Режим чтения
Скачать книгу

Парацельс Маггроу и торговец драконами читать онлайн - Джон Котлинг

Парацельс Маггроу и торговец драконами

Джон Котлинг

Эта книга о таинственных обитателях того самого параллельного мира, в который мы не верим, о приключениях молодых волшебников, населяющих светлую страну Атлантию, о жестоком правителе темного мира, о борьбе добра со злом и торжестве справедливости.

Джон Котлинг

Парацельс Маггроу и торговец драконами

© Джон Котлинг, 2014

© ООО «Востокинторг», 2014

Глава первая

Загадочный покупатель

Ранним утром в ворота необычной крепости раздался сильный стук. Крепость принадлежала Балакуру Дериксу, торговцу, делом всей жизни которого была торговля драконами. Через минуту в огромных кованых воротах открылось небольшое смотровое окно. Слуга-зомби внимательно оглядел пришедшего и спросил глухим монотонным голосом:

– Что вы желаете, господин?

– Мне необходимо видеть вашего хозяина, – устало ответил гость.

– По какому вопросу вы хотели бы его видеть? – поинтересовался слуга.

– Я прибыл к нему для того, чтобы обсудить с ним вопрос о покупке дракона, – учтиво сказал незнакомец.

– Как ему доложить о вас? Кто вы, откуда и как ваше имя, – дотошно интересовался зомби.

– Я не могу сказать, кто я, но я действительно намерен купить у него дракона, – уверенно говорил незнакомец.

– Подождите, – слуга закрыл смотровое окно. Не спеша, он побрёл туда, где содержались детёныши драконов. Он шёл, опустив голову, медленно переставляя ноги.

Балакур Дерикс, хозяин крепости, в это время находился в яслях, там, где обитали малыши драконов. Он внимательно наблюдал за тем, как слуги-люди и слуги-зомби ухаживают за его бесценным товаром. Одни зомби чистили вольеры, другие нежно мыли крылья, тела, хвосты и лапы молодых животных. А люди, одетые в доспехи, очень бережно и тщательно мыли и вытирали пушистыми полотенцами головы и шеи этих драгоценных созданий, тела же их осушались веерами. Для этого были ещё одни зомби, которые плавно обмахивали детёнышей веерами, пока вода не высыхала полностью. Драконы были ещё маленькими, и за ними нужен был поистине родительский уход. Слуга-зомби, который только что разговаривал с загадочным покупателем, подошёл к торговцу и тихо промолвил:

– За воротами какой-то человек желает вас видеть.

Балакур оторвал взгляд от прекрасных животных и пристально посмотрел на него.

– Меня желает кто-то видеть? – удивился он. – Кто бы это мог быть? Сегодня я никого не жду. Этот человек назвал своё имя, из какой он семьи и откуда прибыл?

– Нет, – глухо ответил слуга.

– Очень, очень странно, – задумчиво проговорил торговец. – Но он хотя бы сказал, для чего я ему нужен?

– Только это он и сказал, – так же медленно и глухо продолжал слуга. – Он желает обсудить с вами вопрос о покупке дракона, – растягивая слова, отвечал зомби.

И несмотря на то что человек не назвал своего имени, откуда он и какого рода-племени, Балакур отправился встречать покупателя. «Что это ещё за новый подход к делу?» – шагая, бормотал он. Раньше никто никогда не посещал его без предварительной договорённости, это мог делать только его правитель, но тот ни разу не прибывал без свиты. Торговец был заинтригован. Покупка дракона – это не обычная сделка. Это серьёзный расчёт всех «за» и «против», ведь приобретение и содержание дракона – дорогое удовольствие, на ходу размышлял он. «Люди выбирают себе дракона определённой породы. Отправляют мне письмо, спрашивая, есть ли те или иные детёныши или подростки, а только потом, после моего положительного ответа, приезжают для того, чтобы выбрать себе питомца. Никто и никогда ещё не посещал меня без моего приглашения. Я должен был подтвердить, есть ли у меня нужный покупателю зверь. Неужели кому-то настолько срочно нужен мой товар? Да мне просто не терпится посмотреть на этого клиента». Увидев начальника охраны, который бежал к нему, торговец ускорил шаг. Начальника охраны звали Бугай Ферд. Это был человек исполинского телосложения: смятый нос, массивная нижняя челюсть, чёрные глаза под густыми бровями, прожигающий свирепый взгляд и огромные кулаки выдавали в нём человека сурового, готового в любой момент ринуться в бой. Они встретились недалеко от ворот.

– Известно, кто так неожиданно к нам пожаловал, да ещё и без приглашения? – спросил Балакур.

– Я не знаю, – переводя дух, ответил Ферд. – Он появился у ворот внезапно. Откуда он взялся, неизвестно. Я послал старого зомби проверить, кто он такой и чего желает. А сам побежал к смотрящим на башне. Охрана оглядела весь периметр крепости на триста локтей вдаль, но ничего подозрительного не заметила. Вокруг нет ни единой души, ни его слуг, ни сообщников, ни каких-либо средств передвижения, и даже животных нет. Как он смог оказаться у ворот незамеченным, никто не знает.

– Интересно, – забеспокоился торговец, – имя он своё не назвал, не сказал, откуда он. Но как можно подойти к воротам крепости настолько близко и не быть обнаруженным стражей? Это что-то новенькое. Для начала надо выяснить, кто он такой, какой дракон ему нужен, а потом, может быть, и узнаем, как ему удалось оказаться у крепости так близко и почему никто из охраны этого не увидел. Кто же он – загадочный покупатель, и что же ему нужно?

– Может, не стоит открывать ворота, – предложил Бугай, – а побеседовать с незнакомцем через смотровое окно? Коли этот господин не счёл нужным предупредить вас о своём прибытии, пусть он останется снаружи. Я думаю, не стоит его впускать, возможно, это опасно. И я, как начальник вашей охраны, категорически против того, чтобы незнакомец заходил сюда, на территорию крепости.

– Нет, так нельзя делать, – Балакур покачал головой, – это невежливо. Недопустимо грубо обращаться с клиентом, а с врагом тем более, если, конечно, он действительно враг. Хотя, – вновь задумчиво произнёс торговец, – всё это очень, очень странно.

Подойдя к воротам, он подал сигнал, чтобы их открыли. Заработал механизм отпирания, ворота шевельнулись, и створки медленно поползли в стороны. Но в то же время цепь-ограничитель не дала им широко распахнуться, они отворились ровно настолько, насколько было необходимо для того, чтобы гость вошёл внутрь.

– Заходите, – почтительно произнёс торговец. – С кем имею честь разговаривать?

Вошедший промолчал. Торговец сделал вид, что этого не заметил, и, не мешкая, начал расхваливать свой товар.

– У нас большой выбор разных пород. Всё, что пожелаете.

Человек, войдя во двор крепости, незаметно для окружающих осмотрелся. Ворота немедленно за ним закрылись. Одет он был в чёрный кожаный длинный до пят плащ с большим капюшоном, закрывавшим голову и лицо гостя. Балакур кивком подал знак начальнику охраны, чтобы тот держал наготове волшебную палочку и не спускал с посетителя глаз. А сам быстро, но чётко продолжил расхваливать свой товар.

– Есть почтовые, есть для охраны, есть транспортные и игривые карликовые драконы. Есть специальные для преследования жертв, чрезвычайно свирепые клыкастые драконы породы медрагон – они самые популярные. Есть драконы бойцовых пород, их несколько видов. В драконовых боях участвуют в большинстве своём драконы, которые были куплены у меня. Бои драконов очень популярны в местном народе. От желающих увидеть эти состязательные зрелища
Страница 2 из 13

отбоя нет. Все идут посмотреть на схватки дракона с драконом, на бой дракона с каким-то другим чудовищем, а также на состязания огромных человекоподобных существ с драконом, к счастью, есть ещё такие глупцы, которые решаются на это безумие. Ну и показательные казни, конечно же, не обходятся без моих питомцев, их устраивает его могущество Люциферус, принародно казня своих неверных слуг. Эти расправы вызывают особый интерес у тёмной публики. Когда происходит такое событие, все трибуны забиты до отказа. Кто же откажется посмотреть на такое зрелище.

Вдруг покупатель подступил к Балакуру практически вплотную, и чтобы никто другой, кроме торговца, не мог его слышать, тихо сказал:

– У меня к вам деликатная просьба, и лучше, чтобы об этом знали только вы и я.

– Как вам будет угодно, – так же тихо ответил удивлённый торговец.

– Для вашей же безопасности, – настаивал загадочный гость, – никто не должен знать об этом.

Балакур почувствовал небольшую тревогу.

– Мне необходим необычный дракон, – продолжал покупатель.

– Внимательно слушаю вас, – Балакур почтительно склонил голову.

Но в этот момент что-то удивило и насторожило его: голос посетителя – с ним было что-то не так.

Несмотря на это, он учтиво продолжил:

– Всё, что изволите.

Клиент, помолчав немного и посмотрев на начальника охраны, еле слышно проговорил:

– Мне нужен гигантский бронехвост, именно за ним я и прибыл к вам.

Балакур с трудом разобрал его шёпот, но когда понял, что желает купить клиент, до ужаса испугался, сердце в его груди заколотилось с огромной силой.

– Гигантский бронехвост, – торговец с трудом сдержал волнение. – Я правильно вас понял?

Покупатель утвердительно кивнул.

– Даже карликовых невозможно достать, – испуганно вымолвил Балакур. – И, к вашему сведению, всех боевых драконов желает покупать сам его могущество Люциферус. Он обещал хорошо заплатить за каждого. А они, чтобы вы знали, стоят чрезвычайно дорого.

– Я это знаю, – невозмутимо ответил гость и добавил: – Я также знаю, что этих драконов уже много столетий другим торговцам не удаётся найти, но я точно знаю: вы можете их достать. Мне известно, что они настолько редки, что за детёныша боевого дракона ваш Люциферус обещал заплатить вам пятьсот тысяч сентерцев. Ведь именно эту сумму вам обещал правитель тёмных сил?

Балакур был ошарашен такой осведомлённостью незнакомца, но промолчал, стиснув зубы, усиленно стараясь понять, кто на самом деле к нему пожаловал. К тому же голос гостя с того момента, как он услышал его, не давал ему покоя, что-то в нём было не так. Балакур молчал. Он не хотел говорить с неизвестным ни о боевых драконах и ни о том, что обещал ему его могущество. Его словно парализовало в этот момент. Посетитель не стал дожидаться ответа и неожиданно сказал:

– Я готов дать за него тройную цену.

Торговец, услышав такое предложение, моментально очнулся, едва сдержав возглас удивления. Но в ту же секунду тревожные мысли ещё яростней закрутились в его голове. «Кто он такой? Откуда он знает, сколько тёмный правитель обещал денег за боевого дракона? Не с тайной ли проверкой от свирепого Люциферуса прибыл этот человек? Кто же всё-таки он такой, ведь даже его лица не видно?» Через некоторое время торговец взял себя в руки, успокоился, рациональное мышление вновь к нему вернулось. «Нет, он не из тайной стражи, – подумал он. – Те не настолько умны. К тому же они вряд ли могли говорить о своём господине столь непочтительно. Этот человек не простой покупатель и не проверяющий», – продолжал размышлять Балакур и, пригласив того отойти подальше от Бугая Ферда, вопросительно произнёс:

– То, что вы предлагаете за боевого дракона, огромная сумма, целое состояние, неужели вы готовы заплатить за него столько денег? Тройная цена – это невероятная сумма, – повторил он.

Гость в знак согласия уверенно кивнул. У торговца по спине пробежали мурашки. «Надо всё же быть осторожней с такими разговорами, – подумал он. – Попробую я хорошенько прощупать этого незнакомца, конечно же, я откажу ему, и даже не намекну, что могу продать ему бронехвоста». Но, не желая упустить потенциального покупателя, Балакур неожиданно предложил:

– Может, для начала вы посмотрите на тот товар, который сейчас есть в наличии?

– Я думаю, не стоит, – спокойно возразил покупатель. – Мне необходимо купить только того дракона, о котором я вам говорил.

Всё это время начальник охраны не сводил взгляда с гостя и скрытно за запястьем держал наготове свою волшебную палочку, поэтому её нельзя было заметить. Такой приём знали только хорошо обученные профессионалы. Он готов был в любую секунду пустить её в ход, но незнакомец вёл себя сдержанно и не давал ни малейшего повода для беспокойства.

– Пойдёмте со мной, я настаиваю, – начал умолять продавец драконов.

Гость, немного подумав, согласился. Не потому, что его могли заинтересовать другие животные, а для того, чтобы подыграть торговцу, расположить его к себе и поближе с ним познакомиться. Балакур понял: перед ним не враг или человек со странностями, желающий приобрести живую военную игрушку, а умный, серьёзный и знающий толк не только в драконах, но и в деликатном обращении с нужными деловыми людьми покупатель. Но всё-таки что-то в нём настораживало, гость-покупатель действительно был странный. Торговец повёл его показывать свои владения – ему хотелось произвести на клиента хорошее впечатление.

* * *

Необычная крепость, которую давным-давно построили предки торговца, находилась в долине на большом возвышении. На её строительство они не жалели ни сил, ни средств. Размер крепости был таким внушительным, что при желании в ней мог разместиться небольшой город. Крепость строилась с размахом только для того, чтобы на многие тысячелетия вперёд семья Дериксов могла безопасно вести своё дело.

В крепости находился огромный дом, в котором проживал нынешний её владелец. В многочисленных пристройках обретались охрана, работники, слуги-люди и слуги-зомби. Здесь же находились хозяйственные постройки, загоны, где содержались драконы и живой корм для них, а также поля для взлёта и приземления драконов, озёра с кристально чистой водой, подземные хранилища и многое, многое другое, что было скрыто от посторонних глаз. Все эти сооружения были окружены неприступными крепостными стенами со специальными широкими бойницами, чтобы драконы, защищая крепость, могли высовывать через них свои огромные головы и посылать смертоносный огонь в неприятеля, который рискнул бы подступить к стенам. А высота двухсот пятидесяти смотровых башен позволяла просматривать небо и территорию вокруг крепости на огромные расстояния. Но эти башни служили ещё и для чего-то другого, таинственного, о чём «знающие» люди боялись даже заикнуться. Тайну башен знали только наследники рода Дериксов, но они ни с кем никогда об этом не говорили. С высоты птичьего полёта всё сооружение напоминало большой пятиугольник. Это величественное сооружение, вероятно, было создано не только для того, чтобы в нём безопасно содержать драконов, но и для чего-то другого. Потому что огромные стены больше защищали тех, кто был снаружи крепости. А попытка проникнуть в неё с дурными намерениями грозила
Страница 3 из 13

немедленной смертью безумцу или грабителю.

* * *

Торговец и покупатель начали осмотр живого товара. Драконы всевозможных пород содержались по одному в просторных вольерах.

– Посмотрите, какой великолепный выбор, – не умолкая, говорил Балакур.

Он хорошо знал толк в своём деле. Торговец говорил не переставая, и вся его речь была приятна и по сути и по тону. Среди многих торговцев драконами только Балакур имел блестящую репутацию. Он вглядывался в глаза покупателей и замечал, когда его слова достигали цели. Но в этот раз торговец не мог разглядеть лица спутника. «Как же мне узнать, доволен покупатель или нет? – думал он. – Как мне его найти, если он сейчас ничего не выберет? Клиент не представился. Как мне его называть? А если я встречу его на улице, будет невежливо не поздороваться с ним. Надо как-то его запомнить. Ладно, попробую запомнить его походку, его телосложение, его осанку. Запомнить, запомнить всё, что можно. Надо только подольше с ним пообщаться. И голос, голос этого незнакомца, что-то в нём не так».

– Вот, к примеру, прекрасный почтовый дракон, – живо продолжал расхваливать торговец своего питомца. – Он небольших размеров и всегда прилетит туда, где его хорошо кормят и любят, то есть к вам, если вы его купите. Разве можно не обожать такую прелесть, – Балакур попытался выдавить из себя слезу, но у него ничего не получилось. Приём не сработал, но клиент этого не заметил.

– Вы можете брать этого дракона всегда с собой, когда путешествуете. Если вам необходимо отправить весточку домой, он моментально отнесёт её и немедленно вернётся туда, где вы находитесь. Эти драконы невероятно преданы одному хозяину. Его любовь к вам будет безгранична. И не стану хвастать, но мои почтовики самые выносливые, ни у кого другого вы не купите такого сильного зверя, как у меня. К тому же они умны и милы, а главное, как мне думается, понимают человеческую речь, только говорить не умеют.

Дракон действительно выглядел забавно. Небольших размеров, ласковый и игривый, он бегал по вольеру, махал своими перепончатыми крыльями и вилял хвостом. Всем своим видом как бы говорил клиенту: возьми меня, возьми меня, я тебе пригожусь. Покупатель покачал головой, соглашаясь, что это очень хороший дракон. Балакур понял: возможно, однажды этот загадочный человек вернётся и купит себе такого же.

– Пойдёмте, я покажу вам дракона для охраны породы церберус, – учтиво предложил торговец и подошёл к другому вольеру.

Балакур внимательно следил за всеми движениями клиента. Он запомнил его рост, осанку, его стать, выдававшую в нём воина. От него не ускользнуло и то, что клиент контролировал всю обстановку вокруг себя. Никто не мог бы подкрасться к нему сзади, возможно, это было отработано у него с раннего детства. Ничто не прошло мимо проницательного взгляда умелого продавца. Они шли к вольеру, где содержали взрослого церберуса. Это был дракон большого размера. На его шее сверкал начищенный до блеска широкий железный ошейник. От ошейника тянулась такая же блестящая крепкая цепь. Цепь была длинная и крепилась к кольцу, торчащему из стены. Огромный вольер позволял находиться от животного на большом расстоянии, и дракон не мог дотянуться до людей, разглядывающих его. Когтистые лапы дракона, его зубастая пасть и длинный хвост, похожий на хлыст, говорили о том, что если кто-то попытается влезть туда, куда не следует, а охранником там будет этот дракон, то непрошеному гостю совсем не поздоровится.

– Он огнедышащий, – подсказал Балакур. – Ни одному вашему врагу не удастся подлететь на метле к дому, где вы живёте. Его пламя испепелит метлу и того, кто на ней прилетит. Эти драконы видят в темноте, их нюх безупречен, никто не сможет подобраться к вам близко незамеченным. Их хватка смертельна. Оденьте его в броню, и ему будут не страшны даже воздействия волшебных палочек.

Дракон перетаптывался с одной лапы на другую, помахивал хвостом и грозно смотрел на чужака.

– Драконы этой породы всегда такие с незнакомцами, – добавил торговец. – Этот дракон мой, он не продаётся. Но у нас есть малыши этой породы. Вы можете выбрать себе любого. Потом, когда вы его вырастите и приручите, он будет добродушней и, конечно же, предан только вам. Кормите его постоянно в одно и то же время, и он никогда не возьмёт пищу у чужаков. Если дракон не голодает, его никто не сможет прикормить для того, чтобы подобраться к вам незамеченным.

Из пасти дракона вырвалось пламя.

– Во как, – радостно вскрикнул торговец, – чувствуете, какой жар?

– Прекрасный дракон, – покачав головой, сказал покупатель.

– Пойдёмте, я покажу ещё один отличный экземпляр, – и Балакур повёл таинственного человека к вольеру, где находился третий дракон, гораздо больше предыдущего.

– Это медрагон для драконовых боёв. С ними также сражаются всякие чудаки, вроде троллей, пробуют свои силы, глупые создания, по-моему, я уже вам говорил об этом. И, естественно, эту породу используют для развлечения толпы, скармливая им государственных преступников. Его могущество Люциферус устраивает иногда такие показательные казни. Только мётлы преступникам, конечно, дают подпиленные, чтобы они не могли быстро летать. А вот мы уже и пришли.

То, что находилось в вольере, выглядело устрашающим, жутким, зловещим. Огромная пасть, полная острых зубов, которые отрастали вновь, если дракон ломал их. Верхние клыки были настолько большими, что казались длинными саблями. Клыкастый дракон поражал всем своим видом. Шея, спина и хвост его были покрыты костяными шипами. Они начинались у самой головы и располагались вдоль всего позвоночника до самого кончика хвоста. Всё тело зверюги было покрыто широкими костяными чешуями. Длинные когти на лапах, большие сильные крылья говорили о том, что не стоит ждать пощады тому, кто окажется на пути этого чудовища. Балакур смотрел на него, как на любимое создание.

– Как он хорош, – пробормотал торговец, – разве он не прелесть? Единственное неудобство – из-за шипов летать верхом на нём нельзя. В остальном он безупречен.

И вновь покупатель покачал головой, соглашаясь:

– Да, он прекрасен.

Всё, что он видел, было великолепным. Но всё это не шло ни в какое сравнение с драконом драконов, который был ему необходим, и загадочный покупатель желал купить только его. Неожиданно гость повернулся к хозяину крепости и настойчиво сказал:

– Мне нужен только гигантский бронехвост.

Торговец не поверил своим ушам. Он показал ему таких замечательных животных. А тому всё ещё хочется то, что почти невозможно достать. Боевой дракон – это очень серьёзно. Их сейчас нет. Бронехвосты, они особые, их не выведешь в фальшивых пещерах: ни карликовые, ни гигантские бронехвосты не могут размножаться в местах, где не селились когда-то их предки. Боевые драконы свободолюбивы, они плодятся только там, где находятся их горы, где обитали они всегда, куда зовёт их природа. И если дракон приручён, ему уже не суждено иметь ни подруги, ни потомства, ни родины. Он будет предан только своему хозяину. Остальное для него перестанет существовать.

– К тому же его могущество Люциферус приказал мне сразу же докладывать ему, если будет обнаружено гнездо, где должен появиться на свет боевой дракон.

– Мне это тоже известно, –
Страница 4 из 13

ответил гость.

– Но для чего он вам? – задал глупый вопрос хозяин крепости. – Их очень трудно, нет, их просто невозможно достать. Эти драконы – оружие, они необходимы только для войны. Если кто-то и найдёт бронехвоста, то продаст его только для личной охраны или армии тёмного правителя.

Покупатель был готов к этим словам и задал Балакуру провокационный вопрос:

– Вы дали слово этому вашему Люциферусу, что только ему будете продавать гигантских бронехвостов?

– Нет, – быстро ответил торговец, – в этом нет необходимости.

– Значит, вас не связывает никакая деловая договорённость с правителем тёмных сил? – продолжал интересоваться клиент.

– Нет, – подтвердил торговец, – я же вам сказал, в этом нет необходимости.

Ему стало неловко от того, что незнакомец переигрывает его в словесной дуэли. Такого раньше никогда не было. К тому же было видно, что человек каким-то образом заранее знал ответы на эти вопросы. «Кто же он такой?» – вновь мелькнуло в голове Балакура.

– Даю четыре цены, – произнёс покупатель.

– Чее… чет… тыре… цены, – заикаясь, вымолвил торговец. – У вас есть такие деньги?

– Я буду платить не деньгами, – ответил покупатель. – Я дам вещь гораздо большей ценности, чем эти четыре цены.

И он осторожно вынул из кармана плаща небольшой кожаный кошель. Делал он это медленно, чтобы начальник охраны, который находился почему-то уже на довольно большом расстоянии от них, но всё видел, случайно от нервного напряжения не применил бы свою волшебную палочку, которая была наготове у него за запястьем. Её, как мы говорили, не было видно, но загадочный посетитель, неизвестно откуда, всё же знал о ней. Покупатель, как бы испытывая любопытство торговца, медленно раскрыл кошель и осторожно протянул его Балакуру. Продавец, также не спеша, словно опасаясь, что из кошеля выпрыгнет ядовитый шип, заглянул в него и обомлел. В кошеле находились бесценные кимберлитовые камни, несколько штук. У торговца закружилась голова. Но он быстро взял себя в руки и уже серьёзно спросил:

– Кто вы такой, откуда вы? И как к вам попали эти сокровища?

Балакур не был глупцом, но необычность просьбы и несметные богатства загадочного покупателя сделали его таким. Никто никогда так просто не пытался покупать у него боевых драконов. Бронехвосты были настолько дорогим и редким товаром, что их могли позволить себе только обладающие несметным богатством и неограниченной властью правители. Но правители не путешествовали в одиночку, без охраны. Один из них был верховный колдун его могущество Демонис Люциферус, который правил Горгуландией, тёмной частью призрачного мира. Он сам лично, по непонятной для торговца причине, прилетал в его крепость со своей свитой. Но перед тем как появиться здесь, заранее присылал целый отряд своей охраны. Обычно это были самые высокопоставленные офицеры тайной стражи, которые предупреждали торговца о прибытии важного гостя, проверяли крепость и её окрестности на выявление врагов своего господина. И только после этого прибывал их правитель. А этот непонятный клиент очутился у его ворот один, без предупреждения и охраны, имея в своём кошеле такие бесценные сокровища, которые могли творить разные чудеса.

* * *

О, эти желанные кимберлитовые камни! Даже с помощью одного из них можно было продлить жизнь жителю волшебного призрачного мира минимум на десять столетий. Притом что после воздействия камня на организм счастливчика волшебник по своему желанию мог возвратить свою молодость, стоило ему только подумать об этом. Он вновь становился таким же молодым и сильным, как в те годы, когда ему было двадцать пять, тридцать лет, и к тому же на всё время действия камня. И при этом у него сохранялся опыт всей его прошлой жизни. Были случаи, когда камень попадал к немощному старцу на смертном одре, на последнем дыхании он проглатывал этот камень, и, к радости многих, а может быть, и немногих, в мгновение ока кимберлит возвращал старцу его молодость и пыл жизни, которые сохранялись ровно тысячу лет. И только тогда, когда срок действия камня заканчивался, человек вновь начинал стареть. Это старение продолжалось лет двести и было сигналом, для того чтобы он вновь мог позаботиться о том, чтобы раздобыть новый волшебный камень. Ах, этот кимберлитовый камень, хотя он и не был философским, но часть его магической силы всё же содержал в себе. Любой богач не пожалел бы всех своих сокровищ в обмен даже на один подобный камень. Ему было известно: вернув свою молодость на тысячу лет, имея за спиной огромный жизненный опыт, знания и умение решать дела, он с лёгкостью вернёт все свои богатства, и гораздо быстрее, чем он делал это при основной жизни. И жить в своё удовольствие, наслаждаясь своей новой жизнью долго и счастливо.

* * *

Торговец пришёл в себя.

– Кто вы такой? – испуганно спросил Балакур. – Если вы откажетесь отвечать, наш разговор будет окончен, и мы больше никогда не встретимся.

Было видно, что посетитель колеблется. Торговец подождал некоторое время и серьёзным тоном сказал:

– Прощайте, мой слуга вас проводит, – и он взглядом указал на Бугая Ферда, который стоял вдалеке, но всё видел. – Я дам ему команду, и он проводит вас за ворота.

– Подождите, – гость отодвинул капюшон, и торговец наконец-то увидел его лицо. Вот что с самого начала смущало его: перед ним стоял юноша лет пятнадцати. Мысли неистово стали бурлить в голове торговца. «Это юноша, прекрасно разбирающийся в драконах, – нервно думал Балакур, – его непомерная смелость, кимберлитовые камни…»

– Но кто вы такой? – ещё раз переспросил торговец.

Юноша осторожно расстегнул верхнюю пуговицу плаща и достал круглый медальон, висевший у него на шее. То, что там было изображено, повергло торговца в трепет. Это был герб правителей Атлантии, светлых сил их призрачного мира. На круглом медальоне был изображён старинный рыцарский щит, в середине которого находилась золотая молния, от неё в разные стороны расходились сияющие лучи. «Герб рода Маггроу», – промелькнуло в голове торговца. Балакур хотел было склониться перед гостем, но тот тихо сказал:

– Прошу вас, не делайте этого. Меня зовут Парацельс, Парацельс Маггроу, и никто не должен знать, что я был у вас. Всё это должно остаться в строжайшей тайне. Для вашей же безопасности будет лучше, если никто не узнает о моём посещении вашей крепости и о нашем сегодняшнем разговоре.

– Но вы так молоды, – начал возражать Балакур, – можете ли вы принимать такое решение, как платить за дракона кимберлитовым камнем? Позволит ли ваш отец отдать его мне?

Парацельс улыбнулся:

– Если вам известно, что за человек мой отец, то вы должны знать: его честь превыше всех богатств мира. Я, его наследник, также соблюдаю все правила кодекса чести нашей семьи. И если я пообещал вам отдать взамен боевого дракона кимберлитовый камень, значит, так тому и быть.

Юноша был молод, но рассуждал как взрослый человек.

– Как мне тайно найти вас, когда у меня появится нужный вам дракон? – прошептал торговец. Это означало, что Балакур согласился на сделку.

– Меня не надо искать, – ответил Парацельс. – Как только дракон окажется у вас, я сам появлюсь, до свидания.

Юноша накинул капюшон, и лица его вновь стало не видно, он
Страница 5 из 13

повернулся и поспешил к выходу. У торговца от волнения в голове всё перемешалось. Кровь била в виски, мысли путались. Здравомыслие покинуло его. Балакур поспешил за ним.

– Может быть, вы останетесь ненадолго, откушаете со мной, – стал уговаривать торговец.

Ему очень хотелось познакомиться с Парацельсом поближе. Но тот быстрым шагом шёл к воротам. Балакур почти бежал за ним. Торговец издали дал знак охране, чтобы те немедленно открыли ворота. Ворота вновь открылись не полностью, создав небольшое пространство для выхода.

– Прошу меня простить, – вежливо сказал гость догоняющему его торговцу и вышел из крепости. Начальник охраны бежал вслед за ними, но торговец взмахом руки приказал ему не подходить близко. Бугай Ферд сделал то, что ему велели. Он находился далеко от ворот и не понимал, что происходит. Балакур ещё раз сделал попытку проявить гостеприимство.

– Я вас очень прошу, не отказывайтесь принять моё приглашение отобедать со мной.

Но у юноши, который уже был за воротами, в вытянутой руке оказалась метла. Он вскочил на неё и взмыл в воздух. Мгновение, и покупатель уже скрылся из виду за облаками. «Вот это метла, – подумал Балакур. – Теперь понятно, почему его никто не увидел в то время, когда он подлетал к крепости. Я ещё ни разу не встречал настолько быстрых мётел. Где же такую можно купить? Ладно, спрошу у него в следующий раз, когда он прилетит ко мне за своим драконом», – тяжело соображая, думал торговец.

А в это время Парацельс Маггроу, сын Орланда Маггроу, правителя светлых сил призрачного, или, как говорят иные, параллельного, мира, могущественного мага, Великого магистра Ордена Алладора, летел в замок своего отца, для того чтобы поделиться с ним замечательной новостью – у их армии вскоре появится свой боевой дракон.

Глава вторая

Разговор с отцом

Вернувшись в свой родовой замок, Парацельс, как маленький мальчишка, побежал к отцу. Верховный маг Орланд Маггроу находился в главной башне замка, в своём рабочем кабинете. Кабинет представлял собой огромное помещение, заставленное различными магическими предметами. Высокий сводчатый потолок был украшен множеством небесных светил, которые загорались сами, как только солнце скрывалось за тучами или заходило за горизонт. Огромные окна-витражи пропускали в кабинет много дневного света. Из помещения было видно всё, что происходило снаружи, но с улицы через эти хрустально прозрачные стёкла невозможно было увидеть что творилось в кабинете. И даже ночью они скрывали яркий свет, который исходил с потолка. К тому же эти стёкла были необычайно крепкими, разбить их было абсолютно невозможно. Если бы дракон, нёсший в своих лапах огромную скалу, швырнул её в одно из этих окон, то скала разлетелась бы в щебень, а на стекле не осталось бы даже и царапины. Парацельс, вбежав в кабинет, увидел отца, работающего с огромным магическим хрустальным шаром. В шаре мелькали картинки событий, проходившие много тысячелетий назад. Отец любил историю и, когда у него было свободное время, подолгу сквозь призму шара изучал события, случившиеся в прошлом. «Кто знает историю, – часто говорил он, – тот может избежать ошибок в будущем и по сути сможет управлять своим будущим». История была его страстью.

Вбежав в кабинет верховного мага, юноша, увидев его за любимым занятием, остановился, поклонился, чуть опустив голову, и, выдержав небольшую паузу, вымолвил:

– Здравствуй, отец, прости, что отрываю тебя от твоего дела, но у меня есть отличная новость.

Парацельс был настолько взволнован, что не заметил привидение, которое находилось в кабинете и парило в воздухе. Это был старый Бертон, так звали привидение в образе дряхлого старичка с густой и длинной до пояса седой бородой. Но многие называли его по имени – Леонид, выказывая этим ему огромное уважение. Он находился на расстоянии пяти локтей от шара, как бы лежал в воздухе спиной к потолку, скрестив ноги и заложив руки за голову. Привидение еле слышно комментировало то, что показывал хрустальный шар. А Орланд Маггроу в это время рассматривал один из интереснейших эпизодов давней войны и с упоением слушал поучительный рассказ старого Бертона.

– Кто это? – послышался голос привидения. – Неужели это наш малыш Парацельс? – обрадовался старичок. – Как дела в Академии?

– Здравствуйте, уважаемый Бертон, – сказал удивлённый юноша, – простите, что я сразу не заметил вас. В Академии всё отлично. Как раз начали изучать теорию магической разведки по вашему учебнику.

– Неужели? – саркастически усмехнулся старичок. – И сколько уже прошли?

– Буквально только приступили, – смутился юноша.

– Гмммм, – задумчиво вымолвило привидение, – если только начали изучать и только ещё приступили, – шутливо и в то же время строго сказал Леонид Бертон, – то пока вам простительно быть таким невнимательным. Ну а в будущем вы должны видеть и замечать всё, куда бы ни был направлен ваш взгляд, – запомните это, молодой человек. Извините, дорогой Орланд. Оставлю вас наедине с сыном, вижу, он желает поведать вам какую-то невероятно важную новость. Слышу, как бьётся его сердце.

Сказав это, привидение дружелюбно подмигнуло Парацельсу и исчезло в стене. Верховный маг, улыбнувшись, посмотрел на сына:

– Слушаю тебя, мой дорогой. Какую срочную новость ты решил рассказать мне?

– О, это отличная новость, – радостно повторил молодой волшебник.

– Наконец я добился своего, и уже скоро сбудется моя мечта: у нашей армии вновь появится свой боевой дракон.

Эта новость не удивила верховного мага, он только ласково посмотрел на сына и спокойно сказал:

– В наше время почти невозможно раздобыть гигантского бронехвоста, но тебе, насколько я знаю, всё-таки удалось договориться о его покупке, пообещав Балакуру Дериксу кимберлитовый камень.

– Неужели тебе уже всё известно? – юноша был явно раздосадован.

– Конечно, – ответил тот, – и меня очень беспокоит, когда неопытный молодой человек, для того чтобы получить желаемое, залетает вглубь вражеской территории один, без охраны. И вдобавок ко всему обещает заплатить за дракона четыре цены. Но будет платить не деньгами, а кимберлитовым камнем. Но и это ещё не самое страшное, самое ужасное в том, что он берёт с собой несколько этих камней и показывает их жителю Горгуландии, где правит враг всего разумного. Ты не забыл, что этот правитель наш злейший враг? Мне страшно подумать о том, что если бы Балакур приказал схватить тебя и передал бы в лапы тайной стражи. Неужели была столь веская причина рисковать собственной жизнью?

– Но отец, – взволнованно возразил юноша, – тебе должно быть известно, что сейчас, когда этот тиран Люциферус очень нуждается в боевых драконах, сделает всё для того, чтобы детёныш, который должен появиться в ближайшем будущем, достался ему. Но, к счастью, ему неизвестно, у кого из торговцев драконами появится этот бронехвост. Потому-то он и объявил за него такую невероятно огромную цену. И, возможно, через какое-то время он начнёт увеличивать её в несколько раз. Единственное, чем он не сможет заплатить за дракона, это кимберлитовый камень. Он и есть наше преимущество, которым я воспользовался. Но если злобный колдун сможет заполучить этого дракона, перевес сил будет на
Страница 6 из 13

его стороне. А мы не должны допустить этого. В этом тысячелетии этот детёныш будет последним, а следующий может появиться лет через пятьдесят, не раньше. И это произойдёт только в том случае, если не возникнет каких-либо непредвиденных обстоятельств.

При этих словах верховный маг как бы опомнился и, указав рукой на кресло, предложил сыну сесть. Парацельс воспользовался его приглашением и расположился в мягком удобном кресле. Он сильно устал, совершая за короткое время очень длинные перелёты. Летать на новой сверхбыстрой метле для Парацельса было делом уже привычным. Он был одним из немногих, кому приходилось испытывать её ещё на стадии разработки. Но когда перелетаешь на вражескую территорию, сильно рискуешь. А это требует определённого не только физического, но и психического напряжения, от которого необычайно устаёшь. Орланд прекрасно видел накопившуюся усталость в глазах сына. Верховный маг продолжил по-отцовски распекать его.

– Ты летал на враждебную территорию и даже не позволил охране сопровождать тебя, это очень опасно. Тайная стража так и норовит схватить кого-нибудь из атлантов. Ты ещё молод, и тебе не стоит одному бывать там даже ради боевого дракона. У тебя нет пока опыта тайных боевых операций. Твоё безрассудство могло привести к печальным последствиям.

Верховный маг замолчал, обдумывая дальнейший разговор.

– Ты, конечно, прав, отец, – Парацельс воспользовался заминкой, – я сильно рисковал, залетая во враждебную для нас тёмную часть нашего мира. Но так случилось, что гигантские бронехвосты селятся только на их территории. Я долго размышлял и понял: мне надо действовать. Ведь для того чтобы уметь воевать, надо воевать. У меня не было времени ждать, когда начнётся серийный выпуск наших сверхбыстрых мётел. Надо было действовать немедленно. А лететь с охраной на обычных мётлах я не рискнул. Да и будь со мною хоть кто-то из охраны, меня вряд ли бы могли впустить в крепость. Мне только вчера стало известно, что детёныш бронехвоста должен появиться у Балакура Дерикса. Но когда он точно появится на свет, мне не было известно. Мы не должны его упустить. И я отправился в крепость торговца. Я опасался возможных враждебных действий Балакура, но ошибся, думая о нём плохо. Когда я с ним познакомился, моё мнение о нём стало совершенно другим. Но перед тем как я только собрался лететь к нему, я придумал очень дерзкий и рискованный план. Я думал, он сработает весь, но его пришлось дорабатывать по ходу дела. Я точно знал, что без личного приглашения Балакура Дерикса нельзя войти в его крепость. Поэтому я и прибыл один. Одинокий человек у ворот крепости, желающий приобрести дракона, – это должно было сбить с толку его охрану. Она проверила все примыкающие к крепостной стене земли и не обнаружила никого кроме меня. Естественно, это должно было заинтриговать Балакура, наверно, поэтому он и захотел узнать, кто я такой, и приказал впустить меня. Оказавшись внутри и выбрав момент, чтобы нас никто не мог слышать, я сказал о том, что мне нужен гигантский бронехвост. Возможно, он был поражён моей просьбой. И начал утверждать, что такого дракона у него нет. Когда я предложил ему деньги, три цены, потом четыре, он всё равно продолжал бояться меня и не соглашался на сделку. И это было правильно с его стороны. Он никак не выдал себя. Не было даже намёка на то, что у него в скором будущем может появиться детёныш бронехвоста. Мне пришлось до последнего скрывать, кто я. Если бы я сразу назвал своё имя, об этом могла узнать охрана крепости. И не исключено, что среди неё может быть информатор тайной стражи. И тогда моя сделка с торговцем никогда уже не смогла бы состояться. Возможно, после этого он даже мог отдать приказ, чтобы меня схватили. И это я также не мог исключить. Я полагал: как только я покажу ему горсть кимберлитовых камней, он поймёт, что я не враг, раз доверяю ему настолько, что показываю ему такие несметные богатства. И его желание получить хоть один камень из моего кошеля заставит заключить со мною договор. Но, к сожалению, я ошибся. Это была единственная ошибка, которую я не предвидел. Он пришёл в страшное смущение и даже отказался говорить со мною, пока я не скажу ему, кто я такой и как ко мне попали все эти сокровища. Наверняка он сильно пожалел о том, что впустил меня в крепость. Он уже было распрощался со мною. Честно говоря, я испугался, думая, что моя сделка с ним сорвалась. Говорить ему своё имя в тот момент было неправильным. Он попросту мог бы не поверить мне. И я подумал: мой фамильный медальон, он всегда со мною. Поэтому я решил осторожно, чтобы никто не увидел, показать его Балакуру. В этот момент произошло самое невероятное. Как только он увидел медальон, то вздохнул спокойно, поняв, что ему ничего не угрожает. И тут же согласился на сделку. А дальше всё пошло так, как я и планировал. Возможно, я всё преувеличил, и он бы никогда не стал меня арестовывать. Кроме него, никто не знает, что я из Атлантии. О том, что я твой сын, он будет молчать. И уж тем более он никому никогда не скажет о том, что увидел в моём кошеле. Он не скажет это даже самому верному слуге, начальнику своей охраны Бугаю Ферду. Обязательно придумает что-нибудь, лишь бы сохранить наш секрет в тайне. А как только он продаст нам боевого дракона, он будет держать язык за зубами, понимая: если Люциферус узнает об этом, ему не поздоровится, и единственным выходом для него будет попросить у нас убежище, но тогда он потеряет своё дело, без которого не может жить. Возможно, после этой сделки мы даже сможем покупать у него и других драконов, которые нам понадобятся. И, естественно, он не упустит возможность заполучить кимберлитовый камень в обмен на дракона. Такой случай выпадает один раз в жизни.

Отец, выслушав сына очень внимательно, попросил:

– Расскажи с самого начала, подробней, как всё началось. Я понял: ты не готовил этот полёт заранее. Насколько мне известно, ты взялся за дело после того, как переговорил с Полтером Маггроу. Памятник нашего предка всегда даёт дельные советы, иногда их сразу невозможно понять, но потом происходят события, после которых меняется судьба нашего мира. Что же он сказал тебе в этот раз?

Парацельс стал вспоминать прошедшие сутки.

* * *

– Вчера после занятий я направился в библиотеку. Когда я прохожу мимо памятника Полтеру, то постоянно здороваюсь с ним. Обычно он отвечает на моё приветствие так: улыбается, кивает мне и замирает. Но в этот раз он издали, как только увидел меня, стал пристально глядеть мне в глаза. И как только я поравнялся с ним и поздоровался, он рукой подозвал меня ближе. «У Балакура Дерикса в скором будущем появится детёныш гигантского бронехвоста, – сказал мне наш предок. – И ты можешь купить его, если отправишься сегодня ночью в крепость торговца, чтобы рано утром уже быть там. Это самый подходящий день, потому как завтра у него ни с кем не назначена встреча, он никого не ждёт. И вашему разговору никто не сможет помешать. Верховный колдун Люциферус объявил цену за боевого дракона в пятьсот тысяч сентерцев. Но ты сможешь уговорить торговца, чтобы он продал дракона тебе». «Это же огромная сумма, – сказал я, – у меня нет таких денег», – и спросил Полтера, возможно торговец из опасения быть убитым Люциферусом
Страница 7 из 13

откажется продавать этого дракона, даже если я вдруг найду эти деньги. На что памятник ответил, что колдун не знает, у кого из торговцев может появиться детёныш бронехвоста. Он только высчитал примерное время появления бронехвоста на свет, а остальное тёмному правителю неизвестно. «Деньги тебе и не нужны, – ответил Полтер. – Когда будешь говорить с Балакуром, – продолжал памятник, – для начала предложи более высокую цену. Потом предложи ещё больше. Этим ты не позволишь ему здраво мыслить и полностью собьёшь с толку. Выиграв немного времени, окончательно победишь, предложив за дракона кимберлитовый камень. Мне известно, у тебя уже есть наши семейные сокровища, я разрешаю, нет, я настаиваю на использовании их для блага государства. Главное, чтобы никто не слышал вашего разговора. Ни одной живой душе не должно быть известно, о чём вы будете говорить. Балакур сейчас уязвим, ему необходим кимберлитовый камень больше всего на свете. А боевой дракон в будущем будет нужен нам. Но если торговец поймёт, что о твоём предложении известно охране или кому-то из его слуг, он не рискнёт продавать дракона и не согласится на сделку ни при каких условиях. Он достойный, порядочный человек, но очень осторожный. Так что не допусти, чтобы ваш разговор кто-то услышал. Я знаю точно, что есть причина, по которой Балакур не желает продавать этого дракона никому на свете. Это тайна, которая скрыта за семью печатями. Но я верю в тебя, ты избранный, и если будешь действовать правильно, то именно тебе он согласится продать будущего детёныша бронехвоста».

* * *

– Я не знал, отец, что мне думать, как действовать в таких обстоятельствах. Я попрощался с Полтером и немедленно отправился к декану Фортену. Попросив разрешение покинуть Академию на выходные дни, я стал составлять планы. К счастью, камни остались у меня. После того как ты вручил их мне в день моего рождения, я положил их в карман своего плаща, оставив его висеть в моей комнате в общежитии Академии. Улетая, я решил взять их все, чтобы ошеломить торговца. Его должно было потрясти такое количество камней у одного человека. Этим, подумал я, мне удастся решить две проблемы: я смогу лишить торговца здравомыслия и полностью собью его с толку, как и говорил Полтер. Но после что-то пошло не так, я тебе уже говорил об этом. И только мой медальон спас положение, об этом я тебе тоже говорил.

Парацельс замолчал.

– А что было после того, когда ты закончил говорить с Полтером? – спросил верховный маг.

– Я целый вечер думал, искал решение, как мне застать торговца врасплох. Об этом я тебе тоже говорил. Тогда-то я и решил лететь один. Несмотря на то, что меня должна была сопровождать охрана. Я сказал им, чтобы они летели в наш замок, а я отправлюсь по делам на своей новой метле. Всю ответственность за это я взял на себя. Все знали, что такая просьба имеет веские основания, потому ребята и отпустили меня. Уж больно я был убедительным. Охрана ни в чём не виновата. Даже если бы они помчались за мною, то не смогли бы догнать меня. И это они тоже прекрасно понимали. Во всём случившемся виноват только я.

Верховный маг посмотрел на сына. Он понимал: Парацельс уже вырос, по сути, он уже стал мужчиной. В тот день, когда ему исполнилось пятнадцать, его приняли в адепты Ордена Алладора, а это означало, что теперь он будет добиваться своего, чего бы это ему ни стоило. И опека над ним как над ребёнком в этот день закончилась. «Какое счастье, – подумал Орланд, – что новая метла уже готова. И хорошо, что именно Парацельс был причастен к её созданию. Поэтому он и получил право испытывать её первым. И уже несколько месяцев часто и подолгу летал на ней. А ведь действительно, она самое безопасное средство для того, чтобы посещать тёмную часть нашего мира. Её не догонит ни один офицер тёмной стражи, даже на самой лучшей, самой быстрой своей метле. Таких скоростных мётел не было нигде в мире, за исключением их тайной лаборатории в магической Академии. Надо немедленно наладить их серийный выпуск. И приступить к обучению всех летать на них, включая младших учеников Академии. Как только у нас будет достаточно людей, умеющих летать на новых сверхбыстрых мётлах, мы поставим плотный заслон на границах. И вот тогда ни один лазутчик не проскочит к нам с вражеской территории. Да, этот мальчишка продумал всё. Хотя надо, наверное, наложить на него взыскание за чрезмерно большой риск, которому он себя подверг. А если бы всё пошло не так, как он продумал? Если бы офицеры тайной стражи были недалеко от крепости? Если бы к торговцу в этот день прибыл без приглашения тёмный правитель? Если бы, если бы, если бы… Хотя какая теперь разница, это всё уже неважно. А нарушать правила и рисковать иногда очень даже полезно. Дело ведь сделано, и, к счастью, всё обошлось».

* * *

Парацельса любили все, он легко находил язык с любым, с кем ему удавалась познакомиться. Он постоянно совал свой нос в государственные дела, считая своим долгом как можно больше сделать для своего народа. Он знакомился с магами разных мастей, от военачальников до мелких лаборантов в магической Академии. Он даже умудрялся подружиться с жителями Горгуландии – территории, враждующей с Атлантией.

– Я надеюсь, ты не будешь против, если я продолжу посещать Горгуландию? – с надеждой в голосе спросил юноша. – Нам нужна любая информация о том, что сейчас происходит на их территории. Да и друзья у меня там появились. В Горгуландии проживают не только упыри, людоеды и прочая нечисть, там есть и хорошие жители, но им приходится жить под гнётом тирана. Люциферус свиреп и безжалостен. И с этим ничего не поделаешь. Но теперь, после того как у нас появилась скоростная метла, посещать ту сторону станет гораздо проще и безопасней. Ты же знаешь, новые мётлы – надёжная защита нашей жизни. Они то, что надо, если необходимо умчаться от врага, – Парацельс внимательно посмотрел в глаза отцу.

Тот мягко улыбнулся:

– Тебя ведь уже не остановишь, но было бы лучше, если бы кто-то из твоих более опытных друзей сопровождал тебя в этих полётах. Если кто-то будет находиться рядом с тобой на вражеской территории, мне будет спокойней. Да и вам легче будет следить, чтобы за вами не было скрытого преследования. К тому же вдвоём гораздо безопасней покидать вражескую территорию в случае погони.

– Хорошо, пап, – ответил юноша, – как только мы наладим выпуск сверхбыстрых мётел, я буду приглашать кого-то из своих друзей, чтобы мы вместе посещали Горгуландию. Их помощь там, пожалуй, будет нелишней.

– Что же, дорогой мой, пойдём обедать, – сказал верховный маг. – Матушка наверняка уже и стол накрыла. Думаю, старый Бертон сразу отправился к ней, как только покинул мой кабинет, чтобы рассказать о твоём возвращении.

Глава третья

Бой драконов

Наступил день, когда в Горгуландии должен был состояться очередной бой драконов. Парацельс быстрым шагом шёл в парк Академии. Он договорился встретиться там со своим другом детства, старшекурсником Ицебальсом Герольдом. Их встреча была назначена у памятника основателю Академии, великому магу и чародею (и прочее, прочее, прочее) Полтеру Маггроу. Ицебальс уже был на месте. Он ходил рядом с памятником взад и вперёд, вероятно, что-то обдумывая. Голова памятника поворачивалась
Страница 8 из 13

вслед за ним, наблюдая, как тот шагает по дорожке, мощённой до блеска отшлифованным гранитным камнем. Парацельс, приближаясь к Ицебальсу, махнул ему рукой, как только тот его заметил, а подойдя ближе, вначале поздоровался с памятником, выказывая этим глубокое уважение основателю Академии.

– Доброе утро, многоуважаемый Полтер, я вижу, вас забавляют шаги моего друга, он не утомил вас своей ходьбой?

Памятник пристально посмотрел в лицо Парацельса, улыбнулся и ответил металлическим голосом:

– Здравствуй, мой дорогой юный волшебник, спасибо за милую шутку. Но, я вижу, у тебя сегодня будет непростой день. Тебе, вероятно, как и твоему другу, предстоит какое-то интересное и в то же время опасное дело. И вы оба настроены по-боевому. Дайте угадать, что у вас происходит, – памятник на секунду задумался и, подняв вверх указательный палец, сказал: – Неужели вы вновь отправляетесь на бой драконов, прямо в логово самого Люциферуса?

Ребята переглянулись, и Ицебальс шутливо ответил:

– От вас ничего не скроешь, многоуважаемый Полтер. Нам ведь действительно необходимо бывать на территории врага, хотя бы изредка. Мы делаем всё так, как написано в ваших книгах для изучения тактической обстановки. Интересно же знать, как живут люди в Горгуландии, что нового у них происходит и когда они вновь решатся напасть на нас. А бои драконов как нельзя лучше подходят для этого. В это время собирается много народа, и в случае опасности нам легко смешаться с толпой, и никто нас не заметит. Тем более посещать территорию тёмных сил стало для нас делом практически безопасным. Сверхбыстрые мётлы прошли все испытания и теперь, наконец, выпускаются в достаточном количестве.

– Сверхбыстрые мётлы? – переспросил Полтер. – Как интересно.

Он делал вид, будто ему ничего о них не известно.

– И насколько они быстры? – поинтересовался он.

– Очень быстры, – ответил Ицебальс, – их скорость может быть такой, как скорость плазменной энергии, вылетающей из волшебной палочки. По сути, вся метла изготовлена из сотни волшебных палочек. Каждый прут состоит из тех же элементов, что и сама палочка. Это наше новое изобретение.

– Вот это да, – восхитился памятник. – А насколько эти мётлы грузоподъёмные? – продолжал расспрашивать он.

– Одна метла может увезти троих взрослых мужчин, – гордо сказал Парацельс. – Она настолько мощная, что даже не теряет при этом скорости. Её испытывали профессор Мэрлок Шен, его помощник Дензен Вайт и лаборант Маргус Дрег, а они, вы сами знаете, люди крепкого телосложения. Втроём её оседлали, еле поместились на ней и, как молния, взмыли в небо. Сейчас все воины Атлантии стали осваивать полёты на них. А из учеников Академии мы с Ицебальсом одни из первых научились управлять ими, не считая, конечно, Миллу Майер. Она хоть и девушка, но летает не хуже нас и не боится наших скоростных мётел. А эта скорость даёт нам возможность быть практически невидимыми для врага. Тайная стража во время нашего перелёта вряд ли сможет заметить нас, ведь мы летим в облаках. И главное, нам не стоит труда быстро исчезнуть с их территории в случае опасности. Приспешники тирана даже не предполагают, что в последнее время мы часто посещаем их владения незаметно для них.

– Надеюсь, – строго сказал памятник, – они никогда и не узнают об этом. Вы обещаете мне, что будете вести себя разумно? Обещайте, что бы ни случилось, не вмешиваться в события, которые будут происходить во время боёв драконов. Как только увидите что-то неладное, сделайте вид, будто вас это не касается, не выдавайте себя, в этом случае для вас всё закончится благополучно, и для Атлантии тоже.

Ребята переглянулись.

– Хорошо, пусть так и будет, – согласился Парацельс. – Не волнуйтесь за нас, многоуважаемый Полтер, мы не подведём вас. Нам только бы узнать, что происходит там, у них. Встретимся с нашими друзьями, послушаем местные новости, интересно, что говорят о нас наши недруги. И сразу вернёмся. Вы же знаете, что изучение обстановки в самом сердце врага есть лучшее, что может помочь в противодействии ему.

– Это верно, – ответил памятник. И, немного подумав, добавил: – Хорошо, что там ещё остались те, кто не поддерживает того, которого многие называют «его могущество». Скажите, а эта Милла Майер действительно так же хорошо летает, как и вы?

– О-о-о, – многозначительно протянул Ицебальс, – она прирождённый летун, к тому же фея.

– Неужели? – задумчиво сказал Полтер. – А насколько хорошо она владеет волшебной палочкой?

– Великолепно, – ответил Парацельс. – На моём курсе она одна из лучших.

– Вот как, – вновь задумчиво проговорил памятник.

Он сделал вид, как будто раньше, до этой встречи, о ней никогда не слышал. Делал он это настолько ловко, что ученики даже поверили его словам.

– Послушайте, – вдруг неожиданно предложил Полтер, – а почему бы в этот раз вам не взять с собой эту Миллу Майер?

Ребята переглянулись.

– А зачем это нужно? – удивился Ицебальс. – Она ведь будет обузой для нас, да и опасно ей ещё бывать там. Она ни разу не была на той стороне, она не знает, как вести себя в Горгуландии и что делать в случае опасности.

– Не страшно, – сказал памятник. – Если что-то пойдёт не так, она мигом улетит оттуда. Сверхбыстрые мётлы летают очень быстро, – напомнил он. – К тому же вы сможете чему-то научить её. Потому как в этот раз вам необходимо, чтобы с вами был кто-то третий. Послушайте старого волшебника, – учтиво сказал Полтер, – несмотря на то, что я уже давно стал памятником. Желаю вам всего наилучшего.

Памятник вновь замер.

– Твой предок очень умный, – сказал Ицебальс, когда они отошли от памятника. – И если он чего-то просит, лучше выполнить эту просьбу. Я всегда замечал, насколько сильно ты на него похож. Я только хотел сказать, у вас лица очень похожи, только он старый, а ты молодой.

Парацельс улыбнулся и, чтобы сменить тему разговора, спросил:

– Тебе удалось достать входные жетоны на бой? Или, как в прошлый раз, будем покупать их за три цены у перекупщиков на чёрном рынке?

– Не волнуйся, они у меня в кармане, жаль только, что их всего два, вот они, а третий докупим, как в прошлый раз. – Ицебальс достал из кармана три плоских металлических кружочка. – Не лучшие места, конечно, но всё же будем сидеть не очень далеко от ложи Люциферуса. Наша ложа на двух человек. Тайной страже и в голову не придёт, что мы с тобой не из Горгуландии. Попробуем в этот раз внимательней разглядеть его свиту. Как они ведут себя, какое у них оружие, насколько они бдительны, в общем, разведаем всё, что сможем. – Посмотрел на жетоны и удивился. – Я помню, мне дали два жетона, я точно помню, их было два. А теперь их три, гляди, их три. – Ицебальс показал Парацельсу три жетона. – Откуда взялся третий, не понимаю.

– Неужели… – ребята вздохнули, и оба друга вдруг разом вымолвили: – Полтер.

– Но как он смог это сделать? – Ицебальс не смог сдержать удивления.

– В таком случае, – перебил его Парацельс, – нам действительно надо брать Миллу.

– Сегодня мы можем отправиться на бой гораздо позже, – сказал Ицебальс, – третий жетон у нас есть, а новые мётлы домчат нас туда в два счёта. И, я думаю, нам нет смысла прилетать в Горгуландию слишком рано. Да и лететь придётся не больше тридцати минут.
Страница 9 из 13

Уж очень мне неприятны многие её жители, невоспитанные, задиристые, да и пахнет от некоторых жутко.

– Думаю, ты прав, – согласился Парацельс. – Давай пойдём, найдём нашу отличницу. Ещё неизвестно, согласится ли она лететь с нами. – И добавил: – А потом зайдём к Маргусу Дергу, узнаем лучший путь, по которому нам стоит лететь сегодня. Пусть сделает для нас все расчёты, покажет, где будут облака, а главное, на какой высоте нам стоит перелетать вражескую границу.

И друзья отправились за своим новым попутчиком, вернее, попутчицей и дополнительной информацией.

* * *

Миллу они разыскали в библиотеке Академии. Она, как обычно, была поглощена чтением волшебных книг.

– Что читаешь? – спросил Парацельс. Ицебальс делал вид, будто выбирает нужную книгу. Милла была похожа на ангелочка, спустившегося с небес. Её голубые глаза завораживали Ицебальса, когда он встречался с ней в коридорах Академии или на улице. Поэтому сейчас его язык не шевелился, в горле стоял ком. Милла оторвалась от чтения книги.

– Привет, – она улыбнулась Парацельсу. – Тебе нужна эта книга? Подожди ещё немного, несколько минут, я её уже дочитываю.

– Нет, Милла, – ответил Парацельс, – если честно, мы пришли пригласить тебя полететь с нами на бой драконов.

Милла удивилась, она не понимала, о чём идёт речь.

– Полететь туда, на ту территорию, – добавил вышедший из оцепенения Ицебальс.

Глаза девочки засветились от счастья.

– Вы не шутите? – переспросила она, не веря своим ушам.

– Нет, – замотали головами оба друга.

– Откуда вы узнали, что я давно мечтаю об этом? Побывать там, в логове зверя. Только сами бои меня не интересуют, я давно хочу изучать тёмную часть нашего мира. Мне это надо…

– Так ты согласна? – перебил её Ицебальс, не дождавшись, когда она закончит фразу.

– Конечно, согласна, – закивала Милла. – Когда отправляемся?

– Сейчас нам нужно получить дополнительную информацию, – сказал Парацельс, – а потом мы придём за тобой.

– Нет, – перебил его Ицебальс, – давай лучше встретимся после полудня на тренировочном поле, там, за старым замком, где обучают летать на новых мётлах. И не забудь, Милла, свою новую метлу.

* * *

После обеда, получив все необходимые данные, Парацельс, Ицебальс и Милла, оседлав новые мётлы, направились в город Демониан, столицу Горгуландии, в самое сердце вражеской территории, где вечером должен был проходить бой драконов. Этот бой устраивался в честь правителя Горгуландии его могущества Демониса Люциферуса. Находиться на вражеской части волшебного мира для двух друзей было делом уже обычным. Но вот Милла, как она поведёт себя там, на территории зла их призрачного мира, два друга даже и представить себе не могли. Приземлившись в главном городе Горгуландии Демониане, в одном из самых тёмных и безлюдных его закоулков, трое друзей спрятали свои мётлы, сделав их невидимыми, и не спеша направились к центру города, где вскоре должно было состояться кровавое зрелище. Огромный Амфитеатр с каменной ареной под открытым небом, вмещавший сто тысяч зрителей, в подобные дни всегда был заполнен до отказа. На такие праздники жители съезжались со всех концов страны. И в этот день они всё прибывали и прибывали.

– Интересное зрелище предстоит нам увидеть сегодня, – сказал Ицебальс. – Чем же в этот раз будет развлекать своих подданных верховный колдун?

Парацельс кивнул и добавил:

– Интуиция мне подсказывает, что перед этим боем мы будем чем-то сильно удивлены, у меня странное предчувствие.

– О чём это вы говорите? – удивлённо спросила Милла. – Разве мы прилетели не для того, чтобы увидеть бой драконов?

Парацельс взглянул на свою спутницу:

– Видишь ли, Милла, бои драконов проводят не только в развлекательных, но и в политических целях.

– В политических? – переспросила девушка. – Как это понимать?

– Дело в том, что вначале, перед боем драконов, здесь заведено скармливать какому-нибудь чудовищу одного из зрителей. Все горгуландцы считают, что Люциферус делает это для того, чтобы порадовать тех, кто пришёл посмотреть на бой драконов. Но я думаю, что сами бои для того и происходят, чтобы как бы случайно уничтожить того, кто неугоден верховному колдуну. Неспроста бои назначаются именно тогда, когда ему необходимо казнить какого-нибудь очень высокопоставленного чиновника, или учёного, или кого-нибудь из богатых и знатных горожан. А для того, чтобы эта казнь выглядела как бы случайной, а заодно развлекла его кровожадный народ, порождение зла и устраивает эти бои драконов, которые по сути являются прикрытием политического убийства. Мало того, как показали наши наблюдения, сама жертва до последнего не знает о своей участи. Мы уже давно поняли, что неспроста устраиваются такие массовые мероприятия. Но нам всё же непонятно, зачем нужна подобная маскировка расправы, ведь Люциферус может любого объявить врагом государства и принародно казнить. Хотя, возможно, он так развлекается, и ему наскучили просто казни. А может, ему не хочется тратить время на официальные обвинения, вести бессмысленное следствие, давая жертве возможность говорить в своё оправдание. Или он просто хочет пощекотать нервы своим подданным. Кто его знает. В Горгуландии всё так запутано, непонятно и непредсказуемо.

– Неужели такое возможно? – удивлённо спросила девушка.

– Здесь возможно любое зло, – огорчённо сказал Ицебальс. – Как ты думаешь, почему мы прилетели заранее? Состязания ещё не скоро начнутся, но лучше нам уже направиться к Амфитеатру, а пока будем идти, мы тебе всё и расскажем.

И молодые люди отправились к месту, где им предстояло увидеть кровавое зрелище.

По дороге к Амфитеатру Парацельс продолжил рассказывать о Горгуландии:

– Здесь, Милла, все события ориентированы на террор. Это даёт неограниченную власть верховному колдуну. Но всё сделано так, будто он своими действиями поддерживает общий порядок в стране и делает всё это во имя своего народа. И основная масса его подданных безоговорочно верит этому. Вот, к примеру, скоро начнут подавать сигналы. Эти сигналы нужны для того, чтобы сообщить присутствующим, когда начнётся состязание. И вроде бы это нормально.

– Конечно, нормально, – согласилась Милла. – Людям надо знать, когда начнётся представление.

– Так оно и есть, – саркастически сказал Парацельс. – Но вот что за этим стоит. Всего сигналов пять. После первого народ не спешит занимать свои места. Очень долго Амфитеатр остаётся пустым, никого нет. Здесь люди не пунктуальны, постоянно опаздывают. Первые зрители появляются только тогда, когда давно отзвучит уже второй сигнал горна.

– Почему так? – удивилась Милла.

– Потому как большинство населения прирождённые разгильдяи. Но при всём при этом они очень любят бои и идут туда даже тогда, когда их жизни угрожает смертельная опасность.

– Как это? И что означает смертельная опасность? – удивилась девушка.

– Видишь ли, дело в том, – сказал Ицебальс, – что когда дают третий сигнал, самый тревожный, он говорит о том, что правитель злых сил прибыл, направляется в свою ложу и скоро займёт своё место. Четвёртый и пятый сигналы могут прозвучать один за другим. Всё зависит от желания Люциферуса, именно он отдаёт приказы на последние два сигнала. В этот
Страница 10 из 13

момент всё зависит, как думают зрители, от настроения, в котором пребывает его могущество. Но мы думаем, это зависит от того, где в этот момент находится жертва.

– Какая жертва? – спросила встревоженная девушка.

– Подожди, сейчас всё узнаешь, – сказал Парацельс.

– Не только узнаешь, но и увидишь, – добавил Ицебальс. – Если настроение верховного колдуна гадкое, как думают зрители, то сигналы подаются один за другим, но мы-то знаем, что они подаются, когда жертва находится недалеко от своего места в Амфитеатре. Как только сигналы прозвучали, все те, кто не успел дойти до своих мест, уже не спешат к ним.

– Почему? – вновь удивилась девушка.

– По правилам боёв все должны остаться там, где застал их пятый сигнал горна. Но на самом деле люди просто столбенеют от страха.

– Из-за чего? – ещё более удивилась Милла.

– Единственное, что они ожидают в этот момент, это то, кого из них верховный колдун выберет своей жертвой. Но если кто-то двинется хоть немного, тот точно будет брошен на съедение чудовищу, – с грустью сказал Парацельс. – Эту традицию Люциферус создал очень давно и до сих пор придерживается её. Он показывает на одного из опоздавших, и несчастного под шумные крики толпы бросают на съедение какой-нибудь ужасной твари. Как правило, это может быть один из драконов либо перлиот, огромный огнедышащий змей, который способен выпускать из своего тела острые костяные шипы.

– Ты ещё о таком не слышала, – добавил Ицебальс. – О подобных чудовищах рассказывают на старших курсах Академии. Парацельс узнал о них, посещая бои драконов. Он видел, что может сделать эта грозная рептилия.

– А что она может сделать? – переспросила обеспокоенная девушка.

– Она может, – продолжил Ицебальс, – ударить несчастного хвостом и насадить его на один из своих ужасных шипов. Или обвить жертву своим колючим телом и сдавить его так сильно, что сначала послышится предсмертный крик несчастного, потом хруст его костей, а после этого раздаётся громкое шипение гада, который с наслаждением проглатывает свою добычу. Но были и такие случаи, когда змей выпускал из своей пасти мощный пирокластический поток – ужасное огненное дыхание точно в жертву, которое моментально превращало её в пепел. И неважно, что перед боем драконов происходит на арене, всё это приносит огромное удовольствие безумной толпе. Она рада любой расправе. Каждый из тех, кто опоздал, в те минуты, пока верховный колдун «выбирает» одного из них, думает всегда об одном: только не я, только не я должен пойти на корм чудовищу. Мы часто слышали подобный шёпот. И несмотря на то что все жители этой страны знают об ужасной традиции, они всё же идут в Амфитеатр, и многие постоянно опаздывают к началу боёв.

– Какой ужас, – вымолвила молодая девушка.

– Но и это ещё не всё, – продолжил Парацельс. – Когда агенты тайной стражи хватают кого-то из них и бросают вниз на арену, другие опоздавшие радостно вздыхают с облегчением и начинают веселиться, размещаются там, где их застал сигнал горна, в проходе, на ступеньках либо на свободных местах. Страшная участь миновала их, они ликуют, им совершенно наплевать на того, кого бросили на расправу чудовищу. Им в это время важно только зрелище.

– Неужели это правда? – спросила Милла Майер, потрясённая сказанным.

– Да, это так, – подтвердил Ицебальс.

А Парацельс добавил:

– Мы тебе рассказали всё это, потому что сегодня сама всё увидишь, и будь к этому готова. Ты прочувствуешь весь ужас Горгуландии и поймёшь, что представляет собой правитель тёмных злых сил и что из всех драконов и рептилий, находящихся в Амфитеатре, он и есть самое страшное чудовище.

– Но самое интересное то, – продолжил Ицебальс, – что жертвами этой традиции, как мы уже и говорили, постоянно становятся лучшие люди и умы Горгуландии – учёные, лекари, высокопоставленные военные, порою даже любимые чиновники тирана и другие важные и поэтому очень занятые особы, уничтожение которых сильно ослабляет боеспособность тёмных сил. Зато великолепно развлекает всех тех, кто пришёл поглядеть на подобное зрелище. Только нам понятно, что так Люциферус убирает неугодных себе людей. Хотя он и любит повторять после очередного уничтожения одного из своих когда-то приближённых могущественных колдунов: «Зла на планете много, и его не убудет, зато мы повеселились на славу».

– Интересно, кого он решил казнить в этот раз? – сказал Парацельс.

– Как ни прискорбно говорить, но этим он облегчает нашу работу, – с грустью добавил Ицебальс. – Но меня это всё равно не радует. Я не знаю, как мы должны реагировать на эти жуткие расправы, но мы обязаны их фиксировать. Каждый наш враг, убитый нашими врагами, это сохранённая жизнь наших воинов. Но бывают и те, кого стоило бы спасти. Жаль, что нам заранее неизвестны те, кто станет жертвой верховного колдуна. Тогда достойных можно было бы остановить по дороге к Амфитеатру и увезти к нам.

Милла молчала, погружённая в свои мысли. Рассказывая об ужасах Горгуландии, ребята подошли к Амфитеатру. Это было монументальное сооружение, поражающее своими размерами.

– Вон наш вход, – сказал Ицебальс. – А это твой вход, Милла. Он огромный и великолепно украшен, потому что ведёт к лучшим местам у арены, ты будешь сидеть недалеко от ложи самого Люциферуса. К твоему месту тебя проводят служивые зомби. Не бойся их, они тебе ничего дурного не сделают. Да и не смотри ты на них так пристально, ещё кто-нибудь проходящий мимо решит, что ты их в первый раз видишь.

– Но я действительно вижу их впервые, – прошептала Милла.

– Ну и что? – сказали оба юноши. – Сделай вид, будто у тебя тысячи таких зомби.

В этот момент прозвучал первый сигнал горна.

– Надо идти на наши места, – предложил Ицебальс.

Он достал жетоны.

– Это наши два в ложу для двух человек, а этот в центральную ложу для одного человека. Это одно из самых лучших мест у арены. И это место как раз для тебя, Милла. Иди смело, там сидят самые властные люди, тебе ничего не угрожает. Но в случае опасности улетай сразу.

И, пожелав ей всего хорошего, друзья проводили свою спутницу к огромному, празднично украшенному входу, через который можно было пройти на её место в лучшей отдельной ложе. Увидев, как зомби в дорогих одеждах стали кланяться юной девушке и показывать ей, куда она должна идти, а потом последовали за ней, указывая ей точное направление, друзья прошли на свои места. Удобно расположившись, стали наблюдать за происходящим, при этом они не упускали из вида ложу, где находилась их подруга Милла Майер.

– Почему у нас жетоны в разные места? – недовольно пробурчал Ицебальс. – Почему мы должны сидеть с Миллой далеко друг от друга? Это её первое посещение Амфитеатра. Лучше, если бы она была рядом с нами.

Прошло немного времени, прозвучал второй сигнал горна. Парацельс сохранял спокойствие.

– Я думаю, – начал он, – Милла умная девушка, к тому же она фея, и сама со всем справится. А в случае опасности ей проще упорхнуть из своей ложи. Она сделает это так быстро, что никто не успеет даже опомниться. Да и мы останемся незамеченными. Смотри, какое у неё хорошее место, к её ложе не подойдёт ни один офицер тайной стражи. Они даже боятся глядеть в её сторону, эти места только для самых приближённых
Страница 11 из 13

людей верховного колдуна. Давай для начала хорошенько оглядимся, – предложил Парацельс. – Надо запомнить тех, кто будет сидеть в дорогих ложах. Главное, чтобы никто не заметил наше любопытство, а потом посмотрим, чем на этот раз удивит нас его так называемое могущество.

Прозвучал третий сигнал горна, народ бегом бросился к своим местам. Запаздывали только те, кто до этого был занят каким-то важным делом. Но и они, зная, что опаздывают, всё же спешили на представление. Как можно пропустить кровавое развлечение, устроенное злобным правителем? После третьего сигнала в ложе верховного колдуна царило спокойствие.

– Верховный колдун, его могущество Демонис Люциферус уже прибыл в Амфитеатр, – громко объявил организатор боёв и хозяин Амфитеатра Гаавин Болванс.

Через несколько минут верховного колдуна внесли в ложу на специальных носилках. Он восседал в них в огромном резном кресле, окружённый охраной. Это был уже немолодой человек невысокого роста, худой, с острым орлиным носом, под которым виднелись небольшие чёрные усы. Волосы на голове были тёмными, прическа короткой, чёлка зачёсана вправо. Когда он изредка злобно улыбался, то показывал свои заточенные, как бритва, зубы, похожие по форме на зубы акулы. Его левая рука была высохшей и находилась в чуть согнутом положении. Ботинок на левой ноге скрывал дефект ступни, пальцы которой были сросшиеся, и она напоминала копыто, но об этом знали немногие.

Люциферус должен был дать команду для того, чтобы прозвучали четвёртый и пятый сигналы горна. Настроение его было отвратительное. Впрочем, подобное настроение у него было постоянно. Ему чудовищно хотелось поскорее увидеть фонтан крови, который должен был хлынуть из жертвы. Он дал команду, чтобы представление начиналось. Немедленно прозвучал четвёртый, а за ним сразу же и пятый сигнал горна.

В этот момент Люциферус вскочил со своего кресла, вытянул руку и пальцем указал на одного из тех, кто ещё не успел занять своё место. Моментально агенты тайной стражи, которые были среди публики, бросились к нему, как будто он был государственным преступником. Схватив человека за руки, живо его обыскали. Обнаружив в его кармане волшебную палочку, тут же её сломали, для того чтобы он никогда больше не смог ею воспользоваться, и под радостные крики толпы поволокли к самому краю арены.

Арена, на которой проходили бои, была круглой и находилась глубоко внизу. Офицеры тайной стражи с размаху бросили несчастного вниз. Он упал на каменные плиты, которыми была вымощена арена и, сильно ударившись спиной, взвыл от боли. Но, всё же найдя в себе силы, поднялся на ноги и посмотрел в сторону верховного колдуна. Толпа ликовала. Новая жертва на арене, а все они на трибунах, они не находятся на его месте. Именно это их веселило больше всего. Все радовались чужому несчастью. Зло вообще относится с ликованием к чьей-то беде. Ицебальс, увидев кто жертва, не поверил своим глазам. На арене находился сам Мергерус Рудамм, известный колдун, учёный, который занимался в Горгуландии созданием сверхбыстрых мётел, наподобие тех, на которых он, Парацельс и Милла Майер прибыли на бой драконов.

Данные разведки утверждали, что благодаря Мергерусу Рудамму тёмная сторона должна была разработать образец сверхбыстрой метлы уже через полтора года, в крайнем случае, через два. И тогда преимущество атлантов в небе было бы под угрозой. Но теперь этот уникальный учёный по прихоти тирана был брошен на съедение одному из самых свирепых чудовищ потустороннего мира.

– Может, Люциферус одумается, – прошептал Ицебальс. – Это ведь уникальный колдун. Он наш враг, но у него действительно великий мозг, его ум бесценен. Неужели Люциферус настолько слеп, что не видит очевидного. Хотя вряд ли он не знал, на кого указал его перст.

Парацельс молча глядел на то, как безумный, жестокий правитель уничтожает лучших чародеев своего государства, а по сути, всего призрачного мира.

– Зло безумно, но нам нельзя вмешиваться, – сказал Парацельс своему другу. – Вот о чём предупреждал нас многоуважаемый Полтер. Если мы вмешаемся, то нарушим обещание, данное ему. Наши портреты будут у каждого офицера тайной стражи. И мы не сможем свободно передвигаться здесь, большая часть Горгуландии будет для нас закрыта.

Толпа продолжала ликовать. Открылись ворота, и на арену выполз перлиот – огромный огнедышащий змей. Его вид потрясал. Глаза змея горели, из пасти вырывались языки пламени. Мергерус Рудамм, только что ставший пищей для рептилии, попятился и, не мигая, смотрел в сторону змея. В двух шагах за его спиной находилась каменная стена. От ужаса Мергерус стиснул зубы. Он понял: жить ему осталось недолго; но он не хотел сдаваться.

Змей стал подползать к нему, послышалось громкое шипение. Из его тела стали выходить костяные шипы. Колдун от страха замахал руками, как бы пытаясь отогнать от себя чудовище. Возможно, он хотел применить для своей защиты какой-то магический приём. Но он не мог этого сделать без волшебной палочки.

Змей поднял голову и, как птицы клюют жуков, ударил ей в сторону жертвы. Колдун отпрыгнул, и змей, промахнувшись, носом ударил в стену. Удар был такой силы, что камни из стены посыпались вниз. Змей замотал головой, раскрыл пасть, и из неё вылетел столб огня. Толпа взревела. Огонь ударил в стену, оплавив камни, змей промахнулся. Бедный учёный побежал от змея прочь, но на нём загорелся плащ. Он сорвал с себя плащ и бросил его в голову перлиота. Тот схватил горящую материю зубами, хвостом прижал к полу и начал рвать плащ на мелкие кусочки. Толпа ревела от восторга.

Парацельс и Ицебальс не знали, что им предпринять. Им было жаль этого колдуна, но что они могли поделать, им нельзя было вмешиваться. Именно об этом просил друзей основатель их Академии Полтер Маггроу. Его слова всплыли в памяти юношей: «Не вмешивайтесь, что бы ни случилось». Мергерус был обречён. Люциферус ждал, когда же, наконец, змей оторвёт у обречённого на смерть хотя бы руку. Ему хотелось увидеть, как из раны хлынет кровь. Его трясло от желания поскорее увидеть мучения жертвы и текущую по камням кровь, именно этого момента и ждал верховный колдун. Этого зрелища ждала и беснующаяся толпа. Но тут произошло то, чего никто не мог ожидать. Из ложи, которая находилась совсем близко от ложи верховного колдуна, на арену прыгнула молодая девушка. Она это сделала в тот самый момент, когда змей расправлялся с плащом жертвы. Девушка быстро побежала к Мергерусу. Её неожиданное появление привело в изумление всех зрителей.

– Гляди, – шепнул Ицебальс Парацельсу, – это Милла, что она делает? Нам же Полтер строго-настрого запретил вмешиваться в события, которые будут происходить здесь.

Парацельс покачал головой и улыбнулся:

– Дело в том, что он запретил вмешиваться нам, но Милле он ничего не говорил. А ведь она фея, и она приняла собственное решение.

В это время, оказавшись рядом с жертвой, Милла подняла руку, в которой внезапно оказалась метла. Оседлав её, она скомандовала учёному:

– Быстро садитесь за мною, мы улетаем.

Тот не мешкая выполнил её приказ, и в мгновение ока они взмыли в облака и исчезли из виду. Люциферус от такой наглости пришёл в ярость. Он закричал от злобы, его крик подхватила толпа. Но никто не понимал,
Страница 12 из 13

радоваться им или пугаться. Змей, по-видимому, тоже ничего не понимал; разорвав плащ на мелкие клочья, он уполз с арены в специальные ворота, открывшиеся для него в стене. Первая часть представления закончилась. После этого и должен был начаться бой драконов. Зрители были разочарованы. Никто не понимал, что же происходит на самом деле, никогда ещё жертва не покидала сцену живой.

Люциферус начал лихорадочно думать. Наступила гробовая тишина. Он дал команду, чтобы представление продолжалось, а сам сидел не шевелясь, размышляя о том, что же только что произошло.

* * *

Тут же было объявлено о начинающейся схватке. В ней участвовали два дракона породы церберус. Эти сильные драконы должны были драться до конца, пока один из них не погибнет. Каждого дракона представлял его владелец. Одного дракона звали Огненный Бич, имя другого – Жерло Вулкана. Хозяева животных вышли на середину арены. Им обязательно надо было перед началом боя поклониться повелителю, его могуществу Люциферусу. Они сделали это чрезвычайно подобострастно, хотя верховный колдун даже не взглянул в их сторону.

Хозяин арены Гаавин Болванс приказал своему помощнику зомби взять колотушку, подойти к огромному гонгу и ждать его команды. Удар в гонг означал начало боя.

– Видишь, – сказал Ицебальс Парацельсу, указав в сторону Люциферуса, – тиран не может понять, что произошло.

В это время верховный колдун лихорадочно думал. Он приказал, чтобы к нему немедленно вызвали главного начальника тайной стражи.

– Как ты думаешь, что сейчас будет? – спросил Ицебальс.

– Скоро увидим, – тихо произнёс Парацельс.

В это время драконы вышли из ворот, находящихся в разных сторонах арены. Синие ворота были по правую сторону от ложи правителя, красные – по левую. Свирепые драконы приготовились к битве. Единственными существами, которым они подчинялись, были их владельцы. Сами же хозяева огромных зверюг выглядели не краше своих питомцев. Их злобные лица были перекошены от ярости друг к другу. Огромные руки сжимали волшебные палочки, из острия которых вылетали плазменные заряды. Этими зарядами хозяева подгоняли своих воспитанников. Было видно, что их драконы уже не первый раз участвуют в боях. Шрамы на их телах говорили об этом. У каждого дракона была не одна победа в схватках с подобными себе созданиями. Драконы извергали языки пламени. Они колотили своими хвостами по каменным плитам. Эти кровожадные звери готовы были немедленно вцепиться друг другу в горло.

Гаавин Болванс кивнул зомби. Прозвучал удар гонга.

– Хайя! – закричали хозяева, и бой начался. «Хайя» – команда, после которой один из драконов должен был погибнуть.

Жерло Вулкана первым делом ударил своего соперника хвостом. Раздался громкий треск. Хвост рассёк второму дракону кожу на груди под шеей, из раны хлынула кровь. Обезумев от боли, раненый дракон вцепился зубами в горло своему обидчику. Но тот стал ожесточённо бить в тело уже раненного дракона своими задними когтистыми лапами, причиняя острую боль Огненному Бичу, который, хотя и держал свою жертву за горло, также стал отбиваться своими задними лапами, а вдобавок свои шипы пытался вонзить противнику в глаза. Шипы находились на изгибах костей, которые были частью крыльев. Огненный Бич, превозмогая боль, держал свою жертву за горло, из его раны вытекала кровь, что с каждой минутой делало его слабее, он терял силы. Жерло Вулкана задыхался – мёртвая хватка Огненного Бича не давала ему дышать. Крыльями он пытался защитить глаза, не давал противнику выколоть их. «Хайя, хайя!» – слышалось с той и с другой стороны. Каким-то образом Жерло Вулкана задними лапами сумел подцепить нижнюю челюсть Огненного Бича. Это удалось ему, вероятно, потому, что тот, потеряв много крови, ослаб и не мог уже достойно противостоять, силы его были на исходе. Высвободив горло из пасти противника, Жерло Вулкана, сделав пару глотков свежего воздуха, пришёл в себя. Этого было достаточно, чтобы укрепить силы. Огненный Бич послал в голову соперника столб огня, но было уже поздно. Жерло Вулкана вновь готов был с новой силой броситься на врага. Его хвост стал наносить противнику удар за ударом. И несмотря на то что они уже не были настолько сильны, как его первый удар, всё же были очень болезненны, и Огненный Бич стал терять последние силы. Было видно, что он проигрывает. Жерло Вулкана продолжал непрерывно хлестать хвостом своего врага, а изловчившись, направил в Огненного Бича столб пламени.

Пока шёл бой, Парацельс и Ицебальс наблюдали за ложей верховного колдуна. Они видели, что тот не смотрел на арену. К нему то вбегали, то выбегали разные люди. По всему было видно: его могущество был в ярости.

– Гляди, – сказал Ицебальс, – это главный начальник тайной стражи.

Того втащили в ложу два огромных воина из охраны правителя тёмных сил. Главный начальник тайной стражи стоял на коленях перед своим повелителем и просил о пощаде. В этот момент Люциферус вскочил с кресла и выбежал из ложи. Главного начальника тайной стражи поволокли следом за Люциферусом. За ними понесли и носилки с массивным креслом. Этого никто не мог ожидать. Драконы были ещё живы, а верховный колдун покинул ложу, что означало окончание боя.

* * *

Бой драконов тут же был остановлен. Хозяева драконов были так напуганы происходящим, что немедленно приказали драконам прекратить схватку. Ударами огненных плазменных потоков, вылетающих из волшебных палочек, они растащили их в разные стороны. Владельцы драконов, вероятно, испугались за свою жизнь. Его могущество покинул бой, а это значило, что бой не должен продолжаться.

Жерло Вулкана сидел на задних лапах, грозно урчал и слизывал с себя кровь противника. Огненный Бич еле дышал, но, к радости своего хозяина, остался жив. Он потерял много крови, но всё же стоял на лапах. Если дракон не упал после боя, это было признаком того, что он выживет.

Публика на трибунах находилась в оцепенении. Никто не знал, что им делать: ликовать или яростно и возмущённо кричать. Протрубили трубы, извещая об окончании боя, и впервые за всё существование боёв драконы, несмотря на свои раны, хромая и повизгивая, живыми покидали арену. Сейчас они направлялись в лечебный загон, в котором им предстоит восстанавливать свои силы не один месяц. В бою драконов важно то, кто первый нанесёт решающий удар, который достигнет цели. Это может сделать только тот дракон, который будет лучше подготовлен. В этот раз Жерло Вулкана превосходил своего противника силой и опытом в несколько раз. И победа осталась бы за ним, если бы верховный колдун не покинул свою ложу.

Парацельс уже не в первый раз присутствовал на боях драконов. Его поражало всё, что происходило, но он сохранял присутствие духа. Ицебальс, который хоть и был старшекурсником, только недавно стал посещать эти ужасные представления и подолгу не мог прийти в себя. В этот раз его поразила жестокость не только самого зрелища, но и то, насколько чудовищно оно начинается. Скармливание одного из зрителей – это безумие. Но в этот раз Люциферус превзошёл самого себя. Вряд ли он не знал, кого отправляет в пасть огромного огнедышащего Перлиота. Наверняка ему было хорошо известно, кем был человек, не успевший занять своё место. Да и уж слишком неожиданно и
Страница 13 из 13

неправдоподобно офицеры тайной стражи оказались рядом с жертвой, которая должна была стать предметом развлечения толпы. Но разве до этого есть кому-то дело? Главное – всё идёт по правилам, существующим много сотен лет. Парацельс сидел на своём месте, не желая вставать. Народ стал покидать Амфитеатр.

Парацельс взглянул на своего спутника.

– Как ты думаешь, – спросил он, – почему Люциферус хотел казнить одного из своих лучших учёных?

Ицебальс, немного подумав, ответил:

– Он мог это сделать только по одной причине – верховный колдун боялся Мергеруса, он боится всех, кто может неординарно думать.

– Вот именно, – согласился Парацельс. – И ещё. Тёмный правитель не знает о том, что у нас есть производство сверхбыстрых мётел, – добавил он. – Вероятно, до сегодняшнего дня правитель сам не верил в возможность летать на метле во много раз быстрее, чем это делается в Горгуландии сейчас. Верховный колдун думал, что сверхбыстрая метла – это миф, утопия. Скорее всего, этот несчастный учёный, доказывая ему обратное, допустил одну роковую ошибку. Он мог слишком эмоционально говорить Люциферусу о преимуществах сверхбыстрой метлы, что могло показаться тому очень подозрительным. И, возможно, из-за этого он и отдал приказ уничтожить своего лучшего учёного. Что, впрочем, часто происходит здесь, в тёмной части нашего мира. Страшно даже думать об этом, – сказал Парацельс. – Зло, оно и есть зло. Его никак, ничем не измеришь. Зло отвратительно, оно ужасно, ему нет оправданий.

– Пойдём отсюда, – предложил Ицебальс. – Нам ещё необходимо зайти в таверну, послушать, о чём будут говорить её посетители. Узнаем свежие новости после этого боя.

Слухи в Горгуландии быстро разносятся. Перед тем как зайти в таверну, друзья долго бродили по тёмным улицам, запутывая следы. Они делали это на тот случай, если бы за ними действительно велась слежка, угрожающая их жизням. Но тайная стража в этот вечер была занята другими делами, а полная фигура человека, следившего за ними, не представляла никакой угрозы, поэтому после долгих блужданий они позволили ей продолжать их преследование до таверны под жутковатым названием «Ядовитое зелье».

Глава четвёртая

«Неожиданная» встреча

В таверне «Ядовитое зелье» оказалось много народа. Это была разношёрстная публика, всякого рода жители потустороннего мира. От бедных, одетых в лохмотья странствующих факиров, до довольно состоятельных местных колдунов, магов и чародеев, а также вампиров, оборотней и прочей тёмной братии. То тут, то там шныряли нищие могильные вампиры в надежде раздобыть себе на халяву хоть немного еды с кровью. Они выпрашивали её у посетителей, потому как денег у них из-за их патологической лени почти никогда не было. Упыри в основной своей массе – бестолковые твари. В отличие от их богатых и знаменитых собратьев, о которых говорят и пишут во всём мире, эти нищие побирушки были мало кому известны. Но, несмотря на это, все знали, что они не менее опасны и кровожадны.

* * *

Видов вампиров очень много. Но почему-то именно эта огромная масса нищих могильных упырей, выпрашивающих подачки, могла попасть для кормления в верхний человеческий мир только во время полнолуния. И пока в небе была полная луна, они хозяйничали в городах и деревнях верхнего мира, где проживали обычные люди, и наводили на них неописуемый ужас. Но и возвратиться в свой потусторонний, или нижний призрачный, мир они могли также только во время полнолуния. Если вампиры не успевали вернуться домой вовремя, они рисковали остаться среди людей, портал для них закрывался до следующей полной луны. А это был риск получить кол в сердце, обезглавливание или вероятность быть сожженными днём в лучах солнца. Светило мира людей было для них смертельно опасным. Две недели после кормления могильные вампиры были сыты, но потом вновь наступал голод. И пока в небе не появлялась круглая луна, кормиться они приходили в разные закусочные, таверны и ресторанчики Горгуландии. Но несмотря на то что порою в их кошелях не было даже сыня, никто из владельцев заведений не прогонял вампиров – делать это в Горгуландии считалось дурной приметой. Зная это, упыри вели себя раскованно и вольготно, промышляя попрошайничеством. «Ядовитое зелье» – популярная и довольно приличная по местным меркам таверна была не исключением. Одним из дешёвых её блюд было слабопрожаренное мясо с кровью. Там же можно было недорого заказать и свежую свиную кровь. Она, как ничто другое, была по вкусу могильным вампирам. Ради этого кушанья они и посещали «Ядовитое зелье».

* * *

В тот вечер, когда два друга после боя драконов вошли в «Ядовитое зелье», там было душно и шумно.

– У вас есть свободный столик? – обратился Парацельс к стоявшему за стойкой человеку.

– Да, есть, – ответил тот. – Вон, последний, в дальнем углу, – и рукой показал на небольшой одинокий столик.

– Прекрасно, это то, что нам нужно, – сказал Парацельс. – Пусть для нас принесут еду, все лучшие блюда, которые у вас есть в меню, и воду, конечно. У нас будет встреча с одним из наших добрых знакомых, хотим порадовать его отличным ужином. И ещё, когда он решит расплатиться, скажите ему, что всё это за счёт заведения, будто бы он миллионный посетитель таверны, а когда он уйдёт, мы за всё и заплатим.

– Будет сделано, – прохрипел человек за стойкой и отправился дать нужные распоряжения поварам на кухне.

Как ни странно, именно в те дни, когда Парацельс намеревался посетить эту таверну, то место, о котором сказано выше, было всегда для него свободным. Таверна «Ядовитое зелье» была одна из его любимых в Демониане. Здесь всегда можно было не только хорошо поесть, но и узнать последние местные новости.

* * *

– Вот так встреча! – услышал Парацельс за своей спиной.

Обернувшись, он увидел знакомое улыбающееся лицо торговца драконами Балакура Дерикса. С ним он уже не виделся несколько месяцев. В тот день их первой встречи в крепости Парацельс сказал ему, что он найдёт его, когда у того будет нужный для него дракон. Но этот умудрённый опытом, довольно успешный торговец по непонятным пока для юноши причинам всё же разыскал его раньше этого события.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/dzhon-kotling/paracels-maggrou-i-torgovec-drakonami/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.