Режим чтения
Скачать книгу

История классической попаданки. Летящей походкой читать онлайн - Валери Фрост

История классической попаданки. Летящей походкой

Валери Фрост

История классической попаданки #1

Главная героиня – цивилизованная современная барышня, бизнес-леди – переносится в средневековый сказочный мир вместе с частью современного здания. От природы сообразительная, по жизни удачливая, Анна готова сражаться за место под солнцем и в этом мире. Для начала стоит придумать для себя легенду и обрести друзей. А затем… обнаружить, что не имеешь способностей к магии, влюбить в себя капитана ночной стражи, отказаться от замужества и объявить вендетту жениху подруги – единственному наследнику трона. Однако для воплощения в жизнь планов необходимы помощники и средства. И Аня не из тех, кто останавливается на полпути. И даже если ей воткнули нож в спину, она сохранит нож, чтобы чуть позже вернуть предателю.

Валери Фрост

История классической попаданки. Летящей походкой

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru (http://www.litres.ru/))

* * *

Пролог

«Стране нужны деньги, много денег, и желательно – живые деньги. Приблизительно так можно охарактеризовать нынешнее довольно плачевное положение дел в национальной экономике. И сколько бы правительство ни уверяло, что сможет справиться со всеми проблемами, взяв сегодня взаймы у Международного валютного фонда, но мы-то знаем: там просто так кредиты не дают. А ставят условия – свои. Скажем, увеличить тарифы для населения… на треть! Мы решили выяснить, сможет ли страна обойтись без «лихих денег» и как на простом потребителе отразится необдуманная политика власти?»

Дальнейшие соображения корреспондентов телевизионного канала Анну Александровну Земную не интересовали. Она уже услышала достаточно, чтобы сделать субъективные выводы. И не изменить принятого решения.

Анна умела бороться. Добиваться и отстаивать свое мнение. Жизнь в забытой богом деревне может многому научить. Издевки одноклассниц – воспитать силу воли, книги – терпение.

Страстно желая вырваться из нищеты, Земная взбиралась по лестнице собственных достижений: золотая медаль, поступление на бюджет, ночные смены, удачный, хоть и короткий, брак, полезные и зачастую опасные связи. Кто-то говорил, что Анна зачерствела, кто-то считал ее идолом.

Сама же Земная думала, что еще не добилась всего, на что имела виды. И самое главное – простого женского счастья.

Недопитая чашка стукнула о каменную столешницу, но звук утонул в завывании сирены. На ходу выключая телевизор, Анна мысленно прокладывала автомобильный маршрут от дома к месту встречи. За окном начиналась весна, а загостившаяся зима не только не растопила снег, но и регулярно пополняла его запасы на узких улочках старого города. Автомобильные пробки, транспортные проблемы, нервы, депрессия. Надоела зима.

Машину пришлось оставить на соседней улице и пешком по неубранной снежной каше топать полквартала.

Трехэтажный кирпичный дом царской постройки, отреставрированный и облюбованный любителями новинок технического прогресса, гостеприимно раскрывал свои объятия покупателям, зазывал пряными запахами и яркими красками.

Стратегическое решение о переезде в новый офис Анна Александровна приняла после долгих и конструктивных споров с партнером. Более просторное помещение было крайне необходимо из-за увеличения потока клиентов, да и подобранный вариант очень радовал финансовой стороной вопроса. Анне Александровне данное приобретение было по карману и по нраву: два торгово-офисных центра по соседству, транспортная развязка, центр города, вход с улицы, а еще престижные новостройки и соответственно – обеспеченные клиенты. Еще один сегмент потенциальных потребителей – покупатели «Копеечки» со средним достатком.

С какой стороны ни подойди – везде прибыль.

Встреча с целью подписания договора купли-продажи была назначена непосредственно в приобретаемом помещении, расположенном глубоко под землей, на подвальном этаже. Два огромных зала, приемная, санузел и еще столько же метров, не требующих ремонта, для будущего кабинета руководителя и двух ВИП-кабинетов.

Предварительная договоренность предусматривала высокий старт двум расположившимся в помещении магазинчикам: нижнего белья и профессиональной косметики для салонов красоты.

Будущая владелица подземного царства послушно отчеканила двадцать две ступеньки вниз, еще три направо, и оказалась в мире хаоса и химических запахов. Бизнес-леди уже ждали.

– Анна Александровна, приветствую.

Седовласый тучный мужчина неопределенной национальности расплылся в улыбке.

– Виктор Алексеевич, мы же договаривались – просто Аня.

«Просто Аней» быть не хотелось, но метнуть пригоршню бисера перед боровом было крайне необходимо.

– Конечно, конечно. Анечка, вы не передумали? – Отрицательное покачивание головой. – Тогда подпишите, пожалуйста, тут и тут. Наш нотариус заверит копии.

– У меня уже есть подписанная с моей стороны копия.

Аня, аккуратно клацнув ретрозамочком, достала из «Фэнди» папку для документов и протянула Виктору Алексеевичу.

– Вы так предусмотрительны, Анечка. С вашего позволения, мы просмотрим на предмет ошибок в цифрах.

– Как вам будет угодно, уважаемый.

Через две минуты выяснилось, что никакого подлога со стороны Анны Александровны не планировалось, и договор был подписан. В ту же секунду мужчина дал отмашку арендаторам: те зашевелились, начали упаковывать товар.

– Анечка, а не отметить ли нам столь удачную сделку вечером, за ужином?

– Обязательно, Виктор Алексеевич, я предупрежу партнера.

Мгновенно оплывшие щеки собеседника подчеркнули разочарование и недоумение, но идти на попятную было поздно.

– До вечера, Анна Александровна.

В ответ последовал лишь легкий кивок. Аня вступала во владения, предвкушая победу и успех во всех начинаниях. Она ходила по помещению, вдыхала запахи химии, но ощущала лишь вкус больших свершений.

Сделав в очередной раз глубокий вдох, молодая женщина почувствовала недомогание, быстро нарастающую головную боль, неумолимо приближающуюся со скоростью паровоза. В глазах потемнело, тело покачнулась на слабеющих ногах. Аня махнула рукой, ища опоры, зацепила несколько баночек, те с глухим стуком посыпались на пол, а за флаконами последовала и новая хозяйка помещения. Моргнули лампы дневного освещения – и погасли. Тишина и темнота мгновенно навалились на ослабевшее тело. Анна Александровна сидела без движения и почти не дышала, прислушиваясь к темноте. Головная боль пронеслась мимо как поезд, не остановившийся на полустанке, и на место мыслей об обезболивающем пришли мысли о невозможности гробовой тишины в помещении, которое мгновение назад кишело людьми. Даже звуков города слышно не было: ни гудков машин, ни топота пешеходов.

«Какая славная звукоизоляция», – подумалось Ане.

– Э-эй! Кто-нибудь есть? – негромко и нараспев вопросил женский голос темноту. Никто не
Страница 2 из 19

отозвался. – Эй, народ, есть тут кто?

Но на громкий командирский окрик реакции не последовало. Аня достала мобильник, чтобы подсветить путь к выходу, и попыталась выбраться туда, где должен был сиять день.

Звонкое цоканье стальных набоек о кафельную напольную плитку, несколько нецензурных выражений в адрес ступенек, тяжелая деревянная дверь, упорно не желающая выпускать свою новую хозяйку. Кому-то Крест Животворящий помогает, а Ане всегда помогала напористость и в крайних случаях упоминание рогатого. Помогло и на сей раз – двери распахнулись, Аня вывалилась на свет и застыла в изумлении – вокруг шумел лес, пахнущий ранней сырой весной.

Сделав пару шагов и предварительно оставив дорогую сумочку в дверном проеме, чтобы, не дай бог, не захлопнулась дверь, Аня увязла тонкими каблуками в болотистой земле. Деревья никуда не делись, зато обозначились дополнительные элементы – надгробные плиты, покосившиеся ограды и полуразрушенный, поросший мхом склеп, из дверей которого девушка и вышла. Ни единого намека на холодную городскую зиму.

– Вот черт!

– Вот че-о-орт! – Виктор Алексеевич стоял у открытой уже дверцы машины, когда от дома, из которого он вышел минуту назад, донеслись крики и звуки падающих камней.

Паника усилилась, посыпались стекла, на антресолях верхних этажей показались люди в офисной одежде: те, что находились повыше, пытались перебраться на балкончики соседних домов, люди со второго этажа спрыгивали на крыши припаркованных автомобилей. Огромные стеклянные витрины магазина «Копеечка» крошились, но не распадались – акриловые рекламные наклейки во все окна не позволяли осыпаться стеклу. Главный вход выплевывал визжащую разноцветную толпу. Через несколько мгновений кирпичный, недавно отреставрированный дом просел и сложился, словно карточный.

– Вот черт! – уже шепотом повторил Виктор Алексеевич.

Глава 1

Все так же вспахивая сырую землю каблуками дорогой обуви, Аня обошла каменное строение с барельефами под покосившейся крышей. Еще раз удостоверилась, что она пребывает в лесу, в забытом богом месте – на абсолютно заброшенном кладбище. Ни одного имени или письменного знака на надгробиях, ни одного православного креста обнаружено не было. Вывод? Аня у черта на куличках.

– Это какой-то розыгрыш? – Девушка огляделась в поисках намеков на провода, скрытые камеры или какие-то другие приметы пребывания современного невоспитанного человека – ничего. – Это глупый розыгрыш! – сообщила Земная невидимому оппоненту и для усиления эффекта презрительно фыркнула. – Меня усыпили и переместили в пространстве? Бред!

Заменив сумку в проеме дверей на большой и тяжелый камень, девушка снова процокала по ступеням в подвал. Осветила ярким фонариком помещение – ничего не изменилось: вешалки с остатками женского белья в одной комнате, зеркальные полки и стойки с косметикой в другой, завалы барахла в неотремонтированном помещении и ни намека на работающие электричество и вентиляцию.

Оставаться на месте казалось бессмысленным, следовало искать дорогу и добираться домой. В голове и душе теплилась надежда, что пребывание в незнакомом месте – глупое стечение обстоятельств или результат чужого испорченного чувства юмора. Паниковать рано – доставлять радость любителям реалити-шоу воспитание не позволяет, следует включить режим «снежинки» и убедить нахалов, что зря ввязались в авантюру: Анна Александровна не потерпит надругательств над чувством собственного достоинства и не ударит лицом в грязь.

Выложив из сумки лишние вещи и прихватив необходимые, по ее мнению, в дороге через лес мелочи, Аня направилась к выходу. Но на улице Земная вновь оказалась «повержена на лопатки»: ключ от внешней двери, который бизнес-леди поначалу приняла за своеобразный готический брелок, был именно ключом – отмычкой размером с ладонь, украшенной резным ушком. Опробовав оба комплекта ключей, Аня убедилась, что они идеально подходят к входной и внутренней дверям. Один комплект схоронила под камнем у стены склепа. Припрятала несколько аэрозольных дезодорантов и зажигалок неподалеку от каменной кладки и вернулась в подвал.

Долго определять направление пути не пришлось: там, где раньше, по предположениям, была дорога, высокие деревья расходились в стороны, а на образовавшемся пространстве буйствовали кустарник и невысокие тонкоствольные деревца. Виляя средь колючих веток, утопая в мягком настиле из подгнивших листьев и прошлогодней травы, Аня топала в неизвестность.

Первая волна злости и избыточного адреналина прошла – липкий страх забрался за ворот, холодными щупальцами прошелся по шее и спине. Не позволив панике завладеть рассудком, жертва розыгрыша передернула плечами и застегнула верхнюю пуговицу воротника. Оставляя за собой туманный погост, Земная упрямо искала положительные моменты в навязанной прогулке – птички поют, деревья шумят, свежий воздух, яркое солнце. Жить будем!

Еще в самом начале путешествия девушка удостоверилась в бесполезности мобильного телефона.

…Через час Аня наконец вышла к просеке, которая по факту оказалась дорогой: две колеи, утопающие в лужах и грязи – по виду не лучше, чем Анины сапоги и подол дорогой норковой шубы.

– Ну, и куда идти?

Девушка попыталась обнаружить хоть какие-то следы протекторов, прошлась вдоль лесной дороги вправо-влево, поискала на влажной земле следы, но, кроме однообразных вдавленных полос и отпечатков копыт, ничего обнаружить не удалось.

– Черт, даже в самых отдаленных деревнях люди ездят на резине. А тут…

Додумать здравую мысль не удалось: сквозь деревья, которые росли ближе к дороге, мелькнуло цветное пятно – кто-то двигался в Анину сторону.

– Так вот куда меня занесло! Кино, блин! – пробурчала Аня себе под нос, рассматривая приближающегося всадника на лошади.

Разодетый наездник молча объехал вокруг чуда в норковой шубке. «Принц» собрался что-то сказать, но передумал, посмотрел на поворот дороги и снова поскакал прочь от Ани.

Внутренний голос подсказал: «Вали отсюда!» И девушка беспрекословно послушалась, как делала это последние десять лет жизни. Отошла от тракта, пробралась за кусты и притаилась за толстым стволом ветвистого лиственного дерева.

Из-за поворота дороги послышались шум бегущего стада, выкрики, и уже затем показалась толпа разряженных в пух и прах ролевиков. Звон стали, сбруи и доспехов, шумные перекрикивания, топот десятков копыт и неимоверное количество брызг из грязных луж. Когда толпа ряженых скрылась за очередным поворотом, а звуки унес попутный ветер, Аня вышла из укрытия. С направлением движения она уже определилась.

Еще через двадцать минут чертыханий и безуспешной борьбы со слякотью Ане посчастливилось узреть запряженную пегой лошадкой стоящую у обочины телегу с огромной кучей хвороста за невысокими бортами. На козлах сидел мужик в тулупе и что-то горестно объяснял кобылке. Новоприбывшую старик не заметил. Зато Аня, аккуратно подойдя сзади, увидела длинные седые волосы, торчащие прядями из-под засаленной шапки, такую же седую всклокоченную бороду, услышала сиплый голос и вполне разборчивый русский говор:

– Остались мы с тобой одни, Снежка, вот зима закончится и чем тогда
Страница 3 из 19

торговать будем? Жить на что? Топор новый нужен, пилу уж не заточить. Сдается мне, Снежка, будем мы с тобой будущей весной амброзию с ангелами на небесах распивать.

Девушка молча подошла к старику и жестом профессионального продавца показала тонкое золотое колечко. Затем вопросительно кивнула на телегу.

– Ехать, что ли, надо? А куда ж тебя везти?

Аня непонимающе сдвинула брови.

– Не поняла, что ль, горемычная? Откуда ж ты такая чумазая? Али беда в лесу приключилась?

Зародившиеся сомнения и говор мужика подсказали план дальнейших действий:

– Do you speak English?[1 - Вы говорите по-английски? (англ.) – Здесь и далее примеч. автора.]

– Чужеземка! Ну надо же! Ты погодь, залетная, я сейчас тебя пристрою.

Старик горько улыбнулся и с кряхтеньем принялся расстилать прямо на куче хвороста грязнейшего вида тряпку. Земной бы обидеться на чистоту ветоши, да только сама она выглядела не лучше. «Чумазая» – что еще сказать?

Глава 2

Дорога до ближайшего населенного пункта была недолгой. И этого времени оказалось достаточно, чтобы проанализировать ситуацию и привести себя в божеский вид. На дне сумочки к месту обнаружились влажные салфетки, и совершенно не к месту – золотые украшения, завернутые в упаковку ювелирной мастерской, плюс рекламный буклет свадебного салона, который давно надо было выбросить. Может быть, теперь, как в анекдоте – «пригодиц-ца»?

Но абсолютно все планы разрушились, когда за расступившимся лесом показался замок. Не развалина в стиле Средневековья, не стилизованный под старину аттракцион, а самый настоящий замок с высокими стенами, зубцами и остроконечными колпаками вместо покатых крыш.

– Черт! – вырвалось у Ани.

Возница вздрогнул и обернулся. Аня обескураживающе улыбнулась старику. Очаровательная открытая улыбка срабатывала в цивилизованном обществе, сработала и в этом.

– Чудная, – послышалось от мужика. – И язык чудной.

Телега, кряхтя, выехала из леса, к кристально чистому воздуху начали примешиваться запахи стоячей воды, стало чувствительно теплее.

Высокая каменная стена, которая была видна все более отчетливо, определяла границу города. Похоже, еще и толстая стена, так как по ней прогуливались еле видные тощие фигурки. Стражники, что ли?

А стена приближалась до тех пор, пока не нависла над колымагой пятиметровой каменной волной. Мягкий топот копыт перерос в гулкий стук по деревянной поверхности – повозка въехала на подвесной мост через ров. Аня старалась сидеть тихо, не вертеть головой, сдерживать порывы чрезмерного любопытства. Она делала вид, что местные архитектурные изыски для нее – дело обыденное.

А самым неприятным оказались усиливающиеся запахи гниющей воды, пота, рыбы и еще многих неопределенных источников вони. Судя по всему, про канализацию и загородные мусорные свалки здесь еще и слыхом не слыхивали. Или не думали. Это плохо: банальный насморк или грипп в Средневековье превращались в неизлечимые болезни, а еще бедствиями были чума, воспаление легких, паршивые недуги мочеполовой системы… Лучше бы вместо магазина нижнего белья в подвале базировалась аптека.

Движение прекратилось, и Анна Александровна вынырнула из омута невеселых мыслей. Она устремила взгляд на приближающегося работника таможенно-пропускного пункта. Усатый, бородатый, явно поддатый.

– Oh, thanks God, finally, I can see the real brave knight[2 - Ох, слава богу, наконец-то настоящий храбрый рыцарь (англ.).], – затараторила Аня, спрыгивая с телеги.

Не важно, что вы говорите, главное – как вы это говорите. Посему гостья из зазеркалья ринулась в атаку, не дав ошеломленному охраннику опомниться.

Аня рассказывала на чистом международном о том, какие напасти пришлось испытать в дороге и как замечательно, что ей посчастливилось встретить именно его – настоящего потомка викингов, самого великого из всех известных воинов. Теперь она, горемычная, чувствует себя в совершенной безопасности – в надежных руках начальника городской стражи.

– You are the boss, aren’t you?[3 - Вы же здесь самый главный, не так ли? (англ.)] – Взмах накрашенными и удлиненными ресницами, легкое покачивание головой и незаметное программирование по методике нейролингвистов.

– Да, да, конечно, миледи. Вы совершенно правы.

Таможенник был очарован, польщен, озадачен и обескуражен. «Клиент готов», как бы сказал один киношный герой. Аня отступила на шаг назад, протянула руку для поцелуя и отрекомендовалась:

– Lady Funny from Omaha[4 - Леди Фанни из Омахи (англ.).]. – И тонкие изломанные брови метнулись вверх, носик задрался, а губы упрямо сжались в нить.

Подобное поведение, видимо, не было редкостью для местной аристократии, потому что стражник ринулся лобызать протянутую для поцелуя руку.

– Don’t forget, Lady Funny from Omaha![5 - Не забывайте, леди Фанни из Омахи!] – еще раз обернувшись, напомнила Аня, заняла прежнее место (села на телегу, словно на трон) и скомандовала трогать.

Телега скрылась за поворотом, а таможенник все еще стоял с открытым ртом, утопая в аромате «Le Soleil», и грезил воздушными замками, почестями и наградами, которые сулило лично ему такое высокородное знакомство.

Телега ехала по широкой улице, словно бы не желающей расставаться с городской стеной. Попа ныла от непривычно твердого сиденья, но Аня послала неприятные ощущения по известному адресу и вернулась к размышлениям.

«Высокая стена, дома только внутри окружности, стратегическая высота, мощное строение – все это напоминает сказку. Или Средневековье. Или компьютерную игру. Ненавижу компьютерные игры! Слишком экзотично для нашего мира. Альтернативная реальность? Мое собственное воображение? Я сейчас лежу в коме, и мне снится прекрасный сон? Или не прекрасный? К черту! Если это игра воображения, я принимаю игру! В любом случае давно надо было отдохнуть. В отпуске сто лет не была. Пускай будет кома. И отпуск. В Средневековье. С эльфами и орками. Класс! С магами, с принцессами! С необычными людьми». Аня еще раз глянула на спину возницы, но ничего нелюдского и необычного не обнаружила.

Телега, запряженная Снежкой, катила со скоростью пешехода, отчего идущие навстречу люди имели возможность в деталях рассмотреть диковинный наряд новоприбывшей. Да и сама путешественница хорошенько разглядела местных жителей: грубые бесцветные ткани, меха, как на некрашеных плюшевых медведях, повсюду кожаные вставки и латки, на ногах сапоги и даже лапти.

Телега остановилась. Совершенно пустая улица в мгновение ока превратилась в гудящий улей: кибитки, извозчики, лошади, ослики. Кудахтанье, смех, ругань, блеяние, опять ругань – все словно бы слилось в гениальное произведение Стравинского, оглушило и придавило. Аня сидела и выжидала, но никакой неадекватной реакции со стороны галдящих людей не последовало, а значит, пора было и честь знать.

Земная подошла к старику и протянула простенькое золотое колечко. Извозчик отрицательно покачал головой. Аня была настойчива: вложила кольцо в руку старику, улыбнулась и нырнула в людской поток.

Девушка знала, что базар – лучшее место для сплетен, самые последние новости можно услышать в торговых рядах, настроения представителей торгового сословия – вот лучшие финансово-экономические показатели.

Для начала чужеземка высмотрела в толпе прилично одетых господ, те
Страница 4 из 19

неспешно проходили мимо рядов с готовым платьем. Затем еще несколько «матрен» обнаружились в рядах с выпечкой.

Запах копченостей привлек на мгновение внимание Ани, но жажда познаний отключила колокольчик, зовущий на трапезу, и отправила девушку на дальнейший сбор информации.

– Нет, госпожа Юдора? совершенно права: леди Сольвейг должна остепениться.

– Негоже невесте императорского наследника скакать по полям, аки варвару.

– Так ей же ж с детства лорд Стелайос многое позволял, вот и пожинают теперь плоды…

– Так его и не было никогда рядом, все в разъездах, а приезжал – и баловал дочку-то.

– Леди, не желаете курочку? – это уже обратились к Ане.

– Sorry, don’t understand[6 - Простите, не местная (англ.).].

– О, еще одна чужеземка.

– Странная какая.

Все, пора уходить, лишние слухи Ане пока ни к чему. По-доброму улыбнувшись, девушка слилась с толпой.

– Как же надоели все эти подати: за землю, за воду, за лес, за товар, за магию, которой нет, – бурчали голоса идущих рядом.

– Император пытается поднять культурный уровень народа. Да кому оно надо, когда посевная на носу?!

– Говорят, лорд Стелайос скоро возвернется, возьмется за леди Сольвейг.

– Может, тогда император обратит внимание на наши беды?

Стараясь не привлекать лишнего внимания, Аня выбралась из лабиринта базарных рядов и вступила в лабиринт мощеных проулков. Одинокую леди провожали удивленными взглядами.

Желудок дал о себе знать с новой силой, и Ане пришлось согласиться с его доводами. Цель – кабак, состояние – приличное, дополнительные параметры – гостиница. Думается, чем ближе к замку, тем выше будет качество обслуживания. Значит, держим путь к замку.

Самое время искать вывески. Аня обернулась в поисках постоялого двора, но тут же была отвлечена усилившимся шумом, доносившимся из открытых ворот. Люди запаниковали и бросились врассыпную – из ворот вылетела гнедая лошадка, погоняемая молодой девицей. За всадницей толпой неслись пешие слуги.

– Сольвейг, вернись сейчас же! – раздалось из распахнутого окна. – Немедленно вернись и переоденься!

– Я сама решаю, как мне одеваться! И сама решу, за кого замуж выходить!

О, классическое противостояние отцов и детей. Отличный материал для работы: молодая, амбициозная, упрямая, экспериментатор. И связи хорошие имеет. Идеальный вариант.

Размышлять можно и на ходу, нечего выделяться из толпы бессмысленным топтанием на одном месте, да еще и в таком вызывающем наряде. Конечно, шубы присутствовали и в этом времени, но не такие аккуратные и не таких силуэтов: подпоясанных девиц Ане не встретилось.

Пристойный постоялый двор нашелся относительно быстро: хозяин расплылся в улыбке, желая угодить знатной леди.

– I need to eat[7 - Есть!]. – Аня изобразила процесс еды.

Хозяин кивнул.

– I need room to sleep[8 - Спать!]. – И снова работа циркового мима.

Хозяин опять кивнул.

Аня запустила руку в недра кожаной сумки и достала оттуда очередную ювелирную побрякушку. Когда хозяин гостиницы узрел колечко, трясущимися руками потянулся к украшению, поднес к лицу, но не для того, чтобы попробовать на зуб, а для того, чтобы рассмотреть камень.

Бывший муж Земной задаривал ее золотом, невзирая на открытую нелюбовь жены к презренному металлу. Сейчас же Анна была благодарна супругу и Провидению за то, что в этот день она решила взять все украшения на чистку.

– Никогда не видел ничего подобного. Анька!

Гостья подпрыгнула от неожиданности.

Но трактирщик не заметил, он продолжал орать:

– Анька, давай ключи от лучших апартаментов да еды побыстрее. Иноземка кушать изволят.

И снова начал лебезить, обхаживать и ублажать клиентку. Усевшись за стол и получив порцию традиционного жаркого с душистой нарезанной буханкой хлеба, Аня обратилась к хозяину:

– Dear, I have an appointment with Lady Solveig[9 - Родной, мне бы встретиться со взбалмошной блондинкой леди Сольвейг (англ.).].

Конечно же трактирщик ни слова не понял, но услышал главное – имя всесильное и могущественное в местных краях. Активно закивал. Аня смотрела на мужчину и думала, стоит ли еще больше удивлять этого неандертальца или попросить письменные принадлежности местного производства? Решила, что делать, и показала, что ей необходимо писать. Хозяин закивал и умчался. Аня осталась одна в большой и светлой столовой, украшенной головами животных, арбалетами, щитами и прочей театральной атрибутикой. Деревянные прямоугольные столы и скамьи со спинками вдоль длинных сторон столешниц, одинокие табуретки у торцов. Вместо привычных ручек на дверях – кованые кольца, звонко или глухо брякающие при каждом открытии и закрытии. И гулкая тишина, разбавляемая звуками с кухни и улицы. А еще огромный камин, дающий тепло просторной комнате.

Аня специально села подальше от очага: снимать шубу она не хотела, показывать слишком яркий для этих мест свитер – тоже, да и джинсы явно были не в обиходе.

Вернулся трактирщик, принес чернильницу, перо и грубую бумагу. Аня благодарно кивнула и принялась за еду, игнорируя хозяина. Тот еще немного потоптался, но, не дождавшись распоряжений, убрался восвояси.

Анна спокойно ела, попивала принесенную по ее просьбе воду, в процессе поглощения пищи достала журнал «Невеста +1», выдрала страницу с самым простеньким платьем, сложила в несколько раз, написала кратко о месте встречи, запаковала в треугольный конверт, как делали это наши солдаты, отправляя весточку с фронта, и подозвала трактирщика.

– To Lady Solveig[10 - Отнеси леди Сольвейг.], – с паузами и расстановкой произнесла Аня.

Хозяин гостиницы утвердительно закивал и испарился. Ане оставалось лишь ждать.

Глава 3

Одевшись в вычищенную одежду и накинув шубу, Аня начала спускаться на первый этаж. Каково же было ее удивление, когда обнаружилось, что зал полон людей, однако в опочивальню на втором этаже не доносилось ни звука!

«Хорошая звукоизоляция», – автоматически подумала гостья, но осеклась – откуда в Средневековье звукоизоляция?

Молодая голубоглазая девушка в белоснежной рубашке с широкими рукавами и в плотно сидящей кожаной жилетке настороженно следила за каждым движением незнакомки. Аня придала своему образу вальяжности и с видом дамы, раздумывающей, а не уйти ли ей, села напротив блондинки. Повисла пауза, во время которой обе молчаливые собеседницы изучали друг друга.

Аня сидела перед своей собственной персональной копией-негативом, еще бы чуть-чуть косметики, черный парик и меньше дерзости во взгляде, и будет она – Анна Александровна Земная собственной персоной, если вспомнить, какой она была десять лет назад.

Леди Сольвейг, получив странный треугольный конверт, пришла в полнейший восторг. Любительница побрякушек и ярких одежд даже не задумалась о том, что это может быть ловушкой. И сломя голову кинулась по указанному адресу.

Глядя на Аню, леди Сольвейг резким движением выложила на стол скомканную глянцевую страницу буклета. Аня ловко достала из-под полы шубы еще несколько таких же страниц. У блондинки расширились глаза.

– Кто вы такая? – не отрываясь от рассматривания фотомоделей, спросила Сольвейг. – Откуда это?

– У меня есть еще.

Леди жадно уставилась на Аню.

– Не здесь. – Земная говорила довольно тихо.

– Вам не удастся меня околдовать. – Только сейчас Сольвейг
Страница 5 из 19

сообразила, что встреча может оказаться ловушкой, и, кичась собственными связями, сообщила: – Если вы задумали меня похитить, знайте, это бесполезное дело. Мой отец в секунду найдет вас и уничтожит одним-единственным взглядом.

– Я не буду вас похищать, это не в моих интересах. Я хочу вам помочь.

– Интересно, и чем это вы, – Сольвейг сделала ударение на «вы», – сможете мне помочь? И с чего вы вообще взяли, что мне нужна помощь?

– Я могу вам помочь обрести свободу и при этом не огорчить родителей.

– Это как это?

– Мы можем поговорить не здесь?

– Я вам не верю.

Но Аня видела – верит. И уже готова бежать за незнакомкой на край света. Земная пожала плечами и поднялась. Шуба распахнулась, позволив Сольвейг оценить небывалой красоты наряд визави.

– Леди Сольвейг, рекомендую вам подняться со мной в комнату.

– Кто вы такая?

– Все ответы наверху. – Ани кивнула в сторону лестницы.

Любопытство победило страхи, затмило разум, и леди-увлеченность поддалась соблазну.

Сольвейг окинула комнату незнакомки взглядом, подождала, пока за Аней закроется дверь, и прошептала заклятие склепа.

– Теперь можем говорить спокойно, нас никто не услышит.

– Почему? – удивилась Земная.

– Я наложила заклятие. Теперь ни один звук не проникнет наружу, объяснила девушка, не задумываясь о природе интереса собеседницы.

– Я так и знала!

Аня со злостью сдернула шубу, устало плюхнулась в кресло и стала расстегивать молнию на сапогах. Сольвейг уставилась на иноземку, наблюдая за процессом раздевания с вытаращенными глазами.

– А не могли бы вы наколдовать яркий свет? – раздраженно произнесла Земная. – Свечи – это романтично, но у нас с вами будет деловой разговор.

Сольвейг очнулась и щелкнула пальцами – маленькое солнце спиралью взвилось от ладони девушки и застыло под деревянным потолком, выросло до размера средней дыни и залило теплым светом комнату.

– Благодарю вас, миледи. Так намного лучше. Жаль, что свет не белый.

Солнце погасло, «в живых» остались лишь пляшущие свечи.

– Что такое? – удивилась Сольвейг, непонимающе уставилась на руку, снова щелкнула пальцами, потом повторила процесс с извлечением светила.

Аня молча понаблюдала за движениями девушки, проследила за солнцем-дыней и мысленно приказала: «Выключить свет».

Дыня погасла. Сольвейг зашипела. Прочитала вслух какое-то заклятие: теперь по периметру потолка засветились точечные светильники.

– Леди Сольвейг, присядьте, пожалуйста.

Блондинка села в кресло напротив.

– Мое имя – Анна. Я прибыла издалека и не знаю, смогу ли вернуться. Я не беглянка, не преступница. Я – жертва обстоятельств.

Леди Сольвейг не слушала – искала взглядом обещанное. Понимая нетерпение гостьи, Аня решила перейти к наглядному пособию: подошла к сумке и достала пол-литровый термос. Протянула его девушке, откручивая крышку и выпуская на волю клубок пара.

– В течение двенадцати часов вода в этой емкости будет держать тепло, – и, предвещая законный вопрос-возмущение, продолжила: – без магии.

Леди Сольвейг сдулась.

– Вот еще картинки, которые так вам понравились. – Аня протянула остатки распотрошенного буклета. – Вы желаете ходить в том, что нравится именно вам? Мы сможем сшить такой наряд, в котором и вам будет удобно, и вашу матушку вы не огорчите, и прослывете законодательницей мод.

У молодой леди глаза горели алчным светом. Аня вернулась к сумке и извлекла маленький пузырек французских духов, брызнула над головой сидящей в кресле девушки и отошла. Когда облако аромата улеглось и достигло курносого носика леди Сольвейг, светлячки по периметру комнаты заморгали – грозили вот-вот погаснуть. Эмоциональное состояние сотворившей свет зашкаливало. Хозяйка замка была покорена.

– Что вы хотите?

– Вы должны стать моей подругой… или родственницей. Мне необходимо быть достаточно близким вам человеком, чтобы помочь в будущем.

Сольвейг удивленно подняла брови.

– Мы похожи, – продолжила Аня объяснения. – Вы же заметили?

– Да, – обрадовалось белокурая леди, – там, внизу, никто за меня не беспокоился! Потому что видели, что мы с вами по-родственному похожи.

Аня одобрительно покачала головой.

– Мы скажем всем, что вы моя кузина, – тараторила, увлекшись, глупышка, – например, дочь двоюродной сестры моего отца, которая еще в юности попала с семьей в шторм, и больше о них ничего не было слышно.

– А что скажем родителям?

– Это и скажем. Матушка моя жуть как любит романтичные истории про похищенных и найденных наследников. А судя по вашим украшениям, вы очень состоятельная дама.

– Украшений у меня мало, – с сожалением покачала головой Аня.

– Зато какие! За одно из таких вы можете купить целый постоялый двор.

– Вы уверены? – Земная потерла висок.

– Абсолютно! Это из-за огранки камней. Таких идеальных форм, как в ваших украшениях, в нашей стране нет.

– Леди Сольвейг, прошу вас, расскажите про вашу страну.

– Расскажу завтра. Принесу книги и все-все расскажу.

– И все-таки по поводу моего возвращения на родину…

– Понимаете, – Сольвейг, уставившись в одну точку, меланхолично крутила пуговицу на жилетке, – когда-то у папы была кузина. Седьмая вода на киселе. В пятнадцать ее выдали замуж. В шестнадцать она родила и еще через год пропала в море вместе с мужем и ребенком. Она была старше папы на десять лет. Когда кузина пропала, папе было семь. Семь плюс десять, в уме три… значит, сорок три года. Нет, на сорокалетнюю вы не похожи.

Аня была поражена неожиданной логикой новой знакомой, но решила слегка откорректировать версию:

– А может, она, кузина вашего отца, спаслась, вышла замуж повторно где-нибудь далеко и родила меня. Первый ребенок погиб в море, мне же двадцать девять, я совершенно спокойно могу сойти за младшего ребенка. Мать скончалась, отец тоже, меня ничто не держало в той стороне, я решила отправиться на родину матери, найти родственников.

– Вам двадцать девять?! – Сольвейг удивилась. – Я бы ни за что не… не поверила.

– Это не мне, а той, что родилась далеко и вернулась на родину.

– А там, откуда вы родом, магия есть?

– Есть, – вздохнула Аня, удивляясь диким скачкам мысли собеседницы, – но у нее другие основы.

– Какие? Какие?

– Сила воли и стремление к совершенству.

Леди блондинка задумалась, возвела глаза к потолку, затем, решив что-то для себя, вернулась к разговору:

– В таком случае у вас еще должен быть покойный муж.

– Откуда?! – возмутилась Анна. Больше на «покойного», чем на «мужа».

– Вы же сказали, что вас там ничего не держало, – Сольвейг махнула рукой в сторону темного окна, – значит, и муж тоже умер.

– Ладно, пускай умер, – согласилась Аня, в конце концов, положение вдовы снимет с нее обязательства целомудрия, характерные для средневековых нравов.

– Вы прибыли сюда, но по дороге на вас напали, обокрали. Вам удалось бежать.

Аня устало кивнула – слишком много новой информации. Сразу.

– Я буду настаивать на том, что мы с вами похожи как сестры. Потому что мы и есть сестры!

– А я в свою очередь, – заверила Аня, – буду образцом добропорядочности по отношению к вашей матушке, и вы, леди Сольвейг, сможете наконец успокоить ее. Чем она там еще недовольна? Вы замуж не хотите?

– Нет, я как раз хочу, но по
Страница 6 из 19

собственному выбору, а не за того, кого назначат родители.

– Ага, стандартно, – пробурчала Земная.

– Что, простите?

– Ожидаемо. Традиционно.

– Традиционно, – кивнула леди. – Я все понимаю, он – наследный принц, там много денег и почестей, но…

– Вы невеста наследника?

– Да, – неуверенно произнесла девушка.

– Тогда, леди Сольвейг, на вас возложена глобальная миссия, вы должны проявить величайшую покорность и оправдать оказанное вам высокое доверие.

Сольвейг замерла, готовясь сорваться с места и бежать куда глаза глядят. Но Аня почти незаметно подмигнула и снова превратилась в Снежную королеву. Блондинка расплылась в улыбке.

– Леди Анна, я поверила, и матушка поверит. Идемте скорее знакомиться с ней.

– Стоп, – осадила Аня собеседницу, – мы еще не все продумали. На сегодня достаточно. Я жду вас завтра. Мне нужны книги по истории, географии…

Сольвейг кивнула и щелкнула пальцами – светлячки погасли, погрузив комнату в полумрак свечей.

Оставшись одна, Аня продолжила обдумывать планы.

«Легенда нужна не столько для легковерной матушки, сколько для лорда-отца. Он наверняка фигура видная. Со связями. Захочет проверить меня. Значит, я должна прибыть из закрытой страны, которая находится в состоянии войны, либо из страны, которой объявили бойкот. Также надо понимать, что у высокопоставленного лица наверняка есть и неофициальные источники информации. Легенда должна быть продумана до мелочей».

– Я тетушка Чарли из Бразилии, где в лесах много-много диких абезьян! – сказала Аня, состроив рожицу. Придирчиво оглядев себя с ног до головы, решила, что кроме информации, ей нужна еще и одежда.

Глава 4

Непривычный полумрак, танцующие тени, отсутствие горячего душа, телевизора, Интернета, мобильной связи, ортопедического матраса, халата и тапочек – вот неполный список раздражающих факторов, которые не давали Ане уснуть. Пришлось стирать нижнее белье руками и спать в присланной леди Сольвейг длинной ночной рубашке. А что уж говорить об элементарном клозете и его наличии: Аня предпочла бы даже деревянный домик на улице, но никак не ночной горшок.

Радовало лишь то, что при всем неудобстве Средневековья комната прогревалась на славу, и холодный мартовский ветер не хозяйничал внутри дома. Долго выбирая удобное положение на пышной перине, Аня все крутилась, не могла уснуть. Но нервные потрясения уходящего дня, странствия и сытный ужин все же уговорили Анино сознание отдохнуть, и горемычная искательница приключений провалилась в дремоту.

Тяжелый, удушливо темный сон сдавливал грудь, мешая дышать. Желание проснуться и сбросить с себя оковы сна боролось с ленью и вечным «авось». Однако неприятное чувство и беспросветная дымка дремы все не уходили, и Аня заставила себя открыть глаза.

Вместе с визуальным рядом появился и звук: тихий, шуршащий и неравномерный – чужое дыхание. Аня перевела взгляд на место порождения звука, ничего не увидела и сместила фокусировку чуть левее. Теперь боковым зрением она четко видела склонившуюся над ее личными вещами фигуру – человек рылся в сумке! Возмущению не было предела. Каково же оказалось Анино удивление, когда над изголовьем кровати склонилось лицо еще одного незваного гостя.

Земная зажмурилась, да было уже поздно. Склонившийся заметил открытые глаза, молниеносно кинулся к кровати и одной рукой зажал Анин рот, второй схватил ее руку и зашептал непонятные слова. Девушку парализовало.

– Ну все, теперь ты не закричишь и будешь паинькой.

Набравшая полную грудь воздуха Аня попыталась издать звук, но вместо крика выдохнула лишь свист.

Нападающий коснулся губами кожи на ее виске, обдав Аню запахом перегара от браги, и попытался поцеловать ее губы. Второй грабитель лишь хмыкнул: в темноте ничего было не разобрать, но по характерным звукам девушка сообразила, что мужчина добрался до термоса. Если он неосторожно нажмет на клапан внутренней пробки, то обязательно получит приятные мгновения и ошпаренное тело.

Жадный до услад незваный гость успел задрать Анину ночную рубашку до горла. Самое время идти на «антимагические меры».

«Отключить все заклинания!» – отдала она мысленный приказ, а вслух заорала:

– А-а! – во всю силу тренированных пением легких. – А-а-а! – голосила Аня, вскидывая ноги и нанося удары коленками по почкам нападавшего.

– А-а-а! – заорал неудавшийся насильник.

– А-А-А! – завизжал его ошпаренный подельник.

В мгновение ока маньяк оказался на полу, Аня сверху нанесла удар по кадыку и резко бросила ночную вазу в голосящую темноту.

– Help! Help! Somebody help me-e-e![11 - Спасите, помогите! (англ.)] – вовремя спохватилась Анна Александровна: легенду бы из-за этих простофиль не разрушить!

В коридоре раздался шум, в двери ввалились заспанные и вооруженные чем попало хозяева, слуги и постояльцы. Сразу стало светлее и веселее. Аня от пережитого пребывала в шоковом состоянии, а значит, на адекватную реакцию и объективное восприятие ситуации рассчитывать не стоило.

Бородатый и пузатый хозяин в длинной ночной рубахе с огромным трехпалым подсвечником и метлой, неизвестный доселе дядька-гном в белоснежных панталончиках, одном чулке и с поленом в руке, перекошенные лица, тела, завернутые в простыни и полотенца, руки, торчащие не из рукавов – вот балаган, который довел Аню до истерического смеха.

– Чего у вас тут случилось? – строго и басовито спросил хозяин.

– Грабители! – неимоверно тоненьким голоском произнес гном.

– Насильники! – в узкий проем попытался протиснуться постоялец в простыне, накрыл ею с головой низкорослого гнома, запутался в полотнище и рухнул в комнату.

За неудачником в тоге грохнулся орущий фальцетом гном, в коридоре на тон ниже гнома заголосила женщина. Хозяин заведения, получив от гномьей лапы удар под коленку, охнул и немного осел, но устоял и выпрямился, потом снова получил удар, и снова с оханьем присел. И так повторялось до тех пор, пока бородач окончательно не ухнулся на пол, уронив и метлу, и подсвечник.

Аня, не сдерживаясь, хохотала, перегнувшись через подлокотник кресла. Кто-то наконец догадался зажечь магический светильник, и в комнате стало совсем светло. Обнаружились два тела в темном: один грабитель лежал в обмороке у кровати, второй, подвывая и корчась, сидел на полу у стола, рядом валялись черепки разбитой ночной вазы.

В коридоре раздались звуки тяжелой поступи. Всех зрителей как ветром снесло. Хозяин постоялого двора кинулся кабанчиком к Ане и набросил на плечи появившийся из ниоткуда клетчатый плед, в руки сунул глиняный стаканчик – Аня на автомате отхлебнула и закашлялась. В дверях появились новые персонажи: очень высокий мужчина – ему даже наклониться пришлось, чтобы не задеть головой дверной косяк, – и двое спутников ему под стать. Все хмурые, глядят исподлобья, молчуны.

«Милиция!» – догадалась Аня. Подобрала босые ноги, устраиваясь в кресле поудобней, оперлась локтем на подлокотник, невзначай уронила плед с голого плеча. В комнате на мгновение все перестали дышать, Аня же поспешила исправить ситуацию – трупы в личных покоях в ее положении не предусматривались.

Старший рыкнул на подчиненных, те ловко скрутили неудачников-грабителей и вышли вон. В комнате остались трое:
Страница 7 из 19

оперуполномоченный, трактирщик и Аня.

Главный милиционер выставил на стол хрустальный шар, сел во второе кресло и уставился на трактирщика. Тот в свою очередь затараторил, скорее всего, выдавал привычную и заученную информацию об имени достопочтенного хозяина, об адресе заведения, далее перешел к повествованию о случившимся и был остановлен, так как увлекся подробностями.

Главный следователь перевел взгляд на Аню: гостья, облаченная в клетчатый доспех, попивала из стаканчика и с интересом рассматривала нашивки на груди стражника. О том, что Аню в данный момент интересовали не нашивки на груди, а непосредственно сама широкая и однозначно рельефная часть тела законослужителя, никто не догадался. Стресс и выпивка сделали свое дело: организм требовал срочного отвлечения от главной темы сегодняшнего вечера. Но только блюститель закона имел другое мнение.

– Леди Анна, что вы можете рассказать? – Мужской голос вернул девушку на землю.

– Они иноземка, они по-нашему не разговаривают, – поспешил оправдаться трактирщик.

Аня улыбнулась: немножко виновато, немножко загадочно, немножко томно глянула из-под ресниц. Страж сглотнул и взмахом руки выпроводил бородача.

Дверь аккуратно закрылась, а пауза с заглядыванием в глаза затянулась. Аня допила последний глоток и, оголив руку, поставила стаканчик на стол. Игривое настроение требовало, чтобы она сделала пакость и отключила яркий свет, но принцип «не гадить на рабочем месте» отправил бесшабашное настроение в нокаут одним точным ударом.

– На каком языке вы разговариваете? – устало спросил страж. Но, увидев непонимание гостьи, жестом попросил сказать что-нибудь. Игривое настроение снова подняло голову – Аня свела бровки домиком, показывая, что не понимает. Страж снова вздохнул.

– Я Кастор Керберос, – указал на себя, – а вы? – последовал приглашающий жест в сторону Ани.

Девушка понятливо закивала и выдала:

– My name is Fanny Ubenks from Omaha[12 - Зовите меня просто – Фанни Юбенкс из Омахи (англ.).]. – Если играть, то играть до конца.

Мутный хрустальный шарик замигал, поиграл красками и снова погас.

– Шар не знает такого языка. Бездна! – наверное, выругался страж и снова перевел взгляд на гостью. Сейчас Ане стало жалко его: ни информации, ни поговорить нормально нельзя, ни отчет написать. Минут пять Кастор соображал, что же ему делать. Не вставая с места, осматривал место преступления, переводил взгляд на хрупкую девушку в кресле, силился что-либо понять, но ничего не выходило.

Следя за терзаниями стража, Аня уже несколько раз изменяла своему решению. Наконец начальник смены встал, стукнул рукой по столу, сгреб шарик и, поклонившись, направился на выход. Аня вскочила за ним, догнала в уже открытых дверях и мысленно скомандовала выключить свет. Светлячок погас, оставив комнату на растерзание темноты, а Аня проворно захватила пальчиком за одну из нашивок стоящего в светлом пятне стражника, потянула на себя, привстала на пальчики и поцеловала в губы. Затем отстранилась на дюйм, с придыханием произнесла:

– You’ll be fine[13 - Все будет хорошо (англ.).], – и вытолкнула ошалевшего мужчину в коридор. Дверь захлопнулась, восстанавливая идеальную звукоизоляцию.

Глава 5

– Какой кошмар! Как вы с этим справились?! – Глаза леди Сольвейг походили на два фарфоровых блюдца, что стояли сейчас на столе.

Десять минут назад в дверь комнаты леди Анны забарабанили с недевичьей силой. Леди С, не дожидаясь ответа, ворвалась в помещение как ураган «Катрина» и наткнулась на удивленный взгляд леди Анны. Секундная задержка, мелькнувшее чувство огорчения и замешательства на лице гостьи, и Анина улыбка подействовали лучше, чем успокоительный отвар.

Сейчас две девушки сидели в креслах с одной стороны стола: Аня, успевшая умыться и накинуть на высохшее белье белую рубаху, восседала на пружинящих подушках, по привычке подобрав ноги под себя, леди Сольвейг, ни капельки не смутившаяся, скопировав позу, устроилась на сиденье, предварительно сбросив замшевые сапожки.

Стол был сервирован по случаю прихода гостьи, и теперь будущие родственницы попивали ароматный травяной настой с еще горячим песочным печеньем.

– Леди Сольвейг, а скажите, вот вы такая… мм… прогрессивная девушка, – леди С сдвинула брови в точности так, как сама Аня в моменты недоверия, – обгоняющая свое время, – продолжила Аня. Лицо леди разгладилось. – Вы скачете на коне, носите мужскую одежду. А вы на шпагах или мечах драться умеете?

Леди С опустила глаза.

– Отец не разрешает мне брать в руки оружие.

Аня покровительственно склонила голову, но собеседница этого не заметила, продолжала сверлить взглядом обивку кресла.

– Ну хорошо, не разрешает. Но вам и мужскую одежду носить не разрешают. Вы же все равно ее носите?

Высокородная леди вскинулась.

– Я ее сама шью! – И тут же поникла. – А махать мечом надо кого-то просить научить.

– И что, среди ваших слуг или стражников нет ни одного бравого старого солдата, который пожалел бы бедненькую девочку?

– Я не обязана выпрашивать что-либо у слуг, – надменно глянула леди С на Аню, – они слуги и должны выполнять приказы.

Земная прищурила глаза и ухмыльнулась.

– Вот они и выполняют приказы вашего отца, не помогая и не доверяя вам.

Блондинка захлопала глазами.

– Мы с вами начали разговор о том, что же случилось ночью и как мне удалось избежать позора, – Аня отхлебнула чая. – Хотите я вам покажу?

У собеседницы вновь загорелись глаза.

– Хочу, несомненно хочу.

Аня перебазировалась на пол, объяснила, что и как делать, и медленно, с паузами, показала один из приемов, подтвердивший свою важность и действенность во вчерашнем сражении. Леди С была обескуражена, потрясена и не сдерживала вырывающихся наружу эмоций.

– Да это же… ах… да как же раньше… так просто…

– Это не просто, леди Сольвейг.

– Просто Соль. Так меня домашние зовут.

– Хорошо, тогда для вас… для тебя… я просто Аня.

Леди С бросилась обнимать новую знакомую. Земная нахмурилась: поклонение ей ни к чему, а вот обожание младшей сестры вполне подходит. Ну что ж, поздравляем с обретением семьи. Дальше пойдет легче.

– Соль, ты должна знать, что не все так просто. Во-первых, нельзя поддаваться панике – это заведомый проигрыш. Можно показать свой страх, чтобы подыграть злодею, но нельзя идти на поводу у эмоций.

– Я смогу! – Еще чуть-чуть, и Соль стала бы бить себя в грудь кулаком, как Тарзан.

Аня лишь покачала головой, возвращаясь в кресло.

– Мы с тобой потренируемся. И я покажу тебе приемы, которые помогут выстоять в схватке с врагом, вооруженным ножом. Но сейчас, пожалуйста, давай займемся обучением.

Леди Сольвейг замахала руками.

– Конечно, Аня, я сейчас кликну слуг. Они внизу ждут.

– Соль, – Аня остановила попрыгунью. – А скажи, у вас способности к магии как-то диагностируют?

Леди захлопала глазами. Надо будет отучить ее от этой привычки.

– Диагностировать – значит выявлять, проверять и делать вывод о способностях и личных свойствах.

– А, – понимающе закивала блондинка, – есть. Маги.

– А можно частным образом устроить такую проверку мне? Анонимно и конфиденциально.

Опять непонимание на лице.

– Чтобы никто не узнал и не догадался.

– Ну вообще-то, если способности
Страница 8 из 19

есть, маг… диаг… диагн…

– Диагност, – поправила Аня.

– Маг-диагност должен сообщить в Гильдию.

– А если заплатить?

– Тем более не поможет. Надо ехать к ведьме. Она никого не боится и может все рассказать за деньги… конфетициально.

– Конфиденциально, – засмеялась Земная. – Давай свои учебники сюда.

За время отсутствия «родственницы» Аня успела одеться, накраситься, подготовиться к поглощению информации и конспектированию.

Вскоре на столе образовалась куча из книг, свитков, бумаг. Сияющая Соль была готова к просвещению гостьи. Горда собой: еще бы, Соль знает что-то, чего не знает всезнающая Аня!

Анна щелкнула автоматической шариковой ручкой, приготовилась писать в блокноте. Леди С вопрошающе уставилась на предмет письма. Земная, не говоря ни слова, вывела на листке бумаги: «Леди Соль – очаровательная девушка», – и протянула запись родственнице.

– Ах, – только и смогла сказать Соль, потом просияла и зарделась как малолетка. Хотя… она и была малолеткой. Шестнадцать лет – не возраст. Аня почти вдвое старше.

– Давай, Соль, учи меня, а потом я дам тебе немного поиграть с ручкой. – И она помахала письменной принадлежностью перед носом учительницы.

– Хорошо, – разочаровано вздохнула Сольвейг. – С чего начнем?

– С географии. Покажи мне, где мы и что вокруг. Политическую карту покажи, и мы выберем мне страну-родину.

Соль потянулась к большому свитку, раздвинула книги и развернула карту. Аня замерла и, кажется, забыла, как дышать.

Перед Земной лежала карта античного мира без американского континента, с урезанной Африкой, без Кубы, без Австралии, но с итальянским сапогом и Средиземным морем.

– Какой сейчас год? – хрипло спросила Аня.

– Тысяча четыреста девяностый от Истока.

– Истока чего?

– Магического Истока.

– Так, ладно, про магию и верования потом. Где мы?

Соль ткнула пальцем в остров Великобритания, но на карте он назывался Великая Кельтия.

– Ох ты черт! А конкретнее?

Соль ткнула пальцем в южную часть острова.

– Южная Кельтия.

– А это что за город такой большой?

– Дон-Длон. Столица.

– Лондон… – промычала себе под нос Аня. А про себя подумала: «Вот черт, я попала в параллельную запоздалую реальность. Земную, но магическую. Америка должна появиться на карте через два года. Интересно, в каких отношениях они с Россией. Хотя… сейчас бы я туда не сунулась. Лет эдак через двести…»

– Соль, а как долго живут у вас люди?

– Обычные люди доживают лет до шестидесяти, одаренные магией живут раза в два дольше, а высокопоставленные лица могут жить и веками.

– Ладно, все по порядку. А тут что?

– Северная Кельтия. Там варвары обитают, мы с ними воюем.

– И мы, получается, сидим на самой границе?

– Да, с той стороны леса – уже не наша территория.

Аня еще раз поблагодарила судьбу за такой подарок от улыбчивой госпожи Удачи.

Леди Соль достала еще одну карту, более масштабную и подробную, изображающую знакомую Ане Европу и часть Российской Федерации, которая на карте обозначалась как «Енисения».

– У них самые сильные маги из всех известных, но и самые жестокие. Они поклоняются четырем Стихиям и черпают силы из природы. Здесь, – палец указал на Апеннинский полуостров, имеющий форму сапожка, под местным названием Кайа, – живут друды и эльфы, черпают силы из земли, с нами в хороших отношениях. Тут, – палец прошелся по Португалии, но на карте значилось «Викения», – воинственные орки, этим постоянно не сидится, они беспрестанно рвутся в бой, пытаются завоевать кого-то. У них не выходит, но они все равно рвутся. Вот тут, – палец обвел территорию Испании, на карте обозначенную как «Сюрпен», – живут драконы. Очень уважаемая и мудрая раса. Вся вот эта территория, – Соль обвела Северо-Западную Европу, – Ромния, проживают тут веселые полукровки всех рас. У них практически нет магии, как и у нас, но зато они очень жизнеспособны, регенерация у них на наивысшем уровне. Их много, там самый благоприятный климат и лучшие земли. В Ромнии живут мирно, ни с кем не воюют, но знаешь, их так много, что им и воевать не надо, они своей жизнерадостностью и любвеобильностью покоряют соседние народы.

Аня улыбнулась, Ромния, у нас Румыния, а румыны и цыгане – из самых живучих народностей. Им и магия не нужна, они и без нее выживут.

Похихикав себе под нос, Анна вернулась к карте мира.

– А тут что?

– Тут великая пустыня Эфи, народов там мало, но все они поклоняются Солнцу. – Аня понимающе закивала головой. Самый могущественный бог тот, у кого больше всего власти в этой стране. Много солнца – много силы у бога.

– Это что? Чайна?

– Да, это огромная страна Чайна, нам оттуда чай везут.

Ане стало совсем смешно.

– Там живут дикие племена, называют себя потомками драконов. Но они врут конечно же. А чтобы никто не смог прочитать ложь в их глазах, очень сильно прищуриваются.

Аня еле сдерживалась. Чем дальше в лес, тем слаще сказки.

– А еще дальше, вот тут, – Соль положила ладонь на территорию Индии, – тут живут ганеши. У них очень сильные маги, но не боевые, они наоборот – мирные и очень-очень медленные. Они могут повернуть реку вспять, заставить ветер дуть в ту сторону, в которую захотят, они могут умереть и воскреснуть, но очень медленно.

Земля, однозначно! Аня на Земле, но не на своей родной, а на какой-то другой, сказочной планете.

– Хорошо, Соль, я поняла. Теперь обо мне. Ты говорила, что кузина твоего отца попала в шторм в море. В каком?

– Вот тут. – Пальчик ткнул в Атлантическое побережье знакомой Ане Ирландии.

– В таком случае все складывается как нельзя кстати. Это всего лишь теория, но я думаю, что ваша карта неполная.

Аня взяла ручку и схематично набросала сначала известную иномирянам карту земель, а затем дорисовала Африку и две Америки.

– Я как-то пошутила, сообщив, что прибыла из Бразилии, где в лесах очень много диких обезьян. Так вот, давай шутку сделаем правдой. Этот материк еще не нанесен на вашу карту, но я предполагаю, что он существует. Вашему отцу я скажу, что он действительно существует, и там живут очень сильные маги, но их очень-очень мало, и они прячутся от остальных, так как обычные люди очень боятся волшебников и истребляют их. Я задумала небывалый эксперимент, и группа магов, которых знал мой покойный отец, решила отправить меня сквозь пространство по зову крови. И отправили, но по прибытии сюда на меня и на двух моих слуг напали. Нас ограбили. Мне удалось бежать.

– И как называется ваш материк?

– Америка, – автоматически ответила Аня. – А моя страна называется Бразилия. Там живут индейцы, племена каноэ, майа и инки. Они умные и опасные охотники, разговаривают на американском языке и боятся магов, те могут приносить в жертву людей и затем есть их. Колдуны пытались отучить аборигенов от каннибализма, но не получилось. Эта земля экзотических растений, сахарного тростника и кофе. Как жаль, что у вас еще нет кофе.

– Что такое кофе?

– Кофе… – мечтательно потянула Аня. – Кофе – это божественный напиток. Он горький, но бесподобно вкусный.

Сольвейг скривилась.

– Нет, не такой горький, как трава, он горький по-особенному. Вот как пиво.

– Что такое пиво?

– У вас есть эль?

– Есть.

– Ну вот, кофе как эль, вроде и горький напиток, но все пьют и улыбаются от
Страница 9 из 19

удовольствия.

– После кофе тоже пьяным будешь?

– Нет, кофе – безалкогольный напиток. Он бодрит. Его пьют по утрам, чтобы взбодриться.

– А-а, – протянула Соль.

– Ладно, давай дальше. Вера. Во что вы верите?

Сольвейг достала большую книгу и раскрыла: Ане словно в глаза брызнули разноцветными красками – живыми, насыщенными. Девушка невольно зажмурилась.

– Это древняя «Книга Магии». Истока Магии. Здесь говорится, что в начале был Звук. А Звук породил материю: Землю и Воду. Затем Вода и Земля смешались и породили Жизнь. Но Жизнь не была живой, и тогда Звук влился в Жизнь и оживил ее. Так появились Великие. Затем Великие с помощью Воды и Земли создали новые жизни и попросили Звук влиться и в новых Живых. Но новые Живые оказались не такими сильными, как Великие. И тогда Звук сказал, что уходит, но оставляет Великим свою помощницу – магию.

– А эльфы, они отличаются от людей формой ушей? – Соль кивнула, и Аня продолжила: – Уши у них длинные, потому что одной из Великих не терпелось поскорее вырастить своих детей и она тянула их за уши?

– Да, – потрясенно произнесла Сольвейг. – А ты откуда знаешь? У вас такая же история?

– Да, похожая, – уклонилась от ответа Аня. – Рассказывай дальше.

– Ну а дальше появились мы – разные расы, и расселились в разных местах. Многие расы забыли про Великих, стали поклоняться другим Великим, стали убивать друг друга, оставили мир и согласие.

– Ясно. А в вашем пантеоне Великих есть рай, ангелы, ад?

– Есть Мило, или Небеса, там живут ангелы, ближайшие помощники Великих, есть Бездна, в ней живут злые духи. Те, которые наверху, – все видят, они добрые и оттого легкие, могут жить на облаках и пить амброзию, а те, которые злые… их души грязны, они живут в подземном царстве. Низшие видят людей снизу, поэтому воздействуют всегда низменно, подговаривая на плохие поступки, а светлые духи говорят с нашими умами и могут воздействовать на нас, применяя как оружие наши приземленные желания.

– Ясно, философия триединого мира. С этим разобрались. Давай выяснять, как дела с вашей финансовой системой.

– Золото – самый дорогой металл, серебро – дешевле, медь – тоже деньги, но самые мелкие. Сейчас северные кельты предложили новую систему – бумажную, но она еще у нас не прижилась – подделать легко.

– А драгоценные камни?

– Алмазы, рубины, аметисты, изумруды, янтарь и еще очень много других. Их используют маги в качестве амулетов. Но есть у этих амулетов особенность: чем ровнее грани, тем мощнее амулет. Твои камни смогут накопить энергии на армию магов.

Аня лишь покачивала головой: в закромах ее «Фэнди» лежало состояние, на которое можно было бы купить всю Большую Кельтию. Вот, значит, почему старик не хотел брать золотое колечко с аметистом, это действительно был очень щедрый дар.

– Соль, чем у вас девушки занимаются до замужества?

– Учатся в школе благородных девиц – чтению, счету, вышиванию, танцам, пению, игре на инструментах, немного верховой езде, учатся приказывать и повелевать.

– А сословие ремесленников, торговцев?

– Только те, у кого есть деньги.

– Почему наследник выбрал в жены именно тебя?

Сольвейг аж поперхнулась. Но Аня знала, что именно сейчас получит наиболее точную и развернутую информацию.

– Он не выбирал, это все политика. Папа так решил ради нашего приграничного города. Мы очень страдаем от набегов северных кельтов.

– Тогда почему бы принцу не жениться на кельтской принцессе?

– Ты что?! У них нет женщин, у них одни монстры: маленькие, кряжистые, толстые и бородатые.

– Почему принцу не жениться на дочке другого приграничного города?

– А нет других. Наш город – как маленькое государство, мы единственные, кто может держать оборону на всей границе. И отец мой – очень сильный маг, сильнее, чем северо-кельтский правитель. Так что, если я не выйду замуж за будущего императора, наша маленькая армия не станет защищать границы империи, а город превратится в отдельное государство. Причем очень сильное государство.

– Не понимаю, если вы можете самостоятельно существовать, зачем насильно выдавать дочь замуж из политических соображений?

– Да потому что мы хоть и довольно самостоятельны, но одновременно отбиваться от варваров плюс еще и от своих же не сможем.

Аня кивнула, соглашаясь.

– Еще вопрос: почему вы называетесь империей, если занимаете всего одну треть Велико-Кельтии?

– А раньше все земли этого острова были нашими, и через море, там, где сейчас Ромния, тоже наши земли были.

– Земли забрали?

– Нет, – понуро ответила Соль, – прадедушка нашего императора проиграл в карты.

– Проиграл в карты?! Романцам?!

Сольвейг кивнула, а Аня покатилась со смеху.

– Ладно, имперская невеста. Давай обедать.

И до, и во время приема пищи Сольвейг не выпускала из рук обыденную для Земной вещь – шариковую ручку. Все вертела ее, щелкала, выдвигая и задвигая стержень, писала в блокноте. Аня же, приучившая себя к правильному питанию, поглощала наваристый суп. Как выяснилось, из овощей в этой стране имелись огурцы, капуста, свекла, морковь, лук-чеснок, спасибо и картошка была, салаты и пряные травы в изобилии. Не росли только помидоры и сладкий перец. Поэтому салат получился совершенно зеленым да к тому же без масла. Поначалу Ане предложили заправку в виде нежирного йогурта, обозвав это нечто «соусом», но девушка отказалась, обильно посыпала салат солью, отчего капуста пустила сок, и с удовольствием съела овощи.

– Соль, а тебя матушка искать не будет?

– Я оставила ей записку, что вернусь вечером.

Аня вскинула брови и укоризненно покачала головой.

– Ты ее в могилу загонишь.

– Аня, ты на чьей стороне?

– Я на своей стороне. Если тебя выдадут замуж раньше времени в отместку за твои выкрутасы, я не успею твердо встать на ноги, а значит, ты должна придержать коней. Но это все философия. Как по мне, мы можем уже сегодня представить меня твоей матушке, и я бы с удовольствием приняла ее приглашение пожить у вас. Она ведь пригласит?

– Конечно, пригласит. По канонам гостеприимства.

– Соль, для того, чтобы твоя матушка поменяла отношение к тебе, ослабила ремешок, на котором тебя держат, придется поначалу соблюдать все правила и следовать моим советам. – Соль скривилась. – И я обещаю, через неделю ты будешь свободной птицей и сможешь наконец воплотить свои мечты о шпагах-мечах, одежде по вкусу и еще много о чем.

Леди Сольвейг расслабилась и вернулась к обеду.

– Соль, а как называется ваш мир? – спросила Аня и получила ответ:

– Арарта.

Глава 6

– Так, стоп, Соль. Я не могу идти к твоей матушке в этой одежде.

– Почему?

– Она вообще-то твоя.

Леди Соль махнула рукой.

– Ой, моя матушка уже и не помнит, что и когда мне шила.

– Нет, дорогая моя леди. Давай повременим с визитом, потому что, во-первых, ты еще не все рассказала про свою семью, во-вторых, я бы предпочла для поддержания легенды выглядеть достойно, но потрепанно. Например, одень меня в одежду крестьянки. Ведь по идее меня ограбили, мне удалось бежать, но я претерпела лишения, пока добиралась до Керколди, люди добрые помогали, согревали, одевали.

– А почему вы, леди Анна, не воспользовались своими сокровищами и не прыгнули через стационарный телепорт? – Леди Соль явно передразнивала свою
Страница 10 из 19

«недальнюю родственницу».

– А потому, дорогая леди Юдора?, что я не смогла встретить по дороге ни одного сильного мага, еще потому, что не хотела показывать свои сокровища первому встречному. А вы бы на моем месте разве не так поступили?

Леди Сольвейг задумалась, а через мгновение встрепенулась.

– Леди Анна, а вы умеете манипулировать людьми. В вас однозначно есть магия.

– Мы это узнаем, но попозже. Расскажи мне про ваше родовое древо. Вернее, достаточно того, что ты расскажешь про своего отца и про мою мать.

Леди С задумалась на мгновенье, затем безмолвно спрыгнула с кресла и ланью метнулась в дверной проем, лишь пятки сверкнули. Аня закусила губу, но выводы оставила при себе.

Пятиминутное отсутствие урагана благотворно повлияло на мыслительный процесс. «В принципе, – думала Анна Александровна, – все уже улажено, история придумана, а в случае возникновения спорных вопросов и непродуманных деталей смогу сымпровизировать на месте». Домыслить не позволил ворвавшийся и усевшийся в кресло смерч.

– Я дала распоряжение по поводу крестьянского платья. А вот и наш род.

Перед Аней развернулся очередной свиток с картой «империи», с ярко-красным пятном на границе с соседним государством. В углу свитка красовался герб: римская цифра V в окружении виноградных лоз и двух херувимов. Аня скорчила рожицу – ну надо же! – и вопросительно уставилась на леди Соль.

– Лорд Стелайос Дэмон Вазилайос, первый советник его императорского величества и первый меч Южной Кельтии, – гордо пропела наследница титула.

– Достойно. А как звали мою мать?

– Леди Лидия Дэмон Сидор. Это после того, как она вышла замуж.

В двери постучали. И, не дождавшись ответа, вошли: мальчишка десяти лет от роду внес большой ворох одежды.

– Уже?! – восхитилась Аня. – Это чистая одежда крестьянки и я могу ее надевать?

– Да, леди. Вы можете ее надевать. А я пока соберу все вещи, отправлю книги домой и отведу вас к матушке. Скажу, что встретила вас у… – Леди Соль запнулась, глаза забегали из стороны в сторону в поисках ответа, – у городских ворот!

Аня покачала головой.

– Нельзя у ворот. Там стражник видел, как я въезжала на телеге, забыть меня он еще долго не сможет.

Соль понимающе хмыкнула и уставилась в потолок.

– Леди Соль, это не вы меня нашли, а я вас нашла, поймала в последний момент уже у самого входа в замок. Вы, как всегда, очень высокомерно прошли мимо, но вас привлек мой говор, вы вслушались, и лишь после долгих объяснений сообразили, что я ваша родственница, увидели схожие черты.

– И тогда я вам поверила и забрала с собой.

– Правильно. Все так и было. – Аня улыбнулась.

– А когда это было?

– Через четверть часа, – Аня снова немножко коварно улыбнулась.

Соль разгадала ее усмешку и прямо-таки запрыгала от радости.

Интрига, легкое дуновение ветерка приключений и манящие перспективы – вот что радовало молодую леди сейчас, придавало сил и толкало на зыбкий путь обмана.

– Леди Сольвейг. Идите гуляйте у ворот, ждите странную крестьянку в странной шубе и со странным говором.

Через десять минут из комнаты на втором этаже вышла исхудавшая, изможденная женщина с выцветшими губами и уставшими от слез глазами. Она прошла, никем не замеченная, и направилась прямиком к большим кованым воротам замка.

– Икскьюз ми лейди Солвеиг? – Изнуренная превратностями жизни молодая женщина в странной шубе дотронулась до плеча молодого человека и умоляюще сдвинула брови.

– Я не леди и не Сольвейг. Вот леди Сольвейг. – Парень закинул объемный мешок на телегу и кивнул в сторону прогуливающейся с книгой девушки.

Женщина сорвалась с места и направилась в сторону девушки в коротком полушубке.

– Лейди, лейди Солвеиг, наконьец-то я вас дошла! – коверкая знакомые слова, Аня хватала трясущимися руками подол девичьей шубки.

– Бездна, что с вами сделали?! – искренне изумилась леди Сольвейг: четверть часа назад она оставляла в комнате молодую, цветущую подругу, которой сделала комплимент, не поверив в ее истинный возраст. Сейчас же перед шокированной Соль стояла женщина с отпечатком не менее полусотни прожитых лет на лице. Леди С не на шутку испугалась.

А Аня вошла в образ: потекли слезы, она бухнулась на колени и зарыдала, пряча лицо в ладонях. Минут десять две девушки громко обсуждали горести, которые леди Анне пришлось пережить, и десять минут вся округа стояла с открытыми ртами и глядела на представление. Наконец молодая леди успокоила странную женщину и потащила ту в сторону обители лордов.

Рассматривая издалека сказочный замок, Аня не испытывала никаких чувств относительно самого строения. Когда Земная проходила мимо высокой каменной стены, ее обуревало чувство любопытства. Однако все посторонние эмоции исчезли, стоило девушке ступить на вымощенный голышом внутренний двор крепости.

Точно такой трепет Анна Александровна испытывала на берегу Атлантического океана. Потрясение и благоговение перед мощью водной стихии, желание пасть ниц пред ликом великого и могучего, способного в мгновение ока стереть государства с лица земли.

Оказываясь на краю бездны, люди испытывают страх. Аня же, многократно ходившая по острию лезвия, испытывала в такие минуты чувство сродни азарту, обретала предвкушение полета, расправляла крылья и смело кидалась в провал. Сердце и глупые приземленные мысли оставались где-то там, у обрыва, а в небо улетало ее естество: чистое, свободное, легкое.

Именно так и поступила Анина душа сейчас, как только набойка высокого каблука стукнула о камень. То, что издалека казалось серым, вблизи обнаружило глянцевую поверхность с отражениями пасмурного неба, стены устремлялись вверх, словно огни фейерверков. Строение не казалось монументальным, а как раз наоборот – легким и воздушным, башни не давили и не нависали над проходящими мимо, они призывали запрокинуть голову и насладиться бесконечностью, идеальным сочетанием парадоксальных моментов – покоя и стремления.

Ане очень захотелось дотронуться до поверхности, похожей на молоко. Она забыла про образ, забыла о цели прихода, ей просто хотелось раствориться в безмятежности.

– Леди Анна, что с вами? – Сольвейг выдернула девушку из мира магии.

Аня зажмурилась на мгновение, попыталась поймать ускользающее чувство и законсервировать его, дабы насладиться чуть погодя, открыла глаза и кивнула, подтверждая, что все отлично и пора продолжать путь.

Ане еще не доводилось видеть план города и непосредственно замка, но пытливый ум и воображение уже подсовывали сознанию готовые картинки. Планировка территории крепости, как и города, представляла собой окружность, в которую был вписан лабиринт. Все улочки города, по которым Ане довелось погулять, шли полукругом и имели довольно много тупиков. Изгиб дорожек становился тем круче, чем ближе к середине подбиралась путешественница. Замковая стена так же, как и городские улицы, закруглялась. Как оказалось, стена была не одна: на расстоянии десяти метров от кольца внешней стены высилось второе оборонное сооружение, и, как предполагает принцип любого лабиринта, ворота во второй стене находились вне зоны видимости входящих в первые ворота.

Привыкшая с местным достопримечательностям леди Сольвейг неслась
Страница 11 из 19

со скоростью горной лани, порою забывая о спутнице. А Аня не могла оторваться от стен, пропитанных магией архитектурного волшебства.

Наконец во второй, казавшейся бесконечной, стене обнаружилась дверь, заставляющая поклониться всякого в нее входящего. Ане пришлось согнуться пополам, но она была не против того, чтобы поприветствовать замок.

Вторая стена скрывала великолепие малых архитектурных форм: скамейки, вазы, фонтаны, колонны, балясины и еще много вещей с незапоминающимися названиями. Аня открыла рот от удивления – каждый новый шаг обнаруживал нечто новое и невообразимое, постепенно появляющееся из-за поворота округлой стены.

Наконец девушками был найден парадный вход: три невысоких ступени, колоннада под широким балконом – все из такого же молочного камня, отражающего затянутое тучами небо.

Двери бесшумно открылись, пропуская колоритную парочку в недра прихожей – Аня прикусила губу, чтобы сдержать возглас восторга. Овальный зал слева опоясывала парадная лестница, уводящая гостей на второй этаж. Ступени плавно, словно каскадный водопад, стекали к ногам вступивших в дом, сверху неширокие, к первому этажу они постепенно расширялись и приобретали форму застывших мраморных капель. Перила представляли собой пенную морскую волну, а представители подводного царства – дельфины, русалки и вилы – поддерживали всю эту явленную в камне водную стихию тонкими пальцами. Архитектор столь живо представлял себе морские пучины, что Ане почудился шелест волн и показалось даже, что последняя широкая ступень постаралась дотянуться пенистой лапой до носка ее сапожка.

Правая от входа стена была украшена огромным камином и огромным, высотой в полтора этажа, полотном, изображающим достойную чету, скорее всего, родителей леди Сольвейг. Середину немаленького зала покрывал пушистый ковер, похожий на океанскую пену. «Удивительно, как может белоснежный ковер в прихожей оставаться белым?» Аня улыбнулась собственным мыслям и перевела взгляд на арочный проем слева от удивительной лестницы: вход в следующий зал, обставленный мебелью в стиле «модерн»: закругленные углы, пузатые комоды, резные ножки диванов и ручки на мебели, немного позолоты и неимоверное сочетание ярких и приглушенных тонов – удивительная гармония контрастов.

Развить мысль или увидеть больше Ане не привелось: из дверей второго этажа вышла хозяйка замка. Гостья узнала ее сразу, так как женщина была копией изображения над камином.

– Леди Сольвейг, потрудитесь объяснить, где вы пропадали весь день и кто это с вами?! – Леди Юдора была явно раздражена и не пыталась скрыть своих чувств.

– Матушка, вы не поверите, кого я нашла!

Аня не шевелилась, она не попыталась сделать реверанс, не опустила глаза долу, но решила при этом не задирать нос. Земная стояла прямо, вытянувшись струной, но приготовившись к прыжку. Говорят, короля делает свита. Анна Александровна придерживалась другого мнения – встречают по одежке, узнают по осанке.

За всей внешней эмоциональностью леди Юдора Земная рассмотрела коварство, присущее некоторым женским натурам, которые не остановятся и не побрезгуют действовать грязными методами, дабы добиться желаемого. Ане даже подумалось, что «неприличное» поведение дочери леди Юдора – это тоже один из пунктов грандиозного плана старшей леди, часть образа слабовольной женщины. Вот тут надо держать ухо востро.

– Матушка, я весь день посвятила изучению истории и географии нашей империи.

Матушка подобрела и кивнула.

– И вот, уже подходя к воротам, я заметила эту женщину, которая кинулась ко мне, и я была просто поражена нашим сходством. Она чужеземка, очень плохо говорит на нашем языке, но я точно знаю, что это леди Анна Фанни Дэмон Юбенкс из Омахи, из империи Бразилия. – При отчетливо прозвучавшем имени «Дэмон» хозяйка сказочного замка вскинула брови. – Да, матушка, это дочь пропавшей без вести леди Лидии Дэмон Сидор. Мама, вы видите, как мы похожи?

Сольвейг не давала матушке и слова вставить. Однако преображение леди Юдора привело Аню в восторг: вот только секунду назад хозяйка замка возвышалась над девушками Снежной королевой с легкой улыбкой на губах, а сейчас снежинка растаяла, округлилась и доброй Матушкой Гусыней скатилась со ступеней.

– Вы похожи? – удивлялась леди Юдора, рассматривая необычайно синюшное лицо гостьи. – Вы похожи!

Леди перевела взгляд на дочь и уже не останавливалась, обговаривая вслух схожие черты:

– Глаза… глаза чуть темнее, – это про Соль, – носик… носик – идеальная копия. Губы… губы более пухлые. – Это снова про дочь. – Щеки тоже, но это со временем пройдет, – сказала она, словно была недовольна округлостью скул наследницы. – Вот только волосы, и брови, и ресницы. Леди Анна, если учесть, что Сольвейг пошла в отца, а вы так похожи на нее, я должна признать, что вы действительно являетесь нашей родственницей. Добро пожаловать в Керколди.

В добрых глазах леди Вазилайос Аня увидела оформившийся план дальнейших действий. Жаль только, нельзя было узреть, поставила леди Юдора знак плюса себе или же Анне.

– Леди Анна, а что же вы в такой одежде?

– Икскьюз ми, леди Юдора, меня ограбить… эмм, грабить-ель…

Леди Соль перебила гостью:

– Матушка, леди Анна изведала гостеприимства наших лесных обитателей. В Южную Кельтию она попала посредством телепорта, но оказалась немного не в том месте и пострадала от грабителей. Ей удалось сбежать, но почти все вещи достались разбойникам. Ах, матушка, неужто мы не в состоянии проявить благородство и гостеприимство и дать наконец возможность нашей гостье отдохнуть и привести себя в порядок?

Леди Юдора всплеснула руками.

– Конечно, конечно, милочка, – закудахтала миссис Гусыня, – я сейчас же отдам распоряжение, вам подготовят покои и горячую воду.

Леди Соль сильно сжала руку «родственницы», которую до сих пор не отпускала по настоянию Ани, и мысленно поставила галочку напротив пункта «матушка».

Земной же легкая победа показалась подозрительной. Однако признаваться вслух о столь досадном факте она не спешила.

Из дверей прямо напротив входа посыпали слуги, до сего момента скромно подслушивавшие разговор. Вообще, Анна обратила внимание на то, что слуги во дворце не сотрясали воздух, не проявляли себя до момента крайней необходимости: входные двери открылись сами, девушек никто не встречал, но, как только было оглашено распоряжение, дом ожил, слуги появились и засуетились вокруг гостьи.

Через пятнадцать минут ахов и охов по поводу несчастной судьбы горемычной родственницы Аню окунули в огромный жбан с горячей душистой водой, а перед этим кратко ознакомили с покоями, состоящими из двух комнат и ванной. Покои гостье выделили в непосредственной близости к опочивальне наследницы, посему частых посещений леди Соль Ане было не избежать. Ну да ладно, компания и полезна, и приятна, а вдвоем против коварства матушки они выстоят.

Гостья улыбнулась, и маленький грызущий червячок страха грядущих перемен замолчал, а потом и вовсе умер с голоду.

Анна Александровна не чувствовала себя паразитом, она была твердо убеждена, что игра судьбы не случайна, что она сможет найти нечто неизвестное, отдать больше, чем приобрести, и тем самым искупить
Страница 12 из 19

свое положение содержанки. Будущее покажет. А с сегодняшнего дня у Ани намечались грандиозные планы.

Из деревянной кадушки Земная вылезала неохотно, однако постепенно остывающая вода и красноречивое молчание служанки вынудили действовать. Укутавшись в полотняную простыню, Аня в очередной раз пожалела об оставшихся в другом измерении удобствах: махровые полотенца и халат сейчас были бы очень кстати. Но ничего не попишешь. За окном уже была ночь, и Ане вновь пришлось облачиться в длинную ночную рубашку с оборочками и рюшами.

Спасибо, в отведенных покоях хотя бы обнаружился клозет, правда устаревшей модели, лет эдак на четыреста. Но уже лучше, чем ночной горшок.

Робкий стук в дверь отвлек Аню от построения планов на будущее. В комнату вошла леди С.

– Леди Анна, как ваше самочувствие? – девушка покрутила пальцем, обозначив комнату, затем прикоснулась к уху, сообщая, что помещение прослушивается.

Аня утвердительно кивнула.

– Ох, леди Сольвейг, мерси. Вода горячо, это хорошо. Спать, долго! – А сама направилась к столу, достала ручку и блокнот.

«Ты можешь поставить «глушилку»? Или в комнате прослушка не магическая?»

«Магическая. Других нет».

«Тогда проверь, сейчас есть прослушка?» – Аня отдала мысленный приказ отключить магическое шпионское заклятие.

Соль постояла с минуту, всматриваясь в потолок и стены, покрутилась вокруг оси и наконец выдала:

– Нет прослушки. А куда она делась?

Аня еще немного посомневалась, стоит ли оглашать вывод, основанный на наблюдениях за поведением магических заклятий, и все-таки решилась:

– Зажги светлячок, пожалуйста.

Сольвейг подчинилась – маленькая звездочка вспорхнула с ладошки.

– Выключить свет, – скомандовала Аня, и комната погрузилась во тьму. – Черт! Соль, включи, пожалуйста, общий свет.

Волшебница снова послушалась.

– Еще раз, пожалуйста, сотвори для меня какое-нибудь заклятие.

Леди С оглянулась в поисках объекта, остановила взгляд на темно-синей вазе на каминной полке и пристально вгляделась в обнаруженную цель. Ваза плавно взмыла в воздух и, покачиваясь, поплыла в сторону девушек. Аня решила поэкспериментировать:

– Выключить! Включить! – Ваза безвольно грохнулась на ковер, стукнулась боком, но не разбилась. – Вот. Не получилось.

– А что должно было получиться? – Сольвейг частично догадалась о сути эксперимента.

– Я могу «выключать» ваше волшебство. А вот «включить» его обратно мне не под силу. Кроме того, нужно четко указывать границы отключения. Если я говорю: «Выключить свет!» – то выключается весь свет в пределах одного помещения. То есть надо быть аккуратнее и конкретнее в своих желаниях.

– Я поняла вас, леди Анна. Вы актриса, манипулятор, в некотором смысле маг, сказочно богаты и ни от кого не скрываетесь.

Аня выдавила улыбку и поспешила добавить:

– Я одинока, напуганна, растерянна, слаба, и я женщина. Мне нужна помощь, я не справлюсь сама.

Сольвейг мгновенно растеряла всю подозрительность и прониклась страданиями своей собеседницы. Аня продолжала давить:

– Давайте завтрашний день мы посвятим любимому вами делу: моделированию одежды, закупке тканей и раскройке будущих нарядов. У вас ведь есть задумки, милая леди?

Блондинка расплылась, заулыбалась, от настороженности не осталось и следа.

– Тогда тихой ночи вам, леди Анна Фанни Дэмон Юбенкс.

– Тихой ночи, – улыбнулась Аня, вспомнив, что здесь «в начале был Звук».

Утро выдалось знатным: солнечным, безоблачным, теплым, звонким от пения голосистых птиц и по-весеннему сказочным.

Замок, судя по всему, отапливался магически, потому и камины перестали служить главной цели, превратившись в элемент декора. Который, кстати, Аня собралась использовать по-своему.

Вчерашняя прогулка по крутым лестницам, когда Земную вели в ее покои, показалась гостье хорошим знаком. И вот сейчас шторы были отдернуты в стороны, а окно высотой до потолка ослепило новоиспеченную леди льющимся из него солнечным светом. Аня в очередной раз убедилась, что вчера пришла к верным выводам: вид из окна поражал недюжинную фантазию землянки. Предположения по поводу «округлости» строений подтвердились лишь наполовину, потому что вторую половину окружности занимали вечнозеленые насаждения вперемежку с сезонными. То есть замок и город вокруг были спроектированы хитрым архитектором, который решил запутать и врага, и друга, а посему создал город-лабиринт: наполовину каменный, наполовину состоящий из зеленых насаждений. А еще дальше, за кажущимся бесконечным зеленым лабиринтом, на равнине почивало темноликое озеро, уходящее куда-то за поворот скальной гряды. Неописуемый восторг вызвал у Ани вид из окна. Она схватила шубу, оставленную в гардеробной комнате, обнаруженной не без помощи обитателей соседних покоев, натянула сапоги и рывком потянула створки окон на себя. В лицо дунул не по-зимнему теплый ветер – весна порадовала победой, а ее снежная подруга объявила о капитуляции.

Анна открыла дверь-окно, выбежала на широкий полукруглый балкон, обнаружила себя стоящей на правом крыле замка-подковы и глянула вниз – высота как минимум шестого этажа показалась ей привычной и даже желанной, Аня без страха склонилась, перевесившись через белоснежные широкие перила.

– Леди Анна, что вы делаете? Вы же упадете! – Голос «соседки по общежитию» раздался справа.

Повернув голову, Аня обнаружила Сольвейг на таком же лепестке балкона, но немного дальше по стене, на самом конце полукруглого крыла замка.

– Ето неверойатно, лейди Сольвеиг! – Аня обвела рукой горизонт. Затем подмигнула соседке и взмахом руки пригласила заходить в гости. Через минуту леди С ворвалась в опочивальню леди Анны.

Глава 7

– Лейди Сольвеиг, сегоднийа чудейсный погода для погульять и показывать мне город.

Сольвейг мгновенно включилась в игру и активно закивала.

– Как вы думать, моя дорогайа, маг помочь мне говорить на ваш язык?

И снова активное кивание.

– Да, леди Анна, это очень хорошая идея. Заодно мы могли бы с вами зайти в лавку с тканями и выбрать то, что вам по нраву, заказать новую одежду…

Дальнейшие планы двух девушек были ясны как весенний день за окном, а посему маленькая юркая служанка опрометью кинулась пересказывать хозяйке имения перехваченную только что информацию. Еще вчера леди Юдора обнаружила неисправность в подслушивающем заклинании, но без любимого и такого далекого мужа наложить новое она не осмелилась бы, а посему прибегла к старому доброму проверенному способу подкупа слуг. Только слуг она подобрала расторопных, но очень недальновидных.

Через час, после сборов и поглощения полноценного завтрака, две девушки выехали из ворот внешней стены замка на двух белоснежных конях. Леди Соль с удовольствием одолжила подруге наряд для верховой езды из личных запасов, послушно уселась в женское седло, чем несказанно порадовала матушку, и с еще большим удовольствием отправилась на поиски приключений.

В плане посещений на сегодня значились: местный маг средней руки, лавка торговца тканями, лавка готовой одежды, сапожная мастерская, ведьма и, возможно, зеленый лабиринт. Все перечисленные пункты кроме ведьмы были благочинно озвучены матушке, которая удостоверилась в бесполезности
Страница 13 из 19

подслушивающей прислуги по причине, во-первых, неполноты предоставленной информации, во-вторых, искренности и доступности оглашенных девушками планов и намерений. Леди Юдора со спокойной душой отпустила наездниц без сопровождения: город был полностью безопасен, бояться за будущую императрицу не имело смысла.

Жаль, что матушка леди С не была в курсе истинных планов дочери – охрана той не помешала бы.

Город давным-давно проснулся, жил своей обычной неспешной жизнью в близлежащих ко дворцу районах и ускорялся по мере удаления от центра. Уже ближе к базарной площади улицы бурлили.

– Леди Анна, для начала приглашаю вас посетить достопочтенного Дариуса, мага средней руки, помощника отца по магическим вопросам в нашем городе. Он удостоверится, что вы абсолютно обделены магически, и затем мы продолжим путь.

Ане оставалось лишь утвердительно кивнуть.

Девушки подъехали к двухэтажному домику под ярко-красной черепичной крышей. Домик был сложен из округлых камней грязно желтого цвета размером с двадцатикилограммовый арбуз, таких же пористых, как знакомые Ане по отдыху у моря кирпичи из ракушечника. Однако хрупкие на первый взгляд глыбы оказались прочнее Аниных ногтей и не поддались на «провокацию» гостьи, которая решила испытать крепость жилища, она лишь испачкала пальцы пылью. К слову сказать, выспавшаяся и посвежевшая наутро Аня, по привычке удлинившая ресницы супертушью из родного параллельного мира, покорила леди Юдора своей красотой и заслужила восхищенные взгляды прохожих.

Первым приветствовал входящих в магическую лавку звонкий колокольчик. Затем к перезвону присоединился кряхтящий и цокающий говор белого попугая, и уж вслед за птицей на гостей обратил внимание сам хозяин лавки. Он выскочил из-за прилавка, как чертик из табакерки.

– Леди Сольвейг, какой приятный сюрприз! Рад вас приветствовать в… – Маг осекся, переведя взгляд на спутницу высокородной леди. – …В моей лавке, – почти шепотом закончил он предложение.

– Знакомьтесь, господин Дариус, это леди Анна, моя кузина. Она прибыла к нам из Бразилии, где в лесах очень много диких обезьян.

Еще за завтраком Аня кратко рассказала историю возникновения крылатой фразы, и сейчас Сольвейг давилась смехом, разглядывая ошалелое лицо мага, который и обезьян-то в жизни не видел, но кивал головой с таким остервенением, что через какой-то короткий промежуток времени та грозила отвалиться и закатиться в один из пыльных углов магазинчика.

Леди Анна протянула руку в черной лаковой перчатке и склонила голову в приветствии:

– Добрый день, господин маг. Очень уютный лавка у вас.

Господин маг совсем уж было окосел от комплиментов, но вовремя опомнился:

– Вы желали у меня что-то приобрести, леди Сольвейг?

– Нет, господин маг, мы бы желали удостовериться в том, что леди Анна, как бы это сказать… магически неполноценна.

Дариус резко перевел жалостливый взгляд огромных глаз и засуетился, разыскивая что-то на полках своей лавки. Худой, долговязый, с волосами до плеч, острым носом и тонкими пальцами, маг Дариус напоминал Ане героя любимого детского кино про пропавшего капитана – господина Паганеля, рассеянного, но крайне образованного молодого географа.

Наконец магические поиски подошли к концу: Дариус достал из недр большого деревянного шкафа хрустальный шар, похожий на тот, что использовал главный стражник ночной смены, и водрузил его на заваленный всякой всячиной стол.

– Леди Анна, прошу вас, снимите перчатку и положите руку на шар.

Аня послушалась и выполнила все инструкции. Маг Дариус разместился с обратной стороны стола напротив Ани и также положил свою руку на шар. Несколько мгновений ничего не происходило: маг стоял с закрытыми глазами, сосредоточенно рассматривал что-то видимое только ему, затем лицо его разгладилось – шарик заискрился изнутри.

«Диагностика», – подумала леди Соль и гордо приподняла подбородок – запомнила-таки новое труднопроизносимое слово.

Леди Анна, не скрывая любопытства, осматривала магическую лавку: пыльные полки и непонятные предметы, гора книг на полу, на стеллажах, на шкафах, толстый слой пыли на книгах и картинах, паутина по углам и терпкий запах старой кожи, наверное исходящий от книг.

– Нет, вы абсолютно правы, леди Анна совершенно пуста и закрыта для магии. На нее можно магически воздействовать, но заклинания будут постепенно рассеиваться и со временем вообще исчезнут. Так что, если захотите наложить на свою кузину проклятие, леди Сольвейг, – маг хихикнул, – придется вам регулярно его подправлять.

– Премного благодарны вам, господин маг.

– Всегда рад помочь, – последовал поклон в сторону леди Соль. – С нетерпением буду ждать наших встреч. – Он отвесил поклон Анне.

Девушки, одинаково холодные к знакам внимания, одна по причине высокородности, вторая по причине чрезмерного безразличия к собственной внешности, попрощались с магом и вышли из лавки.

– Ах да, господин Дариус. – Леди Сольвейг обернулась, уже стоя в дверях. – Скажите, а заклятие для быстрого изучения языка тоже надо будет обновлять? И как скоро?

– Если вы позволите, леди Анна, я наложу заклятие самостоятельно и прибуду завтра для проверки его полноты и необходимости корректировки.

У Ани округлились глаза: ничего себе формулировка. Дариус же воспринял это как знак восхищения собственными способностями и принялся в срочном порядке творить, щелкнул пальцами перед носом Ани и объявил:

– Все, теперь вы сможете быстро выучить новый язык, надо лишь побольше находиться в окружении говорящих людей.

– Благодарю вас, маэстро, вы волшебник, – сказала Аня и театрально захлопала ресницами, прикрыв рукой рот.

– Браво, леди Анна. – Сольвейг запрыгала на месте. – Вы способная ученица.

Еще раз вежливо попрощавшись с господином магом, девушки не без помощи последнего забрались в седла и отправились дальше по намеченному маршруту.

Все остальные пункты краткого путешествия не принесли Ане ожидаемого удовольствия: к тканям она осталась равнодушна, лишь напомнила разгулявшейся кузине, что в первую очередь, чтобы порадовать матушку, леди Сольвейг должна сшить свадебное платье на собственное торжество, а посему остановить свой выбор следует на тканях светлых, молочных оттенков, а не скупать всю лавку оптом.

В сапожной мастерской Аня на пару с леди С перемерила огромную кучу обуви и именно такую же кучу и приобрела, заранее предупредив кузину, что вернет одолженные средства через какое-то время. На что леди Соль лишь махнула рукой.

Лавка готовой одежды воображение не поражала, но все же была ограблена, чем остался очень доволен хозяин магазинчика.

Настало время обеда и поездки за пределы города. Не привыкшая к постоянной тряске в седле, Аня активно настаивала на полноценном обеденном приеме пищи в заведении с мягкими подушками. От предложения вернуться в замок наотрез отказалась, боясь перемены настроения леди Юдора. А к ведьме просто необходимо было попасть. Заодно заехать на заброшенное кладбище, благо, как удалось выяснить у Соль, дорога к знахарке и путь к склепу совпадали.

Во время обеда Соль щебетала о том, какое платье она сошьет первым, сколько ткани на это уйдет, сколько помощниц она
Страница 14 из 19

возьмет, в какой комнате устроит мастерскую и еще о многих мелочах. Аня же была сосредоточена на еде и не прерывала монолога собеседницы.

– Леди Сольвейг, – в общественных местах Аня обращалась к высокородной спутнице соответственно статусу, – а почему мы не спросили у господина Дариуса про мои камни?

Леди Соль задумалась сначала над тем, о каких камнях идет речь, а затем над самим вопросом «почему».

– Мы просто хотели поскорее избавиться от его общества, но обязательно спросим. Ведь он уже напросился в гости. – Леди Сольвейг приподняла бровки, намекая, что знает истинную причину столь активного испрашивания приглашения рассеянным магом.

Аня не осталась в долгу:

– А сколько лет вашему жениху?

Леди Сольвейг мгновенно сникла, вжала голову в плечи, расстроилась и очень тихо произнесла:

– Семьдесят пять.

– Семьдесят пять?! – зашипела Аня. – Да, три четверти века. Тут призадумаешься о женитьбе. А что, раньше он не мог найти себе жену?

– А раньше жену императору никто и не ищет. До совершеннолетия императорских особ мало интересует данный вопрос.

– Три четверти века, – потрясенно повторила Аня. – Он же старый!

– Это для тебя он старый, а по магическим меркам – только шагнул в период самостоятельности.

– А есть его фото?

Соль непонимающе уставилась на Аню.

– Ну, портрет.

– Есть. – Леди С полезла в карман и достала монету. – Вот.

Аня повертела золотой размером с юбилейную денежку своей родины и усмехнулась:

– Чеканный портрет в профиль. Тут же ничего не понятно. Длинный нос, высокий лоб да волевой подбородок. И все. Другого портрета нет?

Леди Соль отрицательно тряхнула головой, забирая протянутый золотой.

– Господин Кастор, доброго вам дня, – донеслось от стойки.

Аня подняла глаза на говорившего – это был хозяин кабака, затем перевела взгляд на подошедшего к соседнему столу здоровяка и улыбнулась уголками губ. За соседний столик собирался присесть начальник ночной стражи, недавно получивший награду за хорошо выполненную работу, но тайно хранящий еще более ценный подарок, полученный от высокородной чужеземки.

– Что тут у тебя, Злодей, негусто сегодня? – Кастор Керберос, не заметив леди, уселся спиной к девушкам и, схватив огромной ручищей кружку с элем, обвел взглядом полупустой зал. Отхлебнул напитка, по привычке развернулся спиной к столу, облокотившись на столешницу, залихватски закинул ногу на ногу и лишь сейчас узрел два нежных силуэта на фоне ярко освещенного окна. Увидел и застыл: дамы, одна из них – леди Сольвейг, дочь достопочтенного лорда, а вторая – его тайная мечта, леди Анна. Она смотрела на капитана Кербероса, улыбаясь одними глазами.

– Мое почтение, леди. – Капитан кивнул, медленно, не отводя взгляда от Ани.

Первой откликнулась леди Соль:

– И вам хорошего дня, господин страж великого города Керколди. – Обоюдная заинтересованность Ани и Кастора не ускользнула от внимания молодой девушки, и своими словами она решила добиться упрочения и возвышения мужчины в глазах родственницы.

– Рада видеть вас, господин Кастор. Приятного аппетита.

А капитан уже и забыл, что зашел пообедать после затянувшейся ночной смены. И сон куда-то улетучился.

– Нам пора, леди Сольвейг.

– Приятного дня вам, капитан Керберос. – Леди Сольвейг улыбнулась стражу.

Капитан подскочил со стула, когда леди начали выбираться из-за стола, вышел вместе с ними, помог забраться в седла и еще раз получил дозу лучезарных улыбок.

Именно сейчас Аня подумала, что если надолго застрянет в сказке, то не видать ей больше белоснежной улыбки, так как стоматологическими навыками в этом времени владеют лишь маги, ведьмы да кузнецы. Про отбеливание зубов никто слыхом не слыхивал. Хотя… надо будет спросить у «господина Паганеля».

Аня улыбнулась собственным мыслям и обернулась к спутнице:

– Ну что, леди Соль, наперегонки до леса?

– Я первая! – Соль сорвалась с места.

Уже через пять минут бешеной скачки по нешироким улочкам города Аня пожалела, что настояла на женском варианте седел. Маневрировать между идущими, ползущими и стоящими преградами, сидя боком, было крайне трудно, и чертыхающаяся Аня безнадежно отстала от леди Сольвейг.

Однако, вырвавшись за пределы города, Земная пришпорила лошадку и в считаные минуты догнала Сольвейг. Та неслась, не замечая ничего вокруг, и звонко смеялась летящему навстречу теплому ветру.

До леса оставалось совсем чуть-чуть, и леди Сольвейг вырвалась вперед, подкормив свою скакунью магией. Аня не расстроилась: даже с использованием магии вряд ли удалось бы обойти молодую всадницу. Спасибо, хоть в седле держаться научилась, еще в прошлой жизни раз в неделю посещая ипподром.

Не спеша подъехав к запыхавшейся и растрепанной Сольвейг, Аня похвалила ее:

– Ну ты даешь, как ловко справляешься с лошадью! Я думала, что в городе обязательно свалюсь на очередном повороте. А ты – ну просто молодец.

Сольвейг зарделась, набрала воздуха в легкие, чтобы похвастаться своими навыками, но застыла с открытым ртом, глядя за плечо Ани. Земная обернулась: по дороге от города мчался на взмыленном скакуне Кастор Керберос.

– Леди Сольвейг, я понимаю ваше стремление показать новоприбывшей гостье наши достопримечательности, но почему вы решили начать именно с леса, а не с вечнозеленого лабиринта?

Леди Сольвейг собралась возмутиться, но Аня перебила, на ходу изменив план поездки: в подвал они заглянут в другой раз.

– Потому что, дорогой мой господин Кастор Керберос, я оказалась совершенно не способна к магии, а в некоторых случаях она просто необходима. Поэтому мы решили обратиться к ведунье за травным аналогом необходимого заклятия, – после ответа последовал выразительный взгляд из-под бровей. Взгляд, полный томности и двусмысленности. От такого взгляда Анины мужчины забывали обо всем и слепо выполняли все просьбы красавицы. То же случилось и с капитаном.

По лесной дороге затрусили три лошадки: наездницы на белоснежных кобылках чуть впереди, капитан на гнедом коне, не сводящий глаз с ровных спин дам, следом.

Троица въехала в лес, и воздух мгновенно насытился влагой, дышать стало труднее, но намного приятнее, из ноздрей лошадок повалил пар, доселе невидимый. Леди Соль свернула вправо с наезженной двухколейной дороги и потрусила по незаметной тропе вдоль кромки леса, сквозь деревья были видны и поле за лесом, и городская стена в дымке яркого дня. Немного углубившись в лес, через некоторое время путники выехали к живописной некогда поляне в небольшой низине, сейчас превращенной в полноценный огород, огражденный кривым тыном и расположившийся вокруг деревянной избушки. Аня надеялась увидеть курьи ножки, но конечно же ничего подобного не обнаружила.

Весна еще не обжилась на опушке, но уже заявила о себе набухшими почками и абсолютно черной землей без единого снежного пятнышка. Сырой лесной воздух перемешивался с теплым полевым ветерком, сизой дымкой покрывал невысокие кочки.

Первым спешился капитан, помог всадницам покинуть седла и заслуженно получил в ответ благодарные улыбки. Оставив стража охранять лошадей, девушки направились по тропинке прямо к входу в избушку.

Внутри никого не оказалось. Раздосадованные леди уже собрались покинуть
Страница 15 из 19

ведьмину обитель, как вдруг резко распахнулось окно, в темную комнату влетел ворон, уселся на декоративную корягу и громко каркнул. Девушки в ужасе застыли. Не зная, чего ожидать от птицы, леди не шевелились и даже не дышали. Напугавший их ворон был огромен и навевал невольные мысли об оборотне.

Так и стояли Аня и Соль, ожидая, когда же громкоголосая птица начнет превращаться в человека. А ворон демонстративно отвернулся от девушек и вперился взглядом в стену, потом замер, превратившись в чучело. Хлопнула оставленная открытой входная дверь, Соль завизжала, у Ани свело горло. Полумрак комнаты, увешанной пучками сухих трав, ладанками и черепами зверьков, непонятными куклами-мотанками, заставленной баночками и горшочками с неизвестным содержимым, не просто сигналил – навязывал образ хозяйки-старухи с крючковатыми пальцами, огромным носом, паклей волос и обязательно в латаной одежде.

Каково же было удивление гостей, когда молодой женский голос произнес:

– Девонька, что ж ты раскричалась-то так? – а у входа обнаружилась дородная пухлогубая тетка в теплом полушубке-дубленке и юбке из плахты с яркой вышивкой по подолу.

Черные лаковые сапожки простучали мимо обомлевшей парочки, хозяйка лесного домика стукнула кувшином о деревянную поверхность стола и полезла доставать с полки глиняные чарки. В полнейшем молчании колдунья налила одну большую кружку молока из кувшина, а в две маленькие стопочки плеснула какой-то настойки. Кружку протянула леди Сольвейг, одну чарку оставила себе, вторую отдала Ане и показала пример, опрокинув содержимое стопочки в рот. Сольвейг отхлебнула молока, Аня залпом проглотила обжигающую жидкость и удивилась схожести напитка со знакомой ей «Бехеровкой».

– С прибытием, – кивнула ведьма Ане и поставила на стол опустевшую чарку.

Аня осталась недвижимой, лишь пальцами чуть сильнее сжала стопочку. Обернулась к Сольвейг: та не отрываясь глядела на чучело ворона и маленькими глоточками цедила молоко.

– Знатную красавицу отправили в наши края, – продолжила разговор ведунья, рассматривая Аню. – Видать, не справиться без тебя.

Аня ошеломленно глядела на ведьму, не в силах совладать с собой. Только сглатывала несуществующую слюну и ждала продолжения.

Глава 8

– Ты присаживайся, Аня, мы немного поговорим, а потом я вас отпущу. – Земная послушно присела на широкую скамью рядом с ведуньей. – Имя мое – Дарьяна. Ведаю я здесь давно, меня многие знают и боятся. Но тебе, ладная, бояться нечего. И ее бояться тоже не надо, до поры до времени. И о нем, – Дарьяна указала на дверь, – не беспокойся. Не откладывай на завтра то, что собиралась сделать сегодня, духи леса тебе помогут.

Аня слушала внимательно, не перебивая. Хоть и не понимала смысла сказанного, но в любых сказках ведуньи никогда не говорят прямо: то ли сами не знают, что сказать, то ли оставляют человеку возможность ковать свою судьбу.

– Ты знаешь, что делать. У тебя есть свой план. Следуй ему и не сомневайся. Будет больно, но ты сама знаешь, боль проходит. Время лечит. Твой мир отказался от тебя, мой мир попросил за тебя. Верь ему. Ступай. Эти помнить не будут, пока ты не захочешь.

Аня встала, переваривая информацию. Затем опомнилась и спросила:

– Я когда-нибудь буду магичить? Или буду только «выключателем» работать?

– Это твоя судьба. А магия у тебя своя. Такой ни у кого нет. Верь ему.

Хлопнула дверь, Аня резко обернулась на звук, а когда повернулась к ведьме, последней и след исчез. В комнате остались только каркающий ворон да леди Сольвейг с пустой кружкой в руках.

– Ох как пить захотелось. Ну что, нет тут никого, давай в другой раз приедем? – Сольвейг поставила кружку на стол рядом с кувшином.

Аня наклонилась над сосудом: увидела отражение своего лица на поверхности воды. В кружке на дне сверкала жидкость, совершенно бесцветная и на молоко ни капли не похожая.

Девушки вышли из избушки, капитан Керберос все так же стоял на почетном посту, придерживая лошадок под уздцы.

– Леди Сольвейг, а вы не знаете, что за брошенное кладбище тут в лесу? Там еще полуразвалившийся склеп стоит. И никаких имен, – поинтересовалась Аня.

Леди Сольвейг покачала головой, но тут отозвался капитан:

– Есть одно заброшенное кладбище. Но то место проклятое, почти на границе с варварами. Не стоит туда ехать.

– Покажите мне дорогу, капитан, прошу вас.

– Хорошо, леди, – слишком быстро согласился господин Керберос. «Видно, до сих пор под заклятием ведуньи и не будет помнить ничего, пока я не захочу этого», – подумала Аня и тронула коня.

Снова выехав на разъезженную колею, всадники пустили лошадей вскачь: леди Сольвейг веселилась от души, капитан улыбался ее шуткам, а Аня думала о своем. Через полчаса езды капитан повернул вправо, в чащу леса. Дорога пропала, спрятавшись за деревьями, солнце закатилось за тучи – стало пасмурно и неуютно.

«Не откладывай на завтра то, что должна сделать сегодня», – подбодрила себя Аня и, кивнув собственным мыслям, засмеялась над шуткой леди Соль.

Спустя еще пятнадцать минут троица подъехала к первым надгробным камням и спешилась. Птицы распевали гимны весне, и пасмурный день не казался таким уж неприглядным. Капитан кинул поводья на ближайший куст, леди Соль вприпрыжку помчалась рассматривать покосившиеся камни, похоже, кладбище совсем не навевало на нее страха, или, может, дурман ведьмы действовал таким странным образом.

Аня направилась к первому тайнику, где прятались ключ от внутренней двери и баллончик со слезоточивым газом. Смело сунув руку под камень, девушка даже не подумала о нелюбимых ею насекомых, которые зачастую обитали под подобными укрытиями. Выхватив завернутые в целлофан сокровища, обнаружила гадкого розового дождевого червя у себя на пальце и, вскрикнув от омерзения, принялась трясти рукой.

– Ой, какая нежная девушка, червячка испугалась!

Аня застыла. Голос, раздавшийся за спиной, не принадлежал ни одному из ее спутников. Подобравшись и сжавшись в комок, Аня обернулась. Из-за угла склепа на Аню смотрело двухметровое чудовище с мордой шарпея, но не мило-волосатое, а отвратительно-блеклое, со складками кожи грязно-серого цвета, с ушами, торчащими в стороны параллельно земле, с двумя огромными клыками, закрывающими верхнюю губу и достающими почти до носа. Чудище почмокало губами и вновь заговорило грудным басом:

– Что вы тут делаете? – после чего сделало шаг в сторону девушки.

Аня обернулась в поисках своих провожатых: Кастор был окружен тремя такими же чудовищами с мечами наголо, леди С сидела на земле у ног четвертого. Глаза капитана сверкали, Ане было слышно утробное рычание стража.

«Неужто сможет справиться с троими?» – мелькнуло в голове. Капитан справился бы даже с десятком таких, но две милые леди связывали ему руки: одна сидела на земле и хлопала глазами, силясь подавить рыдания, вторая переводила взгляд с одного варвара на другого, сжав губы.

– Еще раз спрашиваю, что вы тут делаете? – проговорило чудище, стоявшее возле Ани.

«Главный, значит». Легким движением головы показала капитану, чтобы тот не рыпался, и с выражением крайнего ужаса на лице обернулась к вожаку банды. Даже присела немного, чтобы казаться еще более напуганной и слабой, руками стала теребить
Страница 16 из 19

пакет, стараясь добраться до баллончика.

– Г-гуляем… – проблеяла Земная.

Гоблин разразился смехом, запрокинул голову, ему вторило эхо из четырех гоблинских басов. Этого мгновения было достаточно Ане, чтобы начать действовать.

Выхватив травматическое оружие из пакетика, Аня вскинула руку и нажала на кнопку:

– Кастор, бей их!

Главарь банды, получив дозу газа в лицо, завыл раненым драконом и стал бить себя лапами по морде. Аня опрометью метнулась ко второму гоблину, что охранял леди Соль, и, не дожидаясь, пока очумелое чудище очнется от шока после внезапной атаки, брызнула снова. Короткий меч пронесся в миллиметре от груди девушки, разрезая воздух. Но распылитель сделал свое дело: гоблин завыл и, упав на землю, забился в истерике. Аня схватила Соль за руку и потащила к склепу. Анна, постоянно оглядывавшаяся по сторонам, не обнаружила новых врагов, убедилась, что с тремя противниками страж города справится успешно, и засунула руку во второй тайник, доставая ключ от внешней двери.

Девушки наконец добрались до входа, вставила и покрутила ключ, щелкнул замок, Земная втолкнула хлюпающую Сольвейг внутрь и всучила ей второй ключ:

– Открывай дверь внизу! Ну же! Давай!

Блондинка, подвывая, полетела вниз по ступеням. Аня обернулась к дерущимся: двое поверженных, один сопротивляется, но слабо. Кастор Керберос, раненый, но не побежденный, сражался уже левой рукой, оттесняя врага к краю кладбища. Внезапно кто-то схватил лодыжку Ани. Она завизжала и попыталась отпрыгнуть, чуть не ударив при этом ногой выползшую на свет Сольвейг.

– У меня не получается, – рыдала девушка.

– Какого черта! – заорала Земная. – Соль, какого лешего так пугать?!

Оглянувшись на воющих варваров, отравленных слезоточивым газом, и на еще двоих дерущихся, Аня кинулась вниз по ступеням. Необходимо было срочно обездвижить главаря и того, второго, иначе действие газа закончится, и тогда Кастору не поздоровится.

Открыв внутреннюю дверь, Аня заметалась в поисках чего-либо подходящего. Схватила бутылку лака для волос, потом зажигалку со столика у кассы и ринулась наверх.

А наверху ситуация накалялась. Главарь банды, тот, которого Аня обрызгала первым, уже очухался и наседал на Кастора наравне с собратом. Капитан держался из последних сил. Кинув взгляд на третьего поднимающегося гоблина, Аня кинулась к нему, на ходу отбрасывая крышку баллончика. Варвар не заметил еще Аниного приближения, стоял, согнувшись, и хватал открытой пастью воздух. Земная, не раздумывая, поднесла горящую зажигалку к набалдашнику и нажала кнопку. Морда шарпея вспыхнула факелом, гоблин заревел пуще прежнего, огромное тело повалилось на землю, он вдыхал ядовитые пары, обжигая дыхательную систему. А Аня в неудобном длинном платье неслась к капитану. Факел получился знатный, рев зверя распугал всю живность в округе. Отвлекшись на полыхнувшего товарища, последний боец получил удар мечом от капитана и упал замертво. Следом за собратом отправился к праотцам еще один страдалец, а уж затем навеки замолк главарь банды.

Кастор Керберос устало уселся на камень, опустил голову на грудь. К нему кинулась леди Сольвейг, причитая и захлебываясь слезами. Обхватила героя за шею, вызвав у того гримасу боли, уткнулась носом в плечо и разрыдалась от души.

Аня сползла по стене склепа, прислушиваясь к себе и к звукам вокруг. Снова запели птицы, послышалось бормотание стража:

– Как же так, как я их не заметил? Не услышал. Не почувствовал. Быть такого не может. Меня же с работы прогонят, если прознают о такой непрофессиональности.

Аня сообразила, что в столь неадекватном поведении шестого чувства капитана виновата она – позволила своему страху взять верх над осторожностью.

– Отключить Кастору заклятие забытья, – прошептала Земная, поднимаясь на ноги. Больно стукнувшись о покосившийся барельеф, Аня вскинула голову и обнаружила еще одну вещь, которую ранее хотела взять с собой, но передумала и оставила в тайнике.

Маленький револьвер, завернутый в тряпицу и целлофан, прятался в расщелине меж двух камней. Достав свое имущество, Аня развернула упаковку, прокрутила барабан, проверила, все ли на месте, и, щелкнув предохранителем, отправилась к обнимающейся парочке.

– Кастор. Кастор! Взгляните на меня. Вы все помните? – Мужчина кивнул, глядя ей в глаза. – Вы не виноваты. Это моя вина. Ваша невнимательность – только моя вина. Прошу сейчас вас прийти в себя и помочь. Леди Сольвейг не будет помнить ничего из происшедшего. Я приведу ее одежду в порядок, скажу, что она не удержалась в седле при очередном прыжке через поваленное дерево. Скажу леди Юдора, что мы гуляли вдоль кромки леса втроем. Вот только не знаю, что делать с вашим ранением.

– С этим не будет проблем. Рана неглубокая, я смогу сам залечить ее, объясню, что зацепился за сук, когда помогал доставать леди Сольвейг из-под коряги.

– Хорошо. – Аня удовлетворилась трезвым пониманием ситуации. – Вы маг?

Кастор кивнул.

– Вы можете зажечь мне свет там? – Аня указала на открытую дверь.

– В склепе? Зачем вам?

Перестраховщица в Земной замялась на какой-то миг, но затем повторила про себя ведьмины слова «верь ему» и встала.

– Идемте со мной.

Кастор поднялся, подхватил дрожащую леди Сольвейг и двинулся вслед за Аней. На крутой лестнице остановился, удивился – не ожидая увидеть столько ступеней, включил светлячок и начал спуск. Только сейчас Аня сообразила, что несколько минут назад действовала в полнейшей темноте, ища зажигалку и баллон с лаком.

– Что это? – выдохнул капитан, уставившись на ряды лифчиков и трусиков всевозможных расцветок.

– Это тайное оружие всех женщин моей страны. Оно сводит с ума любого мужчину.

Капитан поверил с первого взгляда: такого обилия непонятных и привлекательных форм он еще ни разу в жизни не видел. А еще рекламные плакаты с полуголыми девицами, развешанные по стенам. У капитана отвисла челюсть, и слюна грозила заляпать и без того грязную куртку.

– Капитан, очнитесь, вы мне нужны здесь.

Аня поманила Кастора в соседнюю комнату, леди Сольвейг усадили на стул – она бездумно таращилась на стену прямо перед собой.

Светлячок освещал вторую комнату. Аня рылась в шкафчиках, искала сумки или коробки, но нашла лишь бытовую химию и сверток мусорных пакетов. Начала закидывать в них упаковки с ножницами, париками, накладными ногтями, бутылки шампуней и масок для волос, смахивала с полок все подряд, нервно соображала, как же тонкие целлофановые пакеты выдержат этот вес при быстрой скачке на конях. Как бы сейчас пригодилась неторопливая Снежка и телега того старика!

– Куда все это?

Вопрос капитана выдернул Аню из сумасшествия. Шоковое состояние прошло, пришло время отката: у Ани опустились руки, задрожала нижняя губа, задергался подбородок. На глаза навернулись слезы.

Кастор замер, наблюдая за подкатившей истерикой, и вдруг, сорвавшись с места, в два шага преодолел расстояние, разделяющее его и Аню, сгреб в охапку хрупкую чертовку и впился поцелуем в губы. У Анны закружилась голова от напора, от страсти, от нехватки воздуха, от сладости поцелуя, от всего вместе. Ноги стали ватными, девушка начала оседать.

– Анна, Анна, – шептали мужские губы, не прерывая поцелуя.

Земная окончательно
Страница 17 из 19

потеряла контроль над телом и откинула голову назад, закатив глаза. Капитан, одной рукой поддерживая Аню за талию, другой зарылся в запутавшиеся волосы и стал бережно опускаться на пол.

– Леди Анна, что с вами? – В глазах беспокойство, дыхание частое и жаркое.

Аню посетили неприличные мысли, но здравый смысл взял верх. Земная открыла глаза.

– Ваш поцелуй лучше коньяка, – прошептала девушка. Затем добавила уже совсем окрепшим голосом: – Спасибо, мне намного лучше. Однако я не знаю, как это все отсюда увезти.

Освободившись от крепких объятий, Аня выпрямилась и оглянулась.

– Я не знаю, как отправить все это в город.

– Телепортом, леди Анна, – ответил капитан уже спокойно. – Я вижу у вас прекрасный камень в серьге. Он поможет отправить все, что здесь есть, и нас с вами в придачу.

– А кони?

– И коней тоже. Силы, многократно умноженной вашим камнем, хватит на многое.

– А куда это все отправится?

– Куда скажете.

– Ко мне в комнату.

Аня продолжила сбрасывать барахло в мешки. Туда же отправились и комплекты нижнего белья, и обнаруженные махровые банные наборы.

Забытая на время леди Сольвейг пустыми глазами смотрела на все действия Ани и с обожанием поглядывала на Кастора Кербероса. Он несколько раз пытался встряхнуть девушку, но та лишь на мгновение обретала сознание, ласкала взглядом и руками лицо героя, а потом снова возвращалась в вегетативное состояние.

– Стоп! – скомандовала Аня. – Отбой. Если мы сейчас же не отправимся в путь, боюсь, состояние леди Сольвейг станет еще хуже. Необходимо в срочном порядке переместить ее в привычную обстановку. Бросаем все и прыгаем.

Капитан недоверчиво посмотрел на Аню, пришлось пояснять: а как еще можно назвать мгновенное перемещение в пространстве на большие расстояния в короткий промежуток времени?

– Мм, прыжок?

– Правильно!

Прихватив чужую дамскую сумку, забитую необходимым по мнению Ани барахлом, все трое аккуратно выбрались наружу. Леди Сольвейг оживилась на свежем воздухе, капитан насторожился: небо сверкало звездами, лес темной стеной окружал горе-путешественников. Кони, привязанные к кустам, оставались на месте, несмотря на ужасающий ор поверженных варваров, они никуда не убежали, только смачно хрустели молоденькими веточками с еще не раскрывшимися почками.

Аня закрыла внешнюю дверь, спрятала ключи и баллончик в тайники, направилась к лошадям. Кастор очень аккуратно подсадил девушку в седло, задержал руку на талии и, вздохнув, отступил. Лошадь леди Сольвейг захрипела, затопталась на месте, остальные лошади поддержали товарку нервным ржанием, капитан насторожился, вскочил в седло и, поглядывая по сторонам, тронулся с места. Чтобы не привлекать лишнего внимания, но передвигаться не в полной темноте, страж спокойствия засветил с десяток светлячков и подвесил их повыше, превратив в дополнительные холодные звезды, чем привел леди Сольвейг в дикий восторг.

– Леди Анна, прошу вас, дайте свою серьгу.

Аня послушно сняла украшение и протянула его капитану.

Внезапно лошади шарахнулись в сторону, а из темноты леса со звериным рыком вылетело нечто огромное, темное, рывком выбило стража из седла, а потом всем весом придавило к земле. Огромный, тяжелый, свирепый зверь пытался дотянуться до горла мужчины. Кастор удерживал клыкастую морду в вытянутых руках, но был не в состоянии выхватить нож.

Аня соскочила с лошади, выхватила из кармана спрятанный револьвер, взвела курок и, подобравшись вплотную к обнимающейся парочке, приставила дуло к уху животного, после чего нажала на курок. Прогремел выстрел, лошадь леди Анны рванула в чащу, конь капитана, запутавшись поводьями в ветках, остался на месте, леди Сольвейг, прижавшись к шее своей лошади, тихо скулила.

Капитан сбросил с себя труп животного, поднялся и отправился за гнедым скакуном, ни разу не взглянув на леди Анну. Подвел свою лошадь и лошадь леди Соль к Анне, подсадил черноволосую девушку в седло, достал серьгу и, шепнув несколько слов, открыл окно портала. Затем вернул серьгу Ане и сделал шаг к порталу, таща за собой упирающихся коней. Подошел вплотную к сверкающей кляксе и замер, оказавшись в темноте – окно портала пропало.

– Бездна, что такое? Леди Анна, мне опять нужна ваша серьга.

И снова Аня отдала украшение, и снова капитан произнес слова заклинания, и снова окно впереди погасло, как только путники сделали шаг.

– Кастор, погодите. – Аня спрыгнула с коня. Отошла в темноту и попросила снова открыть телепорт.

На этот раз Кастор подошел совсем близко, даже руку протянул и дотронулся до кляксы – свет не погас.

Страшная догадка сорвалась с губ ночного стража:

– Вы негативны, вы уничтожаете магию. – Сколько скорби было в словах, сколько жалости в глазах, когда Кастор обернулся к Ане!

Девушка оскорбилась, почувствовала себя ущербной и твердой походкой направилась к стоянке. С ее приближением окно погасло, хотя никаких приказов Аня не отдавала.

– Нам придется ехать своим ходом. Леди Сольвейг нельзя отправляться одной, без меня она не сможет объяснить матушке свое состояние, а моя репутация разлетится к чертям собачьим. Пересаживайте ее на своего коня. – В тоне Ани появлялось все больше железных ноток. – Вы поедете вдвоем, будете поддерживать леди в дороге. Я поеду на второй лошади. Думаю, искать в потемках сбежавшую – дело совершенно бесполезное.

Прошло полчаса бешеной скачки, во время которой леди Сольвейг, пригревшись на груди капитана, сладко улыбаясь, засопела, и троица вырвалась из оков леса. Широкая степь между городской стеной и лесным массивом освещалась огромной белой луной. Всадники без проблем добрались до ворот, их беспрекословно пропустили.

Часы на башне показывали без четверти семь.

Глава 9

Леди Юдора дома отсутствовала, так как отправилась с визитом к какой-то высокородной особе. Ждали ее не раньше полуночи.

Распрощавшись с господином Керберосом, Аня передала растерянную и расстроенную уходом капитана леди Соль в чуткие руки слуг, строго-настрого приказала организовать в срочном порядке горячую ванну, сама же отправилась в свои апартаменты, переодеться и привести себя в порядок.

Каково же было ее изумление, когда она обнаружила собственную гостиную комнату утопающей в белоснежных розах.

– Это от господина Дариуса, – объяснила служанка.

Аня тут же попросила освободить комнату от слишком приторно пахнущих цветов, оставила лишь одну вазу на каминной полке. Умылась, переоделась и отправилась в комнату кузины.

Леди Сольвейг, расслабившись и блаженно улыбаясь, лежала в кадушке с горячей водой, окутанная облаком пара.

– Ах, Анна, какая замечательная прогулка у нас с вами была, и как много приключений! – Земная напряглась: «А как же заклятие, стирающее память?!» – Жаль, конечно, что мы не застали ведьму. – Аня расслабилась. – В другой раз съездим. И какой мужественный этот капитан. Как он переживал за меня, когда я упала с лошади. А хочешь секрет?

Сольвейг вскинула голову и заговорщицки подмигнула кузине. Сестрица, естественно, от секрета не отказалась.

– Я с лошади упала специально, очень хотелось почувствовать себя в крепких мужских руках.

Вот те на, оказывается, заклятие стирания памяти действует не просто как ластик, а еще
Страница 18 из 19

и замещает одни воспоминания другими. Как удачно. Леди Соль никогда не вспомнит про настоящее приключение и не будет страдать по поводу пережитого.

Затем леди С вновь защебетала о своем проекте: готовые свадебные наряды небывалой красоты плюс личный пример, а еще она обязательно придумает, как сделать то самое «фото», о котором говорила Анна.

Через пятнадцать минут, ушедших на пустую болтовню, Сольвейг выбралась из воды, и девушки перебазировались в гостиную, поближе к накрытому к ужину столу.

– А про свой секрет ты мне не хочешь рассказать? – Соль прищурила глаза, Аню снова бросило в жар. – Мне уже донесли о цветнике в твоих покоях.

«Объект ухаживания» расплылся в улыбке. Соль поняла выражение радости на лице кузины по-своему:

– Что, приглянулся тебе наш маг?

– Леди Сольвейг, а как вы считаете, достоин ли маг средней руки внимания кузины императорской невесты?

И вот тут Земная пожалела о своих словах: Соль поменялась в лице, опустила вилку и уткнулась носом в тарелку.

– Черт, Соль, прости меня, дурочку, пожалуйста. Прости, я не хотела напоминать тебе. Я должна была сказать по-другому. Прости, родная. Не обижайся.

Аня упала на колени перед сестрой, обхватила тонкие ноги девушки и уткнулась лбом в коленки. Леди Соль, не ожидавшая такого потока искренних эмоций, поспешила поднять подругу с пола и усадила на стул.

– Конечно, я не обижаюсь. Аня, ты что?! Перестань. Я не обижаюсь. Давай лучше я тебе свои рисунки покажу.

И, не дожидаясь ответа, леди С бросилась к трюмо – доставать плоды собственного воображения. Рисунки были сделаны грифелем на больших листах. Словно подглядев за работой дизайнеров Аниной современности, леди Соль изобразила девушек в шикарных вечерних платьях, в удобной одежде для верховой езды, предусматривающей штаны, а не юбки, и в шляпах с широкими полями.

Аня зацепилась за одну из моделей:

– А ты можешь вот тут перерисовать воротник?

Сольвейг кивнула и отправилась за принадлежностями для рисования. Через несколько минут после кропотливых объяснений в руках у Ани оказался черно-белый рисунок, изображающий девушку в наряде осеннего сезона с двубортным приталенным, достигающим середины ягодиц сюртуком. Большие пуговицы в два ряда, высокий воротник-стойка, длинный и узкий рукав, расширяющийся фонариком на плече, длинная неширокая и не пышная юбка, кокетливая шляпка, немного сдвинутая набок, и вуаль, прикрывающая половину лица.

Аня была в восторге от скорости создания рисунка, а Сольвейг была в восторге от модели. На завтра запланировали поход по безопасной зоне зеленого лабиринта, спуск к озеру и раскройку свадебного платья.

В благом настроении и со спокойной душой девушки попрощались и отправились спать, не дожидаясь прихода леди Юдора. Слуги и без посторонней помощи расскажут обо всем, что услышали и увидели за вечер.

Утро вновь порадовало солнечными лучами и чистым небом. Завтракали все леди вместе, в просторной столовой на первом этаже с огромными окнами и видом на сад-лабиринт.

Леди Юдора сдержанно выслушала рассказ о вчерашних приключениях, пожурила дочь за неосторожное обращение с лошадью и искренне порадовалась идее о подвенечном платье: наконец в доме появился хоть кто-то, чье мнение леди Сольвейг ценила больше родительского и готова была даже смириться с мыслью о замужестве. И только тоненькая иголочка материнской ревности кольнула сердце старшей леди.

Полдня девушки наслаждались весенним теплом в зеленом лабиринте. Полдня Аня слушала неумолкающую трескотню кузины про достоинства капитана Кербероса. А после обеда кузин ждали оборудованная швейная мастерская и визит господина Дариуса с очередным огромным букетом белых роз.

– Господин Дариус, не могли бы вы объяснить принцип действия амулетов в виде вот таких камней и вообще рассказать об их ценности?

Аня, озвучив просьбу, сняла серьгу – вчерашний усилитель магического перехода, и протянула удивленному магу. Тот повертел в руках украшение, поохал и приступил к рассказу:

– В природе идеально ровных граней не существует. Обрабатывать камни до такого состояния, как ваш, наши умельцы еще не умеют. Магически воздействовать на структуру камня бесполезно. В этом случае можно не рассчитать мощность и испортить заготовку. Поэтому обрабатывать камни можно лишь механическим путем. Но такие кристаллы, как алмаз – самый твердый из всех знакомых мне камней, – никем никогда не обрабатывались. Так вот, при идеально ровной поверхности магический поток проходит внутрь камня, не теряя силы. А если плоские грани находятся под определенным углом относительно друг друга, на выходе магический поток усиливается многократно. Что уж говорить про все идеально ровные грани и ровные углы, как в вашем случае. У меня не хватит денег, чтобы купить даже один из трех маленьких камешков на вашей серьге, я уж молчу про большой камень. Вы носите в ушах половину нашей империи.

Все находящиеся в комнате засмеялись: кто нервно, кто искренне.

Вечером замок посетил главный страж города – Кастор Керберос, удостоверился в здравии обеих девушек и отправился на ночное дежурство. Выглядел вчерашний герой свежо и заряжал энергией всех вокруг.

Леди Сольвейг получила самый большой заряд энтузиазма от визита отважного капитана, потому что до поздней ночи не могла унять пыл, и лишь настоятельные пинки под зад в исполнении леди Анны убедили молодого дизайнера покинуть швейную мастерскую и отправиться спать.

Со следующего дня весна уже не покидала пределов северных границ Южной Кельтии. На черной сырой земле то тут, то там стали появляться островки первой зелени, птицы будили Аню рассветным пением и доводили девушку до экстаза.

Каждый день кузины гуляли в расцветающем саду, занимались моделированием и пошивом одежды, щеголяли в новых нарядах по городу, вызывали завистливые взгляды и перешептывания. Леди Анна настояла на возобновлении уроков танцев, так как оказалось, что абсолютно все знакомые по старому миру движения и па были дополнены в этом мире абсолютно новыми фигурами. Леди С покидала бальную залу уже через полчаса, спешила к себе в мастерскую, а Анна оставалась заниматься самостоятельно или под присмотром балетмейстера.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/valeri-frost/istoriya-klassicheskoy-popadanki-letyaschey-pohodkoy/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Сноски

1

Вы говорите по-английски? (англ.) – Здесь и далее примеч. автора.

2

Ох, слава богу, наконец-то настоящий храбрый рыцарь (англ.).

3

Вы же здесь самый главный, не так ли? (англ.)

4

Леди Фанни из Омахи (англ.).

5

Не забывайте, леди Фанни из Омахи!

6

Простите, не местная (англ.).

7

Есть!

8

Спать!

9

Родной, мне бы встретиться со взбалмошной блондинкой леди Сольвейг (англ.).

10

Отнеси леди Сольвейг.

11

Спасите, помогите! (англ.)

12

Зовите меня просто – Фанни Юбенкс из
Страница 19 из 19

Омахи (англ.).

13

Все будет хорошо (англ.).

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.