Режим чтения
Скачать книгу

Половодье чувств, или Рыбка моя читать онлайн - Галина Куликова

Половодье чувств, или Рыбка моя

Галина Михайловна Куликова

Они встретились возле прилавка ювелирного магазина. Он – пока еще одинокий мужчина, выбирающий кольцо невесте. Она – уже одинокая женщина, только что пережившая измену супруга: на ее глазах он купил очередной любовнице украшение. Почему-то Лизе невероятно легко общаться с этим малознакомым мужчиной, на шарфе которого вывязаны снеговики. Почему-то Игорю потрясающе легко находиться рядом с этой малознакомой женщиной с грустными глазами. И поэтому он приглашает ее встретить Новый год у него дома. Правда, предупреждает, что утром должен будет встретиться со своей беременной невестой Ирочкой. Но ведь жизнь – такая непредсказуемая штука!

Галина Куликова

Половодье чувств, или Рыбка моя

Лиза сидела в самом центре мира – в большом магазине, возле фонтана, посреди предпраздничной истерии в канун Нового года и очень хотела расплакаться. Однако глаза оставались сухими и в груди не рождалось ни одного всхлипа. Мимо нее сновали веселые сограждане, накупившие в честь праздника кучу нужных и совсем ненужных вещей. Лиза остро завидовала им. Ей тоже хотелось носиться по этажам и выбирать подарки. Это такое понятное, такое замечательное занятие! Однако подарки потеряли всякий смысл. На этот раз у нее не будет Нового года.

Лиза никогда не примеряла на себя судьбы других женщин. В том числе не пыталась представить, что случится, если муж ей изменит. И сейчас она испытывала очень странные чувства. Будто бы она гостья в собственной жизни. Она строила ее с такой скрупулезностью, и вот теперь ей указали на дверь. Ее любовь была разбита, словно новогодний шар, осколки которого валялись под елкой.

В это самое время к торговому центру подъехала черная, чисто вымытая машина с шумно работающими «дворниками». Снег, валивший с неба, быстро залеплял стекло, и машина отфыркивалась, как лошадь. Задняя дверца приотворилась, и наружу высунулась женская нога в маленьком удобном ботинке. Вторая нога не заставила себя ждать, и через минуту появилась уже вся целиком низенькая старушенция в короткой шубе и круглой меховой шапочке.

Стекло со стороны водителя опустилось, и из салона вырвался мужской голос:

– Покупки ты все равно не утащишь, так что я за тобой вернусь.

Старушенция огляделась по сторонам. Автомобили подкатывали один за другим и замедляли ход, прицеливаясь к освобождающимся местам на стоянке. Очумевшие рабочие широкими лопатами откидывали снег на газоны, изо рта у них валил пар. К торговому центру нескончаемым потоком неслась людская толпа, охваченная предпраздничным нетерпением.

– Штурмуют, как турки Константинополь, – резюмировала старушка и наклонилась к дверце. – А ты со мной не пойдешь? Поели бы вместе щей в ресторане.

– Нет. У меня от твоей трескотни голова болит. Ты болтаешь, и болтаешь, и болтаешь…

– Потому что у меня жизненный опыт!

– Придумай своему опыту какое-нибудь другое применение, более интересное. Короче, развлекайся.

Стекло поехало вверх, и через минуту автомобиль, немного поерзав, развернулся, нырнул под кисейный край снегопада и исчез без следа. Старушка неодобрительно поджала губы и пробормотала:

– Хм. Возможно, кто-нибудь другой во мне нуждается! А подарки у меня давно уже припасены, и покупать мне ничего не нужно.

У нее были совсем другие планы. Она знала, что в предпраздничной суете очень легко почувствовать себя одиноким и заблудившимся. Перед Новым годом люди особенно беззащитны. Некоторым кажется, что жизнь их зашла в тупик.

Мелкими шажками она двинулась к главному входу. Толпа охотно подхватила ее, пронесла через вращающиеся двери и, втолкнув внутрь, отхлынула. Старушка огляделась и тихонько вздохнула. Ей нравились новые торговые центры, похожие на помпезные дворцы – с эскалаторами, зеркальными куполами и стеклянными лифтами, бесшумно снующими вверх и вниз. Кроме того, к празднику все здесь было украшено цветными гирляндами, мишурой и блестками. Она неторопливо двинулась к центру зала, любуясь щедро украшенными витринами. За спинами манекенов роились и гудели покупатели – примеряя, прикладывая к себе, нюхая и прицениваясь.

Старушка зорко смотрела по сторонам. Она испытывала своего рода вдохновение, твердо решив помочь какой-нибудь заблудшей душе обрести почву под ногами. Она представляла себя сестрой милосердия, призванной утешать и ободрять страждущих. Помощь ближнему – самая сладкая конфета для деятельной натуры. Однако до сих пор ближние активно сопротивлялись проявлению заботы с ее стороны. Ну, ничего, сегодня все будет иначе. По статистике, именно перед Новым годом люди чаще всего впадают в депрессию. Особенно одинокие. Она отыщет такого бедолагу и изменит его несчастливые обстоятельства! Слово – это сила, а слово, сказанное с душой, – сила неодолимая.

На одной из скамеек возле фонтана, весело гоняющего воду, сидела женщина с потерянным лицом, уронив руки на колени. «Лет сорок, – прикинула старушка, сделав стойку. – И она несчастна, бедняжка. Кажется, пришел мой час!» Походкой следопыта Зеба Стампа она подошла к скамейке и села рядом с женщиной. Бросила на нее короткий взгляд. Та была миловидной, с темно-каштановыми волосами до плеч. В простом пальто и незатейливой обуви она ухитрялась выглядеть стильно. «Редкий дар, – решила про себя старушка. – Приятно возвращать к жизни не каких-то там запущенных куриц, а вполне симпатичных домохозяек».

Старушка задержала взгляд на руках своей жертвы и решила, что та все же не домохозяйка. Потому что маникюр у нее был хоть и аккуратный, но не показательный, сделанный только ради праздника. И кожа уж больно гладкая. Да, эти руки наверняка занимаются благородной бумажной работой. Несмотря на потерянный вид, в женщине ощущалась скрытая живость, и это старушенции особенно импонировало.

– К-хм, – сказала она, понаблюдав некоторое время за золотыми рыбками, которые тупо толкались в бетонные бортики фонтана. – Извините, вы не в курсе, где здесь дамская комната?

– На втором этаже, возле эскалатора, – ответила незнакомка, едва повернув голову.

Старушке было скучно заходить издали, и она сразу же взяла быка за рога:

– Вы абсолютно и бесповоротно несчастливы, ведь правда?

– Что? – изумилась женщина и развернулась к соседке всем корпусом. Сверкнули серые глаза.

– Вы не похожи на всех этих истребителей товаров народного потребления. И вы ничего не купили, – обвиняющим тоном добавила старушка. – И никого не ждете.

– Но с чего вы взяли, будто я несчастна? – не отступала незнакомка.

– Жизненный опыт, – пожала плечами ее собеседница. – Люди с такими лицами, как у вас, в новогоднюю ночь либо надираются в одиночестве, либо прыгают с моста в реку. А я могу вам помочь.

– В самом деле? – спросила незнакомка, улыбнувшись.

Это была вялая улыбка, похожая на фиалку, расцветшую без солнца.

– В самом деле. – Старушенция посмотрела на нее пристально. – Я в состоянии дать вам совет. Следуя хорошему совету, некоторые огребают такое счастье, что потом только диву даются, как это столь умная мысль им самим не пришла в голову. Кстати, как вас зовут?

– Лиза, – ответила женщина и неожиданно почувствовала, как внутри нее что-то дрогнуло.

«Черт
Страница 2 из 12

побери, – подумала она. – Почему бы и нет? Мы все ждем знаков судьбы, оглядываемся по сторонам… А тут вдруг этот знак возникает прямо перед носом, да еще в бобровой шубе! Если я его проигнорирую, ни за что себе не прощу. Решено. Я выложу старушке правду и поступлю так, как она скажет. Даже если ее совет придется мне не по душе. В конце концов, таких совпадений просто не бывает. Я сижу и прошу высшие силы подсказать мне, что делать, и тут появляется она!»

«Рождественская фея» была забавной. Маленькая, откормленная и самоуверенная, как кошка. Нос пуговкой, шапочка набекрень, губы подведены помадой того конфетно-розового цвета, который так мил сердцам «девушек за семьдесят». Хотя кто в современном мире знает, как должны выглядеть настоящие феи? Почувствовав, что одержала победу, она придвинулась ближе и сложила ручки на груди, словно предчувствуя, что история будет особенной.

– Со мной случилась ужасная вещь, – шепотом сказала Лиза, наклонившись к ней. – Сегодня утром я поняла, что разлюбила собственного мужа.

При слове «муж» старушка пискнула, как хомяк в кулаке, и в глазах ее загорелся свирепый огонь. У нее была сумасбродная личная жизнь, отмеченная тремя браками, каждый из которых закончился Помпеей. По странной прихоти судьбы все три ее супруга оказались сатрапами, что сделало ее на старости лет одной из самых революционно настроенных представительниц слабого пола. На поверку весь ее жизненный опыт был кособоким, как избушка лесника, о чем она, разумеется, не догадывалась. Еще не вникнув в суть дела, она уже готова была сформулировать стратегию и тактику войны. Муж! Нелюбимый муж подлежал истреблению, как туркестанский таракан, проникший на кухню.

– Он уже давно живет своей собственной жизнью, – продолжала Лиза, лихорадочно вращая пуговицу расстегнутого пальто. – Я у него – тыл, понимаете? Окопная линия, за которой можно зализать раны, сменить грязную одежду на чистую и отоспаться. Когда он врет, мне делается больно вот тут. – Она ткнула рукой не то в сердце, не то в диафрагму, хотя было ясно, что эта боль не имеет никакого отношения к физиологии.

– Он вам изменяет? – в лоб спросила старушка.

– До сегодняшнего дня я думала, что – нет. По субботам у нас был секс…

– Договорные постельные отношения? – уточнила старушенция. – Самое мерзкое изобретение человечества. А что случилось сегодня?

– Сегодня? – переспросила Лиза странным голосом. – Сегодня нелегкая понесла меня к нему на работу.

Глава 1

Лиза редко появлялась в офисе мужа – только в случае крайней необходимости. Сегодня как раз был такой случай: она собралась с подругами в театр, а Руслан забыл дома ключи. Его сотовый телефон не отвечал, а рабочий был перманентно занят.

Толстощекий тип, втиснувшийся вместе с Лизой в вагон метро, порвал ей колготки углом своего портфеля. Когда она возмущенно обернулась к нему, он чавкнул ей в лицо жевательной резинкой и принял скорбный вид. Требовать сатисфакции было бессмысленно. Купив в переходе новую пару колготок и прикрывая сумочкой дорожку спущенных петель, Лиза быстро шла по улице.

Не иначе как по заказу восторженных детишек, город к празднику завалило снегом так, что впору было ездить на санях. Паркующиеся автомобили мягко втыкались мордами в сугробы и сразу же слепли. На скамье под крышей автобусной остановки сидел осоловелый кот и удивлялся погоде.

На входе в здание компании, в которой ее муж считался большой шишкой, стояли целых четыре охранника. Они выглядели похожими, как спички в коробке, а лица их были слеплены кое-как и напоминали морды горгулий на соборе Парижской Богоматери. Складывалось впечатление, что они стерегут не производственный концерн, а секретный военный космодром. Лизу они знали в лицо, кроме того, у нее был постоянный пропуск, что позволяло ей не тратить время на проверку.

Лиза шагнула в лифт и нажала на кнопку последнего этажа, мимоходом подумав, что шишки всегда забираются на самый верх. Вероятно, это желание раскинуть крылья над целым миром. Или наверху просто воздух чище. Вместе с ней в кабину вошла крепко надушенная девица лет тридцати. Она была тощей, как бродячая кошка, но зато имела бюст, яростно тащивший ее к земле. Всю дорогу девица косилась на Лизу и выпячивала губки. Когда лифт, дзенькнув, остановился, девица вышла первой и двинулась по коридору, думая, что покачивает бедрами, а на самом деле извивалась, как червяк. На середине пути она оглянулась и просветила Лизу насквозь своими глазами-рентгенами, в которые наверняка были вставлены цветные линзы – такими они казались ядовито-зелеными.

Прежде чем идти в кабинет мужа, Лиза вознамерилась переодеть колготки. Именно с этой целью она и свернула в маленький коридор, где находился туалет. Всем известно, что дамская комната – это место, где разбиваются сердца. Сюда прибегают рыдать после увольнения, материть начальников и проделывать тесты на беременность. В настоящий момент здесь громким шепотом обсуждали соперниц две дамочки с ногтями такой длины, что их вполне можно было рассматривать как холодное оружие. Соперницами они считали всех, включая уборщицу, видевшую живьем еще товарища Кирова.

Лиза зашла в кабинку и подняла ручку вверх. Она никогда не умела запирать эти новомодные замки, которые самозащелкивались и саморасщелкивались в совершенно неподходящее время. Несмотря на то что в туалете было довольно чисто, ставить вещи на унитаз ей не хотелось, поэтому она повесила на имевшийся в наличии крючок сначала пальто, а потом и свою поклажу. Места для манипуляций с колготками осталось совсем немного. По-хорошему, ей следовало бы сначала зайти к мужу, снять верхнюю одежду, а уж потом отправляться в туалет. Или вообще сменить колготки у него в кабинете. Однако муж мог быть не один – это раз. А два – это то, что она с утра не уделила должного внимания своему гардеробу. Ходить мимо десятков пар жадных глаз одетой во что попало казалось ей неправильным. Репутация жены шефа не может быть запятнана кофточкой сомнительного происхождения. Так что приходилось терпеть неудобства. Пока Лиза доставала из сумки полиэтиленовый пакет и раскладывала его на полу вместо коврика, потом расстегивала сапоги и устраивала их так, чтобы они не свалились в сомнительную лужу, она вспотела, как мышь под метлой. Любительницы обсуждать соперниц тем временем ушли, а их место заняли две другие девушки, желавшие пошептаться.

Лиза сначала вовсе не прислушивалась к их тарахтению, потому что стояла на одной ноге и, пыхтя, натягивала на себя лайкру. Колготки оказались с утягивающим эффектом, поэтому влезть в них оказалось не так-то просто. Внезапно ее внимание привлекло имя мужа, сказанное полузадушенным шепотом:

– А потом Руслан Борисович сказал, что ему надоели ее истерики и что между ними все кончено.

Лиза замерла, стоя одной босой ногой на пакете и опасно качаясь из стороны в сторону.

– А Вероника ответила, что знает, из-за кого он ее бросает, и что он еще пожалеет, потому что эта тощая Виола – подколодная змея! И глаза у нее зеленые, как у гадюки.

Потрясенная до глубины души Лиза поняла, что этот голос принадлежит секретарше мужа, Жанне, с которой она редко виделась, зато частенько разговаривала по телефону. У
Страница 3 из 12

девчонки был едва заметный среднерусский говорок, придававший ее речи определенную прелесть.

– Я-то стою с подносом в руках, потому что, если вдруг из кабинета кто выскочит, у меня отмазка есть. А эта ведьма все не уходит. Жутко ее разозлило, что Руслан Борисович ее так быстро в отставку отправил.

– Да ты что! – ахнула вторая, невидимая девица. – А то она не знает, что Руслан Борисович долго ни с кем не хороводится. Когда он меня бросил, я даже сопротивляться не стала. Я заранее знала, что соглашаюсь на скоротечный роман.

– Да, и я тоже заранее знала, что он меня бросит, – согласилась Жанна. – Но устоять не смогла. До чего же хорош мужик, скажи, Дашка?

Невидимая Дашка согласилась, высоко оценив мужские достоинства Лизиного супруга, и с сожалением добавила:

– Он говорил, что я – как раз его тип женщины. И если бы у него была такая жена, он никогда бы не ходил налево. Но потом, конечно, увлекся Маргаритой. Как только ее приняли на работу, весь отдел понял, чем дело кончится.

Лиза окаменела. Двух Русланов Борисовичей в одной и той же фирме быть, конечно, не могло. Выходит, муж, ее собственный муж, ей цинично изменяет?! Причем совершенно сознательно, а не то что «напился-забылся-в чужой постели очутился». Но почему девицы называют его по имени-отчеству? Неужели романы ее благоверного столь скоротечны, что он даже не успевает перейти со своими пассиями на «ты»?!

С проворством акробатки Лиза в две секунды влезла в колготки и прильнула к двери. Конечно, только стрессом можно было объяснить все, что она проделала в следующую минуту. В голове у Лизы было пусто, как в ограбленном сейфе. И ей немедленно, вот просто сию секунду потребовалось увидеть эту самую Дашку!

Позабыв о гигиене, Лиза опустилась на четвереньки, потом немного повозилась и легла на бок, на пакет, решив во что бы то ни стало попытаться увидеть, кого это муж называл «мой тип женщины». Судя по всему, девицы стояли спиной к зеркалам и лицом к кабинкам, поэтому, когда Лизина сплющенная физиономия появилась из-под двери, они ее сразу заметили. Вероятно, со стороны это выглядело довольно страшно, потому что обе девицы хором взвизгнули. Даша пискнула: «Ой, мамочки, что это?!» А более решительная Жанна сделала смелый шаг вперед и нажала на ручку.

Замок щелкнул, и дверь открылась. На полу в позе зародыша, без сапог и с задранной юбкой лежала Лиза Федотова и смотрела на них снизу вверх остановившимися глазами.

Даша оказалась тощей брюнеткой с короткой стрижкой и попой размером с кулачок детсадовца. В шоке от увиденного, она только открывала и закрывала рот.

– Боже мой, что с вами?! – воскликнула Жанна, сойдя с лица и засуетившись вокруг. – Вы упали? Вы ранены?

И тут же сдавленным шепотом бросила обалдевшей Даше:

– Это жена босса.

– Считайте, что я умерла от горя, – мрачно сказала Лиза и потребовала: – Закройте немедленно дверь!

Жанна мертвой рукой потянулась к ручке. Замок щелкнул, послышался дробный стук каблуков, и снаружи все стихло. Девицы умчались, словно сам черт целовал им пятки.

Цепляясь за стены, Лиза встала, натянула сапоги, надела пальто и вышла из кабинки. Подошла к зеркалу, долго с удивлением смотрела на свое отражение. Отражение тянуло на полные сорок пять лет. Лицо было ухоженным, ничего не скажешь, но потеряло четкий контур, и мелкие морщинки окружали глаза довольно заметной сеточкой. Кроме того, под глазами проглядывали мешки, которые психолог советовал ей полюбить, потому что избавиться от них было нереально.

Лиза честно любила свои мешки, и вообще все свое тело, покуда верила, что в ее жизни все хорошо. Дочь выросла, вышла замуж, супруг занимает высокий пост, сама она на службе на хорошем счету… Муж заботился о ней, они спали в одной постели… Боже, какая подлость!

Сейчас из зеркала на нее серыми глазами смотрела ПРАВДА. От этой правды больше невозможно было прятаться, и Лиза вдруг поняла, что, несмотря на напавшее на нее внешнее отупение, мозг ее лихорадочно ищет выход. Может быть, сделать вид, что ничего не случилось? По крайней мере, сейчас. Хороша она будет, если устроит сцену прямо в кабинете мужа. Кроме того, она вообще не готова устраивать сцены. Так можно одним махом сломать брак, который был центром ее вселенной.

Лиза вымыла руки, достала из сумочки помаду и подкрасила губы. Вернее, это не она подкрасила губы, а ее двойник, который выглядел, как обычная Лиза. Двойник оказался столь непробиваемым, что еще и причесался. Похлопал себя по щекам и вышел из туалета.

Секретарша Жанна сидела перед кабинетом своего босса ни жива ни мертва. Спина у нее была на диво прямой – именно таких спин добиваются от школьников медицинские работники, озабоченные распространением сколиоза.

– Он у себя? – коротко спросила Лиза, не сбавляя шага.

– Да! – Жанна изо всех сил кивнула, и челка, делавшая ее похожей на маленькую лошадку, подпрыгнула на лбу. Мерзавка бросила на жену босса только один малюсенький взгляд и тотчас снова уставилась в бумаги.

Лиза вошла в кабинет без стука. Полы ее пальто развевались, словно крылья шинели какого-нибудь военачальника, готовящегося к битве. В остальном в ее облике не было ничего воинственного.

Руслан сидел за столом, который простирался на многие метры с севера на юг. За его спиной был обрыв, окаймленный окном с дизайнерской шторкой. В глубине обрыва лежал город, запорошенный снегом. Солнце нехотя перебирало свои бриллианты, рассыпанные по крышам.

– О! Привет, рыбонька. Почему ты не позвонила? Надеюсь, ничего не случилось?

– Ты забыл ключи.

Лиза впервые за долгие годы посмотрела на мужа другими глазами. Да, он недаром пользовался успехом у женщин, потому что был высоким и статным, с сильным подбородком и жестким, «мужским» взглядом. Однако в каждом его жесте, в тоне голоса, во взгляде сквозило довольство собой, которое выглядело почти неприличным.

– Растяпа, – нежно пожурил сам себя Руслан и пошевелил пальцами: – Давай их сюда. Ты с твоими дурочками собираешься в театр, да?

– Почему с дурочками? – спросила Лиза вроде бы как сердито, хотя на самом деле не испытывала никаких чувств. То есть вообще никаких.

Не раздеваясь, она села в кресло для посетителей.

– Потому что твои подружки дурочки и есть. Ну что ты хочешь, милая? Одна нянчится с мужем-алкоголиком, вторая нашла себе Бога по имени Фэншуй и поклоняется ему… Конечно, дурочки!

– Руслан, ты не хочешь выпить со мной чашечку кофе? – перебила его Лиза.

– Конечно, хочу. Сейчас скажу Жанне, чтобы принесла.

– Нет, я имею в виду выйти на улицу и посидеть в каком-нибудь кафе.

– Послушай, рыбка моя, у меня скоро важное совещание. – Лиза поморщилась, и Руслан мгновенно насторожился. Поэтому перешел на вкрадчивый тон. – Но если ты настаиваешь, я его отложу.

Вероятно, он что-то заметил. Что-то опасное для себя. Мужчины, скрывающие романы на стороне, особенно внимательны к мимике жены.

– Нет, не надо ничего откладывать. Ненавижу, когда ты втискиваешь меня в свой рабочий график.

– Рыбонька, у тебя что, критические дни? – поднял бровь Руслан. – Почему ты такая сердитая?

– У меня… ноги замерзли, – бросила Лиза. – И вообще. Твой телефон все утро был вне зоны доступа, и из-за этого мне пришлось тащиться через весь город. Колготки в метро
Страница 4 из 12

порвали.

– Могла бы взять такси, – Руслан сразу же успокоился. – Кстати, мой друг Ярцев появлялся у вас в издательстве?

– Да, но его послали вместе с рукописью через семнадцать секунд после появления.

Двойник Лизы искусно вел разговор, в то время как сама она пристально вглядывалась в лицо мужа, пытаясь отыскать на нем следы многочисленных измен.

– Серьезно? А почему?

– Ну… Ты ведь предупреждал, у него богатое воображение…

– Разве это плохо для писателя?

– Дело в том, что он сочинил сказку о нападении на Землю просроченных глазированных сырков. Редакция детской литературы не оценила масштабность замысла. Тем более у твоего Ярцева проблемы с орфографией. С первого взгляда ясно, что родным языком для него является русский устный. Русский письменный он не знает вообще.

Руслан рассмеялся. Смеялся он красиво, опровергая постулат Лизиной матери о том, что улыбка обнажает человека до самого донышка. За улыбку Руслана можно было полюбить один раз и навсегда. Лиза думала, что именно это с ней и случилось. Но теперь чары пали, и она увидела мужа не таким, каким он хотел казаться, а таким, каким он был на самом деле. Кажется, они вовсе не шли через годы рука об руку. С самого дня свадьбы Руслан сидел на козлах Лизиной жизни и держал поводья твердой рукой. Вот только на пассажирку, трясущуюся за спиной, ему по большому счету было наплевать. Дескать, ее везут, и пусть она радуется.

Она отдала ему ключи и вышла из кабинета, плотно прикрыв за собой дверь. Жанна по-прежнему сидела на своем месте и разглядывала бумаги, явно не в силах сосредоточиться на их содержании.

Лиза подошла к ней вплотную и тихо сказала:

– Ты должна мне помочь. – Ее голос был ледяным. – Скажи, когда и где у твоего босса свидание, и я не стану настаивать, чтобы он тебя уволил.

Об увольнении пигалица точно не думала, потому что явственно вздрогнула. Потом подняла на Лизу глаза и шепотом выпалила:

– Сегодня в четыре часа дня в торговом центре «Гигант», в кафе «Чайная роза», на втором этаже. Они собираются обедать и обсуждать планы на новогоднюю ночь.

– Принято, – сказала Лиза и, не поблагодарив, вышла в коридор.

Она приехала в торговый центр «Гигант» за час до указанного времени и села на скамейку, чтобы решить, что ей делать. Поймать мужа с поличным или промолчать?

«Да пошел он! – кипятилась Лиза, сжимая руки. – Он думает, что без него я пропаду. А вот дудки!» Она стала представлять, как соберет чемодан и хлопнет дверью. Как найдет себе какого-нибудь потрясающего мужчину, и у них случится бурный роман. Впрочем, эти феерические планы недолго занимали ее воображение. Лиза представила себя с чемоданом на улице. Куда она его потащит? К подругам? И сколько придется жить у подруг? Пока Руслан не разменяет квартиру? Нет, скорее всего, ей придется оставаться на их общей жилплощади. Она будет молча ходить по комнатам, а встречаясь с мужем на кухне или возле ванной, поджимать губы. Второй пункт плана тоже заслуживал критики. Какого потрясающего мужчину она себе найдет? Где? Пожалуй, за годы брака ни одного потрясающего мужчины вообще не возникало на ее горизонте.

Получалась ерунда. Для того чтобы бросить мужа и сохранить человеческое достоинство, нужно было обладать не только силой воли, но и совершенно определенными материальными возможностями. За душой у нее не было ни гроша. Редактор много не получает, а деньги, зарабатываемые мужем, сам же муж и контролирует.

Несмотря на трагизм ситуации, Лиза чувствовала, что ее сердце неожиданно пробудилось от спячки. Оно колотилось в ее груди и требовало немедленного принятия решений. Но на что решиться? Пожалуй, она никогда не сможет простить Руслану измену. Но, возможно, это не значит, что нужно уходить от него!

Лиза стала просить, чтобы кто-нибудь там, наверху, подсказал ей, что делать. Именно в этот момент рядом с ней на скамейку приземлилась старушенция, заявившая, что Лиза несчастна и нуждается в хорошем совете. Кажется, Лиза действительно в нем нуждалась! Она рассказала старушке про сегодняшний поход к Руслану на работу и про свидание, назначенное неверным мужем в здешнем кафе.

– Вы должны застукать его на месте преступления, закатить грандиозную сцену, а потом уйти от него навсегда! – решительно сказала старушка, и глаза ее засверкали так, словно она готова была пойти на битву вместо Лизы.

– Но мы полюбили друг друга еще в восьмом классе. Мы вместе уже тридцать лет! Что я буду делать без Руслана? – спросила та, удивляясь собственной беспомощности.

– Все, что захочется! – решительно ответила старушка и прочертила рукой в воздухе вертикальную линию. – Вероятно, линия должна была отделить старую Лизину жизнь от новой. – Тридцать лет! Даже собаки столько не живут. Неудивительно, что все закончилось. Перед вами открываются сумасшедшие перспективы!

У старушки был такой бесшабашный вид, что Лиза испытала неожиданный прилив храбрости. Посмотрев на часы, она сказала:

– Тогда мне нужно идти.

– Все будет хорошо! – сказала ее наставница. – Жить с неверным мужем – все равно что пасти чужую корову. Невыгодно и скучно.

– Спасибо вам, – сказала Лиза, – если бы не вы…

Несмотря на то что она не договорила, старушка все отлично поняла, и глаза ее увлажнились от нахлынувших чувств. Лиза махнула ей рукой и направилась к эскалатору, ведущему на второй этаж. Из магазина, торгующего товарами для путешественников, можно было скрытно наблюдать за посетителями кафе «Чайная роза». Парочка была уже там. Сначала Лиза увидела мужа. Выражение его лица заставило ее заскрежетать зубами от злости. То самое нежно-покровительственное выражение, которое Лиза считала очень личным, относящимся только к ней. Какая она, оказывается, дура! Девицу было видно не слишком хорошо. Лиза схватила с прилавка подзорную трубу и припала к ней правым глазом. Некоторое время ловила цель и, наконец, взяла девицу на мушку. Это была та самая драная кошка, с которой Лиза сегодня поднималась в лифте в офис мужа. Она сидела с видом королевы, которой есть, кем распоряжаться.

– Классная штука, – сказал продавец, подкравшийся к Лизе сзади. – Очень рекомендую. Незаменимая вещь на пляже. Купите, не пожалеете. Моя сестра говорит, стоит усесться с этой трубой на берегу, от мужчин отбоя нет.

– Беру, – сказала Лиза. – Мне как раз нужно устраивать личную жизнь. Правда, до лета еще далеко, но сани нужно готовить заранее.

Она стала торопливо расплачиваться и даже не позволила упаковать покупку, потому что увидела, что Руслан и его пассия покинули кафе. Лиза выскочила из магазина и отправилась за ними с подзорной трубой в руке. Довольно быстро она догнала сладкую парочку и теперь собиралась с духом, чтобы объявить о своем присутствии.

– Мне нужно выбрать жене подарок на Новый год, иначе она будет ходить с унылой физиономией.

– Купи ей шаль. Она наверняка мерзнет в своем издательстве. Решит, что ты о ней заботишься.

– Она же не Арина Родионовна! Шаль – это как-то по-старушечьи.

– Ну, и она уже не девочка, милый. Но если ты комплексуешь, можешь выбрать что-нибудь блестящее. Подари ей подвеску или браслет.

– Подвеску! – загорелся Руслан. – На день рождения она вручила мне позолоченную визитницу, придется соответствовать.

– А
Страница 5 из 12

ты делал когда-нибудь подарки по любви?

– Конечно! Тебе. – Он наклонился и сочно поцеловал ее в губы.

Они подошли к прилавку с ювелирными украшениями и склонились над стеклом голова к голове.

– Как ты думаешь, какая ей больше понравится? В виде подковки или в виде месяца? – спросил Руслан у своей пассии. – Вкус у нее всегда был плебейским.

Они засмеялись и снова стали целоваться – теперь уже долго и увлеченно. Продавщица смотрела на них с улыбкой. Она понимала, что парочка не уйдет без покупки, поэтому проявляла снисхождение.

Неизвестно, чем Лиза больше была шокирована – видом собственного мужа, целующегося с другой, или его словами. В какую-то секунду она струсила и хотела уже ретироваться, но, развернувшись, увидела рождественскую фею, которая бежала к ней через зал с горящими глазами и странным выражением на лице. Значит, выбора не было.

– Ну, и что ты думаешь по поводу подвесок? – спросил Руслан у своей подружки. – Подковка подойдет?

– Мне нравится вон та, – сказала Лиза, подходя к ним с тыла. – Вполне соответствует моему приятному возрасту. Когда можно уже никого не кадрить, чтобы жить в свое удовольствие.

Какими бы нервами не обладал мужчина, появление жены в миг сахарного поцелуя с любовницей стопроцентно вышибает его из состояния эйфории. Руслан Борисович весь налился багровым румянцем, да таким густым, словно пытался доказать, что человек произошел от свеклы. У его подружки, напротив, вид сделался веселым и довольным. Вероятно, ей давно хотелось оповестить Лизу о своем существовании. Руслан все-таки взял себя в руки и возмущенно спросил:

– Что ты здесь делаешь?!

– Покупала тебе подарок, – сказала Лиза. – Поздравляю с Новым годом!

Она вручила ему подзорную трубу и оглянулась через плечо. Старушка была уже совсем близко, лицо ее выглядело перекошенным от волнения. Лиза быстро добавила:

– И вообще: пошел ты к черту! Я с тобой развожусь.

– Что-то быстро прошла твоя любовь! – ехидно сказал Руслан, засунув трубу под мышку.

Лиза задохнулась от возмущения, оглянулась через плечо, ища моральной поддержки, но старушку не увидела. Она исчезла, как будто ее вовсе никогда не было. Лиза осталась один на один с главной проблемой своей жизни.

– В общем, я пошла, – сказала она. – Желаю хорошо развлечься. Кстати, – обратилась она к драной кошке. – Целуется он только первые две недели после начала романа. Потом это начинает казаться ему скучным.

– Ну, это смотря с кем, – сладким голосом ответила ведьма.

– С Жанной было именно так. И с Дашкой. И с Маргаритой тоже! – выпалила Лиза.

Развернулась на каблуках и строевым шагом отправилась прочь. Никто не попытался ее остановить. Старушка исчезла, как в воду канула. Лиза нырнула за киоск с мороженым и попыталась отдышаться. Сердце колотилось о ребра, как бешеное, дышать было нечем. Ей понадобилось не меньше четверти часа, чтобы прийти в себя.

Тогда Лиза достала телефон и позвонила подруге, Карине Мокиной, той самой, у которой пил муж.

– Я бросила Руслана! – выпалила она без предисловия.

– Ты где? – с подозрением спросила Карина низким бархатным голосом, который отлично подошел бы исполнительнице шансона.

– В торговом центре «Гигант». Поймала этого гада с любовницей прямо возле ювелирного отдела.

– Никуда не уходи, – потребовала Карина. – Я сейчас приеду. Ты Ритке звонила? Не звони, я ее захвачу. Разрешаю тебе пойти в ресторан и напиться.

Когда Карина и Рита подъехали к торговому комплексу, снег повалил с такой силой, что дух захватывало. Возле входа стоял черный автомобиль, в который усаживалась маленькая старушка в круглой меховой шапочке.

– Как я могла хорошо провести время, – возмущенно говорила она мужчине, который держал для нее дверцу, – если твоя жена с утра накормила меня варениками с сырой рыбой?!

– Это называется суши, – ответил тот.

– Я не знаю, как это называется! Я знаю, что от этого очень болит живот. Вместо того чтобы развлекаться, я сидела в туалете!

Женщины прошли мимо, даже не улыбнувшись. Карина Мокина была высокой черноволосой дамой с цыганскими глазами и родинкой в уголке рта. За нечеловеческую прямоту и низкий голос она получила кличку Боцман. Рита Носкова, невысокая и крепкая, с хулиганской стрижкой и шкодливыми глазами, выглядела рядом с ней школьницей. Рита жила по фэншую, любила большие бусы, разноцветные шарфики и маленьких собачек. Дома у нее жил свирепый Рекс размером с морскую свинку, ради которого она была готова на любые безумства. Однажды она даже отказалась выйти замуж потому, что претендент на руку и сердце назвал ее любимого пса гадским бобиком.

– Нет, ну как это так – ни с того ни с сего бросить мужа? – кипятилась Рита.

Ей казалось, что брак длиной в тридцать лет нужно охранять, не гнушаясь даже запрещенными приемами.

– А мне ее Руслан никогда не нравился, – бросила Карина. – Я, конечно, в этом не признавалась… Чего ради? Тем более Лизавета свихнулась на своем красавчике еще в пору дремучего детства.

– Она тогда училась в восьмом классе, – напомнила Рита. – А он перевелся из другой школы и сразу положил на нее глаз.

– С тех пор на кого только он этот свой глаз не клал, – сердито ответила Карина.

– Но Руслан очень приятный!

– У мужчин, которые ходят налево, обычно бездна обаяния. Вероятно, Лизавета его, наконец, поймала с поличным.

– Что значит – наконец?! Она его никогда не подозревала в изменах.

– Зато его подозревала я, – отрезала Карина. – Сейчас все узнаем.

Лизу они действительно обнаружили в ресторане. Перед ней стоял коньяк и блюдце с тонкими лимонными дольками.

– Салют! – поприветствовала подругу Карина и, наклонившись, чмокнула ее в щеку.

На Лизу повеяло ароматом тяжелых духов, которые годились для званого вечера, бархатного платья и жемчуга.

– Привет, Лизка, – задорно подхватила Рита и тоже поцеловала подругу в щеку. Запах ее легкой туалетной воды попробовал пробиться через мускус и пачули, но тотчас угас.

– Садитесь, девочки, – сказала Лиза истерично бодрым голосом. – Я только что объявила Руслану, чтобы он катился ко всем чертям!

– Ну и правильно сделала, – высказала свое мнение Карина.

– Очень жаль, – тотчас прокомментировала Рита. – Мне кажется, ты погорячилась.

Ресторан был набит до отказа, и измочаленные официантки носились туда-сюда, шаркая по полу подошвами. На вешалках не нашлось места для их одежды, и подруги устроили шубы на свободном стуле, увенчав пушистую гору своими сумками.

– Погорячилась? – удивленно повторила Лиза. – Да я была сама сдержанность. Другая на моем месте разбила бы о голову этого ловеласа какую-нибудь вазу или огрела его скалкой по хребту.

Она принялась взахлеб повествовать о том, что пережила сегодня в офисе мужа и как отправилась за ним следить. Рассказ о драной кошке и поцелуях вызывал бурю эмоций у слушательниц.

– Я от него такого не ожидала, – сказала Рита. – Но, может быть, не стоило рубить с плеча?

– Да ты что? – возмутилась Карина. – Сказано же тебе – у него уже были другие женщины. Я ничего не перепутала? Жанна, Даша, Маргарита, кто еще?

– Я думаю, целый отдел, – мрачно заметила Лиза и разжевала дольку лимона вместе с косточками. – Возможно, Руслан крутил романы и вне работы. Как
Страница 6 из 12

представлю, что он обо мне при этом думал, так просто выть хочется. Чувствую себя так, будто меня вываляли в грязи. Я моюсь, моюсь, а отмыться не могу.

Карина сочувственно похлопала Лизу по плечу.

– И что ты теперь собираешься делать? – спросила она. – Подашь на развод?

– Понятия не имею. У меня очень странное ощущение. Я сейчас как лодка, которую унесло в открытое море.

– Еще бы! – воскликнула Рита. – Ведь ты с пятнадцати лет с Русланом. Ты привыкла к тому, что рядом крепкое мужское плечо.

– Она может найти и другое плечо, – сварливо возразила Карина. – Невелика проблема.

– Невелика проблема?! – возмутилась Рита. – Да ты знаешь, сколько в Москве одиноких женщин?

– Не больше, чем одиноких мужчин, уверяю тебя. Лиза, – обратилась она к подруге тоном опытной наставницы, – тебе необходимо немедленно переключиться на другую особь мужского пола. Пока вы с Русланом будете разменивать квартиру, пройдет немало времени. Если ты не сосредоточишься на новых отношениях, ты вся изведешься. Но как только у тебя кто-то появится, все пойдет как по маслу. Руслан потеряет свою власть над тобой. Вот увидишь.

– Новые отношения! – продолжала возмущаться Рита. – Да я за последние десять лет ни разу не завела новых отношений просто потому, что не встретила ни одного достойного мужчины.

– Лизе сейчас сгодится любой, даже недостойный. Его главная задача – отвлечь ее от горестных раздумий и сомнений.

– Я согласна на какого угодно, – подхватила Лиза. – Ты права. Еще неизвестно, как поведет себя Руслан. Не в его характере пускать все на самотек. Он обдумает ситуацию, примет решение, и тогда держись. Уверена, что ничего хорошего меня не ждет.

– Он тебя любит, – уверенно заявила Рита. Подозвала официантку и потребовала сто граммов водки. – Мне просто необходимо выпить. Не представляю, Лизка, как ты все это выдержала. Я бы, наверное, кинулась домой плакать.

– Не собираюсь я плакать, – заявила Лиза.

У нее был задиристый вид, а глаза горели, словно у кошки, вышедшей на охоту. – Завтра Новый год, и я собираюсь начать новую жизнь.

– Мать моя, каждый хоть раз собирался начать новую жизнь с первого января, – мрачно заявила Карина. Она тоже выпила и неожиданно впала в тоску. – Но покажи мне хоть одного, который начал.

– Пусть я буду первой. Ты говорила, мне нужны новые отношения, – Лиза хлопнула в ладоши и потерла руки. – Давай, придумывай, где взять кавалера. И быстро, потому что сегодня уже вечер тридцатого, времени совершенно не остается.

– У тебя просто истерика, – сказала Рита и взъерошила волосы на затылке. – Невозможно завести новые отношения назло! Впрочем… Если у тебя есть какой-нибудь старый кадр, можно попробовать реанимировать давние чувства.

– Девчонки, – грустно призналась Лиза, – никаких старых поклонников у меня нет. Их и быть не могло. Когда Руслан начал за мной ухаживать, я еще и целоваться толком не умела. Он у меня всегда был один. Подумать только! – тотчас возмутилась она. – За все тридцать лет я ни разу даже не посмотрела на сторону, а этот… этот…

– Засранец, – подсказала Карина, наливая коньяк себе и Лизе. – Все эти годы он вел себя как взрослый мальчик. Жена, как говорится, женой, а свобода – за мной. Эх, какие же мужики подлые создания.

– Наверное, есть и хорошие мужья, – робко предположила Рита.

– Ты сама в это веришь? – спросила Лиза и посмотрела на нее через коньячную рюмку, в которой плескался жидкий янтарь. – Если даже Руслан… Я думала, девчонки, что я для него – свет в окне. Он мне сапоги расстегивал, когда я после работы домой приползала. Он меня на руках через лужи носил.

– Привык за бабами ухаживать, – вынесла вердикт Карина. – У ловеласов это в крови. И цветочек купит, и за ручку возьмет, и глазки поцелует, и песенку споет. Каждая может рассчитывать на его нежность.

– Ненавижу, – Лиза скрипнула зубами. – Так ты говоришь, одиноких мужчин столько же, сколько одиноких женщин? А где конкретно они водятся?

Глава 2

Игорь вышел из своей квартиры на лестничную площадку, захлопнул дверь и вызвал лифт, попросив провидение сделать так, чтобы тот приехал пустым. Он считал поездку в восемь этажей слишком интимным делом и ненавидел, когда в кабинку набивались соседи. Его вредный нос улавливал не только утренний парфюм, но и запах только что проглоченного завтрака, и вчерашнего пива. Еще хуже, когда к нему подсаживался кто-нибудь с собакой. Тогда уже собака нюхала Игоря, утюжа влажным носом его брюки. От этого жадного собачьего внимания он всегда покрывался мурашками.

Прежде чем вызвать лифт, Игорь прислушался. В подъезде было тихо, свет лежал на коричневых плитках пола, покрывая его солнечной пылью. Лифт откликнулся, громыхнув где-то внизу, и мерно загудел, отправившись в очередное путешествие. К несчастью, не успел привередливый жилец проехать пару этажей, как кабинка остановилась, двери разъехались, и внутрь вошла супружеская пара, у которой Игорь, будучи в сильно нетрезвом состоянии, занимал однажды сахар для знакомой женщины, которая пила исключительно сладкий чай. Больше ту женщину Игорь к себе не приглашал, а вот соседи – Тоша и Маша – как-то сразу затесались в его приятели. Встречая Игоря возле дома, они мучили его сведениями о погоде и политической ситуации в стране, сообщали о курсе доллара и звали на общее собрание жильцов, посвященное массовой замене батарей центрального отопления.

Тоша был большим и рыхлым, похожим на сильно надутый, а потом слегка спущенный воздушный шар. Глаза в мелких складочках кожи казались темными и блестящими, как ягоды черной смородины. Его жена состояла из лисьего меха, духов и приторной улыбки.

– Привет, – сказал Тоша, втискиваясь в кабину. От его поступи содрогнулся пол. – Добренькое сегодня утро! Хорошо выглядишь.

Он совершенно точно врал: Игорь всю ночь не спал и выглядел несвежим, как скумбрия из вакуумной упаковки.

– Почему у тебя мокрый галстук? – спросила Маша с живым любопытством.

– Менял рыбам воду.

– В восемь утра?!

– Иначе было невозможно. Они начали задыхаться и дохнуть.

Игорь знал, что его честные ответы зачастую ставят людей в тупик, однако ничего не мог с собой поделать. Мать всегда говорила, что у него зловредный характер, доставшийся ему, разумеется, от родного папочки.

– Если бы у тебя была жена, – наставительно заметил Тоша, – она могла бы почистить аквариум. Почему ты не женишься?

– На ком?

– Ну, не знаю. Вроде бы ты встречался с Верой.

– Я до сих пор с ней встречаюсь.

– Ну и?

– Я не могу сделать предложение женщине только потому, что у меня грязный аквариум.

Лифт как раз добрался до первого этажа, и Игорь, торопливо попрощавшись, первым выскочил из подъезда.

– По-моему, он очень симпатичный, – сказала Маша, беря мужа под руку собственническим жестом.

– Свой в доску, – ответил тот.

– И так не везет в личной жизни!

– Нужно будет пригласить его на дачу, – решил Тоша, распахивая дверь навстречу ясному морозному дню. – Познакомить с твоей подругой из Питера. Ну, той, которая приедет на Рождество.

– Обязательно пригласим.

Тем временем Игорь, не подозревая о том, что относительно него строят какие-то планы, шагал по улице, радуясь пышным сугробам. Москва, проводившая последние
Страница 7 из 12

зимы в серой жиже, замученная гололедом и затравленная реактивами, сегодня явно чувствовала себя королевой. Навстречу сплошь попадались люди с ясными лицами. Только дворники были злыми и румяными.

До офиса Игорь решил дойти пешком – что такое пять троллейбусных остановок для человека, который выходит на свежий воздух реже, чем кастрированный кот? Под мышкой он нес папку с переводами. Он клятвенно обещал закончить работу до праздников. Обещание он сдержал и теперь чувствовал себя свободным. Но зато не было никакого предвкушения праздника. Впрочем, ничего удивительного. У него с Новым годом были личные счеты.

В детстве Игорь считал, что он самый несчастливый мальчик на свете. Потому что день рождения у него был тридцать первого декабря. В связи с этим подарков он получал в два раза меньше, чем полагается. Все поздравляли его с днем рождения, ну, а заодно уж и с Новым годом! Или наоборот. Только родители дарили сразу два подарка. Но и это ничего не меняло. Потому что два праздника вместе – это все равно один большой праздник. И Новый год всегда побеждал. Ведь он был большим, на всю страну, его все ждали, все к нему готовились, покупали елки, игрушки, сувениры… И день рождения Игоря просто захлебывался в этой предновогодней суете.

Когда Игорь вырос, ничего не изменилось. Даже круглые даты отметить, как полагается, не удалось. Садиться за стол тридцать первого днем ни у кого из родственников и друзей не получалось. Семьи, дети, обязательства… А если садились вечером, все равно получался праздник «заодно». Тост за именинника поднимали до курантов. Но чисто символически, чтобы раньше времени не надраться. Поэтому Игорь не любил Новый год и всячески его игнорировал. Впрочем, как и свой день рождения.

Войдя в офис, он потопал ногами на коврике, чтобы сбить снег, и сразу же поднялся на второй этаж. К двери кабинета его начальницы, Зои Савенковой, была прилеплена криво вырезанная из бумаги снежинка – наверняка произведение чьего-нибудь чада, которое только научилось держать в руках ножницы. Сама Зоя была не замужем, но все еще не теряла надежды. Об этом говорил ее взгляд, который она обращала на всех без исключения мужчин, появлявшихся в поле ее зрения. С Игорем она давно уже пыталась закрутить романчик, но он делал вид, что страдает врожденным кретинизмом и не понимает даже самых грубых намеков. Романчик! Он был взрослым мальчиком и понимал, что романчики с начальницами заканчиваются либо в отделе кадров с заявлением в зубах, либо во Дворце бракосочетаний. Правда, некоторые незамужние женщины старше сорока заявляли, что вовсе не хотят замуж, но Игорь им не верил. В душе он был убежден, что человеку обязательно нужна пара. Другое дело, что не всегда удается ее найти. Или удается найти, но не удается удержать. Как это случилось с ним, например.

Он с тоской вспомнил о том времени, когда был женатым человеком. Привычно подумал о собственных недостатках, из-за которых сбежала его благоверная, и вздохнул. Недостатков, конечно, имелось множество. Мать говорила, что он слишком увлекающаяся натура, а женщинам нужна стабильность.

– Входи, входи, – воскликнула Зоя, увидев Игоря на пороге. – Отвратительно выглядишь.

– Как я могу хорошо выглядеть, когда ты заставляешь меня пахать днем и ночью? Вот, – он положил папку на стол. – Я обещал, я сделал.

– Молодец, – она быстро просмотрела перевод, – заслужил сладкую косточку. Не халтурил?

Зоя была высокой и худой, почти костлявой, с оливковой кожей и темными волосами, которые она распускала по плечам. Волосы вились, как у испанки, зато глаза были светлыми, и в них отсутствовало южное коварство.

– Я когда-нибудь халтурил? – обиделся Игорь. – Ты и держишь меня только потому, что я ужасно ответственный.

– Хм. Завтра наши собираются устроить сабантуй в кабинете Михалыча. Ты придешь?

Ей хотелось, чтобы он пришел. Но Игорь Северьянов был ужасно несговорчивым типом. Он давно нравился Зое. Да и не только ей! Желающих захомутать Северьянова было множество. Несмотря на свою энергичность и крепкое телосложение, он казался уязвимым. Есть такие лица, которые словно тронуты жизненной усталостью, какой-то скрытой печалью. Эту печаль еще можно прогнать, если изменить некие обстоятельства. Всякая женщина немедленно загоралась идеей, что она может стать той волшебницей, которой по плечу эдакое дело. Каждая верила, что именно она способна зажечь в глазах Северьянова искорку надежды и вернуть ему радость жизни.

– У меня же день рождения, – привычно отбоярился Игорь. – И вообще. Я не люблю Новый год.

– Все любят Новый год, – не согласилась Зоя, перекладывая бумаги в другую папку. Неожиданно вскинула голову и игриво спросила: – Не пригласишь меня куда-нибудь? В честь праздника? Начальников иногда надо баловать.

– Я приму это к сведению, – быстро ответил Игорь. – Но к такому походу нужно готовиться заранее. Сейчас везде полно народу. Даже в цирк все билеты проданы.

– Я бы согласилась на чашку кофе.

Это была уже не первая попытка Зои вынести их общение за пределы офиса. Когда она наседала, Игорь чувствовал себя, словно плохой дрессировщик, которого тигр теснит к прутьям клетки. Вроде бы и съесть не должен, но все равно страшно.

– Зоя, извини, но я обещал заехать к матери. Ты же знаешь, она то в Италии, то в Париже. Ее очень трудно застать дома.

– Ладно, ладно, поезжай к мамочке, я просто проверяла тебя на вшивость, – проворчала Зоя беззлобно. Она заранее знала, что никакого кофе вдвоем не будет, поэтому не особо расстроилась.

Игорь поцеловал ее в щечку и подарил брелок – белого мишку в вязаной шапке с помпоном.

– Я тронута, – сказала Зоя и прицепила мишку к своей сумке. – Он будет скрашивать мое одиночество.

Эти ее слова про одиночество еще долго преследовали Игоря. Удивительное дело! Его родители были живы-здоровы, у него имелись близкие друзья, бывшая жена и сын, у него даже была Вера, которая считала Игоря уже почти что своей собственностью, однако чувство одиночества не покидало его. Особенно острым оно становилось именно в праздники, когда повсюду царило оживление, магазины распродавали запасы кошельков, чайных наборов и шкатулок, родители тащили с елок счастливых детей, нагруженных конфетами, а влюбленные целовались под каждым фонарем.

Вспомнив о Вере, Игорь завернул в магазин, торгующий парфюмерией. И тут же встал, как осел, уставившись на невероятное количество прилавков, заставленных стеклянными баночками с волшебными названиями. Он понятия не имел, что здесь может сгодиться для подарка. На помощь ему поспешила девушка-консультант – с блестящими волосами, накрахмаленной улыбкой и жесткими стрелками ресниц.

– Я могу вам помочь? – привычно пропела она.

– Э-э, – протянул Игорь. – Мне нужно купить подарок. Для невесты.

– Вы хотите духи? Или крем? Может быть, губную помаду?

– Мне что-нибудь хорошее. На ваш вкус.

– Конечно, – улыбнулась девушка. Вероятно, таких красавцев в магазине перебывало несметное количество. – Сколько лет вашей невесте?

– Тридцать пять, – ответил Игорь. – Или тридцать шесть. Что-то в этом роде. – Он широко улыбнулся.

– А какие запахи она любит, вы знаете?

– От нее всегда пахнет, как от пчелы, – сказал Игорь. – Чем-то ужасно
Страница 8 из 12

сладким.

Девушка посмотрела на него с укоризной. Вероятно, ему стоило сказать, что от Веры пахнет, как от эльфа, который питается нектаром, или что-нибудь в этом духе. Но она никогда не вызывала в нем никакого трепета. Он еще год назад хотел порвать с ней отношения, но до сих пор не сподобился. Вера прикрывала его от одиночества. Раз в неделю они встречались, но ей, конечно, этого было мало, и она пыталась, так сказать, намотать поводок на руку. Игорь лениво огрызался.

– Возьмите набор, – посоветовала продавщица. – Там лосьон для тела, тушь для ресниц и розовая помада. Все упаковано в очень красивую белую сумочку.

Игорь согласился, радуясь, что проблема решилась так быстро. Если Вере не подойдет помада, сумочке она наверняка обрадуется. Каждая женщина найдет, что засунуть в белую сумочку.

Ему выдали нарядный пакет, и Игорь снова очутился на улице. Ветер растрепал ему волосы, а снег попытался залепить глаза. Солнце закопалось в тучи и померкло, а сугробы росли прямо на глазах. Троллейбусы с облепленными снегом усами, ворча, пробирались вдоль тротуаров.

Игорь посмотрел на часы и прикинул, что до встречи с Верой остается еще много времени. Он зашел сначала в «Продукты», а потом – в зоомагазин. А там сразу отправился в отдел декоративных рыб. Привычно прошелся вдоль аквариумов, в которых мельтешила мелюзга, и остановился возле дискусов. Рядом суетились мамаша с дочкой, явно дилетанты, которые покупали все подряд.

– Не стоит сажать в один аквариум барбусов и гуппи, – посоветовал Игорь. – Барбусы объедят им плавники и хвосты.

– Это правда? – спросила мамаша у продавца, тощего юноши с лицом законченного меланхолика.

– Могут и объесть. А могут и не объесть, – пробурчал юноша, с неодобрением поглядев на Игоря.

– На вас написано – консультант, – взъерепенилась мамаша. – Так вот и консультируйте, как полагается.

Юноша принялся неохотно консультировать. Игорь стоял, смотрел на дискусов и думал о том, что рыбы не ведают о своей судьбе так же, как и люди. В каком аквариуме ты окажешься, будут ли о тебе заботиться, не съест ли тебя кто ненароком, неизвестно.

На троллейбусной остановке, ставшей местом постоянных свиданий с Верой, Игорь очутился раньше назначенного времени. Больше всего на свете ему хотелось, чтобы Вера не приезжала. Он представил ее наигранное оживление, ее цепкий взгляд, вспомнил вкус ее быстрых поцелуев и поежился. А может быть, ничего лучше Веры уже не будет? И он просто дурак, что до сих пор не сделал ей предложение?

Тихо урча, подъехал троллейбус. У него была умильная морда, и Игорь невольно ему улыбнулся. Из троллейбуса по одному стали выскакивать люди. Вера тоже выскочила, да так резво, что Игорь не успел среагировать и подать ей руку. Вера была в новой шубке и в хорошем настроении. Невысокая, с модной стрижкой и фарфоровыми щечками, она, несомненно, привлекала к себе внимание.

– Здравствуй, милый! – сказала она и поцеловала Игоря в губы.

В этом поцелуе ему почудилась искренность.

– Вера! Как я рад тебя видеть. Это тебе.

Он вручил ей пакет с подарком, и она сразу же запричитала:

– Ну, что ты! Зачем так сразу? Я думала, мы спокойно где-нибудь посидим… Я тоже должна тебя поздравить, разве подарки можно рассмотреть на ходу? Ах, какая потрясающая сумочка! Послушай, а там у тебя что?

Она ткнула пальчиком Игорю в грудь. У него за пазухой явно что-то лежало.

– Рыбки, – ответил он.

Вера оторопела. До этого момента она тащила Игоря за рукав, подальше от остановки, где было слишком много людей, но сейчас внезапно остановилась как вкопанная.

– Какие рыбки?!

– Цихлиды. Два самца и две самочки. Прежние сдохли. Я зашел в магазин, увидел их и просто не смог удержаться.

– Но мы же собирались поужинать вместе.

Вера все никак не могла поверить в то, что свидание накрылось медным тазом.

– Ну, мы и поужинаем.

– А рыбы?

У нее было лицо героини комического телесериала, которая обнаружила в супе мышь.

– Им в пакет накачали воздуха. Часа два продержатся. Мы же не будем сто лет сидеть в ресторане. Поедим, и все.

– То есть ты по дороге на свидание со мной купил рыб?!

– Извини, не удержался. Рыбы – это моя слабость. Кстати, если я перееду к тебе, они переедут вместе со мной. Готова ли ты принять меня вместе с аквариумом?

Вера, которая от возмущения, кажется, даже перестала дышать, снова сделала вдох и выдох. Потом глаза ее постепенно приобрели осмысленное выражение.

– Ты хочешь переехать ко мне? – недоверчиво спросила она.

– Пятьсот литров. Аквариум, я имею в виду. Он огромный. Ты же не против?

– Сколько-сколько литров??

– Ну… Если лопнет, придется делать капитальный ремонт соседям снизу.

Лицо Веры приобрело неприятное выражение. Она снова взяла Игоря за руку и отвела его к самому краю тротуара.

– Надеюсь, ты это не всерьез? – спросила она и строго посмотрела на него. – У меня маленькая двухкомнатная квартирка. В ней много мебели. Там встроенный шкаф, в конце концов. С большим зеркалом. И вообще. Я не люблю водоплавающую живность.

– То есть ты не хочешь. А как же наши отношения? – обвиняющим тоном заявил Игорь. – Любимого человека обычно принимают таким, какой он есть.

– Тебя я готова принять таким, какой ты есть. Но без аквариума.

– Вера, это не смешно.

– Так вот почему ты никогда не звал меня домой! Сколько времени мы встречаемся, и все время на моей территории. Ты просто боялся, что я сбегу от тебя!

– Хорошо, я не буду к тебе переезжать, – сказал Игорь. – Пусть все останется, как было.

– Как было?! – закричала Вера и вытаращила глаза. Игорю показалось, что сейчас она ударит его по голове пакетом с той самой белой сумочкой, которая должна была ее восхитить. – А как же перспективы?! Я-то, идиотка, надеялась на то, что мы поженимся, родим детей и к старости купим домик где-нибудь под Воскресенском!

– Почему под Воскресенском? – удивился Игорь. – Можно купить домик где-нибудь в Андалусии. И для этого не обязательно ждать до старости лет.

– Клоун! – воскликнула Вера. – Ты не можешь уехать в Андалусию, потому что тебе не разрешат вывезти твой дурацкий аквариум! Иди, целуйся со своими рыбами! Считай, что между нами все кончено!

Вера развернулась на каблуках и, яростно всхлипывая, бросилась бежать. Сначала Игорь рванул было за ней, но потом замешкался и упустил время. Вера выскочила на шоссе и подняла руку. Тотчас рядом с ней притормозил автомобиль, в который она сразу же и запрыгнула. Автомобиль весело укатил в сторону центра.

Игорь остался стоять, тупо глядя ей вслед.

– Ну, что же ты такой лопоухий? – сочувственно спросила у него старуха, торговавшая еловыми ветками. – Надо было ловить, покуда не улизнула. Теперь не вернешь, девка-то видная.

– А я не очень-то хочу возвращать, – пробормотал Игорь и поудобнее устроил за пазухой бутылку шампанского.

Если бы Вера не сглупила, они отправились бы к нему домой и распили ее, сидя на диване и глядя друг другу в глаза.

Он шел домой, ощупывая свою душу, словно доктор пациента. Пытаясь понять, больно ему или нет. Вряд ли Вера позвонит или приедет мириться. Это он понимал отчетливо. Но вот рад ли этому обстоятельству он сам? Кажется, да. В конце концов, некоторые люди начинают новую жизнь с Нового года. Почему бы ему тоже не
Страница 9 из 12

попробовать? Впрочем, что он может изменить в своей старой жизни? Игорь понятия не имел. Он знал только одно – для того, чтобы стать счастливым, ему нужна любимая женщина. А любимые женщины на дороге не валяются.

Снег пошел так густо, что стало трудно идти. Казалось, что земля летит куда-то вверх и ты вот-вот не удержишься и упадешь. Игорь невольно раскинул руки, пытаясь сохранить равновесие. Мимо него пробежал сначала визжащий от восторга ребенок, за ним спаниель с развевающимися ушами, волоча поводок, а уже после всех вопящая мамаша с сумкой наперевес. Игорь рассмеялся.

Еще издали он увидел, что возле его подъезда топчутся две знакомые фигуры с сигаретами в зубах. Друзья детства никогда не спрашивают разрешения забежать в гости – приезжают, и все. Игорь прибавил шагу. Ребята его не видели, продолжая что-то оживленно обсуждать и пускать клубы дыма. Олег Четвертаков был крепышом и задирой с круглыми щеками и пышными усами, которые шли ему как корове седло. Антону Летягину он доставал до плеча. Антон был не столько длинным, сколько тощим. Когда он надевал водолазку, лопатки торчали как только что прорезавшиеся крылья. Волнистые волосы он стягивал в хвост, а на нос сажал узкие очки, придававшие ему хитрый вид.

– Привет, орлы! – крикнул им Игорь и помахал рукой.

– Ну, надо же, он все-таки пришел! – воскликнул Олег. – Мы чуть не уехали. Почему у тебя, Северьянов, мобильник не отвечает?

– Я его выключил, – ответил Игорь, пожимая руки друзьям. – Он мне на нервы действует: всегда звонит в самый неподходящий момент.

– Будь ты женат на такой женщине, как моя Анька, – сказал Антон, – ты бы живо выбросил эту дурь из головы. У тебя бы все всегда работало как часы.

Друг за другом они вошли в подъезд, и Игорь сразу же двинулся к почтовому ящику.

– Письма перед праздником так и повалили, – сказал он и, словно в подтверждение своих слов, достал из темных жестяных глубин два конверта, подписанных от руки. Посмотрел на обратный адрес и прокомментировал: – Опять эти кузины! Поздравляют с праздником. У меня кузин как грязи.

– Ты никогда нас с ними не знакомил, – заметил Олег.

– Так они же не московские. Один клан нашей семьи живет в Воронеже, а второй в Саратове. Я всегда родню приглашаю в гости, но они не едут. Очень деликатные люди.

– Куда ж к тебе ехать, в однокомнатную квартиру? – удивился Антон.

– Ну, они не знают, какая у меня тут квартира. Но я все равно приглашаю, так принято. Если приедут, размещу уж как-нибудь. У меня кладовка просторная, там старая кушетка стоит, вполне себе приличное спальное место, хоть и без окна.

– Добрый какой, – не то сыронизировал, не то похвалил друга Антон.

– А чего вы явились? – спросил Игорь, когда они все втроем втиснулись в лифт. В лифте мгновенно запахло мокрой овчиной и табачищем. – Просто так или по делу?

– Мы тебе подарок привезли, – Олег похлопал по сумке, висевшей у него на плече. – Надька меня завтра забирает к своим родителям, а Антоха с Аней вообще за город уезжают.

– Хотим тебя с собой пригласить, – подхватил Антон. – У моей тетки дача огроменная, там всем места хватит. Если хочешь, приезжай с Верой. А если не хочешь с Верой – приезжай с кем-нибудь еще. Нам без разницы, лишь бы тебе в кайф.

– Спасибо, орлы, но я – пас. У меня с завтрашнего дня новая жизнь начинается.

Он впустил друзей в квартиру, полез за пазуху и достал оттуда бутылку шампанского. Поставил ее на тумбочку рядом с вешалкой и принялся с остервенением сдирать с себя ботинки без помощи рук. Шнурки затянулись в тугие мокрые узлы. Наконец один ботинок отлетел в сторону и ударился о стену. Олег, который первым вошел в комнату, громко закричал оттуда:

– Каждый раз поражаюсь, какой у тебя огромный аквариум, просто дух захватывает.

– Чувствуешь себя как в океанариуме, – поддакнул Антон, просачиваясь вслед за ним.

– Как ты эту штуку в квартиру-то затащил? Она всю комнату занимает. Удивляюсь, что пол выдерживает.

– Пятьсот литров, – с гордостью сказал Игорь, избавившись наконец от обуви и пальто. Он присоединился к друзьям, любовно оглядывая свое сокровище. – Могу я, в конце концов, увлекаться рыбами? Кому это мешает?

Комната была небольшой, но светлой. По левую руку стояли диван и шкаф, по правую – аквариум. Он был действительно огромный, с голубоватой подсветкой, густо засаженный растениями, среди которых мелькали яркими боками экзотические создания.

– Эгоист ты, братец, – с завистью сказал Антон и посмотрел на проскользнувшую мимо рыбину поверх очков. – А кто у тебя там плавает?

– Рыбы, – ответил Игорь. – Даже если я тебе скажу, как они называются, ты все равно не запомнишь.

– Слушай, так ты поедешь с нами? Или вы с Верой хотите побыть вдвоем?

– Я расстался с Верой, – сообщил Игорь, доставая из холодильника пиво.

– Серьезно? А что случилось? Вы поссорились?

– Конечно, мы поссорились, – пожал плечами Игорь. – Ни одна уважающая себя женщина не отпустит мужчину без хорошей ссоры. Слушайте, ну что я буду вам объяснять? Мы не подходим друг другу, вот и все.

– Надька говорит, ты никому не подходишь, – ехидно заметил Олег. – Она говорит, у тебя слишком большие запросы.

– Я знаю: я чертов интеллигент, я перевожу инструкции к станкам и холодильникам, развожу рыб и не хочу жениться на ком попало.

– Самокритично, – одобрил Антон, слизывая пивную пену с верхней губы.

Они стояли, как три собутыльника, посреди комнаты с пивом в руках и завороженно смотрели на рыб, снующих между ракушками и камнями. Рыбы были большими, гладкими, фантастически красивыми.

– Диван теперь не раскладывается, – с сожалением заметил Игорь.

– Может, тебя Вера поэтому и бросила?

– В какой-то мере – да.

– А мне Вера нравится, – заметил Олег, вытирая усы огромным платком, без которого жена не выпускала его на улицу. Она считала, что приличные мужчины должны носить в кармане матерчатый носовой платок, а не пользоваться дурацкими бумажными салфетками.

– Тебе все женщины нравятся, – проворчал Игорь. – Ты любвеобильный, как кролик.

– Получается, ты будешь встречать день рождения один? – сердито спросил Антон.

– Почему один? Мамаша моя приехала в Москву. Сейчас она взялась за отца, потом и до меня руки дойдут.

– Я видел ее по телеку. Она потрясающе выглядит, – сказал Олег. – Такая вся стильная.

– Я сам радуюсь как ребенок. Могу себе представить, если бы она не таскала по всему миру картины этих новомодных художников, а тихо сидела дома, жизнь моя превратилась бы в ад. Мама просто обязана кем-то или чем-то руководить. Счастье, что это не я. Впрочем, за Веру мне от нее наверняка достанется. Она хочет, чтобы я был счастлив, а я упорно сопротивляюсь. По крайней мере, это ее точка зрения.

Друзья некоторое время молчали, потом Олег вспомнил, зачем они, собственно, приехали.

– Подарок-то! – воскликнул он и побежал за своей сумкой. – Вот, – сказал он, достав из нее деревянный ящичек с выдвигающейся крышкой.

– С первого взгляда ясно, что внутри лежит что-то… эксклюзивное, как говорят в кругах, близких к гламурным, – заметил Игорь и, получив подарок в руки, немедленно крышку отодвинул.

Там лежала бутылка вина с этикеткой, подписанной от руки. Толстое темное стекло вызывало уважение.

– Французское, – с
Страница 10 из 12

гордостью пояснил Антон. – Твоего, брат, года рождения.

– Вы оба достигли замечательной степени зрелости, – добавил Олег. – Мы желаем тебе наслаждаться собственным возрастом! Потому что жизнь прекрасна и удивительна.

Игорь представил, как будет пить это вино один, сидя перед аквариумом и глядя на своих любимых рыб. Ему стало грустно, но он, разумеется, не подал виду.

Глава 3

– Домой я не поеду, – решительно заявила Лиза и одним глотком прикончила коньяк. Не хочу видеть этого типа. Не хочу выяснять отношения. Не хочу скандалов. Сначала мне нужно все это… переварить.

– Ладно-ладно, – успокоила ее Карина. – Мы все уже решили за тебя. Отправишься к Ритке. Ее Рекс все-таки более безвредный, чем мой Шурик. Хотя, если честно, Рекс тоже не подарок.

– Чем тебе не угодила моя собака?! – возмутилась Рита.

– Тем, что она все время гавкает и выпрашивает сосиски. Впрочем, черт с ним, с твоим Рексом, я тоже с вами поеду. Купим бутылочку с собой, посидим, покалякаем. Подумаем, где взять кавалера для Лизаветы.

Они вызвали такси и всю дорогу раздражали водителя недружелюбными высказываниями в адрес мужчин. Ввалившись в дом, подруги напугали храброго Рекса пьяным хохотом. Он забрался под вешалку и оттуда наблюдал, как они расшвыривают пальто, шубы, шапки и перчатки. Впрочем, когда все ушли на кухню, разбросанные вещички очень даже согрели собачью душу.

– Можно познакомиться через Интернет, – сказала Рита, нарезая колбасу огромным ножом.

Она любила все большое и яркое, и на кухне у нее стояли массивные кастрюли, висели огромные сковородки, и даже холодильник отличался завидным ростом. Количество салфеток, ухваток и тряпочек превышало допустимые пределы. Все это было разноцветным и назойливо лезло в глаза.

– Ненавижу Интернет, – с отвращением сказала Карина. – Анонимность украшает только героев вроде Зорро. А обычных людей она развращает. Чувствуя свою безнаказанность, они теряют над собой контроль и демонстрируют худшее, что в них есть.

– Некоторые демонстрируют лучшее, – не согласилась Лиза.

Однако подруга не пожелала ее слушать. Она хлопнула себя по лбу и радостно воскликнула:

– Есть разделы знакомств в журналах, которые Ритка скупает пачками. Только ей нужен фэншуй, а нам молодые, привлекательные, одинокие! Ритка, где ты прячешь эти пачки?

– В коридоре, в тумбочке, – проворчала хозяйка дома.

– Тащи самые свежие, – распорядилась Карина. – В завалявшихся наверняка не осталось ничего достойного.

Рита шмыгнула в коридор, и тотчас оттуда раздался ее истошный вопль:

– Рексик! Свинья ты безрогая! Отдай перчатку, отдай, я сказала! Фу!

Карина и Лиза с пониманием переглянулись. Через некоторое время возвратилась Рита с пачкой журналов и с красными пятнами на щеках. Счастливый Рексик семенил следом.

– Хорош, – с неудовольствием сказала Карина. – Наверняка сожрал что-нибудь милое моему сердцу. Плохая собака! Не получишь сосиску!

Рекс обратил на нее не больше внимания, чем на снег за окном. Он отправился к своей миске, чтобы в очередной раз подкрепиться, хотя уже был круглым, как медведь панда.

Карина схватила один из номеров журнала и, быстро перелистав страницы, нашла нужный раздел.

– Вот оно! – воскликнула она и посмотрела на Лизу со значением. – Ты ощущаешь важность момента?

В ответ Лиза икнула.

– По-моему, ей больше не нужно пить, – заметила Рита, глядя на подругу с сомнением. – Мне кажется, романтические отношения вряд ли заводят с бодуна. Завтра она будет опухшая, с заплывшими глазками. И никакого боевого духа. Ты же знаешь, что с ней творится после пьянки.

– Но ей непременно нужно было напиться! – возразила Карина. – Кроме того, по объявлению можно найти только какое-нибудь недоразумение в галстуке. Но на нынешнем этапе и это сойдет. Так что не стоит особо и париться. Итак, – она ткнула пальцем в глянцевую страницу, – приступим-с. «Мужчина пятидесяти пяти лет, – с выражением начала зачитывать она. – Симпатичный, порядочный. Познакомится с женщиной двадцати пяти – тридцати лет для серьезных отношений».

– У него возрастной ценз, – печально заметила Лиза. – Мне так давно было тридцать! Я ужасно старая, девочки! Кому я нужна?

– Прекрати ныть, – накинулась на нее Рита. – Если уж ты никому не нужна со своей фигурой, и волосами, и вообще… То что говорить о других?

– Тебе мы тоже можем найти какого-нибудь хмыря, – успокоила подругу Карина, пьяно махнув рукой. Слушайте тогда обе. Нет, все-таки у Лизаветы приоритет. Сначала мы ее пристроим, а уж потом тебя с собакой. Итак. «Шестидесятилетний вдовец познакомится с приятной женщиной для создания семьи». Ты очень приятная женщина, Лизавета, но шестьдесят лет – это для тебя многовато. Тебе еще ураганить и ураганить. А, вот! «Георгий. Голубоглазый брюнет, рост – метр девяносто, с собственной квартирой. С перспективой серьезных отношений». Тебя это не вдохновляет?

– Лично мне не нравится, что он написал про голубые глаза, – высказала свое мнение Рита. – Это как-то не по-мужски. Написал бы: верный, преданный.

– Это же не твой Рекс, а живой мужик, – возразила Карина. – Мне кажется, надо попробовать. Мы же Лизавету не замуж выдаем. Это просто реабилитация после перенесенного стресса. Понятно?

Всем было понятно, и тогда Карина, ни с кем не советуясь, достала мобильный телефон и начала набирать номер, сверяясь с журналом. Лиза, нахохлившись, следила за ней.

– Георгий? – спросила Карина роскошным басом. – Я звоню по объявлению. Моя подруга хочет с вами познакомиться. Надеюсь, вы еще не заняты.

Вероятно, Георгий подтвердил, что он не занят, поскольку Карина заметно оживилась и продолжала:

– А завтра вы свободны? Вот я тоже подумала: чего тянуть? Жизнь короткая, а век любви еще короче. Ну… Где-где? Где-нибудь в людном месте. Мы должны быть уверены, что вы не полоумный маньяк. Нет, по разговору не похоже, но это ничего не значит. В наше время каждый может оказаться выпущенным на поруки шизофреником. Подруга? Она вам понравится, Георгий, не сомневайтесь. Каштановые волосы, мордашка, как у кинозвезды. Сколько лет? Сорок. Нет, будем честными: сорок пять! Что – тю-ю? – передразнила она с непередаваемой интонацией. – «Тю-ю» – это когда к тебе приходит молодое чудовище весом в центнер в сиреневых колготках. А элегантная сорокапятилетняя женщина – это находка для мужчины, который хочет чего-то настоящего. Да что я вас уговариваю? Назначаете свидание или нет? В конце концов, у нас тут целая подшивка журналов с объявлениями.

Георгий тут же согласился на свидание, и еще некоторое время Карина потратила на то, чтобы обговорить время и место.

– Все в том же торговом центре «Гигант», – сообщила она, положив трубку. – В кафе «Чайная роза».

– Но ведь именно там Руслан встречался со своей тощей кошкой! – вознегодовала Лиза.

– Ну и что? Ему можно, а тебе нельзя? Преодолей свой страх, – повелела Карина. – В два часа дня тебя устроит? Если понравитесь друг другу, у тебя появится шанс провести новогоднюю ночь вдвоем с новым кавалером. У него квартира есть, не забыла? А для тебя сейчас это очень актуально.

Лиза призадумалась, а потом с отвращением спросила:

– А я что, должна буду с ним спать? С совершенно незнакомым мужиком?

– Да кто ж тебя
Страница 11 из 12

заставляет-то? – удивилась Карина. – Однако в жизни всякое случается. Вдруг он окажется настолько потрясающим, что ты не устоишь?

В голове у Лизы шумело, но она сразу же подумала о том, что сейчас ее, пожалуй, не соблазнил бы даже Мистер Вселенная. Она была зла на Руслана, а из-за него на всех мужчин, которые наверняка были такими же подлыми, мелкими и эгоистичными, как он. Наверное, счастливые браки существуют только потому, что некоторые жены просто закрывают глаза на измены и делают вид, что ни о чем не догадываются. Может быть, она тоже делала вид? Может быть, в душе она давно все поняла?

– У тебя сейчас период накопления негатива, – сочувственно заметила Рита. – Но потом он пройдет, и ты снова увидишь солнце.

– Я и так вижу солнце, – огрызнулась Лиза. – Нет, вы только подумайте, девочки! Я тридцать лет жила с человеком, полагая, что он верен мне и нашей любви.

– Ты в самом деле так думала? – с подозрением спросила Карина. – Разве ты не читаешь журналов и не общаешься с людьми? Нет таких мужчин, которые тридцать лет готовы возвращаться в одну и ту же постель. Нет, они, конечно, готовы возвращаться, но с условием, что по дороге у них будет возможность завернуть куда-то еще. Лиза, ты ископаемое чудовище. Ты примеряла свои глупые мысли о верности к существу противоположного пола. Тебе разве не рассказывали, что эти существа нацелены на опыление не одного цветка, а целой поляны?

– Будут летать, жужжать и опылять, пока не сдохнут, – с чувством подтвердила Рита. – Ах, девочки, зря я защищала мужчин, они этого не заслуживают.

Она уронила пьяную слезу в тарелку с колбасой. Что касается алкоголя, то среди подруг Рита всегда была самым слабым звеном.

– Зачем вы тогда хотите свести меня с Георгием? – угрюмо спросила Лиза. – Этот не просто опыляет, а действует масштабно. Вон, объявление дал. Кто знает, может быть, его «серьезные отношения» – это блеф?

– Но ведь и ты блефуешь, – напомнила Карина. – Тебе нужно временное утешение, вот и все. Для мужчины с голубыми глазами утешить красивую женщину – это только удовольствие, поверь мне. Так, девочки, – неожиданно всполошилась она. – Пора укладываться. Иначе на наш товар завтра ни один купец не взглянет. Георгиям по телефону мы можем заливать что угодно, но сами-то мы знаем, что в сорок пять привести себя утром в порядок, просто припудрив носик, уже не удастся. Так что – по кроватям! Рита, раздавай указания.

– Ты будешь спать в гостиной, – распорядилась та. – Рекса я заберу с собой в маленькую комнату.

– Уж сделай милость, – проворчала Карина. – Ты его так раскормила, что если он запрыгнет мне на живот, то выдавит из меня весь ужин.

– Лиза ляжет в моей спальне, я сейчас постелю. Если, конечно, она заснет. Разбитое сердце обычно… царапается, когда ты ворочаешься с боку на бок.

Однако как только Лиза донесла голову до подушки, она сразу же начала проваливаться в сон. И успела подумать лишь о том, что ее сердце, по всей видимости, вовсе не разбилось. Да, оно было растревоженным, но целехоньким. Интересно, что бы это значило?

Она проснулась раньше всех, но не вскочила, как обычно, а повернулась на бок. Голова вдавилась в подушку, потому что была тяжелой, как бабушкин чугунный горшок, в котором томили кашу. Лиза застонала и широко открыла глаза. Утреннее солнце, влетая в задернутые шторы, густело и стекало на паркет медовыми каплями. Лишь один ломкий солнечный прутик протиснулся в комнату через тюлевую прореху. На коврике стояли пушистые тапки, еще не побывавшие в зубах Рекса.

«Сердце, – вспомнила Лиза и прислушалась к себе. – Почему не разбилось мое сердце?» Холод прополз по ее позвоночнику, несмотря на толстое одеяло. Кажется, она уже давно не любит своего мужа – вот в чем дело. Какой же изощренной лгуньей нужно быть, чтобы столько времени отрицать очевидное! Обманывать саму себя – что может быть глупее и бессмысленнее? Почему она пряталась от правды? Ответ лежал на поверхности. Она боялась остаться одна. Она не чувствовала себя самостоятельной личностью. Ее робкую личность поглотило яркое «Я» Руслана. Он доминировал. Довлел. Диктовал. Прививал вкусы. Формировал привычки.

Лиза прикусила губу. Она вдруг стала вспоминать какие-то мелочи, которые Руслан высмеял бы, как не заслуживающие внимания. Но из этих мелочей складывалась ее жизнь – обыкновенная, повседневная и… невозвратимая! Вот, например, у нее никогда не было кошки. А она так любила кошек! Она так хотела, чтобы дома ее встречало независимое пушистое существо, которое можно тискать и с которым можно разговаривать, когда тебе одиноко.

Еще она любила танцевать, но Руслан не приветствовал и этого ее увлечения. Несколько раз он застал ее в трико, танцующей под зажигательную латинскую музыку и сделал такое ехидное замечание, что навсегда отбил у нее охоту раскрепощаться в его присутствии.

Она любила книги, стоящие на открытых стеллажах, однако у них были шкафы с застекленными полками, потому что Руслан считал, что пыль портит дорогие переплеты.

Она обожала, когда к ним приходили гости, и с удовольствием пекла пироги. Руслан презирал ее подруг, а к приходу важных гостей всегда заказывал еду в ресторане.

Руслана можно было переспорить, если очень захотеть, но Лиза почти никогда не хотела. Она приняла условия игры. У нее был только этот брак, только этот мужчина существовал в ее жизни. О другом она даже и не помышляла. Но почему, почему?! Она могла бы очнуться еще несколько лет назад, когда Машка окончательно повзрослела и вышла замуж. Но Лиза не прислушивалась к себе. Она вообще никогда не задумывалась о личном счастье, повторяя, словно мантру: «У меня удачный брак».

«Господи, я что, была в обмороке? В анабиозе? На меня наложили чары? – думала Лиза. – Почему я считала, что если мы не ссоримся и время от времени занимаемся скучным сексом, значит, мы – идеальная семья? Разве покой и бесконфликтность – это и есть семейное счастье?»

Она села на кровати, взявшись за голову обеими руками. Надо срочно встать под душ и пустить сначала очень горячую, а потом очень холодную воду. Дверь, скрипнув, приоткрылась, и в комнату вошел Рекс, цокая когтями по паркету. Алчным взглядом посмотрел на тапки, и Лиза поскорее вставила в них ноги.

– Ты разрушитель, – сказала она. – Кыш отсюда.

Пес обошел комнату и удалился с гордым видом. В приоткрывшуюся дверь потекли запахи – свежих булочек и кофе. Рита покупала в магазине готовое тесто и по утрам занималась выпечкой. Подруги были уверены, что она делает это для Рекса, который таскал булки со стола с виртуозностью Карлсона.

– Хороша! – воскликнула Карина, когда Лиза появилась на кухне. – Как будто вообще вчера не пила. И щеки красные, и глаза ясные.

– Зато у меня голова сильно болит, – пожаловалась Лиза. – Налейте мне кофе. А вы как?

– Я чувствую себя, как смятая бумага, – призналась Карина. – Хочется лежать в углу и медленно разворачиваться.

– А я ничего, – сообщила Рита и тут же спросила, сдвинув брови: – Лизка, ты не передумала? Может быть, тебе стоит встретиться с мужем на трезвую голову и попытаться все обговорить?

– Что – все? – тотчас взвилась Карина. – Составить список всех баб, с которыми он гулял?

– Нет, но надо же его выслушать! Так нельзя. Может быть, у
Страница 12 из 12

Руслана есть какие-то оправдания.

– Да наверняка у него есть оправдания! – кипятилась Карина, раздирая булочку зубами. – Он, небось, уже сто раз звонил, да, Лизавета?

– Двенадцать, – ответила та. – Я у мобильника звук отключила. Нет, девочки, я не хочу с ним разговаривать после вчерашнего… Он целовался с другой женщиной у меня на глазах.

– Но он же не знал, что ты за ним следишь, – продолжала наседать Рита. – Он не настолько циничен, чтобы специально тебя мучить. Все же поговори с ним прежде, чем встречаться с голубоглазыми незнакомцами.

– Ритка, прекрати свою агитацию, – вознегодовала Карина. – Вон, посмотри на нее: она даже не плакала.

– Потому что у нее шок!

Лиза пила горячий кофе и молча слушала, как подруги воюют из-за нее. Она была в смятении. Если она сейчас скажет, что уже давно не любит Руслана и ей не нужны голубоглазые незнакомцы с квартирами, они ей просто не поверят. Поэтому она промолчала и отправилась наводить марафет. «Ну, встречусь я с каким-то там Георгием, – думала она, нанося на лицо маску из овсянки со сливками. – Ну, выпьем мы с ним по чашке кофе. Я ни за что не соглашусь ехать к нему. Мне это просто не нужно. Но Каринка так загорелась меня спасать, что не хочется заранее ее разочаровывать».

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/raznoe/polovode-chuvstv-ili-rybka-moya/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.