Режим чтения
Скачать книгу

Заклинатель читать онлайн - Михаил Атаманов

Заклинатель

Михаил Александрович Атаманов

Легенды героев и магии (АСТ)Серый Ворон #3

Так ли легко быть волшебницей? Даже если ты уже адепт четвертого курса Академии Магии. Оказывается, самая большая опасность, подстерегающая любого чародея, – это потерять старых друзей. Как просто от них отдалиться, когда вокруг столько интересного, а все твои нынешние знакомые обладают магическим даром! И однажды Елене Фее придется сделать выбор между учебой в Академии Магии с новыми приятелями-волшебниками и теми, с кем она пришла в этот мир, – Петром Пузырем и Серым Вороном.

Михаил Атаманов

Серый Ворон. Кн. 3: Заклинатель

© Михаил Атаманов, 2016

© ООО «Издательство АСТ», 2016

Вступление

«При исключительной красоте, которая не осталась незамеченной даже для эльфийских кланов, чародейка Елена Фея во время проживания в Зеленой Столице старалась избегать светских мероприятий и посвятила свои молодые годы развитию дара волшебства. Именно такое необычайно ответственное отношение к магическим наукам сделало спутницу Серого Ворона заметной и грозной фигурой Четырнадцатой Лесной Войны уже в столь юном возрасте».

Из «Трактата о Четырнадцатой Лесной Войне», составленного Дироносом Ставаеэлем, мастером-хранителем истории при дворе королевы Иллариэтты, великой правительницы светлых эльфов.

По понятным причинам ныне невозможно получить какие-либо документы из Академии Магии Холфорда, а потому о годах обучения двух сестер-волшебниц можно судить лишь из косвенных источников. К сожалению, достоверность многих из них вызывает большие сомнения. Так, кое-кто из исследователей жизни Серых Воронов даже осмеливается ставить под сомнение кровное родство Елены и Свелинны. Подобные, граничащие с ересью, заключения делаются на основании записей книги рождений храма богини Гизли поселка Горный Фазан. В этой книге действительно имеются записи о рождении Свелинны и трех ее братьев и нет ничего о старшей сестре Елене. Хранители этой реликвии утверждают, что Елена была рождена в другом месте, когда ее мать отправлялась навестить родственников. Судя по всему, речь идет именно о том безызвестном поселке, где провели детство Серый Ворон и Петр Пузырь.

Наиболее полные сведения о Елене Фее можно обнаружить в персональном досье, собранном семьей Армазо. И хотя сама Фея в то время рассматривалась лишь в качестве инструмента влияния на своего друга Серого Ворона, приведенные факты впечатляют. Став лучшей ученицей первого курса Академии Магии, обладая выдающимися способностями в магии земли и магии разума, Елена экстерном сдала экзамены за три года обучения. Участвовала в зимнем походе Серых Воронов за древним артефактом и сумела отразить все магические атаки жуткого демона-шамана, офицера армии Ваалона.

Кроме того, стратеги семьи Армазо делали вывод об аполитичности Елены, ее недостаточной лояльности Серому Ворону, а потому предлагали вербовку. Известны даже имена агентов, которым была предложена эта миссия, – Герг и Кара Шоллани. Подробности той операции нам неизвестны, но факт остается фактом – вербовка не состоялась и уже к осени 1111 года Елена Фея открыто выступила на стороне семьи Кафиштенов.

Тут мы подходим к событию, известному как «Сражение у Северных Ворот Холфорда». Как признавал великий вождь орков Агалиарепт, с севера Зеленую Столицу штурмовала почти половина его двухсоттысячной армии. Соотношение сил перед боем для защитников было даже хуже, чем один к ста. Однако стойкость и отвага оборонявших Северные Ворота превзошли все возможные пределы, и атака была отбита с огромными потерями наступающей стороны. Подобного история еще не знала, а потому Ковен Магов пообещал озолотить любого за информацию о подробностях боя. Но за много лет щедрая награда так и не нашла получателя.

Сражение у Северных Ворот обросло слухами и небылицами. Находились и такие «свидетели», которые сообщали об участии в нем Гильдии Воров и даже о смерти Петра Пузыря. Все это, конечно же, чушь – ворам никогда не было дела до политики, а Петра Пузыря много раз видели и после той битвы. Так или иначе, докопаться до правды теперь вряд ли возможно. Достоверно известно лишь одно: Елена и Свелинна были самыми активными участницами легендарного сражения.

Глава первая

Дела домашние

Моя комната кипела жизнью. С люстры свешивалась искрящаяся ядовито-зеленая субстанция, яркие брызги с нее капали на мохнатый персидский ковер. Ковру это не нравилось, и он отползал в сторону, подобно большой плоской гусенице. Из шкафа осторожно выглянул полосатый носок и, не заметив ничего опасного, быстро прошмыгнул под кровать. Тяжело хлопая страницами, взлетел к потолку том школьной энциклопедии. На столике у окна фехтовали цветными карандашами два учебника. Я сидела на кровати и счастливо улыбалась, поглаживая мурчащую от удовольствия подушку.

Противное дребезжание будильника заставило меня вздрогнуть. Мысленно потянувшись за обрывками волшебного сна, я улыбнулась и открыла глаза. Лучи весеннего солнца пробивались через неплотно прикрытые занавески, искрились на люстре и скользили солнечными зайчиками по ковру. Из ящика шкафа свешивался носок. На столе лежали учебники и письменные принадлежности. Все было таким скучным! Мое прекрасное настроение сразу куда-то улетучилось.

Сев на кровати, я по привычке сложила в щепотку пальцы и хотела вызвать свет, но остановилась, не закончив заклинания. Я ощущала, что силовые магические линии опутаны сложным следящим заклинанием, не дающим почерпнуть энергию, не сообщив при этом неизвестному наблюдателю: «Тут живет человек, способный колдовать!» Кто и с какой целью поставил эту хитрую ловушку на магов, мне было неведомо. Но, судя по всему, наблюдатель намного превосходил меня по силе и способностям и был смертельно опасен. Мне совершенно не хотелось с ним встречаться.

Но как же мне хотелось колдовать! Это был просто нестерпимый зуд, схожий, наверное, с наркоманской ломкой. Уже год как мы вернулись из Пангеи. За это время бесчисленное количество раз я порывалась воспользоваться своими способностями, но одергивала себя. Словно заключенная в тюрьме, я считала дни до наступления лета, когда мы с друзьями снова отправимся в Пангею – мир, где я смогу чувствовать себя полноценной.

Не успела я привести себя в порядок и позавтракать, как раздался звонок – друзья зашли за мной, чтобы идти в школу. Петька привычно взял мою сумку, и вслед за Сергеем мы двинулись кратчайшей дорогой напрямик через городской парк. Там на своем обычном месте бабка Никитична торговала свеженажаренными, еще горячими семечками. Пузырь по традиции купил у соседки кулек и отсыпал нам с Сергеем. Никитична заметно сдала за последний год. Зимой она сильно болела, но весной все же нашла в себе силы при хорошей погоде выходить в парк. Однако на рынке в Лесу Между Мирами мы ее больше не встречали.

Лес Между Мирами стал нашим излюбленным местом отдыха. Мы частенько ходили туда порыбачить или просто позагорать. Мне там было интересно еще и потому, что я чувствовала в Лесу весьма мощные магические линии. Только вот соединиться с ними не получалось – энергия ускользала от меня, словно вода сквозь пальцы. Похоже,
Страница 2 из 23

пользоваться ею могли только маги из числа Серых Пограничников.

Мы даже познакомились с одним из них, лесным эльфом по имени Тилион. Случилось это, когда мы вышли из Пангеи. Трое Серых Пограничников преградили нам дорогу и потребовали, чтобы Петька оставил темное кольцо на хранение в Форте или вернул магическую вещь обратно в Пангею.

Петька пытался спорить, говорил, что не может снять кольцо. Тогда один из Серых Пограничников, явно сильный маг, по имени Тилион, провел над странным артефактом ладонью, и кольцо без малейших усилий скользнуло с Петькиного пальца. Мы согласились отправиться в Форт, чтобы оставить там свои вещи. За хранение пришлось заплатить, и немало, но у Серого Ворона деньги водились.

Потом мы несколько раз встречали Тилиона во время наших прогулок. Эльф был достаточно молод на вид, и я удивилась, узнав что наш новый знакомый разменял уже шестую сотню лет. Кроме того, он оказался хорошим рассказчиком. Мы с удовольствием слушали старинные легенды и сказки эльфов, узнавали много нового о соседних мирах. Но существовали темы, на которые Тилион отказывался говорить, – о дальних мирах (кроме трех уже известных нам), о вражде темных и светлых эльфов в Пангее и о том, как он стал Серым Пограничником.

Размышляя обо всем этом, я и не заметила, как мы подошли к школе.

* * *

Сегодня нам вернули экзаменационные работы по алгебре. Я открыла свою и скривилась – два неверных ответа из шестнадцати в обязательной и глупейшая ошибка во второй части. Две задачи я не успела даже начать… По алгебре у меня было что-то среднее между «пятеркой» и «четверкой». Значит, годовая выйдет «четверка», уже третья в этом году. Досадно…

Я вопросительно кивнула сидевшему за соседней партой Воронину. Тот развернул свою работу. «Пятерка». Еще бы! Сергей – круглый отличник, победитель городской олимпиады по математике. Повернулась к Петьке. Тот улыбнулся и с нескрываемой гордостью показал растопыренную пятерню. Тоже пятерка! Ого! Неожиданно. Притом что Пузырь, по его словам, решал все сам, без подсказок Сергея.

Я с уважением посмотрела на друга и подумала о том, что он сильно изменился после похода в Пангею, стал серьезнее, ответственнее. Пузырь бросил курить, почти не общался со шпаной, взялся за книги. Кроме «качалки», пошел заниматься самбо и спортивным десятиборьем. Да и в учебе у моего друга произошли разительные перемены. Только инертность учителей, которые по привычке отказывались верить, что Петька сам делает домашние задания и решает контрольные, не позволила ему закончить этот год без троек.

Конечно, было обидно единственной из нашей троицы друзей напортачить в экзаменационной работе, хотя математика всегда давалась мне хуже остальных предметов. Да и, нужно признаться, за последний год я заметно охладела к учебе. Меня не оставляло чувство бессмысленности происходящего. Зачем все эти занудные примеры с дробями, тангенсами-котангенсами, иррациональными числами и прочей лабудой, когда мое предназначение – магия?!

Родители же истолковали эти перемены по-своему. Мама шептала отцу, мол, «наша девочка повзрослела, переходный возраст, мысли совсем другим заняты». И лишь Сергей Воронин, единственный из всех, понял все правильно. У нас даже состоялся серьезный разговор на эту тему. Сергей, в очередной раз заметив мое безразличие на уроках, с укоризной сказал, что яркое приключение в Пангее не должно влиять на реальную жизнь.

Я тогда, помнится, сорвалась и накричала на него, заявив о своем глубоком убеждении, что именно в Пангее жизнь и была настоящей. А все, что было до этого, – лишь скучное предисловие, которое хочется поскорее пролистнуть. Сергей со мной не согласился. Он считал, что к жизням в разных мирах нужно относиться серьезно, что мы можем становиться там совершенно другими людьми. К примеру, здесь он просто школьник, в Пангее вор, а в мире Острова Фаэри будет еще кем-то. И нужно наслаждаться каждым моментом из каждой реальности…

Соседка по парте толкнула меня локтем, я встрепенулась и подняла голову.

– Звонарева, опять в облаках витаешь? Иди к доске, – услышала я голос математички.

Странно. Что ей от меня нужно? За оставшееся до летних каникул время моя итоговая оценка уже не изменится. Только по пути к доске я заметила, что у одноклассников на партах вместо задачников по алгебре лежат учебники по геометрии. Похоже, я опять что-то пропустила. Тогда понятно, по геометрии мне действительно нужно было вытягивать итоговую пятерку.

– Давай, Звонарева, расскажи нам про три признака подобия треугольников. С доказательствами подобия.

Мое секундное замешательство сменилось ликованием. Как раз накануне Петька чуть ли не силой заставил меня учить геометрию, и мы повторяли этот вопрос! Вот ведь повезло! Я взяла мел и стала уверенно писать формулы доказательств.

– Вот, Лена, когда ты не витаешь в облаках, просто не могу на тебя нарадоваться… Скажи, как можно было в экзаменационной работе по алгебре вписать ответ в строку другого примера? Где была твоя голова в этот момент?

Послышались смешки. Один из одноклассников бросил в мой адрес едкий комментарий. Потупившись, я сжала зубы. Да, отвлекаюсь. Но кто из присутствующих здесь способен решить хотя бы одну задачку по магии? Да просто понять вопрос? Даже Серый Ворон и Пузырь не смогут расшифровать символы рунного алфавита. А я смогу! Я стала лучшей ученицей на своем потоке! Вместе с Карой и Свелинной я досрочно сдала экзамены за три первых года обучения и сменила серую мантию новичка на темно-коричневую! И что мне ваши насмешки и экзамены, когда через пару недель я снова смогу колдовать!

* * *

По пути домой мы заговорили о предстоящем путешествии в Пангею. Вещи у всех уже были собраны, а часть даже хранилась в Форте Серых Пограничников.

– Может, перед Пангеей завернем в мир Острова Фаэри? – предложил Сергей. – Просто на минуту зайдем, чтобы мир нас запомнил и мы могли в него вернуться…

Воронин уже не раз пытался подбить нас с Пузырем на эту авантюру. Но лично мне переправа через Стылую речку на земли враждебных орков вовсе не казалась здравой идеей. Петька меня поддержал. Сергей с досадой пнул валяющуюся на дорожке пивную банку:

– Ну хотя бы к дварфам клана Тяжелых мы зайдем по дороге? Я хотел свои мечи показать и узнать насчет восстановления в них магии.

– К дварфам зайдем, – согласилась я.

– Только ненадолго, – заявил Пузырь. – Мне нужно возвращаться в столицу, меня Камилетта отпустила всего на Две Руки и четыре дня. Да и эти четыре дня я еле-еле выпросил.

– Успеешь, – успокоил друга Сергей. – Зря я, что ли, на грифонов потратился, когда возвращались? Время мы неплохо сэкономили. В Пангее всего неделя прошла. Так что и у нас есть почти неделя на обратную дорогу до Холфорда. В прошлый раз мы за девять дней добрались, но тогда мы шли с обозом, да еще у дварфов жили несколько дней.

– Не ради Пузыря ты грифонов нанимал, – вступилась я за Петьку. – А для того, чтобы твоя хвостатая подружка за нами не увязалась.

– Из-за нее тоже, – Сергей смущенно отвел взгляд. – А разве лучше было бы, если бы Каришка проследила за нами до самого дома на Земле и раскрыла нашу тайну? Или заблудилась в Лесу Между Мирами и утопала непонятно куда?

– Ты мог
Страница 3 из 23

приказать ей остаться в Холфорде. Тайфлинг не смогла бы нарушить приказ, – резонно заметила я.

– Не хочу лишний раз напоминать Каришке, что она несвободна. Честно говоря, я очень по ней соскучился, – с грустью признался Серый Ворон. – Просто привык, что она всегда рядом.

– Она тебе нравится? Как друг и как красивая девушка? – спросила я.

Я и раньше в той или иной форме задавала Сергею этот интересующий меня вопрос, но мой друг всегда ловко уходил от ответа. На этот же раз Сергей ответил:

– Да, Ленка, она мне нравится. И как друг, и как красивая девушка.

– Скажи честно, она красивее меня? – Я решила воспользоваться внезапной откровенностью друга.

Впрочем, ответ Сергея мне вовсе не понравился:

– Девушки подобны морскому прибою. Когда волна катится к берегу, она украшена белоснежной пеной и искрится на солнце, а когда отступает обратно, тащит за собой песок и мусор. Сравнивать двух красивых девушек в разные моменты жизни, на мой взгляд, неправильно. Ленка, можешь обижаться, но во время первой встречи ты откровенно проигрывала Каришке. Да ты и сама это знаешь. Ведь так?

* * *

Конечно, я помнила тот ужасный день! Перед этим почти трое суток я просидела как проклятая над контрольной работой по истории магии. Я даже ночевала в библиотеке! Тогда только-только я научилась разбираться в жреческом алфавите. Читать древние тексты было очень трудно, я едва не плакала от бессилия. А ведь моя соседка по комнате Кара уже сдала работу!

И вот наступил Большой Выходной, день очередной встречи с моими друзьями. Взглянув в зеркало, я содрогнулась – щеки ввалились, под глазами черные круги, волосы растрепаны. Кое-как приведя себя в порядок, я вышла на улицу. Заметив мою усталость, Пузырь попытался меня подбодрить, но тут появился Серый Ворон с этой своей Каришкой…

Говорила она льстиво-угодливые слова, но я своим сразу же обострившимся женским чутьем заметила веселый блеск в ее глазах, едва скрываемую улыбку и общий эмоциональный фон. Я пока только обучаюсь магии разума и очень не скоро еще смогу читать мысли людей. Но в данном случае этого и не требовалось. Я четко почувствовала ее состояние: моя соперница откровенно радовалась тому, что выглядит гораздо привлекательнее меня в глазах стоящих рядом мужчин.

Конечно, я вспылила. А эта разряженная кукла начала играть на публику, чтобы у моих друзей сложилось впечатление, будто ее незаслуженно обижают. Я знала, что поддалась на хорошо продуманную провокацию и веду себя неправильно, но поделать ничего с собой не могла… Тот самый первый раунд моя соперница выиграла, причем выиграла вчистую. Конечно, Серый Ворон предсказуемо встал на защиту своей подружки, сделав именно то, на что и рассчитывала хитрющая Каришка. Я даже в какой-то момент поняла, что Каришка при желании может увести у меня не только Серого, но и Пузыря. Когда тайфлинг зашвырнула в кусты горсть драгоценностей, она остановилась и посмотрела мне прямо в глаза. Я случайно встретилась с ней взглядом и… обмерла. В том взгляде не было ни капли покорности и смирения, ни малейшего намека на желание дружбы. Наоборот, было столько ехидства, превосходства и женского коварства, что я отшатнулась.

Я психанула и ушла, чем полностью признала свое поражение. И в тот же день обвенчалась с Пузырем в храме богини Амины. Обвенчалась потому, что с ужасом осознала, что могу потерять обоих друзей, которые с самого детства смотрели на меня влюбленными глазами. Потерять из-за Каришки.

Ко второй встрече с соперницей я уже была морально готова. Каришку тогда послал ко мне Серый Ворон сообщить, что он ранен. Помнится, я хотела тогда поставить эту зарвавшуюся нахалку на место, но тайфлинг предъявила ультиматум – или я признаю за ней право быть с Сергеем, или она уведет у меня обоих друзей. Конечно, я попыталась решить вопрос силой, применив заклинание контроля гуманоида. Но той осенью я была еще новичком в магии разума. К тому же, чем выше интеллект цели, тем меньше шансов, что это сложное заклинание сработает. А Каришка очень даже не глупа, это я сразу заметила…

К зиме моя магия стала заметно сильнее. По дороге к замку Древний Брод я прощупала уровень защиты тайфлинга. Каково же было мое разочарование, когда я наткнулась на непробиваемую стену – ее разум был закрыт. Купить себе и Каришке амулеты, блокирующие магию, решил Сергей, и сделал он это явно с подачи своей хитрющей подруги.

Сама же Каришка явно хотела со мной помириться. Но поговорить по душам у нас долго не получалось. Лишь в подземельях разрушенного храма, когда все уснули, у нас состоялся откровенный разговор. Оказалось, что Каришка почти втрое старше меня и тридцать лет проработала в бродячем цирке гимнасткой, канатоходцем и танцовщицей. За эти годы она до совершенства отточила умение нравиться привередливой публике, а в особенности зрителям-мужчинам. У меня сложилось впечатление, что тайфлинг может стать неплохим другом. Она верная, умелая, ловкая и… беспечная. Когда девушка наклонилась к сумке, чтобы достать одеяло, я заметила колечко храма Амины, висящее на шнурке. Понять, с кем она обвенчана, было нетрудно.

Только об этом колечке я и думала все последующие дни. И, возможно, поэтому богиня судьбы Фаэтта сделала мне неожиданный подарок. На обратном пути, когда на нас напали демоны, я почувствовала такой прилив сил, будто сама богиня магии поддерживала меня. Мои чувства обострились, я видела каждую пущенную эльфами стрелу, каждый взмах клинка, слышала каждое слово. Каришка рубилась с опасным демоном. Она уже потеряла один кинжал и еле уклонялась от секиры противника. Висящее на шее колечко выскочило из-за ворота куртки. Только я заметила, как лезвие демона разрезало шнурок, и серебряное кольцо улетело в глубокий снег.

После тяжелого боя я собралась с силами и на негнущихся от усталости ногах подошла к месту схватки. Порывшись в сугробе, нащупала серебряное украшение и сунула в перчатку. Каришке я, естественно, ничего не сказала. Я хорошо изучила местные обряды и традиции, а потому знала, что, если по прошествии испытательного срока хотя бы один из обрученных не предоставит свое кольцо, помолвка объявляется недействительной. В моих руках оказался такой козырь, против которого были бессильны Каришкины женские чары, опыт и коварство.

С того самого дня я не расставалась с колечком ни на минуту. Даже сейчас оно лежало в моей школьной сумке. Признаться, я много раз хотела избавиться от него, но сделать это в Пангее не решилась, а дома незаметно уничтожить магическую вещь было невозможно – cразу после этого почернело бы и кольцо Сергея, а ему не составит труда догадаться, кто в этом виноват.

Пока я храню обручальное кольцо, складывалась весьма благоприятная для меня ситуация – мой друг не может ни жениться на Каришке, ни обвенчаться с какой-либо другой незнакомой мне девушкой. Если же Сергей решит избавиться от кольца, я об этом сразу же узнаю. Но вот, что случится, если сменился обладатель парного кольца? Смогу ли я занять место хвостатой Каришки? Ответ на этот вопрос можно было найти в трудах по предметной магии, доступных только адептам седьмого курса. Но я была готова терпеливо ждать.

Чего скрывать, Сергей Воронин мне действительно нравился. Хотя здесь, в нашем
Страница 4 из 23

мире, он несколько уступал Петьке Калинину, однако в Пангее их соперничество выглядело совсем иначе. Там Серый Ворон становился восхитительно-притягательным: ловким, смелым, таинственным и гордым.

Как ловко он проник во внутренний город через все заслоны и проучил мою соседку Кару! Пузырь бы так никогда не смог. Серый Ворон проник в легендарный смертельно опасный склеп «Золото Мертвых», и именно он, а не Пузырь собрал для меня деньги на обучение. Несколько позже Сергей поставил на место высокомерную дочь герцога, перед которой преклонялся Пузырь. Как уверенно он себя чувствовал в смертельно опасном лабиринте Карпи-Морт, где Пузырь боялся лишний шаг сделать! Серый Ворон в одиночку справился со смертельно опасным демоном, в схватку с которым Пузырь даже не решился лезть.

В Пангее уже Петька откровенно проигрывал Сергею. Но я все же обручилась с Пузырем. И не только из-за Каришки. Просто я считала правильным и честным повторить уже сделанный мной в родном мире выбор.

* * *

Так что я не обиделась на слова Сергея, а лишь уточнила:

– Да, тогда Каришка выглядела лучше меня, но неужели с тех пор ни разу не было по-другому?

Серый Ворон смутился:

– Было, конечно. Например, во время магического боя с демоном. От тебя веяло силой и величием, а Каришка испугалась и выглядела жалко и глупо. Тогда ты была особенно прекрасна.

Вот, значит, как. Сергею нравятся сильные, уверенные в себе девушки. Я и раньше думала об этом, а сейчас лишь утвердилась в своем мнении. Петьке же, наоборот, нравится женственность и хрупкость, он обожает меня защищать.

Вернувшись из школы, я пообедала и заглянула в дневник. На завтра уроков не задано. По телевизору ничего интересного, в Интернете тоже. Скучно. Некоторое время я наблюдала в окно за тетей Полей Ворониной, которая выгуливала в коляске Егорку, брата Сергея. Потом заперла на два оборота входную дверь, задернула шторы и вытащила из тайника под столом толстый обмотанный бечевкой пакет. В нем хранились записи, обнаруженные Серым Вороном и Каришкой в башне Теодора Младшего, плюс пара книг по плетению заклинаний и справочные таблицы. Бесценное сокровище!

Адепты младших курсов Академии Магии имели право посещать только несколько залов огромной библиотеки. Наставники тщательно следили за тем, чтобы любопытные новички раньше времени не получали доступ к сложному, тайному, опасному для себя и окружающих знанию. Список заклинаний, которые можно было найти в первых залах, был достаточно обширен, но все же не выходил за элементарные бытовые рамки. Даже «контроль гуманоида» в него не попал.

Однажды мне совершенно случайно попался оставленный на столе учебник по стихийной магии для шестого курса. Вот это да! Это был действительно учебник магии, а не те прописи и буквари, по которым обучали нас. Я прочла оглавление, и от волнения у меня затряслись руки. Глава первая. Стихия воздуха. «Полет», «Молния», «Воздушный кулак», «Зов ветра»… Глава вторая. Стихия пламени. «Огненный шар безопасный демонстрационный», «Огненный шар типовой», «Огненный шар усиленный», «Огненный шар усиленный, второй способ», «Защита от пламени», «Огненный шар зажигательный длительного действия», «Фер-крош-тул, Огненный шар, гоблинский вариант», «Фер-крош-така, Огненный шар шаманов орков»…

К сожалению, огонь – не моя стихия, и мне не хватило бы сил на описанные заклинания. А уж заклинания воздуха выше базовых мне вообще никогда не поддадутся. Но все равно я была в восторге – ведь существует же где-то том и по моей магии земли! Осталось только доучиться до шестого курса!

А еще есть залы только для магистров. Сколько же придется кропотливо трудиться, прежде чем мне станет доступна более-менее полная информация о магических науках!

Но в дневниках Теодора содержались заклинания настоящие, мощные и полезные. К примеру, «обновляемая невидимость». Обычное заклинание невидимости разрушалось при касании или приближении к материальному объекту. Теодор придумал способ мгновенного восстановления невидимости. Заклинание было очень сложным и энергоемким. Поэтому Теодор предлагал использовать разные магические источники. Сперва он строил «каркас» заклинания на магии воздуха, а «подпитку» привязывал к магии чувств. Но, по-видимому, полученный результат не удовлетворил мага, и он стал рассматривать другие комбинации. Записки содержали целые страницы расчетов с таблицами и рисунками. Теодор описывал и запасные варианты, однако вывод был неутешительным: «Запасные варианты нестабильны, особенно в случае использования двух несвойственных магу граней, невидимость держится буквально несколько мгновений».

Меня эти записи привлекли не только как пример создания нестандартного заклинания, но и потому, что один из запасных вариантов Теодор строил на паре: «каркас» на магии разума, «подпитка» от магии земли. Родные для меня стихии! То есть теоретически я могла бы это заклинание применять! Если, конечно, разберусь в таблицах и расчетах.

Еще в Пангее, впервые увидев это заклинание в журнале, я неосторожно прихвастнула, что вскоре смогу становиться невидимкой. Серый Ворон почему-то очень обрадовался и сказал, что им с Каришкой это очень пригодилось бы в одном крайне непростом и рискованном деле. Страшно заинтригованная, я пообещала ему помочь и даже назвала срок, когда смогу овладеть новым заклинанием, – не позже праздника Середины лета в Пангее.

Однако весной я готовилась к сдаче экзаменов сразу за три курса Академии Магии, и мне было не до дневников Теодора. Поэтому я прихватила нужные книги с собой, надеясь за год разобраться в задаче. Но оказалось, что ни дома, ни в Лесу Между Мирами я не могла воспользоваться магическими силовыми линиями. А назначенный срок неумолимо приближался.

Все оказалось гораздо сложнее, чем представлялось мне вначале. Чем больше я вчитывалась в строки формул, тем отчетливее понимала, что мне катастрофически не хватает общих магических знаний. Но я не сдавалась. Мне удалось обнаружить кое-какие закономерности в таблицах, я даже поняла, откуда Теодор брал коэффициенты некоторых значений. Дополнительные сведения можно было почерпнуть в трудах библиотеки Академии Магии, но я была почти уверена, что доступа к самым ценным для меня залам у меня пока не будет.

* * *

Следующий день надолго запомнится моим одноклассникам. На физкультуре сдавали итоговый годовой зачет: стометровка, прыжки в длину, подтягивания для парней и приседания для девочек, затем полоса препятствий и кросс.

Я оказалась лучшей среди девчонок в стометровке и прыжках. Между тем, ни Петька, ни Воронин не блистали в первых двух упражнениях. Нет, результаты на «пятерку» они вполне показывали, но были где-то в середине списка. Меня это слегка разочаровало, и я постаралась расшевелить парней.

– Пятерку мы и так получим, какой смысл рвать жилы? – вяло поинтересовался Сергей.

И тут черт меня дернул предложить друзьям состязание. Мол, кто из них сможет показать класс и удивить меня, того я при всех поцелую. Одноклассники заулюлюкали и засмеялись. Петька и Сергей переглянулись.

– Можно попробовать, – согласился Петька.

– Только потом, Фея, не отказывайся от обещания! – улыбнулся Серый.

Сначала шло подтягивание.
Страница 5 из 23

Воронин честно старался и подтянулся четырнадцать раз при нормативе на «пятерку» в десять.

Петька заулыбался, подмигнул мне, снял майку, обнажив внушительные мускулы. Одноклассницы разом затихли. Пузырь, явно польщенный вниманием, подошел к турнику.

То, что творил Петька, я видела только по телевизору в передачах про гимнастов. Сперва он десять раз подтянулся, причем не просто по плечи, а каждый раз с выходом силой по пояс. Затем убрал левую руку за спину и под аплодисменты одноклассников подтянулся еще десять раз. Но на этом мой друг не остановился, а выполнил еще тридцать подтягиваний на двух руках. Когда он спрыгнул, поигрывая блестящими от пота мускулами, девчонки завизжали от восторга.

Полоса препятствий состояла из ряда вкопанных в землю автомобильных покрышек, лабиринта, длинного «рукохода», лестницы, спуска по металлическому столбу, затем нужно было пролезть между горизонтальными поперечинами и, наконец, преодолеть высокий забор. Физрук стоял в конце полосы с флажком и секундомером. Сергей вызвался в пару к Петьке. Взмах флажка и…

Петька двигался красиво и быстро, но – смело могу предположить – на него никто даже не смотрел. Потому что Сергей творил нечто невероятное! Он побежал, прыгая сверху по ряду покрышек. Затем, не снижая скорости, прыгнул с последней покрышки прямо на железную перекладину лабиринта и пронесся сверху, как по ровному асфальту. Затем, уцепившись за первую планку «рукохода», подтянулся, взмыл в воздух и снова побежал, перепрыгивая через три перекладины. Кувырок – и Сергей взлетел на лестницу, но не стал спускаться по столбу, а прямо с пятиметровой высоты полетел вперед и вверх! Девчонки взвизгнули от страха. Но Воронин знал, что делает. Он снова ушел в кувырок и, ни на миг не останавливаясь, прыгнул между поперечинами. Едва касаясь песка ладонями, Сергей закрутил четыре сальто подряд, после короткого разбега взлетел на забор и легко спрыгнул на землю. Я чуть не оглохла от рева одноклассников, а восторженный визг девчонок, казалось, перешел в ультразвук. Петька в это время был еще примерно на середине «рукохода»…

Со школьным учителем у Воронина вышел спор. Физрук не хотел записывать в журнал итоговый результат, так как время Сергея оказалось лучше державшегося уже много лет рекорда школы, причем лучше сразу на двадцать секунд! Учитель испугался, что проверяющие никогда не поверят в реальность такого великолепного результата, и стал упрямиться, ссылаясь на то, что «Воронин сделал упражнение не по правилам». Мы всем классом требовали справедливости, но учитель был непреклонен – нужно переделывать упражнение.

К разочарованию собравшихся, на этот раз Сергей делал все вполсилы, едва уложившись в норматив. А потом точно так же бежал кросс, болтая с Пузырем и лишь изредка сверяясь с часами, чтобы все же получить «пятерку». После урока я, под смешки и свист одноклассников, чмокнула каждого из друзей, признав, что оба сегодня были великолепны. Несколько одноклассниц тоже вызвались поцеловать отличившихся. И если Пузырь, покраснев от смущения, отстранился, то Серый неожиданно согласился и получил в награду еще несколько поцелуев. Меня это сильно задело, и я не разговаривала с Ворониным весь остаток дня.

* * *

Вернувшись домой, я уже было собралась заняться изучением дневников Теодора Младшего, как вдруг затренькал входной звонок. Кто бы это мог быть? Неужели Сергей решил извиниться?

Оказалось, пришла моя соседка по парте Настя Головешкина. Настя была единственной, с кем я могла посекретничать о том, о чем не стала бы говорить с родителями и даже с Петькой и Сергеем. Я впустила подругу и предложила чаю.

– Как я хочу, чтобы следующие две недели тянулись вечно! – отхлебывая горячий чай, проговорила Настя.

– Почему? – удивилась я.

– Я поступаю в техникум. И мы будем видеться редко.

Да, точно, Настя еще в начале года говорила, что собирается учиться на кондитера. Но тогда я не придала особого внимания ее словам. Получается… в школе, кроме Сергея и Петьки, у меня не останется никого.

Одноклассницы уже много лет назад объявили мне бойкот. Меня считали заносчивой и наглой, «собакой на двух стогах сена», потому что все внимание Петьки и Сергея доставалось мне одной. Мои же друзья нравились многим девочкам в классе, а потому одноклассницы были обижены на меня. Впрочем, я и сама не стремилась к общению с этими глупыми курицами.

И только с Настей я могла посекретничать, ей единственной открылась, что из друзей выбрала Петьку. Очень жаль, что она уходит, мне будет ее не хватать. Мы поболтали с подругой на разные темы, и разговор постепенно перешел на сегодняшний урок физкультуры.

– Это было так красиво! – восхищенно ахала Настя. – Петька просто атлет! Ты же знаешь, как он раздражал меня в начальных классах! Жирдяй неуклюжий. Чуть толкнешь, сразу бежит жаловаться мамочке. Но как он изменился! Ты счастливая, Ленка! Такой классный парень влюблен в тебя по уши!

– Сергей сегодня тоже был в ударе, – напомнила я, желая восстановить справедливость.

– Да, шикарно! Как в цирке! Интересно, где он такому научился? Занимается вроде только футболом.

Ну не могла же я рассказать ей о Пангее! Пришлось наврать, что Воронин тренируется самостоятельно. Настя восхищенно заахала:

– Я тоже так хотела его поцеловать после физкультуры! Но не стала из-за тебя.

– Так поцеловала бы! Ты единственная, на кого бы я не обиделась. А остальных я уже внесла в список врагов.

– Да ладно тебе, Ленка! Каких еще «врагов», ты чего? Не принимай все так близко к сердцу! В конце концов, Петька и Сергей еще не твои женихи.

Точно подмечено. Не женихи. Точнее, один уже не жених, а второй еще не жених, хотя его обручальное кольцо уже у меня. Тут уж я не удержалась и произнесла заговорщическим шепотом:

– А вот тут ты ошибаешься. Один из моих друзей со мной уже обручился, только это тайна. У меня даже есть колечко.

– Да ну, врешь! Покажи!

Я достала из сумки бесценное сокровище.

– Ну да, обычное колечко из храма Амины, – едва взглянув, проговорила Настя. – У меня есть такое же. Ой! – внезапно вскрикнула она, с ужасом закрывая рот ладонью.

Мы изумленно посмотрели друг на друга.

– Настя, ты тоже была в Пангее???

– Вообще-то я там родилась… Но, Ленка… я не могу об этом говорить. Это не мой секрет, – не на шутку испугалась подруга.

– Да ладно тебе, чего ты боишься? Ты же меня знаешь.

– Знаю… Точнее, думала, что знаю… Теперь понятно, куда ты исчезла прошлым летом. Я заходила к тебе, а твоя мама сказала, что ты с классом ушла в поход. Еще спрашивала меня, почему я не пошла со всеми. Пришлось соврать, что я приболела. Представляешь, если бы на моем месте оказался кто-то из девчонок? Они бы не стали тебя выгораживать. Был бы грандиозный скандал! Вас бы с полицией искали! То же самое и в Пангее – проколешься на какой-нибудь мелочи, обязательно донесут властям или инквизиции. Так что, Ленка, давай забудем этот разговор. Здесь я тебя знаю, а там… Мало ли кто ты в Пангее…

Я удивилась, но спорить не стала. Теперь мне был понятен отказ друида Илоны и Гробнара брать нас в свои странствия. Получается, не за секреты свои они так опасались, а за жизни. Ведь проколется по неопытности кто-то из нас, а погибнут все…

Разговор с Настей
Страница 6 из 23

не клеился. Подруга сказала, что у нее страшно разболелась голова, извинилась и ушла. Не успела я закрыть дверь, как явился Сергей.

– Твоя форма. Не забыла? Завтра решающий футбольный матч. – Воронин протянул сверток. – Ты речь уже подготовила?

– Какую речь? – не поняла я.

– Там народу соберется… Директор сказала, что перед началом выступит завуч, физрук и кое-кто из игроков. Ты в числе выступающих, сама понимаешь.

– Почему именно я? – Уже задав вопрос, я вдруг вспомнила, что вроде как должна считать себя обиженной на Сергея и не разговаривать с ним. Поняла, что замолчать и снова начать обижаться уже глупо.

– Ты же единственная девчонка на две команды. Так что готовься и к речи, и к игре. Мы не должны проиграть в итоговом матче.

Понятно. Значит, завтра нужно «выглядеть». Насчет речи я особо не переживала, смогу сообразить по обстановке. А вот отдохнуть перед матчем необходимо. Счет перед решающей игрой был равным – 114: 114. Все понимали, что этот год станет последним в нашем долгом противостоянии с параллельным классом. Наш капитан Валет и двое полузащитников решили поступать в ПТУ. Заменить их нам будет некем.

У противников проблемы с составом были еще существеннее – основной их нападающий Амбал не планировал учиться в старших классах. Ходили упорные слухи, что и в девятый-то его перевели с тремя годовыми двойками только по большой просьбе физкультурника. Вместе с Амбалом уйдет и второй нападающий. Вратарь Казбек переезжает вместе с родителями в Москву. Опорного защитника, цепкого юркого Черепа, в середине года выгнали из школы за какое-то хулиганство. А лучший их игрок, длинноногий, быстрый полузащитник Женька Спицын по прозвищу Спица, приглянулся настоящим футбольным рекрутерам и попал в резервный состав футбольного клуба второй лиги, а потому переезжает в другой город.

Так что в десятом классе школы наших еженедельных футбольных матчей уже не будет. Поэтому, когда судивший на прошлой неделе нашу встречу учитель физкультуры откровенно сводил предпоследний матч к ничьей, никто из команд не возражал – все должно было решиться в последнем матче, чтобы сохранялась интрига.

* * *

Народу на школьном стадионе собралось действительно много. Болельщики сидели на трибуне, стояли вокруг футбольного поля, висели на заборе и даже на деревьях.

После выступления директора и завуча микрофон в руки взял Игорь Жуков, капитан команды девятого «А» по прозвищу Амбал. С трибуны послышались крики восторженных поклонниц: «Амбал, скажи речь!», «Амбал, ты лучший!». Парень улыбнулся, помахал девушкам и принялся говорить о том, что это многолетнее футбольное противостояние привило ребятам любовь к спорту, научило уважать соперников, и поэтому он хочет сказать огромное спасибо школе и всем своим друзьям.

Тут к Амбалу подошел чеченец Казбек с большим, обернутым в непрозрачную бумагу свертком. Капитан девятого «А» вновь поднял микрофон:

– А теперь я хочу вручить этот подарок человеку, который сплачивал и подстегивал всех игроков, показывая пример самоотверженности и заставляя всех выкладываться по полной. Тому, без кого наши матчи потеряли бы остроту и накал. Этот подарок я вручаю нашей сопернице, лучшему полузащитнику и прекрасному человеку Звонаревой Елене!

Амбал эффектно сдернул упаковку с букета белых роз, вручил мне цветы и зачем-то принялся стягивать с себя футболку. Я растерялась. Неужели он хочет меняться футболками?! В поисках поддержки я обернулась к своей команде. И опешила. Все наши ребята, да и соперники уже стянули свои футболки с номерами и фамилиями. И у всех под формой оказались одинаковые белые майки с надписью: «Ленка, ты – лучшая!»

Я заплакала. Парни подходили ко мне, жали руку, целовали в щеку. Потом мы сфотографировались на память, и физкультурник раздал всем фломастеры, чтобы мы расписались на мяче. Я все не могла успокоиться и думала, как же я буду играть вся в слезах?

Но матч… не состоялся. Директор объявила, что, по единодушному мнению руководства школы, лучшего счета в итоге многолетнего противостояния двух классов, чем боевая ничья 114: 114, просто и быть не может. И пригласила команды в школьную столовую, где уже был накрыт праздничный стол. А на поле выбежали две команды второклашек. Зрители встретили малышей аплодисментами.

По пути в столовую Сергей Воронин взял меня за руку и тихо проговорил:

– Видишь, Ленка, не только в Пангее бывают интересные дни.

– А ты знал, что матча не будет?

– Конечно. Все знали. Даже твои родители. Только тебе не говорили, чтобы не испортить праздник.

Я хотела было обидеться, но потом рассмеялась:

– Ну и правильно сделали! – Я обернулась к ребятам: – Спасибо всем за такой подарок. Это лучший день в моей жизни!

* * *

В Пангею выходили вечером. Сергей посчитал, что это оптимально – до темноты мы как раз успеем забрать свои вещи из Форта Серых Пограничников, а заночуем на нашем любимом острове. Родителям на этот раз сказали правду – идем в поход втроем на целых девять дней. Старая легенда «поход всем классом», как оказалось, была ненадежной. Я немного волновалась, не зная, как отреагируют мои родители. Но мама приняла известие о походе на удивление спокойно:

– Вместе с такими друзьями, как Сергей и Петр, я согласна отпустить тебя хоть на край света.

Папа выразился несколько двусмысленно:

– В твоих друзьях, дочь, я полностью уверен. Да и ты у нас девочка умная, знаешь, как себя вести с молодыми людьми.

Итак, мы сели в автобус и уже через несколько минут стучались в ворота Гробнара. Хозяина дома не оказалось, нам открыла Илона. Друид, видимо, возилась в саду. На ней был старый, перепачканный землей спортивный костюм, резиновые сапоги и перчатки, волосы покрывала косынка. Бульдог Рокки встретил нас радостным лаем и поскуливанием, говоря что-то явно осмысленное, но мне непонятное. Сергей погладил собаку и достал из сумки специально купленную в зоомагазине резиновую курицу. Рокки тут же улегся на землю и принялся терзать игрушку страшными зубами.

– Проверять вас не буду, – проговорила Илона. – Вы уже были в Пангее и знаете, как себя там вести. Но предупредить кое о чем должна. В последнее время из Пангеи приходят нехорошие слухи. Ничего конкретного, но Круг Друидов забеспокоился. Подозрительно малоснежная зима и засушливая весна выдались в этом году на пустошах демонов и на юге на землях степных орков, погибли все озимые и практически все весенние посевы. Возле Светлой Гавани, Южной Столицы Империи, происходит что-то странное – люди пропадают сотнями. Многие уезжают оттуда.

В Курстане рассказывают о демонах в десять локтей высотой. Мой муж ездил к лесным оркам, вернулся с пустыми руками. Торговли почти нет, в крупных орочьих поселениях на границе Вечного Леса остались только женщины, дети и старики. Говорят, все мужское население ушло вместе с новым великим вождем. Но, что это за вождь, и куда он увел мужчин, никто толком объяснить не может.

Знакомые друиды сообщают, что равновесие в Пангее пошатнулось. Где-то рыба позже пришла на нерест, где-то перелетные птицы не улетели зимовать, где-то вековой священный дуб вдруг стал сохнуть. Вроде мелочи, но такое происходит повсеместно. Появились пророчества о скорой войне и конце света. Так что
Страница 7 из 23

мой вам совет, ребята, будьте повнимательнее и поосторожнее. Ну, разболталась я что-то. Задерживаю вас, наверное. Удачи!

* * *

Лес Между Мирами мы уже давно не считали далеким и необычным. Для нас он стал чем-то вроде пригородного парка. Вот и сейчас мы быстро дошли до Форта Серых Пограничников. Вход в подземелье Цитадели, где хранились наши вещи, охраняли незнакомые нам вооруженные крепкие, загорелые парни, люди по расе, в одинаковых серых плащах поверх темных кольчуг. Серый Ворон показал им жетон с непонятными символами, и охрана расступилась.

В подземелье спустился только пожилой лысый мужчина с большой связкой ключей на поясе. Он взял у Сергея жетон, долго щурил слабые глаза, пытаясь прочесть выбитые надписи, и затем повел нас длинным холодным коридором мимо череды одинаковых металлических дверей. Когда стало совсем темно, старик зажег над головой магический светящийся шар. Счастливый! В отличие от меня он мог использовать магию этого места. Наконец мы остановились возле одной из дверей. Мужчина открыл ее и зажег тусклый фонарь внутри помещения:

– Лампу потом потушите и дверь захлопните.

С этими словами лысый старик направился к выходу, унося с собой магический светильник. Друзья, нимало не стесняясь моего присутствия, начали переодеваться. Оставаться одной в темном коридоре было жутковато, поэтому я тоже зашла внутрь и попросила ребят отвернуться. Аккуратно сложив одежду, я с наслаждением натянула коричневую мантию ученицы Академии Магии. Как же долго я ждала этой минуты!

Собравшись и упаковав нужные вещи в сумки, мы потушили фонарь. Сразу стало темно и жутко. Я нащупала руку Пузыря. Сергей повел нас по мрачному подземелью, уверенно выбирая дорогу на всех поворотах. Вскоре впереди показался свет.

Я и забыла, как моим друзьям идет одежда из Пангеи! Пузырь надел свою форму телохранителя рода Кафиштенов: серебристую кольчугу, куртку с вышитым гербом, легкий шлем, кожаные штаны и высокие ботинки. На спину он закинул треугольный щит с изображением взлетающего сокола, а на боку висел длинный широкий меч.

Сергей был в неприметном плаще, прикрывающем богато расшитую серебром кожаную броню. Два длинных меча крест-накрест висели у него за спиной, а к поясу был приторочен арбалет в чехле. Ворон покопался в рюкзаке, рассовывал по многочисленным карманам ножи, склянки, крюки и мотки веревки.

Наконец мы двинулись в путь. Чтобы успеть до темноты, Сергей повел нас напрямик через лес. Когда мы шлепали по мелководью на остров, солнце уже скрылось за горизонтом. Небо было звездным, ночь обещала быть очень теплой.

Сергей соорудил костерок, Петька набрал воды. Пока парни ставили палатку, я занялась ужином. Быстро разложила взятую из дома курицу в фольге, оказавшуюся еще теплой, вареные яйца, помидоры, огурцы, лук и хлеб. Устроившись вокруг костра, мы принялись обсуждать наш поход.

Я рассказала, с какой легкостью меня отпустили родители. Значит, считают взрослой и самостоятельной. Петька усмехнулся. Единственным условием, которое поставил ему отец, было не обменивать новые ботинки на лапти или калоши. В прошлом году, помнится, Пузырь выкинул новенькие ботинки, потому что натер ими ноги. А потом боялся заходить в квартиру – не знал, как сообщить отцу, что купленной буквально за день до похода обуви больше нет. Сергей тогда пришел другу на выручку и сплел историю о том, что не уследил за костром и спалил Петькину обновку. А потом чуть не весь класс ездил по всем ближайшим сельским магазинам и искал замену. Но у Петьки-то нога о-го-го какая огромная, поэтому нашли только вот такие непонятные мокасины ручной работы… Я поддакивала в нужных местах. Отец Петьки даже посмеялся над рассказом и подтвердил с гордостью, что нога у его сына огромная, «богатырь растет». Так что тогда все закончилось благополучно.

Мы давно поужинали, но спать совершенно не хотелось. Я готова была сидеть и болтать с друзьями хоть до самого утра, но Сергей стал говорить, что завтра предстоит очень трудный день и силы понадобятся. Но когда я предложила парням прямо сейчас ночью искупаться в озере, Сергей неожиданно поддержал меня. Опасных для человека хищных рыб в этом озере не водилось, так что можно было не опасаться. Я попросила парней отвернуться, скинула одежду и первой с разбега сиганула в черную прохладную воду, быстро отплыв далеко от берега.

Парни же стали возиться, расставляя рыболовную сеть. А я легла на воду, раскинула руки и стала смотреть на такое безумно красивое пылающее звездное небо надо мной. Звезды вокруг меня отражались в воде миллионами моргающих огоньков. Я плыла обнаженная среди звезд в космической тишине, и это было замечательно. Хотелось раствориться в этом бескрайнем космосе и стать одной из светящихся ярких звездочек. А звезды, словно подслушав мои мысли, мигали и шептали мне: «Ты одна из нас, сестра». Течение медленно-медленно сносило меня в сторону, но костер на берегу был хорошо заметен, так что потеряться в ночи я не боялась. Мне было хорошо. Если бы у меня имелся надувной матрац, я бы, наверное, уснула прямо тут, на воде под звездами, и приснившийся мне сон однозначно был бы вещим.

Но матраца не было, приходилось иногда шевелить ногами, поэтому полностью отрешиться от реальности не получалось. К тому же я услышала, как парни шумно наперегонки плывут в мою сторону. Пришлось принять вертикальное положение и встретить их брызгами. Ребята не остались в долгу, и мы с криками и визгом принялись баловаться. Накупавшись до синих губ, мы направились, наконец, к берегу.

* * *

Наутро меня разбудил запах жареной рыбы – значит, Сергей уже встал и проверил поставленную с вечера сеть. Вылезая из спальника, я обнаружила, что вчера так и уснула, завернутая после купания в полотенце. Выйдя из палатки, увидела, что Серый Ворон не один, рядом с ним у костра сидел Тилион. Эльф и Сергей поздоровались со мной и деликатно отвернулись, чтобы не смущать, пока я одеваюсь. До меня долетали лишь обрывки их разговора:

– …английская донная удочка с кормушкой… не видно же… поплавка нет… используется гибкий кончик удилища… крючки обычные на леща… прикормка каша с ванилью…

Опять, видимо, Воронин рассказывал любознательному эльфу о современных способах истребления рыбьего поголовья в нашем мире. Я привела себя в порядок и вышла к костру. На палочках жарилось несколько рыбешек, обильно смазанных какой-то густой массой явно растительного происхождения. Эльф следил за приготовлением, изредка переворачивая аппетитно пахнущие шипящие тушки.

– Скажи, Тилион, ты же наверняка в курсе того, что происходит в соседнем мире? Говорят, в последнее время из разных концов Пангеи приходят тревожные слухи об активности орков и о невиданных доселе демонах. Знаешь что-нибудь об этом? – поинтересовалась я у Серого Пограничника.

Эльф посмотрел мне прямо в глаза, словно пытаясь понять, сама ли я додумалась до такого вопроса или кто подсказал. Я выдержала его взгляд.

– Слухи такие действительно ходят, – тихо и как-то устало проговорил Тилион. – Причем появились они в одночасье и распространились по всему материку. У орков появился новый великий вождь, который объединяет племена на юге. Демоны на Пустошах тоже зашевелились, и гоблины массово
Страница 8 из 23

мигрируют. Об этом вожде крайне мало известно. Орки зовут его «Владыка» или «Хозяин», реже называют «Мастер Агали». Звучало также полное имя: Агалиарепт. И это весьма странно.

– Почему? – удивился Серый Ворон. – Это имя чем-то знаменито в Пангее?

– Знаменито, – кивнул эльф, понизив голос до шепота. – Но только не в Пангее, а в вашем родном мире.

Мы с Сергеем переглянулись. Ни мне, ни моему другу это имя не было знакомо.

– Наши маги и жрецы заинтересовались таинственным вождем. В хрониках Пангеи это имя ранее не встречалось, как и в других мирах. Зато оно упоминается в религиозных текстах вашего мира, – продолжал эльф. – Агалиарепт – не простой демон, а что-то вроде полководца сил ада. Якобы отличался невероятной мудростью и способностью вызнавать тайное.

– Возможно, простое совпадение? – с надежной проговорила я.

– Может, и совпадение, – согласился эльф. – Мы слишком мало знаем, чтобы быть хоть в чем-то уверенными. Однако, если это именно тот могущественный демон, у людей в Пангее вскоре начнутся серьезные проблемы. И, думаю, вы понимаете, что вам на этот счет надо помалкивать.

– Понимаем, не маленькие, – ответила я за всех. Настроение у меня испортилось.

Тут из палатки вылез взлохмаченный Петька:

– Давайте скорее есть! Я во сне чуть слюной не захлебнулся!

Тилион снял с костра готовую рыбу. За завтраком Серый Ворон стал расспрашивать Тилиона, где примерно начинается переходная область. Ведь от маршрута по ней зависит точка выпадения в другой мир. А мы хотели выйти там же, где и в прошлом году.

Отложив тарелку, Тилион с готовностью принялся объяснять:

– Естественно, область вокруг Форта стабильна. Иначе возникало бы множество спонтанных переходов в другие миры, а это крайне неудобно для всех. Только представьте: купаетесь вы ночью в озере и вдруг выпадаете в другой мир прямо в чем мать родила…

Я поняла, что краснею. Вообще-то я знала, что Серые Пограничники внимательно следят за всеми, кто находится на их территории. Оказывается, их бдительность не ослабевает и ночью. Впредь буду знать.

А эльф, между тем, продолжал рассказывать, что область нестабильности пространства неизбежно начинается в любом направлении от Форта через пятнадцать – двадцать километров. Следует так называемое внешнее кольцо, шириной километров в пять, маршрут по которому как раз и влияет на точку выхода в другой мир. В сторону мира Острова Фаэри граница пролегает примерно по берегу Стылой речки, в сторону нашего мира где-то по холмам, а в сторону Пангеи за большим озером и по дальнему берегу громадного болота. Хотя есть и устойчивые порталы, как тот, через который мы сами ходим в Лес Между Мирами. Эти порталы были установлены очень давно, но, кем и для кого, не знал даже сам Тилион.

* * *

Поначалу путь показался мне не в пример более легким, чем год назад. После того как мы узнали, что до самого болота можно идти, особо не тревожась за точность маршрута, двигаться получалось быстро. К глубокому оврагу мы вышли примерно через час, еще через пару часов мы уже стояли на топком берегу большого заросшего озера. И еще до полудня достигли огромного болота.

Тут мы устроили короткий привал, осмотрели еще раз бескрайнее гниющее пространство, отдохнули, перекусили, и я достала свои прошлогодние записи. Дальше мы шли, точно следуя схеме маршрута. Между тем погода начала портиться, небо заволокло тучами. Где-то над Фортом слышались раскаты грома, и уже шел дождь. Мы заторопились.

Громыхало все ближе и ближе, ветер становился порывистым. Мы уже почти бежали, наскоро сверяясь с очередной меткой, но ливень все-таки настиг нас. Резко потемнело, одинокие капли быстро слились в сплошной поток, и рядом не было ни единого деревца, под которым можно было переждать разгул стихии.

– Нужно идти, – Петька старался перекричать раскаты грома. – Берег и так топкий, а сейчас тут все раскиснет, грязи будет по уши, не успеем пройти до вечера.

– Идем вперед! – согласился Сергей, придерживая капюшон.

Сверкали частые молнии. Черная поверхность болота напоминала штормящее море. Идти действительно с каждой минутой становилось все труднее. Я проваливалась в грязь по колени. Петька взял мою сумку. Через час дождь стал стихать, но возникла новая напасть. Я сверилась с блокнотом. Там значилось: «Перейти почти пересохший ручей». Ничего себе «ручей» – в болото втекала довольно быстрая речка шириной около двадцати метров. И в ней плавали змеи! Бррр!

Первым в воду пошел Сергей, но его сразу же стало сносить течением в сторону болота. Лишь с нашей помощью он сумел выбраться обратно на берег.

– Нам нельзя отклоняться от маршрута, иначе мы не попадем в нужное место в Пангее. Не говоря уже о том, что запросто можно утонуть в жидкой грязи. Что будем делать? – спросила я.

– Одному из нас нужно обвязаться веревкой, как страховочным тросом, и попытаться перебраться на тот берег. А потом, держась за натянутую веревку, переберутся остальные, – предложил Пузырь.

– Хорошо. Кто поплывет первым? – едва отдышавшись, проговорил Сергей.

– Я. Только вы мои вещи не забудьте захватить.

Парни оценивающе посмотрели на меня, но спорить не стали. Воронин обвязал меня веревкой, и я направилась к берегу. Течение на самом деле оказалось очень сильным. Уже через пару шагов меня сбило с ног и пришлось плыть. Но благодаря «страховке» я достаточно быстро выбралась на противоположный берег и помахала ребятам.

Вторым пошел Пузырь. Нагруженный, как вол, сумками, палаткой и котлом, он тем не менее быстро пересек поток. И вот, наконец, Сергей обвязал себя поперек туловища и вошел в воду. Его стало сносить к болоту, но мы с Пузырем крепко держали веревку. Вдруг над волнами показалась голова огромной змеи! Заметив Серого Ворона, тварь поплыла к нему со скоростью моторной лодки. Вода буквально закипела. Я завизжала от страха, а Петька заорал, указывая другу на опасность. Тот обернулся и увидел стремительно приближающуюся смерть.

Серый Ворон хотел вынуть из-за спины мечи, но не успел. Огромная голова нырнула, и через секунду мы с Петькой почувствовали страшный рывок, веревка выскользнула у меня из рук, а Пузырь свалился в реку, но быстро выбрался на берег. Ни Сергея, ни ужасной твари не было видно. Я с ужасом всматривалась в волны, как вдруг выше по течению показалось змеиное тело. Оно извивалось, то сплетаясь в единый клубок, то распадаясь на отдельные кольца. Петька выхватил меч и решительно шагнул было к воде, но тут на мелководье показался Сергей.

– Петька, будь другом, сплавай за моим мечом, что-то я воды нахлебался, – откашливаясь, попросил Ворон. – Он в змее застрял. Не бойся, она уже без башки.

– Петька, я сама! – предложила я, решив, что мне представился шанс раз и навсегда преодолеть страх перед змеями.

Но плыть даже не пришлось – тварь прибило к берегу. Почти сразу я увидела обрубок горла диаметром сантиметров в тридцать. А вскоре мне на глаза попался меч, намертво застрявший в позвоночнике громадины. Тут мне на помощь пришел Петька, а потом и Сергей. Вместе мы вытащили длиннющее тело на берег и извлекли древний меч. Ворон осмотрел свой рюкзак, засунул внутрь руку и продел пальцы сквозь две дыры.

– Не везет мне что-то с рюкзаками в этих походах. То кабан порвет, то
Страница 9 из 23

змея вцепится. Интересно, она ядовитая была или нет? Теперь уже и не поймешь… Но я обязан снять с нее шкуру, это мой законный трофей, – твердо заявил Сергей.

– Мы же торопимся. – Но Ворон глядел куда-то сквозь меня. Не стоило спорить с человеком, который чудом остался жив.

Кстати, снимать шкуру со змеи оказалось совсем несложно, она слезала легко, словно чулок. Сергей лишь сделал надрез у горла и потянул. Весь процесс занял не более трех минут, хотя мы все успели перепачкаться в крови и едко пахнущем жире. Весил мешок со змеиной кожей немало, но Сергей и мысли не допускал о том, чтобы бросить его, и не давал никому в руки.

Мы продолжили путь, мокрые, перепачканные в грязи и крови. Но, видимо, адреналин придавал нам сил, или просто открылось второе дыхание. Мы бодро месили грязь. А вскоре берег стал подниматься, показались деревья. Как только мы остановились, чтобы переодеться в сухое и немного почистить одежду, накатила неимоверная усталость. Но полноценного привала устраивать не стали и двинулись к дубраве. Я то и дело сверялась со своими записями. Слава богу, с пути мы не сбились, хотя искать нужные приметы становилось все труднее, было уже темно. Я поняла, что мы пришли в Пангею, еще до того, как разглядела потемневшую зарубку с буквами на стволе дерева, – на меня хлынула волна магической энергии, мир расцвел красками. Я щелкнула пальцами – и по лесу разлился яркий желтоватый свет. Через пару секунд магические огоньки вспыхнули и над моими друзьями – ярко-белый над Пузырем и приглушенно-фиолетовый над Серым Вороном.

Мы переглянулись и весело рассмеялись. Пангея!

Глава вторая

Тревожные признаки

Я вытянула руку, призывая лесную пикси Виги. На ладонь тут же приземлилась крохотная девушка с прозрачными стрекозиными крыльями.

– Привет, Виги, ты как? – поинтересовалась я у своего маленького фамиляра.

– Наконец-то, Фея. Мне было скучно, и я на тебя обиделась. Ты забыла обо мне, – скорчила недовольную мордашку маленькая красавица. – Но я тебя уже простила! Какие красивые огоньки!

Виги вспорхнула с моей ладони, покружилась и растаяла в воздухе. Было уже поздно, пришло время подумать о ночлеге. Решили идти к знакомой поляне, на которую мы приземлялись на грифонах по пути домой.

– А где земляника? – разочарованно протянул Сергей, оглядывая лесную поляну.

– Еще не сезон, похоже, – сообразила я. – Видишь, только цвести начинает. Мы же идем дней на сорок раньше, если судить по календарю.

– Эх, а я весь год эти ягоды вспоминал… Ребята, земляники тут нет, погода портится, ночевать в палатке опасно из-за волков-людоедов, а на дереве в дождь спать не хочется. Может, сразу к дварфам? Тут ходу часа полтора всего.

– Ты хочешь через волчье логово пройти? – ужаснулась я.

– Ну да, лучше идти знакомой дорогой, чем три часа тащиться вдоль скал и потом в темноте искать ход в подземный поселок, – убеждал нас Серый Ворон.

– Мы гораздо лучше подготовлены, – поддержал идею Пузырь. – Волков было всего одиннадцать и только трое крупных. Двоих мы убили. Остался белый вожак и мелочь.

– Да, но за прошедший год молодые волчата подросли! – высказала я свое опасение.

– Ленка, успокойся. Я однажды в одиночку сумел справиться с тремя варгами, а варги вдвое крупнее и опаснее волков. И к тому же я сейчас не один, а с моими лучшими друзьями!

С одной стороны, я слишком хорошо помнила пережитый ужас, когда мы чудом сумели уйти от волчьей стаи. С другой – уверенность Сергея была заразительной. Серый Ворон заметно повзрослел за прошедший год. Даже в схватке со змеей он не запаниковал, а вовремя сообразил, что нужно делать, и сделал. Я бы так не смогла.

– Хватит ли нам сил дойти до скал? – поинтересовалась я.

– Вот в этом вопросе могу помочь, я же все-таки паладин! – усмехнулся Пузырь.

Петька произнес молитву богу Тору, и я почувствовала, как отступает усталость. Ребята тоже выглядели отдохнувшими. Подхватив вещи, мы двинулись вперед. Сергей хорошо ориентировался в темноте и вскоре вывел нас к скальной гряде.

– Теперь надо бы найти волчье логово. В прошлый раз мы побежали в ту сторону и долго прыгали по камням, как горные козлы. Приготовьтесь на всякий случай. Ленка, ты вперед не высовывайся, да и вообще надела бы что-нибудь поплотнее поверх мантии.

У меня, конечно, была с собой куртка из плотной ткани, но надевать я ее не стала, потому что выглядела бы в куртке поверх мантии волшебницы нелепо, как огородное пугало. Да и в моем арсенале заклинаний имелось кое-что получше – заклинание «Каменная кожа», которое я могла бы применить в случае опасности. А вот кинжалы, протянутые Сергеем, я взяла – какое-никакое оружие. Мы довольно долго петляли между камней, как вдруг Сергей поднял руку, приказывая остановиться. Затем достал арбалет из чехла и развернулся в сторону кустов. Сквозь ветки светились три или четыре пары желтых глаз. Волки!

Сергей завел с хищниками разговор – подвывал и тявкал, рычал и скалил зубы. Переговоры, видимо, шли плохо, так как арбалет из рук мой друг не выпускал. Петька нацепил щит на предплечье и принялся разминать правую кисть, покручивая меч. Я же наколдовала магический щит и каменную кожу. Использование магии волки сразу же заметили и явно занервничали. Когда же я добавила яркости своему светлячку, желтые глаза скрылись в кустах. Остался лишь белый вожак, и теперь я могла хорошенько его рассмотреть. Выглядел он неважно – худой, грязная шерсть свалялась, на боках проплешины, морда в шрамах и с криво сросшейся нижней губой. К тому же при ходьбе волк поджимал заднюю правую лапу. Год назад это был красивый и сильный зверь с белоснежной лоснящейся шерстью. Тяжко же ему пришлось в последнее время!

– Волки согласны нас пропустить, – озвучил Сергей итог переговоров и усмехнулся. – Хотя куда бы они делись! Они нас хорошо запомнили. Люто ненавидят, но очень боятся. Считают нас виновными во всех своих бедах. Тогда мы убили и искалечили всех матерых охотников стаи, еды перестало хватать. Несколько молодых волков умерли от голода, другие просто ушли. Сейчас в стае всего четыре самца и одна волчица. Она в пещере. Я пообещал, что мы ее не тронем. Вход за теми кустами.

Первым в логово полез Петька, за ним я, замыкал нашу группу Сергей. Хищники отошли, но мы все равно держали оружие на изготовку. Единственная самка стаи, молодая и отощавшая до скелета волчица, лежала у самой стены пещеры, рычала и скалилась, поблескивая желтыми глазами. Возле матери, тыкаясь мордочками в пустые обвисшие соски, копошились три еще слепых щенка. Один белоснежный и двое черно-серых.

Сергей произнес что-то успокаивающее, а я достала из рюкзака кусок копченой колбасы и бросила самке. Та моментально проглотила угощение и уставилась на меня, ожидая добавки. Я отдала голодающей волчице остаток колбасы и весь сыр. Самка жадно сожрала подношение, затем приподнялась и сделала шаг вперед. Ее шатало от истощения, ребра просвечивали сквозь шкуру. Волчица что-то тявкнула и отошла от жалобно заскуливших щенков.

– Что она сказала? – спросил Пузырь.

Сергей не ответил и пристально поглядел на хищницу. Та тоже смотрела – то на меня, то на моих товарищей. Затем снова что-то протявкала, уже настойчивее.

– Она предлагает нам взять одного или двух
Страница 10 из 23

щенков. Выкормить всех она не в состоянии, – перевел Серый Ворон.

– Жестоко отдавать родного ребенка первому встречному. Она же нас совсем не знает! – скривилась я.

– Наоборот, она нас очень хорошо помнит. В прошлому году эта волчица была среди тех, кто пытался нас сожрать. И она понимает, что мы сильные и сможем защитить ее щенков. Это осознанный выбор – еды мало, молока мало, ее щенки умрут от голода, если она попытается выкормить сразу троих. Собственно, еще совсем недавно волчат было больше. Она уже съела самых слабых, чтобы было чем кормить оставшихся.

Меня даже передернуло. Ужас-то какой! Сергей шагнул к скулящим волчатам, перевернул одного за другим, внимательно осмотрел. Волчица подошла ближе и внимательно наблюдала за его действиями, слегка скаля зубы. Серый Ворон выпрямился:

– Белый – это мальчик, а темненькие девочки. Нужны кому из вас волчата?

Я замахала руками, не желая иметь дело с волками, тем более людоедами. Петька тоже ответил, что ему волчата без надобности. А Сергей вновь взял белого щенка, который тут же описался от страха и заскулил. Мать-волчица в этот момент едва сдержалась, чтобы не броситься на человека.

– Нет, возьму лучше этого черного, – сообщил Ворон сперва нам с Пузырем, а затем и волчице.

Самка улеглась на место, щенки тут же принялись тыкаться ей в живот. Сергей бережно завернул поскуливающего зверька в кусок ткани и положил во внутренний карман плаща. Мы подхватили вещи и двинулись в глубь пещеры.

– Почему не белого, он же самый красивый? – удивилась я.

– Белый будет слишком заметен ночью, – таков был ответ моего друга.

* * *

Разбудил меня настойчивый голос Пузыря. Он вроде бы и ранее пробовал меня добудиться, но я настолько вымоталась за вчерашний день, что наотрез отказывалась выныривать из сна и открывать глаза. Сейчас же я собралась с силами и спросила:

– Что тебе, Петька? Отстань, дай поспать.

– Ленка, ты пропустила завтрак, обед, теперь рискуешь и ужин проспать. А завтра с утра мы уходим. Тебе точно здесь ничего не нужно?

С огромным трудом я разлепила веки. Все тело ломило, каждая мышца, каждый сустав отзывались болезненной усталостью. Когда вчера уже здесь в подземном поселке закончилось действие наложенного Пузырем прилива сил, то я просто рухнула на кровать и «отрубилась», даже не умывшись перед сном. Кряхтя и охая, словно древняя старуха, я спустила ноги с кровати и почувствовала зверский голод. Взяв полотенце и зубную щетку, я направилась к подземной речке. Ледяная вода быстро привела меня в чувство.

Дварфы еще не вернулись с дневных работ, а потому в таверне были только хозяин и Петька. Я уселась за стол, и передо мной, как по волшебству, появилась тарелка с грибным супом, хлеб, вареное мясо с овощами и глиняная кружка с темным пивом.

– А где волчонок? – вспомнила я.

– Спит под кроватью, – с готовностью ответил Пузырь. – Ты бы видела, какая вокруг него поднялась суета! У дварфов клана Тяжелых встретить волка, оказывается, считается добрым знаком. То-то они изображают волков на своих изделиях. Хозяин таверны даже раздобыл немного козьего молока. У Тумика, мне сказали, в доме имелось козье молоко, он вроде покупает в соседнем поселке, – Петька понизил голос до шепота: – Хотя, думаю, мне соврали. Что я, козьего молока не видел, что ли? Похоже, это молоко жены Тумика. Она кормит грудью. А за козьим молоком хозяин таверны послал помощника только после того, как Серый выложил на стойку целый столбик цехинов. Мальчишка вернулся с двумя большими ведрами и прочей снедью. Сейчас эти ведра стоят в речке. Очень вкусное молоко, кстати. Если хочешь, попробуй. И мясо было свежее. Серый Ворон даже отнес большой кусок отощавшей волчице.

– А где он сам, кстати? – сообразила я, что не вижу нашего товарища.

– С утра ушел с Тумиком в кузницу. Наверное, со своими мечами разбирается. Кстати, Фея, можешь мне одолжить двенадцать золотых? Присмотрел я тут себе пояс удобный, но денег не хватает. Не волнуйся, я в Холфорде сразу отдам. А хочешь, вместе пойдем, ты и себе что-нибудь красивое купишь! Вон возле реки дом одного из местных мастеров.

Я сразу погрустнела. С деньгами в Пангее у меня всегда были проблемы. Такого понятия, как стипендия, в Академии Магии не существовало, а других источников заработка у меня не имелось. Вся моя наличность – это жалкие остатки тех монет, что перед зимним походом в замок Древний Брод подарил мне Серый Ворон. В кошельке болтались всего четыре цехина и медь. Но признаваться в этом я не собиралась, а клянчить деньги у друзей было не в моих правилах. Все-таки я лучшая магичка на своем потоке, адепт четвертого курса Академии Магии, найду способ применить свои способности.

Мои размышления прервали вернувшиеся из забоев и кузниц дварфы. Со мной здоровались, меня называли по имени, интересовались успехами в магии. Я улыбалась, смеялась над шутками подземных рудокопов, хотя все они были для меня на одно лицо – кряжистые, лохматые, бородатые. Разными были только цвет волос и степень обрастания. Из всех дварфов я уверенно узнавала только хозяина таверны, да и то лишь по белому фартуку и чуть более опрятному виду.

Появился и Сергей. Он что-то увлеченно обсуждал с рослым черноволосым дварфом, которого я тоже узнала. Это был Тумик Тяжелый, самый искусный мастер поселка. Я поздоровалась и попросила разрешения увидеться с его женой. Тумик даже опешил, но потом рассмеялся:

– Елена Фея, я уже давал тебе разрешение видеться с моей женой в любое время! Зачем же каждый раз спрашивать? Иди, конечно, она с самого утра ждет тебя.

Тут взгляд Тумика остановился на моем браслете – том самом, который старый Суртак подарил мне во время похода в Холфорд.

– Наверное, ты уже знаешь, что старый Суртак умер этой зимой, – с грустью сказал мастер. – Мы похоронили его со всеми почестями в пещере за рекой. Если вы захотите почтить его память, я провожу вас.

Сергей и Петька пошли с нами. По пути Пузырь рассказал Тумику о том, что зимой возле замка Древний Брод мы встретили его брата Ярика Тяжелого. Тумик очень заинтересовался и попросил рассказать подробнее. Петька с готовностью сообщил, что Ярик помог нам со сломанной осью кареты, и его пригласили в замок Кафиштенов. Но дварф в замке так и не появился. Видимо, нашел выгодную работу в кузницах торгового поселка.

– Ярик – хороший мастер, – согласился старший брат, поглаживая черную окладистую бороду. – Арбалет-то получился на загляденье просто. Признаюсь по секрету, даже у меня бы так не вышло. Не то чтобы я был плохим кузнецом… Просто иногда так удачно все складывается, что у мастера в результате получаются настоящие шедевры. Вот как твои мечи, Серый Ворон. Я сразу сказал – вещь уникальная! Это же как все должно совпасть – уголь, руда, температура в печи, разные добавки, чтобы великий кузнец смог сотворить такое чудо! Повторить такое попросту невозможно. Поэтому я совершенно не понимаю, как возможно было сделать еще один такой шедевр. Хотя оба меча выковал дварф, вне всякого сомнения. Так-то… А насчет восстановления магии к моей жене можно обратиться. Сегодня Елена Фея пойдет к ней, так что предай с ней мечи, пусть моя жена посмотрит.

Длинный узкий лаз закончился небольшой пещерой. Тумик зажег лампадку на стене и
Страница 11 из 23

осветил надгробие из черного гранита с вкраплениями синих и красноватых прожилок. На камне были вырезаны ряды символов, но прочесть их я не смогла.

– Здесь покоится Суртак Тяжелый, – перевел Тумик, – двенадцатый глава клана Тяжелых, дварфов Малых Граничных холмов. Мудростью и справедливостью он заслужил вечное уважение потомков. А ниже годы жизни: 27 456 – 27 753 от рождения Балина Великого, первого короля дварфов.

– Вы не указываете дни и сезоны? – удивилась я.

– На подземных памятниках указывают только года, так издревле принято. Дварфы живут дольше людей и измеряют жизнь десятками и сотнями лет, дни считать не принято. Под землей нет солнца, дварфы иногда сбиваются в подсчете дней. А кому из достойных предков понравится, что на его памятнике будут ошибки?!

* * *

Наутро меня снова растолкал Петька. Он уже собрался в дорогу. А я допоздна засиделась с женой Тумика и спала буквально час. Кстати, звали эту женщину Хелен Гордая, хотя имя ее являлось секретом даже для дварфов подземного поселка, за исключением мужа и его родных братьев, «чтобы не сглазили». Добрая молодая женщина, по местным меркам наверняка очень красивая, с нескрываемой гордостью показала мне своих близнецов, сопящих в плетеной люльке, накормила вкусным ужином и была искренне рада поболтать. Но, к сожалению, помочь мне разобраться в дневниках Теодора Хелен не могла, просто потому, что была неграмотной. Как не решилась она и на восстановление магии в мечах Серого Ворона. Взяв клинки в руки, Хелен долго любовалась ими, восхищенно цокала языком, но потом сказала, что это слишком сложно для нее и велик риск испортить бесценную вещь.

– А где Сергей? – спохватилась я.

– Да он уже давно собрался. Пошел покормить волчицу.

Я оделась и сложила вещи. Завтрак для нас был уже накрыт. Не успела я сесть за стол, как в таверну вошел Серый Ворон.

– Как там волчица? – поинтересовалась я.

– Теперь еды ей хватит надолго, – сухо ответил Сергей.

– Много отнес ей? – задала я следующий вопрос, просто чтоб поддержать затихающий разговор.

– Нет… Да она и не голодная была…

Ворон задумчиво поводил ложкой в тарелке и, поймав мой вопросительный взгляд, объяснил:

– Сегодня ночью волчица перегрызла горло белому вожаку. Когда я поднялся, стая как раз доедала его труп. Я не стал подходить близко, просто оставил мясо и ушел, – Сергей помолчал. – Хромой вожак не мог охотиться самостоятельно. Но он был самым сильным в стае и отбирал добычу у остальных волков.

– А волчата – его дети? – спросил Петька.

– Конечно. Вожак же был самым сильным в стае, и потому единственная самка принадлежала ему. А самка, подкрепившись и набравшись сил, напала на белого волка, захотевшего отобрать принесенное мной мясо. И убила его, чтобы ее щенки смогли выжить. Теперь волчица самая старшая и сильная в стае. Она теперь новый вожак. И волчата, я уверен, теперь выживут.

– Тогда не хочешь ли отдать ей обратно волчонка? – спросила я.

– Нет. Все честно, она сама отдала мне щенка. Теперь он мой.

– Ты придумал имя?

– Хотел сперва назвать ее Смерть. И необычно, и звучит прикольно – выражение «играть со смертью» принимает другой смысл. Но все же не стал так делать, вдруг богиня смерти Морана посчитает такую кличку волчицы обидной для себя. Поэтому я назвал волчонка Тьма – ей подходит по цвету.

После завтрака Сергей рассчитался за угощение и купил припасов в дорогу. Я набрала из подземной речки воды в бурдюки и налила во флягу молока для волчонка. Хозяин подземной таверны вызвался проводить нас.

* * *

На поверхности нас встретила пасмурная беззвездная ночь. Я вызвала магический свет, и мы пошли увереннее и быстрее. Едва заметная тропинка петляла между камней, периодически раздваиваясь и исчезая. Серый Ворон ворчал, что следы на камнях плохо читаются, но все же как-то находил дорогу. Мы поднимались все выше и выше в горы. Холодало, камни под ногами были влажными и скользкими. В какой-то момент мы даже оказались над облаками, словно вынырнули из воды. Стало видно дальние скалы и уже алеющую на востоке зарю. Но затем мы опять нырнули в туман.

– Сегодня весь день будет идти дождь, не повезло нам с погодой, – проговорил Серый Ворон.

– Если мы не заночуем в тепле, я совсем разболеюсь, – захлюпала я носом.

Сергей посмотрел на меня изучающим взглядом и постарался подбодрить:

– Ленка, не раскисай. Мы идем гораздо быстрее, чем в прошлом году. Примерно к полудню будем у Старой Заставы, закажем горячий обед. И хорошо бы еще до вечера переправиться через реку. А пока, Фея, держи – это вино со специями, дварфы готовили.

Я хлебнула и закашлялась. Вино было крепким и очень горячим. Серебряная фляга с двойными стенками оказалась этаким местным аналогом термоса и носила явные следы магии, не дающей содержимому остывать.

– Тумик сделал, – объяснил Сергей. – Любопытная вещь, похоже, имеет место утечка технологии из нашего мира.

– А что ты у Тумика весь день делал? – полюбопытствовал Пузырь.

– Оплетку для рукоятей мечей из змеиной кожи. Остатки думал продать, но Тумик вместо денег предложил свои товары. В итоге я у него набрал кучу всего: потайной фонарик, легкие крючья, отмычки, стрелы для арбалета, а еще мечи и кинжалы переточил заново.

– А кузнец не спрашивал, зачем тебе отмычки, фонарик и все такое? – удивилась я.

– Так я честно сказал, что в Гильдии Воров Холфорда меня считают одним из самых талантливых новичков, и мне нужен не просто хороший, а лучший инструмент. Тумик даже горд был, что я именно к нему обратился.

– Действительно талантливым? Ты никогда нам о Гильдии не рассказывал, – заметил Петька.

– Осенью я победил в большом соревновании по воровскому ремеслу. Подробностей раскрывать не могу, но теперь мое имя достаточно известно в кругу посвященных.

– И многих ты уже обворовал? – спросила я.

– До зимы я почти и не применял свои навыки в реальных делах. Склеп «Золото Мертвых» – не в счет, тогда выбора не было. А потом потребность в деньгах пропала, так что и работать было незачем. Да и не до того стало, приходилось постоянно скрываться от ассасинов. А вот весной Гильдия Воров решила проверить мои способности. Сперва поручали ерунду – проследить за одним человеком, другому подкинуть компрометирующее письмо, у третьего подменить товар на прилавке. А потом дали несколько заданий посерьезнее. Не очень денежных, но нужных для повышения авторитета…

Заскулила голодная Тьма. Сергей достал флягу с теплым молоком, надел соску из тонкой кожи. Волчонок принялся жадно сосать и тут же успокоился. Однако продолжать рассказ о воровских делах в Холфорде Серый Ворон не стал.

* * *

К поселку, окруженному высоким частоколом, как и планировали, вышли примерно в полдень. Долго стучали в ворота, пока над забором не появился сразу десяток голов.

– Кто такие? Чего надо? – хмуро поинтересовался лохматый тип с широкой бородой, видимо главный из стражников.

– Мы странники, идем в Холфорд. Хотели перед речной переправой передохнуть и пообедать в вашем поселке, – ответил за всех Пузырь.

Почему-то этот ответ вызвал заминку среди обитателей Старой Заставы. Они начали о чем-то переговариваться и даже спорить еле различимым шепотом. Ворота нам при этом так и не открыли. Наконец,
Страница 12 из 23

опять заговорил бородач:

– Времена нынче тяжелые, вот мы и осторожничаем. Хотя вас я вспомнил – вы проходили тут прошлым летом вместе с подземниками. Впустить мы вас можем, вот только корчмы у нас больше нет – хозяин разорился и уехал из поселка. Но, если вы подождете, я кликну дочку, она что-нибудь приготовит.

– Нет, не нужно. Мы торопимся, – Сергей поправил сумку и быстрым шагом двинулся по дороге.

От удивления я даже не стала спорить и лишь поспешила за другом.

А Серый Ворон действительно вел себя странно – он зарядил арбалет и шел осторожно, обшаривая лес внимательным взглядом. Я усмехнулась, вызвала заклинание поиска жизни и быстро определила, что вокруг нас шагов на триста нет никого крупнее белки. О чем и сообщила друзьям.

– Фея, придерживай заклинание поиска! – попросил Сергей. – Пока опасности рядом нет, идем быстрее к реке.

Шагов через двести я еще раз просканировала местность и обнаружила, что позади нас появилось десятка полтора людей.

– Как раз этого я и опасался. Бежим к переправе! – крикнул Серый Ворон.

И мы побежали по раскисшей дороге. Добравшись до вершины холма, я еще раз запустила поисковое заклинание. Никого. То ли мы оторвались от преследователей, то ли обнаруженная мной группа людей вышла из поселка по каким-то другим делам. Но мы все равно не стали задерживаться и побежали вниз с пригорка к уже различимой впереди реке.

– Только бы боги Пангеи были к нам благосклонны, и паром оказался на этой стороне! – пожелал Сергей.

Боги услышали нас, паром действительно стоял у пристани. Не мешкая, мы запрыгнули на крепко связанные бревна. Парни сразу же стали крутить ворот. Мы уже отплыли метров на триста, когда на берег выбежали несколько человек. Взглянув на них, Сергей помрачнел:

– Бандиты из поселка. Бородатый главарь тоже с ними. Вооружены дубинками, хотя есть несколько мечей и один арбалет.

– Может, перережем веревку? – предложил Пузырь.

– Они все равно переберутся на другой берег. Возле пристани я видел несколько рыбацких лодок. Эх, не догадались мы днища у них пробить… У нас будет примерно полтора часа на то, чтобы оторваться и уйти в лес. На том берегу вроде чисто.

– А как ты догадался, что это разбойники? – поинтересовалась я у Сергея.

– Сообразил, что не вижу ни одного знакомого лица и не слышу детских криков. В прошлом году детей в этом поселке было немало. И главаря я тоже вспомнил. Он был среди напавших на караван. Скорее всего, обнаглевшие от безнаказанности разбойники захватили этот удаленный поселок, обитателей же убили или прогнали. Нас они не тронули – думали, что где-то рядом могут быть вооруженные дварфы. Но потом сообразили, что нас только трое, и пустились в погоню. Но свой шанс они уже упустили, в Вечном Лесу им нас не догнать!

* * *

Однако радовался Сергей преждевременно. Мы отошли от берега метров на сто, когда Серый Ворон обернулся и, недовольно оглядев цепочку оставленных нами в грязи следов, скомандовал сворачивать в лес и скрытно двигаться параллельно дороге. Примерно через час пути мимо по дороге пронесся конный отряд.

– Одиннадцать конников, – определил Сергей. – Четверых я точно видел среди разбойников Старой Заставы. Столько лошадей за один раз на пароме не перевезти. Наверное, на этом берегу есть еще один бандитский лагерь.

– Дорога тут всего одна, – отмахиваясь от комаров, задумчиво проговорил Пузырь. – Значит, они постараются организовать засаду. Ленка сможет обнаружить ее, так ведь?

Я кивнула, кутаясь в куртку. В лесу было сыро, с деревьев капало, мох противно чавкал, ноги уже промокли. Снова послышалось конское ржание и бряцанье железа. Мы распластались по земле и замерли.

Обратно к реке, внимательно всматриваясь в лес, проскакали семеро вооруженных всадников.

– Значит, четверо остались где-то впереди, – сообразила я. – Странная тактика. Только что они фактически сообщили нам, что впереди нас ждет засада.

– Вряд ли они такие идиоты, – насторожился Сергей. – Скорее всего, уверены, что мы не сможем пройти мимо той четверки… Вот что, друзья, вы оставайтесь здесь и не высовывайтесь. А я посмотрю, что там впереди.

Серый Ворон сбросил сумку, плащ и отправился на разведку. Мы же с Петькой уселись на поваленное бревно и стали ждать. Постепенно темнело, мы промокли, замерзли и не находили себе места от волнения. Несколько раз по дороге проносились всадники – то вперед, то обратно к реке. Проснулась и заскулила голодная Тьма. Пузырь отыскал в сумке Сергея флягу с молоком и попытался накормить волчонка. Но та не унималась, воротила от соски мордочку и скулила все громче.

Серый Ворон появился словно из ниоткуда – от ближайшего дерева отлепилась тень. Не так давно я проверяла лес заклинанием и ничего подозрительного не обнаружила, так что при появлении друга вздрогнула от неожиданности. Сергей отобрал у Пузыря волчонка и флягу с молоком, после чего Тьма сразу успокоилась.

– Плохо дело. Дорога тут действительно одна, идет она параллельно реке и упирается в заболоченный лес. Бандиты перегородили единственный мостик через небольшой ручей. Другой переправы нет. Мы в ловушке. Небольшой сухой участок позади нас надежно перекрыт частоколом поселка – того самого, откуда появились всадники. Возле ворот стоит виселица, на ней до сих пор висят трупы охранников Старой Заставы. И староста бывший тоже там висит, я его узнал по шраму на лице. Вонища стоит, словами не передать! В поселке около тридцати разбойников, еще примерно столько же у переправы. Я подслушал разговоры. Похоже, не мы первые так попались. Бандиты знают, что мы скрываемся где-то неподалеку. Утром они будут прочесывать лес с собаками.

– Что будем делать? – спросил Пузырь таким спокойным тоном, словно интересовался, на пляж мы пойдем или в кино.

– В болото соваться я уже пробовал, и мне не понравилось. Сидеть тут вообще глупо. Пойдем вперед, хотя удобный момент мы, к сожалению, упустили. Там уже не четверо бандитов, а десяток. Но нам ведь главное – суметь пройти узкое место, а когда мы растворимся в лесу, искать нас будет бессмысленно.

Возражений ни у кого не было. Собрав вещи, мы осторожно двинулись навстречу опасности. С помощью магии я издали обнаружила и пересчитала разбойников. Девять. Серый Ворон попросил меня магией усыпить волчонка, чтобы щенок не заскулил в самый неподходящий момент.

Перед небольшим мостиком горел костер, вокруг которого сидели трое бородатых мужиков. Рядом наготове оружие – арбалет, дубинки, меч. Еще шестеро разбойников спали чуть поодаль на большой телеге с сеном.

Мне стало страшно. Пользы от меня в рукопашной схватке никакой – держать оружие я толком не умею, а боевой магии у меня в арсенале нет. Разве смогут двое парней одолеть девятерых бандитов?

– Похоже, это конец. Их слишком много…

Друзья посмотрели на меня удивленно, словно я сморозила откровенную глупость.

– Ленка, ты чего? – заговорил Сергей. – Я мог бы просто перестрелять их всех из арбалета. Но, если ты помнишь, я связан клятвой богу воровства Беллу и не должен убивать без веской причины. Поэтому сижу тут и обдумываю другие варианты.

– Фея, ты зря волнуешься, – поддержал друга Пузырь. – Ты присмотрись к ним повнимательнее. Это же селяне с простыми дубинами, без
Страница 13 из 23

брони, без щитов, без шлемов. Я, Мастер Меча, даже в одиночку смог бы… ну выстоять достаточно долго, особенно на том узком мосту.

Я снова всхлипнула, размазывая слезы по щекам.

– Ленка, хватить реветь, тут и так мокро, – улыбнулся Сергей. – Лучше прикинь, сможешь ли ты хотя бы на время взять под контроль вон того черного, что смотрит в нашу сторону? Тогда я тихо подойду и вырублю остальных. Только мне нужен будет какой-то условный знак.

– Если у меня получится взять того черного бандита под контроль, он встанет, затем сядет обратно и начнет чесать ухо. При этом он не будет тебя видеть.

– Вот и славненько, – прошептал Ворон, расстегивая рюкзак. Он развернул промасленный сверток, придерживая кончиками пальцев края тряпки. Внутри оказалась обычная на вид кожаная перчатка.

– Ну и гадость! – брезгливо поморщился Пузырь. – А я-то думаю, почему от твоего рюкзака так ощутимо веет злом?

– Да, твои чувства паладина тебя не подвели, – Серый Ворон осторожно натянул странную перчатку. – Обшита кожей кладбищенского гхола. Эта ночная нежить известна тем, что способна парализовать жертву одним касанием. Действует минут пять. Для вора, которому нельзя убивать, – очень ценный инструмент. Хранить ее, правда, приходится в темноте и использовать только ночью – даже крохотный лучик света безвозвратно испортит такую дорогостоящую вещь.

Сергей размялся, покрутил шеей, поправил мечи и… растворился в темноте. Я впервые видела этот воровской фокус в исполнении друга. Очень эффектно!

Пронзительно взвизгнула Виги, предупреждая о появлении рядом невидимки. Я успокоила маленькую пикси, вызвала заклинание поиска и скривилась от досады, не обнаружив Серого Ворона. Я читала, что результат применения поискового заклинания зависит от уровня подготовки как мага, так и вора. Запустив заклинание еще раз, мне удалось-таки почувствовать присутствие друга, а значит, не настолько уж сильно он превосходил меня по мастерству. Серый Ворон осторожно подходил все ближе и ближе к троице, сидящей возле костра. Пора было и мне приниматься за работу. Сосредоточенно рассматривая жертву, я начала шептать заклинание подчинения разума. Как вдруг бородач встал и стал чесаться! Я на секунду замерла, с ужасом понимая, что сейчас произойдет.

Серый Ворон появился из темноты и дотронулся до сидящего у костра бандита, затем шагнул к его соседу и с размаху огрел мужика дубинкой по голове. Подхватив падающее тело, он осторожно положил его подальше от пламени. Бородач прекратил чесаться и растеряно смотрел на происходящее. Наконец я закончила плести заклинание и резко высвободила накопившуюся энергию. Бородатый разбойник замер с остекленевшими глазами, не издав ни единого звука. Повезло! На всякий случай парализовав и бородача, Серый Ворон подошел к телеге и поочередно прикоснулся к спящим бандитам. Теперь у нас в запасе имелось несколько минут, чтобы подхватить сумки и добежать до мостика. Но Пузырь вдруг остановился:

– Не может быть! Это же мой Шахтер! – воскликнул он, направляясь к пасущимся неподалеку лошадям.

Черный как смоль жеребец приподнял голову и заржал, неуклюже подпрыгивая на стреноженных ногах. Петька обнял его за шею:

– Это мой Шахтер. А вот и Пчелка! Не все так просто с этими бандитами. Нужно их допросить.

* * *

Я слышала от Пузыря эту таинственную историю. После того как мы зимой вместе с благородной леди Камилеттой улетели на грифонах в Холфорд, людей из оставшегося на заснеженной дороге отряда никто больше не видел ни живыми, ни мертвыми. Пропали сорок пять человек, среди которых было немало хороших бойцов, в том числе легендарный непобедимый мечник Роббер Смертоносный, лучший из свиты герцога Кафиштена. Вместе с отрядом пропала казна – очень даже немаленькая сумма, на которую герцог рассчитывал в борьбе за трон правителя Западной Столицы.

Так и не дождавшись появления обоза в Холфорде, герцог отправил на поиски две сотни человек, в том числе опытных следопытов и мага. До самой весны этот отряд прочесывал окрестные леса и болота, проверял поселки, опрашивал жителей. Население поселка Комарье поголовно допросили с помощью магии, но не обнаружили никаких следов. С тех пор прошло полгода, и надежда разгадать тайну становилась все призрачнее.

И вот теперь появилась зацепка – лошади пропавшего отряда! Я понимала причину оживления Пузыря. Если он сумеет разгадать тайну, оказавшуюся не по зубам лучшим сыщикам герцога Кафиштена, почет и уважением ему обеспечены, а награда может быть просто королевской, особенно если удастся вернуть казну. Мне самой, честно говоря, было интересно, что же на самом деле случилось с пропавшим отрядом.

Однако Серый Ворон не разделял нашего энтузиазма. Он считал, что нужно как можно скорее покинуть этот мрачный прибрежный лес. Но я поддержала Петьку, и Сергей смирился. Парни связали бандитов и сложил их возле телеги. Петька принялся седлать лошадей. Постепенно разбойники приходили в себя. Они ворочались, ругались, грозились расправиться с нами самыми жестокими способами.

Небрежно придерживая локтем заряженный арбалет, смачно хрустя сочным красным яблоком, Серый Ворон уселся перед пленниками на корточки. Мужики вытаращили от изумления глаза на… сочное яблоко, совершенно невозможное в первые дни лета. Я запоздало сообразила, что в Пангее еще далеко до урожая, да и такого сорта, как джонаголд, тут просто не могли знать. Когда я собирала продукты в дорогу и покупала эти яблоки в супермаркете, то что-то об этом совершенно не подумала. Вот вроде мелочь, но эта мелочь в чужом мире оказалась неестественной и сразу бросилась в глаза.

Не знаю, что уж там думали разбойники, но, когда Серый Ворон выкинул огрызок, наступила гробовая тишина. Сергей встал, стряхнул прилипшие к одежде крошки и негромко обратился к связанным бандитам:

– Мужики, скажу прямо – из всех вас мне нужен только тот, кто сможет рассказать про обоз герцога Кафиштена. Ну, кто хочет жить?

Разбойники загалдели, перебивая друг друга. Сергей поморщился:

– Большинство из вас врет, но это легко проверить. Магичка, – Серый Ворон кивнул в мою сторону, – видит вас насквозь. Совравший сразу же получит болт в башку. Все ясно? Тогда вопрос первый. Что случилось с обозом? Отвечать будешь ты, – Сергей указал арбалетом на бородача, которого я касалась заклинанием.

– Разве непонятно? Перебили мы всех, как глупых курей. Хотя вроде был еще жив один мечник в богатых одеждах. Лютый мужик, не знаю уж кто он, но парней наших положил без счета. Если бы не подоспевшие люди того рыцаря, мы и не справились бы с ним. А так повалили на землю и связали раненого.

– Вижу, ты не врешь, – согласился Ворон. – Вопрос номер два. Что это был за рыцарь?

– Я знаю, – отозвался мужик в кольчуге. – Это был виконт Риго Армазо.

– Не может такого быть! – воскликнул Пузырь. – Риго Армазо – уважаемый член Совета Рыцарства!

– Но это правда, господин. Он стоял довольно далеко и был в закрытом шлеме, но я своими ушами слышал, как к нему обращались по имени. Да и наш главарь, получая награду, назвал его «малыш Риго». Потом нам приказали отогнать кареты в замок Мокрый Луг, раненого мечника отвезли туда же. А всем известно, что замок Мокрый Луг прошлой осенью перешел от
Страница 14 из 23

Сальвайла Армазо к его брату Риго.

– Если мы сможем это доказать, герцог Кафиштен сможет стать правителем Холфорда! – Пузыря переполняли эмоции.

– Ты поедешь с нами, если будешь вести себя тихо, – подытожила я за Петьку.

Бандит послушно кивнул, подтверждая, что неприятностей с ним не возникнет. Остальные сразу же заголосили, пытаясь вырваться или отползти. Петька усадил покорного пленника на лошадь и связал бандиту ноги под седлом. Я боязливо косилась на коней, так как ездить верхом мне не доводилось. Но Петька меня успокоил, сказав, что поедет вместе со мной.

– Ворон, разберись с остальными, их шум меня раздражает, – приказала я нарочито грозно.

Сергей понятливо кивнул и начал демонстративно перебирать ножи, при этом надевая перчатку из кожи гхола. Шахтер уже перенес нас с Петькой через мостик к насыпи, когда крики за спиной стали пронзительными, а затем резко оборвались. Едущий рядом пленник побледнел и начал молиться. Я на всякий случай вызвала заклинание поиска жизни. Восемь отчетливых меток людей. Серого Ворона я опять не смогла обнаружить, зато почувствовала три сигнала от лошадей. Значит, Сергей догоняет нас верхом, прихватив обеих лошадей.

Разбойники парализованы на несколько минут, потом еще какое-то время будут приходить в себя и освобождаться от веревок. Даже если из поселка утром за нами пустят погоню, искать нас в Вечном Лесу будет бесполезно.

* * *

Всю ночь мы скакали через Вечный Лес, на рассвете сделали короткий привал, чтобы напоить лошадей и продолжили путь. Периодически я сверялась со своими записями и с удовлетворением находила знакомые места. Особенно меня радовало то, что перерисованные в прошлом году в блокнот непонятные мне руны на указателях сейчас легко читались: «Поселок Рудокопов», «Сторожка егеря», «Брод и дорога к Холфорду», «Старое кладбище», «Добыча торфа» и так далее.

Пленник вел себя тихо, дремал, покачиваясь в седле. Но его кротость оказалась обманчивой: ночью, стоило нам задремать, он тут же попытался удрать. Хорошо, что Пузырь вовремя проснулся, и мы быстро настигли беглеца. Петька при этом ругался, словно сапожник, – ведь он чуть не потерял ценнейшего свидетеля и свой возможный пропуск в рыцарство.

А уже днем, когда я была готова от усталости вывалиться из седла, вдруг раздался пронзительный свист, и на узкую дорогу выбежали четверо вооруженных бандитов в масках. Один из них, размахивая заряженным арбалетом, сразу же схватил Шахтера за уздечку. Другой попытался остановить коня Серого Ворона.

– Жизнь или кошелек! – услышала я такую знакомую по фильмам разбойничью фразу.

Но не успела я даже испугаться, как Пузырь лягнул в голову удерживающего Шахтера разбойника. Молодой паренек пошатнулся и выпустил уздечку. Петька стегнул рванувшего вперед скакуна, выхватывая меч. Разбойники шарахнулись в стороны.

Рядом с моим ухом просвистела стрела. Я тут же взмахнула руками и соорудила вокруг себя магический щит, призвав близкие мне стихии земли и огня. Вообще-то правильнее и эффективнее было бы задействовать магию воздуха, но мне этот вариант был недоступен, а потому выбирать не приходилось. И уже через пару мгновений я ощутила скользящее попадание по магическому щиту, затем еще одно. К счастью, вскоре мы скрылись за поворотом лесной дороги.

– Все целы? – оглянулся Серый Ворон.

Я радостно кивнула.

– На твоем месте я бы не был так оптимистичен, – с досадой ответил Пузырь, указывая на пленника.

Из спины разбойника торчала стрела, вошедшая почти по самое оперение. Раненый бледнел с каждой секундой и судорожно хватал ртом воздух.

– Вот ведь… – пробулькал умирающий с досадой. – Сколько раз я сам вот так… стрелял из кустов… Богиня судьбы Фаэтта злопамятна… И шутки у нее… паскудные… Как все глупо вышло… Богиня Морана… будь ко мне милосердной…

У бандита пошла горлом кровь, глаза остекленели, и тело его начало беспомощно сползать под брюхо лошади. Далеко позади раздались радостные вопли: нападавшие разглядели, что сумели застрелить одного из всадников. Лошадь с убитым перешла на шаг и остановилась. Петька с сожалением оглянулся – из-за кустов к добыче уже бежали разбойники.

– Вперед! – крикнул Пузырь и пришпорил Шахтера.

К полудню мы совсем выбились из сил. Шахтер был весь в мыле и мелко дрожал, по-дурному косясь красными глазами. Не лучше выглядели и остальные лошади. Свернув с дороги, мы поднялись на заросший холм. Несмотря на усталость, Серый Ворон не поленился спуститься и поправить ветки папоротника, маскируя наши следы. Я чувствовала себя смертельно вымотанной после многочасовой скачки, к тому же с непривычки натерла внутренние поверхности бедер.

Но хуже всех было Пузырю. Он угрюмо молчал, вокруг мокрых глаз моего одноклассника темнели круги. Петька страшно переживал потерю бесценного свидетеля, чьи показания были способны вызвать бурю, которая выметет виконта Риго Армазо из Совета Рыцарства и разом лишит его род шансов на пост главы Холфорда. В своих мечтах Петька уже наверняка видел себя рыцарем, получившим благодарность от Мазуро Кафиштена, нового правителя Западной Столицы. И тут такое…

Не в лучшем расположении духа пребывал и Серый Ворон. Тьма отказывалась пить прокисшее молоко, но была еще слишком маленькой, чтобы питаться мясом, пусть даже вареным или разжеванным. Приготовленный в котелке теплый мясной бульон она едва лизнула, стала воротить мордашку и жалобно скулить.

Буквально из последних сил мы поставили и замаскировали ветками палатку, устроив все так, чтобы видеть дорогу в обе стороны. Жребий первой охранять лагерь выпал мне. Я уселась на поваленное дерево и запустила поисковое заклинание. Никого. Мне предстояло провести примерно два часа без сна, и, чтобы скоротать время, я достала дневники мага Теодора. Здесь, в Пангее, наконец-то стало возможно проверить на практике мои многочисленные предположения в области построения заклинаний.

Погода наконец-то наладилась, было жарко и даже душно. Я сняла куртку, повесила сушиться промокшие насквозь ботинки и с наслаждением вытянула босые ноги. Учеба шла трудно, мысли от усталости были тягучими, словно мед…

* * *

Проснулась я резко, словно от удара током. Костер давно догорел, было совсем темно. Испуганно ржали и метались кони. Я произнесла заклинание света и буквально в трех шагах от себя увидела большого темно-серого волка. Прижав уши и почти улегшись брюхом на землю, он смотрел то на меня, то на палатку, из которой доносилось жалобное поскуливание крохотной Тьмы. Я громко крикнула, надеясь отогнать хищника и разбудить друзей.

Из палатки выполз заспанный Сергей и нос к носу столкнулся с лесным зверем. От неожиданности Серый Ворон даже ругнулся, а волк оскалился и зарычал. Сергей тоже зарычал, глядя опасному хищнику прямо в желтые глаза. Так они и стояли некоторое время в полуметре друг от друга, рыча и скалясь. Затем волк отвел взгляд и отбежал на несколько шагов. Серый Ворон выпрямился и что-то отрывисто пролаял. Волк лег на землю, показывая брюхо с набухшими сосками. Самка!

Сергей вытащил из палатки щенка и положил возле волчицы. Через мгновение изголодавшаяся Тьма уже жадно сосала молоко.

– У нее украли щенков. Вот она и пришла на голодный плач.
Страница 15 из 23

Просила оставить ей Тьму, но я не отдам своего волчонка.

– А кто украл волчат? – спросила я.

– Гоблины. Они нередко воруют крохотных щенков. Неподалеку их поселок, они живут там вместе с лесными орками.

– Мы можем ей помочь? – поинтересовался Пузырь, выходя из палатки уже в полном снаряжении.

Серый Ворон что-то пролаял волчице. Та подняла уши и протявкала в ответ.

– Она может проводить нас, но в сам поселок не пойдет, боится. Просит нас спасти ее детей.

Мы свернули палатку и собрали вещи. Лошади нервно подрагивали и фыркали, косясь на лесного хищника. Но Серый Ворон, пусть и не сразу, сумел успокоить животных.

Волчица едва заметной тенью скользила впереди. Лес озарялся лишь тусклым магическим огоньком над головой Ворона. Мы поднялись и спустились с холма и вновь углубились в лес. Потом тропинка стала петлять и подниматься все выше и выше. Тут светлячок над Сергеем погас, и мы остановились.

– Дальше пойдем пешком, – сообщил Ворон и пояснил: – Волчица обещала покараулить коней и не дать в обиду сородичам. Самое трудное было объяснить это нашим лошадям. Шахтер почти сразу поверил, с остальными было хуже. Больше всего пугалась и упрямилась глупая Пчелка, реально она туповата даже для лошади. Пузырь, будет хорошо, если ты ее крепко привяжешь к стволу дерева и заодно замотаешь ей морду, чтобы кобыла не смогла заржать.

Пузырь кивнул и, пока Сергей проверял свое загадочное снаряжение, занялся Пчелкой. Я вызвала заклинание поиска жизни и даже присвистнула от удивления – за холмом, всего в полукилометре от нас, обнаружилось более сотни меток. Я сообщила об этом друзьям.

– Крупный лагерь, – Серый Ворон надел черную маску, достал из сумки какую-то баночку и нанес на руки и одежду несколько мазков. Затем вынул другую емкость и подошел к нам: – Это камуфляж. Давайте я вам лица разрисую. Он еще кожу остужает, чтобы не так ярко светиться в темноте.

– В смысле? А я что, свечусь? – удивился Пузырь.

– Еще как! В тепловом спектре на фоне холодного леса ты, разгоряченный после скачки, сейчас как прожектор. Я бы обнаружил тебя метров за пятьдесят. Некоторые орки тоже видят в темноте, пусть и не настолько хорошо, поэтому лучше не рисковать.

Жирная мазь заметно холодила кожу. Сергей разрисовал мне лицо и занялся Пузырем. Вскоре мы с Петькой стали напоминать полосатых тигров.

Мы вскарабкались по заросшему мхом каменистому склону, с вершины которого открывался вид на поселок. Посмотреть было на что: в котловине внутри кольца скал горело множество факелов. Слышался стук кузнечных молотов, доносились резкие крики и команды. В самом центре поселения возвышалось нечто непонятное – металлический каркас сферической формы высотой с пятиэтажный дом. Вокруг, словно муравьи, суетились рабочие.

Впервые в жизни я видела живых орков. И, нужно сказать, они меня не впечатлили – примерно человеческого роста, с длинными крепкими руками и непропорционально мощным торсом. Я представляла орков гораздо более высокими и дикими. Эти же походили на людей и действовали очень разумно: поднимали выгнутые металлические балки с помощью системы веревок и блоков, подгоняли молотами в пазы и вставляли скобы. Затем подкатывали высокую платформу с прессом и намертво заклепывали очередную деталь непонятной конструкции. Сборка шла быстро, огромный каркас был почти готов.

На другом конце поселка шипели и изрыгали пламя гигантские печи, возле которых стучали молотами кузнецы, суетились рабочие самых разных рас – в основном орки, но были и люди, и гоблины, и дварфы. За порядком с вышек следили несколько вооруженных и очень свирепых на вид орков. Еще один ряд вышек располагался по периметру поселка на холмах. Ближайшая находилась метрах в ста от нас, на ее вершине невысокий орк-лучник, облокотившись на перила, устало осматривал окрестности.

– Фея, мне этот лучник мешает! – проворчал Серый Ворон, указывая на наблюдателя. – Здесь хороший спуск, можно пробраться за валунами. Но этот меня точно заметит. Ты можешь взять его под контроль?

– Лучше я просто отведу ему глаза, и в нужный момент он будет смотреть в другую сторону. Но останется в полном сознании, так что постарайся особо не шуметь.

– Хорошо, так и поступим! – Сергей побежал вниз по склону и спрятался за большим камнем.

Я размяла озябшие пальцы. Заклинание было несложным, мы проходили его на первом курсе Академии Магии. Фактически упрощенный вариант «контроля гуманоида». Только требовалось не захватывать сознание, а ненавязчиво вклинивать свои приказы в естественный ход мыслей субъекта. Орк даже не поймет, что желание посмотреть на лес навязано чужой волей. Как только лучник повернулся спиной, Серый Ворон прошмыгнул чрез полосу света в поселок.

– Тут орки сразу двух кланов, – спустя несколько минут сказал Пузырь. – Вон те шесты на краю поселка видишь? Слева знак клана Хищной Ладони – одного из самых больших кланов орков на западном побережье Пангеи. Именно с кланом Хищной Ладони воевали люди едва ли не с первого дня высадки колонистов. Это достаточно образованные и развитые орки, особенно по сравнению со степными сородичами. Шест справа означает клан Яркого Огня. Это кузнецы орков, они не имеют собственных территорий и никогда не принимают участия в набегах и войнах. Зато могут селиться на чужих землях, их даже специально приглашают. Они делают оружие, инструменты и доспехи. Я так понимаю, что вон те, небольшого роста, как раз и есть мастера из клана Яркого Огня. А более крупные, охранники, из Хищной Ладони.

– Но чем они все заняты? Что это за круглая штука, которую они собирают?

– Понятия не имею. Никогда не видел ничего подобного, – пожал плечами Петька и встрепенулся. – Кстати, вон возле сарая Серый сидит, рукой нам машет. Видимо, хочет пройти обратно. А с ним еще кто-то.

Я снова принялась творить заклинание отвода глаз. Орк отвернулся, приспустил штаны и стал прямо с вышки справлять малую нужду. Серый Ворон с группой незнакомцев пробежал освещенное место и залег, распластавшись на земле. Орк закончил свои дела, подтянул штаны, внимательно осмотрел поселок и, повинуясь моему приказу, стал смотреть на темный лес.

Через несколько минут Сергей и четверо незнакомцев в грязном рванье, сильно истощенных и резко пахнущих давно не мытыми телами, подползли к нам. Один из них был дварфом, расу же остальных я так и не смогла определить.

– Рад видеть вас обоих в добром здравии, Елена Фея и Петр Пузырь! – чуть отдышавшись, проговорил дварф из этой четверки. – Прошу извинить меня за неопрятный вид…

Я вгляделась в изможденное, потемневшее от копоти лицо дварфа и с удивлением узнала в нем Ярика Тяжелого.

– Ярик! Что с тобой случилось?! – воскликнула я в ужасе.

– Потом поговорите, – прервал меня Серый Ворон. – Быстро уходим! У нас в запасе не более трех клепсидр времени. Скоро начало новой рабочей смены, орки-охранники пойдут поднимать пленников на работу и обнаружат побег.

Мы помчались по скользким камням, рискуя в темноте переломать ноги. Сергей все же вызвал над собой свет – видимо, время действительно поджимало. Мы с Петькой тут же последовали его примеру. Бежать стало гораздо проще, и вскоре мы уже спустились к лошадям.

В кустах промелькнули серые тени, на
Страница 16 из 23

поляне осталась одна волчица. Серый Ворон что-то быстро спросил у нее, но та лишь зарычала в ответ и оскалила зубы. Сергей тоже оскалился и вытащил из плаща двух скулящих щенков. Затем положил одного обратно в карман, а второго взял за шкирку и приставил к горлу кинжал. Хищница тут же поджала хвост и на подгибающихся лапах убежала в кусты.

– Ишь ты, совсем обнаглела! Захотела мою Тьму забрать! – прокомментировал Сергей странные переговоры.

Волчица появилась вновь уже с черным щенком в зубах, на брюхе подползла к Серому Ворону и бережно положила Тьму на землю. Убедившись, что со щенком все в порядке, Сергей отдал лесной волчице ее детей.

– Давайте убираться отсюда! – нетерпеливо проговорила я.

– Ярик, вы сможете ехать верхом? – спросил Пузырь.

Дварф боязливо покосился на лошадей и неуверенно пожал плечами. Трое других существ словно и не поняли вопроса.

– Значит, делаем так, – решительно заявил Сергей. – На двух оседланных лошадях едете вы вчетвером. Мы едем на тех, что без седел. Переберемся через холмы, а там уже будет проще.

Петька помог недавним пленникам взобраться на лошадей, и мы осторожно двинулись через ночной лес. Ехать без седла поначалу было боязно, но уверенность Петьки меня успокаивала. Вскоре мы выбрались на дорогу.

* * *

– Значится, на следующий день после встречи с вами на зимней дороге я уже был в торговом поселке, – повествовал Ярик. – Одного дня хватило, чтобы понять – мне там не рады. Еще бы – по три неплохих мастера на каждое место в кузнице. Меха качать, мешки с углем таскать или воду носить, и то свободных мест не было… – Дварф стоял по пояс в озере, пытался хоть как-то отстирать рубаху.

Честно говоря, его одежда годилась разве что на половую тряпку, но Ярик не унывал. – И тогда я пошел в Холфорд, как вы меня надоумили. Вот только на второй день пути, на безлюдной дороге окружили меня, значится, разбойники. Понятное дело, топор хороший сразу отобрали, по шее накостыляли, все вещи мои выгребли. Ну, думаю, если бы хотели убить – убили бы сразу. А раз не убили, значит, отпустят, что с меня еще взять-то? Но меня связали, повязку на глаза нацепили и куда-то повели. Шли долго. Потом меня посадили в холодный подвал. Даже не развязали. На другой день пришли орки. Вывели меня во двор и посадили в железную клетку к дварфам из клана Водных Мастеров, там был еще один человек-кузнец и вот эти трое, – указал Ярик на трех непонятных существ.

Троица неподвижно сидела на берегу, даже не пытаясь искупаться, хотя воняло от них изрядно. Казалось, они не понимают нашего языка, хотя я и знала, что это не так. Мы разговаривали с Яриком на всеобщем, и любые разумные существа понимали этот язык.

– Привезли нас орки в поселок, приставили к нам надсмотрщика, – продолжил свой рассказ дварф, раскладывая мокрую одежду на траве. – Звали его Гумаш, тот еще злыдень оказался. Сначала избил нас зверски, ногами и дубиной. Мне нос расплющил, другим зубы проредил и ребра поломал. А потом сказал, что мы будем работать кузнецами, а кто плохо будет стараться, тех орки отдадут гоблинам на мясо для волков. Кроме нас, в клетках сидели уже десятка три пленных. Немногие долго выдерживали побои, изнурительный труд и плохую кормежку. Поэтому орки все время привозили новых рабов. Сперва нам сказали выплавить очень хитрый устойчивый к магии сплав по какому-то их древнему рецепту. Пришлось повозиться. Но к началу весны получилось. Вот эти трое разгадали секрет сплава, – кивнул Ярик в сторону неподвижных фигур.

– Но кто они? – задала я давно мучивший меня вопрос.

Дварф помолчал и даже оглянулся на своих товарищей по несчастью и, не дождавшись никакой реакции, решился ответить:

– Черные дварфы, лучшие кузнецы Пангеи. Никто не знает о металлах и половину того, что знают они. Не представляю, где орки исхитрились их сцапать: обычно черные дварфы не поднимаются на поверхность из своих глубинных катакомб. Они всегда молчат, хотя все отлично понимают. Я ни разу не слышал, чтобы они разговаривали даже между собой. У черных дварфов не принято говорить в присутствии существ других рас – считается вроде как позором. Презирают они нас всех. Когда Гумаш одному из них руку сломал, даже тогда тот не издал ни единого звука. Но, если не обращать внимания на их причуды, кузнецы и знатоки металла они отменные. Орки, как получили тот чудо-сплав, дали поручение выплавлять из него детали для круглой конструкции, которую вы видели в поселке.

– Что это за шар такой? – поинтересовался Петька, помогавший мне готовить завтрак.

– Да кто его знает… С самого начала весны собираем, почти закончили, но где-то Две Руки назад приехал в поселок один маг. Это был человек, но орки перед ним падали ниц и разве что землю не целовали. Звали его как-то необычно… Агали вроде или Агари…

– Может, Агалиарепт? – догадалась я, припомнив рассказ Тилиона.

– Во-во! Точно, именно так его и звали. Высокий, в простом плаще, на голове капюшон, в руке кривой посох. Этот маг подошел к нашему шару и стал кидать разные боевые заклинания. Полыхало, сверкало, гудело так, что мне хотелось забиться в угол клетки и визжать от страха, хоть я и не трус… Но маг остался недоволен – несколько балок расплавилось, часть погнулась. Орки тут же отрубили головы всем кузнецам и сборщикам, которые трудились на тех участках. А мы-то страху натерпелись! К тому моменту у нас в бригаде из семи кузнецов в живых остались только четверо – я и эти трое. Один человек не выдержал издевательств и однажды в конце зимы напал на Гумаша с молотом, за что орк его разорвал голыми руками. А двое дварфов из клана Водных Мастеров решили бежать. Только их еще в поселке поймали. Смерть у них была лютая. Головы на кольях видали у границы поселка? Жалко, хорошие были ребята…

Дварф замолчал, вспоминая погибших сородичей. Тут Пузырь позвал всех завтракать. Ярик с удовольствием уселся рядом с Серым Вороном, в то время как черные дварфы даже не повернули своих голов.

– Ярик, скажи, а как ты с ними общался все это время? – спросила я, еле сдерживая раздражение.

Дварф обернулся и позвал троицу к столу. Приглашение черные дварфы проигнорировали. Ярик махнул рукой и принялся жадно запихивать в рот большие куски вареного мяса и хлеба. Было видно, как он изголодался за месяцы плена.

– Не обращайте внимания, – проговорил дварф с набитым ртом. – Ребята они неплохие. Однажды один даже спас меня. В тот день мы разжигали печи. Уголь попался грязный, много пыли, серы. Надышался я так, что в глазах помутилось и едва не рухнул прямо лицом в большой тигель с расплавленным серебром. Меня успел подхватить вон тот, который сидит возле самой воды. Так что я им благодарен. Правда, они и со мной ни разу не заговорили. А насчет их странностей… обычаи у них такие. Никогда не пьют незнакомую воду и не едят в присутствии чужих. Даже в клетке, несмотря на жару, они не притрагивались к кувшину, пока вода не отстоится хотя бы сутки. А ели только когда все вокруг спали.

– Так давайте положим им поесть и отойдем подальше, чтобы не мешать, – предложил Петька.

– Может, просто оставим кое-что из припасов и поедем дальше? – предложила я, откровенно надеясь поскорее избавиться от этих нестерпимо воняющих типов. – Пусть идут своей дорогой, раз с нами им
Страница 17 из 23

плохо – ни поесть, ни попить, ни помыться…

Но Ярик покачал головой:

– Это их убьет. Черные дварфы не привыкли жить на поверхности. Здесь они плохо видят, совсем не умеют охотиться, не разбираются в съедобных растениях и не способны защитить себя.

– Хорошо. Что с ними делать? Куда их нужно отвести, чтобы они благополучно добрались до своего дома? – поинтересовалась я, уже не скрывая раздражения. – У нас не так много времени. Через пять дней Пузырь обязан быть в замке герцога Кафиштена в Холфорде.

– На лошадях дорога до Холфорда займет три дня. Ну или два с половиной, если поторопиться, – Серый Ворон прикинул что-то в уме. – Но поторопиться не получится, так как у нас две лошади без седел и четверо всадников без опыта. Впрочем, небольшой крюк мы сделать можем. Хотелось бы только понять куда?

Все посмотрели на молчаливую троицу. Но черные дварфы не думали раскрывать рты даже ради собственного спасения.

– Про их неприступный подземный город под Хребтом Владык слышали все, – наконец проговорил Ярик Тяжелый. – Вот только добираться до тех гор сколько? Полгода? Год? Однако я слышал, что встречали черных дварфов у большой расщелины Наир-Гун-Тор, что означает След от Топора бога Тора. Дорога от моего дома к Холфорду пересекает эту расщелину по каменному мосту, который охраняют тролли.

– Я знаю это место! – обрадовался Серый Ворон. – Мы будем там завтра к вечеру, нам как раз… – тут он осекся, вскочил и посмотрел на дорогу: – Нас выследили! Смотрите, трое всадников! Минуты через три они будут здесь!

– Будут здесь через… что? – встревожившись, переспросил Ярик, не поняв последних слов Сергея.

– Через одну пятую клепсидры, – пояснила я.

* * *

Началась неимоверная суета. Петька принялся натягивать кольчугу и шнуровать ботинки, я размяла пальцы и вызвала на себя заклинания: «Каменная кожа», «Щит от стрел», «Размытая фигура». Серый Ворон разложил плащ и начал рассовывать метательные ножи по карманам.

– Живым я им не дамся! – кричал Ярик Тяжелый, наспех натягивая еще мокрую рубаху. – Дайте мне какое-нибудь оружие!

Пузырь отстегнул от пояса черненый топорик и вручил дварфу.

– Как я рад, что ты не расстался с моим подарком, Петр Пузырь! Топор получился не самый удобный, но это доброе оружие. Клянусь, если выживем, я выкую для тебя настоящее из самого лучшего заговоренного металла!

Серый Ворон протянул дварфу арбалет, но тот отказался:

– Да какой из меня стрелок?! По мне лучше честный топор и ближний бой, чтобы видеть глаза противника!

Я посмотрела на черных дварфов. Они по-прежнему сидели возле воды, но теперь с интересом наблюдали за нашими приготовлениями. Тем временем на берег озера выскочили всадники на хищных темных зверях.

– Гоблины, наездники на волках! – проговорил Пузырь, поудобнее перехватывая щит.

– Какие-то они крупноватые для гоблинов, – не поверила я. – Гоблины же мелкие.

– Это смотря какие. Наездниками на волках становятся самые свирепые и сильные. Они обычно ростом не уступают людям, – пояснил Ярик, становясь посреди дороги и поигрывая топором.

– Только это не волки, а варги. Гоблины на варгах, – уточнил Сергей, поднимая арбалет и прицеливаясь.

Выполненный в виде клюва хищной птицы кончик арбалета стал медленно поворачиваться, следуя за выбранной целью. Щелкнула тетива – и первый из гоблинов свалился на дорогу. Варг же продолжал бежать за остальными зверями. Времени перезаряжать не было, Сергей наклонился и бережно положил арбалет на землю. В ход пошли метательные ножи.

Еще шагов за двадцать до врагов мой друг взмахнул своей правой рукой, после чего взял по мечу в каждую руку. Я не видела полета ножа, но один из варгов споткнулся и рухнул на землю. Всадник покатился по земле, выронив кривую саблю. Встать гоблин уже не смог – оказавшийся рядом Петька рубанул наотмашь, развалив его до пояса. Ярик ловко увернулся от пики и всадил топор в череп прыгнувшего на него варга.

Последний выживший гоблин не стал разворачивать своего страшного зверя и, не желая биться с тремя вооруженными воинами, направил варга на меня!

Словно в кошмарном сне, я видела приближающуюся тварь, но не могла сделать и шагу. Ноги словно приросли к земле. Кажется, Сергей что-то прокричал, и Ярик швырнул топор в спину гоблину, но промахнулся. Зубастая пасть варга приближалась, а пика всадника целила мне в грудь. Я завизжала от страха…

Но тут варг пригнул башку к земле и перекатился через голову. Страшный наездник от неожиданности уткнулся пикой в землю, словно прыгун с шестом взмыл в воздух, а затем с диким воплем упал прямо на меня. Краем глаза я заметила в руке врага костяной нож и каким-то чудом успела перехватить его запястье. Гоблин давил сверху и, несмотря на все мои усилия, кончик ножа медленно опускался к моей груди.

Помощь подоспела вовремя. Страшный гоблин хрюкнул, из его груди вместе с фонтаном крови показался кончик клинка. Наездник дернулся, кашлянул мне в лицо кровью и обмяк. Чьи-то сильные руки стянули с меня труп. Рядом Серый Ворон добивал раненого варга. Все кончилось. Мы победили. Я встала на колени и зарыдала.

Глава третья

Горный форт

От запаха гоблинской крови меня мутило так, что я ни о чем и думать не могла, кроме как об избавлении от этой пакости. Стянув с себя мантию, на нетвердых ногах я вошла в воду. Словно безумная, я с остервенением отстирывала мантию. Вода оказалась пронзительно холодной – видимо, тут бил подземный ключ, – поэтому я довольно быстро пришла в себя и, стуча зубами, выбралась на берег.

Серый Ворон и Ярик вертели в руках древние мечи и о чем-то оживленно спорили. Петька стаскивал на большой лесной муравейник тела убитых варгов и гоблинов. На траве лежали трофеи: ножи, короткие гнутые сабли, пики, сумки, браслеты и ожерелья. Черные дварфы все так же молча сидели на берегу, один из них держал в руках арбалет – видимо, именно он и подстрелил атаковавшего меня варга.

Наконец Серый Ворон убрал мечи в ножны и осмотрелся. Заметив свое оружие в руках черного дварфа, мой друг потемнел от гнева и, положив ладонь на рукоять кинжала, с мрачной решимостью направился к молчунам.

– Это мой арбалет! – проговорил Сергей грозно.

Но черный дварф даже бровью не повел. Тогда я подошла, спокойно вынула оружие из его рук и медленно произнесла:

– Вон там лежит трофейное оружие. У костра мы оставим еду и все самое необходимое. Мы уйдем в лес и будем ждать четыре клепсидры. Если вы хотите идти с нами – догоните.

Ни один из черных дварфов не отреагировал на мои слова, но это меня уже не волновало. Я быстро переоделась и стала собирать вещи. Петька и Сергей последовали моему примеру. Ярик также молча закинул на плечо трофейные сумки, подвязался снятым с одного из гоблинов поясом и заткнул за него топорик.

Перед уходом я решилась взглянуть на трупы наших врагов. Крупные лесные муравьи живым ковром облепили окровавленные тела, празднуя неожиданно щедрое угощение. Не было никакого сомнения в том, что вскоре от трупов останутся только добела обглоданные кости.

Проскакав примерно с километр, мы остановились и спешились. Серый Ворон стреножил скакунов и отправил пастись.

– Как думаете, дварфы пойдут за нами? – заговорил Пузырь, оглядываясь на дорогу.

– Не знаю, –
Страница 18 из 23

разозлилась я. – Но так дальше продолжаться не могло. Они молчат и изображают из себя безмозглых чурбанов. При этом воняет от них так, что рядом стоять невозможно. Если захотят ехать с нами – придут. Все, отдыхаем.

Никто не возражал. Ярик соорудил лежанку из папоротника и уже через минуту захрапел. Петька стал точить меч, Серый Ворон с трудом, но накормил Тьму мясным бульоном и отправился собирать грибы. По его утверждению, эти лохматые сине-фиолетовые поганки были съедобными, но меня все равно терзали сомнения.

Я, как могла, привела себя в порядок, расчесала волосы и переложила поудобнее вещи в сумке. Затем сотворила заклинание поиска жизни и обнаружила три метки за ближайшим поворотом дороги.

– Черные дварфы все же решили идти с нами, – сообщила я.

Действительно, через минуту на дороге показалась знакомая троица. Когда они подошли ближе, стало видно, что дварфы вымылись в озере и даже кое-как почистили одежду. Все трое вооружились саблями убитых гоблинов и сделали пращи из кусков кожи. Один тащил в руке мой походный котелок.

Петька разбудил Ярика Тяжелого. Тот мгновенно открыл глаза, словно и не спал, и принялся наблюдать за тем, как Сергей перебирает грибы.

– Здорово, уже синюшки пошли! Мой дядька восхитительно их готовит со сметаной и поджаркой из пури. Обычно на праздники, под пиво и с горячим мясом… Мммм, скучаю по тем беззаботным временам!

– Сметаны у меня нет, – задумчиво ответил Сергей. – А вот свежего мяса я вам сегодня подстрелю. Вместо пива будет горячее вино. Устроим вечером пир по случаю вашего освобождения!

* * *

Сергей сдержал свое обещание, подстрелив пять зайцев и небольшое рогатое животное, вроде косули. Кроме дичи он принес целый веник лесных трав, из которых знакомой мне оказалась только мята. Я почистила грибы, Петька занялся костром и палаткой, а Сергей и Ярик принялись кашеварить.

Черные дварфы вели себя гораздо увереннее: ходили по лагерю, подсаживались к костру, подкидывали сухие ветки. Когда Петька дал им точильный брусок, все трое по очереди заточили гоблинские клинки. Особый интерес у черных дварфов вызвала наша палатка. Они заглядывали внутрь, рассматривали молнии, ощупывали ткань и каркас. Но за все время не произнесли ни слова.

Пока готовился ужин, Ярик попросил Серого Ворона снова достать древние клинки. Вся троица черных дварфов тут же собралась вокруг костра.

– Выковать такое в наши дни невозможно, – вздыхал Ярик Тяжелый, осматривая лезвие. – Секрет приготовления магической руды был утерян очень давно. Я не просто не понимаю, как их ковали и закаливали, я даже понятия не имею, из какого металла они сделаны! Одно могу сказать точно – это работа дварфов…

Тут один из молчунов неуверенно протянул руку, прося показать ему древнее оружие. Сергей удивился, но все же подал меч рукояткой вперед. Черный дварф, как и Ярик, щелкнул по лезвию ногтем, прислушался, протер небольшой участок клинка рукавом и некоторое время смотрел на отражение огня в зеркале металла. Затем вернул меч Серому Ворону и жестом попросил показать второй. Его заинтересовало практически стершееся клеймо на гарде. Дварф долго щурился, пытаясь рассмотреть знак мастера, покрутил меч в руках и, так же не говоря ни слова, отдал оружие Сергею. Но тот факт, что черного дварфа хоть что-то заинтересовало настолько, что он попросил показать, был уже сам по себе удивительным.

Тут Пузырь сообщил, что мясо готово, и пригласил всех к костру. Ужин удался на славу! Жаркое с грибами и лесными приправами было великолепным, горячий чай с мятой и пряное вино подняли настроение. Жизнь снова стала казаться мне прекрасной, хотелось петь и танцевать.

Черные дварфы с нами ужинать не стали. Но мы отнесли им в сторонку жаркое, хлеб и даже вино. Потом сидели у костра и разговаривали. Ярик рассказывал о своих скитаниях, Пузырь вводил дварфа в курс столичных дел. Сергей гладил накормленного мясным бульоном волчонка, как вдруг радостно воскликнул:

– Смотрите, у Тьмы глаза приоткрылись! Она на меня смотрит!

Серый Ворон был вне себя от счастья и даже пытался говорить со зверьком, но тот пока не понимал человека.

– Завтра обязательно накормлю ее нормальным молоком, а то бульон она плохо переваривает. Вообще, нам предстоит трудный день. Хорошо бы добраться до горной крепости засветло. Так что давайте ложиться.

Очередь дежурить первой снова выпала мне. На этот раз я решила не садиться за магические дневники, а устроилась у костра, подбрасывала ветки и время от времени подновляла заклинание поиска жизни. Уже к концу дежурства я определила, что черные дварфы собрались возле оставленной еды. Несколько раз я слышала едва различимое позвякивание ложек и бульканье. Я сидела к ним спиной и не оборачивалась, чтобы не смущать. Дварфы торопливо поели и разбрелись по лежанкам. Обновив заклинание поиска и не обнаружив ничего подозрительного, я пошла будить Серого Ворона.

Сергей обошел лагерь и сел у костра. Поразмышляв, я решила пожертвовать сном ради общения с другом. Год назад именно здесь, в Вечном Лесу, мне впервые удалось поговорить с Вороном по душам, намекнуть на свои чувства, расспросить о его стремлениях и планах. Сейчас я надеялась на продолжение разговора. Но Сергей смотрел на пламя, а я не знала, с чего начать. Так мы и сидели: то молчали, то говорили вовсе не о том.

Когда в свою очередь на дежурство заступил Ярик, я залезла в спальник, едва не плача от досады. Нет, Сергей совсем дурак! Неужели он не понимает, что девушка среди ночи не просто так сидит рядом и кормит комаров?! И что ей вовсе не интересны разговоры о черных дварфах, гоблинах и лошадях… Вот что делать, если парень не понимает намеков? Не скажешь же ему, мол, обними меня, поцелуй и выложи-ка мне душу… Смахнув выступившие слезы, я отвернулась к стене палатки. Но уснула на удивление быстро.

* * *

Выехали мы на рассвете и скакали до обеда почти без остановок. Я уже довольно сносно научилась ездить верхом и не испытывала особых неудобств. С погодой нам тоже повезло – светило яркое солнце. По дороге стали встречаться люди: лесорубы, охотники со связками битой лесной птицы, дети с корзинками грибов. Потом мы проехали небольшое засеянное поле. Стало понятно, что мы приближаемся к обжитым местам. И вдруг Вечный Лес закончился, словно его обрезали, и я ощутила древнюю магию, которая, по-видимому, сдерживала Лес в определенных границах, не давая распространиться на всю Пангею.

Мы выехали на мощеную дорогу, ведущую к холмам. Черные дварфы остановили лошадь и спешились. Спрыгнул на землю и третий, ехавший позади Ярика Тяжелого. Он вернул мне флягу, переглянулся с товарищами и… заговорил!

– Мы, жители Кор-Дун-Грата, благодарны вам за помощь и за то, что вы уважали наши обычаи. Как представитель клана Кормящей Бездны, я обещаю, что каждый из вас сможет один раз спуститься в глубинную обитель и выйти оттуда живым. А если человек с двумя мечами не сможет возродить магию своего оружия, ему поможет клан Кормящей Бездны. Мое слово – слово всего клана. Я все сказал.

Дварфы развернулись и пошли к большой, похожей на башню скале.

– Вы только подумайте! – радостно воскликнул Ярик Тяжелый, когда черные дварфы скрылись из вида. – Я получил приглашение посетить глубинный
Страница 19 из 23

город! Такой шанс выпадает раз в столетие! Да я не мог об этом даже мечтать! Но сейчас я не готов. Мне еще нужно набраться опыта, чтобы не опозориться. Вот соберу хороший инструмент, за который будет не стыдно перед черными родичами! Я смогу учиться у лучших кузнецов Пангеи! Я буду трудиться и стараться, как никто другой! Если потребуется, и сто, и двести лет! Я вернусь настоящим героем!

– Черные дварфы ни словом не обмолвились о возможности учиться. А лишь войти и выйти живыми, – напомнила я.

– А, ерунда. Это просто старинный оборот речи. Именно так дварфы приглашают войти членов других кланов. Да, бывали раньше случаи, когда гость оказывался на крохотном островке посреди бурной горной реки или на маленькой площадке над бездонной пропастью. Получалось, вроде и выпустили живым, но все равно обрекли на гибель. Я с детства слышал про такое и не попадусь. Впрочем, подобные подлости прекратились задолго до осады Хребта Владык армией Тиамат и отделения черных дварфов. Так что, я уверен, их приглашение было искренним.

Между тем мы подъехали к большому мосту. Дорогу, как и год назад, перегораживал шлагбаум, но караулил его всего один тролль – тот самый обладатель ожерелья из черепов. Вел он себя довольно нервно, нарочито грозно рычал, ругался и угрожал. Великан заметно хромал. Видимо, в последнее время бывали случаи, когда путники, особенно конные, пользовались этим и не платили за проезд.

Но мы повели себя честно. Спешившись, каждый из нас положил на громадную натруженную ладонь тролля по три медяка за себя и по две серебрушки за лошадь. Я с тоской смотрела в свой кошелек, где теперь болталось только два жалких цехина. Тролль заметно повеселел, заулыбался зубастой пастью и захромал поднимать шлагбаум.

– Где твои приятели? – рискнула спросить я у грозного великана.

Тролль печально вздохнул и отмахнулся:

– Был тут пришлый тролль, из рода черных горных дикарей. Был конец зимы. Он шел по этой дороге. Было холодно. Мы дали ему греться у костра. Мы его накормили. Он говорил, что идет наниматься в солдаты. И нас всех звал. Другие решили, что в войске им будет лучше. Что будет больше денег. Не нужно дробить камень каждый день. Не нужно следить за мостом. И ушли. А я остался. Мой прапрадед строил этот мост. Мой прадед следил за мостом. Мой дед следил за мостом. Мой отец следил за мостом. И я буду следить за мостом. Если никто не будет следить за мостом, мост рухнет.

– Это достойный уважения труд, – подтвердил Серый Ворон. – Но тебе, наверное, трудно тут делать все в одиночку.

– Да, это так. Тут проходили тролли. Я просил кого-нибудь остаться. Обещал половину денег. Но они прошли мимо. Все тролли хотят в армию великого вождя орков. Они будут воевать с теми орками, кто не подчиняется великому вождю. Потом они нападут на города людей. Будет война. Так все говорят.

* * *

Рассказ тролля вызвал тревогу, но Петька поспешил нас успокоить. По его словам, в Пангее такое было не редкость. На протяжении десяти веков каждые тридцать – пятьдесят лет какой-нибудь вождь орков обязательно набирал войско для войны с людьми. Последний раз армию к Холфорду повел Дык Громкий, объединивший пять кланов – около восемнадцати тысяч хорошо вооруженных и неплохо обученных бойцов. Тяжелая элитная конница Холфорда встретила врага за кольцом Священной Рощи и, несмотря на почти трехкратное преимущество врага, раскатала агрессоров по полю ровным слоем. Руководил атакой Вильгельм-Паладин Молштен, который спустя пять лет стал правителем Холфорда. А Мазуро Кафиштен, будущий герцог Кафиштен, тогда руководил тяжелыми рыцарями первой линии. Как записано в летописях, Мазуро Кафиштен лично убил Дыка Громкого, проткнув орка копьем.

Петька уверял нас, что защитников в Зеленой Столице более чем достаточно: императорские легионы тяжелой пехоты, пять тысяч солдат городской стражи, частные армии дворянских родов и купеческих гильдий, профессиональные наемники, готовые воевать хоть с самими богами, лишь бы им платили вовремя. Плюс добровольцы и рекруты, которых призовут на службу в случае войны. А если учесть, что в городе находилась Академия Магии и храмы Двенадцати богов, то за безопасность Столицы можно вообще не опасаться.

Нужно сказать, что Петьке удалось развеять мою тревогу. Окончательно же я успокоилась, когда мы подъехали к горному форту. Тут многое изменилось за прошедший год: появились две новые сторожевые башни и стена, перед которой сейчас рабочие копали глубокий ров. Рядом лежали штабеля обтесанных и обожженных кольев. Вместо пары-тройки солдат ворота охранял полный десяток бойцов. Да и проверка на въезде стала не в пример более тщательной – нас заставили спешиться и развязать сумки.

– Десятник, в чем дело? Мы не в первый раз тут проезжаем. Никогда раньше не было обыска! – недовольно поинтересовался Петька.

– Раньше и времена были спокойнее, – ответил усатый дядька в алом плаще с вышитым золотым соколом. – Орки в последнее время ведут себя неспокойно. Разбойников развелось… Уже несколько караванов пропало. Торговцы боятся ездить на запад в сторону Малых Граничных Холмов. Появились даже первые беженцы. Приходится усиливать бдительность, ведь наша крепость ближе всех к диким территориям.

Мы с готовностью подтвердили его слова. Петька по-военному четко доложил о захваченных разбойниками поселках у речной переправы и о пленниках в лагере орков. Десятник заинтересовался и подозвал командира рангом повыше. Тот достал карту.

– Вот Старая Застава, – быстро сориентировался Пузырь, – вот паромная переправа, здесь другой бандитский поселок. – Вот на этой дороге на нас еще раз напали разбойники. И где-то у этих холмов поселок орков. Но на карте он не отмечен.

– Неудивительно, – ответил офицер, обводя синим карандашом указанные Пузырем поселки и отмечая треугольником место предполагаемого лагеря орков. – А вы сами откуда едете?

Пока Петька собирался с мыслями, Серый Ворон ткнул в карту пальцем:

– Мы прошли через вот эти холмы, побывали в поселке дварфов клана Тяжелых. На карте я его тоже не вижу. Дальше нормальной дороги нет, через лес два дня пути. Вот граница большого болота, а как раз за ним наш родной поселок, – и Сергей уверенно указал на белое неразмеченное поле на краю листа.

– Что вы забыли так далеко от дома? – почему-то насторожился десятник.

Сергей усмехнулся и поведал заранее заготовленную историю о внезапно обнаружившемся у меня магическом таланте. Больше вопросов у охранников не возникло.

Когда мы проехали ворота, Сергей полушепотом произнес:

– Вы обратили внимание, сколько на карте поселков, захваченных разбойниками? Более тридцати! А еще шесть треугольников. Похоже, орки подступают все ближе.

– Орки тут жили всегда, – не согласился Ярик Тяжелый. – Я лично знаю восемь орочьих поселков вокруг Малых Граничных Холмов. А уж в Вечном Лесу их что блох на собаке. К западу отсюда вообще сплошь территории орков до самого океана. Люди основали крупные города лишь вдоль реки Стреминки, ну и заселили большую равнину вокруг Холфорда.

Между тем мы подъехали к рынку. Торговля шла вяло, покупателей можно было пересчитать по пальцам. В окруженной со всех сторон высокими скалами крепости стояла невыносимая
Страница 20 из 23

духота, большинство жителей предпочли переждать самое пекло в своих домах. Именно поэтому наше появление вызвало оживление среди лоточников, которые повылазили из-под навесов и принялись наперебой расхваливать свои товары.

– Ребята, я должен купить кое-что, – сообщил Пузырь. – Давайте встретимся у той же гостиницы, что и в прошлом году.

– Мне тоже нужно оставить вас на время, – тут же отозвался Ярик. – С гоблинских трофеев много не выручишь, но на приличную одежду хватит. К тому же тут живет мой дядька, и я хотел бы его навестить.

Серый Ворон помог дварфу спуститься с седла, взял под уздцы его лошадь и объяснил, как найти лавку ювелира.

– Фея, – обратился ко мне Сергей, – мне нужно купить седла и сбрую для лошадей. И запастись свежим молоком для Тьмы. Ее от мясного бульона второй день несет, все тряпки перепачкала. Если тебе нужно что-то на рынке, не жди меня, встретимся у гостиницы.

Купить-то мне хотелось очень многое – от нижнего белья и обуви до магических принадлежностей. Но… я вспомнила про свои два цехина в кошельке и грустно вздохнула.

– Да мне вроде ничего и не надо. Хочешь, схожу за молоком для волчонка?

– Ты меня очень выручишь, Ленка! – обрадовался друг. – Ярик и Петька ушли, а мне с лошадьми и седлами бродить по молочным рядам будет несподручно. Вот возьми флягу и деньги. Спасибо!

Сергей высыпал мне полную горсть монет и отправился по своим делам. Когда он отошел, я посмотрела на деньги. Пять корольков, три цехина и с десяток менок. Гораздо больше, чем стоило молоко. Похоже, у Серого Ворона не было никаких проблем с финансами! Целых пять золотых! Такой суммы у меня в руках не было с тех пор, как я потратила подаренные Сергеем деньги на подготовку к поездке в замок Древний Брод.

Пока не закрылись лавки, нужно было успеть купить самое необходимое. Новые сапожки, легкие сандалии, белье, кучу всякой мелочовки вроде эльфийской косметики и маникюрных ножниц. Моих двух цехинов с лихвой хватило бы на молоко для Тьмы, поэтому я с легкостью спускала выданные Сергеем деньги.

Последние я потратила на цирюльника, который подправил мне прическу и уложил волосы по местной моде. Вечерело, и я поспешила за молоком. Рынок опустел, но, к моей радости, один молочник еще возился, складывая большие сырные головы в тележку. На прилавке стояли накрытые чистой тканью небольшие ведра. Оказалось, что козье молоко уже кончилось, но еще можно купить коровье по цене два медяка за ведерко. Я протянула молочнику флягу, полезла в кошель и… нащупала пустоту. Странно. Судорожно проверила карманы сумки. Ничего! То ли я их потратила, то ли потеряла, то ли у меня их попросту украли.

– Ну что, будешь брать или передумала? – спросил продавец, раздраженный моей заминкой. Он уже наполнил флягу, сложил свой товар в тележку и был готов отправляться домой.

Пришлось сказать, что я забыла деньги, и вежливо попросить подождать половину клепсидры, пока я схожу в гостиницу. Я даже пообещала заплатить целый цехин вместо двух медяков, но торговец вдруг разнервничался и стал громко вопить, что я его обманываю. Скрепя сердце, я потребовала вернуть флягу.

Но торговец заявил, что если он выльет молоко обратно в ведро, то оно быстро скиснет, и вновь стал требовать деньги. Ситуация была тупиковой. Упрямство этого сельского барана меня достало, и я не выдержала. Отточенный взмах рук, заученные до автоматизма слова – и молочник застыл столбом.

Я приказала ему стоять до моего возвращения, забрала флягу и поспешила в гостиницу, чтобы одолжить цехин у Петьки. Но Пузыря в гостинице не оказалось. Как, впрочем, и Серого Ворона. Я расспросила пробегавшего с подносом пива слугу, но тот сказал, что никого похожего не видел. Я заглянула в таверну при гостинице, выискивая знакомые лица.

– Желаете что-нибудь, госпожа волшебница? – вежливо поинтересовался стоящий за стойкой хозяин заведения.

– Я жду своих друзей, они должны вот-вот подойти.

– Так, чем стоять, присаживайтесь.

Я села за свободный стол. Передо мной появилась запотевшая глиняная кружка с пенящимся пивом. Пить очень хотелось, но я не решилась притрагиваться к напитку, так как денег у меня не было. Но тут со второго этажа спустился Сергей.

Серый Ворон перекинулся парой слов с хозяином гостиницы и подошел ко мне. Но не успела я и рта раскрыть, чтобы объяснить другу неловкую ситуацию, как дверь распахнулась, и в полупустой зал ворвались шестеро вооруженных солдат. Следом за ними вошел тот самый молочник. Видимо, на таком расстоянии заклинание ослабело и молочник сумел освободиться. Торговец был настроен крайне решительно. Ткнув в мою сторону толстым пальцем, он заорал:

– Вот она! Воровка! Околдовала меня, украла молоко и дала деру! Хватайте ее! Посадите в клетку эту мерзавку!

Золотые Соколы с суровыми лицами двинулись к нашему столу, но дорогу им преградил Серый Ворон.

– Может, объясните мне, что происходит? – ровным голосом поинтересовался парень.

Торговец протиснулся вперед и сбивчиво заговорил, размахивая руками. По его словам, я оказалась сущей ведьмой, которая напала на невинного человека, магией лишила возможности сопротивляться, отобрала товар и скрылась с места преступления. Я попыталась оправдаться, но меня никто не слушал.

– Сколько она тебе осталась должна? – спокойно спросил Ворон.

– Ну, значит, за флягу молока три медьки. За то, что сбежала, еще пять цехинов. А за то, что магией мне здоровье попортила, ее вообще в тюрьму нужно посадить!

– Ты меня за дурака-то не держи, – отмахнулся Серый Ворон. – За три медьки можно купить целое ведро молока. Так ведь, служивые?

Солдаты закивали, соглашаясь со справедливостью слов моего друга.

– И ты устроил весь этот балаган из-за жалкой медьки? Побеспокоил уважаемых стражников, заставив их прервать патрулирование важной стратегической крепости? Слушай, мужик, а ты не засланный ли орками лазутчик?

Стражники нахмурились – теперь история с украденным молоком представлялась им совсем в другом свете. Глаза молочника забегали.

– Кроме того, – напирал Сергей, – ты имел наглость оклеветать волшебницу, которой доверено охранять высокородную леди Камилетту, дочь самого герцога Мазуро Кафиштена! Да только за это тебе полагается два десятка палок! Но хуже того, ты оторвал от дел меня. Знаешь ли ты, смертный, сколько стоит одна клепсидра моего времени?!

Торговец испуганно замотал головой. Стражники же уже были готовы тащить молочника в тюрьму. Сергей строго посмотрел селянину прямо в глаза:

– Так сколько она тебе должна?

– Молоко стоило одну медьку, господин, – проблеял торговец. – Я прошу прощения у госпожи за свои неразумные слова. Я готов дать вам бесплатно и молоко, и сметану, и сыр – все, что у меня есть в тележке, только прошу простить дурака эдакого!

Сергей открыл кошелек и царственным жестом протянул серебряный цехин:

– Хорошо, что этот спор разрешился мирно.

Молочник попятился, часто кланяясь, а Ворон шагнул к десятнику:

– Мне кажется, будет справедливо, если достойные солдаты нашей Империи получат некую компенсацию за беспокойство. Это на всех. Надеюсь, вы не в обиде.

Солдаты радостно закивали. Десятник быстро спрятал кошелек, коротко поклонился и повел своих бойцов к выходу. Сергей последовал
Страница 21 из 23

за ними, объяснив, что ему необходимо распорядиться насчет лошадей. К столу тут же шмыгнул хозяин гостиницы с полным подносом всякой вкуснятины:

– Повезло вам, девушка. Стража-то у нас в форте лютая. Сперва посадят человека в клеть на всеобщее обозрение, а потом уже приезжий судья разбирается, виновен он или не виновен.

Меня даже передернуло от такой жуткой перспективы. Опоздай Сергей на несколько минут, сидеть бы мне в ржавой клетке возле рынка. Я отхлебнула большой глоток пива, которое оказалось неожиданно крепким. Но меня это не остановило, я даже обрадовалась возможности снять напряжение и в несколько жадных глотков осушила кружку. Почти сразу передо мной появилась другая.

– Попробуйте лучше это пиво, красавица. Сварено лесными гномами по старинным рецептам. Очень помогает успокоить нервы.

Я осторожно отхлебнула густой черный напиток с высокой шапкой белой пены. Мягкий, чуть сладковатый вкус оказался весьма приятным. От гномьего пива пахло медом и вишней. Оно навевало радость, захотелось веселиться, танцевать и петь.

– Госпожа, не подскажете, кто ваш спутник? Такой молодой и такой важный, – поинтересовался хозяин.

– Его зовут Серый Ворон. Он избранник бога Белла. Состоит в Гильдии Воров и выполняет разные задания для очень важных людей из столицы. Он охранял золотую казну герцога Кафиштена, уничтожал демонов, спасал пленников из лагеря орков и добывал редкие артефакты в древних гробницах. Короче, мой друг способен сделать то, что не может сделать никто из смертных. Про беспорядки в Холфорде в прошлом году все слышали? Так вот именно мой друг раскрыл тогда планы кровавых культистов и вызнал про их тайные убежища. С тех пор за голову Серого Ворона назначена большая награда, ассасины охотятся за ним. Но мой друг их уже столько убил, что остальные отстали…

Похоже, пиво оказалось чрезмерно крепким. Мысли стали путаться, голова была словно в тумане, язык не слушался. Впервые в жизни я напилась. Я поскорее отставила подальше полупустую кружку и принялась за горячее. Немного отлегло. В зале появился Пузырь. Увидев меня, он уселся рядом и с жадностью накинулся на мясной рулет и овощи.

– Эх, Фея, хорошо-то как! – Мой друг явно был в приподнятом настроении. – После четырех дней похода и ночевок в лесу можно нормально отдохнуть и поесть!

За окном уже стемнело. Народу в таверне все прибавлялось, становилось шумно и весело. Стражники из Золотых Соколов то и дело вставали и произносили тосты за дружбу и верность. Мастеровые за соседним столом хлопали друг друга по плечам и хохотали.

Местный бард затянул какую-то заунывную песню, но, уловив настроение в зале, заиграл что-то разнузданно-веселое. Парни и девушки пошли танцевать. Петька пригласил меня, но я испуганно отказалась: во-первых, я не знала местных танцев, а во-вторых, не была уверена, что не упаду, если встану из-за стола.

Пузыря попыталась вытащить танцевать густо напудренная девица с длинными вьющимися волосами. Петька оказался не против. Лишь для вида спросил моего разрешения и, расценив неопределенное пожатие плечами как согласие, тут же умчался с этой наглой горожанкой.

Я не спеша доела салат и рулет, затем принялась за фаршированную рыбу. Время шло, бард уже исполнил несколько песен, а Петька все не возвращался. Мотив между тем сменился на лирический, пары танцевали незнакомый мне медленный танец. Я увидела ту самую «кудряшку» и поискала глазами Петьку. Оказывается, он уже танцевал совсем с другой девушкой – невысокой беловолосой куклой в длинном красивом зеленом платье. Девица прижималась к Петькиной груди и шептала на ухо явно что-то пикантное, а мой друг смущался и краснел.

Я отвернулась. Взяла кружку с медовым пивом и стала заливать свое раздражение. Трактирщик услужливо подал мне следующую. Когда именно за столом появился Серый Ворон, я не заметила. Просто в какой-то момент обнаружила, что он сидит и с мрачным видом доедает горячее. С трудом сфокусировав взгляд, я увидела порванный рукав рубахи и длинную царапину с запекшейся кровью на левой скуле друга.

– Что случилось? – заплетающимся языком спросила я.

Ворон отложил вилку и нож.

– Ленка, – заявил он, глядя мне прямо в глаза, – я очень недоволен твоим безответственным поведением!

– Так ведь… все закончилось хорошо! Радоваться нужно! – улыбнулась я, показывая другу пример.

– Ты не купила молока. И зачем-то нарвалась на ссору с каким-то безобидным селянином. Ты меня, вообще, слышишь, Фея? Да что с тобой? Ленка, да ты же совсем пьяна!

Я кивнула, соглашаясь с тем, что пьяна, и громко рассмеялась.

* * *

Очнулась я почему-то в постели. Мне было очень плохо. С большим трудом я повернула голову. За окном светило яркое солнце, по подоконнику прыгали птицы. Что вчера было? Какая-то пустота… Помню таверну, потом меня мутило. Где я? Где мои друзья?

Спустив ноги на пол, я привстала и осмотрелась. Знакомая комната. Я в гостинице на втором этаже. В этой комнате я уже ночевала в прошлом году. Из одежды на мне была только тонкая ночная рубашка. Мантия аккуратно сложена на стуле. Неужели я сама переоделась? А если не сама? Стыд-то какой! Я уселась обратно на кровать, ухватившись руками за гудящую голову.

Дверь тихо открылась. Молодая служанка вежливо поздоровалась со мной. Наверное, говорила она негромко, но каждое слово отдавалось в моей голове новым приступом боли. Девушка налила в деревянную лохань теплой воды и пригласила умываться. Я еле встала, нагнулась над лоханью, но тут мне стало совсем дурно. Понятливая служанка быстро выдвинула из-под кровати тазик.

Едва я пришла в себя, девушка протянула мне стакан холодной мятной воды, чтобы я прополоскала рот, и помогла одеться. Мне стало чуть лучше, однако до состояния хотя бы удовлетворительного было еще очень далеко. По просьбе служанки я села на стул посреди комнаты.

– Кто меня переодел вчера? – Этот вопрос мучил меня сильнее всего.

– Я, госпожа, – ответила девушка, расчесывая мои взлохмаченные волосы.

– А что вчера вообще было?

– Вы вчера шумно веселились, госпожа, – служанка отвела взгляд. – И много колдовали… – еще тише добавила она.

Мне стало страшно. Что я могла натворить? Перебрав в уме свой арсенал заклинаний, я немного успокоилась, так как боевых среди них не было. Значит, хотя бы не убила никого.

– Расскажи подробнее, пожалуйста, – попросила я, но девушка явно смутилась. – Не стесняйся, я не обижусь.

– Ваш жених просил не рассказывать вам это, – заявила служанка.

– Который из женихов? – задала я глупейший из всех возможных вопросов.

– Но разве у вас их несколько? – удивилась и даже испугалась девушка.

– В том-то и дело, что у меня вообще нет женихов – ни одного! – успокоила я служанку.

Девушка решилась и, осторожно подбирая слова, принялась рассказывать. Оказывается, вчера я устроила настоящее шоу, которое эта тихая крепость еще не скоро забудет. Я кричала, глупо смеялась и лезла целоваться к кому ни попадя. Когда же мои друзья попытались меня урезонить, я стала вырываться и визжать. Петька – а, судя по описанию, это был именно он – хотел меня схватить и просто-напросто вынести из таверны. Но тут я совсем распоясалась и принялась колдовать.

Солдаты, оказавшиеся поблизости, попали под мой
Страница 22 из 23

контроль и с кулаками бросились на Петьку. Тот был вынужден отпустить меня и защищаться. А я, хихикая, влезла на стойку и уже оттуда руководила дракой. Все новые и новые посетители подпадали под мой контроль и лезли в общую свалку. Получившим пару раз в ухо мужикам уже и магии никакой не требовалось, они уже по собственной инициативе начинали мутузить своих обидчиков. Веселье было в самом разгаре, когда в таверну вошла большая группа дварфов. Вообще-то они известны своим буйным нравом, им и повода-то особого не требуется, чтобы пойти чесать кулаки. А тут кто-то им крикнул, мол, наших бьют, и полторы дюжины карликов кинулись в самое пекло…

По мере повествования о своих хулиганствах я все сильнее заливалась краской стыда и начинала жалеть, что еще не разгадала то злосчастное заклинание невидимости.

По словам служанки, закончился вчерашний вечер следующим образом: мой «жених» наконец-то выбрался из кучи дерущихся. Я страшно на него ругалась и пыталась околдовать, а он дотронулся до моей шеи перчаткой, и я лишилась чувств. «Жених» отнес меня в комнату и попросил служанку за мной поухаживать.

Да, натворила я дел… Но Сергей! Вот ведь зараза! Да как он посмел использовать свое воровское оружие! Неужели другого способа остановить меня не было? А может, и правда не было? И тут я испугалась по-настоящему. Что же со мной теперь будет? Посадят в клетку до суда, а потом упекут в тюрьму лет на тридцать? Мне снова стало дурно.

Будь что будет, решила я и осторожно выглянула в коридор. Тут же вскочил сидящий рядом с дверью охранник. У меня екнуло сердце.

– Доброе утро, Фея, – бодро поздоровался Ярик Тяжелый. В его голосе вроде даже не прозвучало сарказма.

– И тебе дорого утра, Ярик. Если можно, говори тише, у меня голова раскалывается. Что ты тут делаешь?

– Твои друзья попросили покараулить, чтобы никто не беспокоил.

Морщась от жуткой головной боли, я спустилась вниз. Я опасалась, что меня встретят насмешками и обидным хохотом, но немногочисленные посетители даже не обратили на меня внимания. Петька и Сергей о чем-то тихо беседовали за одним из столов. О вчерашнем напоминали только несколько сломанных досок за стойкой и знатный фингал под левым глазом хозяина.

Когда я проходила мимо, трактирщик молча протянул мне стакан. Меня аж передернуло, но в стакане оказалось холодное молоко. Я благодарно кивнула. Друзья при моем появлении замолчали и подвинулись, освобождая место на лавке. Я поставила на стол молоко и едва слышно произнесла:

– Петька, Сергей, простите меня за вчерашнее…

Пузырь явно удивился – ведь я почти никогда не извинялась. Сергей продолжал смотреть куда-то в сторону. И тогда я громко, чтобы слышали все, добавила:

– Клянусь своими магическими способностями, что никогда больше по собственной воле не буду пить спиртное ни в Пангее, ни в других местах. Богиня магии Эльдора, тебя призываю в свидетели моей клятвы!

Зал засветился зеленым призрачным светом, в углах и на потолочных балках заискрились волшебные огоньки.

– Вот и хорошо, – проговорил Серый Ворон, по-прежнему глядя в сторону. – Фея, приходи в себя. Как будешь готова, поедем дальше.

– Я и так готова! – соврала я.

Сергей оценивающе посмотрел на меня:

– Тогда нечего время терять, выезжаем через клепсидру. Собирайте вещи, скажите Ярику, чтобы спускался. Я приведу лошадей.

Провожая друга взглядом, я вдруг поняла, что на нем не было его любимого плаща и перевязи мечей перекрещивали светлую кружевную рубаху.

– А где Тьма? – спросила я Петьку.

– Нет больше Тьмы, – потупился Пузырь, – вчера погибла…

– Как?! – На мои глаза навернулись слезы.

– Кто-то из местных узнал Серого Ворона и сообщил ассасину. Тот напал в конюшне, рубанул палашом по спине. Сергей успел уклониться, но удар пришелся как раз по плащу и перерубил волчонку хребет… Ворон, конечно, скрутил убийцу, позвал стражников… Только Тьма к тому времени уже умерла.

Я разревелась. Маленький беспомощный зверек умер из-за моей беспечности. Это же я рассказала хозяину про своего друга, многие могли меня слышать… Вчера я заметила кровь на щеке Сергея, видела раненую руку и порванный плащ. Видела, что он чем-то сильно расстроен, но была слишком пьяна, чтобы что-то сообразить!

– Это я виновата, – слезы заливали мое лицо. – И он это понял!

– Ленка, успокойся, – Пузырь взял мои руки в свои. – Да, Сергей на тебя сейчас сильно злится, но он очень хорошо к тебе относится, я точно знаю. А то, что вчера он не сдержался и применил перчатку гхола, так просто перенервничал и теперь чувствует себя виноватым. И насчет Тьмы, может быть, не все потеряно. Сергей упоминал об особой природной магии друидов и следопытов. Они могут призывать животных. Ворон успел совершить над умирающим волчонком какой-то обряд.

– Я знаю, о чем ты говоришь! Он сделал волчонка своим магическим спутником. Фамиляром! Маги способны вызывать и привязывать к себе магических существ. И чем сильнее маг, тем больше фамиляров у него может быть. Опытные друиды и следопыты могут вызывать зверей. Получается, Серый Ворон в природной магии гораздо сильнее, чем я предполагала.

– Ленка, он делал такое впервые и не уверен, что у него получилось. Но после обряда окровавленное тело зверька бесследно исчезло. Сергей сказал, что это добрый знак, и заклинание могло сработать.

* * *

Первые минуты конной поездки стали одними из самых отвратительных в моей жизни. Меня сильно мутило, голова готова была взорваться, я никак не могла сфокусировать взгляд. А мерзкая кобыла, словно нарочно, все время порывалась перейти в галоп.

– Вот оно как… Я почему-то не сомневался, что этим кончится… – услышала я голос Сергея и с запозданием сообразила, что мы почему-то остановились.

Приоткрыв слезящиеся от яркого солнца глаза, я поняла, что мы находимся возле рыночной площади. Толпа зевак глазела куда-то вверх. Я тоже приподняла голову.

В одной из подвешенных на цепях позорных клеток лежал человек. Почти сразу стало понятно, что человек этот давно мертв: рот у него был широко открыт, высохший язык вывалился, а в глазницах с мерзким жужжанием копошились мухи. В притихшей толпе слова Сергея прозвучали неожиданно громко:

– Когда сотник Золотых Соколов приказал поместить ассасина в клетку, я сразу сказал, что дружки постараются его прикончить. Но сотник мне не поверил – мол вряд ли в небольшой крепости найдется сразу несколько убийц из Ордена…

– Кстати, убит он выстрелом отравленной стрелы в шею, – заметил Ярик Тяжелый, рассматривая покойника.

– Уверен, убийца еще где-то здесь, – забеспокоился Пузырь. – Пока мы в крепости, Сергей в большой опасности.

– Фея, сотвори магический щит против стрел, а я буду держаться к тебе поближе, – предложил Серый Ворон.

Мысль была здравой, вот только мне сейчас было не до заклинаний. Меня все так же мутило, я едва сдерживала рвотные позывы. Поэтому, с тоской посмотрев на друга, я лишь отрицательно покачала головой. Тот только махнул рукой:

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=21997847&lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета
Страница 23 из 23
мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.