Режим чтения
Скачать книгу

Черный дракон читать онлайн - Джулиан Седжвик

Черный дракон

Джулиан Седжвик

Тайны «Мистериума» #1

Дэнни Ву привык к тайнам. Он – сын иллюзиониста и гимнастки – вырос в цирке «Мистериум» и умеет много необычного. Показывать карточные фокусы. Гипнотизировать. Читать эмоции собеседника как открытую книгу. Освобождаться от оков. Это несложно, если учиться с раннего детства… Но в день гибели родителей детство кончилось. Теперь Дэнни живет с тетей, ходит в школу – и будто спит наяву. Пока однажды совсем рядом с ним не гремит взрыв. Неужели теперь опасность угрожает самому Дэнни? Что ж, мальчику представится случай это выяснить. Его ждет поездка в экзотический Гонконг, где Дэнни попробует разгадать тайну гибели родителей – и остаться в живых…

Джулиан Седжвик

Черный дракон

Посвящается, конечно же, Джо и Уиллу.

* * *

© Конча Н., Мельниченко М., перевод на русский язык, 2016

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2016

Акт первый

Жизнь – это когда идешь по натянутой проволоке. Все остальное – ожидание.

    Валленда*[1 - Комментарии к словам, отмеченным *, смотри в конце книги (примеч. ред.).]

1

Как остаться в живых

Дэнни Ву открывает глаза. Левый – ярко-зеленый, правый – темно-карий, глубокого каштанового цвета. Он напряженно размышляет, всматриваясь в октябрьское утро.

– Эй, Ву! Так ты покажешь нам свой дебильный фокус или нет?

Прямо перед ним стоит Джейми Ганн. Внутренне поморщившись, Дэнни спрашивает:

– Прямо сейчас?

– А когда, урод? Или боишься на урок опоздать?

Дэнни качает головой и достает из кармана штанов свою колоду карт для фокусов. Пока он тасует и подрезает карты, сердце бьется все сильнее. «Должно получиться, – думает он. – Я просто обязан сделать правильно, иначе Джейми со своими дружками будут смеяться надо мной еще больше». Ему вспоминается, как эти же самые карты тасуют ловкие пальцы отца. Даже не верится. «Соберись, Дэнни!»

Он делает вдох, чтобы унять дрожь в руках. А между тем вокруг собираются любопытные. Неровный гвалт раздевалки стихает и сменяется напряженной тишиной.

– Ладно, тяни карту, – говорит он и раскрывает колоду веером рубашкой вверх.

Момент для форсирования* выбран правильно – словно завороженный, Джейми вытаскивает пикового короля. Отлично.

– Посмотри на карту. Все на нее посмотрите.

Это дает Дэнни те самые доли секунды, которые нужны, чтобы подсунуть резинку под колоду.

– А теперь верни ее в колоду куда угодно.

Но это неправда. На самом деле карта должна оказаться именно там, где нужно. Джейми резко запихивает карту в колоду, надеясь сбить Дэнни, но тот подсовывает мизинец – абсолютно незаметная «розовая закладка» – и обхватывает резинкой угол короля. Теперь он плотно сжимает колоду. «Что, если резинка сползет?» Назад дороги уже нет.

– Подумай о своей карте. Повторяй про себя, что это за карта.

Дэнни отставляет колоду на вытянутой руке – его голова раскалывается от напряжения, – потом резко подвигает мизинец к себе. Но резинка соскользнула, и вместо того чтобы вылететь из колоды, король едва выдвигается вперед. Вот черт! Не подавая виду, что фокус не совсем удался, Дэнни вытаскивает карту и показывает собравшимся:

– Пиковый король. Верно?

– Ага, – говорит Джейми, презрительно поморщившись и делая вид, что ничего тут особенного нет. – Правильно. А теперь, урод, покажи мне фокус еще раз.

– Нет, – твердо говорит Дэнни, вспоминая слова отца: «Никаких повторов. Никаких объяснений…»

– Тогда я сам покажу тебе фокус, Ву! «Пятьдесят две летающие карты». Лови!

Он выхватывает у Дэнни колоду и подкидывает карты вверх.

Под смех собравшихся Дэнни ползает по полу раздевалки, собирая свои карты. Он чувствует от плитки запах дезинфицирующего средства – холодный, стерильный запах. Уже чуть больше года он учится в закрытой школе «Болстоун», но до сих пор она вызывает у него нервную дрожь. Другое дело «Мистериум» – с его запахом мокрой травы, сухого льда, горящего керосина, дыма пиротехники, грима – с живым, настоящим запахом большого шатра, когда его разворачивают и ставят на новом месте. Но все это в прошлом. Пора уже смириться.

Дэнни собрал карты и пересчитал их, чтобы убедиться, что ни одну не потерял. И теперь он опаздывает. Он пробегает по коридору: придется поторопиться, или его снова оставят после уроков. Он летит через двор, обгоняет Джейми и остальных. Смотрит на часы – чуть-чуть больше половины одиннадцатого. Должен успеть.

В ветках вязов зловеще кричат грачи, хлопают крыльями в своих гнездах. Дэнни протягивает руку к двери – и тут… все здание потрясает взрыв.

Яркая вспышка ослепляет Дэнни. И долей секунды позже взрывная волна проносится по коридору, срывая с петель двери, и швыряет его на землю. Он умеет правильно падать, но на этот раз не успевает сгруппироваться – больно ударяется лицом об асфальт и, дважды перекатившись, замирает оглушенный. Звук взрыва с далеким протяжным ревом затихает вдали.

Перед глазами пляшут искры. В воздухе дым и вонь тлеющей проводки. Он не может перевести дух, во рту металлический привкус крови. Дэнни касается своего лица и видит на пальцах кровь. Он садится, пытается понять, что случилось, но в голове совершенно пусто. Проходит минута, прежде чем ему удается сообразить, где он и кто он. Дэнни видит, как Джейми и его дружки поднимаются с земли с такими же ошарашенными лицами.

Листки, слетевшие с доски объявлений, кружат в воздухе как огромные опаленные снежинки. Один полуобгоревший листок скользнул по щеке Дэнни, и он машинально его подхватил. Как ни странно, на листке нет ни логотипа школы, ни стандартных надписей, он почти чист. Только в середине что-то вроде схемки: четкий квадрат из черных точек – семь рядов по горизонтали и семь по вертикали. Одна точка слева во втором ряду сверху обведена красной ручкой.

Глаза слезятся – точки расплываются. Под картинкой цифры – 1030, – написанные с сильным нажимом, крепко вдавленные в бумагу.

И больше ничего.

Некоторое время он с недоумением смотрит на листок, но, как и все в его нынешний жизни, картинка на листе не имеет никакого смысла. Он автоматически складывает его и запихивает в задний карман штанов.

Сквозь дым он видит, как над школьным двором с громким карканьем кружат потревоженные взрывом грачи, похожие на неровные черные кресты на фоне неба.

2

Как почувствовать себя живым

По чистой случайности, когда прогремел взрыв, в центральном коридоре школы никого не было, так что обошлось без жертв. Кому-то достались синяки и царапины, кто-то пребывал в состоянии шока. Пострадавшие сидят на школьном дворе – ошеломленные, завернутые в одеяла. Полицейские протягивают желтую ленту через двор, и в воздухе слышится потрескивание раций.

Врач «Скорой помощи» склонилась над Дэнни. Спросила, сильно ли он ударился головой. Поводила рукой вправо и влево, попросив проследить за пальцем, потом посветила в глаза фонариком.

– Реакция зрачков нормальная. Красивые у тебя глаза, – добавляет она с улыбкой. – В кого такие? В маму с папой? Один от мамы, другой от папы?

Дэнни старается выдавить улыбку.

Пока врач накладывает пластырь на ссадину на щеке, она замечает, что взгляд у него отстраненный и на лице застыло безразличное выражение.

– Точно все в
Страница 2 из 13

порядке?

– Да, все хорошо. Спасибо.

– Ну ладно, береги себя. Смотри, не появятся ли признаки шока.

– А это как?

– Как будто ты скован по рукам и ногам и не можешь ничего делать.

Он кивает. Но ведь именно так он себя и чувствует последние полтора года.

Занятия отменены на неопределенный срок, и Дэнни возвращается к себе в комнату, где, по счастью, больше никого нет. Он ложится на кровать и смотрит на трещины на потолке. Минутой раньше – и… Нет, лучше об этом не думать. Тряхнул головой, надеясь избавиться от неприятных мыслей.

И дело не только в том, что случилось сегодня. Едкий запах взрыва, морозный воздух, несколько «скорых» – все это напоминает о том самом страшном дне двадцать долгих месяцев назад: снежинки, кружившие над Берлином, ужас, разрывавший его изнутри, когда полицейский оттаскивал его от обгоревших обломков трейлера. Санитары, достающие из «скорой» носилки для папы и мамы – для того, что от них осталось.

Он содрогнулся. Попытался привычно загнать воспоминания поглубже, убрать их подальше. Но что-то изменилось.

Запрятать воспоминания не удается. Он смутно чувствует, что этот взрыв что-то расшатал в его оцепеневшей душе. Его охватывает возбуждение. Он словно проснулся от долгого беспокойного сна. И это чувство нарастает, хочется двигаться, действовать. Дэнни уже не может спокойно лежать, вскакивает, ходит по комнате туда-сюда, как делал отец, когда спешил довести до совершенства очередной эскапологический* номер и торопливо проглатывал обед, чтобы скорее вернуться к репетиции.

– Ву! – В комнату влетает Джейми и плюхается в кресло. Самодовольная улыбка на время исчезла с его физиономии. – Слыхал? Говорят, это газ взорвался, так что мы теперь без отопления. Старина Керчер объявил каникулы раньше времени. И то польза, верно?

– Чего пришел? Что тебе надо?

Джейми как будто не слышит:

– Если бы я не раскидал твои дебильные карты… – он делает многозначительную паузу. – Я спас тебе жизнь, Ву! Так что скажи спасибо!

– Ага, спасибо.

– Испугался?

– Не очень.

«А ведь правда, – думает Дэнни. – Как ни странно».

– А я чуть в штаны не наложил!

Джейми обводит глазами комнату, и на его лице снова появляется ухмылка. Его взгляд останавливается на фотографии в рамочке у Дэнни на столе. На ней огромная пушка, а рядом стоит карлик в скафандре. Он пострижен под ежик, совсем коротко, а под серебристой тканью костюма прорисовываются мощные мускулы. Под мышкой он держит шлем с большой красной буквой «З».

Дэнни видит, на что смотрит Джейми. На том снимке есть и он сам. Ему там одиннадцать лет, он стоит рядом с карликом и улыбается счастливой улыбкой. Всего полтора года назад, а кажется, будто прошло сто лет. Даже хохолок у него на макушке тогда смотрелся задорнее.

– Что это за урод-недомерок рядом с тобой?

– Майор Замора. Наш силач, – отвечает Дэнни, подавив ярость. – У него был номер «Капитан Солярис» – им выстреливали из пушки.

– Ну ясно, он теперь в пролете, – говорит Джейми и смеется собственной шутке.

Очень оригинально. Но разве объяснишь такому идиоту, как Джейми Ганн? Разве расскажешь, кем для него был Замора: настоящий друг, надежный товарищ, крестный отец… все в одном. Дэнни скучал по нему почти так же, как по родителям. И он так давно его не видел. Однажды у него был шанс встретиться с Заморой – пойти на выступление «Микроцирка», в котором теперь работал карлик, но он не пошел: снова оказаться в цирке было бы еще слишком больно.

– Он что, коротышка? – спрашивает Джейми.

– Карлик. Говорить «коротышка» невежливо.

– Так ваш цирк – шоу уродов, где издеваются над животными и все такое?

– Нет! Никогда не слышал об «Архаосе»?* Цирке дю Солей?*

– Не-а.

– Это «новый цирк»*, понимаешь? Наш был такой же. С опасными, леденящими душу, но очень красивыми номерами. И никаких животных…

– Цирк – для детей, – фыркнул Джейми. – А твои предки что там делали?

– Потрясающие штуки…

Дэнни все не может оторвать взгляд от фотографии. На заднем плане видна часть трейлера, который был его домом. Воспоминания захватывают его: хорошие и плохие. Как описать необычную красоту «Мистериума» и тех, кто там работал: изгоев, отщепенцев, мечтателей? Джейми Ганн все равно не поймет – бесполезно даже пытаться ему объяснить. Чтобы понять, надо было это видеть.

– Ладно, урод, я пошел, – говорит Ганн и встает. – Что будешь делать на каникулах?

– Поеду к тете Лоре, наверно.

– Ну удачи тебе.

Джейми ведет себя по-человечески? Что это с ним? Еще одна странность этого странного дня.

* * *

Родителям учеников позвонили и сообщили о преждевременном начале каникул. Дэнни ждет тетю Лору в вестибюле. Смотрит на окна, забранные решетками. Зачем они тут? Чтобы никто не проник внутрь или не выбрался наружу? Сквозь стекло он видит спортивные площадки с раскисшей землей, за ними – высокую стену, окружающую территорию школу, а дальше все теряется в тумане.

Возбуждение не покидает его, он решает подождать тетю снаружи, выходит и останавливается на ступеньках. Наверно, прилив адреналина после взрыва еще не прошел. Может быть. Но он чувствует, что есть что-то еще, что куда-то его гонит, требует действий.

Скорее, Лора. Приезжай уже!

Наконец она влетает на дорожку к школе на своем стареньком «Ситроене» – колеса шуршат по гравию. Лора резко тормозит, втиснувшись впритирку между «скорой» и дорогущим «Ягуаром». Выскакивает из машины, бросает взгляд на дым, поднимающийся из-за школы, и, чуть приоткрыв рот от волнения, спешит к нему, перешагивая через пожарные шланги. Не думая о том, что вокруг люди и Дэнни может быть неловко, тетя кидается его обнимать. К своей роли опекуна Лора относится очень серьезно и изо всех сил стискивает племянника:

– Боже мой! Дэнни! Ты как?

– Цел и невредим, – отвечает он, высвобождаясь из тетиных объятий.

– Зачем тогда пластырь?

Она отстраняется, берет его за плечи и оценивающе оглядывает. Лора – мастер журналистских расследований, успешный, бесстрашный, всегда готовый взяться за самое трудное дело, но сейчас она выглядит непривычно растерянной. А ведь даже короткое тюремное заключение не выбило ее из колеи.

– Господи, минутой раньше – и…

– Ну все же хорошо, – говорит Дэнни. – Поедем скорее.

– Сейчас. Только скажу пару ласковых вашему безмозглому директору. Как его зовут?

– Мистер Керчер.

– Керчер? Отлично. Ты пока собери вещи.

– Тетя Лора! – кричит ей вслед Дэнни, но ее уже не остановить. Она настроилась задать жару директору и стремительно влетает в двери школы:

– Керчер, можно вас на минутку? Нет, я не могу подождать. Скажите спасибо, если мы не подадим на вас в суд за преступную халатность. Да во всех утренних газетах вы о себе такое прочитаете, что подавитесь своими кукурузными хлопьями!

Полная победа.

Керчер невольно делает шаг назад, а тетя Лора уже развернулась и идет к выходу. Вот теперь она снова похожа на себя – коробка с петардами, готовая взорваться при первой же возможности. Дэнни бредет собирать вещи и по пути размышляет: «Когда вернусь, наверно, достану из-под кровати афиши с мамой и папой. Но тогда всякие Джейми будут над ними насмехаться. А я еще к этому не готов. Нет, пусть лучше остаются на месте – свернутые, надежно спрятанные в картонных
Страница 3 из 13

тубусах: мама стоит на натянутой проволоке* под самым куполом темно-синего шатра «Мистериума» и бросает вниз фейерверки. Под картинкой надпись: «Лили Ву в «Комнате чудес». И отличный, красивый плакат с отцом, исполняющим номер с горящей веревкой. Он в смирительной рубашке, пламя уже лижет его щиколотки, а отец, будто не замечая опасности, улыбается публике. «Великий Гарри Уайт, – гласит надпись, – спасется в любой ситуации».

Только это, как оказалось, неправда.

Дэнни складывает карты, книжки о фокусах и одежду в старый цирковой чемодан. Он такой же темно-синий, как шатер, и с такой же надписью «Мистериум». А под ней их логотип – глядящий из темноты белоснежный череп с порхающими вокруг него голубыми и красными бабочками. Отец как-то объяснил Дэнни, что это ванитас[2 - Если хочешь лучше понять, что такое ванитас, посмотри фламандские натюрморты эпохи барокко. На них часто изображен череп среди цветов, фруктов и бабочек. Само название жанра ванитас произошло от библейского выражения «суета сует», по-латыни – vanitas vanitatum. (Здесь и далее примечания переводчиков).] – изображение предметов, напоминающих одновременно о смерти и о хрупкости жизни. Оно означает, что все меняется, все проходит. И однажды исчезнет совсем.

– Мы в шаге от небытия, Дэнни.

– Зачем тогда его сделали нашим логотипом?

– Потому что в этом-то и суть. Жить по-настоящему. Помнить, что каждая минута жизни – это счастье.

И сейчас Дэнни проводит пальцем по золотым буквам. Все непрерывно меняется. Может, было бы лучше, если бы у него были такие родители, которые ходят каждый день на работу, ругают за несделанные уроки, занимаются самыми обыкновенными вещами и того же ждут от тебя. Дэнни вздыхает. Может быть.

Он достает из нижнего ящика письменного стола толстый отцовский блокнот и кладет его в чемодан поверх одежды. Блокнот чуть меньше, чем лист A4, и набит рабочими записями, рисунками, газетными вырезками, фотографиями, схемами и списками. На обложке крупными печатными буквами написано: «Мистериум. Тайная книга освобождения».

Дэнни закрывает крышку и защелкивает замки. Бока чемодана пестрят наклейками из тех городов, где он побывал: Рим, Афины, Будапешт, Бордо, Лиссабон, Париж, Буэнос-Айрес, Сантьяго, Мюнхен и многие-многие другие – свидетели их бесконечного турне. И наконец последний, который он приклеил: Берлин. И после него пустота.

– Ну что, малыш Дэнни, ты готов? – весело спрашивает Лора, заглядывая в комнату. – Идем. У меня есть для тебя сюрприз.

3

Как получить хорошие места даром

По дороге назад в Кембридж Лора молчит. Дэнни видит, что она о чем-то размышляет: едва заметно наклоняет голову то в одну сторону, то в другую, очевидно, взвешивая варианты. Она прибавляет газу, чтобы обогнать колонну грузовиков, оборачивается и бросает взгляд на Дэнни.

– Так что за сюрприз? – спрашивает он.

– Ну, я подумала… как насчет смены декораций? Чтобы немного отвлечься. Я совсем увязла в своей гонконгской истории, – она натянуто улыбается и откидывает с глаз свои светлые волосы. – Мне, наверно, придется поехать туда раньше, чем я собиралась, и я подумала… что, если взять тебя с собой? Опять же неизвестно, начнутся ли занятия в школе вовремя. Лично я сильно в этом сомневаюсь.

– В Гонконг?

– Ну да. Ты же всегда хотел там побывать. Посмотреть на родину Лили, мир ее праху. Это может быть полезно.

– Даже не знаю…

С одной стороны, ему хочется просто отдохнуть. Как обычно, провести каникулы в тишине и покое, в окружении вещей, которые остались ему от «Мистериума». Хорошо было бы забиться в своей комнате в мансарде с биографией Гудини, смотреть на YouTube ролики с Дэвидом Блейном* и другими иллюзионистами, листать «Тайную книгу освобождения» и пытаться разгадать ее зашифрованные секреты.

С другой стороны, Гонконг – мамина родина. И чем просто отсиживаться, зализывая раны, может, лучше как раз куда-то поехать, что-то делать.

– Я думала, ты обрадуешься, – говорит Лора.

Да, путешествие – это возможность действовать, не сидеть на месте.

– И мне бы хотелось, чтобы ты со мной поехал. По правде говоря, бандиты, деятельность которых я сейчас расследую, немного меня пугают.

– И я буду тебе помогать?

– Господь с тобой! Ты будешь осматривать достопримечательности и отдыхать.

– Сам по себе?

– Да, конечно, тебе понадобится спутник, – задумчиво говорит Лора. Сейчас она разыграет свою козырную карту. – Телохранитель, если хочешь. Кто-то сильный, надежный. – У нее на губах появляется легкая улыбка. – Кто-то вроде… майора Заморы, например.

Но Дэнни и так уже догадался, о ком речь. В конце концов, этот карлик легко может поднять над головой мотоцикл – надежнее телохранителя и желать нельзя! На стене в комнате у Дэнни висят открытки, которые присылал ему Замора из тех мест, где работал. Виды Парижа, афинский Акрополь, фонтан Треви в Риме.

А теперь? Новое путешествие, никак не связанное с «Мистериумом»? Дэнни улыбнулся. Он наконец-то увидит Гонконг.

Лора глянула на него искоса.

– Раз улыбаешься, значит, согласен, верно? – Она нажимает на газ и пролетает на мигающий зеленый.

– Да.

У него на шее на шнурке видит талисман – набор отцовских отмычек. Одна из немногих вещей, которые не пострадали при пожаре. Пять плоских отмычек и вынимающийся натяжитель прячутся в ручку из нержавеющей стали. Страшно подумать, сколько замков отец открыл с их помощью. Дэнни смотрит на отмычки, поворачивающиеся на шнурке, и перечисляет про себя: змейка-грабельки, полуромб, крюк, два круга. Он повторяет эти слова как молитву. Молитву об освобождении. И возможно, она была услышана.

* * *

Когда они доехали, уже стемнело. Прямо перед домом было свободное парковочное место, но Лора проехала мимо.

– Там было место.

– Черт, – вздыхает она и паркуется дальше по улице, домах в двадцати. – Задумалась.

Прежде чем открыть входную дверь, она бросает быстрый взгляд через плечо. И в глазах у нее тревога. Кого или что она думает там увидеть? И хотя Дэнни рад, что вернулся домой – и уже предвкушает уют своей комнаты, – он не теряет бдительности и, конечно, замечает этот взгляд.

– Заходи, малыш Дэнни! – говорит Лора, отключая сигнализацию.

Он оборачивается и оглядывает улицу. Ничего особенного. Только иней на окнах машин. «Видно, у меня совсем разыгралось воображение», – думает Дэнни и идет к себе в комнату.

– Школьную форму брось в корзину, – кричит Лора. – Постираю, когда вернемся.

В заднем кармане брюк лежит позабытый опаленный листок с непонятной схемой. И вопрос, который Дэнни хотел задать, тоже забыт.

* * *

Два дня спустя они стоят в аэропорту Хитроу в очереди на регистрацию у терминала 5. Лора организовала поездку, по ее меркам, спокойно и без суеты. Обычно она носится по дому, теряет то одно, то другое, раз десять звонит по телефону и наконец находит то, что искала. У Дэнни создалось впечатление, что она заранее знала, что поедет сейчас и вместе с ним. В ее поведении есть что-то странное, и, хотя впервые за долгое время ему наконец стало радостно, он с беспокойством поглядывает на тетю.

Лора изучает электронный билет и морщится:

– Господи, ну почему моей газете непременно надо на всем экономить! Мне бы поработать. И нормально поспать. – Она смотрит на небольшую
Страница 4 из 13

сумку у ног Дэнни. – Ты точно взял все, что нужно?

– Люблю путешествовать налегке. Папа всегда говорил: лишние вещи…

– …жить мешают. Да знаю. Сто раз слышала.

Дэнни не брал ничего лишнего. Взял карты, iPod, немного одежды. «Тайную книгу освобождения» он сначала тоже хотел взять, но передумал – безопаснее оставить ее дома. У него еще будет время поломать голову над зашифрованными тайнами.

Лора покосилась на свои сумки, забитые блокнотами, фотооборудованием, бумагами. Она подходит ближе к стойке, подталкивая ногой один из чемоданов, и снова оборачивается. Дэнни замечает тот же самый напряженный взгляд, что и накануне вечером. Что-то явно не так. Но что? Он тоже обернулся, но в широком светлом зале не увидел ничего необычного.

– Тетя Лора, все нормально?

– Perfecto[3 - Прекрасно (исп.).]. Эй, твоя очередь!

За стойкой сотрудница британских авиалиний оделяет Дэнни профессиональной улыбкой, сравнивая его лицо с фотографией в паспорте:

– Дэнни Ву? Летишь домой?

Ну что тут скажешь? Трейлер «Мистериума» был его домом, хотя и оказывался каждую неделю на новом месте. Но его больше нет. А «Болстоун» он никак не мог назвать домом. Да и дом тети Лоры тоже. «Я теперь не такой, как раньше. Я не цирковой мальчишка, наблюдающий за выступлениями мамы с папой и всех остальных. Но и не такой, как другие ученики «Болстоуна». Все-таки я от них отличаюсь». В школе он постоянно сталкивался с тем, что с ним обращаются либо как с чокнутым чужаком, либо как с убитым горем сироткой из викторианского романа. «Кто же я, если никуда не вписываюсь?»

– Да, молодой человек, каждый должен знать, где его дом!

Дэнни не понравился покровительственный тон дамы за стойкой, и он решает кое-что сделать. Пусть Лора порадуется. Ну-с, начнем. Как говорил отец, используй мимику. Для начала надо завоевать доверие собеседника.

– Да, можно сказать, и домой, – говорит Дэнни. – Ву – это фамилия моей матери. Там, откуда она, принято брать материнскую фамилию.

– Правда? И откуда же?

– Из китайского цирка.

– Подумать только!

– Но наш цирк был европейский. «Мистериум», – говорит Дэнни, неотрывно глядя ей прямо в глаза. Необычный цвет его глаз должен подействовать.

– Ого!

– Мы везде ездили. Были в Германии, Италии, Америке…

По чуть-чуть он начинает копировать движения ее глаз, бровей. Она почесала лоб – он тоже, она потянулась к клавиатуре – и он опустил руки.

Лора роется в своей кожаной сумке:

– Черт побери, куда я сунула паспорт?

Дама за стойкой колеблется, неуверенно поглядывая на Дэнни. И он понимает, что пора. Он широко распахивает глаза и смотрит четко в ее зрачки. А потом проводит перед ними рукой.

– Мы вчера поменяли билеты. Бронь номер IS4JS, – говорит он. Дама смотрит в экран, а Дэнни резко ударяет костяшками пальцев по стойке. – Поменяли на бизнес-класс, – говорит он уверенным тоном.

Лора открывает рот, но Дэнни незаметно ее пинает, и она молча протягивает свой паспорт. Дама за стойкой несколько раз моргает, стучит по клавишам и снова моргает.

– Да, верно. Вроде бы. Бизнес-класс. Чудесно. Вот ваши посадочные талоны.

Они направляются на посадку, оставив позади даму, озадаченно глядящую в экран. Дэнни весь светится, походка вдруг стала пружинистой. Ему даже кажется, будто он на пару сантиметров вырос. «Получилось! – думает он. – Все получилось как надо!»

– Вот бандит! – шутливо журит его Лора. – Папины фокусы, как я понимаю?

– Да, это называется «подстройка». Копируешь частоту дыхания, все движения до тех пор, пока человек не расслабится. – Дэнни пожимает плечами. – А потом говоришь ему, что нужно сделать. Правда, на учителях никогда не работает.

– А на друзьях?

Дэнни кладет набор отмычек в пластиковый поддон и снова пожимает плечами.

Друзья? В школе есть приятели, с которыми можно поболтать. Но ни одного друга. Не то что в «Мистериуме». В цирке дружба – важная вещь, жизненно важная, как говорила мама. Ты должен доверять человеку, а он тебе – и когда идешь по натянутой проволоке, и когда муж распиливает тебя бензопилой.

Лора смотрит, как Дэнни проходит под аркой металлоискателя – собранный, погруженный в свои мысли. На спине его футболки с логотипом «Мистериума» даты последнего рокового шоу, «Комнаты чудес». Прописными буквами напечатаны европейские города, в которых они побывали до Берлина, а после него – те места, где им уже не суждено было выступать. После трагедии компания развалилась и осталась существовать только в воспоминаниях.

Лора морщится, стараясь сдержать эмоции, и тоже проходит через рамку. «Так нужно», – говорит она себе, но сама до конца в это не верит.

4

Как путешествовать во времени

«Боинг 777» летит во тьме. Откинувшись на спинку кресла, Дэнни наслаждается полетом. За свое детство он успел проделать тысячи миль, но обычно ехал в высокой кабине одного из темно-синих грузовиков «Мистериума» или в фургоне вместе с отцом, когда они мчались по очередному бесконечному европейскому шоссе. Дэнни был слишком мал, когда цирк отправился в турне по Соединенным Штатам, поэтому он почти ничего не запомнил. Только кое-что из турне по Южной Америке. Так что такой длинный перелет для него в новинку. «Как же я люблю путешествовать!» – думает Дэнни. Новые места, новые звуки. Особые ощущения, когда приезжаешь в новый город. Новые люди. На карте на мониторе перед ним знакомые города Западной Европы постепенно сменяются русскими городами, в которых он никогда не бывал.

– Ты, наверное, чувствуешь себя немного не в своей тарелке, – говорит Лора. – Ну, в смысле что ты все-таки отправился в это путешествие… Наверно, думаешь о маме?

– И о ней тоже.

– А еще об отце, да?

Дэнни закусывает губу. Честно говоря, он не знает, что и думать. Не знает даже, хочется ли ему вообще думать обо всем этом.

Он надеется, что, может, в Гонконге будет легче. Снова и снова повторяет это про себя как мантру. Даже если Гонконг навеет грустные воспоминания. Мама с радостью рассказывала о местной еде и погоде. О храмах и зеленых холмах, о деревушках. Но когда Дэнни расспрашивал ее, пытаясь выведать что-нибудь о ее жизни здесь, она тут же закрывалась и меняла тему. А когда, в ответ на его настойчивые вопросы, она пообещала, что однажды съездит с ним в Гонконг, по ее тону было понятно, что это «однажды» не настанет никогда.

– Жалко, что я почти ни слова не могу сказать по-кантонски*. Мама иногда разговаривала на нем, но обычно мы все же общались на английском.

– У твоего папы была беда с языками, – говорит Лора. – Никогда они ему не давались! Ну, может, на месте ты что-нибудь и вспомнишь по-кантонски. В любом случае не переживай: с туристами тут принято говорить по-английски. В конце концов, мы ведь совсем недавно отдали Гонконг Китаю![4 - С 1842 года Гонконг был британской колонией, и только 1 июля 1997 года произошла передача Гонконга Китайской Народной Республике. Гонконг вошел в состав социалистического Китая как автономия с рыночной экономикой, особой политической системой и двумя официальными языками: китайским и английским. Кантонский продолжал использоваться в качестве устного языка.]

– А что ты собираешься расследовать?

– Не думай об этом, Дэнни! – весело отмахивается Лора. Слишком уж весело. – Просто развлекайся вместе с Заморой. Ешь
Страница 5 из 13

местную лапшу. А я уж сама позабочусь о негодяях.

– Кажется, ты от меня что-то скрываешь, тетя Лора.

– Да нет же, Дэнни, честно! Честное слово скаута!

– Я уже не маленький, – перебивает он. – Ты явно чего-то не договариваешь обо всей этой поездке.

Получилось слишком резко, он так не хотел. Но ему уже страшно надоело, что каждый раз, когда он спрашивает о чем-то важном, тут же повисает тишина. Например, о том, как погибли родители. Все вокруг были так добры к нему, так старались его поддерживать – особенно тетя Лора, и он был ей очень благодарен. Это помогало ему справиться с шоком, с тоской по низкому папиному голосу, когда он рассказывал о мире и его чудесах, по маминой мимолетной улыбке и ее неизбывному оптимизму. По их любви. Он старается побороть и горе и тоску. И обычно это ему удается.

А еще он может не вспоминать их искореженный трейлер, мертвую тишину, которая повисла над всем цирком, носилки, накрытые белой простыней. Да, с этим он тоже может справиться.

Ну почти.

Но он не выносит, когда не отвечают прямо на «непростые» вопросы.

– Тетя Лора, я уже почти взрослый. Мне вполне можно все рассказать.

– Да, Дэнни, ты, наверное, прав. Так и есть. – Оглядевшись, она продолжает шепотом: – Это ребята из очень опасных триад*.

– Каких еще триад?

– Это преступные банды, организованные много лет назад. Как и у итальянских мафиози, у этих бандитов тоже есть свой кодекс чести. Банда, которой я занимаюсь, называется «Черный дракон». Это горстка лихих ребят, пытающихся занять высокую ступень в китайском преступном мире. Они налаживают связь с бандами в Великобритании. Я хочу подобраться к ним как можно ближе и показать всем, как они опасны. Что это не благородные разбойники, а обыкновенные бандиты.

– А что они делают?

– Большинство триад занимаются наркотиками, порнографией, нелегальными перевозками людей через границу. Но конкретно эти ребята пошли еще дальше. Они похищают людей. И считают себя очень крутыми, что называется – держат пальцы веером. И родственники похищенных платят им выкуп, потому что знают – «драконы» шутить не будут.

– Откуда они это знают?

Лора барабанит пальцами по столику перед собой.

– Бандиты посылают родственникам прядь волос того, кого они похитили, с запиской, в которой требуют немедленно заплатить выкуп. Если выкупа долго нет, они посылают что-нибудь еще.

– Например?

– Горячие димсамы[5 - Димсам – в Китае легкие закуски. Чаще всего – пельмени из тонкого рисового теста, с самыми разными начинками из мяса, рыбы и овощей.] в подарочной упаковке. А в одном из них – мизинец жертвы. А иногда и не один мизинец, а и еще какой-нибудь палец. – Лора смущенно усмехается: – Как я уже сказала, Дэнни, они любят держать пальцы веером. Причем не только свои. Я вот думаю, не сделать ли это выражение подзаголовком. Наверняка пальцы отрезают болторезом.

– А как родственники узнают, чей это палец?

Лора машет перед лицом Дэнни своим мизинцем:

– Ну ты ведь узнаешь мой пальчик, правда?

У Дэнни холодеет в животе. На секунду он представляет мизинец Лоры, отрубленный и окровавленный, на белоснежной тарелке. Дэнни морщится:

– Ну и как ты собираешься подобраться к ним? К «черным драконам»?

– От любопытства кошка сдохла, ты разве не знаешь?

– Ну тебя-то это не останавливает.

– Поверь мне, Дэнни, у этой кошки в запасе еще немало жизней.

– Мама часто повторяла: если что-нибудь пойдет не так…

– В любом случае, – быстро добавляет Лора, – у меня есть источник в полиции Гонконга. В отделе по борьбе с организованной преступностью и триадами. Он честный человек, не то что многие его коллеги, которые прогибаются под местных бандитов. Я собираюсь завтра с ним встретиться.

Стюардесса останавливает тележку с едой рядом с ними.

– Молодой человек, у нас на выбор английское меню и китайское, – говорит она. – Вы что будете? Картофельное пюре с сосиской или чудесные димсамы…

– Пюре с сосиской, – быстро отвечает Дэнни, вновь представив отрубленный палец Лоры. Но тут же передумывает: – Нет, стойте. Я буду димсамы. Спасибо!

– Отличный выбор, – замечает Лора. – Ведь ты в некотором роде наконец-то возвращаешься домой!

После ужина Дэнни поднимает шторку на иллюминаторе и смотрит в темноту. Лора стучит по клавишам своего ноутбука, напевая себе под нос, как она обычно делает, когда работает над очередной статьей. Отец смог бы многое прочитать по ее глазам – по напряжению мельчайших мышц, которые мы не умеем контролировать и которые выдают наши воспоминания и эмоции. Или по тому, как она держит плечи. Дэнни теоретически знает, как это делается, но у него почти нет опыта, поэтому он все равно не может ничего сказать точно. «Ладно, посмотрим, что из всего этого получится. Надо просто подождать», – решает он.

Тихо гудят турбины, стекло запотевает, и на нем образуются мелкие кристаллики льда. Дэнни постепенно погружается в дрему: что-то вроде полусна с прикрытыми глазами. Он переносится назад во времени, и перед ним разворачиваются воспоминания, такие четкие и живые. Стоит только немного расслабиться, и они тут же возвращаются – по частям, по кусочкам.

…Вот он снова в цирке. В «Мистериуме». Как в калейдоскопе, сотни мелких картинок соединяются в одну. И она оживает. Дэнни видит, как Летучие Акробатки на красных шелковых лентах высоко под куполом заканчивают свое удивительное выступление под шквал свистов, аплодисментов и восхищенных криков.

В полусне он путешествует по воспоминаниям и видит, как бородатый гитарист и очаровательная виолончелистка забираются высоко на помост и играют мелодию, с которой начинается очередной удивительный номер отца. Громкая, призывная музыка наполняет весь шатер цирка.

…А вот и мама – она выглядывает из-за кулис. Ее ярко-зеленые глаза пристально следят за тем, как отца одевают в смирительную рубашку и заковывают в наручники. Обычно она не смотрит его выступления, но сегодня отец выполняет этот номер в первый раз. И она не может удержаться. Дэнни отмечает, что лицо у нее чуть более напряженное, чем обычно.

А на арене в свете софитов он видит огромный аквариум с водой, который ждет своего узника. Все проступает очень четко, каждая деталь, как будто Дэнни и правда находится в цирке. Это переделанный номер Гудини, один из самых известных – с аквариумом размером с небольшой лифт, до краев наполненным водой. Деревянный каркас выкрашен в ярко-красный цвет, вода блестит в пульсирующем свете прожекторов, которые проецируют роскошный плакат самого Гудини.

Потом на ноги отцу надевают жуткие колодки и подвешивают его на лебедке вниз головой. Он раскачивается на цепи, улыбаясь зрителям, которые с нетерпением ждут номера. Прожектор освещает его мускулистое тело. А рядом с аквариумом стоит Замора с топором наготове – на всякий случай, если что-то пойдет не так. Но вряд ли ему придется его использовать. Ведь у отца всегда все получается так, как надо.

На мгновение отец зависает над аквариумом. Рукава смирительной рубашки крепко завязаны, он весь опутан цепями, так что его руки плотно прижаты к телу. И вот он падает в воду – плюх! – вниз головой… Изо рта и носа вырываются струйки пузырьков – отец извивается. На стенке теперь спроецированы песочные часы. Время пошло.
Страница 6 из 13

Музыка снова гремит вовсю. Волосы у отца развеваются в воде, как водоросли в бурном потоке, на лице застыло сосредоточенное выражение. Он должен освободиться за две минуты, иначе утонет.

Аквариум заметно качается. Отец изо всех сил пытается выбраться, его тело изгибается, потом снова выпрямляется – все как обычно. Вода выплескивается через край, течет по стеклу, искажая очертания отца.

Но что-то явно не так: прошло уже слишком много времени. Он уже должен был снять первые наручники. Дэнни видит лицо отца крупным планом. На лице волнение. И даже страх… Секундомер в руке у мальчика продолжает отсчитывать секунды. Давай, папа. Давай же!..

* * *

– Эй, Дэнни!

Лора хлопает его по плечу, и он тут же просыпается, возвращаясь в реальность, заполненную ревом турбин.

– Если хочешь поспать, возьми одеяло с подушкой – и вперед.

Дэнни поворачивается и сонно смотрит на нее. Этот сон натолкнул его на интересную мысль:

– Тетя Лора, ты когда-нибудь видела «Водную камеру пыток»?* Ну в смысле репетицию этого номера?

– Увы, у меня всегда было слишком много дел, – вздыхает она.

– Как-то все это странно. Непонятно, что именно пошло не так. И пожар случился вскоре после этого…

– Дэнни, мы об этом уже сто раз говорили…

– Ты же сама сказала, что мы постараемся во всем разобраться.

– Полиция провела расследование. Это была смерть в результате несчастного случая.

– Но ведь мама с папой были всегда так осторожны…

– Ты же видел полицейский отчет. Я уверена, что там все правильно. С человеком может случиться все что угодно.

Ну вот опять. Вечно его никто не слушает! А когда в прошлом году он стал настаивать, психолог сказал, что сомнения – нормальное последствие шока. Такое бывает, когда человек никак не может поверить в смерть близкого. Действительно, трудно смириться с тем, что самая обычная кухонная плита могла погубить людей, которые каждый день смотрели смерти в лицо и умудрялись постоянно ее обманывать.

– И все-таки это странно. Два несчастных случая за неделю.

Лора вздыхает:

– Жизнь то и дело подставляет нам подножку, Дэнни. Бог свидетель, со мной это не раз случалось. Никогда не знаешь, где упадешь. И что тебя ждет – плохое или хорошее.

– Но папа всегда говорил…

– Твой отец не мог знать всего на свете, Дэнни. Хотя ему хотелось верить, что это так. Прости, но мы все идем наугад, не зная тропинки.

Дэнни кивает, хотя тетя его и не убедила. Одна неудача за неделю – это еще может быть. Но две? Нет, что-то не так, такого раньше никогда не было.

Он снова всматривается в темноту за бортом. Где-то внизу проплывают незнакомые Дэнни земли, но их невозможно разглядеть.

– Ты бы поспал немного, Дэнни.

Наконец он снова погружается в сон, на этот раз мрачный и беспокойный. Какая-то бесконечная суета, а потом над его головой смыкается вода.

5

Как не судить по внешности

В окна огромного международного аэропорта Гонконга ярко светит солнце. За ними виднеются холмы, густо покрытые зелеными деревьями, и Дэнни с интересом разглядывает их, – сомнения прошлой ночи остались позади, и теперь ему страшно хочется поскорее увидеть Гонконг. И наконец-то снова встретиться с Заморой.

В зале прибытия собралась большая толпа, но карлика заметить в ней несложно. Намного ниже остальных, он стоит у самого заграждения, поднявшись на цыпочки, в своем неизменном котелке, лихо сдвинутом набок. Одной рукой Замора поглаживает усы. Внезапно он замечает Дэнни – на его лице расплывается широкая улыбка, и он устремляется вперед, уверенно работая локтями и высоко держа голову.

– А вот и ты, вот и ты, мистер Дэнни! Здравствуйте, мисс Лора! – Он крепко обнимает мальчика, немного приподняв его. – Да ты уже выше меня! Я так и знал! Что ж, это должно было когда-нибудь случиться.

– Я так давно тебя не видел, – отзывается Дэнни, едва переводя дух после крепких объятий карлика. Он хочет сказать что-нибудь еще, но не может найти слов.

– Ничего, ничего, мистер Дэнни. No problema! Над настоящей дружбой время не властно! Наконец-то мы все здесь. А это самое главное, – он хлопает своего юного друга по плечу.

– Как вам отель? – спрашивает Лора.

– Слишком помпезный. Мне даже пришлось прикрыть своих приятелей рубашкой, – карлик напрягает бицепсы, и чернильные русалки и тигры на его коже подпрыгивают и растягиваются. – Но в принципе все как вы и говорили. Документов не спрашивают. И в центре.

– Тогда чего мы ждем, ребята? Поехали! – говорит Лора.

Замора хватает тележку и катит ее сквозь толпу, продолжая разговаривать через плечо:

– Мы здесь хорошенько повеселимся, да, мистер Дэнни? Расскажем друг другу последние новости, вспомним старые добрые времена… И НАЕДИМСЯ вволю наконец-то! Я всегда говорил: еда – главная составляющая здоровой диеты! Ты выучил какие-нибудь новые фокусы и трюки?

Дэнни улыбается:

– Я тебе покажу «Прыгающего короля». Он у меня уже почти получается.

Ему вдруг кажется, что полутора лет, прошедших с того снежного дня в Берлине, как не бывало.

– Никогда не показывай трюки, которые ты хорошенько не отработал, – говорит Замора. – Эй, скажи, что я вырос!

Это старая шутка.

– Ты сильно вырос.

– Я уже метр двадцать! Неплохо для того, кто страдает ахондроплазией, верно? А Лора тебе уже рассказала, во что ввязалась?..

– Вы нашли такси? – быстро обрывает его Лора. – Не хотелось бы терять время.

Дэнни тут же подмечает, что Лора явно не намерена разговаривать о своем расследовании.

– А во что ты ввязалась?

– Да ни во что, – отвечает Лора. – Просто мне нужно много всего сделать, а времени почти нет. Как обычно. Так как насчет такси?

Замора быстро и легко меняет тему разговора:

– Нашел отличного таксиста. Он где-то тут, поблизости. – Карлик опирается на ручку тележки, пытаясь посмотреть поверх толпы. – Вон он! Мистер Кван!

Низенький – не намного выше самого майора – кругленький мужчина подходит к ним и берет за ручку один из чемоданов.

– Приятно познакомиться, – говорит он, кивнув всем троим и прищурившись сквозь очки с толстыми круглыми стеклами.

Он напоминает Дэнни сову, которая приветствовала посетителей у входа в «Мистериум». Она всегда удивлялась, как это оказалась тут, и при первой же возможности улетала во тьму испанской ночи. Дэнни нравилась эта сова, поэтому к Квану он тут же проникается симпатией.

– Сюда, пожалуйста, – говорит таксист, проводя их сквозь вращающиеся двери. Дэнни кажется, что они врезались в крепкую стену из сырого теплого воздуха, а горячие солнечные лучи тут же обжигают шею. Эта резкая перемена – после серого, безжизненного «Болстоуна» жаркое утро Гонконга со звучащей со всех сторон напевной кантонской речью – будит что-то далекое и неведомое в душе Дэнни. Может, это генетическая память? Он раскрывается этому новому миру, пытаясь все в себя вобрать.

Снаружи их уже ждет красно-белое такси Квана, солнце ярко освещает все вмятины и сколы на кузове. На водительской двери красуется реклама отбеливания зубов. Кажется, будто кто-то хорошенько отделал эту сторону машины огромным молотком, и Лора с удивлением приподнимает бровь, в то время как Кван заталкивает чемоданы в багажник.

– Внешность обманчива, – шепчет Замора. – Ваш брат частенько говорил мне об этом, мисс
Страница 7 из 13

Лора.

– Главное, чтобы он сумел довезти нас на этой развалюхе.

– Помните слова Шекспира, мисс Лора? «Не все то золото, что блестит»[6 - У. Шекспир. «Венецианский купец».]. И наоборот. Мистер Кван хороший человек. Он был третьим в ряду таксистов, я его и выбрал, как вы советовали.

– Понятно.

– Уж я-то отлично знаю, каково это, когда тебя судят по внешности, – бормочет Замора.

Дэнни с интересом оглядывается, впитывая в себя жару, наблюдая за пассажирами, которые то и дело входят и выходят из дверей аэропорта. «Я готов к новым впечатлениям, – думает он. – Я не зря приехал сюда».

Неподалеку высокий мужчина стоит, прислонившись к фонарному столбу и держа у уха сотовый. В солнечных лучах его белоснежный льняной костюм кажется ослепительным. Со стороны можно подумать, что незнакомец полностью погружен в разговор, однако он то и дело поглядывает на них.

Хотя вокруг столько всего нового и удивительного, Дэнни все же отмечает про себя, как странно ведет себя незнакомец. Да, конечно, люди часто смотрят на Замору. Где бы ни появлялся майор, все тотчас вытаращиваются на него – Замора иногда даже недовольно ворчит из-за этого, – но у человека в белом костюме взгляд какой-то особенный, и Дэнни секунду-другую внимательно на него смотрит. Очень уж его пристальный взгляд не вяжется с расслабленной позой. «Всегда обращай внимание на мелочи, – часто повторял отец. – На все, что кажется необычным. Это очень важно».

Тут незнакомец захлопывает свой сотовый-«раскладушку», кладет его в карман и лениво направляется ко входу в аэропорт. Так, будто он никуда не спешит.

– Давай сюда, – говорит Замора, забираясь на заднее сиденье такси Квана. – Твоя тетя ужасно спешит. Как обычно. Да и я страшно проголодался.

Кван нажимает на газ и направляет машину к автостраде.

– Как хорошо, что вы прилетели сюда, а не в старый аэропорт, – замечает Замора. – Так гораздо безопаснее!

Дэнни оглядывается на здание аэропорта и видит, что незнакомец в белом костюме бросается через парковку к ближайшему свободному такси, призывно щелкнув пальцами. Он ведет себя очень уверенно. Пригнув голову, он прыгает на заднее сиденье, посматривая в сторону уехавшего такси Квана. Машина тут же срывается с места.

– Господи, как же было страшно при боковом ветре! – продолжает карлик. – Когда самолеты резко начинают уходить в сторону…

Но Дэнни его не слушает. Его заинтересовало странное поведение незнакомца в белом костюме, и мальчик снова оглядывается, пытаясь разглядеть такси, в которое тот сел. Ага, вот оно. Совсем рядом.

Такси мчится следом за ними, поворачивает на нескольких перекрестках, выезжает по эстакаде на трассу, ведущую в Северный Лантау. Конечно, большинство машин из аэропорта поехали бы в этом же направлении. Однако у того типа нет багажа, к тому же он так спешил поймать такси сразу же после того, как уехал Кван. Как-то все это странно.

Кван вытирает лоб красным платком и прибавляет газу. Они забираются на изящный висячий мост. Паутина из тросов четко вырисовывается на фоне неба. Замора хлопает Дэнни по плечу, отвлекая его от такси с человеком в белом:

– Гляди, Дэнни.

Перед ними открывается роскошный вид на Гонконг и гавань. По морской глади скользят лодки и катера, оставляя за собой белый пенный след. Гавань окаймляют ярко-зеленые холмы. Тонкие башни небоскребов сверкают стеклом и сталью на фоне неба и воды.

– Одно из самых густонаселенных мест на всей земле, – говорит Лора. – Поэтому тут строят такие высокие дома. Все выше и выше.

– А я так боюсь высоты! – поморщившись, замечает Замора. – Ay caramba![7 - Вот черт! (исп.)]

Автострада то и дело ныряет под эстакады, время от времени Квану приходится пересекать широкие перекрестки. Дэнни не может оторвать глаз от надвигающегося на них города. Мимо проносятся вывески с китайскими иероглифами – зашифрованными посланиями: кажется, стоит только чуть-чуть постараться, и вполне можно будет их расшифровать, но пока не получается.

– Просто не могу себе представить, что здесь выросла мама, – говорит Дэнни, когда они наконец въезжают в город и их со всех сторон окружают небоскребы.

– Что ты имеешь в виду? – спрашивает Лора.

– Ну, она прожила здесь немало лет, а я почти ничего не знаю об этой части ее жизни.

– Что ж, может, теперь ты сможешь сам окунуться в здешнюю жизнь…

Дэнни улыбается:

– Я рад, что приехал сюда.

– Отлично. Я уверен, что ты не зря согласился.

Кван лихо лавирует между машинами на забитых улицах и наконец спускается в туннель, ведущий прямо под водой на остров Гонконг.

Оглянувшись, Дэнни пристально смотрит в заднее стекло. «Интересно, то такси все еще едет за нами?» – думает он. Позади оказывается не меньше двадцати совершенно одинаковых красно-белых машин. Есть ли среди них та, в которой едет незнакомец в белом костюме, угадать невозможно. Может быть, Дэнни просто показалось. Он еще долго смотрит в окно, но наконец отворачивается.

Замора искоса глядит на мальчика. Нетрудно заметить волнение, возбуждение и тоску Дэнни. «Вот это будет действительно фокус – успокоить несчастного пацана, поднять ему настроение, – думает карлик. – Но в то же время надо держать ухо востро. На всякий случай».

6

Как доверять своей интуиции

Они едут вдоль побережья. Здесь куча машин, все тащатся буквально бампер к бамперу. Перестраиваются прямо под нос соседу. То и дело слышны гудки.

Дэнни вспоминает Клоунов Хаоса и их номер «Гонки на выживание»: электромобили с форсированным двигателем как сумасшедшие носятся по арене, то и дело сталкиваясь друг с другом, в воздух вздымается пламя и дым, оркестр взрывается резкими аккордами. Одна за другой Летучие Акробатки спускаются сверху на тросах, вытаскивают из покореженных электромобилей водителей и тут же взмывают под самый купол, а клоуны, которых они крепко держат в своих объятиях, раскрывают крылья как у ангелов. И на арене постепенно воцаряются тишина и покой. Дэнни невольно улыбается. Воспоминание его радует…

Лора отвлекает его, хлопнув в ладоши:

– Эй вы там, на заднем сиденье! Прошу внимания! Мистер Кван высадит вас с чемоданами у отеля «Жемчужина», а я поеду на встречу с детективом Таном из полиции.

Она записывает что-то на визитке и вручает ее Дэнни:

– В Монгкоке есть ресторан. Это в Коулуне, на другой стороне пролива. Переправиться можно на пароме «Стар Ферри». Я буду ждать вас там в восемь вечера. Не опаздывайте!

Они подъезжают к отелю «Жемчужина» – высокому стеклянному зданию, расположенному на берегу пролива Виктория. Кван резко тормозит, и машина, дернувшись, встает как вкопанная. Дэнни оглядывается, пытаясь свозь густой дым из выхлопной трубы рассмотреть хоть что-то в заднее стекло. Ага, а вот и Белый Костюм.

Такси – видимо, то самое, которое ехало за ними из аэропорта, – остановилось неподалеку, высокий худой незнакомец уже выбрался наружу и теперь болтает о чем-то с водителем через открытое окно. Он ведет себя совершенно спокойно и буднично. Внезапно он быстро бросает взгляд в сторону Дэнни, но проезжающий мимо зеленый трамвай тут же скрывает его из виду.

Совпадение?

Дэнни толкает Замору в бок:

– Мне кажется, за нами следят. Не оглядывайся. Это высокий мужчина в белом костюме.

– Да ладно тебе,
Страница 8 из 13

мистер Дэнни!

– Я уверен, что видел его в аэропорту. А теперь вот он здесь.

– Наверное, остановился в том же отеле.

Кван вытаскивает чемоданы на тротуар, а подбежавший портье начинает грузить их на тележку.

– Давайте я вам помогу, молодой человек, – говорит Замора, вытаскивая из такси и без особого труда поднимая два самых больших чемодана. – Мы же сами виноваты, что столько с собой понатащили.

Лора взъерошивает Дэнни волосы.

– Тетя Лора…

– Я очень-очень спешу. Времени совсем нет. Сейчас уже поеду.

Она достает из сумочки духи и щедро брызгает себе на запястье. Ему никогда не нравился этот удушающий запах, и он морщится. Лора пристально смотрит на Дэнни, прямо ему в глаза:

– Во всем слушайся майора. Что бы ни случилось. Ты меня понял?

– Но…

– Все потом!

Дэнни неохотно выбирается из такси.

Лора трогает плечо Квана. Тот резко нажимает на газ, и такси устремляется вперед, в узкий промежуток между машинами и трамваем. Еще пара секунд, и она скрывается из виду. Дэнни оглядывается и смотрит на Белый Костюм. Тот по-прежнему стоит у такси и, кажется, не знает, что теперь предпринять. Он снова смотрит на Дэнни – прямо на него, – а потом садится в машину. Такси Квана скрылось в потоке автомобилей, но его легко можно отыскать по дыму, который то и дело вырывается из выхлопной трубы. Человек в белом костюме показывает на него, и такси срывается с места. Беспощадно подрезав фургон, оно выворачивает на Коннахт-роуд и мчится по ней под аккомпанемент недовольных гудков.

Дэнни провожает такси взглядом, а потом смотрит на Замору, подняв брови:

– Ты это видел?

– Да уж, мистер Дэнни. Ну и местечко!

– Ты разве его не видел?

– Да этот тип просто куда-то спешит, – говорит Замора. – Как многие другие. Например, твоя тетя. Вот мы, циркачи, не такие. – Покачав головой, он проходит сквозь вращающиеся двери, стараясь не встречаться с Дэнни взглядом. – Просто сумасшедшие!

«Что ж, может, этот тип в белом костюме действительно самый обычный человек, – думает Дэнни. – Может, Лора, и правда решила внезапно поменять свои планы. Может, она действительно рассказала мне все, что знает». И тем не менее в глубине души он понимает, что это не так. В цирке ты учишься доверять своему шестому чувству, своему инстинкту выживания. Откуда-то издалека, из твоего подсознания, приходит предупреждение об опасности. И оно может спасти тебе жизнь.

7

Как подловить хитрого карлика

В отеле «Жемчужина», может, и не спрашивали документов, но выглядел он роскошно.

Кругом мрамор, пальмы в горшках. Зеркала и хромированные детали отражают портье в форме и обеспеченных женщин и мужчин со скучающими и заранее раздраженными лицами.

Дэнни наблюдает, как Замора разговаривает с администратором за стойкой, и заразительный смех карлика то и дело прерывает беседу. Присутствие надежного, крепкого майора вселяет уверенность, и, несмотря на то что Дэнни мучает множество вопросов, он решает пока ни о чем не беспокоиться. Пока. Замора оставляет администратора и, почесывая голову, возвращается к Дэнни:

– Мы на седьмом этаже. Могло быть и хуже. В смысле еще выше.

– Как же ты работал в цирке, майор?

– А во время выступления страха не было. Когда въезжал на стену на мотоцикле. Или вылетал из пушки. Все происходило так быстро, что я и не понимал, как это высоко. Пока один раз не посмотрел видео.

Карлик морщится, а потом легко закидывает на плечо сумку Дэнни вместе со своей собственной и ведет его к лифтам. По дороге Дэнни невольно оборачивается – его никак не покидают мысли о человеке в белом костюме, который так странно себя ведет.

В 712-м номере окна от пола до потолка, а за ними захватывающий дух вид на пролив, небоскребы Коулуна вдали, шапки облаков над горами и Китай где-то за горизонтом. Замора подходит к окну и с сомнением смотрит на облака:

– Ну, мистер Дэнни, чем займемся? Может, покажешь мне «Прыгающего короля»?

– Ладно. Сейчас найду карты.

– Вот и славно. А потом решим, что мы будем…

Замора вдруг умолкает и, склонив голову набок, прислушивается. Вроде бы, кроме шума кондиционера, ничего не слышно, но карлик морщит лоб:

– А знаешь, давай ты еще немного потренируешься. Мне нужно сказать кое-что консьержу. Я быстро.

Теперь хмурится Дэнни. В голосе Заморы он слышит легкие нотки беспокойства.

– Когда вернусь, я постучу нашим секретным стуком. Как в старые времена, no?

Гадая, что встревожило карлика, Дэнни садится у окна, тасует карты и смотрит, как Замора осторожно подкрадывается к двери. Перед ней карлик замирает, напряженно прислушиваясь, и наконец выскальзывает из комнаты. Дэнни еще слышит, как тот что-то тихо пробормотал по-испански, а потом дверь за ним закрывается.

Странно. Что-то явно не так. Но никто ему ничего не говорит. Он сует колоду в карман и бесшумно пересекает комнату. Тоже останавливается у двери… верно, за ней кто-то возится, сопит, и еще слышен шорох. «Ну что ж, посмотрим, кто там».

Он резко открывает дверь и видит Замору, сидящего на корточках и что-то разглядывающего на полу. Но что? Когда Дэнни распахнул дверь, карлик чуть не влетел внутрь. И теперь удивленно и, как замечает Дэнни, словно бы виновато на него смотрит. В руке у него бумажная салфетка, а на натертом деревянном полу меловые раз воды.

– Вот, ребятишки баловались, – говорит карлик. – Гадкие сорванцы!

Но Дэнни внимательно смотрит на полустертый рисунок на полу. Перед самой дверью белые разводы, но дальше еще видны два с половиной аккуратных ряда точек.

– Кажется, я только размазываю мел, – говорит Замора, старательно затирая рисунок.

«Что-то мне это напоминает, – думает Дэнни, глядя, как последние точки исчезают. – Я видел что-то похожее. Причем недавно».

Он закрывает глаза. «Где-то здесь, в Гонконге? Нет, раньше. Сколько точек в ряду? Шесть или семь? В школе после взрыва». Ему вспомнился наконец опаленный листок, который он сунул в карман брюк.

– Майор, – говорит Дэнни, – я видел такой рисунок в школе на прошлой неделе. Квадрат из точек. Семь на семь, кажется. Этот такой же?

Силач застывает как вкопанный, резко втягивает воздух и делает равнодушную физиономию – такую же, как когда его опускали в пушку со взведенной пружиной.

– Семь на семь, говоришь? В школе?

– Да, после взрыва.

– А мисс Лоре ты об этом рассказал?

– Нет, забыл. Только сейчас про это вспомнил.

Замора вскакивает, запихивает салфетку в карман и идет к телефону на столе:

– Позвоню-ка я ей.

– Что он означает?

– М-м… Кто?

– Рисунок.

Карлик, приложив трубку к уху и надув щеки, ждет. Потом качает головой:

– Не работает.

– И еще тот тип в белом костюме. Он же следил за нами?

– No hay problema[8 - Здесь: Ерунда! (исп.)]. Но знаешь что, мистер Дэнни? Пожалуй, мне этот номер не нравится. Пойдем узнаем, нельзя ли переселиться в другой.

– Скажи мне наконец, что происходит!

Но Замора качает головой и снова берется за телефон.

…В цирковом трейлере во время длинной дороги или после выступления часто наступала тишина, но тишина эта бывала разной.

Она могла быть спокойной и мирной, когда мама и папа неспешно делали свои дела, снимали грим, готовили еду на плитке. И ничего не надо было говорить, потому что у всех на душе было хорошо после тяжелого дня, который не прошел зря.

Но иногда в
Страница 9 из 13

трейлере устанавливалось напряженное, неловкое молчание, за которым что-то скрывалось. Редкое молчаливое несогласие, диссонанс в их отношениях, которые вдруг начинали казаться хрупкими. Сперва папа, а потом мама бросали на него взгляд и отворачивались. И казалось, что даже воздух в трейлере делался тяжелым. Во время последнего турне, по мере того как они выступали в разных городах, приближаясь к Берлину, такое неловкое молчание возникало все чаще. Судьба. И морозная погода словно подчеркивала холод этой бездонной тишины.

И сейчас в новом номере, пятью этажами выше, воцарилась такая же тяжелая тишина. Время от времени Замора пытался звонить Лоре на сотовый, хмурился все больше и больше, подходил к окну и смотрел на гавань, совершенно забыв о своей боязни высоты. Наконец, попробовав дозвониться еще раз, грохнул телефоном об стол:

– Теперь она вообще недоступна! Что это значит? Она же не отрывается от телефона – болтает, пишет в этом, как его, Twitterе или где там еще. – Он кашлянул, отвернулся и опустил глаза. – Но ничего, мы ее скоро увидим. Ну-с, мистер Дэнни, – продолжил он с наигранной веселостью, – как школа? Много там друзей?

– Они считают, что цирк – это для детей.

– Сразу видно, что они болваны и ничего в этом не понимают. Да вспомни хоть Клоунов Хаоса! Даже меня дрожь пробирала. А Летучие Акробатки? Это же круто, no? – он натянуто смеется.

Дэнни снова перебирает карты. «Мне и в голову не могло прийти, что Замора будет от меня что-то скрывать, – думает он. – Всегда обращался со мной как с равным. Даже когда я был совсем маленьким».

В раздражении он снимает верхнюю карту, зажимает ее между средним и указательным пальцами и ловким щелчком отправляет через комнату. С тихим звоном карта ударяется о настольную лампу у дальней стены. В яблочко.

– Это Бланко тебя научил? – спрашивает Замора.

– Ага.

– Лучшего метателя ножей я никогда не видел.

Дэнни подходит к Заморе и тоже становится у окна. На горизонте собираются иссиня-черные грозные тучи. Он машинально тасует колоду, и вдруг карты падают и разлетаются по полу.

– Так ты знаешь, что они значат, эти точки? – спрашивает Дэнни, глядя в глаза Заморе.

– Ну… – Замора неловко разводит руками. – Скорее всего, ничего.

Тут он отворачивается, надеясь избавиться о вопросов. И снова повисает напряженная тишина. Дэнни приходит в голову, что встреча с Заморой оказалась совсем не такой, как он думал.

– Зачем тогда мы поменяли номер? Почему ты так стараешься дозвониться Лоре?

– Черт побери, я же сказал, что беспокоиться не о чем! – срывается Замора. Его крик возмущает Дэнни, но карлик уже смягчился: – Прости, я просто устал. – С этими словами он падает на кровать и закрывает глаза. – Давай поспим перед обедом.

И в считаные секунды, как в старые добрые времена, каждый раз когда они заканчивали обустраиваться на новом месте, Замора засыпает. А Дэнни смотрит на гавань.

Он глядит на облака, прокручивая в голове события этого дня. Тучи сгущаются. В воздухе уже пахнет грозой.

Несколько часов спустя, они стоят на палубе парома «Стар Ферри», который скользит через пролив к Коулуну. Уже стемнело, но по-прежнему жарко. Над городом и Южно-Китайским морем висят густые облака. Капельки пота выступают у Дэнни на лбу и на шее. Яркие неоновые вывески сверкают на поднимающихся в небо зданиях.

Но Дэнни оперся о перила и смотрит на черную воду. Замора подошел к нему и, постояв немного рядом, положил руку ему на плечо.

А чуть дальше, отделенный от них другими пассажирами, в тени рубки стоит Белый Костюм. В его позе чувствуется напряжение, но лицо не выражает эмоций. И он не сводит глаз с Дэнни и его коренастого спутника. Наконец он опускает руку в карман пиджака, сжимает что-то скрытое от посторонних глаз, и лицо его похоже на маску.

8

Как затеряться в толпе

Коулун оглушает их. Сверкающий деловой центр сменяется Монгкоком с его оживленной суетой. Тротуары забиты – сплошная река туристов, протискивающихся мимо ресторанных зазывал, людской поток, разливающийся даже на проезжую часть. Грохот автобусов сопровождается жужжанием скутеров. От кафе и продуктовых лотков поднимаются ароматы, смешивающиеся в ночном воздухе с запахом выхлопных газов. Над головой сияют китайские иероглифы, вдалеке воют сирены, из громкоговорителей льется непрерывная реклама. И все это, дух большого города, поднимает Дэнни настроение.

– Как бы не потерять шляпу, – говорит Замора. – Живенько тут, да? – Он разворачивает карту и смотрит на адрес, который написала Лора. – Vamos[9 - Идем! (исп.)]. Сюда.

Широкоплечий карлик легко и непринужденно прокладывает себе дорогу в толпе. «Может быть, действительно бояться нечего, – думает Дэнни и тем не менее невольно вглядывается в прохожих. – Знать бы только, что именно высматривать. По крайней мере, Белый Костюм я тут сразу замечу».

Они углубляются дальше в безумный ночной город. Замора болтает, спокойно игнорируя зазывал, которые пытаются привлечь их внимание.

– Так вот, я в прошлом году гастролировал с «Микроцирком» и знаешь, кого я встретил? Джимми Торрини! Все выступает со своим «Доктором Забвение». Представляешь? Только он его немного испортил. И кстати, что-то он мне не сильно обрадовался!

Между зданиями сверкнула молния, и где-то вдалеке, над холмами, послышался первый, отдаленный раскат грома.

– Отец всегда говорил, что он неплохой человек. Даже когда Роза его уволила.

– Наверное, он прав. Твой отец разбирался в людях. Он первый заметил, что я парень с головой, а то все прочие ничего во мне не видят, кроме силищи. Сюда.

Дэнни с Заморой сворачивают за угол, и тут новая молния перерезает небо и четко высвечивает стоящую посреди улицы Лору. Она широко улыбается, на боку у нее болтается видеокамера с подвесным микрофоном.

– Гроза начинается! Пошевеливайтесь!

– Твой дурацкий телефон не работает, – со вздохом жалуется Замора.

– Какой-то урод стянул его у меня со столика в кафе. Завтра что-нибудь придумаю. Есть хотите?

– Да я могу слона съесть! Но сначала мне нужно тебе кое-что сказать.

– Секундочку, майор.

Лора затаскивает их в шумный зал ресторана «Золотая летучая мышь».

– Чересчур колоритный, конечно, но, говорят, вонтоны[10 - Вонтоны – китайские пельмени с мясом, креветками и бамбуком. Иногда подаются в бульоне, часто их добавляют в суп с лапшой.] тут отличные. Да, ты был прав насчет Квана, майор. На него можно положиться. Весь вечер меня возил.

В зале пахнет соевым соусом и специями. Пока Лора ведет их к столику на возвышении у дальней стены, Дэнни смотрит на красные фонари, извивающихся драконов, всплески черных иероглифов, тропических рыб, покачивающихся в гигантском аквариуме.

– Это, ребятки, лучший столик в заведении. Хочу вас кое с кем познакомить.

За столиком сидит китаец в костюме в тонкую полоску. У него смуглое, задумчивое и совершенно непроницаемое лицо. Он едва заметно кивает в знак приветствия. «Такое лицо не прочитаешь, – думает Дэнни. – Единственное, что по нему видно, – это то, что он не хочет, чтобы что-то было видно».

Рядом с ним сидит девчонка в узкой кожаной куртке. Миндалевидное лицо обрамляют длинные черные волосы, рассыпающиеся по плечам. Сколько ей? Тринадцать? Четырнадцать? Трудно сказать. Ее
Страница 10 из 13

темные живые глаза сверкают так, будто она что-то знает, а во взгляде чувствуется твердость.

Она смотрит на Дэнни. На секунду ее лицо озаряет улыбка, но она тут же отводит глаза и таращится на аквариум. Тут все понятно. Старается скрыть реакцию. Чтобы защититься? Видимо, хочет показаться крутой.

– Добро пожаловать, – говорит китаец. – Я Чарли Чоу, а это моя дочь Син-Син.

Девчонка вспыхивает.

– Приемная дочь! – поправляет она. И снова бросает быстрый взгляд на Дэнни, проверяя его реакцию. На секунду их глаза встречаются, и она тут же переводит взгляд на его футболку из «Мистериума». Смотрит на белесый череп с пустыми темными глазницами, хрупких бабочек, сверкающие буквы. Нравится? Она изучает его так, будто проходится по списку, отмечая пункты галочками.

– Я Дэнни, – говорит он и протягивает руку.

С притворно скучающим видом Син-Син смотрит на нее и наконец медленно подает свою. Когда их ладони соприкасаются, Дэнни с удивлением отмечает, что рука у нее крепкая, а кожа жесткая и мозолистая. Она тут же отдергивает руку, словно опасаясь выдать лишнюю информацию о себе. «Интересная девчонка, – думает Дэнни. – Совсем не простая».

Лора встает:

– Я сейчас выйду, возьму короткое интервью у мистера Чоу, пока он не ушел.

– Прошу прощения, – говорит Чоу. – Все, что пожелаете, за счет заведения.

– Но мисс Лора…

– Я на минутку, майор, – говорит Лора, уводя Чоу к выходу. – Кстати, знаете что, мальчики, – бросает она через плечо, – детектив Тан взял больничный! И никто не может ему дозвониться. Представляете?

– Твоя тетя уверяла, что ты умеешь делать фокусы, – внезапно говорит Син-Син. – И что, правда умеешь?

В ее голосе слышится вызов, даже насмешка. Вроде как «Давай удиви меня!». И тот же вызов Дэнни видит в ее глазах.

– Кое-что, – отвечает он.

– Я тоже делаю фокусы.

– Правда? Карточные и всякие такие? – с интересом спрашивает Дэнни.

– Типа того.

У нее звонит телефон. Она секунду колеблется, а потом смотрит прямо в его разноцветные глаза:

– Так ты такой же ловкий, как твой отец?

С той же насмешливой улыбкой она поднимает руки, прижав запястья одно к другому, намекая на наручники. Дразнит. Но прежде чем он успевает ответить, она открывает свою «раскладушку» и начинает приглушенно, но быстро говорить на кантонском диалекте.

Дэнни захватывают эмоции. Радость от воспоминания об отце – но в то же время и смущение. У девчонки явное преимущество. Что она знает о папе?

Она снова смотрит на Дэнни, и ее глаза сверкают в темном зале «Летучей мыши». Затем она встает и, прижав телефон к уху, уходит за аквариум. Теперь она ничего не говорит, а только внимательно слушает.

Дэнни следит за ней, пытаясь понять что-нибудь по выражению ее лица, но вода в аквариуме все искажает. Он только замечает, что плечи ее напряжены, как будто она предчувствует, что вот-вот что-то случится. Рыбы мутят воду, и разглядеть что-то становится еще труднее. Дэнни рассеянно за ними наблюдает и невольно опять вспоминает отца, отчаянно бьющегося в камере с водой.

– Как ты думаешь, суп из пяти змей – это вкусно? – спрашивает майор, изучая меню. – Как там твоя тетя?

С их места через широкие окна ресторана прекрасно видно все, что происходит на улице. Лора наставила на Чоу видеокамеру, но что она говорит, не слышно – в зале слишком шумно.

Внезапно Дэнни застывает, совершенно забыв и про отца, и про Син-Син:

– Майор!

Человек в белом костюме широкой размашистой походкой проходит по улице и задевает Лору плечом. Одно точно рассчитаное движение – и через секунду он уже скрылся из виду.

Тут же раздается такой мощный раскат грома, что посетители ресторана чуть не подскакивают на месте.

– Madre mia![11 - Здесь: Боже мой! (исп.)] – говорит Замора. – Я постараюсь смешаться с толпой и проследить за ним.

Дэнни успевает подумать, что нелегко будет покрытому татуировками карлику слиться с толпой в Коулуне, как вдруг началось…

К ресторану подлетает мотоцикл. Потом еще один.

Оба останавливаются рядом с Лорой и Чоу, один из мотоциклистов что-то кричит им по-кантонски. И в то же самое время с другой стороны с ревом и визгом стремительно подъезжает, двигаясь задним ходом, черный «BMW». Шестеро молодых парней окружают Лору, хватают ее камеру, швыряют Чоу на землю – и все разом что-то кричат. Двое из них размахивают огромными ножами для разделки мяса, и лезвия сверкают в свете фонарей, когда бандиты заносят их над головой.

Замора и Дэнни уже спешат помочь Лоре и бегут через зал к выходу. Но двое посетителей встали из-за стола и преградили им путь. Один сразу вытаскивает из рукава длинный нож. Второй, с узким лицом, прилизанными и забранными в хвост волосами, одетый в хорошо сшитый костюм, сует руку в карман пиджака и что-то им кричит.

Дэнни пытается проскочить между ними, но первый хватает его за плечи и прижимает к колонне. В его руке сверкает нож. Дэнни уворачивается, и лезвие ударяет по штукатурке.

Снаружи слышно, как Лора кричит что есть мочи:

– Отпустите меня! У меня друзья в полиции!

Глаза майора Заморы темнеют. Он никому не позволит обижать Дэнни. Ни за что.

– Дэнни, я убью его! – кричит карлик. – Будет знать, как на тебя нападать!

Он хватает стул и с грохотом опускает его на голову человека с ножом. Стул разлетается в щепки, а бандит падает на пол как подкошенный, и на виске у него кровь. Хвостатый замирает с открытым ртом и не успевает ничего сделать – Замора бросается на него, размахивая обломками стула:

– Сейчас я тебе задам, amigo![12 - Приятель (исп.).]

Раздается выстрел, но Замора, к счастью, не ранен. Он хватает Хвостатого и швыряет его через весь зал. Бандит перелетает через стол и с грохотом ударяется спиной об аквариум. Глаза у него закатились, и он обмяк на полу.

Зазубренные трещины расползаются по стеклу – Дэнни видит это как в замедленной съемке, – и вот оно разлетается вдребезги. Вода хлынула на пол, рыбки бьются среди осколков, хватая ртом воздух.

Пробравшись между опрокинутых стульев, Дэнни выбегает наконец на улицу и видит, как Лору заталкивают в машину. В отчаянии она извернулась и с силой дала одному из бандитов головой по зубам. Благодаря этому ей удается высунуться наружу и прокричать:

– Красный блокнот, Дэнни! Красный…

Бандиты заталкивают ее в машину, запрыгивают сами, захлопывают двери. Оставляя следы на асфальте, «BMW» резко стартует и, как напуганный зверь, уносится по улице. Дэнни бросается следом, но сзади подлетает мотоциклист и чуть не сбивает его с ног. В последнюю секунду Дэнни отскочил в сторону – упал на землю, перекатился и тотчас же вскочил на ноги.

Размахивая окровавленной ножкой стула, Замора выскочил из ресторана и теперь угрожающе смотрел на двух оставшихся головорезов. Они секунду раздумывали, а потом вскочили на второй мотоцикл и умчались, оставив за собой только клубы дыма.

И мистера Чоу нигде не видно.

– Caramba![13 - Черт возьми! (исп.)] – выдыхает Замора. – Кто-нибудь вызовет наконец полицию?

Дэнни смотрит, как «BMW» так резко сворачивает за угол, что задевает боком столб – в темноте сверкают посыпавшиеся искры. На секунду он видит лицо Лоры в заднем стекле. И все.

Тяжело дыша, Замора тоже смотрит им вслед:

– Не волнуйся, Дэнни. Все будет хорошо. Полиция разберется. По крайней мере, двоих из
Страница 11 из 13

этих уродов мы поймали.

Дэнни глядит на карлика, и его глаза – и карий, и зеленый – горят огнем.

– Это я виноват!

– Дэнни, не говори глупостей.

Но он ощущает, как растет чувство вины:

– Да, это я виноват.

Начинается дождь. Первые редкие тяжелые капли шлепаются на пыльный асфальт, неуверенно стучат по крышам автомобилей. Но постепенно стук становится чаще, и вдруг начинается настоящий ливень.

Пока они ждут полицейских, дождь льет как из ведра, а над головой постоянно грохочет гром. Но Дэнни не обращает на это внимания. Отчаяние охватывает его, парализует, не дает дышать.

Ему знакомо это чувство – впервые оно появилось после пожара. В ту ночь вместо того чтобы убежать подальше, он едва добрался до края лагеря и забился в будку с реквизитом. Ну почему он не был вместе с ними! Может быть, он почуял бы дым, разбудил родителей, спас. Или потушил пламя. Но, говорят, это чувство вины знакомо любому, кто чудом выжил. «Я должен был погибнуть» – так, наверное, думает каждый. И после Берлина, когда первый шок прошел, чувство вины не покидало его долгие месяцы. Оно парализовало его, мешало разобраться в том, что происходило в последние недели в «Мистериуме». Оно заставляло его лежать на кровати и переживать из-за ерунды.

Но на этот раз вина ощущалась сильнее.

Про себя он перебирает все, что ему было известно. «Я знал о точках. Я знал, что Белый Костюм следит за нами. Черт побери! Надо было заставить Лору выслушать меня!»

Он делает глубокий вдох, тверже упирается ногами в землю, расслабляет плечи и колени. Это прием из цигун[14 - Древнее китайское искусство саморегуляции организма.], которому его научил Бланко. На этот раз он не станет пленником своего чувства вины. Не позволит сломить себя.

Под проливным дождем Замора становится рядом с ним.

– Я во всем этом разберусь, майор.

– Не спеши, Дэнни. Давай дождемся полиции…

Дождь радует Дэнни. У него в голове проясняется. И дождь словно не только смывает с него усталость после перелета и из-за разницы во времени, но и освобождает от оцепенения, в котором он пребывал последние шестнадцать месяцев. Пробуждает. И тот процесс в его душе, который был запущен взрывом, теперь вовсю разворачивается здесь, под проливным дождем. Он задирает голову и подставляет лицо под дождевые струи. Они бьют по лицу, возвращая Дэнни к жизни. И в нем растет уверенность.

Он стряхивает с волос воду и говорит:

– Я найду ее.

Но карлик явно сомневается.

– Ты со мной?

– Ну конечно, мистер Дэнни. Везде и всюду! Но давай спрячемся от этого ливня. И поговорим с полицейскими, no?

– Куда подевались Син-Син и мистер Чоу?

Они словно испарились, воспользовавшись суетой и сумятицей. И хотя Дэнни потрясен похищением Лоры и все еще возбужден после драки, его неприятно поразило их исчезновение. Что эта девчонка знала об отце? Почему у него такое чувство, будто он ее где-то видел? И что с ней стало?

Вернувшись в «Золотую летучую мышь», Дэнни и Замора оглядывают зал. Официанты выводят посетителей, помогая обходить осколки и перевернутые стулья, два повара спасают отчаянно бьющихся рыбок, подбирая их и бросая в пластиковое ведро с водой. А в самом центре, посреди этого хаоса, по-прежнему лежит тот тип, которого Замора швырнул в аквариум. «Надо действовать!» – решает Дэнни. Он присаживается рядом с ним на корточки, быстро обшаривает карманы бандита. Длинные пальцы Дэнни скользят легко и уверенно, как у Джимми Торрини, чьи фокусы он столько раз видел. Правда копаться в карманах, конечно, намного легче, когда человек без сознания.

Зажигалка, сигареты. Обратный билет на паром «Стар Ферри». Дата сегодняшняя. Квитанция из обувной мастерской «Никаких гвоздей» где-то в Вучунг-мэншнс. Дэнни все это запоминает и возвращает вещи в карманы Хвостатого. Смотрит на его ноги. Одна босая – туфля соскользнула.

На подошве левой ноги он видит аккуратную татуировку – и опять тот же рисунок! Сорок девять точек – квадрат семь на семь. А рядом два китайских иероглифа.

И снова одна точка обведена. Во втором столбце справа, где-то ближе к середине. Та же, что и на листке, который он нашел в школе? Вспомнить не получается, и Дэнни ругает себя за то, что, сколько отец ни говорил «будь внимательным к мелочам», ему это не всегда удается. Отец был бы недоволен. К Дэнни подходит Замора и, заметив рисунок, качает головой.

– Майор, – говорит Дэнни, – я знаю тебя всю жизнь. Пожалуйста, скажи мне, что значат эти точки.

– Потом поговорим. С минуты на минуту приедут полицейские. Это в первую очередь. А! Вон она, моя шляпа!

Он поднимает котелок и хмурится. Тулья пробита пулей. Замора сует в дыру указательный палец, задумчиво покачивает шляпу, потом трогает голову:

– Должно быть, в нескольких миллиметрах прошла!

Но Дэнни его не слушает:

– Ты можешь хотя бы вспомнить: перед дверью в отеле одна из точек была обведена?

– Какая разница! – снова срывается Замора. Его миролюбивый нрав в последнее время часто ему изменяет. Но он опять тут же смягчился и примирительно развел руками: – Прости, мистер Дэнни. Просто сегодня плохой день.

Дэнни кивает. В руке он по-прежнему держит зажигалку. Она красная, с теми же иероглифами, что на ноге у бандита. Он спешно запихивает ее в карман джинсов.

Его мысли вернулись к Син-Син, и опять он почувствовал горькое разочарование. В самом деле, ее исчезновение во время похищения Лоры выглядит очень подозрительно. Дэнни вспомнились ее жесткие руки, оборонительная манера держаться. Он словно снова увидел ее глаза, в которых сверкали насмешка и вызов. «Что же она знает о моем отце? И где она сейчас? Со своими дружками из триады? Она точно на стороне бандитов, иначе бы она и Чоу не сбежали, а постарались помочь. Дождались бы полиции. Может быть, ее интерес ко мне был притворным?»

Замора подошел к лежащему на полу бандиту и легонько его пнул. Хвостатый простонал и перевернулся. Ага, из-под его бедра показался пистолет. Майор оглянулся, убедился, что Дэнни снова смотрит в окно, быстро подхватил пистолет. И в этот момент сквозь стук дождя о навесы над окнами ресторана послышался вой сирен.

9

Как читать по пальцам

Первые полицейские, прибывшие к «Золотой летучей мыши», не особо интересуются тем, что именно случилось. Когда Дэнни и Замора все-таки объясняют, в чем дело, те просто пожимают плечами – судя по всему, их больше волнует ущерб, причиненный ресторану.

– Некогда нам с вами время терять! – рявкает Замора. – Comprende?[15 - Понимаете? (исп.)]

– Подождите нашего босса, – отвечает тот, что пониже.

На секунду Дэнни кажется, что карлик сейчас просто врежет ему, но Замора резко разворачивается и, сунув руки в карманы, уставляется на улицу. Дождь усилился. С навесов над окнами ресторана стекают целые водопады. Сев на барный стул, Дэнни размышляет о том, что произошло за последние двадцать четыре часа. Лора была странно настороженной, как будто ожидала, что случится что-то плохое. Син-Син неожиданно упомянула его отца. Замора явно волновался – еще до того, как похитили тетю. А еще этот Белый Костюм и дурацкие точки, которые появляются тут и там. Вот только как сложить все эти кусочки пазла, Дэнни не знает.

Через десять минут в ресторан заходит полицейский в штатском, отряхивая воду с густых волос.

– Старший
Страница 12 из 13

инспектор Ло, отдел Б, – представляется он. – По борьбе с организованной преступностью и триадами.

– Вы должны срочно спасти Лору! – в отчаянии говорит Замора.

– Конечно, но сначала нам нужно уточнить кое-какие детали.

У Ло умное лицо с резкими чертами. Одну щеку пересекает тонкий белый шрам. Задавая вопросы, он то и дело поглядывает на Дэнни.

– Понятно. Не могли бы вы еще раз объяснить, зачем она сюда приехала? – не сводя глаз с Дэнни, он перебивает Замору, который подробно описывает драку.

– Она расследует дело, связанное с каким-то «Черным драконом»… – Дэнни замолкает. Ло кажется вполне честным человеком, но мальчик внезапно вспоминает, как Лора предупреждала его о коррумпированных полицейских. Лучше не говорить лишнего.

Ло удивленно хмурится:

– С «Черным драконом»?

– А может, с чем-то другим, – быстро добавляет Дэнни.

– Давайте поговорим обо всем этом в участке, – предлагает Ло, приглашая их в свою машину, которая стоит у ресторана. – Там гораздо тише. И нет любопытных.

– Хорошо хоть они забрали тех двух idiotas, – говорит Замора, оглядывая улицу, когда они идут по лужам к машине. Хвостатого ведут к полицейской машине, голова у него забинтована, взгляд совершенно пустой. Второго, который все еще без сознания, на носилках заносят в машину «Скорой помощи».

А в это время, думает Дэнни, бандиты везут тетю Лору куда-то по ночному Гонконгу. «Мы должны ее найти. Хотя бы попытаться».

Нахмурившись, он подходит к машине инспектора.

Они сидят в тесном кабинете инспектора и ждут.

Ждут.

Прошло уже три часа, стрелки показывают половину первого ночи. По коридору то и дело проходят люди. Мужчины в штатском, мужчины в форме с желтыми буквами ОБОПТ на рукавах – отдел по борьбе с организованной преступностью и триадами. То и дело кто-нибудь заглядывает в кабинет, удивленно поднимает брови и снова скрывается в коридоре. Замора стучит пальцами по столу в такт дождю, барабанящему по скошенному окну под потолком.

Возбужденный из-за того, что произошло, уставший после долгого перелета, Дэнни не знает, что и делать. У него голова идет кругом, ему кажется, что он вот-вот потеряет сознание, потому что толком не спал уже много часов. Он качает головой: «Надо сосредоточиться. Быть внимательным».

– Куда подевался этот чертов инспектор?! – восклицает Замора, ударив ладонью по столу.

Дэнни выглядывает в коридор, и тут открывается дверь напротив. Там, в кресле, освещенный настольной лампой, сидит… тот самый человек в белом костюме.

У Дэнни сон как рукой сняло. Он снова насторожился: «Я так и знал. Так и знал, что он следит за нами! Значит, они его схватили! Может, теперь мы во всем разберемся. Быстро найдем тетю Лору. И утром за завтраком все вместе посмеемся над этой дурацкой историей».

Тут мужчина поднимает голову и встречается взглядом с Дэнни, при этом его глаза немного округляются. Сложно сказать, что означает этот взгляд. Удивление? Беспокойство? Наверно, и то и другое. А еще в нем какая-то тайна. Что-то такое, отчего Дэнни вдруг задумывается, а правильно ли он все понимает. Белый Костюм едва заметно качает головой, и в это время кто-то захлопывает дверь, да так, что стук эхом разносится по коридору как звук выстрела.

– Майор…

Но в этот момент возвращается инспектор Ло. На его лице улыбка, в руках два пластиковых стаканчика с кофе:

– Простите, что заставил вас ждать.

– Madre mia. Ну наконец-то! – восклицает Замора.

– Я подумал, вы не откажетесь от кофе.

Дэнни собирается спросить о человеке в белом костюме, но внезапно вспоминает, как тот коротко качнул головой. Может, не стоит. Ведь он явно пытался сказать «Не говори, что видел меня». Или: «Помалкивай». Что-то вроде того. По крайней мере, Дэнни так показалось, но ведь сейчас ему приходится рассчитывать только на свою интуицию.

– Нам бы очень хотелось, чтобы вы наконец взялись за это дело, – говорит Замора, стукнув кулаком по столу.

Ло поднимает руки, пытаясь его успокоить:

– Мы передали описание мисс Уайт всем нашим постам, всем осведомителям. А также на пункты пропускного контроля во всех портах. Совсем скоро мы что-нибудь узнаем.

– Похитители потребуют выкуп? – спрашивает Дэнни.

– Скорее всего. Мы также связались с вашим посольством.

Посмотрев на стопку бумаг на своем столе, Ло закуривает сигарету.

– А что насчет этих придурков, которых вы поймали в «Летучей мыши»? – спрашивает Замора.

– Судя по всему, они не причастны к похищению, мистер… Замора.

– Причастны, и еще как! – восклицает карлик, вскакивая на ноги. – Мы это ВИДЕЛИ своими глазами! И я – майор Замора!

– Прошу вас, садитесь, – спокойно говорит Ло. – Тут все не так просто. Они уверяют, что это вы на них напали. Они могут подать на вас в суд. Один из них серьезно ранен. И ресторану нанесен немалый ущерб.

– Но ведь были свидетели! – фыркает Замора.

– Нет, никто толком не видел, что именно произошло.

– У одного был пистолет, – в отчаянии вмешивается Дэнни. Может, надо что-то предпринять. Например, попытаться его загипнотизировать*. Стоит попробовать. Хотя, конечно, это слишком крепкий орешек.

– Но мы никакого пистолета не нашли, – отзывается Ло, выразительно барабаня по столу пальцами.

Дэнни повторяет движения за ним и пытается дышать в том же ритме, в каком поднимается и опускается грудь у инспектора. Он помогает себе рукой – слегка поднимая пальцы, когда Ло вдыхает, и опуская их, когда тот выдыхает. Вдох, выдох.

– А что с детективом Таном? С тем, с которым должна была встретиться мисс Лора? – настойчиво спрашивает Замора.

– Простите, но детектив Тан в отпуске.

– Но Лора сказала… – Дэнни обрывает себя. Надо сосредоточиться.

– Если не ошибаюсь, он сейчас на Гавайях.

За окном сверкает молния. Ло поднимает голову и смотрит в темноту. Дэнни тоже.

– А что это за татуировка на ноге у того парня? – спрашивает он, пытаясь говорить спокойно, размеренно и убедительно – тем самым тоном, каким отец гипнотизировал своих «жертв». Он широко раскрывает глаза – так, что его зрачки хорошо видны.

– Татуировка в виде точек. Вы ведь мне расскажете, что означают эти сорок девять точек, правда?

Инспектор, уставившись на Дэнни, раздраженно тушит сигарету.

– Я ничего про это не знаю, – говорит он. – Понятия не имею ни про какие точки. И вопросы здесь задаю я, ясно? Так принято. У вас просто шок. Так что уж позвольте мне заняться расследованием…

Обмякнув, Дэнни смущенно откидывается на спинку стула.

– А что означают иероглифы рядом с точками? – не отступает Замора.

Ло включает свой ноутбук:

– Всего лишь «Коулун», мистер Замора. И больше ничего. А теперь нам с вами нужно заполнить форму П-28. Это займет всего минут двадцать. Ну, может, чуть больше.

Дэнни издает тихий стон:

– Если за этим стоит «Черный дракон», то почему вы не займетесь ими?

– У нас нет на этот счет точных данных, – отвечает Ло. – К тому же никто не знает, где скрываются эти бандиты.

Разочарованный тем, что его гипноз не удался, Дэнни безразлично смотрит, как пальцы детектива бегают по клавиатуре, в то время как Замора называет свое имя, профессию – артист цирка, – выдает информацию о Лоре, название отеля, чем они занимались последние двадцать четыре часа.

«Забавно, – думает Дэнни. – Если
Страница 13 из 13

представить себе клавиатуру с обычной раскладкой, можно в уме печатать ответы Заморы одновременно с инспектором».

ЗАМОРА

ЗОЛОТАЯ ЛЕТУЧАЯ МЫШЬ…

Заинтересовавшись, мальчик немного подается вперед и начинает внимательно следить за тем, как Ло набивает ответы двумя пальцами. «Что-то не так, – внезапно понимает Дэнни. – Точно не так». Инспектор печатает совсем не то, что говорит Замора. По крайней мере, далеко не все его ответы.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=21555364&lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

Комментарии к словам, отмеченным *, смотри в конце книги (примеч. ред.).

2

Если хочешь лучше понять, что такое ванитас, посмотри фламандские натюрморты эпохи барокко. На них часто изображен череп среди цветов, фруктов и бабочек. Само название жанра ванитас произошло от библейского выражения «суета сует», по-латыни – vanitas vanitatum. (Здесь и далее примечания переводчиков).

3

Прекрасно (исп.).

4

С 1842 года Гонконг был британской колонией, и только 1 июля 1997 года произошла передача Гонконга Китайской Народной Республике. Гонконг вошел в состав социалистического Китая как автономия с рыночной экономикой, особой политической системой и двумя официальными языками: китайским и английским. Кантонский продолжал использоваться в качестве устного языка.

5

Димсам – в Китае легкие закуски. Чаще всего – пельмени из тонкого рисового теста, с самыми разными начинками из мяса, рыбы и овощей.

6

У. Шекспир. «Венецианский купец».

7

Вот черт! (исп.)

8

Здесь: Ерунда! (исп.)

9

Идем! (исп.)

10

Вонтоны – китайские пельмени с мясом, креветками и бамбуком. Иногда подаются в бульоне, часто их добавляют в суп с лапшой.

11

Здесь: Боже мой! (исп.)

12

Приятель (исп.).

13

Черт возьми! (исп.)

14

Древнее китайское искусство саморегуляции организма.

15

Понимаете? (исп.)

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.