Режим чтения
Скачать книгу

Алмазная академия читать онлайн - Екатерина Полянская

Алмазная академия

Екатерина Полянская

Академия Магии

Убегая от навязанного замужества, грозящего смертью, очутиться в магической академии? Ну… с кем не бывает. Выяснить, что в тебе сокрыт редчайший дар? И такое случается. Но оказаться к тому же фиктивной невестой, оборотнем и богатой наследницей, и все одновременно, – это уже что-то из области сказок. Правда, сказки-то обычно добрые и веселые, а у Ассони Деркволд они все больше на страшилки похожи. И ни богатство, ни магия это изменить не способны. Остается любовь как последний шанс на счастливое будущее. Вот только удастся ли ее найти?

Катерина Полянская

Алмазная академия

© Полянская К., 2018

© Оформление ООО «Издательство «Э», 2018

* * *

Глава 1

Все началось с помолвки. Хотя сейчас, ожидая своего выхода в узком коридоре, я склонна была считать, что первое из событий, приведших меня сюда, случилось много лет назад. Возможно, еще до моего рождения. Когда Милохор Гвун – уважаемый гном и будущий владелец адамантовых россыпей вдрызг разругался с семьей, чтобы жениться на человеческой женщине. Нянюшка рассказывала, что скандал вышел жуткий.

От этого союза появилась на свет я.

Но через несколько лет красавице Асторье наскучила спокойная жизнь вместе с мужем, который пропадал то в каменных уделах, то в рабочем кабинете и не слишком часто баловал молодую жену вниманием. И в один далеко не прекрасный день она сбежала с приезжим магом.

Отношения с семьей тотчас же были восстановлены, и в нашем доме появилась Мелиата – моя тетка. Как появилась, так и обосновалась, и первое, что сделала, – попыталась выдворить отсюда даже сам дух предательницы. Красивые вещи были заперты в чуланы и заменены на удобные, в залах огромного дома больше никогда не сверкали драгоценности, из моего шкафа пропали изящные платьица с жемчугом и кружевами, а свечи, которые раньше так вкусно пахли и приветливо горели, теперь давали мало света и противно чадили. Но это, кажется, заметила только я. Когда же Мела безжалостно изничтожила прекрасный багровый плющ, который оплетал полдома и не блек даже зимой, просто потому что его посадила мама, я несколько часов прорыдала у сиротливо торчащих из земли корней.

А проснувшись утром, увидела, что по унылым каменным стенам снова расползлись пылающие змейки.

Естественно, красота была вновь срезана уже к обеду… но следующим утром вернулась на прежнее место. Уж Мела его и рвала, и рубила, и выкорчевывала, даже поливала землю какой-то отравой – плющ вырастал красивее прежнего. А злость тетки разгоралась все сильнее и, за недосягаемостью «проклятущей ведьмы», была направлена на меня. Будь ее воля, меня бы давно не было не то что в доме, а даже в гномьей провинции, но гномы не бросают детей. Вот и приходилось им терпеть меня, а мне просто терпеть.

Можно было бы сказать, что во всех несчастьях виноват плющ, но я даже радовалась, что так вышло. Пока одиннадцать лет спустя не услышала от отца фразу, желанную и в то же время пугающую для любой девушки:

– Ассони, ты выходишь замуж.

Вот так просто и без каких-либо эмоций была решена моя судьба. Именно решена, потому что мнения невесты никто не спрашивал. Огонек торжества в обычно по-рыбьи пустых глазах тетки заставил холодок спуститься по позвоночнику, но я постаралась вести себя разумно. А потому в первую очередь решила выяснить:

– За кого?

– Ирн Вирхгот – прекрасная партия для тебя, – отстраненно пояснил отец.

Вот теперь я похолодела по-настоящему. А мерзкая мегера со змеиной улыбочкой отметила:

– Тебе сказочно повезло. Наследник драгоценных шахт… Он берет тебя просто так, даже не хочет приданого. И предлагает твоему отцу долю в своей торговой компании. – Полный ненависти взгляд метнулся к окну, где за стеклом виднелись яркие листочки плюща.

Медленное, размеренное дыхание не помогло, я взорвалась:

– Ирн Вирхгот? Тот, что в свои двадцать девять шесть жен пережил?! Тот, который просто-таки уничтожил семью Рейхоб, когда они попытались расследовать скоропостижную кончину дочери?! Тот…

– Я же говорю, – растеклась в медовой улыбке тетка, довольная, что до меня дошел истинный смысл происходящего, – отличная партия для ведьминого отродья. Тебя так просто не изведешь, я-то знаю. А твой отец наконец сможет зажить для себя, женится на хорошей женщине.

– Змея подколодная, – не выдержала я.

– Мела, хватит ее задевать. – Отец не то чтобы заступился за меня, просто ему претили склоки. Они нарушали размеренный быт, отнимали время и не приносили прибыли. Невиданное расточительство! – А ты, Ассони, иди к себе и готовься к помолвке. Это вопрос решенный.

Неделя пролетела слишком быстро. Разумеется, подлейшая родственница проследила, чтобы я не смогла сбежать.

И вот я здесь…

В том конце коридора послышались приближающиеся шаги.

– Смотри, чтобы без глупостей. – Отец тронул меня за плечо. – Дочери не должны создавать проблем.

Он на самом деле так считал: обязанность сыновей – перенять родительское дело, а дочери просто не должны создавать проблем.

Больно закусив губу, я все-таки заставила себя промолчать. К чему слова? За эту неделю сказано было достаточно.

– Наверное, ты была бы хорошенькой, если бы не вымахала такой высоченной, – отметил жених и вместе с будущим тестем вошел в зал, где уже собрались гости.

Но обидный смешок, который я издала, расслышать успел. Вон как дернулся! Он, наверное, мне еще отомстит, но это будет когда-нибудь потом…

Вообще-то я стеснялась своего роста, неправильного для гномки, но в последнее время это отошло на второй план. Вот и то, что жених дышит мне в локоть, как-то не смутило. Тут хоть бы жизнь спасти! Однако страх не помешал детально рассмотреть врага. Молодой гном имел короткую ухоженную бородку и носил дорогую одежду. Это затмевало низкорослость и грубые, некрасивые черты. Пожалуй, если бы не его репутация и не глаза, черные и пустые, как у Мелы, я была бы даже рада предстоящим переменам в жизни.

Взгляд прогулялся по коридору, освещенному лишь одним чадящим светильником. Из зала доносились голоса и – совсем непривычное дело! – музыка. У гномов не принято пышно отмечать свадьбы, а тем более помолвки. В лучшем случае устраивают посиделки с родней, но так, чтобы не сильно тратиться. Получается тихо и уютно. Но сегодня не тот случай, поскольку главное – это все же не предстоящий брак, а связи для торговой компании. Вот и созвали всю округу, партнеров со всего королевства, магов, которые могли бы впоследствии оказаться полезными… Кого тут толь-ко нет.

Но и об официальной причине сборища, к сожалению, не забыли. Скоро меня позовут.

– Сонюшка… Соня!

Я подпрыгнула, похолодела… и только мгновение спустя поняла, что мое имя звучит не так, как оно звучало бы в устах отца или тетки.

– Няня?

Из-за ближайшего поворота показалась седая и немного всклокоченная голова пожилой гномки. Мерседа жила у нас в доме почти с самого моего рождения, и сегодня был ее последний день здесь. Змеюка ей даже до свадьбы остаться не позволила. Как чувствовала, что мы что-то затеваем! И у нас получается, судя по встрепанному виду моей сообщницы. За эти годы я ее отлично изучила: если не причесана волосок к волоску, значит, волнуется.

– Ну что? – Я едва не
Страница 2 из 20

подпрыгивала от нетерпения, и то исключительно потому, что опасалась наделать ненужного шума.

– В северном крыле, в покоях, у которых прежде стояла статуя печальной девушки, поселили мага, – торопливо зашептала моя единственная во враждебном доме союзница. – Я разузнала о нем… У него репутация благородного человека. Уверена, он не оставит девушку в беде. Беги, поговори с ним!

Сердце екнуло, но я запретила себе так сразу радоваться.

– Он точно еще не присоединился к гостям?

– У него свет горит. – Сегодня мне подозрительно везет, не к добру это.

– А если заметят мою пропажу? – Было до одури страшно.

Мерседа светло улыбнулась и, приблизившись, погладила меня по щеке.

– Скажу, что ты отлучилась в уборную, – храбро заявила она. – От нервов чего только не случается.

Не тратя больше драгоценное время на обсуждение того, что еще может пойти не так, я подхватила юбки и заспешила в указанном направлении.

Статую давно убрали вместе с другими красивыми вещами, но ориентир оказался подходящий. Все же прекрасно, что из памяти что-то изъять куда сложнее, чем, скажем, из дома.

Из-под указанной няней двери действительно пробивалась полоска света.

Беззвучно пожелав себе удачи, я взялась за ручку.

И резко отпрянула, как только проем оказался открыт достаточно, чтобы рассмотреть происходящее в комнате.

Да, маг все еще был там! Но был не один! И не одет!

Вот и закончилось мое везение. Но развернуться и уйти что-то мешало.

Мужчина сидел в кресле. К счастью… исключительно моему… оно стояло боком к двери, и ничего совсем уж неприличного невольная свидетельница не увидела. На коленях у мага сидела дама. И хотя формально на ней имелось платье, оно было расстегнуто, расшнуровано, приспущено и задрано, так что простора воображению вообще не оставалось.

Парочка исступленно целовалась, издавала какие-то звуки и… Не желая во всех подробностях узнать, что там еще, я отшатнулась и прикрыла дверь. Но, наверное, неплотно, потому что, пока стояла, прижавшись к стене, пыталась прийти в себя и решить, что теперь делать, изнутри слышался шепот:

– Тебя не хватятся?

– Дорогая, там сейчас столько магов, что отсутствие одного – деталь незначительная, – насмешливо отозвался любовник. Последовавшую за этим паузу заполнили звуки поцелуев и хихиканье дамы. – На твоем месте я бы больше беспокоился, чтобы твоего отсутствия не заметил муж.

Рука, потянувшаяся нормально закрыть злосчастную дверь, так и зависла в воздухе. Память озарила вспышка. На запястье полуобнаженной особы я заметила алмазный браслет. Особый, соединенный с массивным обручальным кольцом, а уж наши камни я всегда узнаю. Точно же! Такие украшения делают всего для одной весьма узкой категории магов. Вернее, для их избранниц.

Покопавшись в воспоминаниях, я даже смогла вспомнить лицо мужчины, с которым вчера прибыла эта развратница.

В душе всколыхнулась решимость. А что я теряю, в сущности? Самое худшее – маг за шкирку оттащит меня в зал. Ну так я и так там скоро окажусь, а уж что при этом скажут родные, значения не имеет.

Наверное, будь времени на раздумья больше, я бы все-таки струсила. Но его не было. К тому же я уже распахнула дверь.

На этот раз широко и явно.

– Ай! Ты кто?! – взвизгнула неверная жена, изо всех сил пытаясь прикрыть прелести платьем.

– Невеста, – лениво просветил ее маг и, повернув голову, смерил меня любопытным взглядом. Не заинтересовался. Ну, тут его можно понять, я бы собой тоже не заинтересовалась. – Вы что-то хотели, мистрис?

Дурацкое обращение к гномкам принято в основном у магов и некоторых аристократов. Наши его не используют. Ну да сейчас не до формальностей.

– Господин маг, мне необходимо с вами поговорить, – ровно произнесла я, прямо глядя на него. – Срочно.

Смущение испарилось. А следом за ним испарилась и дама, на ходу поправляя платье.

– Хорошо. – В уголках чувственных губ затаилась улыбка. – Но позвольте я сначала надену штаны.

Я резко отвернулась, по-прежнему не ощущая ничего, кроме нетерпения. Послышался шорох одежды.

– Итак? – хмыкнул маг.

– Помогите мне сбежать! – выпалила я и, пока он не очухался, выложила все про безразличного отца, злобную тетку и опасность для жизни, исходящую от жениха. А в конце завершающим аккордом добавила: – Только у меня совсем мало денег, чтобы вам заплатить.

Жалко и глупо звучит, но… такова реальность.

Красавчику-магу, наверное, в жизни так весело не было, вон какая морда глумливая!

– Каждый уважающий себя профессор магии просто мечтает поработать бесплатно, – ехидно фыркнул он.

В глазах защипало от слез, комнату заволокла пелена. Время давно вышло, нужно было возвращаться. Но я не могла. Не хотела… За что мне все это? Почему я должна расплачиваться за чужие грехи? Колени предательски подогнулись, я сама не заметила, как опустилась прямо на пол. Громко разрыдаться получилось тоже само собой.

– Ну-ну, ты что? – Удивительно, но маг заметно растерялся при виде слез. А на отца это ни разу не действовало. – Прекрати. Ты уверена, что все действительно настолько плохо?

Он опустился на корточки рядом со мной, взял за подбородок и пытливо заглянул в зареванное лицо.

– Клянусь всеми алмазами этих земель! – всхлипнула с чувством.

– Серьезная клятва. К тому же мне претит любое принуждение. – Звучало так сладко, будто мне заговаривали зубы. – Хорошо, я помогу. Утром буду возвращаться в Адаманту и тебя заберу. Но сейчас ты должна пойти в зал и вести себя так, чтобы ничего не заподозрили.

Сладко и гладко… Думает, меня так легко провести?!

Отчаяние придало силу, и моя ладонь сомкнулась на его запястье. Я переусердствовала немного, впилась ногтями, кое-где даже кровь выступила.

– Клянись! – сорвалось с губ шипение.

– Что?.. – От такого напора маг заметно растерялся.

– Поклянись, что не обманешь! Не бросишь меня здесь. Что если так сделаешь… у тебя правая рука иссохнет и магия сойдет на нет! – Не знаю, что на меня нашло… Даже себе я на секунду показалась сумасшедшей. Потом отвлеклась на блики, рассыпавшиеся на каменном полу у кровати, попыталась понять, от чего они… но не преуспела, зато успокоилась. – Назначишь цену, я дам расписку или тоже поклянусь. Заработаю и все отдам!

Голос опять зазвучал плаксиво. Просто я понимала, что после такой вспышки он вряд ли станет со мной связываться.

– Клянусь, – тихо произнес маг. И смотрел он на меня как завороженный. – Все, что ты сказала, но не бесплатно. Совсем не бесплатно. О цене я подумаю. А теперь беги.

Алмазные россыпи… Мне не может так везти!

Но, помня о времени, я все же встала.

– Еще одно, – пробормотала виновато. – Ирн Вирхгот – единственный гном, который скрепляет узы магией. То есть не сам скрепляет, а… Не важно. Вы можете сделать так, чтобы ничего не подействовало?

Маг обреченно вздохнул и с видом «с кем я вообще связался?!» прошел к своей сумке, порылся там и вскоре протянул мне кусочек янтаря на красивой серебряной цепочке.

– Вот, надень.

– Спасибо! – Не теряя времени, я прямо там исполнила распоряжение.

– И на случай, если больше мы сегодня не увидимся… – Раз уж дал клятву, маг решил подойти к делу ответственно. – Завтра в семь часов утра я буду ждать тебя в саду у северной стены дома. Там еще
Страница 3 из 20

недействующий колодец и красивый багровый плющ. И чтобы без опозданий. Поняла?

Я кивнула, пролепетала что-то благодарное и понеслась получать честно заслуженный нагоняй. Ну и становиться невестой заодно. Вернее, не становиться.

Несмотря на катастрофическую нехватку времени, пришлось выделить пару минут и забежать в свою комнату, чтобы намазать щеки мазью. То, что я нанесла раньше, наверняка смыли слезы, а оконфузиться на глазах у гостей хотелось меньше всего. Закончив, я послала зеркалу грустную улыбку. Столько лет усилий, чтобы быть похожей на гномку, – и все впустую. Отец не испытывал даже тени нежности ко мне.

Если честно, до сих пор не понимаю, почему он не женился повторно и не обзавелся любимыми детьми. Но времени думать об этом сейчас не было, как и смысла. И я, тихонько прикрыв за собой дверь, устремилась к месту экзекуции.

Нянюшка еще стояла у входа в зал. Рядом маячила тетка.

– Долго, – беззвучно шевельнула губами Мерседа.

Душа требовала послать ей ослепительную улыбку в знак того, что все получилось, но я не рискнула. Не хватало, чтобы тетка начала что-то подозревать! Пришлось ограничиться выразительным взглядом.

– Наконец-то, – тем временем буркнула Мела. – Я уж думала, карга мне врет и ты набралась наглости сбежать.

Меня довольно грубо схватили за руку и потащили в зал.

– Я неважно себя чувствую, – играя свою роль, принялась оправдываться.

– Ну так наколдуй себе исцеление, – безразлично отмахнулась гномка.

Я закатила глаза.

– Сколько можно повторять – я не владею магией!

– С плющом у тебя неплохо получилось. – Она мне его так и не простила. – Может, хоть с твоим отъездом в дом мужа он сгинет. И еще один случай был, уж мы-то с тобой обе знаем.

Подавив тягостный вздох, я и возражения проглотила. Не делала я ничего с плющом, он сам то и дело вырастал. Я, конечно, радовалась, потому что хотела иметь хоть какое напоминание о маме, но ведьмой я не была. И она не была, насколько я помню. Что же до другого случая…

Примерно через год после переезда в наш дом Мела попыталась избавиться от меня. Радикально. Нет, я сама заболела. Сильно простудилась и слегла с жаром. А эта змеюка увидела тут удобный шанс и заменила лекарства, которые принес доктор, на что-то хоть и безвредное, но точно не способное победить заразу. В тот же день на руке, которой она давала мне «лекарства», появилось черное пятно. Сперва оно напоминало родинку, потом стало расползаться по коже, вонять гнилью и причинять жуткую боль. Мела пару дней потерпела, а потом не выдержала – призналась во всем, получила втык от отца, вернула мне лекарства и с плохо скрываемой злостью смотрела, как я выздоравливаю. Этого она мне тоже не простила, но почти никогда не припоминала.

А черное пятно у нее на руке так и осталось, правда, больше не увеличивалось и не болело.

Отец, жених и отец жениха уже стояли возле специально сооруженного алтаря. На самом деле он был не особенно нужен, но, видимо, гномы желали произвести впечатление на гостей.

Пока мы с Мелой пробирались к ним, я успела немного оглядеться, повосхищаться шикарными платьями и блеском драгоценностей… и сделать для себя маленькое открытие: если сравнивать с человеческими женщинами, не такая уж я и высокая. Наоборот, ниже многих. Правда, они на каблуках, а я нет, но… все равно приятно.

Однако дамы в великолепных платьях и блеске драгоценностей смотрели на меня с превосходством, потому что… Не важно. Потом с этим разберусь.

– Она готова, можно начинать, – сообщила Мела и подтолкнула меня вперед.

Стараясь, чтобы мое поведение выглядело именно таким, каким его привыкли видеть дома, я смерила змеюку ненавидящим взглядом.

– Долго, – осуждающе заметил отец, едва удостоив меня взглядом.

– Прости, папа, что-то я разнервничалась. – Я всегда зачем-то оправдывалась, хотя знала, что мой лепет его не проймет.

– Оставь эти свои глупости, – строго приказал родитель. Показалось, что его борода раздулась от недовольства. – Гномка должна быть разумной и уравновешенной.

Я опустила глаза, чтобы никто не заметил набежавших слез. Справиться с ними удалось уже через мгновение, зато внутри укрепилась уверенность в правильности принятого решения. Конечно, тяжело будет выжить одной без денег, магии или каких-нибудь умений, позволяющих устроиться в жизни, но я постараюсь. Очень-очень постараюсь. И, возможно, у меня все сложится.

Решимость спугнул отец. Он постучал ножом по кубку, привлекая всеобщее внимание.

Далее последовала короткая речь с объявлением о помолвке и пожеланиями счастья жениху и невесте. Заявление о том, что свадьба назначена через неделю, почему-то вызвало смешки некоторых дам.

Когда Ирн извлек из кармана что-то вроде золотой ручки, с острого пера которой вместо чернил стекала магия, я, закусив от страха губу, послушно протянула руку запястьем вверх. Он обвел его, будто браслет нарисовал. Было не больно, даже не жгло. Жених вежливо кивнул и отошел принимать поздравления.

Интересовала я его… ну, в качестве настоящей спутницы жизни… не больше, чем он меня. Что в других обстоятельствах означало бы смертный приговор.

– Вот и все, – прошипела над ухом змеюка. – Теперь я хоть спать смогу по ночам нормально, отпала надобность тебя караулить. Узы не позволят тебе сбежать.

Да ты что? Какая удача!

Тетка отошла, и я сразу же подозрительно заглянула под рукав. Золотистый узор растаял, не оставив на коже и следа. Если честно, так и не поняла, подействовало или нет.

Свою порцию веселья на празднике я все-таки получила. Это случилось, когда зазвучала музыка и пары закружились по залу в танце. Как новоиспеченной невесте, мне выпало танцевать с женихом. То еще удовольствие, учитывая, что, как и большинство гномов, двигался он не слишком хорошо. Приходилось следить, чтобы остались в целости ноги. Впрочем, я решила побыть мстительной и такой гномкой-гномкой и пару раз основательно отдавила ноги ему. Обе по очереди. Мелочь, а приятно!

Вот когда пожалела, что на мне туфли без каблуков.

Неожиданно рядом оказался тот самый маг. Я тихо понадеялась, что он разобьет нашу пару, уже можно, но бессердечный тип упорно делал вид, будто мы раньше не встречались и вообще он даже не видит меня. Как, впрочем, и всех остальных гномок. Да и зачем, когда в его объятиях такая красавица?

– А если она расскажет? – Стоило красотке открыть рот, как я узнала в ней ту самую полуголую особу.

– Не думаю.

– Откуда тебе знать?! – Оказалось, что истерить можно и шепотом. – Покровители! Если мой муж узнает, он вызовет тебя на дуэль!

Парочка уже была у меня за спиной, но воображение подсунуло весьма натуральный образ скривившегося мага. Надо будет хоть выяснить, как его зовут, а то нехорошо как-то – он меня спасает, а я даже имени его не знаю.

– С его стороны это будет одновременно несусветной глупостью, нарушением закона и самоубийством, – еще более равнодушно отозвался маг.

Что-то мне подсказывает, что это она пригласила его на танец, а не наоборот.

Потянуло злорадно улыбаться.

– В таком случае ты будешь обязан на мне жениться. – Изменница перестала паниковать и решила немножечко помечтать.

На что связанный со мной клятвой маг издал короткий обидный смешок:

– Боюсь, это совершенно
Страница 4 из 20

исключено.

– Почему? – Пара вновь оказалась в пределах видимости, и я смогла заметить, как красотка невинно взмахнула густо накрашенными ресницами.

Кокетничает.

Глупая.

– Ты действительно хочешь, чтобы я объяснил? – На свою беду, она кивнула. – Ладно. Во-первых, ты знаешь, что у меня давно есть невеста. Во-вторых, я женюсь только на невинной, скромной, воспитанной девушке. И в-третьих, мне совершенно не пойдут рога.

Лицо его, подозреваю, уже бывшей любовницы было достойно кисти лучшего художника. Самого лучшего, потому что только он сумеет передать эту невероятную гамму чувств.

– Что ты на них так смотришь? – Ой, а я и забыла про собственного жениха…

Но самообладания хватило, чтобы спокойно пожать плечами, даже не вздрогнуть.

– Просто в наших краях нечасто бывают люди. – Объяснение нашлось вполне приемлемое.

Ирн кивнул, а потом даже на то, чтобы поддержать какой-никакой разговор, сподобился:

– Чем-то ты похожа на них, только крупнее в кости. – Вряд ли целью было как-то задеть, скорее он изучал новое приобретение.

Если после побега мы однажды встретимся вновь, кого-то будет ждать неожиданность… Но эти слова я, конечно, проглотила, а сказала совсем другое:

– Моя мама была…

– Ну да, – перебил жених. – Знаю.

Миг спустя танец закончился, и Ирн потерял ко мне всякий интерес.

Остаток вечера прошел спокойно. Я больше не танцевала, только наблюдала за другими. Родственников старалась избегать, но и они не горели желанием общаться. Иногда кто-то подходил с поздравлениями, приходилось вежливо улыбаться и отвечать. Взгляд то и дело выхватывал мага. Вокруг него пестрыми бабочками вились женщины: совсем юные и зрелые, обычные и магини, свободные и не слишком… Это забавляло.

В основном же мысли занимала предстоящая авантюра. И упоительное предвкушение – где-то там меня ждала совсем другая жизнь…

До судьбоносного момента оставалось четыре часа, когда я вернулась в комнату. Не стоило даже пытаться уснуть. Внутри гуляла колкая дрожь, она не позволяла усидеть на месте и заставляла метаться из угла в угол.

А вдруг не получится? Вдруг поймают? Вдруг…

Няня погасила светильники, зажгла толстую свечу и на всякий случай разместила ее подальше от окна. Потом вытащила из-под кровати потертую сумку.

– Все необходимое тебе собрала. И пирог в салфетку с охлаждающим заклинанием завернула. – Как всякая гномка, она в первую очередь заботилась о деле и быте, а потом уже лезла со слезами и объятиями. – Устроишься, выждешь месяц, а потом, когда все немного уляжется, напишешь моему внучатому племяннику. Листок с адресом я положила. Он далеко отсюда живет, у драконов. До алмазных россыпей ему дела нет, так что точно не выдаст. А приедет ко мне в гости, письмо передаст, и я буду за тебя спокойна.

– Спасибо! – В глазах снова собралась влага.

Во мне далеко не всегда побеждала типичная гномская уравновешенность. Из-за маминой наследственности, наверное.

Забравшись на кровать с ногами, мы больше двух часов проговорили. Было грустно расставаться, страшновато отправляться в неизвестность и за няню неспокойно. Впрочем, она уверяла, что ничего с ней не сделается. А еще гладила меня по волосам и говорила, что будет скучать. На что я улыбалась сквозь слезы и отвечала, что теперь-то у нее жизнь станет легче и появится больше времени на собственных внуков, которых у нее аж восемь.

– Пора собираться, – прервала нежности Мерседа. – Давай, снимай свой маскарад.

Дом спал. Из-за двери ни звука не слышалось.

Я соскользнула с кровати и на цыпочках подошла к туалетному столику. Там смочила салфетку специальным отваром и тщательно протерла лицо. Не прошло и нескольких минут, как пухлые щеки исчезли, прихватив с собой и ямочку на подбородке. Проделала то же с губами – и их форма поменялась. Румянец с кожи тоже пропал.

Пришло время извлечь из-под платья мягкие на-кладки.

Ежедневные манипуляции с внешностью не имели к предстоящему побегу никакого отношения. Просто лет в двенадцать я жутко переживала, что становлюсь совсем не похожей на сверстников. Они все были коренастые, пухленькие, румяные, а я… Я вбила себе в голову, что папа меня поэтому не любит. И девчонки, с которыми мы с детства были дружны, вдруг начали сторониться. Нет, меня ни разу не обидели, просто почти перестали замечать.

Тогда мы с Мерседой придумали постепенно сделать меня «как все». Чтобы преображение не показалось подозрительным, сперва накладки использовали небольшие, но к нужному возрасту у меня тоже «выросли» бока, грудь и бедра, округлились и разрумянились щеки, даже красивая ямочка на подбородке появилась. Но собственное тело подложило мне другую свинью – рост. Сейчас-то я прекрасно понимала, что он, как и вообще вся внешность в целом, не имеет никакого отношения к тому, что прежние подружки исчезли из моей жизни давно и прочно, а отец так и не стал близким. Но хитрые манипуляции с обликом я все равно производила каждое утро. Иногда использовала накладки, чаще вся обмазывалась мазью. Просто уютнее себя чувствовала, если почти не выделялась на фоне других гномок. Только выше была, но мне простительно, я же полукровка.

Сейчас же, пока няня извлекала из шкафа дорожный костюм, из зеркала на меня взирала совершенно незнакомая особа. В последние годы я не смывала мазь даже на ночь, будто старалась вытеснить из памяти настоящую внешность… и правда забыла. Эти высокие скулы, маленький узкий подбородок, непривычно яркие губы были мне совершенно не знакомы. Про фигуру, на которой балахоном обвисло платье, вообще молчу. Лишь глаза и волосы остались прежними. Но первые выглядели как-то иначе без пухлых щек, а вторые гномки никогда не носят распущенными, я же теперь намеревалась только так и ходить.

Поразительно, как меняет внешность новая прическа.

Но куда важнее сейчас то, что даже если меня найдут – вряд ли легко узнают.

Если только… Требовалось прояснить один важный момент.

– Скажи, я похожа на маму? – И повернулась к няне, чтобы она лучше могла рассмотреть.

На морщинистом лице показалась умиленная улыбка.

– Еще и как! Такая же красавица. Только она, когда появилась здесь, лет на десять старше была.

Ого… Это мне сейчас девятнадцать, а ей, получается, целых двадцать девять было, когда она за папу вышла? Странно. Женщины редко остаются свободными так долго. Разве что…

– Она была из магов, да? – После случившегося папа даже упоминать о беглянке запретил. Даже думать. И я не заговаривала о ней даже с няней, только сейчас преодолела какой-то внутренний барьер и осмелилась.

– Ни разу не видела, чтобы она колдовала, – покачала головой Мерседа. – Но госпожа Асторья точно из необычных была.

Я взяла из рук няни вещи и начала одеваться.

– В каком смысле?

– Глаза у нее иногда блестели, как драгоценные камни, – принялась вспоминать старая гномка. – И… может, это просто совпадение, но Гвуны, вся семья, переживали тогда плохие времена. Их шахты давно оскудели, многим ювелирам они были должны, почти никто не хотел иметь с ними дел, и порой даже рабочим платить было нечем. Потому старшее поколение и спихнуло это на твоего отца, себе оставили только несколько магазинов, которые более-менее еще держались на плаву.

Подловато. С другой стороны, чем
Страница 5 из 20

не проверка для наследника?

Я влезла в тонкую белоснежную сорочку, которая на этот раз была моего размера, бросила косой взгляд в зеркало и не без удивления отметила, что и у этой моей фигуры есть какие-то формы. Непривычно, но… пожалуй, не так уж все и плохо.

Тем временем няня продолжала рассказ:

– А как он из одной из своих поездок твою маму привез, сразу и шахты заработали, и алмазов там стало столько, сколько никогда не было, и деньги появились, партнеры новые нашлись… Когда ты родилась, они были уже сказочно богаты. Ох, и взбесилась родня, когда Милохор отказался вернуть старикам бразды правления! Они несколько лет не разговаривали.

Штаны непривычно льнули к ногам, но я решила не обращать на это внимания. Дальше пришла очередь удлиненной блузы, потом – короткого пиджака с жемчужными узорами.

– Ох, и любил он ее… – Няня прижала кулачки к пышной груди, взгляд ее стал мечтательным.

– Если бы он иногда отрывался от дел и уделял ей немного внимания, может, мама сейчас была бы здесь, – буркнула я себе под нос.

Странно, но маму я не возненавидела. Первое время очень скучала и плакала каждую ночь. Потом боль от потери превратилась в какое-то горькое чувство. Было обидно, что она сбежала, и еще обиднее, что не взяла меня с собой. Но с годами все затихло, а в памяти остались только руки, которые нежно гладили меня по волосам, и голос, читающий сказки перед сном каждый вечер.

– Милохор на руках ее носил, – отмахнулась Мерседа. – Каждый вечер домой с подарком приходил. Но ей все это было в тягость… Бывало, он ее поцелует, а ее прямо передернет. А в последнее время они ругались часто. Помню, за несколько дней до исчезновения Асторьи страшный скандал вышел. Милохор кричал, что запрет ее дома и будет под замком держать, пока дурь из головы не выветрится, а твоя мать ему заявила, что стоит ей только захотеть, в этих землях не найдут больше ни единого самого мелкого алмаза, угрожала его нищим сделать. Потом они вроде бы помирились… Ну а скоро она пропала.

Надо же. Я не помню, чтобы родители ругались.

Может, ей здесь было совсем невыносимо и поэтому она ушла?

– А тот мужчина? Ну, с которым она сбежала. Знаешь что-нибудь о нем? – Если знает, я могла бы, когда устроюсь на новом месте, попытаться отыскать маму…

Надежда была такой глупой, что даже жаль не стало, когда ее задавили. Почти.

– Представить не могу, кто бы это мог быть, – развела руками няня. – Все, кто тогда был вхож в дом, работают с твоим отцом и по сей день. И по твоей маме ни за что нельзя было сказать, что у нее кто-то есть. Она всегда или с Милохором, или с тобой время проводила. До сих пор с трудом верится, что она тебя бросила. Она же души в тебе не чаяла! Мне кажется, если бы захотела сбежать, точно бы забрала с собой.

Но почему-то оставила…

Нужно перестать об этом думать. Было бы слишком хорошо, если бы в придачу к свободе я смогла получить еще и маму.

К незнакомке в зеркале удалось притерпеться довольно быстро. Отдельным плюсом ситуации служила возможность в таком виде беспрепятственно покинуть дом. Даже прятаться не придется. Скорее всего, дорогие родственники понятия не имеют, как я выгляжу на самом деле.

Следовало бы радоваться, но я ощутила горечь досады.

Няня повесила мне через плечо еще одну маленькую сумочку из приятной на ощупь коричневой кожи. Там были документы, деньги на первое время и некоторые мелочи из тех, что лучше иметь под рукой.

– Удачи, деточка! – Мерседа крепко прижала меня к груди. – Пусть твой путь будет усыпан алмазами.

Пожелание пришлось кстати, но вот формулировку я бы поменяла:

– Предпочитаю любые другие камни. Алмазов с меня уже довольно!

Гномка потискала меня еще немного и подтолкнула к двери.

– Будь осторожна.

Я кивнула и выскользнула в коридор.

Сумка приятно оттягивала руку. Тяжелая получилась, от ее веса уже начинало ныть плечо, но это и хорошо. Лишнее доказательство, что все происходит на самом деле, а не является бредом перепуганного воображения. Впереди стлалась предрассветная темнота, она же царила за высокими стрельчатыми окнами. Дом замер в тишине, и в ней каждый шаг казался оглушительным. Я старалась двигаться предельно осторожно, но все равно вздрагивала даже от собственного вздоха. Когда же по стенам вдруг рассыпались яркие блики, вообще чуть не завизжала.

Но стоило моргнуть – видение пропало.

Фу ты, померещится же!

Кухонная дверь запиралась изнутри массивным засовом, так что выйти из дома труда не составило.

Маг уже стоял на условленном месте.

– Доброе утро. – Волнение было таким сильным, что голос осип.

Мужчина недоуменно приподнял брови, лишь воспитание заставило его ответить:

– Приветствую, леди. Тоже решили отбыть еще до рассвета? Простите, спросонья соображаю с трудом, никак не могу вспомнить вашего имени…

Проказливо улыбнувшись, я откинула капюшон легкого плащика, надетого поверх дорожного костюма. И замерла, давая как следует себя рассмотреть. Признаков понимания на холеном лице не отразилось. Отлично! Значит, я на верном пути.

– Ассони Деркволд Гвун. Это меня вы здесь ждете. Кстати, своего имени вы вчера так и не назвали.

Обычно невозмутимое, отстраненное или слегка ироничное лицо ошарашенно вытянулось.

– Решительно невозможно, – пробормотал маг. – Ты же гномка, в конце концов! Ну, вчера ты ею точно была.

Надо запомнить: слезы настолько деморализуют человеческих мужчин, что они перестают видеть очевидное. Он же маг, а я плакала, и мазь с лица частично смылась… а он все проглядел!

– А вы проверяли? – уточнила невинно и во избежание дальнейших споров вытащила из-за шиворота выданный им амулет.

– Нет, – вынужден был признать маг. – Теперь вижу, что зря. Готова?

Я с энтузиазмом закивала.

– А долго добираться до этой Адаманты? – Вместе с предвкушением из меня выплеснулось любопытство.

– Не дольше минуты, – усмехнулся маг и, насладившись уже моей ошарашенной мордашкой, открыл портал.

Шаг – и за нашими спинами засияли драгоценные блики.

Глава 2

Чувство было такое, будто меня разорвало на мелкие кусочки, а потом соединило обратно. И когда портал выбросил нас у красивых кованых ворот, я не упала только благодаря руке мага, подхватившей за талию в самый нужный момент.

– В первый раз всегда отвратно, потом привыкаешь, – утешил меня спаситель.

Не собираюсь привыкать так над собой издеваться! Вообще больше этим способом перемещения пользоваться не стану. Но сообщить об этом спутнику не удалось по причине безнадежно сбившегося дыхания.

– Кстати, меня зовут Веоран харз Аадор. – Он отпустил меня и изобразил галантный поклон. Но если это движение больше походило на шутку, то улыбался маг вполне искренне. – Профессор потаенной магии, к твоим услугам. Кстати, можешь звать меня просто Ран.

Потаенная магия – это сила земельных недр, драгоценных и полудрагоценных камней, металлов. Гномке ли этого не знать! И я знала, потому что являлась гномкой. По воспитанию так точно.

– А вы уверены, что мне обязательно вас как-то называть? – осторожно уточнила я. – Не сочтите меня неблагодарной, просто…

– Какие у тебя планы на ближайшее будущее? – перебил маг.

Интересоваться он имел право, все же я ему должна.

– Поищу недорогое жилье, потом попытаюсь
Страница 6 из 20

устроиться на работу. – Я старалась, чтобы голос звучал уверенно, но в нем все равно проскальзывал страх.

И кривая усмешка на лице Веорана харз Аадора восстановлению внутреннего равновесия никак не способствовала!

– Дорогуша, Адаманта – город золота, драгоценных камней, ювелиров, удачливых торговцев, магов и аристократов в надцатом поколении, – снисходительно сообщил он. – Здесь нет и не может быть ничего дешевого. Как и пристойной работы для беглой девчонки.

Я упрямо поджала губы и смерила его враждебным взглядом.

– Значит, мне на вокзал.

– А давай мы с тобой сперва обсудим мою плату. – Вот не понравилось мне, какой довольной сделалась его физиономия. Совсем не понравилось.

Но насущное оказалось сильнее – и я отвлеклась на то, чтобы поставить сумку возле своих ног, а то рука уже немилосердно ныла.

– Мне нужна ассистентка, – тем временем сообщил профессор. И, поймав мой растерянный взгляд, пояснил: – Личная помощница. Прежнюю угораздило в меня влюбиться, пришлось уволить бестолочь. Это только до летних каникул, потом у меня появится больше свободного времени, и я смогу подыскать кого-нибудь на это место. Идет?

Передышка мне бы совсем не помешала. И то, что маг не смешивает работу и любовные похождения, импонировало.

– Тебе это даже выгоднее, чем мне, – решив, что я сомневаюсь, Веоран подбирал все новые аргументы. – Алмазная академия – особое место. Все студенты и сотрудники находятся под ее защитой. Родные не смогут тебя забрать, даже если найдут. И с подписанием договора заключенная на бумаге помолвка станет недействительной. К тому же ты будешь получать весьма неплохое жалованье, а сверхурочные стану оплачивать я сам.

Покровительство и деньги. О чем еще может мечтать удравшая из дома полукровка?

– А я точно справлюсь? – уточнила деловито.

Маг пожал плечами. Кажется, до сего момента он об этом вообще не задумывался.

– Нужно вести простые записи, следить за моим расписанием и вносить в него изменения, отмечать отсутствующих во время практических занятий и выполнять некоторые мои поручения. Ничего сложного.

Распахнутые ворота вдруг показались такими манящими… Только сейчас взгляд выхватил табличку над ними. Крупными буквами выше: «Алмазная академия». А чуть ниже помельче надпись, украшенная россыпью драгоценных камней: «Мы делаем из алмазов бриллианты».

За воротами шелестел листвой парк, а над ним возвышались огромный замок, его корпуса и прочие постройки. И даже стоя за пределами явно зачарованной территории, я буквально кожей ощущала исходящую оттуда силу.

Там наверняка будет безопасно.

Губы растянулись в улыбку.

– Тогда я готова приступить прямо сейчас.

– Ага. – Веоран будто и не сомневался, что в конце концов сдамся. – Только пойдем сначала куда-нибудь поедим.

Он уже готов был увлечь меня вверх по улице, туда, где розовел рассвет и просыпался город, но я поймала мага за рукав.

– Как насчет мясного пирога? – В конце концов, это разумно, мне одной все равно его не съесть! – В сумке есть, мне нянюшка с собой положила.

Никогда бы не подумала, что лицо явно опытного и немного циничного мужчины способно выражать столь чистую, почти детскую радость.

– Вот видишь, ты уже незаменимый сотрудник. – Профессор ловко сцапал меня за локоть, второй рукой подхватил мою сумку, будто она вообще ничего не весила, и мы вошли наконец в призывно распахнутые ворота. – Обожаю заботливых нянюшек!

Я насмешливо фыркнула и с усилием проглотила предложение нанять и себе одну. С ним легко. Как знать, может, и сработаемся.

Из-за обилия всевозможной растительности рассвет на территории академии наступал медленнее. Под ногами и среди деревьев все еще плыла фиолетовая дымка раннего утра. Мы обогнули замок, прошли мимо нескольких учебных корпусов, попетляли по тропинкам и крутым каменным лестницам… Маг все не останавливался и не сворачивал ни к одному из зданий, уверенно двигаясь вперед. Деревьев в этой части парка было еще больше, а прочие заросли вид имели несколько диковатый. Даже ярко цветущие кустарники его не слишком-то разбавляли. Признаюсь, я немного струсила.

– Куда мы идем?

Конечно же, он заметил мое состояние! Я особо и не пыталась его скрыть.

– В самом конце территории находятся дома преподавателей, – пояснил Веоран со снисходительной улыбкой. – Это удобно. Тихо, но считай, что в самой академии. Я покажу тебе твою комнату, потом мы наконец поедим.

– То есть я буду жить в вашем доме?! – Понимаю, я не в том положении, чтобы привередничать, но идея мне как-то не понравилась.

И что это маг так развеселился?

– При каждом преподавателе состоит ассистент, иногда даже не один. Это норма, тут нет ничего неприличного. Ассони, расслабься уже наконец. Теперь у тебя нет строгого папочки, который отругает за малейшую провинность. Можно жить как тебе вздумается. – И, помедлив, еще добавил: – Кстати, прекращай уже мне выкать, ты же не студентка. А то я ощущаю себя твоим дедушкой.

Слишком живое воображение тут же вытолкнуло вперед образ упитанного бородатого гнома. Нет, на моего деда он точно не похож!

Веоран был высокий, моя макушка даже до плеча ему не доставала. Чистые голубые глаза смотрели на мир немного снисходительно, но пару раз я засекла в них совершенно мальчишеское выражение, а ведь я знаю его неполные сутки! Волосы цвета молочного шоколада, ну точно как мои, отросли до плеч, и хотя маг не заботился о том, чтобы их уложить, все равно выглядели красиво. И одевался он хорошо, но не так, чтобы выпятить богатство. Его одежда сдержанно подчеркивала великолепную фигуру и явно высокое положение.

– Ладно, – пробормотала я, нарушив затянувшуюся паузу.

Мы как раз вышли из зарослей и попали… ну, можно считать, что это был эдакий город в городе. Сначала шли общежития для студентов, потом какие-то крытые оранжереи, а уже за ними – несколько самых настоящих улиц с преподавательскими домами. Двухэтажные коттеджи, обнесенные белым штакетником, смотрелись уютно и как-то сказочно. В палисадниках некоторых что-то росло, дворики других украшали статуи, а возле одного приткнулся самый настоящий склеп. При виде моих округлившихся глаз Веоран снова заулыбался и пояснил, что там живет декан факультета некромантии. А в склепе обитает его прадедушка…

Дом же, которому суждено было на время стать моим пристанищем, находился в самом центре импровизированного городка и вид имел самый обычный. В смысле, нормальный. А ярко-багряный кустарник, высаженный вдоль ограждения, напомнил мне про любимый плющ.

Сердце дрогнуло. Как-то он там без меня…

Внутри оказалось тоже, в общем-то, ничего.

Первым делом отнесли вещи в мою новую комнату. Она была настолько большая, что кому-то пришла в голову здравая мысль разделить ее перегородкой. И теперь в распоряжении обитательницы была светлая спаленка с окном, выходящим в соседский сад, и что-то вроде кабинета со столом, уютным креслом и многочисленными полками. Я не смогла скрыть довольной улыбки. Все необходимое есть и даже больше! Правда, чтобы попасть в ванную, мне нужно было выйти из своей комнаты и пройти по коридору, потому как ванная была единственная на весь первый этаж. Но все равно, можно считать, моя собственная, потому что у профессора
Страница 7 из 20

наверху имелась другая.

– А ваша… извини, твоя невеста не возражает, что с тобой живет другая девушка? – Я бы на ее месте точно возражала. Не знаю почему.

Избавившись от плаща, я склонилась над поставленной на пол сумкой и вытащила из нее пирог. Большой и наверняка вкусный. У няни они всегда получаются объедение.

Веоран загадочно улыбнулся.

– Ничуть.

Ненормально это как-то. С другой стороны, может, ее не смущают его похождения? Может, она и сама… Но это все не мое дело!

– Нравятся владения? – уточнил маг и впился взглядом в пирог, который я держала в руках.

– Еще как!

Он вытащил из кармана ключ и отдал его мне. После чего поманил за собой и направился на кухню.

Ладно, вещи и потом можно разобрать.

Мы с пирогом последовали за голодным начальством.

В просторной кухне, розовато-золотистой от рассветных лучей, маг сразу же поставил чайник на огонь и достал с полки жестянку с упоительно пахнущим сбором и две большие кружки. А я отыскала нож и принялась нарезать пирог, тем временем оглядывая помещение и делая некоторые выводы.

Например, кухня выглядела слишком уютной для жилища одинокого мужчины, будь он трижды профессор. И запас продуктов имелся, но Веоран знал только, где чай стоит. И готовить умел лишь его.

– Кто ведет хозяйство? – Обычно я не такая любопытная, просто мне здесь жить какое-то время. Поэтому нужно получить максимум информации, чтобы не попасть где-нибудь впросак.

Профессор моргнул, будто вспомнил что-то… и как-то внезапно поскучнел.

Неужели и эта почетная обязанность достанется мне?

– Первое мое тебе поручение, – объявил он, заливая сбор кипятком. – Сегодня после занятий пойдешь в город и уговоришь Риту вернуться. Я дам адрес. В противном случае, пока не найдем новую служанку, готовишь и прибираешься ты.

Пф-ф-ф! Напугал гномку домашней работой!

Но… вызов принят.

– Хорошо. – Я кивнула, нетерпеливо поглядывая на чашку. И мстительно добавила: – В противном случае ты разоришься мне два жалованья платить.

Маг притворился, что испугался.

– Я смотрю, тебе палец в рот не клади, – хмыкнул уважительно. – Хорошо, что мы друг друга понимаем.

Ответом ему было очередное фырканье.

Что ж, жизнь в городе пока куда проще, чем я себе представляла.

– Почему она ушла? Ну, эта Рита. – Учитывая, что мне с ней объясняться, я решила, что имею право знать причины. – Ты ее обидел?

Веоран поморщился, и я подумала, что попала пальцем в небо.

– Ее уволила моя невеста, – признался он, наполняя наконец чашки. – У Лельи вообще характер еще тот.

Вот и первая проблема обозначилась. А я уж поверила, что на новом месте будет исключительно хорошо.

Провидение будто подслушало мои мысли. Кухни достиг звук отпираемого замка.

Внутри все сжалось от какого-то смутного предчувствия. Пришлось приложить немало усилий, чтобы не съежиться. Ну нет, я буду храброй! И никому больше не дам себя обижать!

Стук каблуков безжалостно ударил по нервам. А мгновение спустя в помещение вплыла роскошная светловолосая женщина в малиновом платье с таким декольте… Только маленький пиджачок и немного кружева позволяли наряду как-то удерживаться на грани приличий.

– Так я и думала. Ну и как это понимать? – А вот голос у нее оказался противный, визгливый. Полыхающие от ярости голубые глаза уставились на меня. – У тебя еще хватает наглости здесь сидеть? Живо пошла вон!

Отношения не заладились еще до нормального знакомства.

Первым порывом было правда удалиться, но… Это мой пирог! И я собираюсь съесть хотя бы его часть.

– Лелья, не устраивай сцен, – спокойно попросил маг.

– Это очередная твоя девка? – Судя по взгляду, меня готовы были растерзать.

Маг тонко усмехнулся:

– Леди Деркволд – моя ассистентка.

Вместо того чтобы успокоиться, скандалистка взбесилась еще больше.

– Думаешь, я позволю, чтобы под одной крышей с тобой жила юная и красивая девица?! – Я была лет на пять-шесть ее младше. Это следовало записать одним из пунктов, почему я ей так активно не нравилась.

Предупреждала же Веорана, что ничего с этой работой не выйдет!

– Кстати, об этом. – Маг выглядел подозрительно довольным для мужчины, которому прямо сейчас устраивают разнос. – Я должен сообщить тебе одну очень важную вещь. Не знаю, как такое можно сказать осторожно, поэтому скажу как есть: прости, мы расстаемся. Помолвка расторгнута.

Лелья растеряла свою воинственность и даже отступила на шаг.

– Чт-то?..

– Я полюбил другую. Прости.

Она, конечно, тот еще подарочек, но сейчас даже мне захотелось хорошенько врезать поганцу. Как так можно, а?!

Под сорочкой мага, там, где сердце, на мгновение будто драгоценный камень засиял. Красиво так. И под корсажем Лельи, только не так ярко, словно был лишь отражением того, что у ее бывшего жениха. Когда все погасло, глаза женщины наполнились слезами.

– Кого? – тем не менее требовательно спросила она.

– Ее, – широко улыбнулся маг и указал на меня. – Наши чувства взаимны. Скоро мы поженимся.

– Что?! – На сей раз мы с брошенной невестой удивлялись вместе.

А этот подлец, этот бесчестный тип легко вздернул меня с насиженного места и прижался к губам в чувственном поцелуе. Который, как выяснилось, был всего лишь уловкой. Только я прицелилась его цапнуть… как грудь будто насквозь прожгло. Перед глазами рассыпались сияющие блики.

Понятия не имею, как он это провернул, но, кажется, я вляпалась в очередную помолвку.

– Ты мне за что-то мстишь? – догадалась Лелья.

– Прости, но сердцу не прикажешь. – Оторвавшись от моих губ, Веоран продолжил играть свою роль.

Красотка зло прищурилась.

– Да ты хоть представляешь, как все отреагируют на твою связь со служанкой? – А вот это уже была угроза.

– Ассони не служанка, а моя ассистентка. А, и да, она еще и гномка наполовину. И у нас не связь, а помолвка, – меланхолично возразил профессор. – Уверен, наша любовь выдержит все!

Нет, я его точно убью. Только пусть эта фифа сначала уйдет.

– Поздравляю, теперь тебе терпеть его равнодушие и постоянные измены! – прошипела бывшая невеста и, красиво взмахнув свободными юбками, унеслась к выходу.

Хлопнула дверь.

В тот же миг моя рука взметнулась и влепила магу увесистую пощечину. У него аж голова мотнулась.

– Это за что? – спокойно спросил маг, стирая кровь с губы. Не я ее разбила, он сам прикусил.

– За украденный первый поцелуй, – почему-то выпалила я, хотя в голове имелся полный набор куда более серьезных претензий.

– Заслужил, – кивнул маг.

И как ни в чем не бывало сел завтракать.

Даже не подавился, мерзавец!

– Ну и что это вообще было? – Пирог стремительно исчезал, так что пришлось мне тоже возвращаться за стол, иначе рисковала остаться голодной.

А продолжать злиться и есть одновременно не получалось.

– Прости, что не предупредил, просто… Ты бы ни за что не согласилась. – Надо же, там даже какие-то зачатки совести водились! – А это милое создание меня за год допекло.

Лелью я лицезрела всего несколько минут, но уже испытывала к ней такие же чувства. И даже пожалела бы страдальца… если бы собственными глазами не видела его в весьма пикантной ситуации с чужой женой. Лишь поэтому сейчас насмешливо фыркнула:

– Скажем прямо, у нее были все основания ревновать.

– Учитывая, что брак
Страница 8 из 20

планировался скорее по договоренности наших семей, – нет, – покачал головой маг, запивая пирог остывшим уже чаем. И сразу же потянулся за новым куском. – Она уволила Риту, а бедной девушке нужно содержать больную сестру. Чуть раньше моя, к счастью, уже бывшая невеста перетянула на свою сторону прежнюю ассистентку, приятную старушку, которая со мной почти десять лет проработала. И после всего этого Айда согласилась шпионить за мной и докладывать Лелье о каждом шаге. Естественно, такого предательства стерпеть я не мог, пришлось ее уволить.

– Ага, а мне про влюбленную дурочку наврал! – поймала лжеца на слове.

Профессор тоскливо поморщился.

– Влюбленная ассистентка – это куда приятнее для самолюбия, чем слежка.

Запихнул в рот остатки очередного куска и только что пальцы не облизал. Хотя было видно – хотел.

– Измена стала последней каплей. Рога мне решительно не идут, – закончил Веоран, когда дожевал и проглотил.

Я сама вместо него чуть не подавилась!

– То есть тебе можно, а ей нельзя?!

– Именно, – кивнул маг, довольный, что до меня дошла суть.

Нет слов. Вообще.

Главное, сейчас сделать, чтобы меня это счастье никоим образом не коснулось.

– Убери свое заклинание, или что там это было, – попросила для начала дружелюбно.

– Не могу. Ты мне нужна.

– Зачем?!

Спокойно, Соня, спокойно. Ты только что видела отличный пример того, что криком ничего не решить. К тому же мне еще с ним работать. У него работать. И это существенно осложняет положение.

– Если бы я просто взбрыкнул, моя мать и ее отец нашли бы способ надавить на меня и свадьба бы все-таки состоялась, – признался Веоран. – А так вроде как любовь, которую поддержала родовая магия. Не спрашивай, как я сумел ее обмануть. И не смотри на меня так, повращаешься в академии, сама научишься немного в этом разбираться.

Глупо, ведь меня это никоим образом не касается, но… я с нетерпением ждала начала занятий. Любопытно было узнать, что на них происходит, какие они, эти студенты, и каков Ран в образе преподавателя.

– Но это всего на пару месяцев. Так? – спросила с нажимом.

– Да, не волнуйся, – закивал маг. – Как я уже говорил, гномки меня не интересуют. Даже такие хорошенькие полугномки. Без обид.

Обижаться? Да я счастлива буду, если так.

– Двадцать процентов к жалованью.

– Что?!

Золото в самостоятельной жизни отнюдь не помешает, но дело было не в этом. Я все еще мстила за этот треклятый поцелуй.

– Будешь жадничать – все тридцать запрошу!

– А может, лучше я еще раз тебя поцелую? – не то в шутку, не то серьезно предложил маг. – Обещаю, на этот раз тебе понравится.

– Сорок! – впечатлилась я.

Помолчали, присмотрелись друг к другу.

Пирога хватило на двоих, еще и осталось три куска, но мы уже наелись и теперь просто прихлебывали остывший чай.

– Ладно, договорились, двадцать, – сдался Веоран. – Но ты убедительно играешь свою роль.

– А ты в придачу к обычному договору готовишь еще и магический, где будет четко прописано, что помолвку мы расторгнем. – Я тоже умела торговаться. Происхождение обязывало. – И что я временно исполняю обязанности невесты, но не любовницы.

Он открыл было рот… но вовремя вспомнил, что я отчасти гномка, и закрыл его обратно. Очень умный вопрос о том, как это я могу ему не доверять, оставил при себе.

Но я не то чтобы не доверяла, просто подстраховывалась.

– Договорились. – В последние минуты этот маг был сама покладистость. – Но на людях я буду тебя иногда целовать, если ситуация того потребует.

– В щеку! – не уступила я.

Оставалось еще немного времени до начала занятий, Веоран отправился переодеваться и приводить себя в порядок, а у меня выдался свободный час, чтобы разобрать сумку. Планируя провести его с наибольшей пользой, я направилась в свою комнату.

И во второй уже раз не смогла не улыбнуться, оказавшись там.

Так вот ты какая, новая жизнь! Но по плющу я все-таки скучаю.

Ладно, хватит кукситься. Назад я по своей воле не вернусь, а значит – надо привыкать.

Начать решила с большой сумки. Она никаких сюрпризов не преподнесла. В ней нашлись три платья, юбка и блузка моего настоящего размера, заботливо купленные няней. Все довольно скромных фасонов, но при этом очень милое. Еще пара туфель, чулки, белье, ночная сорочка и несколько девичьих мелочей.

На первое время более чем достаточно.

Теперь пришла очередь маленькой. Там оказалось интереснее.

Усевшись на кровать, я вытряхнула ее содержимое себе на колени. Документы на имя Ассони Деркволд, без намека на упоминание фамилии отца. Не прикрытие, но… так я чувствовала себя свободнее. Деньги. Часть из них собрала я сама из тех, что мне изредка выделяли перед ярмарками, походами по магазинам и так далее. Кое-что дала няня. И раз уж оно не понадобилось, я ей все верну, когда буду связываться с ее родственником. Так честно.

Помимо этого в сумке нашелся небольшой мешочек из черного бархата. Я развязала ленты, и на покрывало выпало изящное украшение. На противоположную стену легли красивые блики.

Мамино ожерелье.

Я и не знала, что папа его сохранил. Думала…

Если узнают, что няня стащила его для меня, ей несдобровать. Но… пусть сначала узнают!

Пальцы ловко затолкали красоту обратно в мешочек.

Конечно же, он его сохранил! Ведь это экое расточительство – выбрасывать драгоценности. У мамы было много всего. Четко я почти ничего не помню, просто знаю, что драгоценности все время менялись. Но это ожерелье она носила чаще всего. Я погладила мягкий бархат и улыбнулась. Ни за что с ним не расстанусь!

Но открытия здесь не закончились. На дне сумки обнаружился чахлый росточек плюща.

Поначалу я глазам своим не поверила, даже ущипнула себя за руку – видение исчезнуть и не подумало, разве что мне померещилось, будто один из листочков пошевелился.

– Что ты здесь делаешь?!

Я выжидательно уставилась на растение, ожидая ответа. Только мгновение спустя опомнилась, улыбнулась собственной реакции и понесла багрового путешественника в сад. Там ему будет всяко лучше, чем в доме. Когда же, едва нашлось подходящее место, плющ сам соскользнул с моей руки, пустил корни и зацепился за решетку на окошке кладовки, я окончательно уверилась, что давняя мечта Мелиаты сбылась. Багровое бедствие ее больше не потревожит. Потому что в моей сумке невероятным образом оказался не просто росток, а тот самый плющ, который, несмотря на все теткины ухищрения, был со мной все эти годы.

– Не привыкай особенно, мы здесь не навсегда, – предупредила я, поливая его из кружки, заблаговременно прихваченной с собой.

Багровые листочки не то согласно, не то благодарно зашуршали.

Убедившись, что с плющом все в порядке, я вернулась в комнату, закончила с остальными вещами и глянула на себя в зеркало. Отлично, я не помяла костюм и не испачкалась. Сегодня так и пойду, достаточно будет несколько раз провести расческой по волосам. А там уже присмотрюсь, как выглядят другие ассистенты, и буду стараться одеваться и причесываться похожим образом.

Я как раз выдохнула, довольная, что все успела, когда из-за двери послышалось:

– Жизнь моя, ты скоро? Нам уже пора выходить.

– Обзовешь меня так снова, и я мстительно буду собираться еще полчаса! – прикрикнула на распоясавшегося мага, но при этом уже спешила к
Страница 9 из 20

двери.

Открыла. Вышла.

На ходу разгладила несуществующие складки на пиджаке.

– Прекрасно выглядишь. – Видимо, этот маг просто не мог находиться рядом с особой противоположного пола и не заигрывать.

– Благодарю.

Пристальный взгляд будто даже под одежду пробрался.

– Только не влюбляйся в меня, тогда через пару месяцев мы расстанемся друзьями, – предупредительно посоветовал Веоран.

Однако у него и самомнение!

– Могу сказать тебе то же самое, – все так же сдержанно.

Мы вышли из дома и направились к административному корпусу. Там уже должны были подготовить документы для заключения договора.

– Что? – Профессор, кажется, потерял нить разговора.

– Не влюбляйся в меня, а то разбитое сердце, знаешь ли, даже магией не лечится, – заботливо пояснила я.

И незачем на меня смотреть так осуждающе! И вообще так странно смотреть…

– Ты невыносима, – покачал головой Веоран, но в уголках его губ пряталась улыбка.

– Кто бы говорил, – проворчала себе под нос.

Последнее слово так и осталось за мной, потому что мы как раз вышли туда, где располагались общежития, по всем дорожкам спешили куда-то студенты, попадались и другие преподаватели, так что ради сохранения имиджа Веорану пришлось прекратить препирательства. И лишь направленный на меня выразительный взгляд недвусмысленно намекал, что уступать этот маг не привык. И доставать меня будут часто и не всегда по делу. К счастью, исключительно словесно, а это я уж как-нибудь переживу.

Впервые за долгое время на губах цвела счастливая улыбка.

Некоторые встречные заинтересованно поглядывали на нас. Заметив это, Веоран предложил мне опереться на свою руку. Неужели слух о заключенной утром помолвке уже разлетелся по академии?

Лицо мага оставалось непроницаемо, как бы я ни вглядывалась в него в поисках ответа. Кстати, выглядел он сейчас иначе, чем утром. Строгий черный костюм, белоснежная сорочка, начищенные до блеска сапоги, волосы зачесаны и перевязаны лентой, на пальцах мерцают перстни. А лицо и взгляд строгие.

Что-то мне подсказало, что романов со студентками он не крутит.

Так добрались до первой отметки в нашем сегодняшнем маршруте. Тощая дама с кудрявыми волосами выдала нам договор в двух экземплярах и карту, свод местных правил и еще несколько нужных в местном быту бумажек лично мне. Предполагалось, что сейчас мы быстро все подпишем и уйдем по своим делам, но когда дело касается гномки и ее заработка, «быстро» – понятие совершенно неуместное. Я устроилась в кресле и принялась читать договор. Внимательно. Каждый пункт по три раза.

Маг ругался сквозь зубы и метал взглядом молнии, но поделать ничего не мог. А я еще и некоторые условия заставила немного поменять. Потом, правда, все-таки подписала.

В итоге в его кабинет почти бежали. Он примыкал к лекционному залу, так что студенты нас видели. Но мы все равно заперлись внутри и сперва разобрались со вторым договором, а потом уже вышли к группе. Маг занял свое место перед внемлющей аудиторией, я же прошла к отведенному помощнице столу чуть в стороне и приготовилась слушать вместе со всеми… но быстро обнаружила, что развесила ушки зря: половина из того, о чем он говорил, казалась совершенно непонятной. И это даже с учетом моего происхождения, прежнего окружения и хорошего домашнего образования.

Досадно. Я бы даже сказала – обидно.

Первое время еще старалась сделать над собой усилие и что-то запомнить, но внимание соскользнуло на студентов. Взгляд в документы… так, это у нас группа магов, второй курс. На два десятка парней всего три девушки. И одна из них взирала на молодого преподавателя полными любви и безнадеги глазами.

Я оказалась права, шашней со студентками Веоран не заводит.

Хоть что-то в нем хорошее есть.

Остальное время я решила провести с пользой и углубилась в бумаги, которые мне выдали. Нужно понять об этом месте как можно больше, раз уж придется провести тут какое-то время.

Итак. Алмазная академия – древнее учебное заведение, окутанное тайнами, загадками и даже проклятиями, но главное – магией, создающей мощнейший защитный контур и особое поле, усиливающее способности тех, кто находится внутри. Именно поэтому первокурсникам запрещено покидать территорию. Для окончательной стабилизации дара. Студентам второго и третьего курсов уже позволено ненадолго отлучаться, но жить они должны здесь. И только с середины четвертого курса дозволяется селиться в городе, чем многие и пользуются.

Факультетов здесь всего три. Гномский – самый многочисленный. На нем даются простейшие азы общей магии, в основном же изучают камни и металлы, способы добычи и обработки, факультативно – изготовление магического оружия, драгоценностей и других артефактов. Факультет потаенной магии выпускает магов, которые работают с камнями, особых ювелиров и артефакторов. Собственно, эти ребята сейчас сидят передо мной. Формально поступить сюда может любой, но на практике дар нужного уровня проявляется только у человеческих аристократов из старых магических семей. Так что их не особенно много, но все же достаточно, поскольку запас камней в наших землях тоже не безграничен, как и возможности их добыть.

И третий факультет, на котором сейчас на всех пяти курсах обучаются всего двенадцать человек. Не совсем человек. Факультет закрытый, где-то даже тайный. Его адептам на все время обучения запрещено покидать стены академии. И учат их как-то по-особенному, и живут они в самом главном замке, а не в общежитиях.

Кого-то другого сейчас загрызло бы любопытство, но я гномка и я правда получила приличное домашнее образование. Мне не составило труда догадаться, кто эти избранные.

Адамасы. Фактически живые драгоценные камни в человеческом облике. Сама их раса названа по одному из названий алмаза. Говорят, они живут под землей. Говорят, у них вместо сердец камни. Говорят, их силы так велики, что они могут обратить в драгоценный камень своего вида любое живое существо. Также, по слухам, ректор легендарного учебного заведения – один из этих… А блестящую Адаманту основали они. Только непонятно зачем, если сами так и живут под землей.

Осознание нахлынуло внезапно. Дыхание перехватило.

Алмазные россыпи, я увижу настоящего адамаса! А еще все эти артефакты, овеянное тайнами оружие… Только сейчас до меня полноценно дошло, куда именно меня забросила судьба. Это же… невероятно, вот!

– Кхе-кхе? – деликатно кашлянули над ухом.

Кажется, мое внимание пытаются привлечь уже не в первый раз.

Слегка вздрогнув, я с внутренним недоумением обозрела миловидную светловолосую студентку, ту самую, что смотрела на профессора с обожанием, и чуть склонила голову набок.

– Слушаю.

– Запишите меня добровольцем в лабораторию, – смущенно попросила она и почему-то отвела взгляд. – Профессор харз Аадор сказал, что нужно будет прибраться после практикума.

Пальцы зашуршали листами, выискивая нужный. Тем временем я успела заметить, что остальные студенты излишнего рвения не проявляют, наоборот, стараются удрать побыстрее, пока на них не повесили какие-нибудь дополнительные обязанности. Только подруги этой глупышки задержались, впрочем, записываться в помощницы они не рвались.

– Имя? – Нужный лист наконец нашелся.

– Сая Дарл,
Страница 10 из 20

второй курс, факультет потаенной магии, – бодро протараторила девчонка.

Я тщательно все записала. А не так это и сложно – быть помощницей мага!

После нескольких толчков локтем и угрозы смертельно обидеться подруги блондиночки тоже вызвались.

– Надо же, записала… – шепотом удивлялась одна, пока они шли к выходу.

– Мне, конечно, очень грустно, что Ранчик не со мной, но эта невеста у него хотя бы нормальная, – печально вздохнула влюбленная глупышка.

– И такая красивая! – восхищенно прошептала третья девушка.

А?! Они все еще обо мне говорят?!

– Только бы он на ней не женился, – практически всхлипнула Сая. – Хотя нет… Точно женится. Девочки, я обречена! Я этого просто не вынесу!

К счастью, рыдания с последующими утешениями переместились в коридор.

Веоран, который все время был здесь и с сосредоточенным видом писал что-то на листе с эмблемой академии – маленьким замком и драконом, обвившим хвостом шпиль одной из башен, – упорно притворялся, будто ничего не слышал. Или правда не слышал, кто его разберет.

Еще одно занятие пролетело незаметно. Я по-прежнему жадно впитывала информацию, но понимала пока немного. И к тому времени, как вышла в ворота академии и направилась в город, самым ценным, что удалось узнать, был тот факт, что профессор харз Аадор ведет основной предмет у первого и второго курса. Следовательно, занятия каждый день и работы ожидается много.

С Ритой все прошло сравнительно легко. Самым сложным тут, пожалуй, оказалось найти ее дом, потому что обитала девушка считай за городом. Домик был маленький, но аккуратный, хотя изо всех щелей здесь так и выглядывала бедность. Когда я предложила ей вернуться, хрупкая черноволосая девушка так обрадовалась! А стоило рассказать, что Лельи в жизни профессора больше нет, меня едва не расцеловали. Можно подумать, это лично моя заслуга!

И нет, Рита в Веорана не была влюблена. Просто считала его хорошим человеком и питала искреннюю благодарность за то, что дал ей работу, когда во всех других местах отказали.

Договорились, что с завтрашнего утра она снова приступает к прежним обязанностям, и я направилась назад в академию.

Идти предстояло добрых полтора часа, и хотя денег на экипаж хватало, я все же решила добираться пешком. Маг не солгал, Адаманта правда выглядела роскошно. Дома напоминали маленькие замки, вокруг одного даже декоративный ров имелся, и, несмотря на раннюю весну, кругом все полыхало от буйства зелени и цветов. Никаких тебе трущоб и помоек. Тут даже бедных кварталов не было, все их вынесли за город.

Восхитительно было идти и глазеть по сторонам. В определенный момент я вдруг обнаружила, что ощущаю себя не собой, а кем-то другим. Это кружило голову и вызывало непрошеную улыбку на губах.

А еще мне нужно было купить туфли на каблуках. Если уж я решила быть теперь другой Ассони, почему бы и нет?

Захваченная этой идеей, я как раз остановилась у витрины обувной лавки, когда позади изумленно воскликнули:

– Асторья?!

Глава 3

Поворачивалась медленно-медленно, словно в воздухе было разлито что-то вязкое. И практически носом уткнулась в полноватую женщину лет сорока.

Не знаю ее.

Но, похоже, она знакома с мамой…

Была.

– Ничего себе… – ошарашенно выдохнула незнакомка, продолжая таращиться на меня во все глаза. – С годами ты не то что не постарела, а будто бы даже помолодела!

Я почувствовала, как щеки пощипывает румянец. И ничего, что хвалили не меня.

Однако пора уже признаться.

– Извините, но я не Асторья, а Ассони. Ее дочь.

Сердце под пиджаком и сорочкой колотилось часто-часто. Я действительно словно попала в другую жизнь, и тоже, как ни странно, свою.

– Поразительное сходство, – пробормотала женщина, отступила на пару шагов и окинула меня уже другим взглядом. – Ты – вылитая мать. Ну да ты, наверное, и так это знаешь.

Как же это приятно…

– А вы…

– Алона Дарл, в молодости мы были очень дружны с Асторьей. – Радостная улыбка все никак не сходила с ее лица. И глаза сияли. Если бы не это, я бы посчитала эту особу похожей на свою тетку, хоть гномкой она никоим образом не являлась, а так… – Где я могу ее найти? Так хочется повидаться! Подумать только, почти двадцать лет прошло.

Моя собственная улыбка получилась немного грустной.

– Мама… – Но не рассказывать же совершенно постороннему человеку про побег и про все остальное?! – Ее давно уже нет со мной.

Прозвучало несколько двусмысленно, но пусть пока так и остается.

Круглощекое лицо отразило неподдельную печаль.

– Бедная девочка, рано же ты осталась сиротой, – вздохнула Алона.

Сиротой? Вообще-то у меня есть отец. Но упоминать о нем не хотелось.

Тем более что в голову забрела другая мысль…

– Ваша фамилия мне знакома. Я слышала ее сегодня в академии. Подождите… Вы родственница Саи?

Снова светлая улыбка.

– Уже познакомилась с моей дочкой? Раз такое дело, приходи в пятницу к нам на обед. Сразу после занятий. – Отпускать меня легко эта дама не собиралась, и… мне это нравилось. – Ты первокурсница? Ну и хорошо, Сая тебе свои старые конспекты отдаст.

А вот это недоразумение надо бы прояснить.

– Вообще-то я работаю в академии, – пояснила осторожно. Только бы она не передумала меня в гости звать! – Ассистенткой у одного профессора.

Но от конспектов все равно бы не отказалась, особенно с первого курса, потому что пока вообще ничего не понимаю из того, что объясняет Веоран.

– Все равно приходи, – не изменила мнения Алона.

– Обязательно! Спасибо вам за приглашение.

Есть! Она мне расскажет о маме!

Но сегодня мы на этом распрощались и разошлись каждая по своим делам.

Ноги унесли за две улицы, когда вспомнила о запланированных, но так и не купленных туфлях. Неудивительно, такие события любого выбьют из равновесия. Но заиметь красивую обувь хотелось, поэтому пришлось в срочном порядке менять направление и искать ближайшую лавку с готовыми изделиями.

Стыдно признаться, ведь это не очень-то обычно для гномки, но красивые вещи я любила. Наверное, это мамина наследственность сказалась. Дома я не позволяла себе излишеств, опасаясь получить втык за транжирство, да и на те деньги, что мне выдавали обычно, трудно было разгуляться. Но сейчас карман приятно оттягивали монеты, близость жалованья вкупе с осознанием, что только мне решать, как им распорядиться, пьянила, а понимание, что к оплате труда ассистентки Веоран еще выдаст надбавку за роль невесты, вообще уносило на вершину блаженства.

И я сама не поняла, как так получилось, что из лавки я вышла не с одной покупкой, а с двумя. Ладно, коричневые туфельки из мягкой кожи, главным плюсом которых считался устойчивый каблук, хотя бы изначально планировались. Но как я умудрилась заиметь темно-синие лодочки на умопомрачительно высоких каблуках, украшенные драгоценными камнями, сама не понимаю.

Отец бы настоящую истерику закатил.

Тетка бы меня со свету сжила.

А я иду и счастливо улыбаюсь. И не имеет никакого значения, что у меня нет к этим туфлям подходящего платья, да и носить мне их некуда…

– Виолетта?!

Что низкий, будто простуженный голос обращается ко мне, я поняла, только когда локоть словно в тисках зажало. Не успела опомниться, как меня с силой развернули.

И весь мир померк. Растворился в совершенно черных
Страница 11 из 20

глазах нависшего надо мной мужчины.

Мы, кажется, целую вечность так простояли. Он смотрел поначалу неверяще, потом просто пожирал меня взглядом. Это пугало, но… на меня никогда никто так не смотрел. Со страстью, слепым обожанием и неконтролируемым желанием обладать. Инстинкт самосохранения подсказывал вырвать руку и со всех ног нестись в академию, но… было в черной бездне что-то завораживающее. Что-то, что лишало воли и заставляло стоять на месте, не обращая внимания даже на боль в захваченной в плен руке.

Незнакомец моргнул, зрительный контакт оказался разорван… Это дало мне возможность отвести взгляд от его глаз и рассмотреть все остальное. Весьма привлекательное остальное. Больше скажу, я никогда в жизни, да что в жизни, даже в собственном воображении не видела мужчину красивее. Гордый профиль, резковатые, будто высеченные из камня черты – и глаза, до краев наполненные тоской и болью. Нос с горбинкой и немного тяжелый подбородок – но чувственные губы красивой формы. Огромный в сравнении с моим рост, широченные плечи и мышцы, отчетливо выделяющиеся под одеждой. Подобранный с безупречным вкусом костюм из черного бархата, черный плащ, отороченный серебристым мехом, и рубиново-рыжие волосы, длинные, до лопаток, и такие мягкие на вид, что приходилось бороться с желанием их потрогать.

Рука так и тянулась. И внутри разлилось странное тепло.

– Ты вернулась… – зачарованно прошептал мужчина.

– Куда? – спросила глупость.

Он на меня странно подействовал…

– Не важно куда, – тихо произнес незнакомец, склоняя свое лицо к моему. – Главное, что ко мне.

А потом взял и поцеловал. Требовательно, страстно и так крепко, будто хотел выпить дыхание. Мир в очередной раз померк. Чтобы не упасть – и только! – я обхватила его руками за шею. И да, наконец зарылась пальцами в шелковистые пряди. Мм-м… Они оказались именно такими, как я себе представляла.

Помнила…

Словно почувствовав что-то, мужчина прервал поцелуй за секунду до того, как мне стало не хватать воздуха. И вновь посмотрел так, будто во мне был сосредоточен весь его мир.

Сотни, тысячи миров.

Я была растеряна, ошеломлена, деморализована. И хоть рука и получила свободу, не могла заставить себя сдвинуться с места. Бред. Безумие. Так не бывает… Я готова поклясться, что никогда раньше не встречала его. Такого невозможно забыть. И уж точно я никакая не Виолетта!

– Ривер! Ты ли это?! – Из одной из выстроившихся вдоль улицы лавок вышел бородатый гном в роскошном одеянии и быстро зашагал к нам. – Не думал, что однажды еще увижу тебя в Адаманте!

Мех на плаще явственно свидетельствовал, что этот Ривер прибыл издалека. Но тут нет ничего удивительного, в город ювелиров и драгоценных камней каждый день наведывались десятки приезжих.

Обладатель необычной рубиновой шевелюры всего на миг отвлекся, чтобы посмотреть, кто там его окликнул. Тем временем я до крови прикусила губу, чтобы боль немного отрезвила, и осторожно попятилась.

К моменту, когда пугающий незнакомец вспомнил о моем существовании, я уже успела скрыться за поворотом, а там… не заботясь о том, что подумают прохожие, бросилась бежать к академии.

Не скажу, что меня отпустило. Наоборот, чем дальше от него я удалялась, тем острее ощущалась тянущая пустота в груди.

Что он со мной сделал?!

А он ли? Или это само произошло? И если произошло, то что именно?

Глупая гусыня! Да он же не меня целовал, а эту свою Виолетту. Вот даже не знаю, как думать: повезло ей или влипла бедняжка?

Но этот Ривер, конечно, хорош. До сих пор опомниться не могу.

Алмазные россыпи, дважды за день меня приняли не за ту! Одно это уже из ряда вон.

Когда добралась до распахнутых ворот, в боку немилосердно кололо, а дышать было почти больно. Внутри безопасно. Алмазная академия дает защиту всем своим сотрудникам, я собственными глазами этот пункт в договоре видела. И сейчас, ступив на территорию, правда почувствовала себя немного увереннее. Только дрожь не прошла, будто бы даже усилилась, прокушенная губа разболелась… и я до сих пор ощущала вкус поцелуя… а пустота в груди разрослась до размеров шахты.

Одной рукой я обхватила себя за плечи, так и пошла. Тепло второй бы тоже не помешало, но в ней была зажата сумка с покупками. Только сейчас о ней вспомнила. Чудо еще, что не потеряла где-нибудь по дороге!

До наступления темноты было еще далеко, но местные заросли местами все равно выглядели мрачно, даже жутковато. И карту я с собой не взяла. Впрочем, это роли не играло, все равно сейчас соображаю с трудом.

Ничего удивительного, что в конце концов я заблудилась. И вроде бы правильно шла… но вместо симпатичных коттеджей вышла к какому-то бункеру, кругом зеленело растительное буйство, за ним слева просматривалась часть одного из учебных корпусов. И тропинка разветвлялась.

Ну и куда мне идти?

Хоть бы указателей тут наставили, что ли!

В общем, когда через некоторое время моего беспомощного стояния на месте из зарослей, где не было видно никакого хода, совершенно бесшумно выскользнула девушка, я ей обрадовалась как родной.

– Извините, не могли бы вы подсказать… – начала я, но худенькая блондинка в летящем платье даже не повернула головы на голос, как шла, так и пошла.

К замку. И опять мимо всех дорожек.

Как только шею себе не свернула?

Пришлось бежать за ней.

– Эй! Слышите меня?

Ноль реакции.

Зато до и так натерпевшегося сегодня сознания наконец дошло, что именно в этой ситуации не так: гибкую фигуру окутывало едва заметное сияние.

Я остановилась как вкопанная. Получать от нее советы мигом расхотелось. Подтверждая самые невероятные предположения, девушка вошла прямо в каменную кладку стены. И пропала.

Ну а чему я удивляюсь? В конце концов, в магической академии нахожусь.

– Ой, это вы… – прозвучало справа.

Не подпрыгнула и не завизжала исключительно потому, что сил совсем не осталось. Ну и денек!

Заранее готовясь к какой-нибудь гадости, я повернулась.

Выдохнула. Это была всего лишь одна из подруг Саи, имени которой я уже не помнила.

– Не ожидала, что в Алмазной академии есть привидения, – призналась, борясь с очередным приступом дрожи.

В ответ на меня непонимающе вытаращились.

– А их и нет. Вся наша магия связана с камнями, – не скрывая удивления, пояснила девушка и подошла ближе.

По спине прогулялся холодок. Впрочем, не исключено, что рядовая студентка может чего-то не знать. Вечером уточню у Веорана.

– А как же некромантский факультет? – попробовала все же отстоять свою правоту.

– Нет факультета, – чуточку снисходительно улыбнулась студентка. – Есть только декан.

Дела…

Внимательно вглядевшись в каменную кладку, я все-таки пришла к выводу, что себе пока еще доверяю. Вряд ли у меня галлюцинации.

– Вы куда-то шли? – снова окликнула меня будущая магиня.

Да. Точно.

– Я тут немного заблудилась. – Признаваться было стыдно, но не до вечера же по зарослям блуждать.

– Все поначалу путаются. Ничего, скоро привыкнете, – по-свойски заверила она. – Идемте, я провожу. Куда вам надо?

Кратко я объяснила про коттедж, который занимал профессор харз Аадор.

И мы пошли.

Странные мне снились сны.

Полет… И мои собственные кожистые крылья разрывают небо. Приятный прохладный воздух легко держит неожиданно
Страница 12 из 20

крупное тело, он пьянит, баюкает и внушает чувство полной безопасности. Нет страха упасть. Только свобода и счастье.

А внизу сияет тысячами драгоценных камней прекрасная Адаманта. Дома, деревья, людишки, даже Алмазная академия – все такое маленькое.

И тут – дракон! Огромный, красный, с черными, будто в них жила сама первозданная тьма, глазами и рубиново-янтарными шипами по хребту и на хвосте. Он с рыком вылетел прямо на меня, будто намереваясь сбить… Я мягко спланировала чуть вниз и ехидно фыркнула.

Туша сверху тоже фыркнула, и в воздухе заклубился сизый дым.

Огнедышащий! Какая прелесть.

Пока я решала, что с ним делать, красный дракон тоже спустился пониже и полетел рядом.

Изнутри меня всю окутало приятное тепло, только непривычно большое сердце билось часто-часто, и эти удары отдавались в ушах.

Незнакомое чувство. Даже немного пугающее. Но я знаю, что так бывает, когда находишь свою пару…

…Вздрогнула. Проснулась.

Промокшая от пота сорочка противно липла к телу. Одеяло свалилось на пол, и я дрожала от холода. Все же не лето на дворе.

За стеклом только-только начали пробиваться первые лучи рассвета. И, естественно, никаких драконов в небе видно не было, я специально подошла к окну и проверила. Вот только глупое сердце это не убедило, оно все так же трепетало, дрожало и по кому-то отчаянно тосковало.

Мысленно отругав себя за мечтательность, я отправилась в ванную.

Горячая вода помогла немного прийти в себя. По крайней мере час спустя я уже чувствовала себя полукровкой гнома и человеческой женщины, а не парящей над городом драконицей, к тому же еще и влюбленной.

Как раз примеряла новые туфли и наслаждалась их присутствием на ногах, когда с улицы раздался голос Веорана:

– Соня! Иди сюда, что-то покажу!

Идти не хотелось, но пришлось. Вдруг это входит в мои служебные обязанности?

Маг стоял в саду и с восхищением глазел на свой собственный дом.

– Что? – Я вышла на крыльцо и окинула профессора вопросительным взглядом.

– Спускайся, – потребовал он и сделал знак еще и повернуться.

Не понимая, что происходит, я подчинилась.

И замерла, боясь поверить своему счастью.

– Откуда здесь это? – требовательно спросил маг, совсем не по-профессорски тыча пальцем в плющ.

Растение оплело почти всю стену рядом с моим окном и, кажется, чувствовало себя вполне уютно.

На губы выползла до неприличия счастливая улыбка.

– Это мой плющ, – прошептала радостно, когда прошло несколько мгновений, а видение и не подумало испариться. – Можно он будет жить с нами?

Веоран скорчил кислую физиономию и закатил глаза. Ну да, глупость сказала, но кто из нас может похвастаться рассудительностью в момент, когда переполняют чувства?

– Стоило об этом спросить до того, как это чудо полдома захватило, – проворчал маг, а потом не удержался и заинтересованно потрогал большой лист. В ответ тонкая веточка потянулась к нему и попыталась переползти на рукав. Маг еле отпрыгнуть успел! – Но-но, не балуй! Иначе поливать и подкармливать буду только раз в месяц!

Плющ мгновенно раздумал цепляться за этот болтливый столб.

А я мысленно потерла ладошки. Контакт налажен! Вроде как.

– Снаружи же, а не внутри, – улыбнулась магу.

– Еще не хватало. – Очередной лист с красивыми зазубринами удостоился пристального внимания.

На меня Веоран ворчал, но от растения был в восторге.

– И я понятия не имела, что так получится. – Перестать улыбаться не удавалось. – Ну, что он окажется здесь.

Зато скучать теперь буду только по няне. Но ее в Адаманту не перевезешь, у нее собственная любящая семья есть.

– Хм. – Маг присел на корточки и с любопытством разглядывал корни.

– Признайся уже, он же тебе нравится! – не выдержала я.

А недовольное с утра начальство взяло и не стало отпираться:

– Еще как нравится. Но это не отменяет того, что ты мне теперь должна за приют этого монстра магического.

Обзывательство плющ не обидело, наоборот, он важно зашумел листочками и на глазах заполз еще и на часть второго этажа. Красуется!

– Что?! – возмущенно ахнула я.

Напомните мне, у кого из нас в родословной отметились гномы?!

Маг самоуверенно ухмыльнулся и подмигнул.

– Пока не знаю, что с тебя стребовать. Потом придумаю.

А?! Он что, решил, будто я согласилась? Да я же прост-о…

– Доброе утро! – Скрипнула калитка, и на одно действующее лицо возле дома стало больше. А в следующее мгновение Рита разглядела плющ. – Какая красота!

Веоран окинул нас со служанкой мрачным взглядом и буркнул:

– Я хочу получить свой завтрак.

Однако, в отличие от меня, Рита его уже в разном настроении видела и успела привыкнуть ко всякому.

– Будет сделано! – бодро протараторила она и, когда профессор, продолжая что-то бурчать себе под нос, унесся в дом, обняла меня за плечи и повела на кухню. – Не бойся, он вообще-то хороший, просто не выносит, когда в центре внимания кто-то, кроме него.

– Я так и подумала.

За годы жизни среди гномов так сложилось, что я по отношению к плющу научилась сразу понимать, кто что собой представляет. Например, отец был к плющу равнодушен, как и почти ко всему, что не приносило прибыль, но и не причиняло убытков. А тетка постоянно пыталась извести, хотя бедное растение ей ничего не сделало. Отношения с родными у меня не получилось выстроить, как я ни старалась себя заставить их полюбить. В сердце совсем ничего не было. Зато няня поливала в зной и заботливо срезала сухие листочки. Мне с ней вообще повезло.

Теперь вот Веоран и Рита. Маг, конечно, вредный и опять что-то удумал, но не обязательно ведь гадость. Ему бы вообще цены не было, если бы не чрезмерная любвеобильность. Ну а Рита мне еще вчера понравилась.

– Это ты посадила? – А ей понравился плющ, и даже нарезая хлеб для гренок, она все никак не могла о нем забыть.

– Вроде того. – Так сразу шокировать ни в чем не повинного человека казалось негуманным.

– Можно я росточек возьму и тоже возле дома посажу? – Глаза цвета горького шоколада смотрели на меня с надеждой.

Почему бы и нет? Плющу будет хорошо в их большом цветнике, который я еще вчера приметила. Наверное, летом там красиво и пахнет одуряюще.

Я кивнула и присоединилась к приготовлению завтрака.

Как чувствовала, что подружимся!

– А правда, что профессор харз Аадор ради тебя свою дурынду бросил? – Готовить вместе – это, оказывается, сближает.

Вот и откровенные вопросы пошли.

Но я была не в обиде.

– Откуда знаешь?

– Шутишь?! Вся академия о вас болтает, – хихикнула служанка. – Тебе удалось захомутать одного из самых завидных холостяков города.

Счастливая я, оказывается.

– И что именно говорят? – продолжила допытываться.

Интересно же!

Чутье не подвело. Пока бродили по академии, слухи успели обрасти сочными подробностями.

– Говорят, Лелья застала вас в постели. И он заявил, что любит тебя, а ее бросает, – поведала Рита. И просто-таки подпрыгнула от нетерпения. – Так правда или нет?

– Частично, – хмыкнула я. – Мы завтракали.

– В постели? – будто бы даже с надеждой уточнила новоиспеченная подруга.

– Нет же, на кухне!

Рита испустила долгий печальный вздох.

Пришлось подбадривать:

– Но эту психованную он правда бросил.

– Ради тебя? – И столько надежды в глазах, будто от этого зависело ее собственное
Страница 13 из 20

счастье, не меньше.

Что-то подсказало, что с этой девушкой можно быть честной.

– Нет. Но прикрылся мной.

– И вы не жених и невеста? – Утешительница из меня так себе, потому что Рита вконец расстроилась.

– Нет. То есть да, но… Все сложно.

А вот теперь она просияла. Пойди разбери этих нормальных людей!

– Значит, все-таки любовь!

– С чего ты взяла?

– Если есть он, она и у них все сложно, это точно любовь, – с полной уверенностью заявила Рита и шлепнула на большую сковороду будущие гренки.

К этому времени я успела взбить яйца, она – натереть сыр и порезать овощи и ветчину. Но здесь меня от приготовления завтрака аккуратно отстранили. Потому что это не моя работа. А еще потому, что Рите уж очень нравился ее вывод, и слушать мои отнекивания она не собиралась.

Минут десять спустя завтрак был готов, тарелочки красиво расставлены на столе, а Рита громко прокричала профессору, чтобы спускался. Он не менее громко попросил заварить чай. Послышались шаги на лестнице.

Веоран и со служанкой общался так же запросто, как со мной, например. Это внушало некоторый оптимизм. Так я не чувствовала себя какой-то особенной.

Фальшивая невеста, подумаешь тоже!

Работа как работа, не хуже других.

Я за это деньги получаю и ничего неприличного не делаю. А окружающие… сами обманываться рады. Надо же было такого напридумывать про нас с магом!

– О нет, еще одна, – простонала над ухом Рита, глядя куда-то в окно.

Едва содержимое чайника на меня не пролила. Тут волей-неволей заинтересуешься.

Глянув туда же, куда смотрела она, я увидела даму в элегантном зеленом платье, которая шла к дому. На скорее симпатичном, чем отталкивающем лице застыла гримаса аристократического недовольства. Почему-то подумалось, что оно напускное. Но маска эта, похоже, намертво приклеилась к коже.

И маг, который давно уже спустился, к нам не шел. Видимо, увидел гостью через окно в холле и ждал.

– И эта тоже противная? – с опаской спросила я шепотом.

Веорану что, для тонуса нравится каждое утро начинать со скандала?

– Госпожа Лина хотя бы имеет право на такое поведение, – шепотом же ответила Рита.

В голову закрались нехорошие подозрения.

– Жена, что ли? – От этого мага всего ожидать можно!

– Хуже. – Рита натурально содрогнулась. – Это его мать.

Ого… А она неплохо сохранилась для своих лет. Выглядит самое большее на сорок. При этом минимум макияжа, ни одной морщинки и ни грамма лишнего веса. Безупречный вкус прилагается. Но характер поганый, судя по тому, как скисла моя новоявленная приятельница.

– Готовься, – шепнула Рита, склонившись к самому моему уху. – Сейчас тебе придется выдержать настоящую войну.

– Здравствуй, мама! – раздался в холле звенящий от радости голос профессора.

Страшно ни капли не было. Какой бы мегерой ни была эта «госпожа Лина», вряд ли она хуже моей тетки. И как бы она сейчас себя ни повела, ее немного оправдывает забота о сыне.

– Это правда? – вместо приветствия строго спросила гостья. – Правда, что ты бессердечно бросил Лелью?

– Да.

До кухни долетел полный сочувствия вздох.

– Алмазные россыпи! Бедная девочка…

– Она мне изменяла, – попытался оправдаться Веоран.

– Дорогой, – я так и представила, как профессора снисходительно похлопали по щеке, – в твоем возрасте пора бы знать, что верность в браке – понятие откуда-то из сказки, но уж никак не из реальной жизни.

Хуже всего то, что эта госпожа Лина правда так думала. По голосу чувствовалось.

– Ты сам менял женщин как перчатки, – припомнила она.

– У нас бы все равно ничего не вышло, – осторожно выговорил маг. – Лелья избалованная, капризная скандалистка. Она делала мою жизнь невыносимой.

Тем временем гренки остывали. Вместе с чаем. А мы с Ритой сидели за столом, вдыхали вкуснющие ароматы и не решались начать есть. Ждали, дойдет ли катастрофа до нас или ограничится одним сыном.

– А та, другая девушка? Она существует?

Надежда издала предсмертный всхлип. Кажется, и по мою душу придут.

– Разумеется, – радостно подтвердил маг.

– Я хочу ее видеть, – непререкаемо заявила его мать. – Сейчас!

– Идем на кухню. Мы как раз собирались завтракать. Присоединишься?

Шаги…

Отложив вилку, которую до того нервно вертела в руке, я встала. В конце концов, это просто работа. Мне только и нужно, что сохранять холодную голову и быть вежливой. И вообще, ни в одном договоре нет пункта о том, что я должна понравиться его маме!

– Ни за что. – Это они про завтрак. – Я еще в холле почувствовала запах какой-то вредной гадости. Эта бестолочь так ничему и не научилась. Не понимаю, зачем надо было брать ее обратно? Ты что, с ней спишь? Алмазные россыпи, я могла бы прислать десяток гораздо более красивых девушек, которые будут готовить тебе полезную еду, а не всякую дрянь.

– Я люблю гренки, – беззаботно отозвался Веоран. – А Рита просто приготовила то, что я попросил. Оставь уже ее в покое.

– Точно ты с ней спишь, – неодобрительно.

– Не сплю!

– Значит, собираешься.

В конце они тихо-тихо шипели. Видимо, эта особа считала, что неприлично отчитывать сына перед слугами. Но все равно было слышно.

Наконец они вошли.

– Мам, познакомься, это моя невеста, Ассони Деркволд, – маг указал на меня. – Как тебе, наверное, доложили, мы обручены.

– Здравствуйте, госпожа Лина. – В этом месте следовало изобразить поклон, реверанс или что-то вроде, но у гномов это не принято, так что я ничего такого не умела.

Оплошность, кажется, не заметили. Или притворились, что не заметили, и потом еще припомнят.

По мне скользнул изучающий взгляд.

– Пожалуй, я даже могу понять, почему ты наделал глупостей из-за нее, – пробормотала будущая свекровь. Какое счастье, что не моя!

Натянутая улыбка превратилась в почти искреннюю. Было приятно, что такая элегантная дама, настоящая аристократка, посчитала меня достойной всяческих глупостей.

– Мама… – попытался ее одернуть маг.

Как всегда, безуспешно.

– Деркволд… Где же я могла слышать эту фамилию? – задумчиво пробормотала госпожа Лина. И так и не сумела вспомнить. – А, не важно! Конечно же, она бедна как храмовая мышь?

Вопрос прозвучал как утверждение. Даже как оскорбление.

Больно закусив губу, я в очередной раз напомнила себе, что это всего-навсего работа. Ну, вроде подавальщицы в таверне. Там тоже некоторые пытаются оценивать тебя в монетах, притом не всегда в золотых, а попадаются такие, кому просто отдых для души – гадость сказать.

– Соня – единственная дочь одного весьма состоятельного гнома, – пояснил тем временем Веоран. – Правда, они в паршивых отношениях.

Маска извечного недовольства все же немного отклеилась, и у аристократки изумленно округлились глаза. Надо же, оказывается, у нее очень живая мимика!

– Полукровка от гнома?! – Госпожа почти свекровь была в шоке. – Ни за что бы не подумала…

На что ее сын весело улыбнулся и обнял родительницу за плечи.

– Мам, это все вообще не важно, – сияя глазами, будто даже и не врет, заявил он. – Я люблю эту девушку и собираюсь на ней жениться. И пусть весь остальной мир катится к демонам, если, конечно, они существуют!

Госпожа Лина удрученно вздохнула.

– Ты хотя бы представляешь, в какой ярости будут твой дед и глава вида? Про отца бедняжки Лельи я уж вообще молчу!

– Я
Страница 14 из 20

не представляю, а предвкушаю, – широко ухмыльнулся маг.

Потянуло закатить глаза. Еле сдержалась!

Мать этого балбеса титулованного с любовью посмотрела на сына, немного неприязненно – на меня и в конце концов кивнула каким-то своим мыслям.

– Ладно. Раз уж даже магия приняла ваш союз… Я попробую с ними все уладить.

На завтрак она не осталась, сразу ушла, потому что была слишком взволнованна, чтобы оттягивать разговор с главными мужчинами семьи. И с чего так нервничать? Родственники же, да и она дама не простая… Разберутся.

– Неужели она согласилась?! – ахнула Рита, как только за важной гостьей закрылась дверь.

– Мое счастье для нее превыше всего. – Веоран совсем не был удивлен.

Он наконец уселся за стол и тоскливо обозрел гору холодных гренок.

– Сейчас я все разогрею. – Рита до увольнения работала у него несколько месяцев и уже научилась понимать желания хозяина без слов.

Опять зашипела сковорода.

Меня же прямо сейчас еда интересовала меньше всего.

– Обманывать маму плохо. – Я осуждающе посмотрела на мага. – Тем более такую, которая на все готова ради тебя.

– Плохо – что чай тоже остыл, а никто не торопится исправить это безобразие. – Веоран ни капли не усовестился. – С остальным я разберусь, не суй туда свой очаровательный носик. Кстати, я придумал, что хочу за приют для плюща…

Греть чай выпало все той же Рите, потому что я была слишком зла, чтобы обхаживать противного мага. И вообще что-то мне подсказывало, что отправить весь плющ к домику служанки выйдет дешевле, чем заключать очередную договоренность с этим расчетливым типом.

– И?.. – спросила из чистого любопытства.

– Постарайся понравиться моей матери. – Прямо скажем, требование оказалось несколько неожиданным. – Когда узнаешь ее лучше, ты поймешь, что она замечательная. Ей и так много пришлось пережить из-за меня, не хочу, чтобы она расстраивалась.

Ладно, совесть у него все-таки есть. Но какая-то кривобокая.

Портить отношения с госпожой чьей-то будущей свекровью я и так не собиралась, так что послушно кивнула.

Внутренний голос же тихонечко шепнул, что у паутины, которую потихонечку плетет этот паук лощеный, несколько ярусов, и пока я вижу лишь самый верхний. Но чувство такое, что Веоран сводит с кем-то счеты и намеренно мотает нервы родственникам. Но не матери. Тогда кому?

Как после всех бурных событий мы умудрились не опоздать на занятия, оставалось загадкой. Но факт есть факт: даже при том, что плелись как черепахи, в запасе имелось еще полчаса. Скорость передвижения целиком и полностью ложилась на мою совесть. Новые туфли, такие мягкие в комнате, на первом же десятке шагов по улице натерли ногу. И ходить даже на удобных каблуках оказалось в сто раз труднее, чем можно было себе представить.

Рука мага, на которую я опиралась, и то, что он послушно подстраивался под мой шаг, даже замечания ни единого не отпустил, хорошего настроения не добавляли.

Его ухмылка нервировала.

А этот интриган вышагивал рядом, радовался жизни и даже что-то там себе насвистывал под нос.

Тяжела доля ассистентки!

Все время хочется убить своего профессора! И чем дальше, тем сильнее!

– Ассони? – Мы как раз подходили к главному входу в зал.

– Больше ни на какую авантюру не подпишусь, даже не рассчитывай! – прошипела, выразительно блестя на него глазами.

Маг самодовольно усмехнулся:

– Я всего лишь хотел попросить тебя повесить вот это объявление в холле главного замка. – И протянул мне свернутый трубочкой лист. – Я над ним немного поколдовал, так что просто расправишь и приложишь к стене, должно держаться.

Ясно. Видимо, там есть специально отведенное место для важной информации. Когда войду, сориентируюсь.

И наконец увижу главный замок изнутри!

Сердце совершило радостный кувырок.

– А что там? – Во мне даже любопытство проснулось.

– Во второй половине дня я веду практикум у адамасов, – пояснил Веоран. – Их декан опять в отъезде.

И адамасов увижу!

Аккуратно, чтобы не помять, я взяла объявление и заковыляла к замку. Краем глаза успела заметить, как к Веорану подошла одна из преподавательниц. Но это меня сейчас не волновало, все мысли были уже внутри легендарного строения. Как бы еще потом заставить себя выйти оттуда, а не стоять битый час, глазея по сторонам. А то все подумают, что я какая-то чокнутая.

Но восторг угас, стоило позади с грохотом захлопнуться массивной двери.

Полутемный холл слабо подсвечивался. И в этом фигурном свечении ощущалось что-то неправильное…

Я не сразу узнала пентаграмму.

Еще позже заметила парящее в воздухе, прямо в центре шестиконечной звезды, тело, покрытое белой простыней. Из-за нее видно ничего толком не было… но на пол часто капала кровь.

Предположительно кровь. Проверять мне не захотелось.

Быстро развернувшись, я всем весом налегла на дверь. И мгновение спустя жадно глотнула чистого, напоенного запахами десятков разных растений воздуха. В голове немного просветлело, а вот колени задрожали куда сильнее.

На подгибающихся ногах, прижимая к груди безнадежно смятое объявление, я заковыляла к профессору.

– Веоран, вы просто мой герой! – чирикала тем временем преподавательница.

Она не только никуда не делась, но и раскраснелась как девчонка и просто облизывала мага взглядом.

Тот… наслаждался.

Кое-что не меняется никогда!

– Госпожа Исанда, я буду просто счастлив оказать вам услугу. – Тем не менее он не заигрывал, просто был вежлив.

С остальным женщина прекрасно справлялась сама.

Впрочем, продолжить обмен любезностями они не успели. Маг заметил меня.

– Просил же повесить объявление… – И разглядел чуть внимательнее. – Ассони?!

– Там… – Голос предательски сорвался. – Кажется, там кого-то убили.

Глава 4

Веоран недоверчиво приоткрыл рот.

Где-то внутри замка раздался оглушительный визг. Похоже, страшную находку нашли повторно.

Несколько минут спустя я стояла в центре огромной толпы, но при этом ощущала себя невидимкой. Все внимание было приковано к ректору – пожилому мужчине с ямочкой на волевом подбородке и редкими серебристыми ниточками в густых черных волосах. Он расхаживал среди студентов и сотрудников, шурша широким черным плащом, будто огромными крыльями, отрывисто чеканил приказы и одним своим присутствием внушал собравшимся некое подобие спокойствия. Видимо, этот человек из тех, кто всегда знает, что надо делать.

А человек ли?

Скомканное объявление упало на землю, и его давно затоптали. Зато я получила возможность обхватить себя за плечи обеими руками. Так трясло чуть меньше. И ноги вспомнили, что новые туфли немного трут. Это странным образом добавляло происходящему ощущение реальности.

Студентов вывели через запасные выходы, минуя холл. Но разогнать по корпусам не сумели или же просто не посчитали нужным тратить на это время. И теперь они толпились перед замком, изнывая от любопытства, возбужденно шушукаясь… кажется, кто-то пытался по мелочи колдовать. А внутри работали маги, обезвреживали пентаграмму. И Веоран был там.

Как я найду его потом в этой толпе?!

Может, тому, кого скрывала простыня, еще можно помочь…

– Да, он адамас, – прозвучало совсем рядом. Один из старшекурсников, видимо, перехватил прикованный к ректору взгляд. –
Страница 15 из 20

Особенный. Один из древнейших среди ныне живущих. Лорд-основатель.

Значит, не байки все, что о них говорят.

Я кивнула, не то соглашаясь со словами парня, не то просто так.

– Новенькая, да? – Меня с интересом разглядывали серебристо-серые глаза из-под каштановой челки. – Ничего, скоро привыкнешь. В конце концов, ты работаешь с одним из них.

Если недавние события еще не сбили меня с ног, то новость с этим почти справилась.

– Ран?!

– Полукровка, но в полной силе, – пожал плечами студент и ловко подхватил меня за талию. А свободной рукой выудил из кармана небольшой шелковый мешочек, развязал и протянул мне. – Вот, возьми. Это шоколад. Лучшее средство от нервов.

Я машинально подцепила дрожащими пальцами кусочек.

– Все бери. – Мне почти силком всучили остальное. – А то еще в обморок хлопнешься, на тебе же лица нет.

– Спасибо, – шевельнула сухими губами.

Шоколад был хороший, из самых дорогих сортов. Тех, что имеют горьковато-терпкий ненавязчивый аромат и похожий вкус. Я сунула в рот кусочек – и вроде бы действительно чуть полегчало.

– Лучше? – тронул меня за ладонь студент.

Рука с талии давно испарилась, теперь он стоял на почтительном расстоянии в шаг.

– Ага.

– Слушай, а кто там? Ну…

Воспоминание о теле, покрытом простыней, заставило содрогнуться.

– Не успела рассмотреть.

– А магия? Говорят, там какое-то необычное плетение. – Серые глаза из-под челки любопытно сверкнули.

– Я в этом ничего не понимаю.

Красивое лицо на миг исказила недовольная гримаса.

– Ладно… Какие-нибудь символы запомнила? Как выглядела пентаграмма?

Думала, что нет… но сейчас вдруг поняла, что при желании смогу перерисовать ее по памяти. Узор раскаленным клеймом въелся в разум. Но сообщать детали собеседнику я, разумеется, не собиралась.

– Нордарн Алмаз, оставь девушку в покое! – прогрохотало над ухом.

Вечные камни, сам ректор! Я чуть шоколадкой не подавилась.

– Я считаю, что имею право знать, если что-то произошло с одним из моих друзей, – выпятил подбородок молодой адамас.

Его доброе отношение ко мне носило корыстный характер. Но я не в обиде, шоколад правда немного помог.

– Все, что вам надо знать, вам сообщат вечером. После занятий объявляется общий сбор. А сейчас брысь отсюда! – холодно скомандовал ректор и перевел тяжелый взгляд на меня. Будто каменная плита на плечи легла. – На вашем месте, девушка, я бы придержал язык за зубами. Ни к чему разводить панику.

– Я даже не думала… – пролепетала, инстинктивно вжимая голову в плечи.

– Правильно. И лучше даже не начинайте, – распорядился этот камень ходячий. – Сапфиры, присмотрите за ней! И уберите отсюда всех, нечего под ногами путаться.

Внушительно, словно ожившая статуя, господин ректор прошествовал куда-то в сторону. А рядом со мной обозначились близнецы, которые будто нарочно стремились подчеркнуть свое сходство совершенно одинаковыми стрижками пепельных волос и одинаковыми же костюмами, даже шейными платками и застежками на оных! Только глаза адамасов все равно выдавали, даже присматриваться было не надо: у того, что стоял ближе, они были ярко-зеленые, а у второго – пронзительно-синие.

– Так ты и есть невеста Рана? – «догадался» синеглазый.

– Хорошенькая, – хитро сверкнул глазами его брат. – Такая свежая, невинная…

– Ну что, попытаемся отбить? – вверг меня в ужас первый.

– Не стоит, – серьезно заявил обладатель необыкновенно ярких зеленых глаз. – Если попытаемся, то точно отобьем. И куда потом ее девать?

Они ловко обступили меня и с двух сторон взяли под руки. Я затравленно дернулась.

– Эй, спокойно! – усмехнулся зеленоглазый. – Мы просто стараемся тебя отвлечь, а то у тебя такой вид, будто ты сейчас в истерике биться начнешь.

– Ран просил за тобой приглядеть, – вторил ему второй Сапфир.

И руки мои все же сцапали.

Вроде бы я видела, как они выходили из замка… Ладно.

Мы куда-то пошли. Вместе со всей толпой.

– Я – Арман, – представился синеглазый. – А моего брата зовут Жеанд. И пожалуйста, давай без всяких там господ и профессоров.

Кивнула. Возражений они бы все равно не приняли.

– Не трясись ты так, он вообще нормальный. – Жеанд слегка пожал мои пальчики. – Просто когда с утра пораньше находишь у себя в холле труп в комплекте с запрещенной магией, волей-неволей занервничаешь.

Опять кивнула. Не трястись не получалось, ректор меня откровенно пугал. В его присутствии я ощущала себя букашкой, которую, казалось, он вот-вот раздавит тяжеленным сапогом.

– Ассони, – вспомнила, что не представилась, я.

Близнецы переглянулись.

– А имечко-то наше, – хмыкнул синеглазый Сапфир.

– Мой отец гном. – В моем понимании это все объясняло.

Гномы, камни… а там и до магов с адамасами недалеко.

– Угу. – Парни дружно фыркнули и еще раз переглянулись.

Вкус шоколада смешался с легким привкусом зависти. Наверное, это настоящее счастье, когда у тебя есть кто-то настолько близкий, что для понимания достаточно одного взгляда. Я почему-то не сомневалась, что между близнецами сейчас происходит молчаливый диалог.

– А куда мы идем? – встрепенулся Арман.

– Самому интересно. – Его брат с любопытством заозирался по сторонам.

Не знаю, что он там увидел, но лично я смогла рассмотреть только очередное сборище студентов с изредка мелькающими преподавателями. А рост у нас с близнецами почти одинаковый!

– Кажется, там что-то происходит, – резюмировал Жеанд.

– Да неужели? – заулыбался второй Сапфир, замедляя шаг.

Я ограничилась мученическим вздохом. В этой академии хоть минуту прожить спокойно можно?!

Оказалось, нельзя. А кто-то сомневался?

Толпа расступалась при виде преподавателей, и протиснуться к первым рядам, откуда открывался наилучший обзор, получилось проще простого.

– Кого убили? – шутливо поинтересовался синеглазый Сапфир у стоявшей неподалеку компании парней.

В свете недавних событий его юмор никто не оценил. Разве что меня передернуло.

– Пока никого, но все к тому идет. – Студенты оказались куда более привычны к толстокожести любимых преподавателей.

Один из парней указал куда-то вперед.

Мы с Сапфирами дружно посмотрели туда и… Лично я ничего не увидела.

– Она вверху, – подсказал долговязый парень в очках.

– На крыше, – добавил кто-то, кого я вообще не рассмотрела.

Взгляд скользнул выше. Я придушенно ойкнула и прикрыла рот ладошкой.

Лелья!

Она стояла на крыше одного из учебных корпусов. На уровне пятого этажа ветер, очевидно, был сильнее, потому что я, стоя на земле, вообще его не чувствовала, а Лелье то и дело приходилось отфыркиваться от падающих на лицо волос, порывы играли с широким подолом ее платья, и сама она пару раз всерьез пошатнулась.

– Пусть придет Веоран! Немедленно позовите его! – визгливо затребовала госпожа богатая невеста.

Подозреваю, что не в первый раз.

Но никто выполнять приказание не ринулся. Еще бы, в замок все равно не пропустят, да и сам профессор харз Аадор вряд ли променяет запрещенную и оттого редкую пентаграмму на какую-то истеричку, которую он и так несколько месяцев наблюдал практически ежедневно.

– Что встали? Ну! – Легко сдаваться Лелья не желала. – Не то прямо сейчас прыгну.

Я закатила глаза. Будь я завидным холостяком, ни ради какой выгоды
Страница 16 из 20

не женилась бы на этом чудовище блондинистом.

– Вот идиотка. – Арман был со мной полностью солидарен.

– Думаешь, правда прыгнет? – скептично наморщил лоб его брат.

Справа от нас большая группа студентов размышляла о том же, но малость в другом контексте. На что ставить: осмелится или нет, а если все же осмелится, то насмерть убьется или только покалечится? Они тут друг друга стоят, что студенты, что преподаватели – сама доброта.

– Только если ветром сдует или каблук соскользнет, – мрачно пробормотала я.

Видимо, в плане человеколюбия я от всех здесь присутствующих недалеко ушла. Досадно. Не так меня нянюшка воспитывала! Но сейчас при взгляде на избалованную дурищу внутри ни единая струнка не дрогнула. Если свалится и шею себе свернет, поделом ей. Ведь где-то в замке, плененное пентаграммой и укрытое с головы до пят белым полотном, лежит другое существо, которое, возможно, до последнего боролось за жизнь. И, возможно, собиралось прожить ее достойно. Вот кого действительно жаль. А эту…

– Веоран!!! – Видя, что никто не спешит бежать за профессором, Лелья заверещала еще громче. – Прекрати надо мной издеваться! Немедленно иди сюда, не то я правда сброшусь!

– Быстрей только, а то на защиту опоздать не хочется, а я поставил пятнадцать серебряных, – попросил кто-то из студентов.

Посыпались обидные смешки.

Лелья отступила на шаг от края крыши и обвела неблагодарных зрителей злым взглядом.

– Мне тоже опоздать на защиту не хочется, – опомнился Арман. – Тем более что мы с тобой ее ведем.

– Кто полезет снимать? – обреченно уточнил Жеанд.

– Ты, конечно!

– Почему это?

– Она же тебе нравилась, – выдвинул железный аргумент синеглазый Сапфир.

– Но соблазнил ее все-таки ты, – припомнил зеленоглазый.

– Вот я и даю тебе шанс наверстать упущенное, – важно кивнул хитрый адамас.

Но необходимость в герое уже отпала. Пока они препирались, на крыше возникло новое действующее лицо. Ну как лицо…

Лелья тихо пискнула… И, опутанная ярким плющом, медленно и совершенно безопасно съехала с крыш-и.

– Ух ты! – совершенно по-мальчишески выдохнули близнецы.

Широкая улыбка была не очень-то уместна, но поделать с собой я ничего не могла.

Проворные веточки вместе со своей ношей ползли прямо к нам. И перестали разрастаться, только когда Лелья оказалась в шаге от меня.

– Гадина! – Встрече она была явно не рада. – Ты мне всю жизнь полома… м… м-м-м!..

Да, плющ бесцеремонно зажал ей рот. Подозреваю, с любимой дочерью главного ювелира Адаманты так прежде никогда не обращались.

– Откуда здесь эта прелесть? – Жеанд восхищенно сверкал своими необыкновенно яркими зелеными глазами.

Студенты обступили нас… и кто-то уже отхватил по рукам за попытку отщипнуть росточек.

– Это мой плющ, – гордо призналась я.

– Слууушай, а давай все-таки отобьем, – впечатлился Жеанд. – Рано или поздно нам все равно придется жениться. Только надо придумать, как мы ее делить будем.

– Честно, – радостно заявил Арман. – Тебе жена, мне – плющ.

Исступленно дергающаяся Лелья уже никого не интересовала. Теперь ставки делали на нас.

Но меня это все достало!

– Во-первых, мы с ним идем в комплекте, – проговорила вкрадчиво, осаждая взглядом близнецов. – Во-вторых, плющ меня любит и защищает. Попробуете обидеть – придушит. Вздумаете пойти налево – смысла туда ходить быстро лишит. Ну как, еще есть желающие на мне жениться?

Маги потупились. Цена обретения чего-то интересного и магического показалась им непомерно высокой.

Затянувшееся на несколько секунд молчание прервала гневным мычанием Лелья.

– Надо с ней что-то решать… – задумчиво пробормотал Арман.

Все присутствующие чувствовали, что к началу занятий… пожалуй, даже к концу первого часа, безнадежно опоздали, тем не менее никто никуда не спешил. Видимо, кто-то ставил на то, что скандалистку отловят и устроят ей втык. И теперь самые удачливые дожидались честно заслуженного выигрыша.

Ладно, не слишком честно.

Но всю малину, как обычно, испортили.

– Профессор… О! Вы оба здесь, – пропыхтела пухленькая особа в круглых очках и согнулась, жадно дыша. Одновременно с этим пыталась продолжать: – Через пять минут у ректора совещание. Вас ожидают обоих. И… девушку.

Имя оной ассистентка близнецов забыла, пока отыскала начальство, но ни у кого из присутствующих не возникло вопросов.

Я сглотнула вставший в горле комок. Неприятно, когда на тебя направлено несколько десятков взглядов.

– Нордарн Алмаз! – рявкнул синеглазый Сапфир. И когда парень возник перед нами, уже тише продолжил: – Проводи даму к смотрителю, пусть выставит ее и доложит об инциденте ее отцу. Также охранные заклинания должны быть настроены таким образом, чтобы ноги ее на территории больше никогда не было. Это понятно?

Лелья замычала втрое громче.

– Да, профессор, – отрывисто кивнул студент.

– Выполняй, – разрешил Арман. – Потом проследишь, чтобы народ разошелся по аудиториям и не слонялся без дела.

На этом студенты, Лелья, которую опять тащил куда-то плющ, и даже личная помощница были забыты. Близнецы снова взяли меня за руки с двух сторон и повели к главному замку.

Медленно, быстрее не позволяли новые туфли, непривычные каблуки и, если верить ощущениям, стертая в кровь нога. Но несмотря на то, что времени было в обрез, адамасы подстроились к моему шагу, ни разу не поторопили и лица имели совершенно беззаботные. Понятно, что все это напускное, но все равно приятно.

Ближе к замку я настолько расслабилась, что осмелилась спросить:

– Тот, кто был в пентаграмме…

– Безнадежно мертва, – меня поняли раньше, чем я успела договорить.

По спине прокатился озноб.

– Это девушка? – И зачем спросила? Очевидно же.

– Студентка, – кивнул Жеанд.

– Остальное узнаем, когда дойдем до ректора, – добавил его брат.

Их манера говорить, перебивая и дополняя друг друга, успокаивала. То же делали изящные теплые ладони, уверенно сжимающие мои трясущиеся руки.

Страх не то чтобы совсем отступил, но отошел на второй план, уютно свернулся клубком в животе. То есть это ему уютно, я же понимала, что он там надолго, пока негодяя не поймают или пока я не покину академию. С удовольствием убралась бы отсюда прямо сейчас, но меня держит договор… два договора, и защита от отца и несостоявшегося жениха по-прежнему нужна. Что-то подсказывает, что встреча с ними ждет меня впереди и не так далека, как хотелось бы.

Ректор целиком занимал самую высокую башню главного замка. Я окинула взглядом просторный кабинет с хорошей старинной мебелью, коврами на полу и светильниками в виде каких-то коричневых камней на подставках и пришла к выводу, что владения главы академии только им не ограничиваются. В башне должно бы хватить места еще для парочки помещений такого же размера.

Все уже были в сборе, ждали только нас.

Веоран сидел почти в самом центре квадратной комнаты, он выглядел усталым и осунувшимся. Есть с чего. Когда шли через холл, там было тихо и чисто, никаких следов ни случившегося, ни колдовства. Значит, разобраться с пентаграммой у них получилось. Это было хорошо, но… недостаточно. Студентка погибла! Ничего не будет достаточно, пока злодея не найдут и не накажут.

Рядом с Раном было оставлено свободное кресло для меня. И
Страница 17 из 20

еще пара для близнецов – у правой стены. Остальные места занимали несколько мужчин заметно старше этих троих и строгая дама с высокой прической, чем-то неуловимо похожая на преподавательницу помоложе, которая сегодня утром пыталась заигрывать с Веораном.

– Простите за опоздание, – отметил наше появление Арман, пока я разглядывала интерьер и присутствующих.

Взгляд немного потосковал на узорчатой решетке, которой было забрано единственное окно, и сместился к ректору, уже сидящему во главе стола. Мои глаза непроизвольно расширились. Ладно еще сам ректор… но на подлокотнике его кресла сидело уже знакомое мне привидение! Вольготненько так, закинув ногу на ногу и ничуть не смущаясь откровенного разреза на призрачном платье.

– Входите уже, и начнем, – скомандовал ректор.

Перехватив направленный на нее взгляд, призрачная девушка провокационно ухмыльнулась, потянулась словно кошка и, подавшись вперед, оперлась локтем о стол.

Жеанд аккуратно подтолкнул меня в спину. Причины замешательства он не понимал.

Но вошла я лишь настолько, чтобы близнецы смогли закрыть дверь.

Активировалась какая-то хитрая защита. Понятия не имею, как я об этом узнала.

Присутствующие держались спокойно, лишь некоторые недовольно поглядывали на меня. Полупрозрачная особа скорчила рожицу и подмигнула. Ее что, одна я вижу?!

– Здесь привидение! – на всякий случай громко объявила я.

Близнецы переглянулись.

Ректор еще больше помрачнел, хотя, казалось, больше уже некуда.

– Хия – моя дочь и наш начальник службы безопасности, – буркнул он и огладил подбородок таким движением, будто там была борода. Но ее не было. – Я же просил вас, девушка, не пытаться думать. У вас плохо получается.

Некоторые присутствующие – те, что постарше – одобрительно заусмехались. Меня будто ветром задуло в кресло. Может, адамасы и правда такие особенные, и магия у них уникальная, но это не дает им права вести себя грубо и высокомерно!

Пока я внутренне пыхтела и клокотала, ректор заговорил:

– Думаю, не надо пояснять, почему я собрал вас здесь. – В обращении с остальными он был ненамного любезнее, чем со мной. – Убита студентка. Не просто студентка. Шарлин из рода Изумрудов была лучшей не только на пятом курсе, но и вообще самой перспективной моей выпускницей за последнее десятилетие. Лорд Рубин уже отозван из своей поездки и направлен к семье девушки, хотя лично я не представляю, как он утрясет все с Изумрудами. У них давно не появлялось сильных магов, и мы умудрились профукать единственного, что был.

Интересы родов, выгода, последствия… Создалось впечатление, будто отнятая жизнь волнует присутствующих только в свете всего этого. И так мерзко стало, что я постаралась дальше не вслушиваться и сосредоточиться на деталях интерьера – необычных светильниках, которые, к сожалению, были выключены, поскольку сейчас день, или вон тех странных кулонах, которые держали мало что за стеклом, так еще и под замком.

Кулоны были необыкновенно красивые – искусной работы витая цепочка, а на ней в красивом креплении правильной круглой формы камень. Необычный и яркий, будто в него сама радуга заключена, но, похоже, не драгоценный. Внизу камня было сделано еще крепление, будто и туда предполагалось прицепить цепочку, но на самом деле оно служило лишь украшением. В общем, штучка красивая, но не безумно дорогая. Так зачем их ректору столько – несколько десятков? Им была отведена целая полка в одном из шкафов, где эти кулоны висели на специально для них сделанных серебряных крючочках. А как их охраняли! Полка закрывалась решетчатой дверцей с замком, потом стеклянной с узором, который смутно напоминал магические символы, часть из которых я видела в записях Веорана, а некоторые встречались и на запрещенной пентаграмме… Ну и обычная защита, вроде той, что Ран на свои ящики с документами ставит, тоже имелась.

Прозвучавший вопрос заставил встрепенуться и отвлечься от разглядывания безделушек.

– Многоуважаемый Илгард Адант, у вас уже есть подозреваемые? – немного раболепно спросил мужчина лет пятидесяти с совершенно седыми волосами, но при этом аккуратной черной бородкой.

Наконец хоть кто-то заговорил о важном!

Илгард Адант – это ректор, я на табличке у входа в башню прочитала.

– Все преподаватели, которые являются полноценными адамасами, – без обиняков заявил глава Алмазной академии, постукивая пальцами по столу и неспешно обводя взглядом собравшихся.

Реагировали они по-разному. Старшие хмурились, близнецы, как всегда, развлекались. Веоран с отсутствующим видом пялился на свои сцепленные в замок ладони, будто происходящее его вообще никак не касалось. Но оно и не касалось, поскольку он не совсем адамас.

– Вот спасибо за доверие, – фыркнул Жеанд.

– По-моему, господин Адант, вы, как всегда, недооцениваете молодое поколение, – сквозь зубы процедила дама с высокой прической.

Удостоили внимания только выпад Сапфиров.

– Кроме вас двоих, – продолжил размышлять ректор. – Слишком молоды.

Кажется, близнецы даже расстроились.

– Сильно недооцениваете. – Преподавательница недовольно качнула прической, словно обозленный петух гребешком.

Остальные нервничали, пытались скрыть свое состояние, но в итоге оно становилось только заметнее. Что абсолютно ничего не доказывает. Я вот, к примеру, тоже в присутствии ректора дергаюсь, но это же не значит, что я кого-то убила!

– Я знаю, о чем говорю, госпожа Аделяйн, – жестко обрубил Илгард Адант, осаждая взглядом посмевшую противоречить ему даму. – Он повторил пентаграмму, которой давным-давно нет в учебниках, и я лично позаботился, чтобы ее вообще ни в каких записях не было. Рисунок был идеален, наполнение, символы – все! Молодежи неоткуда было добыть информацию. И он забрал ее камень. Вы же понимаете, что это значит…

Лично я – нет, но остальные удрученно закивали.

– Значит, снова вылезет он нескоро, – поцокал в черную бородку тот же профессор, что и изначально интересовался личностью негодяя. Он мне тут вообще казался самым приятным из так называемого старшего поколения. Масленый слишком, зато хоть думает о чем и надо в сложившейся ситуации. – Этого камня ему надолго хватит…

И снова ничегошеньки не понимаю… Но слушаю и жадно впитываю информацию!

– Вот именно, – буркнул ректор и искоса взглянул на дочь. – А поймать его надо сейчас. Я не желаю ждать еще пятьдесят лет, пока он кого-нибудь снова убьет!

Преподаватели оживились и наперебой предлагали варианты ловушек одну хитрее другой, ректор все их отметал, адамасы злились, но вежливо улыбались и кивали. И нервничали еще больше.

Хия наблюдала, не меняя при этом полудетского выражения лица. Я тоже, но видела явно куда меньше нее.

В конце концов ректору все это надоело.

– Свободны. – Он довольно грубо перебил очередное предложение. – Смотреть во все глаза, слушать во все уши, о каждой подозрительной мелочи докладывать лично мне.

Народ начал подниматься со своих мест.

– Харз Аадор с ассистенткой и Сапфиры, задержитесь.

Ожидаемо. Не просто же так мне позволили присутствовать на закрытом совещании. Впрочем, я уже поняла, что это был лишь спектакль. Поскольку большинство присутствующих под подозрением, им просто дали те сведения,
Страница 18 из 20

которые нужно было дать. Вдруг повезет и удастся выбить мерзавца из равновесия.

– Ран, на тебе защита и замещение лорда Рубина, раз уж ты так рвался преподавать у адамасов, – вновь заговорил хозяин кабинета, когда все лишние вымелись.

Маг почему-то смутился:

– Я вовсе не…

– А то я не знаю! – фыркнул основатель Алмазной академии. С харз Аадором он общался куда мягче, чем с остальными. – В честолюбии нет ничего дурного.

Спорить Веоран не стал, это было бы глупо, но плечами пожал с видом оскорбленной невинности. Если бы не печальный повод, по которому мы все тут собрались, я бы прыснула.

– Вы двое, – Илгард Адант повернулся к близнецам, – раз уж вы такие общительные, станете моими ушами. Делайте что хотите, но достаньте мне этого урода от магии!

Сапфиры заметно поскучнели.

– Мы постараемся.

– И учтите, если кто-нибудь из вас предаст, лично вырву камень из груди и пущу на ритуалы, а тело замурую в стенах академии!

Угроза была реальна, вон как все трое побледнели. Мне тоже было страшно, даже жутко, но сейчас я была больше занята перевариванием новых знаний. Камень из груди? Выходит, байки про алмазы, сапфиры, рубины и так далее вместо сердец – истина?! Тогда получается, что у несчастной Шарлин забрали сердце. Оно пригодно для каких-то ритуалов и прослужит долго. Бр-р! С каждой мыслью все страшнее.

– Папа, не надо так. – Призрачная девушка погладила полупрозрачной ладонью ректора по плечу. – Предатель – кто-то один, а не все. И его сейчас в кабинете нет.

Вряд ли ректор усовестился, но длинно прерывисто вздохнул.

– Твоя смерть осталась неотомщенной, – выдавил он с трудом. – Это сводит меня с ума.

– Меня тоже, – надула губки Хия.

Следующим настал мой черед…

– Рассказывай, что видела, – потребовал ректор, как всегда в обращении со мной – бесцеремонно.

Признаться, такое его отношение уже порядком поднадоело. Не для того я удирала из дома, чтобы и здесь чувствовать себя второсортной. Такая злость взяла! Я не успела ее подавить, а потому ответ получился язви-тельным:

– Ничего. Светящиеся узоры в воздухе, тело под простыней… И все. В конце концов, вы же сами упирали на то, что я бестолочь и думать не умею.

Ректор удивленно крякнул и откинулся на спинку стула.

Веоран обреченно прикрыл лицо ладонями.

Хия опять подмигнула и оттопырила большой палец вверх.

– Может, ты кого-нибудь заметила? – дальше расспрашивала она. – Хотя бы смазанную тень? Почувствовала чье-то присутствие? Остаточную силу? Хоть что-то!

Помочь и хотелось бы, но пришлось их разочаровать:

– Я не владею магией.

– Как?! – удивились все, кроме Веорана, который, разумеется, был уже в курсе.

– Совсем, – честно призналась я.

Призрачная служба безопасности взвыла в голос.

Ее отец обратил полный негодования взгляд на харз Аадора.

– Какого пустого прииска ты нанял бездарную ассистентку?!

Так обидно стало, что аж в груди жечь начало.

– Она здесь только до конца учебного года, потом я подберу кого-нибудь другого, – объяснил Веоран и ни слова не сказал о помолвке.

– Это самая бесполезная свидетельница, которую я когда-либо видела! – Хия метнула в меня уничтожающий взгляд.

Собственно, на этом нас и выгнали. Ректор с дочерью так расстроились, что даже клятву молчать обо всем услышанном в кабинете взять с меня забыли.

Впереди были еще занятия, а настроение годилось разве что на то, чтобы порыдать где-нибудь в уголке. Слишком много всего за короткое время случилось. И не приходилось сомневаться, что это еще только начало.

Вчетвером мы вышли из главного замка и, не сговариваясь, замедлили шаг. Я с наслаждением повела плечами, прищурилась на яркое солнце и вдохнула ароматный весенний воздух. Чувствую себя так, будто с меня пыльный мешок сдернули! Вроде и понимаю Аданта, его боль, и держать зла на него не получается, а все равно этот адамас действует на меня угнетающе.

Близнецы одновременно запустили руки в мешочек и увели по шоколадке. Только сейчас сообразила, что до сих пор держу сладости в руках!

– Не волнуйся, тебе не придется часто с ними встречаться, – попытался подбодрить меня Веоран и приблизился, давая возможность опереться на его руку. – Скорее всего, вообще больше не пересечетесь.

Хорошо бы так…

– Я им не понравилась, – заметила тоскливо, хотя и понятия не имела, с чего меня это должно волновать.

Однако же волновало. И неуютно как-то становилось.

– Тю, это они еще твой плющ не видели! – попытался меня подбодрить Жеанд, недвусмысленно присматриваясь к мешочку с остатками шоколада.

После близкого общения с основателем академии кусок в горло не лез и вообще мутило, так что я без малейшего сожаления протянула зеленоглазому Сапфиру мешочек.

– Для всех будет лучше, если и не увидят, – серьезно предупредил Веоран.

– Да ладно, они, наверное, уже и думать о ней забыли! – Арман не считал ситуацию серьезной. – А вот нам предстоит где-то достать подозреваемого. Или вернее сказать – козла отпущения?

Надышавшись, мы неспешно пошли к учебным корпусам.

– Сдается мне, мы сейчас подумали об одном и том же. – Харз Аадор помрачнел еще больше.

– Угу, – уныло кивнул синеглазый Сапфир. – Но если мы заявимся к основателю и прямо скажем, что всерьез подозреваем его в убийстве Шарлин из рода Изумрудов, нас вместе с сердцами где-нибудь замуруют.

От такого предположения меня прошиб холодный пот.

И хотя отец еще в детстве накрепко вдолбил в голову, что женщине в серьезные мужские разговоры влезать нельзя, сейчас сдержаться не получилось:

– Вы что, он не мог убить собственную дочь!

– Хию, разумеется, нет. – Веоран ни капли не разозлился на мое вмешательство. – А вот Шарлин – за-просто.

– Зачем?!

Маги переглянулись, и разве что звездам ведомо, почему решили ответить:

– У Изумрудов давно проблемы с магией, тогда был риск, что она совсем иссякнет, – тихо пробормотал Ран. – Но не иссякла, наоборот, начала крепнуть. Когда родилась Шарлин, сразу поползли слухи, что без запрещенного ритуала не обошлось. Но ни у одного из Изумрудных владык не хватило бы сил его провести… Разве только они использовали для этого сердце самородка.

– Но никого за руку не поймали, – уточнил Арман.

– Так что это не более чем сплетни, – с деланой беззаботностью заключил его брат.

Ага, и их вполне можно и ассистентке пересказать. Ерунда же. Тем более меня все равно связывает с Раном договор, два договора, в каждом из которых есть пункт о том, что я не могу выбалтывать его секреты.

Занятия прошли примерно так же, как и вчера. И если на первом студенты взволнованно шумели и пытались выведать хоть что-нибудь о случившемся, то когда мы добрались до группы адамасов, второкурсники нам достались бледные, присмиревшие, даже напуганные.

Уже знали.

Я по-прежнему понимала отдельные слова, а не общий смысл, но так устала, что решила не тратить силы на переживания еще и об этом. Завтра загляну в библиотеку и возьму учебник для первого курса. Для начала этого должно хватить. И далась мне та магия? Веоран правильно заметил, я здесь ненадолго. Можно сосредоточиться на бумагах и вообще не думать ни о чем другом. Но я не могла. То ли дело было в камнях, в которых, как мне казалось, я разбираюсь, то ли просто неприятно и обидно считать себя самой
Страница 19 из 20

большой бестолочью в академии, то ли слова ректора так задели… Но за учебниками я решила отправиться завтра же.

Если, конечно, опять какой-нибудь гадости не приключится.

Пока же, правда, занималась всякой нужной ерундой. Сверила расписание профессора харз Аадора на неделю и кое-как вместила в него адамасов, для занятий с ними же заказала в библиотеке книги по списку, в перерыве выданному Веораном, ответила на несколько писем. Это все было несложно, и параллельно получалось вполуха прислушиваться к реальности. О несчастной Шарлин не говорили ни преподаватели, ни студенты, но это витало в воздухе, читалось во взглядах, и будто бы даже сам замок грустил и злился. Ближе к вечеру, как раз в тон общему настроению, над Адамантой собрались тучи, взорвались оглушительными раскатами и пролились дождем.

Но о случившемся так и не было сказано ни слова. Видимо, существовал запрет.

Небольшое оживление началось с наступлением темноты, и причиной его, кто бы сомневался, был Веоран. Вернее, его поклонницы. Сам маг сдавал ключи от аудитории, я как раз вешала в холле новое расписание для адамасов – время занятий поменялось, поскольку пришлось впихивать его в расписание самого харз Аадора. Хорошо, что это только до конца недели, пока не вернется их Рубин.

– Говорят, что вы перебрались в Адаманту из какой-то глухомани, – раздавшийся рядом голосок заставил меня подпрыгнуть и едва не выронить зачарованный лист.

Пустынные залы и коридоры с некоторых пор пугали до паники.

Однако, повернув голову, я обнаружила рядом вместо мало-мальски серьезной опасности компанию студенток. Незнакомых, значит, Веоран у них ничего не преподавал. И мелких – первый курс, вряд ли старше. Одна гномка и три слабеньких магини, у всех мозоли на руках. Видимо, будущие артефакторши или кто-то вроде того.

– И что? – уточнила настороженно. Отсутствие опасности непостижимым образом подталкивало эту самую опасность себе придумать: среди них гномка, вдруг она меня знает?!

Исключено, я же пользовалась мазью и носила накладки, но… а вдруг?! Но причина внимания ко мне девчонок оказалась куда банальнее:

– Наверное, тебе нужны деньги? – Они были всего на какой-нибудь год младше меня, поэтому смело оставили лишние, на их взгляд, церемонии.

– А вы знаете сумасшедшего, которому они не нужны? – уточнила вкрадчиво.

Самая бойкая ухмыльнулась и раскрыла ладонь. Там что-то блеснуло.

– Камешки можно продать, – сообщили мне с таким видом, будто вот только что открыли новый закон магии.

– Но вам страшно попасться на воровстве, и вы решили использовать в качестве посыльной деревенскую простушку?

Откуда я, они не знают. С остальным как-нибудь разберусь.

– Обижаешь, – насупилась, точно мышь, белокурая тощая девица. – Это мое, у меня родители ювелиры.

Видимо, плохенькие, потому что камни так себе.

– Значит, сообщать, что думаю о твоем предложении, лучше им, а не преподавателям? – Отвлекшись от желающих меня подкупить, я наконец приладила расписание. – Договорились, так и сделаю.

Длинный день закончился, можно идти домой. Если бы еще не этот дождь…

– Не надо никому говорить. – Девчонка еще больше стала напоминать мышь. – Просто достань нам несколько лоскутков от рубашки профессора харз Аадора – и они твои.

Предложение заставило меня поперхнуться смешком.

– Все-таки преподавателям, – с притворным сочувствием протянула я, огибая препятствия. – Вам не говорили, что приворотная магия запрещена? И вообще, полная глупость надеяться в таком на помощь невесты будущего объекта приворота.

Если таких «умниц» в Алмазную академию берут, то я с учебниками первого курса точно справлюсь!

– Какой приворот?! – запищали мне вслед девчонки. – Нам на удачу, чтобы зачеты легко сдать!

Ага, так я и поверила!

– Веоран у вас не преподает.

– Но это не отменяет того, что он – главный везунчик в академии, – завистливо пискнули мне вслед.

Я закатила глаза и ускорила шаг. Значит, не только главный бабник, но и главный везунчик? Ну-ну.

Точно справлюсь! В смысле, с учебниками.

Приободренная этой мыслью, я налегла на тяжелую дверь и вскоре выскользнула на крыльцо. Как раз вовремя – к нему спешил Веоран. Он успел где-то разжиться плащом, чем был необыкновенно горд. Не обращая внимания на боль в стертых ногах, я сбежала по ступенькам и позволила магу укрыть широкой полой и меня. Это дома я даже выше всех гномских мужчин была, а по сравнению с местными – такая же малявка, как те студентки. Зато холодные капли почти не попадают! И Ран зубами скрипит, но покорно подстраивается к моему шагу. Ладно, так и быть, не стану просить у него надбавку за активных поклонниц.

Глава 5

Туфли пришлось снять и нести в руках – после того, как в третий раз поскользнулась и едва не утащила мага за собой, я решила, что шея мне еще дорога и свернуть ее совсем не хочется. А на предложение спутника «поднести до дома, чтобы ни у кого сомнений не осталось в степени нашей взаимной привязанности» гневно отфыркнулась. Зря, наверное.

Домой мы ввалились мокрые, замерзшие и не особенно довольные жизнью.

– Вовремя вы, у меня ужин почти готов. – Выглянувшая из кухни Рита встретила нас улыбкой.

Я простучала зубами что-то одобрительное. Больше, чем есть, хотелось только спать, но до этого еще кое-что предстоит сделать…

– Забирай его с собой, сестру накормишь, – скомандовал профессор харз Аадор. – И плащ высуши и надень. Мы поедим в городе, заодно тебя проводим.

Служанка радостно пискнула, поцеловала мага в щеку и помчалась исполнять поручение.

Я же испытала смутное желание растянуться прямо в холле на полу. Его, разумеется, подавила, но фальшивому жениху достался сердитый взгляд.

– Даю тебе полчаса на сборы, – поставил меня перед фактом этот непрошибаемый тип. – И не опаздывай. Этой привилегией наделены исключительно настоящие невесты.

Очередной возмущенный взгляд пропал впустую.

– А куда мы? – Вдруг по делу, а я тут ломаюсь?

– В таверну. – Веоран потянулся, разминая замерзшее и уставшее тело. – Есть, пить, танцевать и наслаждаться жизнью. С нами еще Сапфиры пойдут.

Вот и шел бы со своими Сапфирами, я-то им зачем?! Только мешать буду.

– Может, вы лучше втроем? – спросила жалобно и для пущей убедительности поджала озябшие пальчики.

Туфли по-прежнему были в руках.

– Не может, – отрезал харз Аадор. – Тебе как никому другому сейчас надо развеяться.

И все-то знают, чего мне надо! Ладно еще поесть, тут без возражений, но выпивку и танцы организм бы с удовольствием заменил на крепкий сон. Что ни говори, а непривычная я к такой жизни. Пусть дома и приходилось несладко порой, но сейчас, как ни напрягала память, я не могла вспомнить, уставала ли хоть раз так сильно.

– Время уходит, – напомнил Веоран уже с середины лестницы.

Делать нечего, я обогнула ее и поплелась в свою комнату.

И хотя с самого начала решила опаздывать, и пусть маг острит сколько ему влезет, как-то умудрилась вымыться и отогреться, одеться и причесаться, и еще иметь в запасе минут десять. Их я использовала бездарно – уселась на кровать, посмотрела на свое отражение в зеркале… и решила, что неплохо бы прикупить кое-какую косметику. А то правда выгляжу младше студенток.

Нога болела, к старым туфлям душа
Страница 20 из 20

совершенно не лежала, и вообще двигаться с места не хотелось. Я бы так, наверное, и просидела, глядя в одну точку, пока бы меня не выковырял отсюда Веоран, но тихий шорох заставил немедленно прийти в себя.

Я вскочила с кровати, поморщилась от боли и заозиралась по сторонам.

Станешь тут нервной, когда вокруг такое творится!

Нарушителем спокойствия оказался плющ. В приоткрытое окно – видимо, Рита проветривала, когда прибиралась, и забыла закрыть, – пролезла веточка… и стала разрастаться на глазах. Это было немного странно, прежде плющ ни разу не совался внутрь дома, но я его не боялась. Так что со спокойным сердцем рухнула обратно на кровать и вытянула гудящие ноги.

Ощущение прилипших к ранкам листов заставило тихо пискнуть и недоуменно вытаращиться на растение. Увы, объясниться плющ не мог, только укоризненно шуршал листочками. Ну, мне показалось, что укоризненно. Мол, что ж ты, дурында…

Другие побеги заглядывали в окно, но внутрь не лезли.

Прошло всего несколько минут, когда боль и тяжесть из ног исчезли. Чувствуя себя заметно отдохнувшей и посвежевшей, я изумленно разглядывала совершенно невредимые ступни без единой ранки.

На полу валялось несколько засохших листочков.

– Спасибо, дорогой. – Я с нежностью погладила побег, устроившийся рядом со мной на кровати.

Обо мне мало кто заботился, но зато я научилась это ценить.

Плющ дрогнул, выпустил новую веточку и обвил ею мое запястье. Получился эдакий браслет с листьями.

– Задумал пойти со мной в таверну? – со смешком спросила я.

Даже листочки не зашелестели. Побеги словно куда-то втянулись, уменьшились и исчезли в темноте за окном. Я бы, наверное, еще долго изумленно таращилась в нее, но из-за двери раздался настойчивый голос:

– Соня, ну где ты там?!

Я фыркнула и сунула ноги в туфли. Настоящая невеста, не настоящая… Дело вовсе не в этом, а в том, что Веоран ненавидит ждать. И вообще терпеть не может, когда мир вращается не вокруг него.

Заговорщицки подмигнула веточке плюща на руке и постучала каблуками к двери.

Заложив руки за спину, маг дожидался меня в холле, и ничто не выдавало его нетерпения. Харз Аадор выглядел заметно посвежевшим, и коричневый костюм ему шел.

При виде меня маг одобрительно сверкнул глазами и уже открыл было рот, чтобы поторопить Риту, но служанка как раз вынырнула из кухни. Она удерживала корзинку на согнутой руке и на ходу застегивала плащ.

– Копуши, – для порядка проворчал Веоран и направился к двери.

Мы – за ним, но…

– А порталом нельзя? – Снова мокнуть и мерзнуть не хотелось.

Рита над ухом тягостно вздохнула. Похоже, нельзя.

– На территории Алмазной академии они запрещены, – пояснил Веоран, будто бы не испытывая по этому поводу никакого недовольства.

Придуриваться ему не было смысла, а посему, наверное, оно так и было. Надо же, я-то привыкла считать, что такие, как он, зависимы от своей магии и шагу без нее ступить не могут…

До таверны шли молча, ежась и кутаясь в плащи. С неба лило, где-то вдали полыхало и грохотало, под ногами противно чавкало – тут даже в самой расчудесной компании станет не до разговоров. Чуть повеселее стало, когда к нам присоединились близнецы. Неугомонная парочка тут же принялась заигрывать с Ритой, то угрожая сманить ее к себе служанкой и всерьез обсуждая, что с ней потом делать, то приглашая присоединиться к нам за ужином. Девушка жутко смутилась и поспешила удрать за Веорана, по пути чуть не шмякнулась в грязь. Ран ее удержал, цыкнул на друзей, и до ворот мы шли уже молча.

Там маг отправил смущенную служанку домой порталом, Сапфиры тем временем организовали переход для нас.

Большая вывеска над входом «У Хризолита» подсвечивалась двумя фонарями, что давало возможность разобрать буквы. Изнутри доносились музыка и голоса посетителей.

Народу было много, но заранее заказанный стол нас дождался. А еда, насчет которой близнецы распорядились также заранее, была уже на подходе. Об этом сообщил сам хозяин, провожая к столу.

Чей-то взгляд, направленный на меня, заставил интуицию заинтересованно шевельнуться. Я встрепенулась и обвела глазами зал. А что, очень даже уютно… Массивная мебель, но до того искусно сделанная, что могла показаться дорогой. На стульях и лавках лежали подушечки, чтобы сидеть было удобно. Ламп было много, но свет из них лился слегка затемненный, теплый, коричневатый. И для украшения тут использовали настоящие цветы в горшках – толстые мясистые листья, а среди них, будто в гнезде, спрятался золотистый слабо мерцающий бутон. По залу с заставленными едой или грязной посудой подносами сновали служанки, и было в их лицах что-то неуловимо общее с хозяином…

– Заметила? – перехватив мой взгляд, шепнул Веоран.

– Но пока до конца не поняла, что именно, – призналась честно.

Засела внутри какая-то догадка, но ухватить ее за хвост и вытащить наружу пока не получалось.

– Они тоже адамасы, – помог маг.

– А?!

– Хозяин и обслуга.

Мои глаза изумленно расширились. Адамасы… Редкие, уникально одаренные существа держат таверну или работают в ней подавальщицами? Пусть не где-нибудь, а в самой Адаманте, но… как так-то?!

– Низшие, – сполна насладившись моим выражением лица, объяснил все-таки Ран. – Как полугномка ты наверняка знаешь, что камни бывают драгоценные и полудрагоценные.

Точно. Я медленно кивнула.

И из первых-то не каждый на самом деле чего-то стоит – попадаются мутные, слишком большие или слишком маленькие. Тогда что уж говорить о вторых? То есть они красивые, конечно. Я как-то купила себе на ярмарке бусы из розового кварца. Но они не идут ни в какое сравнение, например, с маминым ожерельем, припрятанным в потайном кармане сумки.

Мужчины давали распоряжения насчет напитков, а я тем временем скользнула взглядом дальше. В противоположном от нашего стола конце зала, на небольшом помосте пел менестрель. Проникновенно так, и голос красивый, мелодия затейливая… Заслушалась бы, наверное, но внимание отвлекла девица с подносом в бордовом форменном платье. Я невольно проследила за ней до стола… и обмерла.

Там сидел уже знакомый мне тип с рубиновыми волосами и совершенным лицом. Не только лицом.

Еще и сон недавний почему-то вспомнился. Про драконов.

Спину окатило волной жара.

– Садись уже. – Веоран отодвинул мне стул.

Но я медлила. Тело словно одеревенело, и заставить его подчиняться пока не получалось.

– Он тоже адамас? – спросила шепотом. Может, сейчас маги развеют нелепые домыслы и я наконец успокоюсь? – Из рубинов?

Харз Аадор глянул в ту же сторону, куда смотрела и я.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=29417518&lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.