Режим чтения
Скачать книгу

Господин моих кошмаров читать онлайн - Александра Черчень

Господин моих кошмаров

Александра Черчень

Другие Миры (АСТ)

Что делать, если тебе снятся сны? Яркие, красочные, невероятно живые.

Радоваться, скажете вы – и будете не правы.

Что делать, если во снах тебе является странный тип? И, судя по впечатлениям, главная его цель – познакомить тебя с психиатром.

Огорчаться, скажете вы – и снова будете не правы!

Ведь всегда можно сыграть с королем кошмаров на его территории. Сыграть и выиграть! Тем более поддержка может прийти оттуда, откуда и не ждешь. От таких жутких тварей, которых ты и представить не могла!

Но и у них могут быть чувства. К тебе, девочка Мила.

Александра Черчень

Господин моих кошмаров

© А. Черчень, 2018

© Оформление. ООО «Издательство АСТ», 2018

Пролог

Тронный зал королевства сновидений был просторен, потусторонне жуток и невероятно помпезен.

Я сидела на троне, лениво скользила кончиками пальцев по округлому боку державы и, приподняв и так короткий подол пышного платья, беспечно болтала ногой.

Кинув беглый взгляд на огромное зеркало во всю стену, я коварно улыбнулась, заметив, что оно пошло мелкими трещинами. Возвращался хозяин королевства кошмаров…

Отражение подернулось дымкой, из которой появился высокий мужчина. Он приближался стремительно, я даже залюбовалась. Твердый шаг, красивый профиль, лютая ненависть во взгляде.

Красота!

Не ожидал меня тут увидеть, да?

Тр-р-рак…

Преграда между нами медленно таяла, а когда мой враг подошел к ней вплотную и стукнул кулаком по прозрачной стене – зазвенела.

– А ну пошла вон с моего трона!

Я лишь вздернула брови, капризно сложила губы и, пару раз ударив в ладоши, протянула:

– Король сновидений крайне невежлив сегодня. Что такое, ми-и-илый? Ты встал не с той ноги? Или корона совсем уже жмет?

Еще один удар, и трещины покрыли все зеркало. Казалось, от того, чтобы рассыпаться, его удерживала лишь тяжелая золоченая рама.

– Ты слишком далеко зашла, – спокойно сказал король.

– Разве? – наигранно изумилась я, и, взвесив в ладони скипетр, второй атрибут власти, покачала головой. – Я в своем праве. Это теперь и мой трон тоже. Ты был настолько коварен, что перехитрил самого себя. У твоего королевства теперь есть королева. Учитывая историю нашего знакомства, забавно, не так ли?

Он лишь прищурил сверкнувшие алым глаза. Зеркало дождем осколков рухнуло на шахматный пол, открывая дорогу королю сновидений.

И на этот раз я была готова его встретить!

Две недели назад

Фаза быстрого сна. Стадия 1

Я сидела на полу в гостиной, с самым мрачным выражением лица пила пятую по счету чашку кофе и листала книжку по осознанным сновидениям.

Кофе в таких дозах уже вызывал тошноту и отвращение, как и сомнительная литература.

Как я докатилась до жизни такой, вернее, до осознанных сновидений?

Увы, когда тебе уже месяц снятся на диво реалистичные кошмары, а потом от недосыпа, кофе и энергетиков начинаются галлюцинации в реальной жизни, становится не до скептицизма.

Я резко захлопнула книженцию и гневно запустила ею в стенку.

– Да пропади все пропадом!

Книжки не помогали. Лекарства не помогали.

С нажимом помассировав виски, я встала и подошла к окну.

Вдох-выдох… Дыхание патиной оседало на стекле.

Тишина, в которой был слышен только стук сердца… и тихие шаги из ниоткуда.

Снова кажется. Пока кажется. Пока.

Я стояла, распластав ладони по холодному стеклу, и смотрела на вечерний город. Красиво…

В том, что скрывалось за окном, было что-то чарующее. Звездная бездна над головой – с высоты шестнадцатого этажа она казалась немного ближе. И темная – внизу, разбавленная янтарными островами фонарей.

Еще одна ночь. Надо пережить еще одну ночь.

«Не сопротивляйс-с-с-ся», – выл ветер за стеклом, с ЕГО интонациями.

– Не дождешься, – процедила я и распахнула окно. Обхватила себя ладонями за голые плечи, ощущая, как кожа покрывается мурашками. Холод… Я так полюбила его за последний месяц! Даже странно, что до сих пор умудрилась не простыть.

Помотала головой, избавляясь от тягостных мыслей, и пронеслась по квартире, включая везде свет. Он загорелся ярко, почти до рези в глазах.

Теперь надо дождаться друзей. У Милы сегодня вечеринка. Она вообще в последнее время повадилась вечеринки устраивать. Кстати, Мила – это я. Совершенно нормальная, довольная своей жизнью девушка. Оптимистка, альтруистка и просто красавица. По крайней мере так было всего лишь месяц назад.

А потом мне начали сниться странные сны. С каждым разом просыпаться было все сложнее, сны становились все страшнее… и уже через неделю я стала кричать по ночам так, что будила соседей. А через две недели в моих черных волосах появился первый седой.

Сны казались реалистичными до дрожи.

Снотворное не помогало, успокоительные тоже. И сейчас я морально готовилась сдаваться психиатру, если в ближайшее время ничего не изменится.

В момент наивысшего отчаяния раздался звонок, а после – взрыв хохота, и знакомый бас за дверью сообщил:

– Открывай, Сова, Медведь пришел!

Щелкнули замки, которых в последнее время прибавилось, и, распахнув дверь, я попала в объятия внушительного плотного парня. Он приподнял меня и, немного покружив, поставил на ноги.

Где-то на границе между разумом и больной фантазией мне почудилось недовольное шипение, но я не придала ему значения. Очередная легкая галлюцинация. Мой персональный кошмар был ревнив. Ему не нравилось, когда кто-то кроме него будил во мне эмоции. А уж если положительные… тогда в квартире начинала звенеть посуда, без ветра колыхались занавески и кот забирался на шкаф, поглядывая на все это круглыми от ужаса желтыми глазищами.

– Ну, Мила, где же радость от встречи с другом? – потрепал меня по волосам приятель.

– Не нахожу слов от восторга, – я светло улыбнулась Медведю. – Привет, дорогой!

– Во-о-о-от! Другое дело! – он еще раз сжал меня в медвежьих объятиях и вздрогнул от удара в спину и возмущенного вопля.

– Слышишь, ты, единоличник, я тоже, между прочим, по ней соскучилась!

Я лишь рассмеялась в ответ, ощущая, как понемногу отогревается душа, измученная кошмарами во сне и наяву.

Что такое большая компания? Это свет, смех, алкоголь и веселье до утра. То, что нужно человеку, которому нельзя спать до рассвета, не так ли?

Я сидела на кухне с ребятами и с интересом смотрела, как разливают по стопкам золотую текилу. Белый ободок соли на кромке гипнотизировал. Хотелось провести по нему подушечкой пальца и ощутить шероховатость крупинок под кожей.

Я тряхнула головой, сбрасывая сумасбродное наваждение, и окинула кухню изучающим взглядом.

Все атрибуты классической пьянки. Два философа в углу, которые сейчас рассуждали про теорию относительности; сладкая парочка, что не могла оторваться друг от друга с самого момента встречи; и странный мужик-растаман. Откуда он взялся, я не имела ни малейшего понятия – кажется, пришел от соседей и остался. Благодаря ему мы сейчас и сидели при свечах, пытаясь стать «ближе к тонкому миру».

Лично мне не слишком нравилось: в углах мерещилась тьма, мягко перетекающая по обоям и периодически подмигивающая мне красным глазом. Но я была уже настолько спокойной, что лишь мрачно ухмыльнулась, показала глазу неприличный жест и опрокинула в себя
Страница 2 из 13

очередную стопку текилы. Глаз возмущенно заморгал на удивление длинными ресницами, но мне на волне любезно дарованного текилой бесстрашия было все равно.

Дожевав лимончик и решив, что тонкого мира с меня достаточно, я встала и пошла в комнату. По дороге попыталась попасть в ванную, но ее уже оккупировала та самая влюбленная парочка.

Я пнула дверь:

– Быстрее можно?

– Не оскорбляй меня, Сова! – ответил мужской голос под аккомпанемент женского смеха.

Смирившись, я развернулась и, оперевшись о косяк, застыла у входа в гостиную.

Здесь сидели другие диванные философы: в обнимку с гитарами и барабаном они спорили о музыкальных вкусах.

Я плюхнулась рядом и решительно потребовала:

– Сыграй что-нибудь.

– Желание хозяйки – закон, – весело ответил гитарист и начал что-то наигрывать.

Я откинулась на спинку дивана, слушая слезовыжимательную историю о том, что у любви села батарейка. Все было просто потрясающе еще минут двадцать, пока наш бодрый музыкант не заявил, что сейчас сыграет песню собственного сочинения. Нельзя сказать, что остальные обрадовались – поэт из нашего общего друга был откровенно паршивый.

– Баю-ба-а-ай, засыпа-а-ай.

Да это издевательство какое-то! В голове замелькали сплошь неприличные выражения, я резко встала и пошла на балкон. Грубо, конечно, но… Меня можно понять.

На темном балконе, прямо с потолка, мне подмигнули знакомые глаза. На этот раз их было три.

– Ну что, глюки… – я отсалютовала глазам бутылкой вина, найденной здесь же. – Еще чуть-чуть, и будет нам всем галоперидолу за счет заведения.

– Думаеш-ш-шь?

Звук на грани слышимости, мягкий, но я все равно вздрогнула как от удара.

После улыбнулась, сделала глоток красного и спокойно сообщила в пустоту:

– Я такими темпами совсем сопьюсь, и меня не только ты посещать будешь, но и белочки всякие. Выдержишь конкуренцию, а?

Лишь смех в ответ.

Белочек он за конкурентов явно не считал. Заглянув в бутылку, я решила, что зря.

Пока я общалась со своим личным доктором Злом, глазюки на потолке решили, что внимания им маловато будет, и свесились на длинных щупальцах, выразительно хлопая на меня ресницами.

– Все равно страшные, – по секрету поведала я им.

Окно распахнулось от порыва ветра, и по лицу скользнул поток воздуха с незнакомым терпким запахом. Погладил по щеке, взметнул волосы.

– Неубедительно, – насмешливо ответила окончательно потерявшая страх я. – Сегодня на редкость тихий день.

И снова смех был мне ответом. Таки нужен нам, Мила, галоперидол.

– Раз-два, раз-два-три, сколько можно не спать? Раз-два, раз-два-три, время глазки закрывать, – вкрадчиво пропели мне на ухо. На какой-то миг показалось, что кожу задели холодные губы.

Сон навалился с новой силой. Время перед рассветом самое тяжелое. Он знает и пользуется этим.

– Рано глазки закрывать, – я сильно ущипнула себя за руку.

Он промолчал, но приставучий мотив песни-считалочки все равно звенел в голове.

Как же хочется лечь, и всё… не быть, не думать, просто позволить себе отключиться. Но я-то знаю, что неведомой сволочи только этого и надо.

Я назвала его Сноходцем.

Я не знала, кто он и откуда пришел. Существует ли на самом деле, или это плод моего воображения? Я никогда его не видела. Различала лишь смутные тени, отзвуки голоса и странный запах.

Спустя какое-то время я поняла: если спать по утрам, кошмары снятся, но не настолько реалистичные. Сначала я боялась и плакала, сидела на антидепрессантах, со страхом понимая, что они не помогают. А после устала бояться. Просто устала. Кажется, именно тогда Сноходец еще больше заинтересовался мной.

Любит, когда жертва трепыхается?

– Жизнь – игра. Так интере-с-с-с-нее, – ответили мне.

– Ты больной извращенец, – не постеснялась я в свою очередь поделиться честным мнением.

– А то, – насмешливо согласилась со мной тьма за окном. – Больной, ненормальный… и совершенно бессовестный.

– В смысле? – я не на шутку насторожилась и нервно сжала пальцы.

Так, надо уходить с балкона, а то разговоры с галлюцинациями – это еще хуже, чем их лицезрение.

– Не умею играть честно.

В этот момент большая ваза на балконной полке зашаталась. Я поспешно обернулась и еще успела увидеть, как она летит мне в лоб.

Удар, искры из глаз, боль и беспамятство.

И только в ушах по-прежнему звенели слова считалочки…

– Раз-два, раз-два-три, я не устану ждать. Раз-два, раз-два-три, и тебе не убежать…

Тварь хитрая! Это мы еще посмотрим!

Фаза быстрого сна. Стадия 2

Я открыла глаза. Над головой раскинулось бездонное фиолетовое небо, а луна кривым белесым пятном маячила на горизонте.

Надо же… У нас новые декорации?

– Знаешь… – заговорила я, наверное, сама с собой. – Меня всегда удивляло богатство твоей фантазии. Ты практически не повторяешься.

На этот раз панорама была постапокалиптической. Аллея из кривых деревьев с металлическим отблеском и наливными яблоками на причудливо изломанных ветвях вела к высоким готическим воротам.

Фиолетовое небо, стальные деревья с живыми красными яблоками и белая дорога. Сноходец, ты чертов любитель сюрреализма!

Я встала с земли – она, словно мел, не хотела теперь отряхиваться с одежды – и, одернув рубашку, решительно двинулась вперед.

Интересно, что ждет меня сегодня?

Знакомые звуковые спецэффекты начались почти сразу. В зарослях деревьев что-то скрежетало и ухало, за спиной заливалась слезами какая-то дева и периодически злорадно ржал ее мучитель. Я передернулась, вспомнив, как в первый раз пошла на звук и застала там кровавый спектакль. Распятая на стальной яблоне обнаженная красотка с выколотыми глазами уже почти не дергалась, а с веток свисали ее внутренности. Вокруг, счастливо потрясая тесаком, носился какой-то стремный тип в красном колпаке. Когда мы заметили друг друга, на мгновение повисла озадаченная пауза. Я пребывала в шоке, садюга тоже. Потом мне обрадовались и весь оставшийся сон гоняли по саду. В конце концов убийца все же догнал меня, связал, но как только занес надо мной окровавленный нож, то вдруг развеялся в туман и я проснулась.

Теперь я стала умнее. Я не сомневалась: если будет надо, все чудища найдут меня самостоятельно, и смысл упрощать им задачу?

Тихий смешок раздался над ухом.

– Еще и мысли читаешь? – невесело осведомилась я.

На ответ не рассчитывала, потому удивилась, когда он все же последовал.

– Я бы мог сыронизировать на тему «было бы что читать», но это будет слишком тривиально.

– О-о-о-о, – восхищенно протянула я. – Король гоблинов снизошел до беседы с простой смертной?

– Кто такой Король гоблинов?

– Персонаж из фильма. Уже достаточно старого фильма, – поделилась я, стараясь незаметно оглядеться и заметить своего попутчика. Хотя глупо рассчитывать, что на территории, где Сноходец сам диктует законы, он будет видимым.

– И? – в баритоне, как ни странно, звучал неподдельный интерес.

– А у нас просветительская пауза? – я не удержалась от яда в голосе.

– Можно и так сказать. Впрочем, если не нравится, я вполне могу добавить динамики в твой путь к вратам. Красноголовый ведь тебе приглянулся?

– Давай без палачей.

– Я жду историю.

– Итак, жили-были в разных измерениях девочка Сара и Король гоблинов.

– Как я понимаю, девочка Сара
Страница 3 из 13

жила недолго и несчастливо? – со знанием дела предположил Сноходец.

– По себе судишь? Твои Сары наверняка плохо заканчивают.

– Интересные истории не могут повествовать о тех, кому жилось хорошо, спокойно и счастливо. В основе любой нормальной сказки лежат кошмары.

Поначалу я открыла рот, чтобы возмущенно оборвать его, а после… закрыла. Да. Он прав. Все старые сказки и легенды – это кровь, ритуалы, смерти… и тусклый рассвет для уцелевших.

– Возможно…

– Поверь повелителю снов, – на этот раз в его голосе отчетливо слышалась усмешка.

Над головой раздался шелест крыльев, и, поспешно пригнувшись, я заметила, как в небо поднялась большая птица, мазнув в воздухе хищными когтями.

– Мила, хочу напомнить, что отвлекаться сейчас не в твоих интересах.

Я только зло рыкнула, но начала пересказывать этому ненормальному сюжет фильма «Лабиринт». Когда я закончила, он несколько секунд молчал, а после сказал:

– Да, это интересно. Король знал толк в развлечениях.

– Да какие развлечения? Он в нее влюбился вообще-то!

– Что? – впервые в голосе Сноходца слышалась легкая растерянность, а после он откровенно расхохотался. – Влюби-и-ился! Грани, какая несусветная глупость!

– Почему это?

– Логика, как любят говорить у вас? Древнее существо, превращающее младенцев в гоблинов, крадет еще одного для пополнения армии слуг и вдруг влюбляется в юную девчонку? Да ты наивна, Мила.

– Тебе виднее, – мрачно ответила я, вспомнив, с чьей именно подачи пропадаю в странных снах. – А во что ты превращаешь своих жертв, Сноходец?

– Это будет сюрприз, – после недолгого раздумья ответил господин моих кошмаров. – А пока иди вперед, маленькая Элли… на твоей дороге из желтого кирпича еще много интересного. Кстати…

Повинуясь воле создателя, белое полотно пыли под ногами начало твердеть, делиться на прямоугольнички и менять цвет. Всего несколько секунд – и вдаль стала уводить именно дорога из желтого кирпича.

– Счастливого пути, Мила.

И пропал. Я всей кожей ощутила, что осталась одна. Вздохнула, взъерошив волосы, посмотрела на всё такие же далекие ворота на горизонте и ускорила шаг.

Топ-топ-топ… каблуки ботинок звонко стучали по мостовой. Топ-топ-топ… я шла все быстрее, страшно устала, а ворота все равно не приближались; еще и в этом аду почему-то стало жарче…. Топ-топ-топ… кажется, Сноходец придумал новый способ издевательств.

Можно было пойти не вперед, а назад или вообще в любую сторону света, но, как показывала практика, наказание следовало незамедлительно. Встречаться с маньяком не хотелось, как и проверять, а правда ли эти металлические деревья двигаются, или мне кажется? Проще было следовать правилам предложенного квеста. Пока проще.

Мне показалось, шла я безумно долго. Успела проголодаться, выбиться из сил и взмокнуть, но зато немного успокоилась. У меня даже появилась надежда, что этот бесконечный путь и есть программа максимум на сегодня. Но увы, стоило на это понадеяться, как пространство вокруг смазалось и ворота переместились ко мне буквально одним прыжком.

Я огляделась. Вокруг словно кончалась сверхтеплая зима и начиналась весна. У ворот пробивалась зеленая травка, стремительно вырастали гигантские грибы, а изломанные деревья обзаводились листвой кислотно-оранжевого цвета.

– Креативно, – вслух подумала я.

– Есё как! – радостно ответили мне откуда-то сбоку.

Разумеется, я не могла обойти вниманием этот картавый голосок из ниоткуда и, развернувшись, узрела на лужайке совершенно дивную… парочку. Парочку непонятно кого.

– Привет! – довольно моргнула на меня глазами одна из странных зверушек.

Я лишь таращилась на мультяшное нечто с одной только мыслью в голове: «Это шо?!» Именно «шо»! Шо было пушистенькое, толстенькое, веселого желтого цвета и с огромными голубыми глазами. В общем, оно совершенно не вписывалось в местную жуть.

– Привет, – осторожно сказала я и рискнула спросить: – А ты кто?

Ответ получить не успела. Рядом раздалось протяжное:

– Ом-м-м-м.

Неподалеку от «шо» на травке сидело «черт-те шо». Человекоподобный гриб, как робко подсказала мне фантазия, которая в местных реалиях ориентировалась чуть лучше разума. Гриб являлся мухомором, был обладателем большой шляпы, тонкого белесо-серебристого тела и совершенно пофигистичной физиономии.

– Ом-м-м-м… – повторно протянул гриб. Кажется, он всерьез рассчитывал достичь дзена еще в этой жизни.

– Кхм! – откашлялась я.

Гриб замолчал, замер и даже приоткрыл один глаз. Смерил меня недовольным взглядом и отвернулся.

– Ом-м-м-м… – он упрямо не желал сходить с пути просветления. Это упорство вызывало уважение.

Между тем желтый шарик на коротеньких ножках подбежал-подкатился ко мне, вскинул огромные глазища и, обаятельно улыбнувшись беззубым ртом, прошепелявил:

– Надо его доштать оконшательно.

В плане окончательного задалбывания мне одно время не было равных, потому я смело приступила к делу.

– Уважаемый! – я решительно постучала по красной в белых пятнах шляпке.

– Кем? – флегматично спросил мухомор.

Надо признать, этим вопросом он поставил меня в тупик.

– В смысле?

– Кем уважаемый? – монотонно повторила эта поганка. – Для любых утверждений нужны основания. Для уважения – вдвойне нужны основания. Или ваша речь голословна и вы не отвечаете за свои слова?

Че-е-е-его?! Это квест по риторике от Сноходца, что ли?

– Давайте не будем уходить в полемику, – я решила быть стойкой под полным воодушевления и веры в меня взглядом желтого шарика. – Ув… хм… в смысле гриб, а подскажите, пожалуйста…

– С чего вы взяли, что я гриб? – снова тормознул меня мухомор.

– Похож! – рявкнула я.

– Внешняя схожесть – еще не повод делать выводы, – в ровном и равнодушном голосе появились наставительные нотки.

Я закатила глаза к фиолетовому небу. Там издевательски медленно плыли облака. В хохоте красноколпачного маньяка где-то вдалеке я уловила привлекательные нотки. С ним хоть движение, динамика… и четко понимаешь, что? тебе надо делать! Драпать!

А тут?

– Он так долго мошет, – со знанием дела просветил меня желтый чудик.

– И что делать? – спросила у него я. – Мне нужно на ту сторону. Ты можешь открыть ворота?

– Нет, – грустно сказала зверушка. – Я тут не для этого.

– А для чего?

– Я влоде как для тебя, – шарик поделился со мной шокирующей информацией. – Ну или нет… но точно не волота отклывать.

– Весело… – вздохнула я.

– Правда? – не на шутку удивился мухомор.

– Нет! Я хочу на ту сторону.

– Все хотят, – повел плечами гриб.

Я вдруг вспомнила, как во времена босоногого детства в деревне у меня и других ребят была забава – бить мухоморы палками! Или ногами. Идешь, видишь поганку и ка-а-ак пинаешь! А она об дерево так красиво – шмяк!

В общем, мне резко захотелось повторить жестокие забавы детства.

– В общем… – я присела, оказавшись на одном уровне с этим… путешественником в медитацию. – С вами можно говорить нормально?

– Можно. Но неинтересно.

– Правда? – весело спросила я и, нежно проведя кончиками пальцев по краю шляпки, поинтересовалась: – А если я буду отламывать по кусочку отсюда?

Я получила восхитительную возможность наблюдать испуганно округляющиеся водянистые глазки на узкой
Страница 4 из 13

грибной моське.

– Это жестоко! – взвизгнул мухомор.

– Есе как! – радостно крутясь вокруг нас, заголосило непонятное желтое нечто. – А-а-а-а! Наштоящая шадиштка, и вшя моя! Клашш-клашш-клашш!

Не знаю, кто из нас больше впечатлился от этих откровений – я или гриб. Решив ковать железо, пока горячо, я с самым зверским лицом поковыряла одно из пятнышек и ласково осведомилась у мухомора:

– Ну так что?

– Все будет, – грустно ответил грибочек и с опаской отвел мою руку от своей шляпки. – В общем, я привратник. Господин сказал пропустить тебя на ту сторону, если правильно отгадаешь загадку, но предварительно помучить.

– Кто бы сомневался, – мрачно процедила я. – Конечно, помучить… кстати, господин не указывал, кто кого мучить будет?

– Нет, – еще печальнее протянул мухомор, вдруг осознавший, что подобные вещи стоит уточнять у начальства.

– Вот видишь, как все удачно сказывается, – по-крокодильи улыбнулась я и села рядом с грибом на травку. Шарик подкатился ко мне, запрыгнул на колени и снова счастливо заморгал глазенками. Я почесала его между ушей, мысленно подивившись, что такая прелесть тут делает. Па-дазрительна-а-а… Ничего хорошего я от Сноходца не ждала по определению.

– Итак, загадка. Ты готова? – спросил у меня красношляпый и, дождавшись кивка, продолжил:

Я красивый, я летаю,

А весной от солнца таю.

Угадайте поскорей,

Кто же это?

Я недоуменно моргнула и склонила голову набок. С коленей громким шепотом донеслась подсказка:

– Ешли што, это не волобей!

– Ага, – машинально кивнула я и спустя пару секунд предположила: – Снег?

– Молодец, – недовольно глядя на меня, буркнул мухомор и махнул тонкой лапкой в сторону ворот: – Проходи.

– А что там дальше? – спросила я.

– Не знаю. Я страж этой стороны. Про маньяка в лесу – знаю. Поговорить иногда заходит, пока новых путешественниц ждем. Скучно же… Господин нас нечасто балует путешественниками.

Я поежилась, вспомнив убитую девушку. Мерзавец этот их господин.

– Ладно, пошла я… – Глянув на шарик, спросила: – Ты со мной?

– Ну, я влоде как твой, – застенчиво ответил глазастик. – Жначит, ш тобой, ешли не плогонишь.

– Замечательно. – Почему-то подумалось, что с этим чудиком я еще хлебну горя. – Кстати, а как тебя зовут? И откуда ты вообще такой взялся?

– Я появилша плимелно за полчаша до твоего плихода, – начал важно рассказывать возбужденно подскакивающий шарик. – Иж… иж ниоткуда. Только понял, что школо плидет хожяйка, а потом ты… ты та-а-а-ака-а-ая класивая! А имя… нет имени.

– У-у-у… без имени вообще как-то грустно. – Я взглянула на нового питомца и, вспомнив свои первые от него впечатления, решительно заявила: – Будешь зваться Шо.

– Шо?! – скептически хмыкнул гриб.

– А тебя вообще не спрашивают, – оборвала я его и снова обратилась к Шо: – Устраивает?

– Да-а-а-а, – область щек на этом пушистом колобке заалела. – Покатились!

Я улыбнулась и решительно направилась к вратам.

Решительности у меня хватило аж на пятнадцать шагов!

По мере приближения к этому готическому чуду зодчества небеса все сильнее багровели и по нарастающей звучала депрессивная музыка. Судя по всему, меня заранее готовили к тому, что все будет плохо.

Ворота со зловещим скрипом начали открываться. За ними оказалось… а ничего там не оказалось! Лишь беспроглядный мрак, из которого почему-то веяло теплом… и горелым мясом.

– Не кисни, Мила, – приободрила я саму себя. – Помни, что это лишь сон. И он когда-нибудь закончится.

Нерешительный голос Шо прервал мои мысли.

– Хожяйка, не хочу лажочаловывать, но тут влемя течет иначе. Мгновение раштягиваетшя на вечношть.

Да уж. Новоприобретенный желтый помпон на ножках поставил жирный крест на моих попытках быть оптимисткой.

– Спасибо, дорогой, – едко ответила я и, одернув рубашку, решительно двинулась к воротам.

Дорога из желтых камней постепенно темнела, пока не превратилась в рассыпающийся от старости красно-коричневый кирпич.

Я застыла в пяди от мрака, до рези в глазах вглядываясь в него. Ничего. Странно, обычно Сноходец не забывает о спецэффектах! Где же тени, монстры, стоны?

Почему-то безмолвие теневой завесы пугало больше, чем все вышеперечисленное.

Вредный гриб за спиной буркнул:

– Долго там торчать собираешься?

– Мне вернуться и все же отковырять у тебя шляпу на прощание? – не менее вежливо и обходительно ответила я.

Не стала ждать какой-либо реакции от привратника, наклонилась и, подхватив пискнувшего Шо на руки, смело шагнула вперед.

Ну, как смело… зажмурившись!

* * *

Смена декораций была мгновенной.

Я сразу взмокла и повела лопатками, ощущая, как по коже скользит капля пота. По лицу хлестнул обжигающе горячий ветер, а до ушей донеслись мученические стоны и злобные крики.

Не открывая глаз, я громко рассмеялась.

– Нет, дорогой повелитель кошмаров, фантазия у тебя хромает буквально на обе ноги!

Открыла глаза, готовясь узреть очередного красноголового и невинную жертву.

Открыла и… мигом захлопнула рот.

Палача не было.

Зато был самый натуральный классический ад. Сковородки с грешниками, котлы с грешниками и костры с грешниками. И много-много красных, волосатых и ни капли не сексуальных чертей с вилами. Все эти черти смотрели на меня с самыми удивленными выражениями на рогатых мордах.

Видимо, раньше только высокое начальство, являясь в ад, могло себе позволить тут поржать.

– Мила, – громким шепотом начал Шо.

– Да? – в том же тоне ответила я.

– Мне кажетша, у этих гошпод на наш какие-то планы, – Шо ткнул одной лапкой с маленьким блестящим копытцем в ближайшую к нам делегацию чертей.

Я посмотрела в указанную сторону.

Там стояла четверка плечистых чертей с вилами, навытяжку, как во время парада, а по центру – какой-то особо волосатый дядька с внушительными рогами и свитком в ручищах.

– Здравствуйте, – вежливо поздоровалась я.

– Трепещи, смертная! – дядька не изволил ответить любезностью на любезность.

– Мамочки… тлепещем! – фальцетом поделился с чертями Шо.

На нас посмотрели недоверчиво.

– Правда-правда! – искренне заверила я.

– Милена Лазарева, мы приветствуем вас в аду, – начал читать по бумажке дядька. – За все прижизненные грехи вы приговариваетесь к вечным мукам! Но, имея уважение к их количеству, нами было принято решение предоставить вам выбор. Сковородочку, костер или, может, котел предпочтете?

У меня отвисла челюсть.

– Че?

Увы, на большее меня, невзирая на журналистское образование, не хватило.

Дядька свернул свиток и почти дружелюбно проговорил:

– Померла ты, че.

– Да не может быть! – не поверила я, в шоке глядя сначала на чертей, а после – на библейскую панораму вокруг. – Я сплю!

– Ну вот во сне и померла.

– А что это за уважение к количеству грехов? – я судорожно пыталась припомнить, чем же так отличилась за недолгую жизнь. – Я ничего такого не делала!

– А вот не надо, – главный черт погрозил мне когтистым пальцем и снова вчитался в свиток. – У тебя тут полный набор!

– Какой еще набор?! Я же не воровала, не убивала, не…

Договорить не успела – рогатый возмущенно перебил:

– Как это не убивала?! Да на твоем счету массовый геноцид! Помнишь золотых рыбок в аквариуме, которых оставила на тебя тетушка Марго? А
Страница 5 из 13

ее коллекционные орхидеи?

Я потупилась. С рыбками и цветами нехорошо получилось. Тетя Марго уехала на лето и попросила следить за аквариумом и растениями, но мне в то время было четырнадцать, и потому спустя недельку я отыскала множество более интересных и достойных моего внимания вещей. Лето, солнце, речка… Это все гораздо привлекательнее поездки на другой конец города во имя кормления рыбок и полива орхидей. Они такого обращения не выдержали и сдохли. Массово.

– Слушайте, но это же не то!

– А кто сказал, что мы рассматриваем лишь убиение человекоподобных? Все остальное тоже считается!

Я вспомнила уничтоженных на своем веку тараканов и загрустила еще больше.

– А воровство? Не было же такого!

– Все-е-е записано! Было! Вот. Пять лет – банка малинового варенья из холодильника тети Марго и килограмм шоколадных конфет. А также вымазанная на дверь красная помада. Да-а-а, натерпелась от тебя тетушка…

– Да вы издеваетесь, – совсем опешила я. – Тогда у нас все человечество грешники поголовно! Это неправильно!

– Мы не собираемся обсуждать с вами нашу политику, – черт надменно вздернул пятачок к багровым небесам. – Лучше располагайтесь. Вы у нас надолго. Страдать просим со смаком и достоверно, у нас завтра проверка от начальства… Кто-то пожаловался, что в аду нынче не мучения, а курорт.

Черт развернулся и повел рукой, показывая грядущее поле для страдальческой деятельности. Поблизости обнаружились свеженькая сковородочка на горячих углях, столбик с наваленным хворостом и котел, в котором как раз закипела вода.

– Сковородка – последняя модель, – гордо заявил дядька. – «Мучефаль»! С антипригарным покрытием и равномерным распределением жара!

– Слоган фирмы – «Тартар думает о вас»? – съехидничала я, начиная получать от этого цирка удовольствие. – А костер?

– Специально для вас березовые полешки завезли! Чтобы о родине напоминало.

– Какая прелесть! – почти прослезилась я. – А котел?

– Котел-мультиварка! Можно выставлять таймер и температуру! Вода – из озера Байкал!

– Я смотрю, вы заботитесь о своих лучших кадрах, – серьезно кивнула я, подходя поближе.

Дядька приосанился, важно погладил волосатое пузо и спросил:

– Правда нравится?

Я, злорадно усмехнувшись, протянула:

– Правда! Вот те крест!

Черти из караула вытаращились на меня как на пошляка в женском монастыре и нервно стиснули вилы.

– Попрошу не выражаться, – сухо проговорил главный черт. – Вы, как-никак, в аду.

– Я не только выражаться, я еще и знаки неприличные показывать умею! – радостно заверила рогатую общественность.

– Ну вот… К вам со всей черной душой, а вы?!

Черт картинно тряхнул рогами, швырнул мне в лицо свиток и удалился модельной походкой от бедра. Я в некотором шоке смотрела ему вослед.

– Хожя-я-яйка, – с обожанием в голосе протянул доселе молчавший Шо. – Какая же ты великолепная!

– Меня больше интересует, почему тут кошмар такой нетипичный, – прикусила губу я, машинально почесывая глазастика между ушами. – Странно это все… странно.

Над головой сверкнула молния, послышался раскат грома, а потом злой голос на грани процедил:

– В цир-р-рк все превратила. Но ничего…

Что именно «ничего» – уточнить не успела. Земля разверзлась, и я с криком полетела вниз.

Сначала вокруг был колодец, сложенный из человеческих костей, что таращились на меня черепами и червяками, копошащимися в пустых глазницах. А потом настала темнота…

Фаза быстрого сна. Стадия 3

Мрак встретил меня негостеприимно.

В противовес недавней Африке, здесь была Антарктида.

Холодно. Тот самый лютый холод, который мгновенно сковывает, если ты оказываешься в легкой одежде. Замораживает, пробирается под кожу… забирает тепло с каждым выдохом.

Я зябко обхватила руками плечи и огляделась. Лево и право, низ или верх… никакой разницы – везде темнота хоть глаз выколи.

Ощущение полной слепоты – это… ужасно. Страшно было пошевелиться – словно со всех сторон надвигается нечто кошмарное.

– Шо?

Тишина почти болезненно ввинчивалась в уши.

– Шо, где ты?!

Меня медленно, но верно охватывала паника. Почему-то перспектива потерять единственное доброжелательное существо в этом сумасшедшем мире казалась катастрофой.

– Спокойствие, т-т-только спокойствие, – вспомнила заветы «великого» и попыталась прийти в себя.

Так, где я? Видимо, на очередном витке кошмаров от сноходца, и мой ужас – это именно то, чего он добивается.

Я висела в великом ничто и пыталась отрешиться от эмоций. Меня нет… чувств нет…

Я думала. Почему-то приемы в стиле «представьте солнышко, подумайте о прекрасном, постарайтесь воспроизвести самые счастливые моменты своей жизни», рекомендуемые психологами, не просто не работали, а казались на редкость бесполезными.

Зачем, если вокруг все иначе?!

И зачем тратить столько слов, чтобы объяснить, что чувствует человек в таких снах, если достаточно одного слова: страх?

В отдалении вдруг мелькнуло что-то желтое. С меня маслом стекло оцепенение, и, встрепенувшись, я недоверчиво уставилась на далекое пятно.

– Шо?..

Показалось, или оно запрыгало верх-вниз и даже помахало?..

Я кинулась вперед, стараясь вырвать тело из вязкой пелены холода. Это сложно. Сначала надо было заново научиться сгибать заиндевевшие пальцы, после – шевелить кистями и руками. Я действовала быстро. Шипела от пронзавших конечности болезненных мурашек, но все равно не переставала разминать тело, с отчаянной надеждой и страхом вглядываясь в темноту с желтым пятнышком вдалеке. Только бы не пропало! Только бы не пропало!

Рывок вперед. Еще один, и еще.

Оказывается, перемещаться в невесомости безумно сложно и утомительно.

Но я была упрямой! Еще, еще, и еще, и снова!

Пятно временами как будто издевалось: то приближалось, и тогда казалось, что еще несколько усилий – и удастся разглядеть, Шо это или нет, а в следующий миг вдруг вновь становилось невозможно далеким.

До меня быстро дошло, что это очередная уловка господина кошмаров.

Я горько усмехнулась и, запрокинув голову, проговорила:

– Надежда – самая лучшая забава, придуманная, чтобы издеваться над людьми. Не так ли?

Ответа не последовало. Но стало словно еще холоднее, и я, окончательно потеряв интерес ко всему, свернулась клубочком и закрыла глаза.

Холод так быстро растекался по телу, что я уже не могла шевелиться.

Долго… бесконечно долго. Почему-то как раз в этот момент вспомнились слова Шо о том, что время здесь бежит иначе и я могу пробыть тут вечность. А то и вовсе не проснуться…

Вы знаете, что это такое – бесконечно долго находиться наедине с собой? Говорить только с собой. И через какое-то время возненавидеть даже этого единственного собеседника.

Ругаться, мириться, истерически хохотать в пустоте.

Кажется, именно в этот момент я сделала первый маленький шажок к сумасшествию.

Шаги, раздавшиеся в тишине, я встретила с радостью.

– Так-так-так… – знакомый голос эхом прокатился во мраке. – Кто у нас тут? Непослушная мышка Мила?

Я открыла глаза.

Внутренности облизнуло жаром злости.

Явился?

Почему-то появление моего мучителя встряхнуло меня и добавило сил к жизни, а не наоборот. Сейчас я впервые осознала, что хочу не только спокойствия, но и мести. Я желаю,
Страница 6 из 13

чтобы этот мерзавец сам, в десятикратном размере прочувствовал все, что со мной творил! На собственной королевской шкурке!

– Что же ты молчишь? Уже не такая боевая, как совсем недавно…

Я вновь не удостоила его ответом, понимая, что тут как в суде – любое слово будет использоваться против меня. Ничего, дорогой мой, не переживай. Придет время, и я тебе отвечу. За все, по всем пунктам. Поверь, ты не обрадуешься.

– Скучно.

Он отчетливо зевнул, а после щелкнул пальцами, и мне в руки свалился всхлипывающий от страха теплый пушистый комок.

– Хожя-я-яйка-а-а-а! – горестно взвыл Шо, прижимаясь ко мне как можно ближе.

– Хозяйка, хозяйка. Хватит ныть уже! – раздраженно откликнулся Сноходец. – Все, Мила, твой путь лежит дальше. Вперед!

– Новый круг личного ада? – хмыкнула я, наконец ему отвечая. – Демоверсия меня не впечатлила, уж извини.

– Вовсе нет. Просто тебе действительно пора…

Фаза быстрого сна. Стадия 4

Пробуждение оказалось паршивым.

В ушах стоял противный звон будильника, веки словно свинцом налились, и не было сил даже протянуть руку и выключить надоедливую мелодию. Помнится, только вчера скачала эту звуковую мерзость в расчете на то, что она поднимет даже мертвого, не то что заблудившуюся во снах меня. Расчет оказался верным.

Так… Надо сделать над собой усилие и воскреснуть. Увы, я не Лазарь и помощников в этом благом деле ожидать не стоит.

– Мила, выключи эту гадость, – раздался неподалеку сонный мужской голос. – Ты ближе.

Спасибо шоку: у меня мигом нашлась энергия на то, чтобы открыть глаза и рывком сесть.

Рядом со мной растянулся Мишка, или Медведь, недовольно зыркнувший на меня из-под растрепавшейся челки.

– Что ты так дергаешься?

– Ничего, – я бледно улыбнулась в ответ и зашарила по кровати в поисках телефона. Раскопки в одеяле вскоре увенчались успехом, и я наконец отключила звонок.

– Ну и чудно, – друг зевнул и снова зарылся лицом в подушку.

Я потерла глаза, огляделась. В квартире, кроме нас, кажется, никого не было, что уже странно для такой тусовки.

Пихнула Медведя в бок и спросила:

– А где все?

Друг перевернулся на спину и наградил меня недовольным взглядом, без слов высказав, что он думает о тех, кто мешает ему спать.

– Выпроводил под утро, когда метро открылось.

– А сам что застрял?

Я с тихим стоном потерла почему-то затекшую шею. Блин, опять все тело болит и ноет. Впору в суд подавать на Сноходца за моральный ущерб.

– А я за тебя переживал. Раньше ты не имела привычки отключаться на балконах.

Логично.

Вспомнив, что? отправило меня в королевство кошмаров, я поискала на голове шишку от удара, но, как ни странно, не нашла. Любопытно…

– Мила, что с тобой происходит? – серьезно спросил друг, не отрывая от меня внимательного взгляда.

Я потупилась. Мишка был тем самым человеком, которому совсем не хотелось врать. Друг детства. Почти как брат.

– Плохие сны, – кратко ответила я и решительно вылезла из кровати, тем самым поставив точку в допросе.

Дорога в ванную показалась моему организму тем еще испытанием. Закрыв дверь, я напряженно посмотрела в зеркало. Отражение не радовало. Бледная, в желтизну кожа, встрепанные тусклые волосы, нездоровый румянец и лихорадочно блестящие глаза.

– Красавица, – криво усмехнулась я.

У меня было стойкое ощущение, что душу выжали как лимон и даже на цедру покрошили. Я ничего не хотела… Только чтобы все это наконец закончилось. Устала. Очень устала.

По щеке скользнула слеза, и, коснувшись кожи, я задумчиво растерла влагу между пальцев.

Плачу. Я плачу.

Меня, активную и веселую девчонку, которая никогда не сдавалась и везде была главной заводилой, измучили до слез.

В душе, опустошенной кошмаром, вновь начала шевелиться злость на потустороннего гада.

Я решительно вывернула до упора вентиль с холодной водой и сунула под нее руки, а после начала с фырканьем умываться. Мокрое и немного повеселевшее отражение уже не напоминало больную на последнем издыхании.

Стянула с себя одежду и полезла в душ. Все, хватит рефлексировать.

Ледяная вода встряхнула, и через десять минут я чувствовала себя гораздо лучше. А внешность… Еще раз критически оглядев замученное отражение, я подмигнула ему и потянулась к косметичке. В итоге моську в зеркале было не узнать! Тоналка, пудра и румяна – наше все!

Последним штрихом стала капля любимого цитрусового масла. Его я использовала в тех безнадежных случаях, когда мало того что жить не хотелось, еще и на работу нужно было ехать.

В общем, когда я появилась на кухне, где вовсю хозяйничал Медведь, то была уже блистательна.

– Ну, доброе утро, ночная птичка, – кинул на меня беглый взгляд приятель. – Смотрю, перышки почистила и ожила?

– Так точно, – я плюхнулась за стол и с брезгливой миной отодвинула в сторону пустую бутылку из-под текилы и шеренгу стопок. – Опять не убр-р-рали.

– Словно для тебя это новость, – хмыкнул Миша.

– Во мне все никак не сдохнет вера в лучшее! – пафосно ответила я и, решив внести свою лепту в наведение порядка, начала разгребать стол.

Пока приводила все в порядок, рассеянно кивала болтовне друга – Мишка рассказывал о том, как прошла его поездка, закончившаяся ссорой с очередной девушкой.

Мишаня – шикарный парень, с хорошей работой, машиной, квартирой и адекватным характером. И всему этому богатству, увы, катастрофически не везет с девушками. А ввиду влюбчивости Мишки текучка кадров на этой «должности» у него та еще.

Мы с ним дружим едва ли не с первого года жизни, когда я в знак нерушимости наших отношений треснула его погремушкой по голове и, пихнув, скинула с дивана. Он отомстил мне спустя пару лет, торжественно выбив первый молочный зуб. На этом кровная вендетта «око за око, зуб за зуб» была закончена и с тех пор мы не разлей вода.

Вот и сейчас он с тревогой косится на меня. А я… а что я? Ищу смысл жизни и ответы на вопросы в глубинах кофейной чашки.

На какой-то миг мне почудилось, что в темном напитке мелькнуло чье-то лицо. Я нервно отдернула пальцы. Кофе перелился через край, пачкая белоснежный фарфор и растекаясь по скатерти.

Сверху на некрасивое пятно легла салфетка.

Я лишь вздохнула. Надо мной стоял Миша. Скорее всего, именно он и отражался в сверкающей, словно зеркало, поверхности напитка.

– Давно у тебя проблемы со сном?

– Со сном у меня все хорошо. А вот со сновидениями плохо.

Я всё-таки рассказала приятелю, что уже почти месяц не сплю из-за мучающих меня по ночам кошмаров, умолчав только о том, что теперь галлюцинации начались и наяву.

– К психотерапевту ходила?

Передо мной поставили тарелку с глазуньей и ломтиками бекона. Сам Мишка опустился напротив, притянул к себе отвергнутую мной чашку и сделал большой глоток.

– Угу, – я ткнула вилкой в желтый «глазок». Тонкая пленка порвалась, и желток растекся по тарелке.

Хм-м-м… по цвету почти как Шо.

Я помотала головой, отгоняя воспоминания о снах. Потом. Всё потом.

– И что говорят? – терпеливо выжимал из меня информацию Медведь.

– Переутомление, говорят. Но, как ты видишь, я уже две недели в отпуске и лучше не становится. На работу завтра, а я… – я досадливо скривилась и взъерошила волосы. – А я никакая.

– Реально продлить отпуск? Или уйти на больничный?

– По состоянию
Страница 7 из 13

психического здоровья? – скептически поинтересовалась у приятеля. – О да, на работе прям обрадуются!

– Можно что-то придумать.

– Можно, – послушно согласилась я и приступила к еде.

Некоторое время на кухне стояла тишина, нарушаемая лишь скрипом металла о стекло тарелок. Вкус еды почти не ощущался, в душе поднималось глухое раздражение. Это смешно, но поесть я всегда любила, небезосновательно считая гастрономические удовольствия одними из немногих наслаждений, доступных всегда. И этого меня лишил… поганец потусторонний.

– Ковыряешься так, словно там тараканы, – несколько обиженно протянул друг, когда я отодвинула почти полную тарелку.

– Просто вкус еды не ощущается.

– Может, от лекарств вкусовые рецепторы приглушены?

– Не знаю. Но мне кажется, не в этом дело.

– Ты меня пугаешь, Сова. Родителям говорила?

– Нет, Миш. И тебе не советую, – я требовательно посмотрела на него и, опережая возражения, добавила: – Пока это моя проблема. Я с ней справляюсь и не вижу повода беспокоить родных.

– Пока справляешься? Да уж, вижу. Мила, ты похожа на свеженького зомби! Просто мечта некроманта-некрофила, а не девушка.

Я не ответила, посчитав это лишним. Встала, подошла к подоконнику и, включив электрический чайник, не оборачиваясь, проговорила:

– Ты сам знаешь, что волновать сейчас маму – последнее дело. Беременность и так проходит довольно тяжело… потому, Мишань, прошу тебя как друга. Здесь инициативу проявлять не нужно.

– Хорошо, хорошо, – вздохнул мой отважный медведь.

Вот так… правильно.

Я горько усмехнулась. Ирония судьбы. Родители ждут второго ребенка, а первый в это время благополучно едет крышей.

Мама и папа переехали за город год назад, как раз после решения завести малыша. Свежий воздух, просторный частный дом и прочие прелести.

А я осталась счастливой обладательницей квартиры, свободы и… одиночества.

Во время одной из наших бесед психотерапевт корректно указал, что все мои кошмары – это лишь неосознанная попытка привлечь к себе внимание. Вроде бы логично, но вызывает внутренний протест.

Стребовав с Миши клятву не говорить ничего родителям, я ускакала одеваться и после этого выпроводила друга из квартиры.

Сама же, пользуясь последним днем отпуска, села дальше изучать осознанные сновидения.

По всему выходило, что у меня именно они. Раньше я считала, что это обычные сны, но со временем поняла: нет, осознанные сновидения. Уровень профессионализма повышался!

Самой достоверной литературой на эту тему я посчитала труд Карлоса Кастанеды. Он как раз писал о странных сущностях, живущих в мире снов. Они питались страхами, кошмарами и прочим негативом. Особенно любили осознанных путешественников по снам. Мы вкуснее.

Получается, мой гаденыш – именно такая сущность… А я – его любимый десерт.

И при таком раскладе сноходец скорее я, чем он. Он как раз абориген! Самый наиклассический! Агрессивный и промышляющий каннибализмом! Хотя кто сказал, что господин моих кошмаров человекоподобен?

Я с непередаваемым выражением на лице посмотрела на книги и свои записи.

– Точно крышей поехала. Всерьез рассматриваю это как причины творящейся в жизни чертовщины!

Я порывисто поднялась из-за стола и пошла на балкон. Нервно нашарила пачку сигарет, забытую кем-то из приятелей, и, щелкнув зажигалкой, затянулась. Покосилась на целую и невредимую вазу, все еще стоящую на верхней полке. Значит, на меня ничего не падало…

При свете дня вся эта лабуда про кошмарики, сны и проживающих в них прожорливых сволочей, тянущих энергию из живых, вдвойне казалась мистической чушью.

Решив больше не выносить себе мозг, я докурила сигарету и отправилась на пробежку. Да и в магазин надо – в холодильнике шаром покати. Мишка дожарил последние яйца.

Время до вечера пролетело в домашней суете и бытовых хлопотах. Я даже не ложилась спать днем, чтобы бодрствовать ночью. Было ощущение, что я переступила какой-то внутренний рубеж и у меня активировался режим пофигистки. Эти перемены мне нравились, а потому я легкомысленно напевала песенку и полировала книжные полки от пыли. Пыли тут не существовало уже минимум несколько минут, но меня сие не останавливало. Монотонная работа успокаивала.

Стрелки часов медленно подбирались к десяти вечера. В углах привычно сгущались тени.

– Не надо на этот раз на меня ничего ронять, – негромко попросила я, заметив, как зашатались книги над головой. Томики застыли, а потом качнулись туда-сюда.

Я это расшифровала как «а то что?».

– Придумаю!

Книги с грохотом рухнули.

Кто-то злится? Так тебе и надо.

– Не любишь Кастанеду? – хмыкнула я, поднимая книги, и поставила их обратно. – А зря, он про вас много писал.

– Ерунда-с-с-с, – гневно прошипели из ниоткуда.

– Сам ты ерундас, а Кастанеда – уважаемый ученый, муж и философ, – пафосно ответила я, чрезвычайно ехидно улыбаясь уже знакомым глазам на потолке. Оные возмущенно похлопали на меня ресничками и зажмурились, стоило мне захихикать и торжественно предъявить им оттопыренный средний палец. Видимо, глазюки отличались тонкой душевной организацией.

– Хамка-с-с-с! – вновь гневно прошипел кастанедовский глюк. Ну, и мой теперь.

– И вовсе не хамка, а девушка в сложной ситуации, – наставительно заметила я и обратилась к глазкам: – Сгиньте!

Как ни странно, послушались. Сначала щупальца, на которых висели глазки, втянулись в облако тьмы на потолке, а после вся эта черная клякса смачно шлепнулась на ламинат, с тихими завываниями расползлась по углам, куда не добирался свет ночника, и там затаилась.

Я аж умилилась от того, какие они послушные!

Вот интересно, а эти глазки, тьма и прочая гадость – это тоже, так сказать, Сноходец или что-то иное? Кто-то иной…

Решив не углубляться в размышления, я направилась в ванную.

Вернувшись, выключила весь свет, кроме тусклого настенного бра, и забралась под одеяло. Будем следовать тактике: раньше сядешь – раньше выйдешь! Я отвернулась к стенке, зевнула, закрыла глаза… и почти сразу уснула.

Фаза быстрого сна. Стадия 5

Кошмар начался необычно.

Я вновь оказалась в странном пространстве, в невесомости. Но в отличие от прошлой ночи тут была не мгла, а странный предрассветный сумрак.

– Пока не страшно, – очень глупо и смело заявила я, заинтересованно вертя головой.

– Да? – мрачно поинтересовались у меня в ответ.

Я резко развернулась, но не учла особенностей невесомости и отлетела в сторону, кувыркаясь. На то, чтобы выпрямиться, потребовалось некоторое время.

– Цирк, – крайне недовольно резюмировал все тот же голос.

– А то, – с веселой злостью ответила я, наконец разглядев в отдалении фигуру в бесформенном балахоне. – Культурная программа у тебя бедновата. Приходится самой вносить креатив.

– Бедновата, говоришь? Сейчас исправим!

Сумрак полыхнул ослепительно белым светом, и я со стоном закрыла лицо руками. Глаза болели просто невыносимо.

Садист чертов.?Когда отняла руки от лица, обнаружила, что гравитация вернулась, и я лежу на кровати. Кровать оказалась своя, родная.

– Это все? – неверяще поинтересовалась я у пустого потолка. Там даже глаз не было.

Ничего не понимаю. Он меня отпустил?

Потерла подбородок. Хм-м-м, а где гарантия, что я не все еще сплю?

Как писал
Страница 8 из 13

Кастанеда, признак того, что ты спишь, – дефекты рук. Больше или меньше пальцев, они короче или длиннее. Вспомнив заветы философа, включила свет и посмотрела на свои руки. С ними что-то должно быть не так.

Мягкий медовый свет ночника залил постель, меня на нем, пижаму в совушках и… не мои чересчур длинные и когтистые пальцы. Я задумчиво перебрала ими в воздухе.

Значит, сон. Новый виток кошмара.

Но я уже не та насмерть перепуганная девочка, какой была в начале всех этих приключений. И теперь я знаю, что ему от меня нужно. Страх, безнадега, ужас. Эмоции. А предупрежден – значит, вооружен! Господин моих кошмаров, у вас ожидается голодный паек!

В общем, я наслаждалась боевым настроем. Недолго. Секунд тридцать.

Потом за окном медленно и торжественно пролетела летающая тарелка. Я подавила желание протереть глаза. Тарелка вновь, мигая огоньками, проплыла в отдалении, затем ненадолго зависла и, развернувшись, приблизилась к моему окну. Ставни с грохотом распахнулись, почти вырывая щеколды из пазов, взметнулся тюль, и по полу комнаты зашарил луч. Память покопалась в просмотренных фильмах про инопланетян и любезно подсказала, что именно такой штукой несчастных землян затягивают в недра космических кораблей.

Инстинкт самосохранения, бывший при мне даже во сне, робко подсказал, что неплохо бы проснуться или хотя бы спрятаться во-о-он в том углу!

Не успела! Пятно света хищно запрыгнуло на постель, а после перетекло на меня.

Я ощутила, как тело обмякло, и осела на кровати, не в силах пошевелить пальцем, повернуть голову… и высказать все свое матерное отношение к ситуации.

Неведомая сила подняла меня и потащила к окну. Глядя на приближающуюся ко лбу раму, хотела малодушно зажмуриться, но не пришлось. Пятно света затормозило, развернулось и аккуратно выплыло на улицу. Я мигом вспомнила, что живу на четырнадцатом этаже и падать, если что, безумно высоко.

Обошлось. Я, в пижаме и одеяле, медленно и величественно плыла к инопланетному кораблю. Зная Сноходца – на эксперименты и мучения, не иначе.

Но если вспомнить мой последний сон…

Ад явно воплотился совсем не так, как задумывал господин моих кошмаров.

Скорее всего, потому что я наконец перестала его бояться.

Сны – мои. Хозяйка в них – я.

Разум заменил ужасы на юмор? Есть же присказка о том, что сложно бояться смешного.

Я окинула летающую тарелку долгим взглядом и усмехнулась.

Кошмарика ожидает сюрприз. Он не знает, какое дикое количество литературы написано на тему великой любви между землянками и инопланетянами!

Если бы могла, точно бы разразилась злодейским смехом.

Теперь я смотрела на приближающуюся летающую тарелку с алчным интересом.

Видимо, Сноходец не продумал, как эта штука должна открываться, а потому я просто неожиданно обнаружила себя в просторном, обитом металлом помещении. Зал для переноса?

Меня ощутимо приложило о пол, а затем лучик исчез. Я выровняла дыхание и с кряхтением встала, потирая ушибленную поясницу.

Вокруг столпилась инопланетная делегация. Делегация была так потрясающе страшна, что я мысленно восхитилась больной фантазией Сноходца.

Щупальца, слизь, много-много противных глазок без ресничек.

Судя по всему, творец этого ужастика особо не заморачивался и сделал своих инопланетян похожими на все сразу. У них даже клювы и копыта были!

– Человечка! – презрительно щелкнул жвалами ближайший инопланетянин. – Мы принесли тебя сюда для того, чтобы…

Я встала в величественную позу, завернувшись в одеяло на манер римской тоги, и пафосно воскликнула:

– Я всё знаю!

– Что? – недоверчиво моргнул на меня всеми шестью глазами со страшной морды ближайший космический осьминожка.

– Всё, – доверительно сообщила ему я. – Ведите к капитану! Ему больше незачем скрывать свои чувства. Я знаю, что он украл меня как раз для того, чтобы жениться и ни в чем себе не отказывать. В смысле, мне ни в чем не отказывать.

Ба-бам-с! Клювики у осьминожек отвисли.

– Это как?

– А вы считали, что притащили меня сюда для опытов? Дура-а-ашки, – я игриво потрепала по голове ближайшего жутика и приказным тоном спросила: – Где тут дверь?

– Там… – щупальце ткнуло в ближайшую стену. Она тут же засветилась и явила миру проход.

– Все за мной, – я решительно закинула на плечо сползший конец одеяла и зашлепала босыми ногами к выходу.

Антураж космического корабля, к сожалению, не отличался особым разнообразием. Тусклый свет, светло-стальные коридоры, лампочки и периодически встречающиеся члены экипажа. Первыми я заметила огромных, похожих на горилл, очень накачанных ребят в мундирах. Но не успела эта компашка открыть клыкастые пасти, чтобы выдать нечто по сценарию, как я ускорила шаг, зыркнула на них из-под растрепавшейся челки и рявкнула:

– Почему бардак на корабле?!

Военные прижались к стене, встали навытяжку и, козырнув, ответили:

– Никак нет, все хорошо!

– Во-о-ольно, – процедила я, глядя на них с нехорошим прищуром. Космические вояки нервно сглотнули. – Но чтобы больше не повторялось!

И пошла дальше! Ай да я! Ай да молодец! Ай да отсутствие логики в женских снах!

К рубке мы подобрались довольно быстро. Пока шла, продумывала, на что заменить ужастиков, занимающих главенствующие роли на этом корабле.

В данный момент этот сон точно под моим контролем и я могу влиять на то, что здесь происходит. Вопрос, в каких пределах, конечно.

Пусть у нас в рубке ребята посимпатичнее уже встреченных сидят, ладно?

Двери с шипением разъехались, я вошла в помещение и… выпала в осадок.

В кресле напротив меня сидел… сидел просто офигительной прелести блондин!

А дальше было… «посмотрите направо, взгляните налево»!

Справа за навигаторским пультом обнаружился высокий мускулистый брюнет, сосредоточенно любующийся на голографическую карту и нервно постукивающий по голенищу сапога… хвостом! Ей-богу, хвостом!

Слева, заложив руки за спину и что-то набирая в планшете, стоял четырехрукий рыжий мужчина с убранными в косу волосами. И в моих глазах его не портили даже лишние конечности!

Все трое были в белой военной форме, которая очень напоминала парадную форму русских морских офицеров.

В общем, любимый цвет, любимый размер. Виагра космического разлива!

Я метко шлепнула рукой по панели, закрывающей дверь, и она встала на место, отрезав меня от щупальцеобразных ученых и оставляя наедине с тройной дозой прекрасного.

– Вы кто? – взглянул на меня небесно-голубыми глазами блондин.

– А вы кто? – задала встречный вопрос я, с печалью вспомнив о своей моногамности.

Но я – русская женщина, а русские добром не разбрасываются.

Хищно оглядывая сексуальную троицу, я прикидывала, кому из них повезет быть капитаном, а какие будут любить меня всю оставшуюся жизнь!

Ну а что мелочиться? Когда еще получится так знатно потроллить гаденыша, который все это мне организовал?

– Я – старший помощник, – наконец проговорил блондин.

– А я – Мила, – сделала ручкой в ответ и придержала начавшее сползать одеяло. – Очень приятно.

– Старший пилот к вашим услугам, – элегантно поклонился мне четырехрукий.

Я развернулась к хвостатому. Ага… а это, стало быть…

Дверь с шипением открылась, и в рубку ввалилась делегация кошмарных ученых.

– Капитан, мы не
Страница 9 из 13

виноваты! Она сама!

Он лишь поднял руку, призывая команду к молчанию. Все разом заткнулись, с трепетом наблюдая, как капитан заканчивает прокладывать курс.

Закончил, развернулся в нашу сторону и спокойно спросил:

– Почему лабораторный материал бегает по кораблю?

Я злобненько прищурилась. Странно, что он не спешит соответствовать придуманному мной сценарию.

– Можно уж не скрывать, – со вздохом протянул рыжий, вновь что-то читая в своем планшете. – Капитан, все уже знают, что вы привезли свою избранницу!

Я радостно хлопнула в ладоши и с торжеством воззрилась на брюнета. Он же глядел на меня с любопытством.

– Какие интересные мозговые отклонения… И навязчивые идеи. Притом заразные: экипаж тоже начинает этим страдать.

Черт… в каком месте моя сказочка по мотивам космического романтического фэнтези пошла не по плану? Инопланетный принц так и норовит сплавить свою принцессу в места не столь отдаленные под заботливую опеку местных вивисекторов.

Вывод? Что-то не так с принцем. Но попробуем еще!

Я выжидательно посмотрела на светловолосого помощника капитана, и тот не замедлил как следует подставить начальство.

– Разве это не та девушка, на которой ты хотел жениться?

Мы все дружно посмотрели на хвостатого. Он – на нас, и судя по взгляду, жениться не хотел.

– С вами все хорошо? – я посмотрела на «любимого» со страданием и беспокойством во взоре.

Надо же продемонстрировать заботу о ближнем своем. Такие проблемы с памятью! Заодно натолкнуть остальных на мысль о том, что с начальством все плохо!

– Сколько он не спал? – повелительно спросила я.

– Трое суток. Совсем заработался, – немного подумав, ответил блондин. – Он нам про вас рассказывал.

Конечно рассказывал. Я же так ХОЧУ. А это мой сон.

Со всех сторон раздались обеспокоенные возгласы команды и разнообразные рекомендации. От того, что капитану стоит прямо сейчас пройти медицинское обследование, до особо смелых предложений отстранить его от управления судном на денек, пока не выспится.

Я торжествующим кукловодом стояла в центре этого сюрреализма, дирижируя им. Поймала нехороший взгляд «капитана» и улыбнулась.

Интересно, кто ты?

– Кажется, моя память прояснилась. Какое счастье! – совсем не жизнерадостно отозвался хвостатый. – Тогда не будем тянуть! Назначим ритуал на завтрашний вечер! Увести невесту готовиться!

Не успевшую пискнуть меня подхватили под белы рученьки, вытащили из рубки управления и с песнями-плясками, напоминающими индийское кино в космосе, куда-то потащили. Я безвольно висела в щупальцах дружной команды инопланетян и думала… думала о том, а не подразумевает ли ритуал помолвки что-то крайне неприятное?!

И угораздило же выбрать «в капитаны» именно эту иллюзию? Вот чем мне блондин не понравился?! Нет, подавай Миле хвостатую экзотику! С рыжим-то понятно… четыре руки – это, конечно, интригующе, но как-то слишком экзотично.

Спустя пять минут меня внесли в какую-то каюту и, ничего не говоря, вымелись за дверь. Я метнулась к выходу, но панель как встала на место, так и не спешила отодвигаться. Раздосадованно пнув стену, я развернулась и двинулась изучать комнату.

М-да… Узкая койка со стопкой идеально ровно сложенного постельного белья, стол а-ля вагон советского плацкарта и колченогий табурет. Последний выглядел криво и неустойчиво даже несмотря на то, что был металлический.

– Это Спарта, детка, – грустно резюмировала я.

Одна я была недолго. В углу каюты сгустился сумрак, и не прошло и десятка секунд, как оттуда на меня вытаращились знакомые глазюки.

– О-о-о-о! – обрадовалась им я как родным. – Вы не поверите, но я так рада вас видеть!

У одного из глазиков дернулось веко, и они нервно переглянулись. Видимо, с таким неподдельным энтузиазмом жертвы они сталкивались впервые.

И вдруг раздался голос:

– Да… Мила, меня удивляют твои фантазии.

Я завертела головой, но, понятное дело, никого не увидела. Прошла, села на жесткую койку и, поболтав ногами, ответила:

– Что же ты лично меня не навестишь, господин кошмаров? Поболтали бы… о предпочтениях.

Угу. И, быть может, у меня появился бы шанс дать этому неведомому уроду по морде. Таки не зря же Мила училась дзюдо. Это было, как говорится, давно и неправда, но ради такого случая я вспомню всё!

– Мне это неинтересно.

Немного помедлив, я растянулась на кровати и еще раз посмотрела на глазюки.

– Ты начал удостаивать меня диалогом. Это, конечно, честь, но… чем обязана?

– Я должен отвечать? – в очередной раз попытался начать игру этот гад.

– Не хочешь – не надо, – зевнула я и отвернулась от глаз к стенке.

– Ты сегодня скучная, – за спиной раздался смешок. – Мила-Мила, у меня есть к тебе предложение. Хочешь… своего зверька?

– Шо? – встрепенулась я, но поворачиваться и показывать заинтересованность не стала.

– Ну и имя ты ему дала… – в голосе отчетливо слышалась досада. – Но сейчас не о том. Хочешь звереныша?

Я все же повернулась на другой бок и изумленно округлила глаза. На том самом колченогом стуле сидела полупрозрачная фигура в простой одежде и толстовке с капюшоном. Лица, разумеется, видно не было, но одно то, что Сноходец впервые явил себя не как пятно с глазами, уже удивляло.

– Твоя щедрость поражает… и настораживает. С чего это, кошмар моих ночей?

– Какой дивный титул, – тихо рассмеялся он и, вытянув ноги, проговорил: – А зверушка… считай это жестом доброй воли. В знак примирения.

– А мы ссорились? – я с деланым удивлением вскинула брови и, не удержавшись, подалась вперед с шипением: – Это ты выбрал меня своей жертвой и всю душу вымотал!

– М-м-м-м… сколько агрессии! Аккуратнее, детка, а то я ведь могу обидеться и передумать. И твоя желтая зверушка навечно останется болтаться между снами в поисках хозяйки. А это жестоко. Помнишь знаменитую фразу Экзюпери?

Я усмехнулась и процитировала самую подходящую по смыслу к ситуации.

– «Мы в ответе за тех, кого приручили».

– Вот, – Сноходец наставительно поднял указательный палец вверх. – Так что, примешь подарок?

– И чем буду обязана?

В безвозмездные сувениры от этого товарища мне совсем не верилось, потому я старательно искала подвох. Как говорится, бойтесь данайцев, дары приносящих.

– Подарок – это подарок. Ничем. Жест доброй воли, извинение… понимай как хочешь, – фигура Сноходца начала медленно таять, и последняя его фраза уже едва угадывалась. – Встречай своего звереныша, Мила.

Не успела я как следует задуматься, как под потолком закружилась пространственная воронка и оттуда с пронзительным визгом выпал желтый меховой комок. Я поймала его и, глядя в воинственные голубые глазенки, успокаивающе проговорила:

– Все хорошо, это я.

– А это я, – беззубо улыбнулся мне в ответ Шо, трогательно обнимая лапками. – Хожя-я-яйка.

Я сидела, зарывшись пальцами в мягкую шерсть, и ощущала, как на душу снисходят спокойствие и уверенность, что все непременно будет хорошо.

– Я к тебе плобилша! – с гордостью заявил малыш. – Я же молодец?

– Еще какой, – одобрила его я. – Вот только у меня был весьма интересный гость…

Вкратце рассказала Шо о том, что случилось до его появления.

– Нагло влет! – припечатал этого сказочника мой желтый шарик. – Я шам шюда дошел! В этом ш-ш-шне почти
Страница 10 из 13

вше нити контлоля пелех-ш-ватила ты, от его влияния оставалошь ш-ш-шовшем чуть-чуть. Но то, что я иду, он не мог не ощущать, вот и выштавил как швою жашлугу.

Я задумчиво посмотрела на очень осведомленного шепелявого глазастика.

– Шо… а что ты еще знаешь о происходящем вокруг?

– М-м-м… – задумался мой желтенький друг. – Шложно сказать. Ты сплашивай.

– Для начала кто ты такой?

– Я шноц! – гордо выпятив грудь, заявил малыш и уточнил: – Твой шноц.

– Шноц? – нервно хихикнула я и, когда Шо замотал головой, откорректировала звучание: – Сноц? Угу… а кто такие сноцы?

– Шпутники шноходцев! Что-то влоде фамилиалов.

Я едва не выронила звереныша, пребывая в большом культурном шоке.

– Это как?! Я же не сноходец!

– Кто тебе скажал? – натурально удивился Шо. – Ешли гошподин – тю! Не вель!

– Господин – это тот тип, который мне квесты по ужастикам устраивает?

– Да, – важно кивнул Шо и, боязливо оглянувшись, полушепотом добавил: – Кололь!

– То есть и королевство у него есть? Сновидений вообще или только королевство кошмаров?

Как позже выяснилось, сновидений. Кошмары – лишь одно из направлений.

Сны – это лазарет. Лазарет душ.

Кошмар, по сути, даже полезен. Он, как и боль, является одной из защитных реакций психики: сигнализирует, когда что-то не в порядке. Если у человека не получается решить свою проблему и он раз за разом попадает в «лазарет», ему на помощь приходят «врачи». Сноходцы.

– А я тут при чем?.. – задумчиво протянула я в ответ. – Почему он насылает на меня эту жуть?!

Этого Шо, к сожалению, не знал. Но предположил, что королю нужна энергия. Притом много и быстро.

А я – идеальная кормушка.

Есть пугать обычного человека, получишь много энергии. Но если напугать до безумия потенциального сноходца, то в ней можно утонуть. Или утопить неугодных.

Ходили слухи, что не все ладно в датском королевстве.

Та-дам!

Мы вздрогнули и повернулись к двери.

Та-да-дам!

Вновь повторился громкий стук, окончательно уводя нас из русла столь замечательной и информативной беседы.

– Кто там? – робко спросила я.

– Я, госпожа, – пробасили из-за дверной панели. – Капитан попросил передать вам полагающиеся по новому статусу вещи.

О! А это интересно! Мы с желтым сноцем переглянулись, и я повелительно выкрикнула:

– Заходите!

Зашли. Сразу несколько громил из уже виденных мною с почтительными поклонами появились в каюте. Помещение и так было маленьким, но теперь показалось, что даже дышать стало тесно!

Вояки поставили на пол несколько коробок и, пятясь, двинулись к выходу.

Последний, перед тем как дверь вновь закрылась, успел сообщить, что через полчаса капитан ждет меня на приватный ужин.

– А что жа капитан? – полюбопытствовал Шо, процокав копытцами по полу и ткнув одним из них в ближайшую коробку. – И жачем ему ты на пливатном ужине?

Я смутилась, не зная, как объяснить малышу, во что я превратила добротный королевский кошмарик про НЛО.

– Капитан этой летающей тарелки. И он… м-м-м… в общем, хочет на мне жениться.

Шо сел на попу, выпучил на меня большие голубые глазищи и шепотом спросил:

– Жачем?

– Как-то так получилось, что я страхи заменяю юмором. У нас очень много книг на тему любви между землянами и инопланетянами. Вот как-то так…

– М-да… и на что этот твой капитан похож? Он хоть гуманоидный? Шильно штлашный?

– Обижаешь! Красивый. Правда, есть у меня некоторые сомнения…

Я рассказала сноцу о странном поведении капитана и своих догадках. Шо отмел мои домыслы о том, что хвостатый может быть господином кошмаров собственной персоной, и косвенно подтвердил то, что это, скорее всего, оставшаяся под контролем иллюзия. То есть мне стоит ожидать гадостей и пакостей.

– Когда я шел шюда, видел, что есе не вше шновидение в твоей влашти. А жначит, кололь вше есе тут… и кто жнает, что ему в голову плидет.

– Неутешительно, – тяжело вздохнула я.

– Угу…

– Поганец ты, господин, – сообщила я в потолок и отправилась рассматривать посылки от капитана.

Открыла коробочки, разложила легкие ткани на койке и отошла на пару шагов, дабы полюбоваться.

– Как-то оно… неплилично, – выразил мои мысли Шо.

Все это и правда было феерически неприлично! Господин кошмаров, как истинный мужик, оторвался на моем костюмчике, воплотив в нем все тайные мечты сильного пола и японских аниматоров!

В общем, на кровати лежало затейливое переплетение полупрозрачной ткани и цепочек. Но вы плохо подумали бы о Господине кошмаров, если бы посчитали, что все это предполагалось надевать на голое тело! Всё же мы в космосе, а не в восточном гареме. А потому в комплекте еще шел комбинезон телесного цвета в облипочку.

Двумя пальчиками я взяла и брезгливо приподняла лиф от костюма космической анимэ-девочки. М-да…

С потолка спустились вновь материализовавшиеся глаза. Они крайне ехидно на меня моргали. Я показала им язык, отодвинула одно из щупалец, сгребла одежду в кучу и удалилась переодеваться.

В ванной комнате, после кучи проб и ошибок, я таки разобралась, как принять душ. Попутно ошпарилась, после окатила себя ледяной водой и в довершение напутала с настройками местного «фена». В итоге к зеркалу я подошла, будучи уже злобной, словно ведьма, и выглядела примерно так же. Пригладила стоящие дыбом волосы и со вздохом начала упаковываться в дары капитана. Все же идти на торжественный обед в одеяле – это еще хуже, чем в наряде космической одалиски.

Как ни странно, в финале отражение меня порадовало. Я выглядела красиво, эротично, но не пошло. Правда, всю эту соблазнительную картинку несколько портил хаос на голове и отсутствие косметики. Хотя… я же сноходец? Стало быть, косметичку я себе смогу тут нафантазировать?

Сказано – сделано. Через минуту передо мной шлепнулась моя родимая немного потертая косметичка, и я радостно туда залезла. А еще через пять минут страшная ведьма в зеркале превратилась в ведьму очень даже привлекательную. Подмигнув себе, я вернулась обратно в каюту и застала там прелюбопытнейшую картину. Шо и глаза… ругались.

– Ты, ш-шкотина! – верещал мой маленький желтый друг, эмоционально наворачивая круги под устроившимися на потолке глазами. – Тебе это так с лук не шойдет!

Глаза переплелись щупальцами каким-то затейливым образом, и Шо взбесился еще больше.

– Што ты шкажал?! А ну, повтоли!

Глаза послушно вновь сплелись в тот же иероглиф и на редкость пакостно зажмурились, явно получая удовольствие от всего происходящего.

– Кхм! – откашлялась я, привлекая к себе внимание.

– Хожяйка! – радостно метнулся ко мне сноц. – Что он тут делает?! Шпионит, да?!

– Оп-па, – я заинтересованно посмотрела на смущенно потупившиеся глазки. – Ты его знаешь?

– Конечно жнаю! Это же шноц! И шудя по вшему – шноц гошподина кошмалов.

– Ничего себе новости…

Я села на койку и озадаченно посмотрела на глазюки. Они – застенчиво – на меня.

– Мда… Шо, а как ты их понимаешь?

– Не жнаю, – отозвался мой шарик на ножках. – Как-то понимаю. Навелное, потому что я тозе шноц.

Глаза развернули ко мне все отростки и щупальца и сплелись в какой-то странный знак.

А после… после ко мне пришло внутреннее осознание.

– Быть может, это потому, что мы с тобой не разговаривали раньше?

– Как вариант, – хмыкнула я в ответ и
Страница 11 из 13

подошла вплотную к странному сноцу. – Ну здравствуй…

– Приветствуем, Ми-и-ила. Нас зовут Очи.

– Правда? – я не удержалась от улыбки – очень уж миленько это звучало. – Приятно наконец-то представиться друг другу.

– До этого момента ты еще не вошла в силу сноходца и мы не могли общаться. Сейчас ты нас понимаешь именно благодаря своему дару.

– Вы и правда сноц господина кошмаров?

– Правда. Но на дополнительную информацию можешь не рассчитывать, – с ходу обломали меня Очи. – Кстати… тебя ждут. И уже начинают терять терпение.

– О ком ты?

– О капитане, разумеется, – один из глазиков подмигнул мне, и щупальца переплелись, вновь заканчивая фразу. – А может, и не только о нем.

В дверь каюты раздался стук, и громкий бас возвестил:

– Леди, вы готовы?!

Я еще раз окинула взглядом в зеркале восхитительно развратную себя, потянула декольте чуть пониже и, шлепнув себя по бедру, заявила:

– А то!

Ну-у-у… где там мой хвостатый капитан?

И тот, кто дергает за ниточки этой марионетки.

Фаза быстрого сна. Стадия 6

Меня привели в просторную каюту.

Стеновая панель с шипением встала на свое место, отрезая путь к отступлению.

Капитана не было видно, и я решила уделить некоторое время осмотру территории.

Итак, судя по всему, это личные апартаменты моей хвостатой жертвы. Надо заметить, в отличие от спартанской обстановки комнаты «невесты», сам командир судна устроился со всеми удобствами и комфортом. Притом атмосфера была какой-то очень… земной, что ли. Стиль оформления я определила как хай-тек. Только за огромным, во всю стену окном был вид бескрайней вселенной. Невозможно яркой, потрясающе звездной и невероятно чарующей.

Я подошла к окну и замерла в немом восторге.

Туманности, звезды, скопления…

Никогда не думала, что мне доведется увидеть нечто подобное. Да, это все не по-настоящему, но у меня было полное ощущение присутствия и реальности происходящего.

– Нравится? – раздался тихий голос за спиной.

К моей чести, я даже не вздрогнула, лишь повела плечами и повернулась к новому собеседнику.

– Нравится, – спокойно призналась и чуть улыбнулась в ответ. – А вы не торопились.

– Не мог же я явиться пред очи «главной женщины в моей жизни» абы в каком виде? – дернул красивой, четко очерченной бровью брюнет.

Я вновь залюбовалась плодом своей фантазии. Мужик был идеален. Без стеснения и без лишних слов – само совершенство. И, наверное, в реальном мире я при виде такого язык проглотила бы и лишь стояла, обмирая от восторга. Но не здесь!

Здесь он – мой противник. И именно с его легких слов мой сон может в два счета превратиться в кошмар.

Еще я поняла одну грустную вещь.

Плохую вещь. Я бы даже сказала, отвратительную.

Я совершенно не знала, что делать дальше!

На краю создания раздался тихий, но противный смешок и слова:

– Ну что, начинающий кукольник… все не так-то просто?

Я мысленно приласкала Сноходца крайне нехорошими словами, но «вслух» ответила чуть более цензурно, хотя тоже не особенно вежливо.

– Пошел вон.

– Неласковая, неблагодарная девочка. Вот и делай тебе добро.

– Ты про Шо? – хмыкнула я и с охотой просветила своего визави: – Хочу разочаровать: мой сноц поделился несколько иной информацией относительно своего появления. Благотворительностью тут и не пахнет.

Да, вот так. Заодно дала понять, что я прекрасно знаю, кто есть для меня Шо.

– Мила, Мила… ты действительно думаешь, что потуги начинающего Сноходца хоть что-то для меня значат? Я – король сновидений! Я – власть и сила в этом измерении.

Я даже поежилась от того, сколько холода и брезгливой снисходительности к слишком много возомнившей о себе мошке было в этих словах.

Но у мошки есть что ответить пауку.

– Так-то оно так… Но сейчас именно ТЫ в моем сне и играешь по МОИМ правилам. Досадно, не так ли? Великий король сновидений…

Не ответил, но у меня появилось ощущение, что он ушел и даже хлопнул дверью.

Пф-ф-ф… неинтересно!

Тем временем окружающее меня пространство пришло в движение. Капитан сделал несколько шагов вперед, поравнялся со мной и пристально посмотрел в глаза. После поднял руку и нежно, невесомо коснулся моей щеки.

– Значит, невеста? И горишь желанием стать женой?

Он придвинулся еще ближе, обвив хвостом мою талию, и скользнул ладонью по шее. Накрыл ею плечо и осторожно, но ощутимо сжал.

Я вспомнила прочитанные книжки, немного отстранилась и со смешком проговорила:

– Нет, это ты горишь желанием стать моим мужем. А я думаю и колеблюсь!

Как управлять своим сном?

Просто верить. Сильно. Твердо. Без малейших колебаний.

А я научилась так верить…

Итогом моей корректировки реальности стало то, что уже через несколько минут изрядно размякший красавчик кормил меня ужином, всячески стараясь сделать мое пребывание тут как можно более комфортным, и смотрел влюбленным взглядом. Ощущения необычные, но мне понравилось!

Уже после трапезы мы сидели на каком-то пушистом коврике, пили вино и наблюдали за неторопливо плывущей мимо иллюминатора спиральной галактикой.

Я наслаждалась этим устроенным самой себе свиданием и не испытывала ни малейших угрызений совести. Красивый мужчина, красивый вид, что еще надо женщине? Даже Сноходец не отсвечивал, что меня особенно радовало.

Впрочем, недолго.

В один прекрасный момент мой хвостатый капитан захотел перейти к решительным действиям и в полном соответствии с канонами романтической фантастики мужественно и властно возложил ладонь мне на коленку! Я с интересом ее изучила, затем подцепила за указательный палец и переложила на коленку самого капитана. У самого есть – пусть свое и щупает!

– Мила… – томно выдохнул он, вновь укладывая лапу на меня, но уже чуть ниже коленки. Я немного подумала и решила оставить как есть. Посмотрю, что будет.

– Да? – лукаво затрепетала в ответ ресницами.

– Ми-и-ила, – повторил хвостатый, обвивая этим самым хвостом мою ладонь и чуть щекоча ее кисточкой. – Ты невероятная, удивительная девушка.

– Ты тоже потрясающий и абсолютно нереальный мужчина, – с чистой совестью отвесила совершенно правдивый комплимент я.

– Твое присутствие сводит меня с ума, – прошептал капитан и нежно поцеловал костяшки пальцев. – Ты… идеальна. Запах туманит голову, а красота заставляет закипать кровь.

Поэтичный у меня глюк. Но чуть банальный.

Капитан начал наклоняться ко мне, продолжая нашептывать на ушко всякие глупости и, судя по всему, всерьез рассчитывал как минимум поцеловать. Я подумала, решила, что против поцелуев ничего не имею, и расслабилась!

– Ах ты поганка! – внезапно прошипели мне на другое ухо знакомым и противным голосом. – У нас тут цензура, к твоему сведению! А не кошмары 18+!

– Иди к чертям со своей цензурой. На сковородку “Мучефаль” или в котел-мультиварку! – Я покрепче обняла хвостатого брюнета, не собираясь так быстро с ним расставаться.

Но Сноходец меня не спрашивал. Внезапно тело капитана застыло, после по нему прошла дрожь, и в каюте раздался тихий, но очень чуждый смех.

Я тут же поняла, что у нашего спектакля сменилось руководство. Сместили меня!

– Какая прелесть, – вовсе не умиленным голосом проговорил хвостатый. – Мила, а что мне сейчас мешает… вести себя не так, как ты того хочешь?

Я скривила
Страница 12 из 13

губы, пристально глядя в синие глаза капитана, где закручивались знакомые искры.

Полагаю, личина уже не пуста.

Ну, здравствуй…

– Тебе нравится со мной играть.

– Мне нравится тебя мучить, – «любезно» поправил Сноходец. – Это полезно и интересно. Воодушевляет и тонизирует.

И это все – интимным полушепотом на ухо, поглаживая меня по спине кончиком хвоста, который уже разжался и сейчас медленно сползал на мои бедра.

Извращенец потусторонний!

– Ну что, Ми-и-ила… тебе по-прежнему нечего мне ответить? – спустя десяток секунд низким и эротичным баритоном шепнул мужчина, с нажимом проводя пальцем по моей шее.

– Ну почему же? – в том же тоне ответила я, чуть качнулась вперед, окончательно сокращая дистанцию, прикоснулась губами к его шее, а после чуть прикусила нежную кожу. – Я могу сказать одно: в таких играх не всегда ведет мужчина. И, более того, он нередко в них проигрывает!

И тут я с огромным наслаждением сделала гадость! Эпичную такую! Я его укусила! Но не нежно и игриво, а как следует вгрызлась и тут же отпрыгнула в сторону.

Мужик взвыл, сказал несколько нехороших слов, которые не следует употреблять в обществе дам, а затем развернулся ко мне с настолько злобной рожей, что стало ясно одно: будет мстить. Скорее всего, жестоко и кроваво.

Вокруг Сноходца клубилась тьма, в которой угадывались знакомые глаза, но теперь они были налиты кровью и очевидно разделяли настроение господина. В этот раз Очи уже не вызывали умиления!

– Ты доигралась, – деланно спокойно сообщил король сновидений, и облик капитана стал течь и меняться, превращаясь в совершенно другое лицо.

Мне было чрезвычайно интересно посмотреть, что получится после преобразования, но времени, к сожалению, не было от слова «совсем».

Под потолком загорелась сигнальная лампочка, а механический голос из динамиков заявил, что через пять секунд ожидается столкновение корабля с метеоритным потоком и пассажирам следует пройти в защищенные каюты, потому как в секторах три, пять и семь ожидаются повреждения.

Я злорадно ухмыльнулась, показав пальцем на дверь, где было написано, что это каюта пять в секторе три. Створки распахнулись, и я вывалилась в коридор. Последнее, что видела – как в огромное стекло, отделяющее каюту от вакуума, врезается метеор. Иллюминатор рассыпался сверкающим дождем, и жуткого монстра мира сновидений выкинуло в космический простор его же фантазии.

От души надеюсь, что ему там плохо так же, как когда-то было мне!

– Шо! – рявкнула я, призывая сноца. Торжествовать сейчас было некогда.

– Да, хож-ж-жяйка! – тут же материализовался рядом пушистый комочек.

– Как проснуться? Или просто сменить сон.

– Я могу тебя ла-а-ас-с-сбудить, – преданно уставились на меня голубые глазищи.

– И ты молчал?!

– Ты не с-с-спла-а-ашивала, – мой шепелявый пушистик, казалось, даже немного обиделся.

– Ладно! – Решив оставить выяснение отношений на потом, я приказала: – Разбуди меня!

– Слушаюсь и повинуюсь…

Мир померк, размазываясь, а звуки стихли.

Темнота раскололась яркой вспышкой света, и я с криком села на своей кровати.

Фаза быстрого сна. Стадия 7

– Доброе утро, последний герой, – поприветствовала я саму себя, когда окончательно поняла, что сон выпустил меня из своих цепких лап.

Воспоминания были свежими, острыми, и меня все еще трясло от содеянного.

И от торжества. Я его обыграла. Я впервые его сегодня обыграла!

Понятно, что это все из-за фактора внезапности, из-за того, что он вообще не ожидал сопротивления, да еще и на таком уровне, но факт есть факт!

– Я сделала тебя, король сновидений.

Я соскочила с постели, потянулась до сладкой ломоты в костях и встряхнула волосами. Ликование в душе было настолько всеобъемлющим, что хотелось танцевать, петь и еще не единожды повторить свой подвиг!

Мою радость омрачало только то, что этот мерзавец наверняка захочет отомстить. И по факту, что я могу противопоставить умудренному опытом Сноходцу кроме эффекта неожиданности? А этот шанс я уже использовала…

Ладно! Буду умной, как Скарлетт О’Хара. Подумаю про это вечером. Так как завтра уже поздно будет.

День пролетел быстро. В кои-то веки я была бодра, весела и не боялась наступления темноты.

Когда в комнате сгустились сумерки, я сидела на постели и заранее настраивалась на то, чтобы увидеть во сне конкретное место и конкретного собеседника. Сейчас мне нужно попасть в МОЙ сон. И успеть поговорить там с Шо. Оказывается, мой маленький желтый друг много умеет, а я и не в курсе.

– М-м-м… – протянула я на манер галлюциногенного грибочка из сна.

Где бы нам разместиться, чтобы король сновидений сразу не достал?

Почему-то мне вспомнился Форд Боярд, и, захихикав, я на самом деле представила замок посреди моря.

Очертания комнаты вокруг смазались, волосы взметнул холодный ветер с привкусом соли, а в уши ворвались крики чаек и шум волн.

Я успела оглядеться, с ужасом понять, что я в воздухе НАД замком, и с визгом рухнуть вниз. Все же стоит представлять себя в заказанных декорациях, а не просто воображать их в разрезе «вид сверху»!

Слава создателю, в своей комнате я оказалась так же молниеносно, как и над морем!

Рухнула обратно на постель и постаралась отдышаться. Черт, а инструкции для начинающих сноходцев нет, случайно?! Так если не убиться, то поседеть недолго!

– Шо-о-о?! – позвала я, надеясь, что мой сноц отзовется.

Отозвался. Сначала мне на живот шлепнулся увесистый желтый комочек, а потом комнату огласил радостный визг.

– Хожяйка-а-а!

– Цыц, – строго сказала я, и он тотчас замолчал, преданно уставившись на меня огромными голубыми глазами. – Дорогой мой Шо, у меня к тебе ряд вопросов!

– Слусаю! – снова расплылся в беззубой улыбке сноц.

– Отлично, – кивнула я и села поудобнее, поглаживая странную животинку между ушами. – Ты действительно можешь меня будить?

– Если ты их хотя бы оссясти контлол-и-и-илуешь, то да, я смогу найти дологу.

– Ага… а если сон целиком во власти короля?

– Увы, – развел лапками Шо.

– А что ты вообще знаешь и умеешь? – со вздохом попыталась выяснить я.

– Если сесно, то беж понятия. Плосто когда ты спласиваес, у меня появляесся жнание.

– Мы навредить Сноходцу как-то можем? – кровожадно поинтересовалась я.

– Не в плостранстве сновидений, – покачал головой Шо. – Там он сильнее.

– А в каком пространстве можно? – заинтересовалась я еще больше, в красках представив избиение наглого садюги.

Ответить Шо не успел.

Посреди комнаты появилось странное свечение, которое вдруг приобрело очертания двери, а затем в нее три раза постучали с той стороны.

Я смотрела на это чудо чудное огромными от изумления глазами, нервно сжимая руки на мягкой шерстке сноца. Он пялился на дверь так же, как и я.

– К нам гости, – проговорил желтый шарик и поежился. – Судя по всему, это жаплос на вижит.

– От кого?!

– Не жнаю. Ты там жнакомств не жаводила?

Я вспомнила галлюциногенный гриб, чертей, отряд космических вивисекторов, маньяка и жертвенную девушку, а после решительно покачала головой. Ну их, такие знакомства!

– Нет, это явно кто-то из шильных… опытный Шноходец.

– Король?

– Кололь ш тобой инасе шебя ведет, – не согласился Шо и спросил: – Ну сто, пуштим?

– А вдруг это еще страшнее,
Страница 13 из 13

что предыдущий гад?!

– Стлашнее кололя никого нет.

Аргумент…

Я медленно встала и, не выпуская Шо из рук, крадучись прошла к двери. Она по-прежнему мягко светилась фиолетовым и не спешила отращивать зубы в три ряда, чтобы цапнуть меня за какое-нибудь интересное место. Спокойно себя вела, не агрессивно… подозрительно!

Пускать или не пускать, вот в чем вопрос…

– Шо, а мы можем как-то обезопаситься? Ну, чтобы этот визитер сидел смирно и дернуться боялся.

– Можем! – радостно кивнул пушистик и, критически оглядев мою комнату, продолжил: – В общем, делаем так…

Через десять минут под чутким руководством Шо и благодаря моей больной фантазии уютная квартирка превратилась в обитель параноика. Под потолком появилась сетка, в центре – массивное кресло с наручниками на подлокотниках, а в углах – взведенные арбалеты. И еще я нафантазировала себе цербера! Теперь у моих ног, блаженно жмурясь, растянулась огромная трехголовая псина, с подозрением глядевшая на дверь.

– Войдите! – срывающимся голосом позволила я.

Контуры двери полыхнули белым, и она начала становиться все более и более материальной. А после отворилась…

Я непонимающе смотрела в непроглядную черноту по ту сторону и не понимала, что происходит… ровно до того момента, как эта чернота не начала перетекать на мой светлый пол. В масляном, словно нефтяном пятне мне на мгновение почудилась страшная рожа, состоящая из трех фиолетовых глаз и кошмарной зубастой пасти.

– Пожилатель! – испуганно охнул Шо и заорал: – Заклываем! Выштавляй его немедленно!!!

Сказать оказалось гораздо проще, чем сделать. Хотя бы потому, что темная масса одним прыжком очутилась в комнате и захлопнула за собой дверь.

– А-а-а-а-а! – подхватила я панику Шо.

«Нефть» гадостно хихикнула и протянула:

– Совершенно незачем орать и истерить, у меня от этого аппетит просыпается. И вообще я, быть может, поговорить… пришло.

Клякса заползла на приготовленное кресло и явно с удобством там устроилась.

Мой цербер забился под кровать и оттуда с трепетом смотрел на эту жуть, в которой теперь плавали три фиолетовых глаза и то тут, то там выныривала зубастая улыбочка.

Чеширский кот недоделанный…

– Ой, наручнички! – в голосе пожирателя слышалось умиление. – Это всё мне? Ну раз хозяева настаивают, то гости, конечно, подчиняются!

Пятно отрастило четыре страшные когтистые лапы и две из них со всевозможным усердием пристегнуло к подлокотникам, мурлыча что-то себе под нос.

Я стояла, нервно прижимая к себе Шо и обалдевая от происходящего. Кто там говорил, что страшнее короля сновидений ничего не может быть?!

Один из трех глазюк шаловливо подмигнул, и я, Шо и цербер дружно поняли: может!

– Вот! – радостно оскалился гость, благовоспитанно сложив еще две лапы там, где в теории находится живот. – Теперь поговорим? Или мне для надежности еще в сетку закутаться и арбалетными болтами себя прострелить?

– Поговорим, – мрачно ответила я и взмахом руки сотворила кресло. – Кто таков, что хочешь?

– Как верно сказал твой сноц, я пожиратель, – скромно представилась тварь, потупив глазки. – Хочу добра.

– Кому?

Я решила уточнить, подозревая, что тварюшка желает добра исключительно себе и у нас с ней взгляды на это самое «добро» могут очень сильно отличаться.

– Тебе, разумеется, только тебе, Ми-и-ила… – протянул пожиратель, подтвердив мои опасения.

– Сомнительно. С чего это потусторонняя тварь будет желать мне добра? Ты меня не знаешь, я тебя тоже.

– Мне понятны и близки твои колебания, – все три глаза уставились на меня с крайним сочувствием. – Девочка поверит, если тварь скажет, что давно наблюдает за ней?

Ага, и надо подумать, успела преисполниться искреннего участия к несчастной Миле? Хах!

– Девочка будет рада услышать наконец причины визита уважаемой твари.

– Тварь расскажет, – продолжила стебаться чертова клякса, повела одной из четырех когтистых лап и протянула: – Девочка любит чай или предпочитает кофе?

В моей родной фантазии, где теоретически я хозяйка и госпожа, вдруг без спроса нарисовался маленький круглый столик, над которым вилось облачко тьмы, готовое в любой момент превратиться в чайный или кофейный сервиз.

Меня начала забавлять эта ситуация. Я перебрала пальцами, и из-под кровати, ворча, выбрался цербер, сел по правую руку от меня, нехорошо глядя на нашего визитера.

– Девочка не хочет пить, – тихо ответила я, пристально глядя на пожирателя.

– Неуважение к гостю? – скорее с искренним любопытством, чем негодованием спросила клякса.

– Разумная предосторожность, – парировала я.

Тварь повела плечами, а тьма на столике определилась с запросами хозяина – там появилась бутылка вина и два хрустальных бокала тонкой работы.

Пожиратель наполнил оба бокала, половину своего тотчас опрокинул в зубастую пасть, а после кивнул на второй со словами:

– Это на случай, если девочка передумает. Вино того достойно.

Я промолчала, терпеливо ожидая, пока это неведомое нечто наиграется и соизволит перейти к делу. Нечто, поняв, что обмениваться ничего не значащими фразами я больше не собираюсь, довольно прищурилось и промурлыкало:

– Я с миром, девочка Мила. И с предложением, от которого тебе будет крайне сложно отказаться.

– Удивите меня, – я хмыкнула, не скрывая своего критического настроя. – Просто горю от нетерпения!

– Тварь знает, как наказать короля сновидений… И не просто наказать, а низвергнуть на самое дно, ниже той грязи, откуда он некогда выполз. Растоптать, унизить, лишить всего, – фиолетовые глаза сузились до щелочек, а длинный раздвоенный язык скользнул по краю бокала. – Девочке интересно?

Я напряглась, стараясь никак этого не показать, лишь сильнее сжала переплетенные пальцы.

Месть.

Нет, не так.

Мес-с-сть.

Какое сладкое, тягуче перекатывающееся на языке слово. С привкусом железа и крови.

Но слепо верить пожирателю? Нашел дурочку.

– С чего бы мне радостно бросаться вам на шею и целовать все четыре лапы, омывая их слезами благодарности? – не замедлила выразить я свои сомнения.

– Ого, какие мы язвительные! – восхитилась нефтяная глазастая клякса. – Но у меня есть гарантии! И да, гениальный план!

– Для начала расскажи-ка, милый зубастый друг, а почему я вообще должна тебе верить? Что ты, что король – твари с одной стороны изнанки. Одним миром мазаны, как говорится.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=29822639&lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.