных округов РККА. Голодали Западная Сибирь, Урал, Средняя и Нижняя Волга. Но ситуация на Украине, Северном Кавказе и Казахстане была самой тяжелой. Несмотря на то что из 1,1 миллиона тонн продовольственной, семенной и фуражной помощи, предоставленной в первой половине 1933 года сельскому хозяйству СССР, 576 400 тонн было направлено именно в УССР, эта республика по результатам 1933 года стала лидером по абсолютным показателям сверхсмертности, по относительным ее обходил лишь Казахстан.

Среди историков и политиков на данный момент не достигнуто общего мнения в отношении причин, повлекших за собой массовый голод. Существует точка зрения, согласно которой сверхсмертность населения Украины от голода была во многом вызвана сознательными и целенаправленными действиями советского руководства по подавлению славян.

На эти годы пришлось руководство Балицким органами государственной безопасности Украины. Его практическая деятельность находила высокую оценку и поддержку в Киеве и Москве. Он характеризовался преданным, стойким, верным в проведении политики партии в жизнь большевиком-чекистом; его именем были названы некоторые колхозы, новый стадион «Динамо» в Харькове.

В связи с назначением в июле 1931 года Балицкого на должность заместителя председателя ОГПУ, Менжинский обратился со специальным письмом к сотрудникам ГПУ Украины. Он отметил, что до переезда в Москву Балицкий 12 лет бессменно стоял во главе органов и войск ГПУ на Украине, «являясь их руководителем, организатором и воспитателем». «Украинские чекисты, – отмечал председатель ОГПУ, – вписали прекрасные, героические страницы в историю ВУЧК – ОГПУ, огромны, неисчислимы их успехи и победы на Украине за все время существования советской власти. Происки и козни классовых врагов всегда разбивались о гранит чекистской закалки, партийной преданности и классовой выдержанности чекистов Украины, воспитанных в духе большевистской партийности и лучших чекистских традиций».

И вместе с тем с именем Балицкого связаны аресты и высылки крестьян, «националистической» интеллигенции. В ноябре 1932 года Балицкий был направлен особоуполномоченным ОГПУ на Украину, где в это время свирепствовал голод, с задачей «безусловно выполнить план хлебозаготовок». И, судя по всему, выполнил.

В 1933 году Балицкого снова вернули на Украину. Сталин считал необходимой его работу в этой республике, что хорошо видно из его переписки с Кагановичем. Всесоюзная газета «Известия» писала, что Балицкий должен помочь миллионам украинских селян подавить кулацкий саботаж и обеспечить молодым колхозам возможность «спокойно расти и расцветать». Видимо, для «расцвета» колхозного движения Политбюро ЦК ВКП(б) СССР 10 марта 1932 года предоставило право рассмотрения дел «по повстанчеству и контрреволюции» на Украине тройке ГПУ в составе товарищей Балицкого, Карлсона и Леплевского и применения высшей меры социальной защиты. Балицкого считают одним из главных организаторов массового террора на Украине, унесшего жизни десятков тысяч людей.

С 1935 года он имел высшее звание «комиссар государственной безопасности 1 ранга» (равнозначно генералу армии), которое за всю историю было присвоено всего девяти руководителям органов государственной безопасности.

С приходом Ежова на должность наркома внутренних дел СССР усилились массовые репрессии 1937–1938 годов. На Украине расширилась кампания по разоблачению «врагов народа» среди партийно-советского актива, командного состава Вооруженных сил и сотрудников органов государственной безопасности.

В 1937 году московский ЦК Компартии вскрывает серьезные недостатки в работе Политбюро ЦК Украины – высшего партийного органа Коммунистической партии, а первого секретаря ЦК Постышева обвиняют в развале работы и пособничестве враждебным антисоветским элементам в республике. Над Балицким, который многие
Страница 37 из 50

годы работал с первыми секретарями ЦК Компартии Украины Квирингом, Косиором, Кагановичем, Постышевым, стали сгущаться тучи. В мае его вызвали в Москву и сильно понизили в должности, отправив в Хабаровск начальником краевого управления НКВД.

Как свидетельствуют архивные данные, на новом месте Балицкий продолжал действовать в присущей ему манере сталинского руководителя – оперативно и решительно. Так, лишь по одному уголовному делу в Особой Краснознаменной дальневосточной армии было арестовано 200 командиров и других военнослужащих.

А в это время на Украине собираются обвинения на самого Балицкого, который якобы «утаивал от покарания врагов народа, не выполнял указаний центра по разоблачению контрреволюционных и террористических организаций, сдерживал борьбу с троцкистами, националистическими элементами в республике». Доносы «о вредительской линии» Балицкого готовили его бывшие подчиненные и передавали новому наркому внутренних дел Украины Леплевскому, с которым ранее у Балицкого не сложились личные взаимоотношения. Леплевский сфабриковал дело про «антисоветский заговор в НКВД Украины во главе с наркомом Балицким», в котором якобы участвовали практически все заместители Балицкого, руководители ведущих подразделений. Важно подчеркнуть, что в одной из докладных записок в Москву на имя наркома Ежова сообщалось, что Балицкий осуществлял «неприкрытое сопротивление выполнению оперативных указаний НКВД СССР, им было сделано все, чтобы сберечь от разгрома кадры». Он стремился остановить репрессии, уменьшить количество арестов и смертных приговоров.

Балицкого обвинили по одному уголовному делу с Якиром. Трагедия заключалась в том, что еще в 1930 году командующий Киевским военным округом Якир ездил в Москву и жаловался на ГПУ Украины, которое под руководством Балицкого саботировало, по его мнению, выявление враждебных элементов из числа бывших царских офицеров.

При аресте 7 июня 1937 года у Балицкого изъяли государственные награды: три ордена Красного Знамени, орден

Трудового Красного Знамени УССР, орден Красной Звезды, два знака «Почетный работник ВЧК – ГПУ».

Допросы Балицкого проводил заместитель наркома НКВД СССР Бельский, незаконными методами добиваясь его признания об участии в «военно-фашистском заговоре». Партийные органы Украины в лучших традициях тех времен поспешили еще до суда обвинить Балицкого в том, что он входил в состав преступного «якировского контрреволюционного центра, покрывал троцкистов, правых и националистов».

Он был делегатом печально известного XVII съезда ВКП(б), попал в число тех 395 членов ЦК ВКП(б), которые погибли в 1937–1940 годах. В жизни страны шел жестокий кругооборот: выносившие смертные приговоры высшие руководители карательной системы становились жертвами. Балицкий был приговорен к высшей мере наказания и 27 ноября 1937 года расстрелян.

К периоду моей работы в КГБ УССР Балицкий не был реабилитирован. Вернулись ли к его личности современники в СБУ, я не знаю. На вопрос журналистов, почему он не реабилитирован, в 1989 году я отвечал: «Может, у кого и поднимется рука поднять вопрос о его реабилитации, однако лично я этого не сделал, хотя и отдаю ему должное как чекисту так же, как и многим другим чекистам».

Израиль Леплевский

14 июня 1937 года комиссар госбезопасности 2 ранга Израиль Моисеевич Леплевский был назначен наркомом внутренних дел Украины.

Родился он в Брест-Литовске в 1896 году в семье резчика табачной фабрики. Работал в шапочной мастерской, на складе аптекарских товаров, служил в армии в 1914–1917 годах рядовым Дербентского пограничного полка на Турецком фронте. Вел революционную работу среди солдат, был членом Бунда, в 1917 году вступил в партию большевиков.

Службу в органах ВЧК начал в 1918 году с должности регистратора оружия в Саратовской ЧК, затем занимал различные должности в Самарской, Екатеринославской губернских ЧК,

Одесском губотделе ГПУ, был начальником 26-го пограничного отряда. Свою активную деятельность начал с участия в подавлении различных выступлений против советской власти на Украине, разрабатывал операции по ликвидации петлюровских атаманов, подпольных белогвардейских организаций.

Леплевский был младше своего руководителя Балицкого на четыре года, но уже в 1925–1929 годах он являлся его заместителем, членом коллегии ГПУ УССР.

Среди ближайшего окружения Леплевского распространялись слухи о том, что основная заслуга в разгроме контрреволюционных сил на Украине в годы Гражданской войны принадлежит именно Леплевскому благодаря его профессионализму и оперативности. Когда об этом стало известно Балицкому, он не стал делить лавры и успехи со своим заместителем, а способствовал выдвижению Леплевского на самостоятельную должность – наркома внутренних дел Белоруссии. В некоторых печатных источниках содержится упоминание о якобы сделанном им заявлении при отъезде из Киева: «Я еще сюда вернусь и рассчитаюсь со всеми».

В 1931 году Леплевский был переведен в Москву, в центральный аппарат, где семь месяцев возглавлял особые отделы Главного управления госбезопасности НКВД. Именно под его непосредственным руководством и с его участием военные контрразведчики чинили расправы над известными со времен Гражданской войны военачальниками – Тухачевским, Якиром, Корком, Уборевичем и другими. Сослуживцы вспоминали, как Якира привели в кабинет начальника военной контрразведки Леплевского. Он вошел в военной форме, а из кабинета был выведен без ремня, петлиц, избитым и в разорванной гимнастерке. Под руководством Леплевского у командующего Киевским военным округом командарма 1 ранга Якира были выбиты показания, свидетельствующие о том, что Балицкий являлся участником антисоветского заговора.

Как участники антисоветских троцкистских организаций были арестованы 21 комкор, 37 комдивов, 29 комбригов, 7 дивизионных комиссаров и т. д. – около тысячи высших командиров и политработников.

С первых же дней назначения наркомом Леплевский стал требовать увеличения арестов военнослужащих, усилил расправу над партийными и советскими работниками, сотрудниками центрального, областных аппаратов НКВД Украины. Верных себе сотрудников он наставлял: «Следует действовать более решительно. Для вас не должны существовать никакие директивы, кроме моих».

На пленуме ЦК КП(б)У по докладу Леплевского отмечалось, что органы НКВД на протяжении нескольких лет проявляли бездеятельность. В результате многие руководители НКВД, старые чекисты, были выведены из состава партийных органов КП(б)У, из обкомов партии и в последующем арестованы.

О своем исключении из состава ЦК и готовящемся аресте узнал начальник управления НКВД по Харьковской области комиссар госбезопасности 3 ранга С. Мазо и покончил жизнь самоубийством. В его рабочем кабинете была обнаружена записка коллегам: «Товарищи, одумайтесь! Куда ведет такая линия арестов да выбивания у обвиняемых показаний?»

Не выдержал массовых репрессий на Украине и личных обвинений в участии в националистической организации председатель Совнаркома Украины Панас Петрович Любченко. Он покончил жизнь самоубийством, застрелив при этом и свою жену. (Черные страницы истории как бы повторяются,
Страница 38 из 50

когда вспоминаешь, как в 1991 году после ГКЧП подобная участь постигла Бориса Карловича Пуго, бывшего председателя КГБ Латвийской ССР, министра внутренних дел СССР, и его супруги.)

В соответствии с указанием НКВД СССР от 30 января 1937 года категория лиц, подлежащих репрессиям на Украине, значительно увеличилась за счет членов антибольшевистских партий, прежних царских чиновников, жандармов, участников казацко-белогвардейских повстанческих организаций, сектантских и церковных активистов, а также уголовников, бандитов, воров-рецидивистов. В 1937 году в органы НКВД поступила телеграмма наркома Ежова, согласно которой подлежали аресту и расстрелу через «тройки» кулаки и уголовные преступники, бежавшие из лагерей или ссылок. Для НКВД Украины устанавливался лимит на арест 28 800 граждан (к расстрелу – 8000).

По личной просьбе Леплевского лимит на расстрел был увеличен на 4200 человек. Руководство НКВД Украины, как всегда, шло с опережением.

11 августа 1937 года Ежов издал указание, в соответствии с которым на Украине была проведена этническая чистка лиц польской национальности, обвинявшихся в сотрудничестве с польской разведкой, в шпионской, террористической и фашистско-повстанческой деятельности. Я знакомился с некоторыми подобными делами по арестам поляков в Житомирской области. С применением физического воздействия обвиняемые лица признавались в связях с польской разведкой, подготовке подрывов мостов в случае войны и т. д. Обычно один подозреваемый под пытками признавался, затем оговаривал своих знакомых или односельчан, и те подпадали под каток репрессий.

20 декабря 1937 года отмечалась 20-я годовщина органов государственной безопасности. В газетах воспевался «великий всенародный праздник», публиковались приветствия чекистам Украины, «которые под руководством товарища Леплевского разгромили контрреволюционные, правотроцкистские и националистические гнезда наемников фашизма». В приветственном слове чекистам Косиор произнес: «Я не знаю, какое сердце честного советского гражданина не пылает любовью к Народному комиссариату внутренних дел, к их славным работникам».

Однако к концу 1937 года от ряда сотрудников поступили заявления о том, что Леплевский в 1920-х годах защищал платформу Троцкого, был карьеристом, дружил с врагом народа Балицким. По утверждению Ежова, Леплевский утратил доверие ЦК партии большевиков за свои грубые действия, так как его работа носила бессистемный характер и «ударяла по одиночкам». И это обвинение предъявлялось человеку, при котором аресты граждан в республике увеличились по сравнению с временами Балицкого более чем в три раза.

В апреле 1938 года Леплевского арестовали по тем же кошмарным обвинениям, которые он сам предъявлял сотням и тысячам: его обвинили в участии в антисоветской троцкистской организации, сделали из него руководителя враждебного «заговора НКВД в Украине». 28 июля того же года Военной коллегией Верховного суда СССР И. Леплевский приговорен к высшей мере наказания и расстрелян. Не реабилитирован. Вместе с ним погибли его ближайшие соратники-чекисты по службе в Киеве и Москве.

В это же время продолжались репрессии среди руководящего состава НКВД. В мае 1938 года покончил жизнь самоубийством начальник УНКВД по Московской области В. Каруцкий. Атмосфера в столичном органе госбезопасности была такова, что только за один 1938 год сменилось шесть начальников Московского управления.

Александр Успенский

В начале 1938 года на должность наркома внутренних дел Украинской ССР Ежов рекомендовал Александра Ивановича Успенского. В отличие от предшественников – Балицкого и Леплевского – он ранее не имел какого-либо отношения к республике.

Родился Успенский в Тульской губернии в семье лесника. Окончил два класса духовного училища в Туле. В органы ВЧК пришел в 1920 году на должность уездного секретного уполномоченного ЧК. Затем работал в органах ВЧК Тулы, Урала, Московской области. Судьба баловала чекиста Успенского. В молодом возрасте, в 25 лет, он уже стал начальником экономического отдела ОГПУ по Уралу, в 1931 году был переведен на аналогичную должность в ГПУ Московской области. В столице он сумел сблизиться со многими руководителями подразделений центрального аппарата, которые способствовали его дальнейшему росту по службе. В 1935 году Успенский – заместитель коменданта Московского Кремля по внутренней охране.

Когда в 1937 году арестовали наркома СССР Ягоду, Успенский не без успеха начал выдавать себя за жертву, пострадавшую от беззакония последнего. На самом деле «пострадавший» – типичный представитель ежовской гвардии. Он пользовался расположением наркома Ежова и не раз доказывал ему свою преданность, выполняя деликатные поручения большой важности. Так, в марте 1937 года перед назначением начальником управления НКВД Оренбургской области Ежов в доверительном разговоре поставил перед ним задачу: «Не считаясь с жертвами, нанести полный оперативный удар по местным кадрам. Да, могут быть и случайности. Но лес рубят – щепки летят. Имей в виду, в практике НКВД это неизбежно. Главное, что требуется от тебя, это показать эффективность своей работы, блеснуть внушительной цифрой арестов». И Успенский с особым рвением проводил репрессии, что отметили в самом Кремле. В Оренбурге было сфальсифицирован ряд громких политических дел, в их числе дело о мифической белогвардейской организации, имевшей войсковую структуру. За пять месяцев его «работы» в небольшой по численности населения области было арестовано свыше трех тысяч человек, из них половина расстреляна.

В 1937 году Оренбург посетил секретарь ЦК Андрей Жданов, которому показалось, что в этой области арестов «врагов народа» проводится недостаточно, о чем он телеграфировал Сталину. Волна репрессий в этой крестьянской, далекой от революционных потрясений области усилилась: только по спискам Успенского было дополнительно арестовано еще около 600 человек во главе с первым секретарем обкома ВКП(б) Митрофановым.

В связи с назначением на ответственную должность наркома внутренних дел Украинской ССР Успенского пригласили на беседу к И. Сталину. Вождь прежде всего поинтересовался прошлыми отношениями Успенского с арестованным «врагом народа» Ягодой. Успенский клялся в чистоте перед коммунистической партией, органами безопасности, а бывший нарком Ягода, дескать, ему не всегда доверял и даже подвергал травле. Сталин пожелал успехов в руководстве органами безопасности Украины.

Нарком внутренних дел Ежов порадовался за своего выдвиженца. «Теперь можно ничего не бояться. Тебе доверяет сам товарищ Сталин», – наставлял он новоиспеченного руководителя органов госбезопасности Украины. Вместе с бригадой сотрудников центрального аппарата НКВД Ежов выехал в Киев для представления украинским чекистам своего ставленника. В последующем Успенский так охарактеризовал визит Ежова в столицу республики: «В Киеве каждый из этой бригады занимался тем, что подбирал материалы для арестов, причем материалы тут же докладывались Ежову и тот в пьяном виде, не читая и даже не ознакомившись с краткими справками, санкционировал аресты. Особенно отличался в этом отношении Листенгурт (в феврале – апреле 1938 года
Страница 39 из 50

исполняющий обязанности начальника особого отдела НКВД Украины), который ставил перед Ежовым вопрос об аресте военных… Тогда же я получил от Ежова санкцию на арест 36 тысяч человек с правом судить их решением тройки НКВД Украины». Как известно, на Украине продолжались массовые репрессии, а тут нарком Успенский получает такой подарок – карт-бланш на аресты и расстрелы от самого Ежова. Успенский не преминул этим воспользоваться, масштабы репрессий при нем все увеличивались. Этот период характеризуется резким ужесточением карательной политики, когда почти все арестованные приговаривались к высшей мере наказания.

Новый нарком начал с разоблачения «антисоветского заговора в НКВД Украины» во главе с бывшим наркомом Леплевским. Я знакомился с архивными документами, из которых было видно, что НКВД Украинской ССР в своих докладах в 1938 году в Москву указывал на «коренной перелом в разгроме вражеских формирований и троцкистского подполья на Украине, который состоялся на основе непосредственных указаний наркома внутренних дел СССР Ежова по устранению антисоветского подполья, данных им во время приезда на Украину (февраль) и под руководством секретаря ЦК КП(б) УССР Н. С. Хрущева».

В январе 1938 года, одновременно с назначением Успенского, первым секретарем ЦК КП Украины туда был направлен Хрущев. Согласно его опубликованным воспоминаниям, ехал без желания, просил Сталина не посылать его в эту республику: «не подготовлен, чтобы занять такой пост», к тому же существует национальный вопрос, «я – русский, говорить на украинском совсем не могу, а это тоже имеет большой минус». При отъезде Хрущев просил подобрать в Москве несколько лиц украинской национальности на руководящие должности, что было необходимо, так как «на Украине из-за арестов сейчас нет ни одного председателя облисполкома и даже председателя Совнаркома (есть его первый заместитель), нет заведующих отделами обкомов и горкомов партии, а в ЦК КП(б)У – ни одного заведующего отделом».

На Украине была уничтожена вся верхушка руководящих кадров в «несколько этажей», как образно оценивал Хрущев политическую обстановку в республике. Кадры менялись и вновь арестовывались и уничтожались; особой расправе подвергалась украинская интеллигенция.

Успенский поставил вопрос об аресте известного поэта Рыльского, которого обвиняли в национализме и возвели в ранг «врагов народа». Хрущев якобы возражал: «Какой он националист, он просто украинец и отражает украинские национальные настроения».

Возлагая в последующем вину за репрессии и свои прегрешения в этом на Сталина, Хрущев забывает упомянуть, что период его руководства на Украине республиканской партийной организацией отмечен волной усилившихся репрессий. При нем стали выкашивать авторитетных руководителей республики, государственных и партийных работников различных рангов. На время его пребывания в республике приходится пик арестов видных военачальников. Так, в июне 1938 года Хрущев отмечал, что «состав Политбюро ЦК ВКП(б) Украины почти весь, за исключением единиц, оказался вражеским». Во время приезда Ежова Хрущев заверял: «Мы врагов доконаем на Украине».

Успенский понимал, что за массовые репрессии невиновных лиц рано или поздно придется нести ответственность, и решил имитировать самоубийство и уйти на нелегальное положение по фиктивным документам оперативного прикрытия на другое лицо. К этому времени стали ходить слухи о шаткости положения наркома Ежова, на которого уже нельзя опереться и списать проделки на Украине, и это оказалось правдой.

В один из осенних дней ноября 1938 года в своем служебном кабинете в Киеве не появился на работе нарком внутренних дел, комиссар госбезопасности 3 ранга Успенский. Оставив дома жену и сына, он утром ушел на работу и просто для всех исчез. Местонахождение наркома было неизвестно около пяти месяцев. По всей стране осуществлялся его активный, но безрезультатный поиск. Как обычно, в чекистских кругах выдвигались различного рода версии, строились догадки, вплоть до такой, что Успенский стал изменником Родины и бежал за кордон – в Румынию или Польшу. Сумел же в эти дни под предлогом встречи с зарубежным агентом уйти в Японию и не вернуться в СССР начальник НКВД Дальневосточного края Люшков, ранее работавший на Украине.

Но случившееся в Киеве не находило здравого объяснения. Невиданный случай: пропал нарком республики. Не вносила ясности и оставленная им в кабинете краткая записка: «Не могу так жить дальше. Мой труп ищите в Днепре».

Заметая следы, Успенский скрывался в Курске, Архангельске, Калуге. Несколько месяцев он провел в Муроме у любовницы, жены арестованного ответственного друга, сотрудника Лубянки, а потом скитался в поисках укромного местечка по Уралу. Ориентировка на задержание была направлена во все территориальные органы, и в апреле 1939 года он был арестован в Челябинской области.

На допросе бывший нарком показал, что мысль о бегстве, которое он предпринял для того, чтобы избежать грозившего ему ареста, возникла у него под воздействием разговора, имевшего место на даче Ежова. И когда утром 14 ноября 1938 года Успенскому позвонил Ежов, то его слова: «Тебя вызывают в Москву, плохи твои дела», он понял как сигнал, предупреждение о грозящем аресте. «Передо мной встала дилемма: или стреляться, или попытаться скрыться, я предпочел последнее», воспользовавшись советом Ежова, недвусмысленно высказанным им в конце разговора: «А в общем ты сам смотри, как тебе ехать и куда именно ехать».

В январе 1940 года Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила Успенского к расстрелу.

Каким Успенский останется в истории: сотрудником ЧК, который по «рецидиву» проснувшейся совести не захотел участвовать в дальнейших репрессиях и добровольно своим безрассудным поступком обрек себя на погибель? Или трусом, испугавшимся размаха развернутых арестов за короткий срок пребывания его в должности наркома и неизбежной личной ответственности за содеянное, понимая, что Москва не защитит? Или фальсификатором и жестоким исполнителем сталинской политики чисток рядов коммунистической партии, старых большевиков, высших кадров Красной армии, ветеранов ЧК, представителей интеллигенции, специалистов, рядовых тружеников как на Украине, так и в Сибири? Какое место отведено в истории органов безопасности Александру Успенскому, и вспомнит ли кто-либо из наших современников его имя?..

Не стало Ежова, не стало Успенского. Новый нарком внутренних дел Берия в декабре 1938 года назначил исполняющим обязанности наркома внутренних дел Украины Амаяка Кобулова, старший брат которого, Богдан, являлся заместителем Берии в союзном НКВД. Старший лейтенант госбезопасности продолжил «наводить порядок» в Киеве и разоблачил «антисоветский заговор в НКВД Украины во главе с наркомом Успенским».

«Украинский Кобулов был еще мальчишкой и довольно неподготовленным», – так отозвался о нем Хрущев. Об Амаяке известно, что он имел образование в пределах пяти классов торговой школы (высшее образование получил после войны) и непомерные амбиции. В 1939 году он направляется за границу в качестве руководителя берлинской резидентуры, где ему был подставлен агент-двойник «Лицеист»,
Страница 40 из 50

через которого фашистские спецслужбы сумели успешно провести операцию по прямой дезинформации советского руководства.

Уничтожение наркомов внутренних дел Украинской ССР продолжилось: по делу Берии в 1955 году были расстреляны и А. Кобулов, и П. Мешик, бывшие короткое время руководителями органов безопасности республики. Кобулову вменялось то, что он являлся активным участником антисоветской заговорщической группы Берии, виновен в развале работы советской разведки в Германии накануне войны, нарушении законности и фальсификации следственных дел. Оправдываясь в применении пыток, А. Кобулов упомянул об указаниях руководства партии применять меры физического воздействия к арестованным врагам и полученном указании Сталина по этому вопросу.

Глава третья

Они возглавляли КГБ Украины

Спустя год после смерти Сталина указом Верховного совета СССР в марте 1954 года образуется новая спецслужба – Комитет госбезопасности при Совете министров СССР.

Народная мудрость гласит, что «новая метла по-новому метет». Пришедший к власти Никита Хрущев принял деятельное участие в реформе оставшейся в наследство громоздкой правоохранительной системы – выделении государственной безопасности из органов внутренних дел в самостоятельный орган. Создав Комитет с приставкой «при Совете министров СССР», он понизил его статус до рядового комитета, хотя в структуре правительства действовали государственные комитеты с полномочиями, близкими к министерским.

Бывший нарком внутренних дел Украинской ССР Иван Серов назначается первым председателем КГБ. Он был близок Хрущеву, работал с ним на Украине, выступал в его поддержку, будучи осведомленным о превышении им полномочий и многих незаконных акциях в союзной республике. Соратники Хрущева обвиняли Серова в том, что после войны тот вывез из Германии много имущества и ценностей (и не только он, упоминался даже Жуков). Никита Сергеевич не поднимал шума, зная, что не один Серов грешил этим.

Хрущев встретился с руководящим составом созданного Комитета. Основные принципиальные тезисы его выступления сводились к следующему: роль контрразведки в стране чрезмерно раздута, нет необходимости содержать большие штаты. Он спешил объявить, что в стране нет арестованных по политическим мотивам, что было далеко от истины. Как и в других многочисленных заявлениях по различной проблематике, проявлял явный волюнтаризм, как бы оправдывая характеристику Уинстона Черчилля: «Хрущев – великий человек, но невозможно перепрыгнуть пропасть в два приема».

Если Комитет «при Совете министров», то, естественно, должна развернуться борьба за влияние на спецслужбу между партийной и исполнительной властями. Для Хрущева КГБ – это «глаза и уши партии». Но тогдашний председатель Совета министров СССР Николай Булганин стремился к тому, чтобы КГБ подчинялся и Совету министров, а не только ЦК. В период острой борьбы за власть Хрущев, организовав арест Берии и его окружения, не мог позволить, чтобы другие лица командовали органами безопасности. Ведь ему было что скрывать в потаенных архивах госбезопасности, связанных, в частности, с его личностью и неблаговидными делами. Некуда деваться, ведь он – главный зачинщик массового террора на Украине, который требовал к тому же больших масштабов репрессий. Хрущев громче и яростнее всех разоблачал, арестовывал людей, будучи главой страшных внесудебных «троек» на Украине и в Москве. Долгое время изымались и уничтожались архивы, Хрущев отвлекал людей от своей личной причастности к произволу, сфокусировав гнев на фигуре Сталина.

В 1957 году Серов докладывал в ЦК Хрущеву, что со времени образования КГБ численность личного состава органов госбезопасности сокращена более чем наполовину. Как и в предыдущие годы, чистка коснулась более 16 тысяч сотрудников, уволенных по различным причинам. В Москве из центрального аппарата было изгнано две тысячи сотрудников, из которых 48 – руководители ведущих управлений и отделов. Вместо них по направлению ЦК КПСС прибыло свыше 60 коммунистов с ответственной партийной и советской работы. Обратите внимание, что 23 тысячи сотрудников были привлечены к ответственности за нарушения социалистической законности.

Серов лишился своей должности после скандального разоблачения КГБ преступной деятельности «супершпиона», полковника ГРУ Пеньковского, который передал американской и английской разведкам важнейшие военные секреты страны.

Председателем КГБ был назначен первый секретарь ЦК ВЛКСМ 38-летний Александр Шелепин. При нем была продолжена чистка руководящего эшелона КГБ в целом по стране. Теперь на смену приходили комсомольские вожаки: молодого возраста секретари райкомов, обкомов комсомола становились начальниками городских отделов, областными руководителями подразделений. Смена руководящих кадров, конечно же, была необходима: менялась политическая обстановка, требовались подготовленные и грамотные специалисты. Но ведь и высшее руководство комсомолом, приходившее вместо увольняемых кадровых профессионалов, идеологически и психологически формировалось в тех же условиях сталинских и хрущевских постулатов.

Так продолжалось и после Шелепина, когда КГБ, по протекции Хрущева, возглавил опять же первый секретарь ЦК комсомола Владимир Семичастный. Никита Сергеевич, «крестный отец» Семичастного, благословил молодого вожака украинского комсомола, много сделавшего после войны для восстановления народного хозяйства.

Мне посчастливилось общаться с ним в последние годы его жизни, встречаясь на собраниях кузбасского землячества, изредка в простой, обыденной обстановке. Он сохранил государственный подход к событиям прошедших лет, рассказывал мне об украинском периоде жизни, многих эпизодах профессиональной деятельности в КГБ. Но это – отдельная тема, весьма заманчивая.

С приходом Андропова наименование Комитета утратило приставку «при Совете министров», что существенно сказалось на укреплении положения органов государственной безопасности.

Руководители Комитета государственной безопасности Украины

КГБ республики со времени его создания в 1954 году возглавляли:

– 1954–1970 годы – генерал-полковник Виталий Федорович Никитченко;

– 1970–1982 годы – генерал армии Виталий Васильевич Федорчук;

– 1982–1987 годы – генерал-лейтенант Степан Нестерович Муха.

На мою службу в органах госбезопасности выпали последние годы советской власти (1987–1991), я оказался последним в истории председателем КГБ Советской Украины.

До образования КГБ республики сотрудники органов безопасности Украины прошли славный, трудный и героический путь. Я уже отмечал, что в предвоенные годы для чекистов

Украины не было более важной задачи, чем вскрытие и пресечение разведывательно-подрывной деятельности со стороны фашистской Германии, войска которой уже приближались к западным границам СССР.

В 1940 и в первой половине 1941 года контрразведка республики фиксировала увеличение численности заброшенной в СССР агентуры немецкой разведки в 14 раз! В канун Великой Отечественной войны в Украинской ССР было раскрыто 20 резидентур и разоблачено свыше 500 немецких шпионов и диверсантов, заброшенных на территорию
Страница 41 из 50

республики.

Пограничные войска, входившие в НКВД, в начале войны приобрели неувядаемую славу. Фашистские агрессоры планировали всего за несколько часов уничтожить пограничные заставы на Украине, но многие из них стойко сражались в течение нескольких недель. Кадровые сотрудники госбезопасности Украины вместе с пограничниками в годы войны создавали партизанские отряды, боевые разведывательно-диверсионные группы, выявляли и уничтожали агентуру и пособников противника. Можно с полным основанием сказать, что чекисты Украины внесли достойный вклад в общее дело разгрома фашизма. За годы Великой Отечественной войны они подготовили и забросили во вражеский тыл 677 оперативных и разведывательно-диверсионных групп, из них 59 – на территорию сопредельных европейских государств, создали 778 партизанских отрядов общей численностью около 29 тысяч человек, разоблачили 6952 агента разведывательных и контрразведывательных органов гитлеровской Германии и ее союзников.

Большой заслугой украинских чекистов в предвоенный период явился срыв планов немецкой разведки и националистических главарей за кордоном подготовить мятеж в западных областях Украины, который намечалось использовать для провоцирования военного столкновения.

В 1987 году, не называя фамилии, мною была раскрыта для общественности разведывательная деятельность человека необыкновенной судьбы. В западных эмигрантских кругах его знали как офицера армии Деникина, затем он был интернирован в буржуазной Польше, откуда бежал в Германию, где окончил академию художеств. Это был не только талантливый советский разведчик, но и одаренный художник, получивший известность за рубежом. В июне 1940 года он сумел установить близкие отношения с ответственными сотрудниками Министерства пропаганды фашистской Германии, завоевал их доверие и собрал через них достоверные данные о том, что германское правительство ведет активную подготовку к войне с Советским Союзом. Он сообщил в центр, что фашистские главари предпринимают все меры к тому, чтобы скрыть свои приготовления к агрессии и не дать советской стороне повода для обвинений в несоблюдении договора о ненападении.

Этот разведчик установил механизм складывающегося альянса фашистов с закордонными центрами ОУН, которые должны были в составе вооруженных формирований под флагом борьбы за «самостийну Украину» участвовать в нападении на нашу страну. Накануне войны он сообщал о выпуске военных немецко-украинских разговорников, новейших военно-топографических справочников по областям Украины. Добыл секретные материалы военной тематики. Поступавшая от разведчика информация докладывалась Сталину.

Спустя время первый руководитель украинской разведки Александр Шарков назвал фамилию этого разведчика – Глущенко Николай Петрович, человек героической судьбы, – и предал гласности ранее секретные моменты его разведывательной деятельности. Перед войной Глущенко встречался в Германии с министром иностранных дел нацистов фон Риббентропом, а от Адольфа Гитлера получил персональный подарок – альбом личных акварелей фюрера (альбом исчез). Самому Глущенко было присвоено звание народного художника СССР. Похоронен он в Киеве; более тысячи своих картин выдающийся художник и разведчик передал в дар украинскому народу.

В украинской печати мною приводились и другие малоизвестные факты о мужественной работе советских чекистов в годы Великой Отечественной войны. В частности, в оккупированном Киеве действовала разведывательно-диверсионная группа известного разведчика Ивана Кудри, Героя Советского Союза. Там же находилась разведывательная группа в составе шести человек под руководством чекиста Михайлова. Вот как характеризовались действия этой группы в одном из отчетов начальника немецкой полиции безопасности: «После вступления германских войск в Киев, он (Михайлов) жил под фамилией немецкого барона и занимался здесь комиссионной торговлей. Выдавая себя за фольксдойче, он играл существенную роль в общественной жизни Киева. Ему удалось установить контакт и войти в доверие к гражданским и военным лицам оккупационной администрации». В конце 1942 года группу Михайлова немцы разоблачили в результате предательства.

С начала войны и до создания в июле 1942 года Штаба партизанского движения Украины на органы госбезопасности было возложено формирование и руководство забрасываемыми в тыл врага разведчиками, разведывательно-диверсионными группами.

В мое время продолжало работать небольшое число сотрудников, участвовавших в боях в годы Отечественной войны в партизанских отрядах, в вооруженной «войне после войны», на западных землях Украины, когда шла ликвидация банд ОУН – УПА. Мы смотрели на них: Святогорова, Радула, Стехова, Шарубалко, Гэльского, Куприенко, Высоцкого, Черпака – как на героев, осуществивших классические по мастерству контрразведывательные операции.

К 1954 году на Украине было официально заявлено о ликвидации организованного оуновского националистического подполья, которое вело вооруженную борьбу с советской властью. Представьте себе масштабы, когда только по официальным данным в 1944–1953 годах было арестовано около 105 тысяч бандитов, участников ОУН, а также пособников, подозреваемых в организационных преступных связях с подпольем ОУН.

В 1945–1954 годах за различного рода антисоветские преступления было арестовано 43 379 человек, из них 36 340 выходцев из западных областей Украины. В этот же период из западных областей выслано на спецпоселение в Сибирь около 66 тысяч семей.

В послевоенные годы шла ликвидация вооруженного подполья на Украине, в республиках Прибалтики. Бандеровцы и «лесные братья» во время и после войны сотрудничали с немецкими оккупантами, терроризировали представителей советской власти, грабили и убивали просоветски настроенное местное население. Масштабы преступлений, совершенных бандами ОУН – УПА, огромны. Имеются сведения, что в ходе чекистско-войсковых операций у них было изъято: один самолет, две бронемашины, 61 артиллерийская пушка, 595 минометов, 844 станковых и 8327 ручных пулеметов, 22 тысячи пистолетов, 100 тысяч гранат и около 12 миллионов патронов.

Далее приведу краткую характеристику руководителей КГБ УССР с точки зрения присущих им стиля и методов работы.

Виталий Никитченко

По свидетельству современников, под руководством Виталия Федоровича Никитченко, первого председателя КГБ Украинской ССР, удалось успешно решить задачи перехода от послевоенных репрессивных методов работы органов госбезопасности, диктуемых разоблачением немецко-фашистской агентуры, пособников, карателей и ликвидацией бандитского подполья ОУН – УПА, к политике широкого предупредительно-профилактического воздействия.

В 1970 году Никитченко был переведен в Москву и возглавил Высшую школу КГБ СССР, ведущее учебное заведение органов госбезопасности (в 1992 году преобразовано в Академию Министерства безопасности России). Под его руководством школа превратилась в крупное специализированное учебное заведение с многопрофильным высшим образованием: юридическим, контрразведывательным, математическим, а также с обязательным преподаванием курсантам одного или двух
Страница 42 из 50

иностранных языков.

С Никитченко я не был близко знаком. В 1967 году он принимал меня в составе нескольких оперативных сотрудников территориальных органов, зачисленных на учебу в аспирантуру Высшей школы КГБ СССР.

После моего назначения на пост председателя КГБ УССР мой помощник Анатолий Кожемякин ознакомил меня с письмом Никитченко на имя прежнего руководства Комитета республики с просьбой оказать помощь в возвращении из Москвы в Киев. По непонятной мне причине этот вопрос длительное время не решался. Я осмелился позвонить в Москву Никитченко и выяснить, не отказался ли он от желания возвратиться на жительство в Киев. Помню, что когда я доложил Щербицкому решение Никитченко, он очень тепло вспоминал о его работе на Украине, высоко отзывался о деловых и личных качествах. Более того, Щербицкий тут же распорядился выделить ему квартиру из своего резерва, в улучшенном цековском доме. После переезда Никитченко в Киев у меня состоялось с ним несколько житейских телефонных разговоров. Приближалось 80-летие этого заслуженного человека. В день его рождения мы пригласили ветеранов, бывших республиканских и областных руководителей, которые трудились в свое время под непосредственным руководством Никитченко. Все мы: и нынешние руководители КГБ УССР, и заслуженные ветераны украинских органов безопасности – были переполнены восхищением от встречи с Никитченко, его волнующих воспоминаний. При вручении поздравительного адреса начальник Львовского управления Полудень в полной генеральской форме встал на колени перед своим бывшим руководителем.

Мне запомнились сказанные Никитченко слова: «Мои друзья! Вы даже не представляете, что сделали для меня этой трехчасовой встречей. Вы продлили мне жизнь минимум на пять лет».

Прощание с ним состоялось в 1992 году. Тогда меня уже не было на Украине.

После ликвидации организованного вооруженного националистического сопротивления менялись направленность, формы и методы работы КГБ Украины. Комитет перестраивал свою работу, активно переходил к новым направлениям чекистской деятельности, главным образом нацеленности на противодействие подрывным акциям со стороны иностранных разведок и враждебных антисоветских, националистических зарубежных центров. Стало уделяться внимание индивидуальной профилактике, идейному влиянию и переубеждению авторитетов и главарей ОУН – УПА, а также устранению причин, порождающих националистические проявления в республике.

Борьбу с вооруженным подпольем нельзя вести только путем массовых репрессий и чекистско-войсковых операций, которые приводят к ответным акциям. Чем сильнее карательные акции властей, тем ожесточеннее сопротивление. Вовлечение в подпольную вражду десятков тысяч жителей западных областей придавало братоубийственный характер, крайнюю остроту и обоюдную жестокость. Каждый верил в свои идеи и погибал за Украину: один – за советскую, другой – за «в^ьну», свободную.

Известный украинский чекист М. Гавяз отмечал, что под руководством Никитченко внедрялся новый стиль работы: дух демократичности и интеллигентности, анализа и творчества, поиска новых форм и методов оперативной деятельности. Провозглашался отход от застарелых установок и догм – от тотальной слежки в обществе.

Никитченко в системе органов КГБ УССР стал прививать научный, аналитический подход к организации оперативной деятельности. В 1967 году создается самостоятельный информационно-аналитический отдел, вырабатывается идеология единой системы информационного обеспечения службы контрразведки.

В 1959 году по инициативе Никитченко создается украинская разведка – первое управление КГБ УССР, которое вплотную стало заниматься полномасштабной разработкой иностранных спецслужб и закордонных центров ОУН. Не боюсь преувеличения, но в последние годы советской власти разведывательное управление превратилось в высокопрофессиональную службу, решающую задачи внешнеполитической, научно-технической и нелегальной разведки. Суверенная Украина получила мощное по оперативным возможностям и интеллектуальному потенциалу разведывательное наследие.

КГБ УССР, разведка и контрразведка добились определенных результатов в проникновении в иностранные спецслужбы и зарубежные центры ОУН, что позволило контролировать более десяти законспирированных нелегальных каналов связи главарей закордонных банд ОУН с единомышленниками в республике. Подготовленные спецслужбами эмиссары ОУН стали выходить на диссидентствующие элементы в республике, оказывали им материальную и финансовую помощь, способствовали нелегальному вывозу за границу материалов самиздата.

Необходимо отметить, что в тот период многие разрабатываемые националистические элементы оказывались в поле зрения КГБ именно через их нелегальные контакты с западными эмиссарами, которые нами контролировались. Главари закордонных ОУН делали медвежью услугу своим тайным визави в республике; при контактах с эмиссарами ОУН многие антисоветские элементы были разоблачены и привлечены к уголовной ответственности. Проводились также аресты и задержания ряда эмиссаров ОУН из числа иностранных граждан, что сопровождалось международными скандалами, пропагандистским разоблачением подрывных акций противника.

Виталий Федорчук

Чекистские биография и карьера Виталия Васильевича Федорчука богаты реальными событиями и легендами. Он – выходец из бедной украинской семьи, уважаемой среди односельчан. Когда я, будучи депутатом Верховного совета республики, посещал входивший в избирательный округ Ружинский район Житомирщины, мне показывали его родное село и бьющий из-под земли ухоженный «родник Федорчуков» с кристально чистой водой.

Федорчук прибыл в Киев вместо Никитченко в 1970 году. «Посмотрим, что получится, но я ничего доброго от этой смены не ожидаю», – отреагировал первый секретарь ЦК КПУ Петр Ефимович Шелест. Назначение нового председателя КГБ из Москвы было произведено без учета его мнения.

С приходом Федорчука были проведены довольно широкие по тем временам аресты националистических элементов из числа творческой интеллигенции.

В 1972 году был освобожден от должности Шелест, которому приписывали недостаточную борьбу с явлениями украинского буржуазного национализма. Не стал ли он жертвой Федорчука, которому украинские националисты виделись на всех должностях, включая и пост секретаря ЦК? На Украине многие партийные работники считали именно так. Вместо Шелеста был назначен Владимир Васильевич Щербицкий.

Гонения на представителей интеллигенции продолжились, арестовывались И. Дзюба, Е. Сверстюк, И. Светличный, Л. Лукьяненко и другие. В 1977–1978 годах вслед за московскими были репрессированы создатели Украинской общественной группы содействия выполнению Хельсинских соглашений. Преследованиям подвергались авторы талантливых литературных произведений: О. Гончар, В. Дрозд, В. Некрасов, М. Руденко, Н. Бердник и другие.

Когда известный украинский писатель О. Гончар, проявляя свою независимость, отказался критиковать труд И. Дзюбы «Интернационализм или русификация», ставший программным исследованием демократически настроенных оппозиционеров, в ЦК
Страница 43 из 50

требовали исключить его из партии и даже привлечь к уголовной ответственности. Секретарь ЦК КПУ Я. Погребняк вспоминает, что председатель Верховного совета СССР Н. Подгорный отреагировал на это требование Шелеста дословно: «Петро, тебя, меня посадят – мир не вздрогнет, а если посадят О. Гончара, то это взбудоражит весь мир».

Диссидентское движение на Украине использовало все формы и методы правозащитной деятельности, присущие единомышленникам в Москве. Но с самого зарождения ему была характерна откровенно националистическая окраска – призывы к борьбе против насильственной русификации, за независимость республики.

Либерализация общественно-политической жизни в период хрущевской оттепели расширила национальное самовыражение творческой интеллигенции, позволила сформироваться поколению шестидесятников: такие имена, как Д. Павлычко, Б. Олейник, И. Драч, В. Стус, Е. Сверстюк, И. Дзюба, Л. Костенко, оказали огромное влияние на культурное развитие украинского народа. Они выступали за устранение перегибов сталинизма, обеспечение украинскому языку ведущей роли в образовании и культурной деятельности в республике. Так называемое диссидентское движение рассматривалось как оппозиция коммунистической идеологии, проявление ростков национально-освободительного движения, зарождающегося социально-политического протеста интеллигенции против режима советской власти. Эти выступления часто шли на грани и вразрез с действующим законом, нарушали Уголовный кодекс и обоснованно пресекались в соответствии с нормами права.

«Вместе с идеологическим, моральным террором, который проводил Маланчук (секретарь ЦК КПУ), репрессивные методы КГБ создавали тяжелую атмосферу, которая отражала процессы, протекавшие во всей стране…» – отмечал доктор наук В. Врублевский, помощник Щербицкого.

Когда на Украине осуществлялись аресты в среде интеллигенции, в других союзных республиках, даже в бурлящей Прибалтике, подобных фактов уголовных преследований были единицы или вовсе не было. Первый секретарь ЦК Компартии Азербайджана Гейдар Алиев отмечал, что у них в республике диссидентов среди творческой интеллигенции не было. «Но, может быть, диссидентов не было именно потому, что мы их вообще не искали».

Бобков вспоминает, что среди украинских республиканских руководителей не было единомыслия по национальным проблемам: одни призывали к крутым расправам, усматривая крамолу в любых попытках защитить национальную культуру, любых проявлениях национальных чувств, другие, наоборот, заигрывали с националистами, всячески поощряя их. Вместо активной идеологической работы партийные органы пошли по другому пути: стремились покарать представителей творческой интеллигенции руками КГБ и мерами, которые уместны только по отношению к закоренелым уголовным преступникам.

При Федорчуке были проведены мероприятия по нейтрализации националистических проявлений: проводилась «централизованная групповая оперативная разработка по делу «Блок». Это была местная инициатива. Действия Федорчука по заведению дела «Блок» встревожили самого Шелеста, который отмечал в дневнике, что это предполагало наличие организованной антисоветской деятельности в республиканском масштабе, чего в те годы, естественно, не существовало. Докладные записки по этому делу в адрес руководства КГБ СССР направлялись Федорчуком с обычным резюме: «С Политбюро ЦК КПУ (или с В. Щербицким) проводимые мероприятия согласованы».

Я работал в Москве, когда в отдел приходили подобные сообщения, и мы реагировали таким образом, что члену коллегии КГБ СССР Федорчуку на месте виднее, «кого судить, а кого миловать». Для объективности следует сказать, что действия некоторых диссидентов давали основания для привлечения к уголовной ответственности. Так считали не только органы безопасности, но и прокуроры и судьи республики. Заместитель начальника 5-го управления КГБ Украины М. Гавяз вспоминает, что «сотрудник центра Н. Голушко в личной беседе сказал мне, что «Блок» курирует непосредственно ЦК Компартии Украины и нам нет необходимости вмешиваться в это дело». П. Подгайного, недавнего сотрудника Полтавского управления КГБ, интересовали, прежде всего, докладные из Киева.

Никто и не сомневается, что известное «централизованное дело «Блок», по которому оперативно разрабатывались до двухсот объектов во всех регионах республики, это детище Федорчука. Он лично вникал в разработку каждого объекта и тем самым, можно сказать, вершил его судьбу. Привлекало внимание тогда не столько содержание этих докладных, сколько то, что Федорчук в отпечатанный текст в самых важных его местах вносил собственной рукой зелеными чернилами существенные правки. «Меня поразила тогда, – вспоминает Подгайный, – такая культура подготовки документов, которые направлялись руководству КГБ Союза. Но со временем я понял, что дело тут совсем в ином: Москва должна была видеть ретивость своего посланника на Украину».

Расправившись с доморощенными диссидентами, Федорчук стал направлять депеши о том, что нелегальный центр украинского национализма переместился в Москву. Назывались некоторые московские связи украинских шестидесятников: чаще всего фигурировали фамилии аспирантов из Украины и режиссера московского театра Леся Танюка, будущего члена Президиума Верховного совета Украины.

Проводимые аресты по делу «Блок» вызывали волну недовольства не только среди оппозиции. По этой причине проводились кадровые чистки в самом Комитете. Заместитель председателя КГБ генерал Н. Трояк высказывал сомнение в правильности линии на применение репрессивных мер в отношении творческой интеллигенции и был отправлен на работу за границу. Другой заместитель председателя КГБ генерал Крикун, выступивший с отличными от Федорчука оценками оперативной работы органов госбезопасности Украины, был с понижением назначен начальником курсов переподготовки кадров КГБ в Киеве.

Федорчук был нетерпим к малейшим попыткам подчиненных скорректировать его стиль и методы особиста, воспринимал это как своего рода оппозицию, саботаж в собственной среде. Так, начальник УКГБ по Киевской области генерал В. Фисенко был переведен на другую работу за выступление на коллегии КГБ с критикой внедряемых без разбора Федорчуком показателей в оперативной работе, что порождало формализм, погоню за цифрами, снижение ответственности за ее качество. «Про какую борьбу с украинским буржуазным национализмом может идти речь, – говорил Федорчук, – если первый заместитель председателя Комитета приходил на работу в вышиванщ» (традиционная украинская рубашка).

Врублевский отмечал, что под лозунгом борьбы с национализмом началась систематическая работа по закручиванию гаек. Не просто борьба с инакомыслием, как, скажем, в Москве, а, по сути, выравнивание, а то и выкорчевывание всех каких-нибудь политических ростков украинской культуры под неизменный идеологический шаблон.

Неожиданно привлекло внимание последнее интервью престарелого Федорчука в январе 2007 года украинскому еженедельнику «2000», в котором он пытался переложить ответственность за проведенные им дела на Украине на других лиц. На вопрос журналиста: «Как,
Страница 44 из 50

почему и кто сажал диссидентов?» Федорчук ответил: «Когда я был председателем КГБ Украины, Андропов требовал, чтобы мы ежегодно в Украине сажали 10–15 человек. И мне стоило невероятных усилий, вплоть до конфиденциальных обращений к Л. Брежневу, чтобы количество украинских диссидентов ежегодно ограничивалось двумя-тремя лицами». Досталось от Федорчука и Горбачеву, которого он именует «выкормышем и учеником Андропова», завершившим дело своего учителя – развалил и бросил на поругание иностранцам СССР.

Содержание этого интервью мне переслал из Киева заместитель председателя КГБ Украинской ССР генерал В. Пыхтин, который, в частности, писал: «Не могу не сказать о негативной реакции, которую оно (интервью – прим. авт) вызвало в среде моих бывших коллег (зампредов и не только), с которыми мы обменялись мнениями.

Зам. по разведке: «Я в жизни не думал, что он способен на такую подлость. Его в Москве не приняли, его там не любили, он и там славился «дураковатым». А он – злопамятный, озлобился до невозможного. Это же идиотизм, что Москва требовала сажать по 10–15 человек. Наоборот, они говорили: «Не увлекайтесь! У вас есть ЦК, согласовывайте с ним».

Зам. по контрразведке: «Чепуха какая-то. Никакой команды из Москвы не было, глупость, что разнарядка была. Это он давал разнарядки…»

Зам. по 5-й линии: «Мне грустно стало, когда прочел. Может, это провокация: написали, что он и не говорил? Звонили Бобкову, чтоб тот поговорил с ним».

Лично я с Федорчуком не работал, знал его со стороны. Но его методы работы с людьми, которые бывали и после его ухода и с которыми я столкнулся, для меня были неприемлемы. Не вызывает сомнения, кому выгодно это интервью. Жаль молодых людей, у которых подобным образом формируют негативный образ прошлого».

Федорчуку был присущ жесткий, полувоенный стиль в работе, который приводил к неоправданной строгости, палочной дисциплине, массе формальностей и отчетов. Он был вынесен им из многолетней работы в военной контрразведке, Смерше и особых отделах в Вооруженных силах страны. О подобных военных контрразведчиках говорили, что «в армии они – чекисты, а в органах КГБ – военные».

Насколько мне известно, его стиль не был воспринят коллективом чекистов Украины. К примеру, когда решался вопрос о повышении в должности вернувшегося после ранения в Афганистане подполковника А. Нездоли, на коллегии КГБ УССР заместитель председателя по кадрам В. Рябоконь обратился к В. Федорчуку: «Да, подполковник себя хорошо зарекомендовал, успешно командовал в Афганистане, но он же не сдал квартиру, когда переводился во Львов. И если мы его назначим, это будет плохой прецедент для других…» В Афганистане Александр Нездоля был начальником штаба украинского спецназа «Карпаты» из 250 человек; он не прятался за спины, мужественно воевал, сохранил жизнь подчиненных бойцов, получил высокие награды. Неужели все это значит меньше, чем формальное нарушение служебной инструкции о сдаче квартиры?

Врублевский отмечает, что жесткие действия Федорчука нельзя понимать упрощенно. По его словам, в КГБ республики работали многие честные и умные профессионалы. Они видели пороки тоталитарной системы, пытались нейтрализовать радикализм своего руководителя, ждали демократических реформ. 5-е управление возглавляли сотрудники, не «отличающиеся какой-то особой кровожадностью, ненавистью к национальной интеллигенции».

Бытовала такая шутка, что когда Федорчук уехал из Киева в Москву, то подчиненные сотрудники целовали рельсы, по которым поезд ушел в столицу нашей Родины… С переводом Федорчука в Москву, как отмечает ответственный сотрудник ЦК, «республика освобождалась от слишком пристальной опеки КГБ».

Назначенный министром внутренних дел, он с упорством и убежденностью повышал профессионализм, ответственность и дисциплину, многое сделал для избавления от коррумпированных сотрудников, которые нарушали законность, имели неслужебные связи с уголовным миром, боролся с укрывательством преступлений. Не боялся вести дела, по которым проходили высокие должностные лица – партийная номенклатура. За время его службы в министерстве (1983–1986) по компрометирующим мотивам из МВД уволены около 80 000 сотрудников милиции. Кто с ним работал, отмечают его трудолюбие, заоблачную требовательность, доходившую до унижения людей, но также честность и бескорыстие. В старости он остался без родных, в одиночестве, не принятый в ветеранских коллективах КГБ и МВД.

На похоронах Федорчука в конце 2008 года (из родных присутствовала только внучка) председатель Совета ветеранов МВД России генерал-полковник И. Шилов (мой кемеровский земляк) и я сказали о нем теплые слова.

Степан Муха

Назначенный руководителем украинского КГБ Степан Нестерович Муха не был профессионалом и считался «карманным председателем». Он пришел в КГБ Украины из аппарата ЦК КПУ, не будучи осведомленным о деятельности спецслужб, без правовых знаний и оперативного опыта работы. Считалось, что назначение из «местных» кадров состоялось в условиях жесткой конкуренции ЦК КПУ и московского центра за приоритеты в руководстве важным республиканским органом, каким являлся КГБ Украинской ССР. Возглавлять, что прикажут, было типичным для некоторых партийных назначенцев, которые по призыву свыше готовы быть исправными «жнецами и кузнецами» и на «дуде могли играть».

По стилю работы руководящего состава после Федорчука и царящей в связи с этим обстановке в коллективе украинское КГБ снискало не лучшую оценку со стороны КГБ СССР.

В одном из республиканских изданий я вычитал о том, что партийно-государственные органы УССР действовали по принципу: «когда в Москве стригут ногти, в Киеве рубят пальцы». Резкая критика стиля руководства Мухи, не отвечающего современным условиям и духу времени, последовала от его заместителей. Не вдаваясь в детали, можно отметить, что в Киев была вынуждена выехать бригада Комитета с участием заместителя председателя КГБ СССР Г. Агеева и начальника Инспекторского управления С. Толкунова и провести кадровые изменения.

За период службы у меня было принципиальное правило: в беседах с подчиненными и выступлениях на совещаниях я ни разу не упоминал фамилий Федорчука и Мухи, не сравнивал свои действия и решения с тем, как было до меня. Менялся стиль работы, устранялись прежние ошибочные установки, но без упоминания личностей своих предшественников.

Часть четвертая

Горячие годы перестройки на Украине

Глава первая

Новый председатель КГБ Украинской ССР – «варяг» из Москвы

В начале мая 1987 года меня пригласил к себе Виктор Михайлович Чебриков и без всяких вступлений сказал, что мне придется перейти на другую работу и покинуть Москву. Поработал, мол, достаточно в центральном аппарате, готовься на самостоятельную должность. Застигнутый врасплох, я абсолютно не ожидал подобного поворота в своей служебной карьере, лишь сумел в растерянности ответить, что в принципе, как солдат, готов нести службу, ведь дальше Сибири не пошлют, а там я уже работал.

– Нет, буду рекомендовать тебя председателем КГБ республики. Поедешь на Украину.

Так за считанные минуты коренным образом изменилась моя дальнейшая профессиональная судьба. Я пробовал
Страница 45 из 50

возразить, что не во всей полноте знаком со спецификой работы в союзной республике, не владею украинским языком, а главное, не знаю всех особенностей «придворной» жизни, ведь она кружится вокруг Политбюро ЦК Компартии.

– Вот и хорошо, что не знаешь всего этого. Не будешь лезть туда, куда не позволяют твои служебные обязанности и куда тебя не будут приглашать.

Председатель КГБ СССР начал давать подробные советы, как вести себя при прохождении согласования кандидатуры в ЦК, ведь назначение председателя КГБ союзной республики входило в номенклатуру Политбюро ЦК КПСС. Чебриков предупредил, чтобы я никому не говорил о состоявшемся разговоре, пока не встречусь с Щербицким, не получу его согласия и, конечно, окончательное «добро» в ЦК.

9 мая, в праздничный день, меня принял секретарь ЦК КПСС Анатолий Иванович Лукьянов, курировавший правоохранительные органы. Он не был на трибуне Мавзолея, так как дежурил в ЦК. Беседа оказалась длительной и поучительной. Лукьянов был хорошо информирован об обстановке на Украине, охарактеризовал высшее партийно-советское руководство, знакомил с настроениями в обществе, особенно в кругах творческой интеллигенции. Он профессионально размышлял о произведениях украинских писателей и поэтов, их политических пристрастиях. Я тогда не знал, что Лукьянов не только известный политик, но и поэт, публиковавший под псевдонимом «Осенев» прекрасные стихи. Естественно, в деталях велся разговор о положении в КГБ республики, о том, почему принято решение заменить председателя, над которым довлели годы работы, когда прошла недавняя полоса арестов представителей творческой интеллигенции.

И Лукьянов, и Чебриков отметили, что нынешнее руководство КГБ Украины отстает от требований центра по претворению в жизнь линии партии на демократизацию, медленно избавляется от всего застойного и шаблонного. Это мешает коренной перестройке органов госбезопасности. Работать по-периферийному, как работали вчера, невозможно сегодня.

На мои сомнения, впишусь ли я в «придворную жизнь», Лукьянов заметил, что в своей жизни насмотрелся на многое. И видел столько интриг, что от «этого уже тошнит». Он сказал Чебрикову, что остался доволен встречей, будет докладывать Горбачеву свое мнение, и, возможно, меня даже не станут вызывать на предстоящее заседание Политбюро ЦК.

При моем назначении определяющей должна была стать предварительная беседа с Щербицким. Крайне любопытно то, что он завизировал необходимые документы к заседанию Политбюро без проведения личного знакомства со мной. Это было явным исключением из номенклатурных правил. Помню, я долгое время размышлял над тем, что мог означать этот жест долголетнего члена Политбюро ЦК КПСС.

Коммунистическая партия в те времена являлась не только руководящей силой в обществе, но и, по существу, государственной управляющей структурой. Личность первого секретаря ЦК в союзных республиках стояла во главе вершины пирамиды реальной власти; глава компартии был к тому же непосредственным политическим руководителем органов государственной безопасности на территории своей республики.

После заседания Политбюро ЦК КПСС, на котором решалась моя дальнейшая участь, в конце дня мы встретились в представительстве (ныне посольство) Украинской ССР в Москве. Щербицкий интересовался моей биографией, карьерным ростом и практическим опытом работы. В разговоре была затронута болезненная для кандидата на высокую республиканскую должность тема – знание украинской «мовы». Мой украинский язык был на уровне бытового, сохранившегося в казахстанских степях в третьем поколении нашей семьи; возможности познать литературный украинский язык не имелось, да и разговорной, даже семейной, практики после окончания средней школы и поступления в российский вуз у меня не было. Главным учителем украинского языка, считавшегося в семье родным, была моя бабушка, которая не умела ни писать, ни читать. Во время нашей беседы Владимир Васильевич все-таки предложил перейти на украинский язык. Хотя мой строгий экзаменатор с иронической улыбкой выставил мне оценку, я до сих пор не могу понять, что она означала:

– В Киеве, на Бессарабском рынке, говорят на таком же диалекте, какой у тебя. Хорошо, что сохранились украинские корни, традиции и типичная фамилия. Иначе появился бы очередной повод обвинить меня в проведении русификации, в моем рвении привлекать в республику руководящие кадры со стороны. Этого добра в свой адрес я наслушался немало. Ну, будем вместе работать? – так закончил беседу первый секретарь ЦК Компартии Украинской ССР.

– При Вашем согласии и доверии.

– Постановление Политбюро ЦК КПСС о твоем назначении председателем КГБ республики состоялось.

Щербицкий передал мне выписку из официального постановления ЦК с цековскими печатями и подписью Горбачева.

Своей благородной внешностью и спокойными манерами ведения беседы с одновременным пристальным изучением собеседника Щербицкий оправдывал рассказанное мне о нем Чебриковым. Они хорошо знали друг друга с послевоенных лет. Оба – боевые офицеры Великой Отечественной войны, вместе начинали партийную работу в Днепропетровске, причем Чебриков находился в подчинении у Щербицкого.

Перед моим отъездом в Киев Чебриков в своем напутствии изложил несколько житейских рекомендаций, как должен вести себя современный руководитель. Не буду затруднять читателя их изложением, но они мне очень пригодились в дальнейшем. К примеру, он наставлял «не возникать» в республиканской прессе и телевидении до тех пор, пока своим трудом не завоюешь уважение и не докажешь, что тебе есть, о чем сказать украинскому народу относительно деятельности КГБ. Твоя должность такова, учил Чебриков, что чем меньше наговоришь, тем лучше для дела. Я следовал этому совету и обозначился интервью в республиканской прессе только через полгода работы в Киеве, хотя журналисты обхаживали с первых дней, и я никогда не избегал общения с ними.

Инструктажа по служебным проблемам Чебриков мне не давал, видимо, доверял и знал по работе мои возможности. Но вспоминаются интересные детали: председатель КГБ СССР по-отечески продолжал давать советы, казалось, по несущественным житейским вопросам. «К тебе будут искать подходы, набиваться в друзья и приятели порядочные и не совсем такие люди. Но при этом не старайся заводить быструю дружбу, не ходи по приглашениям в гости, в рестораны и ни с кем не выпивай. Через полгода определишься сам, и я тебе подскажу, с кем можно поддерживать дружеские отношения». Первым человеком, фамилию которого он назвал мне спустя некоторое время, являлся помощник Щербицкого Константин Константинович Продан. В том, что с этим исключительно порядочным, внимательным, мудрым человеком можно было советоваться и доверять ему, я убедился и сам.

Оказывается, обязанность наставлять «на путь праведный» своих сотрудников является одним из важных качеств руководителя. Недавно я узнал о себе, что тоже учил подчиненных, «как жить». Генерал Подгайный, с которым мы вместе работали в Москве во втором отделе, так писал обо мне: «До сих пор в памяти его наставления сотрудникам отдела. Это были советы, как мы должны вести себя при выезде в
Страница 46 из 50

периферийные органы, советы дельные, жизненные и весьма ценные: «Будьте проще в общении с местными сотрудниками, не «надувайте щеки», не требуйте к себе особого внимания, не соблазняйтесь на угощения».

Чебриков, уже расставаясь со мной, вдруг спросил:

– А сам-то ты какие для себя главные задачи определяешь в новой должности? Коллектив украинских чекистов очень сильный, могут и не принять.

– Буду стараться исправить ошибки в чекистском коллективе, если они были, и не наделать новых.

Остался ли Чебриков доволен моим ответом, трудно сказать. По его суровому лицу (всегда без эмоций!) нельзя было определить испытываемые им чувства. Однако он мне посоветовал:

– Работай в республике спокойно, не торопись с выводами и не вибрируй. Щербицкий не даст тебе ни малейшей возможности натворить глупостей.

В мае 1987 года, в самый разгар горбачевской политики перестройки, я прибыл в Киев. В председательском самолете Ту-134 летели три пассажира: заместитель председателя КГБ СССР Владимир Петрович Пирожков, его помощник, мой друг Василий Иванович Кравцов, кандидат юридических наук, и я. Жена отказалась от полета: «Слишком большая честь для тебя и меня лететь спецрейсом» – и приобрела билет на вечерний поезд Москва – Киев.

Украинская ССР жила в нормальной трудовой обстановке, в экономическом плане являлась самой мощной после РСФСР союзной республикой с относительно стабильной общественно-политической обстановкой. На Украине исторически формировалась тяжелая индустрия: металлургическая, энергетическая, угольная промышленность, машиностроение, производство шахторудного оборудования. В украинской промышленности до 40 % составляли предприятия военно-промышленного комплекса, где разрабатывались и изготовлялись новейшие образцы вооружений и военной техники, нередко превосходящие зарубежные аналоги. К отраслям оборонной промышленности относилось около 500 режимных и особо режимных объектов, более 2000 других заводов выполняли смежные оборонные заказы. На этих засекреченных предприятиях органами КГБ осуществлялась контрразведывательная работа, велась защита государственной тайны. В республике было сосредоточено до 25 % предприятий химической промышленности всего Советского Союза, а это всегда риск нарушения экологии, повышенная взрыво- и пожароопасность – явные угрозы для жизни людей

В области сельского хозяйства показатели были исключительно высокими, рекордными по сравнению с другими республиками: урожай собирали по одной тонне зерна на каждого жителя 52-миллионной республики, на душу населения приходилось около 80 кг мяса и 450 л молока, что позволяло УССР в этом отношении входить в десятку самых развитых регионов мира.

Эти данные я выделяю потому, что в силу указанной специфики республике уделялось значительное внимание в разведывательных устремлениях и конкретных подрывных действиях иностранных спецслужб. В условиях ведущейся агрессивной «холодной войны» они учитывали своеобразие исторического развития Украины. В частности, обращали внимание на противоречия между восточными и западными регионами, на бывшее в недавнем прошлом вооруженное подполье и наличие значительного контингента репрессированных и враждебно настроенных к советской власти лиц. На Украине, как ни в одной другой союзной республике, установились широкие приграничные контакты с гражданами сопредельных европейских государств, в которых происходили антисоциалистические процессы, поднимали голову контрреволюционные элементы. За рубежом функционировали многочисленные украинские эмигрантские националистические организации, идеологические центры, которые контролировались и финансировались разведорганами западных стран для ведения подрывной деятельности непосредственно против республики.

Органы КГБ учитывали указанные факторы. Это были годы, когда не одно десятилетие наши противники на Западе осуществляли враждебные акции по расшатыванию и развалу социалистического государства. Советский Союз – мощную ядерную державу – нельзя было победить в открытом военном столкновении, а лишь путем, как считали наши недруги, «эрозии социализма», насаждения буржуазной идеологии, устранения от власти коммунистической партии.

В Киеве в день моего приезда состоялось заседание Политбюро ЦК КПУ. Я с заметным волнением наблюдал за входившими в кабинет Щербицкого членами Политбюро – представителями руководящей элиты в республике. Получатся ли у меня, «варяга» из Москвы, нормальные контакты с ними на украинской земле? Ко мне подошла Валентина Семеновна Шевченко, председатель Верховного совета Украинской ССР, единственная во всем СССР такая молодая и красивая женщина среди высокого ранга политиков. Познакомились. Заметив мое волнение, успокоила: «Не волнуйся, все будет хорошо. После заседания Политбюро ЦК я подпишу указ о твоем назначении». Мне было дорого такое неожиданно теплое отношение. Незаметные для других подобные жесты понимания в первые дни моего пребывания в Киеве были особенно важны как добрая поддержка, благословение на совместную работу. Я чувствовал, что начинаю приобретать новых друзей на земле своих предков. Помню, что ко мне не было вопросов после того, как Щербицкий подробно рассказал членам Политбюро ЦК о состоявшемся в Москве решении и его беседе со мной.

После заседания в ЦК КПУ Щербицкий представил меня руководящему составу центрального аппарата КГБ республики. Это было серьезным событием; впоследствии сотрудники делились со мной, что до этого случая первый секретарь ЦК на протяжении длительного времени не посещал здания Комитета. Представление было сугубо официальным: Щербицкий объяснил смену руководителя республиканских органов госбезопасности одной четкой фразой: по этому вопросу состоялось соответствующее решение Политбюро ЦК КПСС, которое поддерживается украинскими партийными инстанциями. Меня несколько удивило, что в своем выступлении перед коллективом он много внимания уделил моему предшественнику Мухе. Позднее мне рассказывали об особой черте характера Щербицкого: он нелегко сходился, а еще болезненнее расставался с близкими ему людьми, с которыми приходилось работать.

Я старался быть кратким: заверил присутствующих сотрудников в том, что с полной ответственностью приступаю к работе в прекрасном коллективе, каким всегда считал чекистов Украинской ССР. Просил не ожидать кадровой революции, работать в обычном трудовом ритме. С каждым руководителем обещал в ближайшее время встретиться, чтобы конкретно обсудить решаемые задачи и перспективу на будущее.

Факт представления меня коллективу Комитета членом Политбюро ЦК КПСС Щербицким имел особое, не только протокольное значение. Такой высокий уровень расценивался как свидетельство внимания к органам государственной безопасности со стороны руководства партийных органов республики. От КГБ СССР киевским чекистам меня представил заместитель председателя Пирожков.

При тогдашнем могуществе коммунистической партии в стране сложилась определенная традиция – представление вновь назначаемых руководителей ведомств. Тогда считалось (и в этом есть какой-то доверительный смысл!), что от этого во многом
Страница 47 из 50

будет зависеть дальнейший авторитет представляемого. При выдвижении Андропова на должность председателя КГБ СССР, «чтобы приблизить КГБ и ЦК», его представляли коллегии КГБ СССР сразу три члена Политбюро ЦК КПСС, что было исключительным событием.

Но были и исключения. Например, Бакатин описывает, что сам пришел в серое здание КГБ на Лубянской площади. «Вы, наверное, знаете, – сообщил он членам коллегии КГБ СССР, – что час назад состоялось решение Президента о моем назначении председателем КГБ СССР. Кто-нибудь против?» Молчание. «Тогда будем считать, что я приступил к своим обязанностям».

На первых порах в коллективе меня воспринимали с вполне объяснимой настороженностью и ожиданиями перемен. Распространялись коридорные слухи, в том числе и за пределами стен КГБ, что из Москвы прислали нового человека «наводить порядок» в органах госбезопасности республики.

Я старался не делать крутых перемен: поставил задачу привести эффективность работы коллектива к тем критериям, которые вытекали из требований руководства КГБ СССР, как тогда особенно подчеркивали, и в соответствии с установками ЦК КПСС. В остальном я ориентировался на свой опыт управленческой и агентурно-оперативной деятельности, приобретенный в центральном аппарате КГБ СССР.

На новую должность я не прибыл с собственной командой. Со мной оставался работать весь аппарат предшественника: помощник Анатолий Кожемякин, референт Владимир Фетисов, секретарь приемной Вера и т. д. Необходимо было, как я понимал, соблюдать определенный баланс в отношениях с руководящим и оперативным составом, не поучать или осуждать за прошлые провалы в работе, а, найдя единомышленников, внедрять современные, передовые методы.

В оперативной деятельности я был последователен, не боялся принимать решения, в том числе и острые, но в меру осторожен. Понимал, что если где-нибудь допущу промашку или ошибку, то всю вину будут валить скорее на «привезенные» установки из Москвы, чем на мои собственные просчеты.

Надо было знакомиться с руководящими кадрами в областях и, что для меня было важнее, узнать руководителей партийных и советских органов в 25 областях республики. За короткое время я запомнил имена и отчества первых секретарей областных комитетов партии, чем не мог похвастаться в отношении своих подчиненных – начальников областных управлений.

В процессе знакомств были приятные неожиданности. Так, я встретился с Анатолием Ивановичем Корниенко, заведующим отделом организационной и партийной работы ЦК КПУ, с которым познакомился девять лет назад на Кубе на XI Международном фестивале молодежи и студентов. Тогда он возглавлял комсомол Украины и был признанным лидером молодежи. При знакомстве с партактивом на местах тоже были интересные моменты. Первый секретарь Крымского обкома партии Андрей Николаевич Гиренко во время моей командировки в Крым жаловался на особые сложности обстановки в области. Он мне понравился – умница, мой ровесник, и я как-то пошутил: «Андрей Николаевич, слишком не переживай и не убивайся. Готовься, скоро будешь работать в Москве, а второй секретарь обкома партии, Николай Багров, пусть начинает усиленно изучать крымско-татарский язык, он заменит тебя». Бывают же такие неожиданные совпадения! Действительно, так и случилось: Гиренко вскоре был назначен секретарем ЦК КПСС, уехал в Москву и до сих пор искренне считает, что «КГБ все было заранее известно». Мы продолжаем общаться с ним до настоящего времени как хорошие приятели.

Мне повезло с заместителями. Первым заместителем председателя КГБ являлся Василий Моисеевич Евтушенко, высокий профессионал, требовательный и надежный в делах, прекрасно информированный о внутренних процессах в республике. За организацию разведывательной и контрразведывательной работы отвечали кураторы: опытные и авторитетные генералы Леонид Васильевич Быхов, Юрий Владимирович Петров, Георгий Кириллович Ковтун. По-новому раскрывался организаторский талант генерала Владимира Алексеевича Пыхтина, исключительно интеллигентного и порядочного человека, настоящего воспитателя кадров, пришедшего в органы КГБ из ЦК КПУ Со своими заместителями я проработал весь срок пребывания в Киеве; менялись только первые заместители: после Евтушенко ими были Евгений Кириллович Марчук и Николай Михайлович Шама.

Ориентиры на совершенствование кадровой работы начинали давать результат: оперсостав стал работать раскрепощенно и творчески на конечный результат – делать все зависящее от нас для безопасной жизни граждан Украинской ССР. Внедрился новый стиль при выдвижении командного оперсостава. Кадровый аппарат определился в резерве назначений на руководящую работу. В республике было выделено свыше 300 перспективных сотрудников, с которыми проводилась индивидуальная работа, обращалось внимание на воспитание высоких профессиональных и нравственных качеств. Формирование резерва выдвижения – своеобразной номенклатуры руководящих кадров – стало любимым детищем Пыхтина, который постоянно следил за служебным ростом и моральным обликом отобранных на руководящую работу кандидатов.

В КГБ Украинской ССР при мне проходили службу представители 24 национальностей. Оперативный состав на 97 % состоял из специалистов с высшим образованием. Каждый десятый оперативный сотрудник владел одним-двумя иностранными языками. Как за сорок лет изменился интеллектуальный уровень чекистов Украины, можно судить по таким цифрам: в 1946 году высшее и незаконченное высшее образование имели только 6,3 % сотрудников, среднее – 30 %, незаконченное среднее – 33 %, начальное – 30,7 %.

Именно в это время началось активное выдвижение молодых сотрудников на руководящую работу, на должности с большим объемом работы и ответственности. Мне памятен профессиональный рост в тот период Евгения Кирилловича Марчука, Валерия Васильевича Маликова, Владимира Ивановича Радченко, Леонида Васильевича Деркача, которые в последующем возглавили органы безопасности независимой Украины.

В работе с заместителями я всегда говорил о том, что общей задачей является совершенствование уровня организаторской и управленческой деятельности. Профессионализм сотрудников центрального и областного аппаратов был достаточно высок, проводилась постоянная учеба. Впрочем, и сама действительность требовала от сотрудников «набирать обороты». Для изменения стиля работы я прежде всего покончил с практикой «закручивания гаек», а со временем – с присущими ранее методами неоправданно жесткого административного давления и грубого отношения к кадрам. В таких централизованных структурах, как органы государственной безопасности, со строгой внутренней дисциплиной многое зависит от поступков первого руководителя, его политического и профессионального авторитета, правовых и оперативных знаний, уверенности, убежденности в правоте дела и, конечно, его справедливого отношения к подчиненным.

До приезда на Украину я бывал в служебных командировках в Киеве, Львове, Тернополе, Ивано-Франковске, но глубоким знанием оперативной обстановки, положением дел в центральном аппарате, областных органах безопасности Украины, естественно, в полной мере не обладал. Мои познания
Страница 48 из 50

ограничивались самыми серьезными разработками против враждебных центров, созданных на территориях проживания украинской диаспоры, а также антисоветской деятельностью экстремистов. В последние несколько лет до прибытия на Украину я занимался другими проблемами, не связанными с республикой, но в секретариате КГБ СССР у меня имелась возможность знакомиться с основными документами, поступающими из Киева.

КГБ Украины – это центральный аппарат в Киеве и управления в 25 областях республики, около 400 городских и районных отделов и отделений со всеми ведущими направлениями чекистской деятельности.

Каждый оперативный работник начинает свою деятельность с выяснения характерных особенностей обстановки на порученном ему участке работы. Сотруднику органов государственной безопасности необходимо зримое видение реального противника, его враждебных замыслов и конечных целей, а также важно правильно использовать необходимые силы и средства для противодействия вероятному противнику. Председатель КГБ не должен являться исключением из этого правила. Я внимательно изучал материалы о зарубежных спецслужбах, западных центрах, ведущих подрывную работу против Украины. По этой тематике имелись многотомные документальные сведения о подрывной деятельности соответствующих служб многих капиталистических государств, разведывательный интерес которых к республике я прослеживал даже в исторической ретроспективе. Например, в 1948 году Совет национальной безопасности США выработал государственную доктрину в борьбе с СССР, в которой содержался раздел, касающийся непосредственно Украинской ССР. «Украинцы – наиболее передовой из народов, которые в настоящее время подчиняются России. Они в основном обижены русским доминированием, а их национал-политические организации активны и известны за рубежом. Поэтому легко можно подойти к заключению, что их в конце концов следует освободить от русского владычества и позволить им самостоятельно устраиваться как независимому государству… Украинцы страдают под русской властью и нужно что-то сделать, чтобы защитить их положение в будущем…» – планировали в американской администрации.

Планы действий спецслужб США предусматривали все «подходящие средства» для поощрения националистических элементов и стимулирования их деятельности по децентрализации СССР, укрепления «независимого украинского национального самосознания».

В другом антисоветском программном документе западных спецслужб под наименованием «Тактические основы демократического движения» указывались категории лиц, на которых западные центры должны опираться в проведении подпольной деятельности против СССР. В стране имеется несколько миллионов человек, в прошлом подвергавшихся политическим репрессиям, среди которых следует искать активистов для привлечения к антисоветскому движению. Не менее важным считалось установление тесных связей с националистическим и религиозным движениями. Одной из конечных целей подрывной борьбы провозглашались поиск и подготовка национальных кадров, способных возглавить работу с «засильем партийной элиты». Спецслужбами Запада насаждались конспиративные методы: создание в нашей стране нелегальных формирований, оказание им технической и финансовой помощи из-за границы для стимулирования враждебных замыслов, изготовления и распространения антисоветских сборников, хроник, листовок. Националистическим элементам рекомендовалось использовать различные безобидные прикрытия, которые могли бы придать видимую законность и легализовать враждебную деятельность, проникать в среду рабочего класса, творческой, научной и технической интеллигенции. Особо отмечалось, что техническая интеллигенция имеет власть в промышленности и в любой момент может парализовать деятельность предприятий или целых отраслей, поэтому в ее среде надо приобретать «национальных союзников» в национал-патриотической работе. Все цели западных недругов сводились к одной: уничтожить СССР как великую державу, чтобы он не мог нести коммунистическую идеологию, претендовать на лидирующую роль в мире и оставался на пороге постиндустриального общества.

К этому времени республиканский КГБ владел закрытыми документами зарубежных ОУН, которые не скрывали главные свои задачи: всячески содействовать увеличению в республике количества инакомыслящих, чтобы выступать «всем миром, украинской протестующей силой против Москвы». В инструкциях ОУН отмечалось, что в условиях проводимой в республике перестройки провозглашаемая демократизация должна стать главным союзником в борьбе за «самостийность» Украины. Открыв быстро и широко шлюзы демократии, Горбачев сам выроет себе могилу, подчеркивали зарубежные учителя.

Для профессиональных контрразведчиков, кроме знания замыслов внешнего противника, не менее важным, а может самым определяющим, является выявление «внутренней базы», той категории населения, на которую могут опереться внутри страны иностранные спецслужбы в реализации своих подрывных планов.

Уже в мою бытность председателем КГБ 1-е управление (начальники генералы Л. Макаров и В. Повжик), 2-е управление (начальник генерал Г. Федяев), 5-е управление (начальник генерал П. Подгайный) провели несколько уникальных операций с добыванием документальных материалов зарубежных спецслужб. После одного из докладов в центр об успешно выполненной работе мне позвонил Крючков с вопросом: «Как это удается вашим сотрудникам добывать такую ценную информацию?»

В целом можно объективно говорить о положительных результатах работы сотрудников КГБ республики на многих направлениях. Так, только за 1987 год Комитетом был проведен огромный объем оперативно-розыскной работы в отношении посетивших Украину 512 дипломатов капиталистических государств, из которых 270 были установленными военными разведчиками. Их разведывательные устремления при посещении Украины направлялись на добывание секретных данных о боевой готовности войск, характеристиках тяжелых баллистических ракет, особенно новых ракетных комплексов на железнодорожной основе, современных кораблей, танков и другой военной техники, которая производилась на Украине и составляла в те годы надежный щит обороны страны.

По структуре, целям и задачам основные оперативные подразделения КГБ Украины – это повторение в миниатюре КГБ СССР. Только в одной союзной республике страны, на Украине, была представлена полноценная разведка (1-е управление), которая обладала возможностями проводить комплекс операций против иностранных спецслужб, добывала политическую, научно-техническую разведывательную информацию, имела в странах главного противника резидентские звенья, закордонную агентуру. Украинская разведка в значительном объеме занималась мероприятиями на таком сложном и специфическом направлении, как подготовка разведчиков-нелегалов и проведение операций с нелегальных позиций.

За годы моей работы высоких результатов добилось подразделение научно-технической разведки. Этим направлением руководил Александр Шарков, талантливый выпускник Киевского университета, прошедший полный курс оперативной и языковой подготовки в
Страница 49 из 50

качестве разведчика-нелегала.

На нескольких докладных о выполненных разведывательных заданиях Щербицкий писал резолюции: «Отлично. Прошу представить товарищей к государственным наградам». По письму генерального конструктора тяжелых ракет, дважды Героя Социалистического Труда Владимира Уткина несколько сотрудников КГБ Украины за конкретный вклад были отмечены государственными наградами СССР.

Через месяц после моего приезда в Киев было проведено республиканское совещание с руководителями органов безопасности республики. Я изложил конкретные предложения для повышения качества нашей работы.

Важнейшей задачей агентурно-оперативной деятельности КГБ становились предупреждение любых враждебных действий против Украины, предотвращение возможных рецидивов возникновения конспиративного националистического подполья.

Постепенно общими усилиями устранялись негативные явления в системе органов КГБ Украины: замшелый опыт; бытовавшая еще старая психология и вредные привычки в работе отдельных руководителей, накопившиеся с годами; отсутствие реальных результатов, которое прикрывалось увлечением статистическими показателями; бюрократическая практика, сводившаяся к бумаготворчеству, многочисленным проверкам с неизбежными накачками и выговорами, без которых контроль и проверка исполнения считались неполноценными. В областных управлениях КГБ более желательными были приезды московских проверяющих комиссий, страшились своих, киевских.

Начальник Киевского управления КГБ Юрий Меркурьевич Шрамко, работавший до прихода в КГБ заведующим отдела в ЦК ВЛКСМ вместе с В. Семичастным, один из самых уважаемых украинских чекистов, на совещании в Москве отметил, что «новому руководителю КГБ Украины приходится с трудом устранять формально-бюрократические методы управления, которые были у нас». «Не хочу кривить совестью, – самокритично говорил Шрамко, – не так легко отказаться от насаждавшихся длительные годы цифровых показателей в оценке оперсостава: профилактика – цифра, заведение оперативной разработки – цифра. Если план на тридцати страницах, значит, ты – лучший сотрудник, если у тебя план на пяти страницах, значит ты хуже работаешь».

На этом же совещании выступал начальник Крымского управления КГБ В. Видоменко. Он ставил вопросы улучшения координации деятельности различных подразделений органов безопасности, дислоцированных в области. К тому периоду в Крыму были сосредоточены значительные силы органов госбезопасности: 9-е управление (охрана), особые отделы КГБ, находящиеся в союзном подчинении. В действующих приказах отсутствовало четкое регулирование их взаимодействия с территориальными органами КГБ Украины; начальник областного управления КГБ не был осведомлен о деятельности 27 особых отделов военной контрразведки, дислоцированных на территории Крыма. Безусловно, такая несогласованность, отсутствие надлежащей координации и взаимодействия были серьезным упущением со стороны центра и Киева. Видоменко не постеснялся сказать о том, что у руководства органов госбезопасности отсутствует четкость в оценке происходящих политических процессов, задач КГБ в строительстве «демократического государства» на фоне вседозволенности, правового нигилизма Его смелость была оправданной и необходимой для дела.

Чем дольше я наблюдал за повседневной жизнью личного состава, тем больше отмечал творческую активность оперативных работников, которые вносили предложения по улучшению служебной деятельности, все чаще стали высказывать неудовлетворенность стилем руководства в некоторых подразделениях. За время моей работы пришлось расстаться с более чем 60 начальниками разного уровня, которые не соответствовали профессиональным требованиям, угодничали местным партийным лидерам, забыв об этике сотрудника КГБ, срослись с аморальными местными порядками.

Приходилось ужесточать оценки компетентности руководителей, корректировать их способности работать с подчиненными, уважать достоинство своих сотрудников. Мне казался странным существующий порядок, когда при направлении талантливых оперативных сотрудников на руководящие должности в областные органы от них требовали освободить в Киеве квартиры, хотя в них проживали остававшиеся взрослые члены семьи. Кроме того, мне было непонятно недоброжелательное отношение начальства к сотрудникам, которые приобретали садовый участок или легковой автомобиль.

Я встал на партийный учет в первичную организацию инспекции при председателе КГБ Украины, посещал партийные собрания, хорошо знал многих, тогда молодых, пытливых, работающих с особой самоотдачей сотрудников инспекции. С ними под силу было выполнение важных задач в условиях динамичной, стремительно меняющейся общественно-политической, экономической и оперативной обстановки того времени.

Сегодня многим, особенно молодому поколению, трудно себе представить, какую роль в жизни коллектива играли секретари партийных организаций. Особенно умные и энергичные, завоевавшие непререкаемый авторитет своими честными поступками, они деликатно сглаживали противоречия, возникающие порой между конкретными людьми, могли найти доходчивые и убедительные слова для настроя на серьезное задание, помогали в разрешении семейных и общественных проблем, настаивали на поощрении достойных, умели остановить вспыльчивых и пристыдить нерадивых. Именно потому я придавал большое значение работе парткома КГБ и первичных партийных организаций. Освобожденным секретарем парткома КГБ в Киеве был заслуженный разведчик

Повжик. Он работал в резидентурах КГБ в капиталистических странах с жестким полицейским режимом в отношении советских дипломатов. В ноябре 1991 года ему было присвоено генеральское звание. К большому сожалению, он получил повышенные дозы радиационного облучения за рубежом от установленных спецслужбами подслушивающих устройств и рано ушел из жизни.

Уважение к Юрию Черникову, следующему секретарю парткома, было всеобщим. Вскоре его выдвинули на должность начальника Черниговского управления КГБ. На этой беспокойной работе он проявил свои волевые качества и в бурные дни, когда проходила смена руководителей области, показал умение разговаривать с митингующей толпой и успокаивать ее.

Самой высокой похвалы заслуживает разносторонняя деятельность последнего секретаря парткома КГБ Украинской ССР Юрия Семушева.

Заслуженный авторитет Повжика, Черникова и Семушева, их конкретные дела помогли в становлении новых подходов в работе Комитета, улучшении отношений между членами нашего коллектива, а также доброму настрою на решение повседневных задач и, как следствие этого, воспитанию молодых и перспективных сотрудников.

Впрочем, на положительный климат в чекистском коллективе влияли не только добрые наставления, но и такая мера наказания нарушителей служебной дисциплины, как партийное взыскание. Выговор, вынесенный на партийном собрании, имел немалое воспитательное значение. Однажды я встретил своего сотрудника, находившегося в мрачном состоянии. Спросив его, почему он такой хмурый, получил ответ:

– Я схлопотал выговор по партийной линии.

– Конечно, это грустное
Страница 50 из 50

событие. А за какой проступок?

– За физкультуру…

– Отлыниваешь от сдачи нормативов по физической подготовке?

– Я сказал товарищам, что не посещаю занятия, потому что здоров. Я рассуждаю так: здоровому человеку физкультура не нужна, а больному уже вредна.

– Понятно. А выговор-то за что объявили?

– За мою шутку. Я заявил им, что если бы физкультура была полезна, то в квартире моего знакомого еврея вместо пианино стояли бы спортивные приспособления…

В отношении постановки на партийный учет мною нарушилась сложившаяся традиция: председатели КГБ СССР Андропов, Чебриков, Крючков всегда были в парторганизациях разведывательных подразделений, чем подчеркивалась значимость разведки в системе государственной безопасности. Я же посчитал на данный момент более важной организаторско-управленческую деятельность КГБ. За работу разведки не приходилось беспокоиться, так как ее возглавлял опытный, вдумчивый руководитель с огромным стажем зарубежной работы – генерал Леонид Алексеевич Макаров, который в последующем уехал в Москву одним из руководителей союзной разведки.

Главой инспекции был назначен Марчук, компетентность и организаторские способности которого сказались на повышении общего уровня оперативно-служебной работы не только сотрудников инспекции, но и чекистов во многих областных органах. Мое предложение он воспринял без восторга, так как мог претендовать на освободившееся генеральское место в своем управлении. Пришлось убеждать его в том, что в инспекции ему предстоит заниматься комплексом ведущих проблем обеспечения государственной безопасности на Украине, планировать и контролировать деятельность 25 областных органов КГБ, а это значит существенно расширить личный кругозор, познать особенности обстановки в регионах республики. Думаю, что этот участок работы помог своим опытом становлению Марчука в последующем главой украинского правительства.

В короткие сроки устранить и изжить недостатки, естественно, трудное дело. Нельзя сказать, что многое зависело только от меня, помогали заместители. Но в двух направлениях: усилении требовательности в соблюдении законности и улучшении информационной работы – удалось изменить положение существенным образом.

Когда я стал изучать причины имевших место пусть единичных нарушений законности, то увидел, что исходили они от слишком вольного толкования таких понятий, как «националистические, идейно вредные проявления», «клевета на советский общественный строй». Ни один «сигнал» о каких-либо «высказываниях националистического характера» не оставался без тщательной проверки лица, его допустившего. Ни одно спорное суждение по вопросу истории Украины, высказанное вразрез с официальной идеологической линией, не оставалось без внимания или воздействия (гласного или негласного) со стороны КГБ. Нашумевший труд писателя И. Дзюбы «Интернационализм или русификация» по настоянию идеологов ЦК Украины был признан экспертами и учеными «антисоветским». Согласно действующему Уголовному кодексу, было достаточно доказать лишь факт «хранения и распространения» текста этой широко разошедшейся нелегально книги, чтобы привлечь ее обладателя к судебной ответственности.

На этой зыбкой для закона основе нередко применялись ограничительные меры, профилактические беседы, что приводило к неоправданному вмешательству в события, находящиеся за пределами компетенции органов госбезопасности. В этой деликатной сфере деятельности органы КГБ республики стали работать, опираясь на действующее законодательство, более требовательно и взвешенно.

Информирование КГБ СССР и ЦК Компартии Украины по важнейшим проблемам обеспечения безопасности страны и республики считалось одним из показателей общего состояния оперативно-служебной деятельности. Многие докладные записки КГБ Украины рассылались в ЦК КПСС, московские ведомства и министерства. Это важная часть работы КГБ, о чем свидетельствует тот факт, что в наши дни задача информирования Президента и руководства страны спецслужбами закреплена законом. Я старался поставить работу так, чтобы информация содержала сведения о глубинных тенденциях и явлениях в украинском обществе. КГБ стремился сообщать о фактах, которые могли вызвать социальное недовольство, создающих угрозу политической, экономической стабильности, а также о причинах и условиях, их порождающих. Информирование со стороны КГБ давало возможность почувствовать сложные проблемы, выделить болевые точки в жизни населения республики.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/nikolay-golushko/v-specsluzhbah-treh-gosudarstv/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

На Украине издан двухтомник Н. Голушко «КГБ Украины: последний председатель» (Донецк, 2009), где раскрывается специфика работы органов госбезопасности в союзной республике, действия националистических и сепаратистских кругов по развалу СССР. Весь тираж автор передал ветеранам.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.