Режим чтения
Скачать книгу

Битва за будущее читать онлайн - Джефф Нортон

Битва за будущее

Джефф Нортон

Мета-игры #1

В недалеком будущем серьезный экономический кризис подрывает всю систему мира: люди из последних сил борются за свою жизнь.

Лишь в одном месте можно снова почувствовать себя по-настоящему живым – в виртуальном мире под названием Метасфера. Юноша по имени Иона терпеть не может реальность, и для него каждая вылазка в Метасферу – словно глоток свежего воздуха. Вскоре начинают происходить странные, поистине ужасные вещи, и Ионе предстоит узнать о своем погибшем отце правду, которая изменит оба мира…

Джефф Нортон

Битва за будущее

© Text © Awesome Media & Entertainment Ltd 2012

© О. Попова, перевод на русский язык, 2015

© ООО «Издательство АСТ», 2015

Глава 1

Гонка началась.

Иона Делакруа изо всех сил отталкивался колесами своих роликов, быстро продвигаясь вперед и вырываясь из толпы гонщиков. Более сотни человек из южной части Лондона принимали участие в этом жестоком состязании, вопреки комендантскому часу проводимому под покровом темноты. Призом были звонкие метадоллары. Достаточная сумма, чтобы Иона и его мать могли не беспокоиться о еде и крыше над головой как минимум полгода.

Он должен был выиграть.

Иона был моложе и меньше остальных гонщиков. Не вырвись он из толпы, его бы просто сбили с ног и затоптали. Он рванулся вперед, чтобы оказаться на безопасном расстоянии от двадцати лидеров, с которыми до этого шел вровень. Иона чувствовал, как его ролики врезаются в дорожное покрытие. Его поза, равновесие, ритмичные движения – все было идеальным. По обочинам заброшенной дороги с головокружительной скоростью мелькали полуразрушенные склады. Он почти летел.

Почти.

Но это было лучшее, на что он мог рассчитывать в реальном мире. Когда он несся по дороге, когда ощущал, как ветер треплет его волосы, он почти верил, что находится не здесь, в распадающейся Британии, когда-то предположительно именовавшейся Великой, а снова в Метасфере, в виртуальном мире, который казался ему гораздо более реальным, чем эта дорога, эта ночь и эта гонка.

– Сосредоточься, – прошептал он самому себе. Иона знал, что если позволит себе думать слишком много, если даст сознанию беспрепятственно блуждать, то может споткнуться и упасть.

Он участвовал в этой гонке уже три раза и дважды был близок к победе, но упустил ее. В течение двух месяцев Иона тренировался каждый вечер. Он знал каждый вираж, каждый поворот, каждую кочку и выбоину на этой дороге. Ему были знакомы каждый поваленный фонарный столб и каждый переполненный мусорный бак из тех, что встречались на пути.

Он увидел автобусную остановку, значит, половина маршрута уже пройдена. Иона едва не засмеялся, так нелепо выглядело здесь это сооружение.

На этот раз он мог выиграть. Должен был выиграть. Чтобы принять участие в этой гонке, ему пришлось поставить почти все свои метадоллары, но игра стоила свеч. Призовых денег хватило бы, чтобы платить за еду и жилье на верхнем этаже целых полгода. Конечно, при условии, если он и его мать не будут слишком тратиться на еду. Это стало бы их первой удачей за последние годы.

Впереди маячили спины еще четырех участников, и Иона уже наступал им на пятки, выдавая лучшую скорость, чем когда-либо прежде. Но, попытавшись обогнать одного из крупных гонщиков, он заметил что-то сверкающее на его кожаной куртке. Лезвия!

Соперник замахнулся на Иону правой рукой, но тот успел вовремя пригнуться. Кулак пролетел над его головой, и Иона изо всех сил оттолкнулся левым коньком, чтобы ускользнуть.

«Сегодня я не могу проиграть».

Он снова рванулся вперед, чтобы поскорее оказаться вне досягаемости верзилы с лезвиями.

Впереди появилась большая выцветшая вывеска заброшенного магазина товаров для ремонта, которая обозначала начало последнего отрезка. «Сделай сам» – так назывался магазин. У Ионы сохранились достаточно четкие воспоминания о том, как он посещал это место с отцом. Маленький Иона стоял в тележке, которую отец толкал по центральному проходу, и ему казалось, что он парит над сверкающим полом, а мимо проносились ряды унитазов и различных инструментов. Это тоже было похоже на полет.

Когда Иона доехал до потрескавшейся вывески, он немного приободрился, прочитав выведенный на ней слоган: «Сделай сам! Достигни цели!»

Ноги Ионы заныли от усталости, но он снова заставил себя ускориться. Еще один рывок – и он действительно может выиграть. На полной скорости пройдя поворот, он приблизился к трем лидерам, постепенно сокращая расстояние до них.

Впервые за долгое время у Ионы появилась надежда.

Достигни цели!

Не подозревая о том, что вскоре мимо них пронесется толпа гонщиков, двое притаились у заброшенного здания магазина.

Сэм, меньшая и младшая из этой пары, семнадцатилетняя девушка с короткими рыжими волосами, понятия не имела, что означает вывеска, но слова придавали ей уверенности: «Достигни цели!» Именно это она и собиралась сделать. Даже если цель была незаконной и очень опасной.

В тесном черном комбинезоне, с черным рюкзаком на плечах, Сэм растворялась в окружающей ее темноте. Она наблюдала за пустынной улицей.

В нескольких шагах позади Сэм взрослый мужчина, вооружившись ломом, трудился над дверью заброшенного магазина. Устаревший инструмент для весьма старомодного занятия. У мужчины были седеющие волосы, всклокоченная борода и напряженный взгляд. Как и Сэм, он был одет в черный рабочий комбинезон. Его звали Аксель, но для Сэм он был просто «папа».

Наконец дерево поддалось, и дверь открылась. Аксель жестом велел Сэм следовать за ним внутрь. Девушка извлекла из кармана фонарик и щелкнула выключателем.

Ступив внутрь темного помещения, Сэм почувствовала, как холодок пробежал по спине.

Вокруг высились ряды неясных прямоугольных силуэтов. В свете фонарика она различала лишь тусклые серые поверхности. Центральные процессоры. Серверные шкафы. Они были старыми, возраст их исчислялся не одним десятком лет, но они все еще работали: самодовольно гудели и пощелкивали.

Сэм и не предполагала, что в магазине может быть такая низкая температура. Поток холодного воздуха от кондиционера на стене дул ей прямо в шею. Но несмотря на это в помещении было очень пыльно, и в носу у Сэм защипало.

В дальнем углу под потолком она заметила маленький красный огонек и потянула Акселя за рукав, привлекая его внимание. Тот кивнул.

– Датчики движения, – пробормотал он, – и они нас уже засекли. Ничего неожиданного.

– Не имеет значения, – сказала Сэм, – мы должны сделать то, зачем пришли. – Она скинула со спины свой рюкзак и принялась его развязывать.

– Спешить некуда, детка, – ответил Аксель. – Полиция сейчас на другом конце города. Отвлекающий маневр Брэдбери должен был сработать. Пока они доберутся сюда на своих велосипедах, мы уже закончим.

– Надеюсь, – отозвалась Сэм, – но что, если они не купились на вашу уловку? Что, если оставили патруль неподалеку?

Иногда ей казалось, что это она взрослая, а Аксель – подросток, о котором нужно заботиться, хотя в действительности все должно быть наоборот. Ее отец обычно сначала делал, а потом уже думал, что, по мнению Сэм, было довольно опасным,
Страница 2 из 15

если принимать во внимание род их занятий. Однако Сэм должна была признать, что чутье его обычно не подводило.

Она достала первую партию взрывчатки из своего рюкзака и передала отцу. Это были грязно-белые «кирпичики» пластида. Аксель размещал их по периметру магазина, а тем временем Сэм разматывала шнур детонатора.

Ее руки дрожали. Усилием воли она заставила себя успокоиться. Пока сохраняется хладнокровие, бояться нечего. В любом случае отступать поздно, даже если бы она захотела.

Сэм и Аксель были Стражами. Для многих это означало, что они террористы или «интернет-боевики», но Сэм знала правду. Стражи боролись за свободу. Она верила в эту идею и готова была сражаться за нее.

Но готова ли она за нее умереть?

Глава 2

Внезапно Иона почувствовал, как под его коньками задрожала земля, шум взрыва оглушил его, горячая волна ударила в левый бок.

Иона потерял равновесие. Он попробовал удержаться, резко взмахнув руками, но тело предательски не слушалось. Ноги разъехались в разные стороны, и он, перевернувшись в воздухе, ударился о землю. Лежа на спине, Иона отчаянно пытался восстановить дыхание после падения.

Плотный слой клубящегося дыма поднимался от горящего магазина, заслоняя луну. Гигантскую вывеску искорежило огнем, и ободряющие слова на ней было уже не различить. Ночной воздух пронзил пульсирующий сигнал тревоги. Иона не знал, был ли взрыв случайностью или результатом террористического акта, но в данный момент это его не интересовало.

Несколько гонщиков также были вынуждены остановиться. У парня с лезвиями кровь шла из тех мест, где его опасные украшения вонзились в тело, распоров куртку. Но трое лидеров продолжали продвигаться вперед. Иона с трудом поднялся на ноги и снова толкнулся изо всех сил. Ему нельзя было сдаваться. Только не теперь.

На фоне оранжевого зарева пылающего магазина Иона заметил два бегущих силуэта. Они выскочили на улицу прямо перед ним.

Он попытался избежать столкновения, изменив направление, но врезался в мускулистого гонщика, который толкнул его прямо на одну из фигур.

Это оказалась девушка. Чтобы не упасть, Иона ухватился за нее, едва не стиснув в объятиях. Он заметил короткие рыжие волосы и широко распахнутые, встревоженные зеленые глаза. Девушка была красивой, но она стояла у него на пути.

Второй силуэт, мужчина в черной спецовке, оттащил девушку прочь. Они перебежали через улицу и исчезли в темноте.

Иона вновь сконцентрировался на гонке, но было уже слишком поздно. Он увидел, как лидер проехал мимо ряда контейнеров, обозначающих финишную линию. Гонка закончилась. Иона проиграл. Снова.

Он подъехал к организаторам, кучке наглых подростков ненамного старше его самого, и попытался протестовать:

– Нужно назначить повторный заезд!

Но они лишь отрицательно замотали головами. Верзила-победитель, который, судя по его пижонским шестиколесным роликам, в деньгах особо не нуждался, рассмеялся и провел кредиткой по портативному считывателю, получив несколько тысяч метадолларов на свой счет.

– Но был же взрыв! – закричал Иона. – Это нечестно! Это было… Я мог выиграть! Если бы вы только знали, как мне нужны…

Его голос сорвался. Никто его не слушал. Щеки Ионы отчаянно пылали. Все это было ужасно несправедливо, но он ничего не мог поделать.

Гонщики разъезжались. Один за другим их силуэты растворялись в сумраке ночи. Кто-то из ребят постарше подъехал к Ионе и посоветовал убираться как можно скорее.

– Похоже, очередной теракт, – сказал он. – Полиция и пожарные будут здесь с минуты на минуту. Лучше бы тебе поскорее отправиться домой, чтобы не встречаться с ними.

Само собой, он был прав. В довершение всех неудач Ионе не хватало только быть пойманным за нарушение комендантского часа.

Сэм бросилась прочь от полоумного парня на роликах. Один раз она обернулась, чтобы проверить, не преследуют ли ее, но парень уже скрылся.

«Что, если он сможет описать меня полиции?» – мелькнула мысль.

Взрыв был мощнее, чем ожидалось. Они использовали слишком много взрывчатки. Сэм предупреждала, но Аксель настоял на том, что больше лучше, чем меньше. Главное, серверы были полностью уничтожены.

В ближайшем переулке они остановились, чтобы проверить, не получил ли кто-то из них ранений. При свете полыхающего пожара Сэм сперва осмотрела себя, а затем отца, но не нашла ни одного пореза или даже царапины. Оба оказались абсолютно невредимы, что можно было считать настоящим чудом. Но Акселя, кажется, не волновало, что они могли серьезно пострадать. Вероятнее всего, он об этом даже и не думал.

Сэм тронула его за рукав.

– Полиция прибудет с минуты на минуту, вместе со всеми остальными, – напомнила она, потянув Акселя к велосипедам.

Они успели отъехать на добрых десять кварталов, прежде чем послышались первые звуки сирены.

– Сегодня ночью нас могли убить, – сказала Сэм.

Она ехала первой по безлюдным улицам, указывая отцу путь, который наметила заранее.

– Стоило ли так рисковать?

– Мы ударили Миллениалов по самому больному месту, – отозвался Аксель. – По кошельку. На этих серверах хранилась информация о сотнях тысяч их коммерческих операций в интернете.

– Даже если и так, – возразила Сэм, – это лишь капля в море.

– Подожди немного, детка, – ответил Аксель, – подожди немного, и увидишь. Мы только что стоили Миллениалам несколько миллионов метадолларов, но важно не это. Завтра вся Метасфера будет гудеть от этой новости. Сегодня ночью мы сделали серьезное заявление, нанесли удар. За Стражей. За свободу.

– Надеюсь, – сказала Сэм, хотя до конца не была уверена. Она знала, что каждый раз, когда Стражи уничтожали имущество Миллениалов, они также подрывали свою репутацию и настраивали общество против себя. Часто она думала о том, нет ли другого, лучшего пути к достижению целей.

– Не волнуйся, детка, – сказал Аксель, ощутив ее беспокойство, – послезавтра мы покинем Англию. А когда найдем эти Четыре Угла, мы изменим ход войны.

Настроение Ионы совсем упало, когда он обогнул последний угол и увидел пять сотен тесно прижавшихся друг к другу красных автобусов. Когда-то это место именовалось Клэпхемской Общиной, но в данный момент Иона называл его домом.

Несколько лет назад он и представить себе не мог, что когда-нибудь ему придется жить в подобном месте. А теперь они с матерью, похоже, не могли позволить себе даже этой тесной квартирки на втором этаже старого автобуса.

Несколько фонарей на солнечных батареях, мерцая, освещали автобусный городок. Ворота из проволочной сетки, как всегда, были открыты. Старый замок исчез, но никто не потрудился повесить новый. Мать всегда переживала из-за этого. Она говорила, что однажды грабитель спокойно пройдет прямо через ворота, заберется в их автобус и унесет все имущество. Иона не особо верил; каждому лондонцу известно, что у обитателей автобусного городка нет ничего стоящего.

Как-то отец рассказал, что во времена его детства на этом месте были лишь трава и деревья, и по выходным он приходил сюда поиграть в футбол. Но Иона так и не понял, шутил отец или нет.

Конечно, если слушать отца, в прежние времена все было
Страница 3 из 15

по-другому. До того, как численность населения в мире перевалила за отметку в десять миллиардов. Когда топливо и вода были в изобилии, глобальное потепление казалось лишь сомнительной теорией, а не повседневной реальностью. Когда образование и медицина были доступны каждому, а не горстке избранных. Британия из детских воспоминаний его отца казалась сказкой.

Прокладывая себе путь в лабиринте красного металла, Иона старательно обходил битое стекло и лужи застоявшейся дождевой воды. Как и прежде, он иногда подолгу блуждал среди автобусов, но в конечном итоге всегда находил свой по номеру, сто тридцать семь, и по белой надписи на передней части: Мраморная Арка[1 - Мраморная арка (англ. Marble Arch) – триумфальная арка возле Ораторского уголка в Гайд-парке в Лондоне. Поблизости находится одноименная станция метро. Здесь и далее прим. переводчика.].

Теперь отца уже не было с ними. И именно после того, как он погиб три года назад, для семьи Ионы наступила черная полоса. Мать не смогла платить за их маленькую квартирку в Брокли. Пришлось прожить несколько месяцев в приюте, прежде чем ей удалось найти новое жилище на верхнем этаже автобуса.

В том, где жил Иона, свет не горел. Он испытал огромное облегчение. Значит, мать уже спала, так же, как и соседи с нижнего этажа, мистер и миссис Коллинз, хозяева метапаба.

Иона снял ролики, скользнул в заднюю дверь автобуса и бесшумно поднялся к себе по истертым ступеням, мечтая поспать хотя бы пару часов перед школой.

Стараясь не шуметь, он спрятал ролики под кучей грязного белья, которую его мать точно не рискнула бы обыскать, и наконец добрался до своего гамака.

И тут он понял, что попался.

– Иона Бенедикт Делакруа, – услышал он голос матери.

Когда она называла его полным именем, Иона прекрасно знал, что за этим последует.

Глава 3

В пяти тысячах миль от крошечной квартирки Ионы, в тесной тюремной камере, один состоятельный человек тоже не спал.

Мэтью Грейнджер, слушая стрельбу и взрывы снаружи, с удовлетворением отметил, что эти звуки обозначали не что иное, как падение американского правительства. Он в очередной раз взглянул на часы. Если Грейнджер рассчитал правильно, его сторонники доберутся сюда в течение следующих десяти минут. Через двадцать минут он выберется из тюрьмы и меньше чем через час покинет Калифорнию.

Грейнджер услышал торопливые шаги. Кто-то распахнул смотровое окошко в металлической двери, и он увидел юные голубые глаза, заглянувшие в камеру. Заметив его, глаза просияли.

– Вам лучше отойти немного, сэр, – сказал молодой человек. Грейнджер так и сделал. Он прижался к белой бетонной стене в глубине камеры. Небольшой взрыв сорвал с петель дверь, и в проеме появились его спасители, трое молодых людей в камуфляже.

Верные последователи Грейнджера, его Миллениалы. Он выпрямился на своем убогом подобии кровати, как будто сидел на троне, и обратился к ним.

– Нас ждет самолет? – это было скорее утверждение, чем вопрос.

– Да, сэр.

– А мои ноги?

Юные Миллениалы вкатили в камеру большой металлический кейс и извлекли из него две киберкинетические ноги. Тюремное заключение лишало Грейнджера возможности пользоваться ими, так как они были оснащены оружием.

– Надеюсь, не забыли положить на лед бутылочку «Cuvеe de prestige»[2 - Cuvеe de prestige – шампанское, произведенное особой партией. Выпускается в исключительные годы из винограда лучших виноградников одного урожая.] две тысячи двенадцатого года? – Грейнджер улыбнулся своей тщательно отработанной чарующей улыбкой, способной открывать для него любые двери. Ему было уже под сорок, но он знал, что выглядит намного моложе благодаря своей ангельской внешности и копне непослушных светлых волос. – В этом месте невозможно достать хорошее шампанское, – добавил он.

– Для нас большая честь встретиться с вами, мистер Грейнджер.

– Не сомневаюсь. Могу ли я и дальше рассчитывать на вашу поддержку?

Трое Миллениалов принялись наперебой убеждать его в своей преданности.

– Видите ли, друзья мои, – сказал Грейнджер, – сегодня великий день для Метасферы. Слишком долго она находилась в руках дилетантов. Пора забрать у них мир, который я создал.

– Кое-кто… Кое-кто говорит, – нерешительно начала девушка, – что после освобождения вы собираетесь захватить власть над… над Четырьмя Углами.

Грейнджер защелкнул крепления ножных протезов и снова улыбнулся.

– Так и есть, – ответил он, – и пусть только попробуют меня остановить.

Вспыхнул резкий слепящий свет, и Иона прищурился. Его мать, Мириам, примостившись на краешке своей кровати в передней части автобуса, включила флуоресцентную лампу. С минуту она смотрела на Иону печальными глазами, не произнося ни слова.

Иона ненавидел эту тишину, которая все чаще воцарялась в их квартирке. Каждый день его мать молча сидела напротив него за завтраком, уставившись в пространство. Но сейчас все было по-другому.

Сейчас мать Ионы смотрела ему прямо в глаза со странным выражением, которое, должно быть, представляло собой смесь злости и разочарования.

– Я думал, что могу выиграть, – прервал он молчание, надеясь, что мать поймет.

– Это небезопасно, Иона, – в конце концов проговорила она. – Я слышала звуки взрыва, а тебя не оказалось в гамаке.

Она смахнула слезы рукавом своего халата:

– Я не могу потерять еще и тебя.

Иона не знал, что сказать. Он чувствовал себя виноватым.

– Это еще не говоря о том, что тебя могли поймать за нарушение комендантского часа, – продолжила она испуганно. – Возможно, если бы я запретила тебе вылазки в Метасферу…

– Ты не имеешь права! – оборвал Иона, не предполагая, что его слова прозвучат так резко. Он слышал подобные угрозы от матери и раньше. Она была метафобом и никогда не выходила в интернет. Но для Ионы все самое значимое находилось там: его школа, их сувенирный магазин и единственный из его родственников, бабушка. Он знал, что мама никогда не воплотит свои угрозы в жизнь.

– Мне жаль, – сказал Иона, – но я действительно думал, что могу выиграть, и тогда нам хватило бы денег, чтобы…

– Но я зарабатываю в банке, – возразила мать.

– Я знаю, мама, знаю, но в Метасфере ты могла бы заработать намного больше. Работа в реальном мире – это для…

Иона не позволил себе закончить фразу, но Мириам и так знала, что он хотел сказать. Она отбросила назад свои длинные темные волосы и медленно выдохнула, покачивая головой.

– Для неудачников? – спросила она. – Вот кем ты меня считаешь, верно?

– Конечно, нет, – возразил Иона. – Я просто думаю, что ты была бы гораздо, ну… счастливее, что ли, если бы выходила в интернет.

– Виртуальный мир – это не спасение от реальности, Иона.

Хоть в чем-то Иона был согласен с матерью. Для него виртуальный мир был не спасением, он был полной заменой реального мира. Он был ярче и лучше во всех отношениях; Иона хотел бы вообще никогда не возвращаться в реальный мир.

– Тебе придется продать магазин, – сказала мать безапелляционно. – Ты знаешь, что нам нужны деньги.

– Я могу достать деньги, – возразил Иона. – Я могу снова участвовать в гонке и…

– Нет! Я не собираюсь это
Страница 4 из 15

обсуждать. Ты должен продать магазин. Другого выхода нет.

Иона знал, что когда-то этот момент настанет, и надеялся победой в гонке избежать или хотя бы отсрочить его. Но теперь мать все решила. Пришло время продать сувенирную лавку, созданную родителями сразу после свадьбы. Она была единственной вещью в Метасфере, которая напоминала Ионе об отце, и теперь он должен был расстаться с ней.

Глава 4

Утро наступило слишком быстро. Матери пришлось будить Иону дважды, прежде чем он наконец выбрался из своего гамака.

Парня ждал привычный завтрак: клубничный Про-Мил, протеиновая паста в пластиковом тюбике. Измотанный событиями прошлой ночи Иона буквально рухнул на одно из двух пластмассовых сидений. Столом им служила тонкая деревянная доска, торчащая из стены. Прямо из тюбика он поглощал безвкусную смесь с непонятными крупинками, явно не имевшую ничего общего с клубникой. Но нормальная еда давно уже была им не по карману.

Мама поставила портативный монитор рядом с локтем Ионы и включила любимый новостной канал. На экране мультяшные фламинго и носорог обсуждали последние новости. Иона подумал, что бабочка, должно быть, в отпуске.

– Мы можем подтвердить, что американское правительство признало невозможность выполнить свои обязательства и потерпело крах, – объяснил фламинго спокойным женским голосом.

– Власти других западных государств также находятся на грани банкротства, – взволнованно добавил носорог.

– Виртуальный мир, который до сегодняшнего дня считался единственным островком безопасности, защищенным от непостоянства реального мира, может стать новым полем сражений между Стражами и Миллениалами.

Стражи и Миллениалы!

В последнее время все только и делали, что обсуждали, кто из них прав. Будто могут быть какие-то сомнения. После того, что произошло с его семьей, Иона не понимал, как кто-то мог поддерживать этих Стражей. Этих террористов.

– Я думала, они скажут что-то про ночной взрыв, – произнесла мама.

– Это наверняка дело рук гнусных Стражей, – разозлился Иона. – Кто-то должен их остановить.

Мать Ионы выключила монитор и надела свое пальто:

– Мне пора на работу, а тебе в школу. Не забудь выставить магазин на продажу. И никаких отговорок!

– Мы не можем подождать еще пару месяцев?

– Подождать чего? Пока мы умрем с голоду?

– Но я уверен, что отец хотел бы…

– Его больше нет, – ответила мать резко, – и он не вернется. А нам нужно жить дальше. Ты сам знаешь, Иона.

Мириам поцеловала сына в лоб и спустилась вниз по лестнице. Иона услышал, как она сказала миссис Коллинз, что сегодня их магазин будет выставлен на продажу.

Иона смял тюбик, выдавливая из него последние капли «клубничной» мешанины, и бросил его в мусорный контейнер. Еле переставляя ноги, он спустился на нижний этаж и поздоровался с миссис Коллинз. Та посмотрела на часы и покачала головой с легким упреком.

Иона опаздывал в школу.

Снова.

В дневное время мистер и миссис Коллинз превращали свое жилище в метапаб. Они оставили большую часть покрытых искусственной кожей сидений автобуса на своих местах, и теперь клиенты, подключенные к сети, сидели рядами по двое. Иона зевнул, шлепнулся на свое обычное место в носовой части автобуса и нащупал сбоку сетевой кабель.

– Вы тоже не спали из-за взрыва? – спросил мистер Коллинз. – Уверен, что это были Стражи! Тоже мне борцы за свободу! Самые настоящие террористы!

Он передал Ионе упаковку со стерильным переходником для прямого доступа в сеть, продолжая бормотать себе под нос что-то о ситуации в мире. Иона зубами надорвал пакетик из фольги и воткнул интернет-кабель в гнездо переходника. Затем он задрал футболку и нащупал в районе поясницы маленькое пластиковое кольцо, закрывающее доступ в спинномозговой канал.

Для Ионы это было обычным делом. Как и большинство ровесников, он имел порт прямого доступа к интернету, вживленный прямо в тело еще в младенчестве. Это являлось частью его.

Иона Делакруа не представлял себе мир без Метасферы.

Англия, как и большинство стран, имела многое, но не горючее. Истощение запасов топлива сделало практически невозможным передвижение куда бы то ни было в реальном мире. Да и кому нужна эта реальность? Реальный мир был жарким, тесным и жестоким местом.

В Метасфере все было по-другому.

В Метасфере Иона мог летать. Он мог отправиться куда угодно, в свободное от школы время.

– Я немного задержусь сегодня. Мне придется выставить магазин на продажу, – частично объяснил, частично пожаловался Иона.

– Я знаю, дорогой. Мама сказала. Очень жаль.

Миссис Коллинз вбила координаты Академии Чанга на экране монитора Ионы и подождала подтверждения.

– Если бы только у нас были метадоллары, мы бы купили у вас это место. Но их нет. Вот так.

Иона осторожно вставил переходник в пластиковое кольцо на пояснице. Он проделывал это тысячи раз, но прикосновение холодного переходника каждый раз заставляло его вздрагивать.

Щелк. Переходник соединился с кольцом. Иона протолкнул его чуть дальше, чтобы установить связь со спинномозговой жидкостью.

Щелк. Переходник начал передавать информацию нервной системе, установив прямую связь с мозгом.

– Ты готов, – сказала миссис Коллинз, – и потрудись выучить там хоть что-нибудь.

На экране монитора Ионы она подтвердила выход в Метасферу. Одно прикосновение пальца, и привычная волна тошноты унесла прочь реальный мир, погрузив Иону в темноту головокружения.

Каждое из пяти чувств отключилось, а сознание погружалось все глубже в компьютерную сеть. Мозгу потребовалось несколько секунд, чтобы адаптироваться к новой – виртуальной – реальности. Иона закрыл невидящие глаза и потерял связь со своим реальным телом, развалившимся в кресле метапаба. Там, куда он направлялся, ему не было нужно тело.

Глава 5

Чувства Ионы вернулись, начиная со зрения. Яркий трехмерный пейзаж раскинулся вокруг – вокруг его виртуального «я».

Он стоял в увитом плющом дворике перед величественным фасадом Академии Чанга для одаренной молодежи, одной из лучших и самых дорогих школ в интернете.

Иона успел как раз вовремя. Центральные двери уже закрывались. Он взмыл в небо, оставив парить позади гигантское золотое кольцо, его личный портал между двумя мирами. Иона ощутил прохладный свежий ветер и знакомое чувство возбуждения в животе. Здесь он был дома.

Иона полностью контролировал полет, управляя каждым мускулом виртуального тела. Он спикировал вниз, прямо в закрывающиеся двери. Сканер зафиксировал его прибытие.

– Иона Бенедикт Делакруа, – объявил металлический голос. Двери позади захлопнулись. Над ними появилась запрещающая иконка в виде замка, необходимая, чтобы студенты оставались внутри, а посторонние снаружи.

Раньше Иона посещал школу в реальном мире, но она закрылась, а другая ближайшая находилась на расстоянии шести километров. К тому же он ненавидел реальные школы, так как слишком часто проигрывал в драках на школьном дворе. Отец каким-то чудом раздобыл для него место в Академии, иначе он никогда не смог бы посещать подобное заведение.

Иона грациозно приземлился в холле. Летать по школьным
Страница 5 из 15

коридорам было строго запрещено. Круглое красное диалоговое окно возникло рядом, чтобы сообщить, что его присутствие отмечено в школьном журнале, так же как и очередное опоздание. Взмахом руки он отогнал красное облачко и поспешил в свой класс, попутно стараясь следить, чтобы ноги касались пола при каждом шаге.

Иона прошел мимо серебристого кентавра, который взглянул на него с неодобрением:

– Снова опаздываете, мистер Делакруа?

Голос кентавра был дребезжащим и женским.

– Да, мисс, – ответил Иона. – Извините, мисс.

Все одноклассники уже сидели за партами. Он извинился перед учителем, золотым китайским фениксом по имени мистер Пэнг, и поспешил на свое обычное место за последней партой.

– Рад, что ты пришел, человек, – прокудахтал Гарри, неугомонный петух, сидящий за соседней партой.

Иону окружали самые разные создания: собаки и кошки, пантера, желтая корова и даже робот высотой в два метра ростом. В Метасфере у каждого был свой уникальный аватар, у кого-то более обычный, у кого-то менее.

Аватар Ионы имел человеческий вид и являлся его цифровым двойником – с такими же веснушчатыми щеками и копной взъерошенных темных волос, которые невозможно было заставить лежать ровно. Реальный Иона был невысоким для своего возраста; аватар был немного выше, однако все равно уступал в росте большинству окружающих существ. Но парень все еще надеялся, что однажды неожиданно вырастет.

У Ионы был единственный человеческий аватар во всей школе, и это его сильно смущало. Он ненавидел тот факт, что выглядит ординарно. Но поделать ничего не мог. Никто не мог решать, как будет выглядеть его аватар. Те рождались в самых тайных уголках подсознания своих владельцев.

Иона сделал движение рукой, и перед ним появился маленький металлический сейф – иконка, которую видел только он. Это было его личное хранилище файлов, фото и приложений. Иона извлек оттуда свой виртуальный планшет, который в данный момент загружал файлы для урока.

В классе обсуждалась самая животрепещущая тема – падение правительства Соединенных Штатов.

– Мой отец говорит, это хорошо, что правительства распадаются, – произнесла пантера в дальнем углу кабинета. Пантеру звали Майк Сойер. И он был единственным в классе студентом из Англии, если не считать Иону.

– Он говорит, чем быстрее мы избавимся от нашего тоже, тем лучше.

– Они только и делают, что суют носы в наши дела, – согласилась гигантская божья коровка по имени Анджела, – и облагают наши деньги налогами.

– Даже Метасфера стала медленнее с тех пор, как правительство захватило власть над ней, – горячился Майк.

Мистер Пэнг поднял крыло и призвал всех к тишине:

– Многие люди думают так же. Они верят, что реальный и виртуальный миры должны оставаться разделенными и управляться разными людьми. Тем не менее события в одном мире могут влиять и влияют на жизнь в другом.

Иона нахмурился. Разве он пришел сюда не для того, чтобы на время забыть о реальном мире?

– Итак, если Метасферой больше не будет управлять правительство, кто будет ее контролировать? – спросил мистер Пэнг.

– Она должна вернуться под управление Мэтью Грейнджера и его Миллениалов, – заявил Майк. Несколько голосов выразили свое согласие, другие, напротив, звучали неодобрительно.

– Почему вообще кто-то должен ее контролировать? – заговорила Кайли Эллис. Ее аватар представлял собой колеблющийся лиловый квадрат, абсолютно плоский, пульсировавший в такт словам. Никто до конца не знал, что это было такое.

– Метасфера принадлежит ее пользователям, – она говорила словами Стражей. – Она принадлежит всем нам!

В классе разразилась горячая дискуссия, в которую Иона попытался вмешаться:

– Нельзя просто позволить каждому делать то, что он хочет! Будет настоящий хаос!

– Мы можем сами о себе позаботиться. Не нужно, чтобы это делал кто-то еще.

– А как насчет вещей типа подделки аватаров, что с этим делать?

Все кричали друг на друга, каждый пытался высказать свое мнение. Как раз это Иона и ненавидел в политике: никто никого не слушает, все просто кричат.

– Стражи говорят, они учредят специальные общества самоуправления…

– А кто будет управлять ими?

– Стоит только дать кому-то такую власть, и вскоре они начнут скрывать от нас информацию, решая, что нам можно знать, а что нет.

– Мэтью Грейнджер не станет так поступать, – сказал Майк. – Он не станет контролировать контент, как это делает правительство. Он…

– Отправился в тюрьму за уклонение от налогов, не так ли? Он ничем не лучше…

Иона больше не мог это слушать.

Все в комнате затихли, когда он вскочил на ноги. Его кулаки были стиснуты, а плечи вздрагивали.

– Если бы не Мэтью Грейнджер, Метасферы бы вообще не было.

– Ты говоришь так только потому, что твой отец работал на него, – произнес Дейви Биггс, бегемот, сидящий позади Ионы.

– Вовсе нет! – запротестовал Иона. – Я говорю так, потому что это правда. Мистер Грейнджер создал Метасферу и прекрасно управлял ей, пока у него ее не отобрали.

– Вы знаете, что я слышал? – выпалил Майк. – Грейнджер сбежал из тюрьмы прошлой ночью. Он возвращается!

Квадратный аватар Кайли завибрировал. Может, она покачала головой?

– Он не может просто так взять и вернуться. Стражи этого не допустят.

– Кого волнует, что думают Стражи? – возразил Иона. – Они террористы!

– Они сражаются за нас всех! – возразила Кайли.

– Да это просто сборище головорезов и убийц! – не соглашался Иона.

– Метасферой не должен управлять диктатор, – голос Кайли стал походить на крик, – и не будет. Я верю, что Стражи сделают ее свободной, чего бы это ни стоило!

– Включая убийства невинных людей? – Иона свирепо взглянул на своих одноклассников, ожидая, рискнет ли кто-то не согласиться с ним. Большинство, опустив глаза, разглядывали свои парты, а квадрат Кайли Эллис, кажется, приобрел красноватый оттенок.

– Да, мой отец был пилотом Мэтью Грейнджера – сказал Иона. Слезы закипали у него внутри каждый раз при воспоминании о том дне, три года назад, когда отец не вернулся домой. – И вы все знаете, что с ним произошло.

В один день были уничтожены тридцать семь аэропортов, но лондонский Хитроу, где находился отец Ионы с частным самолетом Грейнджера, стал главной целью.

– Его убили Стражи!

Мистер Пэнг вмешался и попытался всех успокоить.

– Иона, я уверен, что никто не хотел тебя обидеть, – произнес он. – И давайте перейдем к теме сегодняшнего занятия. Пожалуйста.

Иона не мог сконцентрироваться на лекции. Ему казалось, что стены комнаты давят на него, угрожая расплющить.

– Гарри, – прошептал он, – у тебя все еще есть тот вирус?

– Да, – ответил Гарри-петух, – но я больше не пользуюсь им. Иначе меня точно выгонят.

– Тогда отдай его мне, пожалуйста!

Гарри заработал на обучение в Академии благодаря таланту программиста. Но, кажется, он использовал свой талант только для создания всяких запрещенных хитроумных штучек. В школе еще не забыли день, когда он стер дверь учительской.

Гарри открыл персональный невидимый цифровой шкафчик, извлек оттуда приложение в виде печенья и вложил его в руку Ионы.
Страница 6 из 15

Иона быстро запихнул печенье в рот, чтобы переписать информацию, содержавшуюся в компьютере Гарри, где бы он ни находился в реальном мире, на свой. Затем встал со своего места и покинул кабинет. Обеспокоенный мистер Пэнг окликнул его, но Иона не отреагировал.

Он полетел по школьным коридорам, игнорируя правило, и вскоре снова оказался у закрытых дверей центрального входа. Иона положил ладони на двери, чтобы запустить в них вирус Гарри. Миллионы пикселей рассыпались, и двери со щелчком открылись, а Иона поспешил выбежать в школьный двор. Он выбросил руки вперед и полетел.

Академия Чанга осталась внизу. Он чувствовал, что злость и обида удаляются вместе с ней, как это обычно и происходило, когда он летал.

Возможность летать нравилась Ионе в Метасфере больше всего. Он думал, что отец, должно быть, чувствовал то же самое, когда управлял самолетом в реальном мире.

Здесь, наверху, Иона мог не стесняться своего аватара. Мог почувствовать себя свободным от ответственности, которую постоянно ощущал как единственный член своей семьи, выходящий в сеть. И свободным от реального мира, в котором отец больше никогда не вернется домой.

В течение нескольких прекрасных мгновений Иона парил над всем этим.

Глава 6

Академия Чанга располагалась на собственном острове в море, недалеко от берега.

Иона направился к материку. Он миновал цепочку островов с песчаными пляжами, кокосовыми деревьями и коктейль-барами. Он взглянул вниз на праздных аватаров, наслаждающихся своими виртуальными отпусками. Достигнув материка, Иона увидел внизу лес, где в самом разгаре была многопользовательская игра. Он заметил внизу толпы аватаров, преследующих с винтовками и электрическими силками прозрачных призраков. Игра «Охотники за привидениями» была популярна среди многих одноклассников Ионы, но он предпочитал охоту на зомби.

Как только Иона набрал высоту, виртуальный мир внизу превратился в цветастое лоскутное одеяло. Любой мог купить клочок виртуальной земли в Метасфере и построить что угодно. В последнее время крупные разработчики начали скупать крупные участки и создавать гигантские тематические зоны, но основная часть ландшафта по-прежнему оставалась сборной солянкой из разношерстых проектов.

Иона взял левее и полетел над разноцветной, сверкающей популярной игровой зоной, из которой он давным-давно вырос. Привычный ворох визжащих рекламных буклетов устремился вдогонку, но он с легкостью оторвался от них.

В небе вокруг было множество аватаров разных форм и размеров: животные, люди, геометрические фигуры. Больше всего было птиц и крылатых насекомых; Иона заметил даже один зеленоватый вертолет. Чтобы летать, в Метасфере не нужны были ни крылья, ни винты, но те, кто имел их, наверное, наслаждались полетом больше остальных.

Иона приземлился в Парке Венеры. Выдержанный в японском стиле, тот представлял собой настоящий рай из цветущих вишен, где аватары парили над петляющими тропинками или бродили парами между деревьев.

Парк был популярным местом встреч для влюбленных. Разделенные в реальном мире огромными расстояниями, они могли встретиться здесь под благоухающими вишнями или на изысканно украшенных мостах через пруды, в которых водились золотые рыбки. Иона заметил разноцветного жирафа, прогуливающегося с порхающим ромбом, и волосатого мамонта с букетом виртуальных цветов в хоботе, который пытался впечатлить хихикающего шмеля.

Парень не понимал, почему люди называли тот, другой, унылый и серый мир реальным. Для Ионы он не был и вполовину таким реальным и ярким, как Метасфера. Парк Венеры напомнил Ионе о лучших временах. На одной из улиц, ведущих к парку, располагался магазин семьи Делакруа. Он провел здесь много счастливых выходных дней и месяцев каникул, помогая родителям продавать цифровые безделушки влюбленным парам.

Иона огляделся по сторонам и увидел, как шмель поцеловал мамонта, после чего они расстались. Каждый нырнул в свой портал и вернулся к своей реальной жизни.

Ионе часто становилось интересно, кто скрывался за аватарами. Он пытался представить, как выглядят в реальной жизни их тела, оставленные где-то за ненадобностью, пока сознание свободно блуждает в Метасфере. Ему казалось нечестным, что аватары прячут реальный облик своих владельцев. Его отец, чьим аватаром был великолепный красный дракон, всегда говорил, что Иона должен гордиться схожестью виртуального и реального «я». Это означает, что ему нечего скрывать.

Иона увидел группу протестующих во главе с облезлой злобной гиеной, вышагивающих туда и обратно перед центральными воротами парка.

– Миллениалы, руки прочь от наших свобод! – лаяла гиена. Протестующие аватары с восторгом встречали ее слова. Иону ужасно злило, что люди могут быть такими безмозглыми.

Со вздохом он направился к магазину своих родителей. Иона не хотел его продавать, но мать была права. Умереть от голода он хотел еще меньше.

Окна магазина были сплошь оклеены цифровыми листовками агентов по недвижимости, предлагавшими продать участок. Иона сорвал одну из них, обещающую «быструю продажу и низкую комиссию». После сканирования аватара Ионы двери магазина распахнулись.

Полки внутри были практически пусты, если не считать нескольких пирожных-сердечек, воздушных шаров и пары плюшевых медведей. Магазин не работал уже почти два года. Мама винила во всем бюрократию, но Иона знал, что это лишь часть проблемы. Бизнес постепенно приходил в упадок, их сувенирный магазин стал считаться старомодным. Изредка к ним заходили один-два покупателя. Для матери Ионы все это было слишком тяжело. Было слишком больно находиться там одной.

Она удалила свой порт для подключения к сети и присоединилась к метафобам, противниками интернета, застрявшим в мрачной реальности. Ионе было тяжело смотреть на то, что она с собой сделала. Отрезала себе доступ в Метасферу – единственную значимую для него реальность – именно в тот момент, когда сын нуждался в ней больше всего. Он пытался заставить себя уважать решение матери, но понять его так и не смог.

Оставшуюся часть утра Иона провел, наводя порядок в магазине. Он хотел как следует подготовить его к продаже на аукционе, чтобы выручить самую высокую цену. Иона собрал медведей и прочие безделушки, засунул их в коробку и отправил в мусор. Затем вернулся к листовке агента по недвижимости, из которой немедленно выскочило облачко с просьбой подтвердить запрос о продаже магазина. Иона нажал «да» и закрыл диалоговое окно. Он ждал.

Листовка отсканировала помещение, и чуть выше нее засветилась трехмерная модель магазина. Появилось еще одно облачко, сообщившее Ионе, что его недвижимость оценена в двести семь мета-долларов. Иона подумал, что магазин едва ли стоит этих денег. Но прежде, чем он успел согласиться со стоимостью, появилось еще одно сообщение, подсвеченное красным: ВНИМАНИЕ! ОБНАРУЖЕНО НЕИЗВЕСТНОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ! Ниже маленькими буквами сообщалось:

В процессе сканирования обнаружено неизвестное приложение. Возможно, это вирус. Пожалуйста, удалите приложение, прежде чем завершить продажу.

Иона огляделся. Никакого
Страница 7 из 15

приложения в абсолютно пустом магазине он не видел. Да он и не собирался искать слишком тщательно. Неизвестное приложение давало ему повод не продавать магазин.

Но внезапно он заметил что-то странное в 3D-модели. У отсканированной копии имелся еще один этаж – ниже того, на котором находился Иона. Похоже, в магазине был тайный погреб. Иона тщательно осмотрел каждый сантиметр деревянного пола, затем отодвинул витрины, чтобы проверить, не скрывается ли что-то под ними. И именно там, под центральной витриной магазина, обнаружился деревянный люк с металлическим кольцом в качестве ручки.

Иона вырос в этом магазине. Он думал, что знает его, как свои пять пальцев, ведь он засунул нос в каждый уголок. Разве могло здесь скрываться что-то, чего он не видел раньше?

Сердце Ионы забилось сильнее, когда он потянул за кольцо и открыл люк. В нос ему ударил сильный запах плесени. Со своего места он мог видеть две кирпичные стены, сходящиеся углом. По длине и ширине погреб не уступал магазину.

Было ли известно о нем маме и папе?

Свет внизу отсутствовал, и Иона пожалел, что у него нет фонарика. Что-то могло быть спрятано в этой темноте. Возможно, нечто очень ценное, оставшееся от предыдущего владельца и способное разрешить все проблемы семейства Делакруа. Иона покачал головой. Всего лишь глупые мечты. И тем не менее…

Лестницы не было, ему пришлось спрыгнуть в погреб. Несколько секунд он стоял, часто моргая, и ждал, пока глаза привыкнут к темноте. А когда смог видеть, его сердце ушло в пятки.

Он был не один в погребе. Кроме него, там был еще кто-то.

Фигура, скорчившаяся в углу. Кто-то, кого он и не надеялся никогда увидеть снова.

Это был огромный красный дракон со сложенными за спиной крыльями. Его мерцающие желтые глаза смотрели прямо на Иону. Парень сделал два шага назад, подальше от этого существа, но затем заставил себя остановиться и снова приблизиться к дракону.

Он знал этот аватар. Знал почти так же хорошо, как свой собственный, но… Все же это было невозможно. Или возможно?

– Папа?

Глава 7

Дракон не отвечал. Иона приблизился еще на шаг, вглядываясь в фигуру у стены. Грудь сдавило, он не мог говорить, едва мог дышать, но он должен был узнать.

– Папа… Это ты?

– Иона… – произнес дракон низким голосом отца. Иона успел забыть, каким успокаивающим был этот голос. Так неужели отец прятался здесь все эти годы?

– Папа, но почему ты… – начал Иона со смесью облегчения, радости и злости, которые вызвало в нем это открытие. Но дракон продолжил говорить, и Иона с горечью осознал, что тот представлял собой лишь копию аватара отца, воспроизводящую аудиозапись.

– Если ты нашел этот аватар, значит, меня уже нет. И я прошу тебя простить меня за это. Сейчас нет времени объяснять, почему некоторые стороны моей жизни ты не знал. Для твоей же безопасности, Иона. Но, если сейчас ты смотришь эту запись, значит, я больше не могу защитить тебя. И поверь, мне очень жаль, что я не увижу, как ты взрослеешь. В тебе заложен огромный потенциал, даже если ты сам еще этого не осознаешь. Однако другие люди заметят это, и ты станешь борцом за свободу в этих двух мирах.

При жизни отец никогда не разговаривал с ним так, и Иона поймал себя на мысли, что прикасается к аватару, словно это может помочь вернуть отца.

– Но, Иона, есть вещь, которую ты должен сделать для меня и для достижения очень важной цели. Мне нужно, чтобы ты загрузил мой аватар в свой профиль. Найди моего друга Акселя, он знает, что делать дальше. Жаль, что я не могу рассказать тебе больше. Но чем меньше ты знаешь, тем лучше для тебя и Мириам. Пожалуйста, сделай это для меня, Иона. Я люблю тебя, мальчик мой.

Запись закончилась, и дракон протянул Ионе два своих когтя. Тот знал, что если прикоснется к ним, это запустит процесс загрузки, и Иона незаконно присвоит аватар своего отца.

Это было самым опасным решением за всю его жизнь.

Мэтью Грейнджер поселился в самом огромном и самом дорогом люксе роскошного парижского отеля. Деньги не были для него проблемой. Правительство, прекратившее к данному моменту свое существование, считало, что хорошенько наложило лапу на его состояние, но в действительности они не обнаружили и десятой доли всех его счетов в интернете.

Directeur d’h?tel[3 - Directeur d’h?tel (фр.) – управляющий отелем.], конечно, узнал его, но за соответствующее вознаграждение согласился сохранить в тайне личность постояльца.

Миллениалы, соратники Грейнджера, заняли соседний номер, вооружившись самыми передовыми из предлагаемых на рынке компьютерами. Его компьютерами. На несколько лет он был вынужден отойти от дел, но конкурентам так и не удалось обойти его.

Он вызвал сюда и своих лучших программистов. Тех, что оставались верны даже во время его заключения. Ни один из них не был старше двадцати пяти. Они были поглощены работой на своих планшетах – рыскали в Метасфере, перелопачивая терабайты информации.

Грейнджер с радостью распрощался с тюрьмой, но не чувствовал себя свободным. Пока. Он знал, что не сможет чувствовать себя по-настоящему свободным, пока не вернет то, что принадлежит ему по праву.

Когда Мэтью Грейнджеру исполнилось шесть, его мир рухнул. Автомобильная катастрофа в округе Марин унесла жизни обоих родителей; сам он больше четырех часов пролежал среди искореженных обломков в ожидании смерти.

Доктора ампутировали обе его ноги выше колен. Они сказали, он должен радоваться, что вообще остался в живых. Однако он не чувствовал радости.

Дядя, который воспитывал его с тех пор, понятия не имел, как нужно обращаться с детьми, зато отлично разбирался в компьютерах. Благодаря ему Грейнджер понял, что может создать новый мир. Мир, в котором он сможет спрятаться от реальности. В котором он сможет ходить. И даже более того.

Мир, в котором он сможет летать.

Изобретение Вэб 4.0 принесло ему целое состояние. В двадцать шесть он стал миллиардером. Наконец у него было достаточно денег, чтобы с помощью технологий НАСА воплотить в жизнь одно из своих ранних изобретений – киберкинетические протезы. Двадцать лет Мэтью Грейнджер провел прикованным к инвалидной коляске; теперь это осталось в прошлом.

Тем большим ударом для него было поменять одну тюрьму на другую.

Официально его обвинили в уклонении от налогов. Однако Грейнджер знал правду. Некоторое время назад власти самых значимых на мировой арене государств оказались в затруднительном положении. Так как львиная доля финансовых операций перекочевала в интернет-пространство, с каждым днем им становилось все труднее собрать достаточное количество налогов на собственное содержание. Грейнджер же, напротив, на жизнь не жаловался, получая небольшой процент с каждой операции, проведенной в созданной им Метасфере.

Правительству нужны были эти деньги. Но Грейнджер отказался делиться, совсем. В панике его враги обратились к какой-то невнятной резолюции ООН и трактовали ее так, как им было выгодно. Они национализировали Метасферу, поделив ее на зоны влияния, а Грейнджера арестовали по ложному обвинению и тем самым убрали со своего пути.

Он был застигнут врасплох, преданный одним из своих сотрудников;
Страница 8 из 15

кем конкретно, он так и не узнал. Федералы скрутили его и демонстративно конвоировали в зал суда. Да, он был застигнут врасплох, но у Мэтью Грейнджера всегда был план на случай непредвиденных обстоятельств.

– Есть, сэр! – сообщила миниатюрная девушка, одна из программистов Грейнджера (запомнить ее имя он не потрудился.) – Это он, в списке отслеживания.

Грейнджер заглянул через ее плечо и проверил данные на экране.

– Так, – выдохнул он, – значит, он все-таки жив.

– Он делал все возможное, чтобы его не нашли, – сказала девушка, – его аватар не регистрировался нигде в течение трех лет, двух месяцев, и…

– Как вы его нашли?

– Его аватар засветился в отчете об ошибке. Я не понимаю, сэр. Зачем он вновь всплыл на поверхность после всех этих лет?

– Он, наверно, узнал о том, что я освободился, – заявил Грейнджер, который никогда не сомневался в своей значимости. – Должно быть, запаниковал и начал совершать ошибки. Он может быть проблемой. Он работал моим пилотом в течение десяти лет. Вместе мы облетели все Четыре Угла вдоль и поперек. Он единственный, кроме меня, оставшийся в живых, кто может указать туда дорогу.

– Вы думаете, он может представлять угрозу, сэр?

– Я всегда подозревал его. В последний раз я видел его вбегающим в горящее здание. Но его тело так и не было найдено. Зачем ему прятаться от меня? Зачем, если он меня не предавал? Зачем, если только он не был агентом Стражей, внедренным в ряды моих сотрудников?

– Что мы должны делать, сэр? – спросила девушка.

– Найдите источник отчета об ошибке, – ответил Грейнджер, – найдите Джейсона Делакруа, я имею в виду в реальном мире, и убейте его!

Глава 8

Иона почувствовал тошноту и закрыл глаза. Перед ним вспыхивали странные образы, но они исчезали слишком быстро, чтобы он мог хоть что-нибудь понять. Он ощутил головокружение, как будто падал куда-то, и на мгновение испугался, что может вообще выпасть из Метасферы. Он попытался выпустить когти, но его руки бесконтрольно тряслись. Дракон рассыпался на пиксели от головы до хвоста, и красная волна устремилась к Ионе. Его всего трясло, он с трудом сдерживал нахлынувшую тошноту. Каждый новый пиксель врезался в него подобно осколку стекла. Когда боль утихла, Иона обнаружил себя стоящим на коленях в секретном погребе сувенирной лавки. В теле красного дракона. В теле своего отца. Он чувствовал драконьи крылья за спиной, словно пару дополнительных рук. Иона повел плечами и расправил крылья так, что их кончики коснулись стен подвала. Он прикоснулся руками – точнее, теперь уже лапами – к лицу, ощупал свою морду и осторожно коснулся острых зубов. Он до сих пор чувствовал тошноту и легкое головокружение. Мир стал казаться ему меньшим, чем раньше. Хотя Иона, конечно, понимал: причина в том, что он сам стал больше.

Но своего аватара Иона теперь не видел. Он осторожно развернулся, чтобы посмотреть позади себя. Он чувствовал себя огромным и неповоротливым, неспособным повернуть свою неуклюжую гигантскую шею. Он вообще с трудом мог двигаться в этом тесном пространстве. Его аватара нигде не было; он исчез.

Иона запаниковал.

Как можно было быть таким дураком? Всем известно наказание за использование чужого аватара: изгнание. Данные о ДНК Ионы поместят в черный список. Ему навсегда будет закрыт доступ в Метасферу. Он будет вынужден прожить всю свою жизнь в реальном мире, никогда больше не увидит своих друзей, потому что не знает, где их найти и даже как они выглядят в реальном мире. Это все равно что умереть. Нет, это даже хуже, чем смерть. Если бы он умер, то мог хотя бы пройти процедуру Переноса.

Ионе нужно было выбираться отсюда, прочь из Метасферы, пока кто-нибудь не узнал о случившемся. Он вылетел из погреба магазина и поспешил к своему порталу. Новые крылья давали ощущение силы и свободы. Ничего подобного он никогда не испытывал с прежним аватаром. Он возвращался к школе, со страхом думая о том, что кто-то из его знакомых или, еще хуже, кто-то из знакомых отца мог увидеть его.

Его портал парил во дворе академии, где и прежде. Это кольцо было лишь одним из многих, но оно засветилось при его приближении, как будто приглашая войти. Иона с облегчением констатировал, что портал по-прежнему узнавал его. Кольцо было единственным для него выходом из Метасферы, единственным способом вернуть сознание его отключившемуся телу. Без него аватар Ионы окажется навечно заключенным в Метасфере, пока тело будет медленно угасать в реальном мире.

Иона нырнул в светящееся кольцо.

Он снова оказался в своем автобусе, в метапабе. Он снова находился в реальном мире, заключенный в своем неуклюжем теле, но на этот раз был даже рад этому.

Парень немного встревожился, увидев мистера Коллинза, который присел на корточки рядом с ним и нахмурился, глядя на планшет.

– У тебя там все было в порядке, сынок? – спросил он.

Иона не мог ответить. Он просто кивнул.

– Я думаю, мы имеем дело с программным глюком, – объяснил мистер Коллинз, – какое-то время система показывала, что в этом терминале зарегистрированы сразу два аватара, что, само собой, невозможно. Я сообщил об ошибке, но мне придется запустить сканирование. Если это вирус, нельзя его упустить.

Обеспокоенная миссис Коллинз подошла к ним, постукивая высокими каблуками. Она спросила, почему Иона не в школе, и он ответил, что плохо себя чувствует. Как только он это произнес, то понял, что не соврал. Он надеялся избавиться от тошноты в реальном мире, но не тут-то было.

Миссис Коллинз засуетилась.

– Может быть, позвонить твоей маме? – предложила она.

– Нет, не надо, – быстро ответил Иона, – правда. Мне просто нужно подняться наверх и прилечь ненадолго. Со мной все будет в порядке.

– Сэр, мы нашли его! – воскликнула девушка-программист.

– Где? – спросил Грейнджер.

– В Лондоне, – на экране ее монитора отображалось местечко под названием Клэпхемская Община, обнесенное проволочной изгородью скопище красных двухэтажных автобусов. Изображение приближалось, пока наконец не сфокусировалось на одном из них.

– У нас есть агенты в этом районе? – задал еще один вопрос Грейнджер.

Девушка кивнула, щелкнув пальцами по экрану планшета.

– Да, сэр. Высылаю в указанный сектор прямо сейчас. У нас есть описание мистера Делакруа для них?

– Он мог изменить внешность, – ответил Грейнджер, – мы не можем позволить себе так рисковать. Я хочу, чтобы все находящиеся в этом автобусе умерли!

Как только Иона закрыл глаза, странные образы вернулись: люди и места, которые были ему незнакомы, воспоминания, которые ему не принадлежали. Он уже не понимал, спит или бодрствует. Он услышал странный рокочущий звук, но вскоре понял, что по крайней мере этот звук вполне реален. Рокот звучал где-то неподалеку. Он выбрался из гамака и взглянул в окно. Сначала он ничего не видел, но звук становился все громче и ближе.

Затем в поле зрения появились два мотоцикла, лавирующие между рядами автобусов. Настоящих мотоциклов Иона не видел уже много лет. Мотоциклисты резко остановились прямо под окном, рядом с его автобусом, и спешились. Они были одеты в камуфляж, их лица скрывали
Страница 9 из 15

шлемы. У них было оружие.

С открытым ртом Иона наблюдал за тем, как двое в камуфляже ввалились в автобус через открытые задние двери. Он услышал крик на нижнем этаже. Кажется, кричала миссис Коллинз.

Иона бросился к лестнице, но успел спуститься лишь на пару ступеней, когда еще один звук заставил его замереть: выстрелы. Кажется, они звучали вечно, превращаясь из стрекотания в оглушительный грохот, а затем резко прекратились.

Наступила пугающая тишина.

Иона никак не мог осознать все это, не мог поверить в то, что подсказывали ему органы чувств. Но он знал, что это не сон. Как будто он участвовал в одной из игр Метасферы с той лишь разницей, что все происходило на самом деле, здесь и сейчас, в автобусном городке. В реальном мире.

И это означало, что Иона был абсолютно беззащитен. В отличие от аватара он мог быть ранен и даже убит. От этой мысли мороз пробежал по коже.

Осторожно и тихо, как только мог, он поднялся обратно по ступеням, схватил свои роликовые коньки и торопливо натянул на ноги. Он вытянул резиновый уплотнитель из окна аварийного выхода в задней части автобуса и выдавил стекло. Упав, оно вдребезги разбилось о землю, и Иона тут же услышал торопливые шаги внизу.

Кто-то поднимался по лестнице. Он вылез в окно, оказался на крыше автобуса, вскочил на ноги и, изо всех сил оттолкнувшись, покатился по крыше. Несколько пуль пробили крышу позади него. Сомнений не осталось: мотоциклисты пытались его убить. Похоже, они уже убили мистера и миссис Колинз и всех, кто был в автобусе.

Большинство жертв, скорее всего, были в сети. Они даже не поняли, что произошло. Иона мог оказаться среди них, явись байкеры часом раньше.

Он доехал до конца крыши и перепрыгнул на соседнюю. Контакт был жестким, но он удержался на ногах. Иона продолжал прыгать с крыши на крышу так быстро, как мог. Позади он услышал рев – это завелись двигатели мотоциклов. Его преследовали.

На одной из скользких металлических крыш Иона потерял равновесие и врезался в вентиляционную систему автобуса. Он шлепнулся о землю так, что кости затрещали, но, к счастью, ему удалось остаться на ногах.

Иона слышал приближающийся рев мотоциклов.

Он петлял в лабиринте старых красных автобусов без какого-либо конкретного плана и без особой надежды уйти от своих преследователей. Несколько лиц появились в окнах, привлеченные шумом. Но в это время дня большинство людей были в сети. На своих рабочих местах где-то в Метасфере они и не подозревали о событиях, происходящих в реальном мире. Мотоциклистов, кажется, зеваки также не интересовали. Им нужен был именно Иона. Сколько бы сил он ни прилагал, как бы ни петлял, ему не удавалось оторваться от преследующих мотоциклов.

Он обогнул угол автобуса под номером двадцать три и в ужасе замер, обнаружив за ним тех самых байкеров, надвигающихся на него.

Иона рванул вправо, затем налево, снова направо и опять налево. Мотоциклы превосходили его в скорости, но не могли сравниться по маневренности. Он наконец по-настоящему почувствовал свои ноги, и к нему вернулась уверенность. Он провел столько времени, тренируясь… Это не помогло ему одержать победу в ночных гонках, но сейчас могло спасти жизнь.

Тем не менее оторвался от байкеров он ненадолго. Они разделились – теперь рев двигателей слышался с обеих сторон. Они пытались загнать его в угол. И если Иона не выберется из замкнутого пространства автобусного городка, им это наверняка удастся.

Он обогнул еще один автобус, увидел перед собой открытые ворота и мгновенно принял решение.

Он рванул изо всех сил.

Глава 9

Довольно скоро Иона понял, что совершил большую ошибку.

Днем улицы вокруг автобусного городка выглядели совсем иначе и казались незнакомыми. При свете солнца в глаза бросались грязь и мусор, граффити и разбитые стекла.

Здесь было полно народу. Рикши, велосипедисты и такие же, как он, роллеры – все, кто торчал в реальном мире, толкались в этом тесном пространстве.

Он не был на улице в дневное время уже около двух лет. Иона успел забыть, какими отталкивающими эти места могут быть до наступления комендантского часа.

Но в этом существовали и свои плюсы. В толпе он мог скрыться от своих преследователей-мотоциклистов. Однако и сам он в этих условиях продвигался нестерпимо медленно.

А что, если здесь его поджидают другие убийцы?

Иона подозревал каждого, кто к нему приближался, всех, кто, проезжая мимо, задевал его локтем. Он был окружен нищими, которые заметили, что его одежда лучше, чем их собственные обноски. И хотя он сказал, что у него нет денег, Иона боялся, что ему не поверили. Он слышал множество ужасающих историй о том, как людей убивали за горсть мелочи, лишь бы выйти в онлайн на пару часов.

Он услышал рев мотоцикла. Очень близко. Должно быть, его преследователи разделились, чтобы поскорее найти его. Он представил, как они гонятся за ним и давят всех, кто не успевает убраться с пути. Иона не должен был попасться им на глаза. Он знал, что если это случится, второй раз сбежать не получится.

В стороне от дороги он увидел зеленый пластиковый бак. Мусорный контейнер. Высотой ему по грудь. Иона не раздумывал ни секунды.

Он схватился за край контейнера, подтянулся и рухнул в кучу бумаги, жестяных банок, разбитых бутылок и еще чего-то, холодного и скользкого, о чем предпочел не думать. Иона зарылся в эту кучу так глубоко, как мог. Он лежал и слышал, как сердце колотится у него в груди, а из легких вместо дыхания вырывается хрип. И еще один звук: приближающийся рев двигателей.

Все ближе и ближе. Судя по звуку, мотоциклы поравнялись с контейнером и остановились. Иона затаил дыхание, думая обо всех людях, десятках людей вокруг, которые видели, как он запрыгнул в контейнер, о незнакомцах, которые могли выдать его.

Прошло несколько ужасающе долгих минут, прежде чем мотоциклы наконец тронулись с места. Рев двигателей удалялся и вскоре совсем затих.

Иона еще долго лежал неподвижно. Он не мог заставить свои мышцы работать, не мог заставить себя выбраться из своего убежища.

Он не мог вернуться домой. Что, если его там уже ждут? В любом случае его автобус сейчас представлял собой арену жестокого побоища. Ему нельзя туда возвращаться. Так же, как и его матери. Нужно рассказать ей о том, что произошло.

Вот только для начала было бы неплохо понять это самому. Почему-то он чувствовал себя виноватым в произошедшем. Было ли простой случайностью, что его автобус подвергся нападению вскоре после того, как Иона воспользовался аватаром отца? Из-за него ли умерли мистер и миссис Коллинз?

Иона услышал не предвещающий ничего хорошего щелчок и звук включившегося мотора. Мусор вокруг зашевелился. Он догадался, к счастью, не слишком поздно, что в мусорном баке заработал перерабатывающий механизм. Нужно поспешить выбраться наружу, пока его не затянуло в лопасти и не измельчило.

Теперь выбора не было. Дальше прятаться он не мог.

Низко опустив голову и поднимая глаза, лишь когда это было крайне необходимо, Иона направился на северо-восток. Он пробирался сквозь толпу и постепенно, по мере того, как он вспоминал, каков этот мир при свете дня,
Страница 10 из 15

к нему возвращалась уверенность в себе. Он миновал электростанцию Тейт Модерн, где сжигался и перерабатывался в электроэнергию мусор со всего Лондона; затем проехал по мосту Миллениум и продолжил свой путь мимо контрольного пункта у собора Святого Павла.

Иона оказался в Сити, деловом центре Лондона, представлявшем собой два квадратных километра стабильности и процветания, изолированную от полуразрушенных улиц вокруг. Он увидел нависающий небоскреб Сити Тауэр и осознал, что в последний раз был здесь три года назад, когда мать в поисках работы бродила по этим улицам и таскала его за собой.

Иона вкатился в лобби и остановился, чтобы круглый белый детектор в потолке просканировал его на наличие взрывчатых веществ. Когда красную лампочку сменила зеленая, запыхавшийся Иона смог продолжить путь к стойке администратора.

– Мне нужно увидеться с матерью, – выдохнул Иона.

Охранник оторвался от монитора Метасферы, где показывали виртуальный футбол. Кажется, он был недоволен, что ему помешали.

– Мириам Делакруа, – пояснил Иона, – она работает на шестьдесят первом этаже.

– Ах, да, – лицо охранника просветлело, – это та, что меняет подгузники. Так ты явился, чтобы тебе поменяли памперс, верно, малыш?

Иона попытался проигнорировать подкол, но почувствовал, что щеки запылали. Он не мог, как ни старался, заглушить чувство стыда за то, чем его мать зарабатывала на жизнь. Людям, избегавшим Метасферы и не подключавшимся к сети, выбирать не приходилось.

Он прислонил большой палец к сканеру, чтобы зарегистрироваться в книге посетителей, упорно не желая встречаться взглядом с посмеивающимся охранником, затем покатил по направлению к лифту.

Подъем на шестьдесят первый этаж был довольно долгим. Иона смотрел на свое отражение в зеркальной стене лифта и видел жалкого, растрепанного мальчишку. Воспоминание о том, что произошло, вызвало новый приступ паники и клаустрофобии. Как объяснить матери, что у них опять нет дома?

Двери лифта разъехались в стороны, открывая вид на просторное и светлое офисное помещение, в котором около ста человек, отключившихся от реальности, болтались в подвешенных к потолку гамаках. Работа Мириам Делакруа заключалась в заботе о телах, пока сознание блуждает где-то в Метасфере. Она следила за удовлетворением их физиологических потребностей, а они могли не покидать свои виртуальные биржи по нескольку часов или даже дней. Время – деньги. А как иначе?

– Мам? Где ты? – позвал Иона. Она была единственным человеком на всем этаже, не подключенным к сети.

Увидев сына, Мириам уронила из рук катетер и бросилась ему навстречу.

– Иона! Что ты здесь делаешь?

– Я… Я… Кое-что случилось, – пробормотал он, – кое-что плохое.

А потом слова сами посыпались из него:

– Я нашел папин аватар и загрузил его себе, а потом пришли эти люди и убили всех, кто был в автобусе. Я вылез на крышу и сбежал от них.

– Помедленнее, Иона. – Мать положила руки ему на плечи, успокаивая, чтобы он перестал задыхаться. – Отдышись.

Она поцеловала сына в лоб и пристально посмотрела в его глаза. Он знал, что мать грустила при каждом упоминании об отце, и жалел, что приходилось касаться этой темы. Но сейчас он чувствовал и еще что-то, кроме грусти.

– Этот день должен был настать, – выдохнула Мириам, – но ты еще так молод!

– Я не понимаю, – сказал Иона, – ты ждала… ждала чего?

– Твой отец все рассказал мне, Иона.

– Ты знала про аватар? Ты знала, что он сделал копию?

– Он сделал не просто копию. Он создал нечто намного более важное, чем обычный аватар.

– Скажи мне, как от него избавиться? Как снова стать самим собой?

Мама покачала головой:

– Он знал, что его жизни угрожает опасность. Он оставил аватар, чтобы ты нашел его, если произойдет самое худшее. Лучше бы этого не случилось. Не сейчас, еще слишком рано.

– Мне кажется, он… этот аватар что-то сделал с моей головой.

Мама кивнула:

– Это воспоминания твоего отца. Он их скопировал, все. Мне неизвестно, как ему удалось это сделать, минуя Остров, но он смог. Теперь это твои воспоминания.

Иона моргнул. В памяти снова всплыли странные видения, посетившие его, когда он впервые загрузил в свой профиль аватар отца, странные сны, которые ему не принадлежали. Могли ли они быть образами из памяти отца? Как это возможно?

– О, Иона, – вздохнула его мать, – есть столько всего, что мы скрывали от тебя. Я могла бы рассказать тебе раньше, но я думала… Я не хотела, чтобы тебе пришлось взрослеть так рано. А теперь… Теперь времени у нас почти нет.

Она усадила его в один из гамаков и сунула в руки стерильный переходник, затем понизила голос, словно висящие вокруг тела могли их услышать.

– Я не способна защитить тебя, Иона, – сказала она, – но есть другой человек.

– Аксель?

Мама удивилась, когда Иона произнес это имя:

– Верно. Есть человек по имени Аксель Кавана. Он был лучшим другом Джейсона, твоего отца, еще со времен летной школы. Ты должен разыскать его в Метасфере, чтобы он мог найти тебя в реальном мире.

– Как? – спросил Иона. – Где?

– «Икар», – ответила мама, – помнишь это место? Аксель частенько там бывает.

Иона помнил. «Икаром» назывался бар неподалеку от их сувенирного магазина. Там встречались пилоты; он был любимым местом отца.

– Мам, а кто были эти люди? – спросил Иона. – Те, что пытались меня убить?

– Миллениалы, Иона, агенты Грейнджера, – ответила она.

– Но это полная ерунда! – воскликнул Иона. – Отец сам был Миллениалом, он работал на Мэтью Грейнджера многие годы. Так зачем бы они стали?..

– Твой отец кое-что знал. – Мириам развернула сетевой провод, помогая Ионе подключиться к терминалу. – Ему были известны все тайны самого Грейнджера. Теперь они известны и тебе.

– Нет же! – запротестовал Иона. – Клянусь, я ничего не знаю.

– Все здесь, Иона, – она погладила его по голове, улыбаясь нежно и грустно, – ты просто еще не научился пользоваться этими знаниями.

– Но я не хочу, – сказал Иона, – если бы я просто мог избавиться от папиного аватара…

– Слишком поздно, – прошептала мама, – есть еще одна вещь, которую ты должен знать. Твой отец не был Миллениалом; он только притворялся им, чтобы подобраться поближе к Грейнджеру. Он был двойным агентом. Он был Стражем.

Иона открыл рот, чтобы сказать что-нибудь. В голове, цепляясь друг за друга, вертелись тысячи вопросов. Но соединение с Метасферой было завершено, и он почувствовал, как желудок сжимается, а сам он падает в кромешную темноту.

Глава 10

Первым, что ощутил Иона, был резкий запах специй и кожи.

Вокруг него материализовался огромный рынок, похожий на марокканский базар, который он однажды видел в кино. Вокруг толпились аватары, они громко торговались.

Терминал Сити Тауэра, где работала мать, автоматически отправил его в виртуальный торговый зал. Многие аватары, торгующие здесь, вероятно, принадлежали тем самым телам в гамаках, о которых заботилась Мириам.

Иона все еще был в аватаре своего отца. Развернув гигантские крылья, он взмыл в небо, осмотрел базар сверху и постарался запомнить место, где оставил свой портал. В незнакомой части Метасферы легко
Страница 11 из 15

можно заблудиться.

Все его тело встрепенулось, когда он захлопал крыльями. Он почувствовал силу и мощь, и какая-то его часть, помимо воли, наслаждалась новыми ощущениями.

Но он был также испуган и сбит с толку – и даже немного зол. Он был зол на себя за то, что поспешил загрузить аватар отца; и он был зол на родителей, которые столько всего от него скрывали. Иона пытался осознать сказанное матерью. Его отец – Страж? Как такое могло произойти? Стражи убили отца; по крайней мере, он всегда так думал. И что такого знал Джейсон Делакруа, что его стоило убивать? Парящий в виртуальном небе Иона испустил крик разочарования. Его дыхание превратилось в огонь, и поток пламени окутал чешуйчатое красное тело.

Дракон пролетел над Парком Венеры, над сувенирной лавкой своей семьи, затем взял левее. Он парил над одним из старейших районов виртуального мира, который назывался «Зеркала». Здания здесь были прорисованы с более низким разрешением, чем принято теперь, поэтому они казались плоскими, почти двухмерными. Им не хватало реалистичной текстуры современной Метасферы. Под собой Иона увидел улицу Мета-Оксфорд, копию реальной Оксфорд-стрит Лондона. Поначалу основная часть Метасферы состояла из таких копий, точно воспроизводящих реально существующие в Лондоне места. Иона никогда не понимал, зачем это нужно.

Вдоль оживленной улицы со множеством магазинов медленно ползли красные двухэтажные автобусы. При виде их Иона совсем пал духом. Все они имели номер 137, как и его автобус. Его дом. Навсегда потерянный.

«Икар» представлял собой большое коническое здание. Наружная неоновая вывеска изображала человека с руками-крыльями в оранжевом круге. Вход находился на высоте третьего этажа, поэтому в бар посетители могли только влететь. Отец Ионы всегда отмечал, что для прибежища пилотов это более чем уместно.

Иона приземлился на карниз и сложил крылья. Много раз в прежние времена он ждал здесь отца, но сегодня впервые сам вошел в эти двери.

Внутри бар напоминал гигантский птичник. Шесть этажей со входом посередине. Бар был заполнен аватарами – по большей части птицами или другими крылатыми созданиями. Они болтали, пили и вспоминали ушедшие дни, сидя на широких жердях, торчащих из стен на разных уровнях, или на качелях, подвешенных к высокому куполообразному потолку.

– Джейсон Бенедикт Делакруа, – объявил металлический голос. Иону просканировали, чтобы идентифицировать его аватар, точнее, аватар отца.

Внезапно болтовня в «Икаре» стихла. Все посетители повернулись ко входу и уставились на дракона так, словно тот был призраком. Впрочем, осознал Иона, он им и был.

Он еле сдержался, чтобы не развернуться и не улететь прочь. Меньше всего ему хотелось сейчас быть в центре внимания. Но если он сбежит, то никогда не найдет Акселя Кавана, старого друга отца. А Аксель был его единственной надеждой, тем, кто мог помочь разобраться в этом сумасшествии.

Иона смущенно подлетел к одной из трех стоек и приземлился. Он чувствовал, как сотни глаз буквально сверлят его спину, и ощутил огромное облегчение, когда маленький краснокрылый дрозд вспорхнул на барную стойку рядом:

– Джейсон, это действительно ты?

– Аксель? – спросил Иона.

– Тебя не было больше трех лет. Все думали, что ты погиб в тот день.

Иона не знал, что ответить. Наверное, нужно было признаться, что он вовсе не тот, за кого его все принимали, и лишь позаимствовал аватар своего отца. Но дрозд был так рад снова его увидеть, что не давал вставить ни слова:

– Где ты скрывался все это время? Я хочу все знать. Мы должны встретиться в реальном мире. Где ты сейчас?

– Я в Лондоне, здание Сити Тауэр, – ответил Иона, – но…

Прежде чем он успел закончить, гигантское орлиное крыло смахнуло дрозда с барной стойки. В воздух взлетело несколько маленьких перьев.

– Эй! – воскликнул Иона. Он расправил собственные крылья, готовый броситься на помощь ошеломленному дрозду, но две мощные лапы впились в него когтями.

– Усядься, Дух Прошлого Рождества! – проворчал голос прямо в ухо Ионы.

– Кто вы? – закричал Иона. – Что вы делаете?

– Это я, Аксель, безмозглый ты дракон, и я спасаю твою шкуру!

– Отличный удар, пап. Теперь он мой! – крылатый единорог пролетел мимо Ионы и, наклонив голову, бросился на дрозда. Птичка, однако, уже достаточно оправилась и сумела увернуться. Единорог же влетел головой в стену бара с такой силой, что все предметы вокруг задрожали. Краснокрылый дрозд, усмехаясь, оглянулся на Иону, затем нырнул в свой портал и исчез.

– Ты в порядке, дочка? – цепкие лапы выпустили Иону, их обладатель метнулся к единорогу.

Теперь Иона смог разглядеть аватар как следует. У него было тело льва, но голова и крылья орла. Грифон.

– Я упустила его, пап. Он ушел. – Единорог был явно ошеломлен, хотя твердо стоял на своих четырех копытах.

Грифон обрушил гнев на Иону.

– Какого черта ты творишь, Джейсон? Я считал, что у тебя больше мозгов… Достаточно, чтоб не попадаться на удочку шпионов Миллениалов.

– Что? Что ты имеешь в виду? – запинаясь, спросил Иона.

– Много ты успел ему выболтать?

Грифон был прав. В горле у Ионы пересохло. Он наивно предположил, что дрозд был ему другом, но за аватаром мог скрываться кто угодно.

– Ты раскрыл ему свое место в реальном мире? – прорычал грифон. И все, что Иона способен был сделать – тупо кивнуть в ответ.

Он понял, что совершил ужасную ошибку. Сказал дрозду о Сити Тауэр.

– Не такой уж он и умный, этот ваш пилот, сэр. – Агент Грейнджера с усмешкой обратился к боссу, как только вынул кабель из своего порта.

– Что произошло? – бросил через плечо Грейнджер. Он смотрел в монитор, подключенный к терминалу своего агента. Тот вышел из сети, но терминал все еще транслировал сигнал из «Икара», выводя на монитор изображение красного дракона. Аватар, который Грейнджер не ожидал когда-либо увидеть снова.

– Тупоголовый дракон явился прямо в этот притон и раскрыл мне свое местоположение в реале.

Несколько мгновений Грейнджер обдумывал эти слова.

– Интересно, – пробормотал он, – это совсем на него не похоже, такая доверчивость. Но в любом случае мы должны все проверить. Где он?

– Сити Тауэр, Лондон.

– Отправьте туда агентов. Устраните всех, кто в здании, если потребуется.

Миллениал бросился к планшету, исполняя приказ. Взгляд Грейнджера был по-прежнему прикован к монитору. Он взвешивал разные варианты.

Джейсон Делакруа однажды уже сбежал от его убийц. И может сделать это снова. Он научился искусно прятаться в реальном мире. Но его аватар… Его аватар был на экране, прямо перед Грейнджером.

Было бы глупо упустить такую прекрасную возможность.

Грейнджер выхватил планшет у испуганного программиста и начал вводить какие-то команды. Потребовалось время, чтобы остальные поняли, что он делает. Один за другим все обернулись к нему с раскрытыми ртами. Одна девушка даже хотела было запротестовать, но вовремя одумалась.

Грейнджер не собирался отчитываться перед ними. Он бы ни за что не стал терпеть, если бы кто-то вздумал указывать ему, что делать.

– Тебе лучше поскорее убраться отсюда, Джейсон, – произнес грифон, –
Страница 12 из 15

ныряй в свой портал, прежде чем…

– Нет! Нет, подожди, – запротестовал Иона, – откуда я знаю, кто ты? Может, ты тоже шпион?

Он был полон решимости не повторять недавнюю ошибку. Однако, прежде чем грифон успел ответить, крыша заведения рухнула.

Посетители «Икара», согнанные со своих мест, хлопали крыльями, с трудом уворачиваясь от летящих вниз кусков штукатурки и искореженного металла. Помимо шума испуганных голосов Иона мог слышать еще какой-то пронзительный сверлящий звук. Через секунду огромный бур пробил потолок.

– Переработчик! – закричал единорог. – Что он здесь делает?

– Быстро к своему порталу, Сэм! – толкнул его грифон. – И ты тоже, приятель. – Грифон ткнул Иону в спину острым клювом.

Они бросились к выходу, и в ту же секунду решетчатые стены бара пронзили еще два бура. Иона решил, что выбраться не удастся. В дверях была страшная давка, все пытались протиснуться через них одновременно.

Затем он внезапно оказался снаружи, в дневном свете. Иона обернулся и увидел их: Переработчики, как и сказал единорог. Похожие на гигантских металлических птиц с длинными ногами, они нависли над «Икаром», разрушая его своими клювами-бурами. Там, где они клевали здание, оно рассыпалось на пиксели, пока на месте бара не осталось ничего, кроме бесцветной пустоты.

Конечно, Иона и раньше видел Переработчики, но не в таких условиях. Метасфера постоянно менялась, многое перестраивалось и совершенствовалось. Переработчики представляли собой средства удаления старого программного кода. От окончательно устаревших элементов избавлялись, остальные модифицировались. Всякий раз, когда какое-либо здание или участок земли решали перепрофилировать, появлялись Переработчики. Но они должны были работать только с пустыми зданиями и заброшенными участками земли.

Глава 11

Иона понял все практически сразу.

Он до сих пор не знал, можно ли доверять новым знакомым. Однако сейчас других вариантов не было. Он полетел за ними по многолюдным улицам, сквозь толпу бегущих в панике людей. Оглянувшись, Иона увидел позади Переработчики, преследующие его и его новых знакомых со скоростью ракет.

– Нужно как-то увести их от людей! – закричал Иона.

Переработчики уничтожали все, что попадалось на пути. И всех.

Иона поднял кверху драконью морду, хлопая крыльями изо всех сил. Грифон и единорог последовали его примеру, все трое набрали высоту.

– Они нас догоняют, – закричал единорог.

И действительно, Иона почувствовал, что его тянет вниз. Буры Переработчиков создавали вихри, угрожающие затянуть Иону.

Он увидел испуганного попугайчика, застывшего на пути, нырнул и пролетел под ним, надеясь, что Переработчики не тронут птаху, так как их целью был Иона.

Грифон приблизился.

– Время взглянуть правде в лицо, – проворчал он, – нам с дочкой конец.

– Нет!

– Наши порталы остались там, рядом с «Икаром». Нам никогда не добраться до них, нечего и надеяться.

– Но на самом деле им нужен только я! Я могу увести их от вас.

Грифон покачал головой:

– По одному на каждого, помнишь? Не знаю, о чем ты думал, Джейсон, когда явился сюда. Лучшее, что мы можем сделать, это вернуть тебя поскорее в реальный мир. Где твой портал? Надеюсь, где-то поблизости?

Иона посмотрел вниз. Гигантская полоса пустоты, словно шрам, прорезала сердце Зеркал. Значительная часть улицы Мета-Оксфорд была уничтожена. Иона подумал, что его портал, возможно, исчез вместе с ней, но затем с облегчением вспомнил, что материализовался в Метасфере на базаре. Нужно было вернуться туда. Сердце ушло в пятки. Это слишком далеко! Ничего не выйдет!

Тогда Иона свернул в сторону Парка Венеры, пролетел над головами романтических парочек и толпы митингующих, направляясь к магазину Делакруа, двери которого распахнулись при его приближении. Грифон и единорог следовали за ним.

Люк в полу магазина все еще был открыт. Они нырнули вниз сквозь проем, и Иона захлопнул дверцу погреба.

Грифон часто заморгал, оглядывая темный подвал:

– И где же он, твой портал?

– Не здесь, – ответил Иона, – у меня есть идея получше.

– Скажи, что ты шутишь! – взревел грифон.

– Нам не спрятаться от них, – сказал единорог, – они разрушат эти стены и…

– Я знаю. – Иона был спокоен. – На это я и рассчитываю.

Погреб начал сотрясаться под напором Переработчиков. Иона глубоко вдохнул, уперся лапами в стены и запустил вирус, полученный у одноклассника Гарри. Он почувствовал, как информация передается сквозь виртуальное тело, точнее, сквозь аватар отца, прямо в стены подвала, которые начали размываться и искажаться.

В ту же секунду появились Переработчики. Они пробили потолок и уже приближались к своей добыче. Иона и его друзья были загнаны в угол. Он обнял их своими гигантскими крыльями в безнадежной попытке защитить.

В спину уперся бур, он взвыл от боли и едва не изверг из своей драконьей пасти огонь, но сдержался, опасаясь обжечь кого-нибудь.

Внезапно буры остановились. Переработчики затряслись, распались на пиксели и исчезли. План Ионы сработал.

– Где ты взял вирус? – спросил грифон и, не дожидаясь ответа, продолжил: – Ты инфицировал весь магазин, не так ли? Поэтому, когда Переработчики поглотили стены, они тоже заразились.

Иона не слушал. Он ткнул своей драконьей мордой туда, где раньше был пол сувенирной лавки, а теперь зияла пустота.

– Ничего не осталось, – прошептал он.

– Мне жаль, – произнес единорог. – Это место принадлежало тебе?

Иона не ответил. Он буквально онемел. Несколько аватаров слетелись поглазеть на то, что осталось от сувенирной лавки.

– Как… Как такое могло случиться? – спросил Иона. – Кто подослал к нам эти Переработчики?

– Это, должно быть, тот дрозд, – ответил единорог.

– Наверное, специально торчал все время в «Икаре» на случай, если ты там появишься, – добавил грифон.

– Мы с папой примчались, как только смогли, – продолжил единорог, – получив уведомление о том, что твой аватар зарегистрирован сканером на входе в «Икар», но…

– Слушай, дружище, – сказал грифон, – мне очень жаль, что это место разрушено. Я знаю, ты хотел однажды оставить его сыну. Но сейчас ты по прежнему в опасности.

– Папа прав, – поддержал единорог. – Миллениалам известно твое местонахождение в реальном мире. Они найдут твое тело. Тебе нужно поскорее вернуться и спрятаться.

– Но как я вас найду потом? – спросил Иона.

– Завтра на рассвете мы покидаем Англию. Ты должен уехать вместе с нами, – сказал грифон. – Встретимся в Дельта Хаус. Вспомни свою клятву Стража – пришло время ее исполнить! А сейчас поскорее выбирайся отсюда!

– Что за Дельта Хаус? – Иона посмотрел на грифона.

Грифон расхохотался, запрокинув свою орлиную голову, и шлепнул Иону по крылу львиной лапой.

– Рад, что ты не потерял чувство юмора! – сказал он. – А теперь вперед.

Иона понятия не имел, что такое Дельта Хаус, но собирался разобраться с этим позднее. Он понимал, что Сэм (так грифон называл единорога) была права. Ему нужно поскорее вернуться в реальный мир.

Портал по-прежнему ждал его на своем месте, в центре многолюдного базара.

К счастью, он добрался туда, больше
Страница 13 из 15

не встретив на своем пути ни одного Переработчика.

Иона нырнул в портал и вновь оказался в реальном мире, в своем теле, ожидавшем в небоскребе Сити Тауэр. Ему потребовалась секунда, чтобы сфокусировать взгляд, как если бы он внезапно пробудился от глубокого сна. Все, через что ему пришлось пройти – события в «Икаре», погоня, разрушение сувенирного магазина, – все теперь показалось сном. Ночным кошмаром.

Иона потер глаза и испуганно огляделся вокруг.

Мамы нигде не было видно.

Он отключился от сети и вылез из гамака. Иона пошел между подвешенными к потолку телами, на ходу зовя мать. Вдруг послышался громкий треск. Иона бросился на этот звук и вскоре увидел мать, взламывающую офисную дверь пожарным топором.

– Иона! – закричала Мириам Делакруа. – Сюда, быстро!

Она взмахнула топором еще раз, и ручка двери наконец отлетела в сторону. Мириам пинком открыла дверь и влетела в полностью обставленный, но не занятый офис.

– Мам, что ты творишь? – закричал Иона. – Ты меня пугаешь!

С порога он наблюдал за тем, как она распахнула металлический шкаф в одном из углов комнаты и извлекла оттуда непонятное приспособление, украшенное эмблемой Пегаса. Подскочив к сыну, Мириам начала прикреплять устройство на его спину.

– Ты и должен быть напуган, – сказала она. – Надень это, Иона. Тебе нужно выбираться отсюда.

– Но, мам, я должен рассказать тебе…

– Я уже знаю, Иона, следила за всем по монитору. Я видела Переработчики. Я все видела. Миллениалы знают, что ты здесь, в этом здании.

– Тогда бежим. Я вызову лифт, и мы…

Мать положила руки на плечи Ионы, и ее серьезный печальный взгляд заставил его замолчать.

– Слишком поздно, милый, – сказала она, – взгляни…

Мать подвела его к окну, и Иона увидел внизу два черных грузовика без опознавательных знаков. Он понятия не имел, кто мог быть внутри них, но мать явно была сильно напугана. Она затянула ремни на талии, груди, руках и ногах Ионы. Только ремень на животе все еще болтался, и он протянул руку к красному тросу, предполагая, что сможет закрепить его.

– Нет, – одернула его мать. – Не раньше, чем окажешься снаружи. Прикрой глаза, дорогой.

Она снова взмахнула топором и разбила окно. Осколки посыпались во все стороны, один порезал ладонь Ионы, которой он пытался прикрыться. Иона посмотрел на металлический шкаф, который открыла мать, и заметил надпись на нем:

ПЛАНЕР ДЛЯ ЭКСТРЕННОЙ ЭВАКУАЦИИ

Порыв ветра, влетевший в офис на шестьдесят первом этаже, заставил Иону прищуриться. Мама подтолкнула Иона к разбитому окну. Она взяла его руку и положила на красный трос снаряжения.

– Как только окажешься снаружи, дерни за него, – объяснила она. – Ты слышишь меня? Дерни за этот трос!

Он смотрел на улицу внизу. Грузовики приближались слишком быстро.

Не тормозя, первый из них врезался в основание Сити Тауэр и взорвался. Столб пламени взметнулся вверх, здание задрожало. Иона потерял равновесие и, оступившись, оперся спиной на мать. Но она снова подтолкнула его к окну.

– Нет, мама, нет, – закричал он.

– Другого выхода нет. – Она обняла его в последний раз, быстро и крепко. – Я люблю тебя, Иона. Твой отец теперь живет внутри тебя. Учись у него, но прислушивайся и к своему собственному сердцу, тогда ты всегда будешь поступать правильно.

Мириам толкнула сына в открытое окно, и он почувствовал, что падает, падает прямо в огонь. Иона изо всех сил дернул красный трос. Рюкзак раскрылся, и за его спиной развернулись два черных крыла, поддерживаемые алюминиевыми креплениями.

Впервые Иона летал в реальном мире.

Он почувствовал второй взрыв еще раньше, чем увидел его, – планер подбросило вверх волной горячего воздуха. Иона обернулся посмотреть, что происходит позади него, но крылья повернулись вслед за его движением, словно бумажный змей на веревочке, и понесли обратно к горящему зданию. Иона быстро отвернулся и сосредоточил взгляд на урбанистическом пейзаже плотно застроенного Южного Лондона. Планер послушно понес его прочь от разрушающегося здания башни. В безопасность.

Смелости обернуться еще раз не хватало. Он все равно не смог бы смотреть. Мама осталась там, в адской ловушке, навсегда потерянная для него. Нужно было отказаться от планера, уступить ей. Но он просто не успел сообразить. Нечестно, что она пожертвовала собой ради него. Нечестно, что он потерял и маму тоже.

Иона пролетел над рекой и увидел внизу свой автобусный городок, скопление красных четырехугольников. Затем наклонился влево и направил планер прочь от этого места, где его больше никто не ждал. За прошедшие несколько часов он потерял все. У него больше не было дома ни в реальном, ни в виртуальном мире. Он стал сиротой – и все из-за одной глупой ошибки.

Иона все еще не мог осознать этого. Ему нужно было с кем-то поговорить. Кто-то должен был рассказать ему, что делать дальше. Но он был абсолютно один. У него никого не было. Никого не осталось в живых.

«Я отправлюсь на Остров Перенесенных», – подумал Иона.

Он собирался поговорить с мертвыми.

Глава 12

Иона сильно ударился о землю.

Он пролетел около пяти миль на юго-восток от Сити и приземлился на ровном участке дороги рядом с приютом Кристалл Палас. В воздухе ему казалось, что он летит медленно, но во время приземления он увидел, что трасса приближается с пугающей скоростью. Иона держал колени согнутыми, поэтому основной удар пришелся на резиновые колесики роликов, которые все еще были на его ногах.

Его внезапное падение с неба застигло врасплох велосипедистов и рикш. Иона слышал их крики, но не поднимал головы, чтобы никто не мог увидеть его лицо. Теперь он понимал, что любой может оказаться шпионом Миллениалов, охотящимся на него.

Чудом ему удалось удержаться на ногах и ни с кем не столкнуться. Если бы только ему повезло так и прошлой ночью. Если бы!

Как только Иона достаточно замедлился, он отстегнул снаряжение и сбросил рюкзак планера. Это была последняя вещь, которую дала ему мать, он не мог спокойно смотреть на него. Иона укатился прочь так быстро, как только мог. Он хотел оказаться насколько возможно дальше от Сити. Он ехал и ехал, пока ноги не заболели.

Голова у него шла кругом. Нужно было задать матери столько вопросов, пока у него был шанс.

Он нашел открытый метапаб и вкатился внутрь. Это было старомодное заведение с темными деревянными стенами и низким потолком. Тучный хозяин, расположившийся за барной стойкой, сердито взглянул на ролики Ионы.

– Сними-ка эти штуки, парень, – пробурчал он.

Иона послушался. Он ухватился за полированные перила и, оглядев помещение, принялся развязывать шнурки. Примерно с десяток посетителей, подключенных к своим терминалам, расположились по периметру тускло освещенного бара.

Иона бросил голодный взгляд на пакеты с Про-Милом и подошел к стойке, чтобы узнать стоимость подключения.

– Восемьдесят метадолларов в час, парень, – ответил хозяин, – А протеин – тридцать за пачку.

У Ионы не было достаточно денег, чтобы заплатить за все сразу. Ему было необходимо выйти в сеть, а реальное тело нуждалось в отдыхе. Еда подождет.

– Только доступ. – Иона занял последний
Страница 14 из 15

терминал. – И мне нужен адаптер.

Хозяин бросил блестящий пакетик через комнату. Он наблюдал, как Иона вводит координаты того места, куда хочет попасть:

– Собираешься поболтать с покойниками? Ладно, только не пытайся перенести себя. У меня тут респектабельное заведение, а не притон для самоубийц.

Иона проигнорировал болтовню толстяка. Он подключил адаптер к своему каналу и покинул реальный мир.

Красный дракон плюхнулся в теплую воду. Портал покачивался рядом, словно буй. Иона еще не плавал в этом теле, и потребовалось какое-то время для осознания, что небольшие драконьи руки не смогут удержать на воде массивное тело. Пришлось пустить в ход крылья.

Волна подхватила его и выбросила на берег. Иона приземлился лицом вниз, и в пасть набился песок. Еще одна волна обрушилась сзади, пока он пытался встать на ноги. Парень все еще хватал ртом воздух, когда услышал знакомый и обнадеживающий смешок.

– Надеюсь, свои самолеты ты сажаешь получше, сынок, – произнесла бабушка.

Хобот большого серого слона (так выглядел ее аватар) подрагивал от радости.

Иона наконец поднялся и поплелся по пляжу, похожему на настоящий рай. Мощные драконьи лапы утопали в мокром белоснежном песке, полоска которого простиралась до самого горизонта. Слон затопал навстречу. Бабушка обвила своим сухим серым хоботом его плечи и притянула голову к себе. Она не могла по-настоящему обнять огромного дракона, как обнимала старый аватар Ионы. Тем не менее он всегда находил утешение в объятьях Нэн и теперь был очень благодарен ей за это. Он не хотел отпускать ее.

– Так приятно снова видеть тебя, сынок, – произнесла бабушка. – Я думала, ты уже никогда не придешь.

Она думала, что это отец. Конечно, она так думала.

Иона подумал, не рассказать ли правду, но решил, что это будет слишком тяжело для нее.

Остров Перенесенных был местом, где умершие в некотором смысле продолжали жить. Миллионы аватаров проводили здесь время между визитами друзей и родственников, нежась в солнечных лучах. Большинство в реальном мире скончались от старости или стали жертвами неизлечимых заболеваний.

В случае с бабушкой Ионы верно было и то, и другое.

Ей повезло.

Родителей Ионы здесь не было. Они не могли предвидеть свою смерть; у них не было времени подготовиться, перенести свои аватары и свою память в пространство Острова.

– Как там маленький Иона? – спросила бабушка. Она перенесла свое сознание на остров еще до его первого дня рождения и помнила только младенца.

– Ну… – ответил Иона, которому не хотелось обманывать. – Он изменился. Довольно сильно.

– Так и бывает в его возрасте. Я всегда изумлялась, глядя на то, как быстро ты рос, Джейсон. Только что ты был маленьким мальчиком, потом молодым мужчиной, и вот ты уже взрослый человек, у которого есть собственная семья. Кстати, Мириам сегодня с тобой?

– Нет… Она не смогла.

– Жаль, но ты же не забудешь передать ей от меня привет?

– Конечно, – ответил Иона, тщательно скрывая подкатившие слезы.

– Что-то не так, правда? – спросила бабушка. – Мы всегда были честны друг с другом.

Иона стал тщательно подбирать слова.

– Меня попросили сделать кое-что, – сказал он, – а я не знаю, как. Я не знаю, что это означает и к чему может привести.

– Звучит, как приключение, – ответила бабушка. – А ты всегда любил приключения, вне зависимости от того, насколько опасными они были. Я никогда не могла удержать тебя, как ни старалась. Как с этой чепухой про Военно-Воздушные силы. Дело снова в этом, Джейсон? Ты все еще думаешь присоединиться к ним?

Теперь ее сознание блуждало в другом временном отрезке, до рождения Ионы. Такое часто случалось, и Иона привык к этому.

Умершие загружали на Остров свою память из реальной жизни, но воспоминания их были хаотичными. Порой, когда Иона приходил сюда в своем обличии, бабушка вспоминала его по предыдущим визитам. А порой ему приходилось заново объяснять, кто он такой.

Иногда он завидовал ей – ее возможности жить давно ушедшим прошлым. Он всегда хотел сделать то же самое – погрузиться в прошлое и блуждать там среди воспоминаний о лучших днях.

– Почему бы тебе не остепениться, – предложила она, – и не завести собственную семью?

– Обязательно, – ответил Иона в соответствии со своей ролью. Он не хотел ее расстраивать. – Обязательно. Очень скоро. Обещаю. И у тебя даже будет внук.

– Внук? – ее сознание снова затуманилось. – Ты еще слишком молод для этого. У тебя вся жизнь впереди. Почему бы просто не насладиться своей юностью?

Глаза слона пристально смотрели на Иону, и его сердце забилось чаще. На секунду ему показалось, что бабушка смотрит сквозь драконий аватар и обращается к нему самому. Но это, конечно, было невозможно.

Как бы он смог объяснить все, что произошло? Как бы рассказал, что ее сын и невестка погибли?

Бабушка до конца не понимала правды даже о себе самой. Никто не говорил вслух о том, что загрузка на Остров убивает физическое тело пользователя. Каждый на этом солнечном пляже покончил с собой, чтобы оказаться на Острове. Но никто из них об этом не помнил. Метасфера скрывала от них эту часть воспоминаний, чтобы не свести с ума.

Жители Острова не знали, что мертвы.

– Могу я задать тебе один вопрос? – спросил Иона, чтобы приблизиться наконец к цели своего визита.

– Конечно, – ответила бабушка, – все, что угодно. Ты же знаешь.

– Тебе о чем-нибудь говорит название Дельта Хаус?

– Лейтенант авиации Джейсон Делакруа, – усмехнулась бабушка, снова погружаясь в воспоминания. – Каждую неделю. Я пишу тебе письмо каждую неделю.

– Письмо? – спросил Иона. – На бумаге?

– Лейтенант авиации Джейсон Делакруа. Дуврская база ВВС Великобритании. Министерство обороны. Дельта Хаус.

Конечно! Адрес отца в летной школе. Теперь все прояснялось. Место, где отец познакомился с Акселем Каваной. Именно его имел в виду Аксель, грифон, когда назначал Ионе встречу.

– Спасибо. – Иона поцеловал слона в морщинистый лоб.

– Поцелуй маленького Иону от его бабушки, – сказала она. – Я скучаю по нему.

Иона повернулся и захлопал крыльями, поднимая в воздух горячий белый песок. Он направился к воде.

Огромная волна накрыла его, и он нырнул в свой портал. Теперь он знал, что делать.

Нужно добраться в Дувр. До рассвета.

Глава 13

Ионе пришлось катить на роликах всю ночь.

А что еще оставалось делать? От Лондона до Дувра более семидесяти миль. С тех пор, как ввели режим экономии топлива, поезд туда ходил раз в месяц. Впрочем, у него все равно не было денег на билет.

Солнце начало подниматься, когда Иона ехал по пустынным улицам. Он боялся не успеть. Но, движимый вперед инстинктом и адреналином, он вскоре нашел старую базу ВВС на восточной окраине города.

Базу закрыли несколько лет назад; теперь она представляла собой жалкое зрелище. Одна-единственная взлетно-посадочная полоса с покосившейся диспетчерской вышкой да парочка ветхих бараков. Асфальт растрескался и зарос травой. Ни один самолет не смог бы здесь приземлиться, если, конечно, самолеты вообще летали бы в Англию.

Над разрушенной взлетной полосой в воздухе висел дирижабль. Иона остановился
Страница 15 из 15

у изгороди разглядеть его. Дирижабль был огромным, в длину не менее десяти автобусов. Покрытый зеркальными панелями солнечных батарей, он походил на гигантскую, сияющую черную черепаху.

Бородатый мужчина висел под дирижаблем на страховочных тросах. Достаточно худой, но, судя по тому, как он ловко перемещался по брюху дирижабля, силы ему было не занимать. К поясу черного комбинезона мужчины прикреплялся целый набор разнообразных инструментов. Порывы ветра, прилетающие с Ла-Манша, трепали седые волнистые волосы. Он возился с одним из винтов, расположенным под кабиной.

– Проверь-ка, Сэм, – закричал мужчина, оттолкнувшись подальше от винта. Тот закрутился, и мужчина остался очень довольным собой.

– О’кей, дочка! Теперь все готово.

– Тогда давай подниматься в воздух, Аксель, – крикнул незнакомый Ионе низкий голос.

Он донесся с земли и принадлежал крупному мужчине с темными усами и жесткими темными волосами, который удерживал страховочные тросы человека в черном. Поверх синего костюма на нем был надет длинный плащ. Ионе он не внушил доверия.

Аксель заколебался.

– Только рассвело, – сказал он, – вдруг он все же придет.

– Мы не можем ждать, – настаивал мужчина, – мы здесь, как на ладони.

– Ты не знаешь Джейсона. Он придет.

А вот и подходящий момент. Иона протиснулся через дыру в заборе и покатился по неровному асфальту. Приблизившись к дирижаблю, он уже открыл было рот, чтобы представиться.

Но здоровяк, должно быть, услышал его раньше. Для своих размеров он оказался невероятно шустрым. Резко развернувшись, он вытащил из кармана плаща пистолет и наставил его на Иону.

– На землю! – закричал он. – Руки за голову! Быстро!

Испуганный Иона сделал, что ему было сказано. Все равно он буквально валился с ног от усталости. Все еще висящий под брюхом дирижабля Аксель достал пистолет поменьше и тоже направил на Иону.

– Кто ты? – крикнул он. – Как ты нас нашел?

Иона не предполагал такого приема. Он, конечно, отдавал себе отчет в том, что эти люди ждут его отца, а никак не подростка на роликах. Он понимал, что к нему отнесутся с подозрением. Но оружие… Эти двое выглядели так, словно готовы применить его в любой момент без особых угрызений совести.

Сердце едва не выпрыгивало из груди Ионы. Он тяжело дышал.

– Вы сами позвали меня сюда, – еле выговорил он. – Д-дельта, Дельта Хаус.

Выражение ужаса появилось на лице Акселя.

– Это ты был в «Икаре»? – закричал он. – Ты был в теле дракона?

Здоровяк нахмурился:

– Ну, что я тебе говорил, Аксель.

– Я знаю. Я знаю, что должен был проверить его аватар, но у меня не было на это времени. За нами гнались Переработчики, и…

– Джейсон Делакруа умер три года назад, – произнес верзила, – а ты купился на трюк Миллениалов и привел их прямо сюда!

– Нет! – выдохнул Иона. – Я… Я не…

– Мы должны пристрелить этого мелкого шпиона прямо сейчас, – заявил здоровяк.

– Нет! Нет, стойте! – закричал девичий голос.

Иона с благодарностью посмотрел вверх. Он увидел девушку не намного старше его самого, которая высунулась из окна кабины дирижабля. У нее были короткие рыжие волосы. Он подумал, что уже где-то видел ее раньше.

– Разве вы не видите, что он напуган? – сказала девушка. – Он же ребенок, всего лишь ребенок. Зачем бы Миллениалы стали посылать за нами ребенка?

– Полезай-ка обратно внутрь, Саманта, – приказал Аксель.

Значит, это была Сэм, единорог.

– Ну, послушай же, папа, какой в этом смысл?

– Она права, – сказал Иона, к которому наконец вернулся голос. – Меня зовут Иона. Иона Делакруа. Я сын Джейсона. Это я был вчера в «Икаре» и в сувенирной лавке. Я спас нас благодаря вирусу. Нужно было рассказать вам сразу, кто я такой. Но я ехал сюда на роликах всю ночь, чтобы успеть вовремя. Отец велел мне найти вас.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/dzheff-norton/bitva-za-buduschee/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Сноски

1

Мраморная арка (англ. Marble Arch) – триумфальная арка возле Ораторского уголка в Гайд-парке в Лондоне. Поблизости находится одноименная станция метро. Здесь и далее прим. переводчика.

2

Cuvеe de prestige – шампанское, произведенное особой партией. Выпускается в исключительные годы из винограда лучших виноградников одного урожая.

3

Directeur d’h?tel (фр.) – управляющий отелем.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.