Режим чтения
Скачать книгу

Как стать магом читать онлайн - Александра Завалина

Как стать магом

Александра Завалина

Мелисса поспорила на поцелуй с заколдованным принцем, что за семь недель она поступит в школу Магии. Откуда же ей было знать, что впереди ее ждут не только магические испытания, но и тайны, темная магия и мучительный выбор… Может, не стоит расколдовывать принца, который так лицемерен и жесток?

Как стать магом

Александра Завалина

© Александра Завалина, 2016

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Часть первая: Как стать магом за 7 недель

Пролог №1

В пещере пахло сыростью и чьей-то разложившейся плотью. С потолка свисали причудливой формы сталактиты, а навстречу им хищно щерились сталагмиты, поэтому пещера походила на разинутую пасть монстра. Казалось бы, что здесь невозможно находиться, тем более, всех приходивших сюда мучил неизвестный взгляд в спину.

Но пещера была обитаемой. На стенах ярко пылали факела, а посреди пещеры горел маленький костерок. Кое-где стены были задрапированы черной тканью с изображением кроваво-красного человеческого скелета.

Здесь собралось множество людей в черных рясах и капюшонах. Среди них явственно выделялся мужчина в мантии ярко-алого цвета, который вдруг встал на возвышение и проговорил, разведя руки:

– Дорогие братья и сестры! Встречайте полнолуние!

Толпа мужчин и женщин в черных рясах отозвалась недружным ропотом, среди которого отчетливо раздался звонкий женский голос:

– Да хранит вас Луна!

– Спасибо, сестра, – мужчина в алой мантии слегка улыбнулся, а потом продолжил. – Итак, мы собрались здесь встретить полнолуние, а также кое-что обсудить. Мы много трудились, собирали, так сказать, картинку по отдельному осколку. Для завершения ритуала не хватает одного артефакта – Кривого Кинжала. Скажите мне, братья и сестры, разве мы обязаны подчиняться Мартину и соблюдать его глупые законы, запрещающие использовать Черную магию? Разве мы заслужили те сроки в тюрьме, в которую однажды заточил нас этот проклятый маг? Конечно, нет! Мы должны свершить возмездие и убить предателя истинной магии, этого Мартина! И мы убьем его! Мы захватим власть над королевством и придумаем такие волшебные законы, какие захотим! Но для этого нам надо достать Кривой Кинжал. Я не знаю, где он находится, ведь он исчез сто лет назад. Но я разузнал кое-что полезное: Кинжал как-то связан с эльфийским принцем. Братья и сестры, я хочу, чтобы вы взяли с его трупа этот Кинжал. Жаск, Терра и Маск, вам выпадает эта честь, как лучшим из лучших.

Толпа восторженно взревела. Повозившись, человек на возвышении разложил перед собой три свертка, пока три фигуры в темных плащах выходили из толпы вперед.

– Жаск, ты непревзойденный атлет, – проговорил человек, вручая один сверток первой фигуре. – Эти сапоги-скороходы увеличат твой навык в несколько раз.

– Спасибо, повелитель, – глухо послышалось из-под капюшона.

– Терра, сестра, ты просто мастер выведывать информацию, твои услуги всегда были очень для нас полезны, – повелитель остановился возле хрупкой женской фигуры. – Возьми это кольцо, оно сделает твою красоту еще прекраснее.

– Спасибо, повелитель, – прозвучал нежный голосок.

– Брат мой Маск, – человек в плаще алого цвета вручил последний сверток третьей фигуре. – Тебя не заметит и мышь, даже если ты пройдешь на волосок от нее. Как великому мастеру маскировки я с удовольствием даю тебе повязку-хамелеон.

– Спасибо, повелитель.

Повелитель вновь взошел на возвышение и продолжил:

– Братья и сестра, вы также профессиональные Черные маги. Убейте эльфийского принца и отберите у него Кривой Кинжал любой ценой. А я в это время побольше узнаю про обряд. Да пребудет с вами лунный свет!

Подняв руки в прощальном жесте, повелитель исчез. Толпа ликовала, хлопая по плечам и спинам троих счастливчиков.

Давно Некромантический культ не собирался в полном составе. А это означало только одно – скоро королевство придет к темным временам.

Пролог №2

Солнце тихо-тихо вставало над лесом, озаряя небо прозрачной голубизной. Где-то под крышей, почуяв утро, радостно заверещали птенцы. А лучи солнца ложились на серые крыши домов, на сырую от росы траву и на зеленые притихшие деревья.

Я наблюдала всю эту красоту, рассевшись в одной белой сорочке на открытом окошке, что находилось на втором этаже деревенского дома. Мои длинные каштановые волосы свободным водопадом свешивались с моего местопребывания. Я их расчесывала деревянным гребнем, одновременно встречая восход солнца. Мне только сейчас для полноты картины молодца под окошком не хватало с веником цветов! Но, видимо, таковые кадры сейчас дрыхли по домам, совершая подвиги лишь во сне.

Я заплела волосы в толстую косу и принялась одеваться. Это был мой обычный будничный имидж: зеленая рубашка под цвет глаз, штаны и бордовые лакированные сапожки, что обошлись мне в добрых пять золотых. И, наскоро позавтракав, отправилась на работу.

Работа у меня была самая престижная. Ну, а кому может не понравиться ремесло знахаря? Сидишь себе дома, смешиваешь травки, тебе платят не ломаными грошами, ходишь в лес за ингредиентами – и никакой тебе тяжелой деятельности. А зимой и вовсе дома прохлаждаешься.

Дом мне достался по наследству от какого-то родственничка, которого я даже в глаза не видывала. Дом был красивый, двухэтажный. На первом этаже я поместила этакую лавчонку, которую открывала через три часа после восхода, а закрывала – за три до заката. На втором этаже добросовестно обитала я.

В общем и целом, я была вполне счастлива и довольна своей жизнью. А что? Заработок неплохой, нехваткой клиентов не страдаю… Они всегда найдутся. Особенно в деревне, где конкурентов у меня нет.

А еще я магичка. Нет, не такая могущественная, как придворный волшебник Мартин, советник короля Туера, но все-таки… Маги вообще делятся на три группы: мелкие, средние и высшие. К мелким относятся всяческие травники; торговцы амулетами, продающие товар по дешевке; целители, залечивающие неглубокие раны… Короче, такие как я. К средним можно отнести наставников, ведьмаков, хранителей городов… Иными словами всех тех, кто по большей части очень даже неплохо зарабатывает. Они значительно выше типа, к которому принадлежу я. Волшебников в мире не очень много, а большая часть именно среднего класса. А вот высшие… Высшие сами выбирают работу по душе, предварительно доучившись в Боевой школе Магии, которая пристроена к замку Кастиэлю, откуда правительствует сам король.

А вот уровней в магии пять. Первая ступень – уровень Ученика. Именно этот уровень имела я – впрочем, как и все мелкие волшебники. Вторая ступень – уровень Улучшенного Ученика. Третья ступень – уровень Наставника. Эти три ступени прошли все средние маги. Дальше идут еще две ступени, которые проходят лишь высшие. Четвертая ступень – уровень Мастера, а пятая ступень – уровень Гроссмейстера. О последних двух я могла только мечтать – ведь их официально получают лишь выпускники школы Магии.

Итак, я принадлежала к группе мелких волшебников. Соответственно своему статусу я могла творить мелкое колдовство. Но ведь лучше что-то, чем ничего, верно? Завершила свое
Страница 2 из 18

образование Ученика я у своей прабабки, которая отправилась на небеса два года назад.

Ну, а сейчас стояло прекрасное утро, и я отправилась с корзиночкой в лес – за травами. По травам я была большая специалистка, а главное – они мне не надоедали. В лесу стояла мертвая тишина – видимо, еще никто толком не очухался после ночной дремы.

Я осторожно ступала по траве, глядя под ноги. Немного погодя, я вышла к лесному озеру. И обомлела. В воде плавало редчайшее растение на земле – мэлиол необыкновенный. А в женском варианте его называли лилией эльфийской. Его ярко-оранжевые лепестки невозможно было спутать ни с чем другим! Говорят, это любимый цветок эльфов, потому что он так же загадочен, как эльфы, и также незаметно исчезает, стоит тебе хоть немного отвлечься.

Я схватила из отсырелой травы сухую палку, подбежала к берегу и стала тянуться ею к растению. Такое везение выпадает раз в жизни! Как назло, палка оказалась короче того расстояния, которое существовало до цветка. Но у меня еще были шансы…

– Привет.

С перепугу я потеряла равновесие и красиво шмякнулась лицом в тину. Оплевываясь, я вскочила на ноги и, сырая, вылезла на берег… ткнувшись носом в чьи-то сапоги.

– Какого… – пробормотала я, поднимая голову. Слово не сорвалось с губ. Передо мной (а если быть точнее, надо мной) стоял просто одетый мужчина такой неземной красоты, что даже становилось как-то не по себе. А его темно-красные волосы вообще стали для меня новинкой – никогда не видела, чтобы в природе существовал такой цвет. Но я сейчас плевать хотела на его красоту, потому что он, кем бы не являлся, все мне испортил! Представьте, вам в руки попало такое счастье, а какой-то чересчур наглый тип это счастье спугнул. Вот куда подевался мэлиол?

Я вскочила на ноги и возмущенно глянула в янтарно-карие глаза незнакомца:

– Из-за тебя я упустила ценную добычу!

– Какую, если не секрет? – спокойно вымолвил красавец.

– А вот такую!.. – горячилась я. – Неважно… ты все испортил!..

– Поинтересуешься, как меня зовут? – спросил он.

– Нет, – отрезала я, сложив руки на груди, и обиженно села на берегу. А потом, немного подумав, спросила. – А как тебя зовут?

– Эрвен, – с готовностью ответил мужчина и сел рядом. – А тебя?..

– Мелисса, – сказала я, все еще дуясь из-за потерянной навеки лилии.

– Ну что ж, Мелисса… – вдруг широко улыбнулся красавец, явно чему-то обрадовавшись. – Ты можешь мне помочь?

– Конечно! – кивнула я. – Особенно, если тебе надо встряхнуть мозги! Или помочь закопать тебя в гробу!

– Нет, дело в том, что я принц и меня… – начал он, но я насмешливо его перебила:

– Тебя заколдовала злая колдунья-мачеха, так? И вот, ты, бедный и несчастный, отправился на поиски красавицы, которая избавит тебя от гнусных чар, и ты вновь преспокойненько станешь лягушкой и радостно нырнешь в свое болото.

Эрвен был поражен. Во всяком случае, у него отвисла челюсть.

– Что, не так? – хмыкнула я, шаря глазами по поверхности озера, все еще не желая верить в исчезновение предмета моего обожания, то бишь, эльфийского цветка.

– Не так, – подтвердил новоиспеченный принц, возвращая нижнюю часть лица на место. – Но в одном ты права – я действительно ищу красавицу, дабы она своим поцелуем избавила меня…

– Да можешь не рассказывать! – перебила его я. – Итак все ясно!

– И как?.. – выжидающе поинтересовался Эрвен.

– Что? – не поняла я.

– Поцелуешь меня?

– Исключено!

– Почему? Ты отказываешься? – несказанно удивился мужчина. – Надо, чтобы меня поцеловала красавица… А ты пока самая красивая из тех, кого я встречал.

– Правда? – я склонилась к озеру и принялась критически оглядывать свое отражение. Он что, смеется? Я не уродина, но и не то, чтобы красавица. Скорее так, нечто среднее… Таких как я – пруд пруди! И я добавила. – Наверное, тебя просто занесло в болото с кикиморами, вот я тебе и кажусь кра…

– Ладно, давай спор! – предложил Эрвен.

– Какой?

– На поцелуй, – ничуть не смутился мужчина. – Ты магичка?

– Да, мелкая, – призналась я.

– Так вот, ты не сможешь поступить в Боевую школу Магии! – дерзко сказал он.

– Че-е-его-о? – возмутилась я. Я всегда обижалась, когда кто-нибудь усомнялся в моих безграничных возможностях.

– Не сможешь – и все!

– Смогу! – неожиданно для себя самой воскликнула я. – Даже за семь недель смогу!

– Семь? – усмехнулся Эрвен, сложа руки на груди.

– Да, спорим? – предложила я. – Если я за семь недель стану волшебницей в настоящей школе Магии, то ты должен мне будешь… мэлиол необыкновенный!

Между прочим, это растение, с которого начинается моя история, весьма дорого стоило. Сделка была выигрышная – если это мне удастся, то я не только получу свой дорогой мэлиол, но и пропуск в люди. А если нет… Поцелую его – да и пусть катиться ко всем лешим мира! Травницей останусь… мандрагоры в котле варить буду… Чего терять-то?

И мы ударили по рукам.

Неделя первая

Голубая магия

Внушение – мать исцеления

    Мудрость

Как стать магом за семь недель?

Я задалась этим вопросом, едва часы пробили двенадцать, что означало, что первая моя неделя благополучно началась. Я раздраженно перелистнула не знаю какую страницу не знаю какой книги. У меня дома была отличная библиотека, которую собирали многие поколения кровных уз. В основном они, конечно же, рассказывали о травах и способах их приготовления, но я до сих пор не отчаивалась найти что-нибудь полезное.

В открытое окно ворвался свежий ветер, заколыхав занавески. Свеча на моем письменном столе завалилась набок, задрожала, но устояла, и я откинулась на спинку стула, прикрыв глаза. Я поминала себя последними словами. Дура! Ну и зачем я устроила этот глупый спор? Ясно же, как день, что литература мне в этом мало поможет – нужна и практика. Только одному лешему известно, что меня натолкнуло на ужасно смешное «смогу». Кто меня за язык тянул? Гордость? Да, эта черта во мне преобладает, причем наученная дипломатическими способностями, а то как бы она сумела уговорить прочие, более здравомыслящие чувства?

Нет, не смогу. Но кто сказал, что не попытаюсь?

Встав со стула, я на цыпочках подошла к окну. В поле моего зрения сразу попала луна в хороводе веселых звезд, равнодушно глядящих на меня со светло-синего неба. В соседней комнате зашуршало.

Эрвен. Да, пришлось взять этого красавца под свою крышу. Он заявил, что обязан глядеть за тем, что я не мухлюю. А сейчас мирно посапывал в моей комнате, на честно отведенной ему части пола. Поцелуя ему, видите ли, захотелось! Естественно, я не поверила той чепухе, что он нес. Принц? Ой, да не смешите! Красавица? Вот уж бред! Мог бы, между прочим, добросовестно признаться, что ему нужен ночлег. Поцелуй? Обойдется! Я смогу поступить в Боевую школу Магии!

Так, единственное, что мне надо найти – это информация о том, как же заполучить место в школе. Я знаю, что туда берут детей и молодых людей (это уж у кого когда талант проявится) у талантливых волшебников. Это не пойдет, так как я простая дочь знахаря. А еще тех, у кого есть способности… и куча денег. Способности-то у меня как раз есть, а деньги… Это неправильно! Неудивительно, что магов в нашей
Страница 3 из 18

стране Эллерии так мало!

Должен быть еще способ. Я решительно подошла к столу, захлопнула книгу и вернула ее на место. Потом пробежала глазами полку… Мой взгляд внезапно зацепился, споткнулся и вернулся обратно. Зацепился за ма-а-аленькую, серую и невзрачную книжицу самого потрепанного вида. Я могла поклясться, что никогда раньше не видела ее. Побыстрее сцапав оную с полки, будто боясь, что книжка с дьявольским хохотом исчезнет, я вернулась к столу.

Книжка оказалась записная, но не какого-нибудь старика, ведущего скучные счеты по хозяйству, а моего родственника, от которого я и получила дом. Более того, она оказалась волшебной, потому что, когда я хотела нахально открыть середину, она отказалась и дала моему взору первую свою страницу.

«Я добился своего. Я стал магом при дворе. Все оказалось не так просто, но гораздо реалистичнее, чем я себе представлял».

Дальше я читала с азартом голодного хищника.

«Для этого главное талант, а все остальное неважно. И даже деньги с популярностью».

Мои глаза разогнались, как будто увидели финиш.

«Нужно всего лишь получить семь амулетов от семи известных волшебников добровольно. С ними обязательно пустят в Боевую школу Магии. Один из таких волшебников – сэр Дралон из Голубого замка».

Все, а дальше страница никак переворачиваться не желала. Я застыла и задумалась. Голубой замок? Пожалуй, слышу в первый раз. Сэр Дралон? Тем более. Я теребила книжку, которая… вдруг соизволила открыться на второй странице. А на второй странице была нарисована карта, изображающая мою деревню Сходню и прочерченный чернилами путь до… самого Голубого замка! Я так запрыгала от радости, что пол немилосердно затрещал.

Прижав книгу к сердцу, я побежала в свою комнату… и чуть не задохнулась от возмущения! На моей кровати тихо посапывал Эрвен, никаких угрызений совести не чувствуя. Я тоже таковых не ощущала, поэтому бесцеремонно ткнула указательным пальцем в грудь «принцу». Тот не проснулся, а перевернулся на другой бок, прошептав:

– Аринна…

– Я не Аринна, а Мелисса! – возмутилась я, пинком отправляя гостя на пол, который ему изначально и предназначался.

– Мелисса! – проснувшись, вспомнил, наконец, мое имя Эрвен.

– Чего? – терпеливо спросила я, удобнее устраиваясь в кровати.

– Ты нарушила мой чудесный сон!

– Я рада, – зевнула я, пряча книжку под подушку. – Досматривай свой чудесный сон на моем чудесном полу.

И не успела моя голова коснуться подушки, как я уже спала. Наверное, поэтому мне уже было не обидно выслушивать тихую ругань чересчур самостоятельного гостя.

Леший с ним разберется!

А я посплю…

Собирая в путь свою лошадь по имени Рыжая, я неприкрыто зевала. Не выспалась, что уж поделать. Я уже собрала походную сумку, которая состояла из: 1) еды, 2) питья, 3) баночек с мазями (ну мало ли?..), 4) одной книги по знахарству, 5) корма для лошади, 6) одежды и 7) разных других вещиц (о которых я бы с удовольствием рассказала, да жалко вас утомлять). Книжице моего предка и кошельку досталось самое почетное место – за пазухой. Осталось сделать только самое малое и самое приятное…

Эрвен каким-то непостижимым образом снова оказался в моей кровати, учитывая то, что я проснулась всего час назад! Удивительно! Нет, ну что за человек?!.

Схватив с подоконника кувшин, я неумолимо плеснула водой ему в лицо. Он мгновенно проснулся, возмущенно посмотрел на меня… но я его перебила:

– Извини, я тебе не помешала? Может, тебе снова снился сон в исполнении некой Аринны?

– В чем дело? – довольно-таки грубо поинтересовался Эрвен.

– Вставай с кровати, говорю, свет очей моих! – воскликнула я, сдергивая одеяло, а увидев его изменившийся взгляд, быстро пояснила. – Ты – не мой свет очей. Вставай!

– С какой такой радости?

– С такой, что я уезжаю!

– Куда?

– К бабушке за пирожками!

– Что, правда? – Эрвен внаглую начал обратно заворачиваться в одеяло, постепенно оседая на кровать. – Тогда и мне принеси парочку…

– Нет!!!

– Не кипятись, – Эрвен улыбнулся, вставая с постели.

– А ты не лыбся! – попросила я. – Сейчас же, сию минуту, я уеду, ясно? И тебя здесь тоже не должно находиться.

– Слушай, а куда все-таки ты?.. – не понял мужчина.

– Топиться, – буркнула я.

– Э-ей, а как же мой поцелуй? – возмутился он.

– Не помрешь! – холодно отозвалась я. – Так, быстро собрался, чтобы я смогла запереть дом!

«Быстро» затянулось надолго, где-то на полчаса точно. Пока Эрвен аккуратно, будто боясь сделать складочки на штанах, сел на скамью… Пока он робко вытянул из-под лавки сапоги… Пока он их старательно, будто надеясь, что оные прирастут к его ногам, зашнуровывал, проверяя каждую затяжку… И при всем при этом бросил на меня столько обидчиво-выразительных взглядов, что ими впору платяной шкаф обивать.

– Слушай, а ты, случаем, не заколдованная принцесса, а? – засомневалась я. – Ты так долго собираешься, прямо жуть!..

На это мужчина (если он таковым являлся) так высокомерно поглядел на меня, будто не придавал моим словам ровно никакого значения, но, так уж и быть, снизойдет до жалости.

А я нашла в закромах комнаты оружие против возможных разбойников. Им оказался ржавый кинжал, которым, наверное, пользовались, когда страны Эллерии еще и в планах не существовало – настолько страшен был его вид. Но я уверена, он когда-нибудь спасет мне жизнь… Хотя бы своим видом, хе-хе! По крайней мере, если разбойники при виде него в страхе не разбегутся, то руки у них от жалости опустятся точно.

Я пристегнула не менее страшные ножны кинжала к поясу, и вложила в них само грозное оружие.

– Ты пошла учиться, верно? – наконец, когда мы оказались на улице, и я заперла дом (из-за чего Эрвену вдруг взгрустнулось), спросил мужчина.

– Да, – ответила я, вскакивая в седло Рыжей, и уточнила, – на могильщика. Чтобы огреть тебя по голове лопатой и закопать твой хладный труп где-нибудь на пустыре.

– У-у, как жестоко! – поморщился Эрвен и оглушительно свистнул.

На его зов немедленно донесся громкий галоп. Конь оказался красивый, белоснежный, явно благородных кровей. Ну, моя Рыжая тоже не промах, но все же…

– Принц на белом коне? – издевательски спросила я.

«Принц» вида не подал, а белый жеребец высокомерно фыркнул, и меня обдало облачком пара. И я засомневалась, кто из них заколдованный разнесчастный человек, а кто… скакун.

И вот, мы отправились в путь… Странно, я думала, этому нахальному из-за своей красоты и мнимого происхождения человеку нужен всего лишь ночлег и что он вряд ли попрется со мной незнамо куда, а я, тем временем, никуда не торопясь, соберу эти семь амулетов от семи магов. Но нет… Видно, ему еще кое-что от меня надо. Кошелек? Мог бы найти жертву побогаче. Мои магические способности? Ага, так я и стану их применять во вред. А может… я? Ха-ха-ха.

Да, кстати, еще один вопрос: почему книжка, содержащая инструкцию по поступлению в школу Магии, появилась тогда, когда я мучительно размышляла, как же взять стены образовательного учреждения? Магия предка, который нежданно-негаданно оказался волшебником? Или я действительно ее никогда не замечала?

В общем, одни вопросы и ни одного ответа.

Судя по карте, до Голубого замка был
Страница 4 из 18

всего лишь один день пути. Сходня была далеко к западу от центра Эллерии – Утеса Серебряных Вод, на коем стоит замок Кастиэль, а Голубой замок и того западнее, почти что у Тритонова моря. Погодка стояла самая что ни на есть летняя: на небе ни облачка, веет теплый ветерок, обжигают ароматами яркие полевые цветы, благоухают прохладные сосны…

– Куда мы едем? – требовательно поинтересовался Эрвен, когда мы устроили привал.

– К морю. Сначала избавлюсь от тебя, – сказала я и тут же поплатилась – меня грубо толкнул мордой жеребец «принца» в затылок, что-то угрожающе профыркав. Ишь, как к хозяину привязан, ревнивец!

– Ой, кончай с этим! – поморщился он. – А если честно?

– Эрвен, ты тупой или притворяешься? – вздохнула я.

– Ни то и не другое.

– В школу я поехала поступать…

– Вынужден тебя огорчить, но Кастиэль в той стороне, – Эрвен ткнул большим пальцем себе за спину, указывая на восток.

– Ага, спасибо, – мило поблагодарила я, – но я буду поступать туда своеобразным способом.

– Каким? – полюбопытствовал Эрвен, вряд ли думая, что я вообще когда-нибудь поступлю в школу Магии.

– Давай договоримся, – предложила я. – Ты не будешь срывать операцию, а я тебе все расскажу. Идет? Даешь слово?

– Честное королевское.

Пропустив мимо ушей прилагающееся «королевское», которое мило сочеталось со словом «честное», я под большим секретом рассказала о записной книжке моего родственника и о том, что мы едем, собственно, в Голубой замок за амулетом. Отчего-то Эрвенпохмурел, а потом задумчиво протянул:

– Странно… никогда не слышал о таком замке.

– Будь ты настоящим принцем, ты бы о нем знал, – как бы между прочим заметила я.

– Мелисса, это твое личное дело – верить мне или не верить, – с холодным превосходством заметил мужчина, – но я – принц, я знаю об этом, а большего для счастья и не надо.

– Эрвен, ну подумай сам, какой из тебя принц? – улыбнулась я, уязвленная его тоном. – Ты знаешь, что Эллерией управляет король Туер? А знаешь, что у короля всего два сына – принц Алес и принц Уилл? Что-то я не заметила твоего имени среди промелькнувших двух. Ты не принц и уж тем более не заколдованный… Я это знаю, а спорить со мной бесполезно.

– Как тебе угодно, – пожал плечами Эрвен и отвернулся.

После благодатного отдыха мы вскочили на коней и снова направились в путь. Я ни о чем особенном не думала (только о том, что буду делать, если поступлю в Боевую школу Магии) и спокойно себе покачивалась в седле, иногда сверяясь с картой в записной книжке.

Когда стали явственно проскальзывать признаки наступающего вечера, Эрвен вдруг сказал:

– И все-таки Голубого замка не существует.

Ну здрасьте! Припомнил тут… Он что, думает, что если какого-то термина или названия в его мозгах не осело, то это значит, что и предмета не существует? Чересчур самоуверенный и самовлюбленный тип!

Но самое интересное то, что Эрвен оказался прав – как это ни печально.

Солнце решило прикорнуть за горизонтом и решительно, но неторопливо поплыло книзу. Краски природы стали меняться от ярких и жизнерадостных на усталые, розовато-оранжевые. Легкий ветер приносил горькие ароматы травы и иван-чая, а птицы потихоьку угомонялись.

Взобравшись на какой-то холм, мы, наконец, увидели Тритоново море. Оно раскрашенной закатом рыже-голубой полосой уходило к горизонту. Дохнуло свежим морским ветром, приятно растрепав волосы. Внизу зеленел лесок да волны бились о галечный берег… Тоскливо жаловались чайки – то ли на горькую судьбу, то ли на наступивший вечер, то ли на рыбаков, расставляющих сети там, где не надо.

Судя по карте, где-то там, за лесом должна прятаться деревня, а что касается Голубого замка… он должен обретаться во-о-он перед этим лесом. Одна загвоздочка: его там нет. Только какой-то домик по размерам напоминающий избу, но с одним исключением ввиду того, что он был не деревянный, а белокаменный.

Застыв в седле Рыжей, я и так и этак вертела записную книжку, боясь, что вместо того, чтобы отправить нас на восток, я загнула на запад. Да нет. Вроде все правильно. Вот только где Голубой замок?

– Чего стоим? – дружелюбно поинтересовался Эрвен, но я мигом вычислила в его голосе злорадные нотки.

– Ищем в этом пейзаже замок, – буркнула я.

– Его нет, – театрально оглядев окрестности, сказал он.

– Я заметила, – фыркнула я и погнала кобылу вниз по холму.

– Что ты собираешься делать? – бросившись вдогонку, прокричал Эрвен.

– Зайду в дом, поинтересуюсь, куда дели Голубой замок, – отозвалась я.

– А если там живет Баба-Яга?

– Слушай, принц, ты больно уж помешался на колдуньях. И к тому же, это здание не на курьих ножках…

Я решительно соскочила с Рыжей и зашагала к дому. Но по мере того, как я приближалась к аккуратному заборчику, растеряла часть своей уверенности. А что, если тут живет сумасшедший, готовый броситься на того, кто первый откроет калитку? Или действительно – Баба-Яга? Тьфу, я еще с изнеженных принцев пример беру! Однако за заборчиком обнаружился не менее аккуратный садик с симметричными деревьями, цветочками на клумбах и резным колодцем. Нет. Явно не сумасшедшая Баба-Яга здесь проживает. Воображение услужливо нарисовало хозяйственную женщину с милыми ямочками на щеках, и я с прежней решимостью вошла в сад. Эрвен – за мной.

Перед дверью белокаменного домика я перевела дух и постучалась.

– Пожалуй, мне больше не надо меда, Меддок! – донеслось из-за двери.

Я посчитала это восклицание за положительный ответ и вошла. В прихожей к нам уже спешил… нет-нет, не хозяйственная женщина с ямочками, а старый-престарый, седовласый старец в заляпанной чем-то голубой мантии волшебника. Волшебник? А вот это интересно… Или нет?

– Здравствуйте, – с самой широкой улыбкой поздоровалась я. Эрвен был не так искренен, с высокомерной усмешкой оглядев нехитрое одеяние хозяина дома.

– Здравствуйте-здравствуйте, – забормотал старичок. – М-м… а кто вы такие? И… что вам надо?

– Н-ну… мы добрые путники, которых надо с дороги накормить, напоить да спать уложить, – сказала я, нагло делая шаг вперед.

Старик широко распахнул глаза и что-то беззвучно забормотал.

– Нет? – сникла я. – Ну ладно… Мы ищем Голубой замок. Вы… м-м-м… нигде поблизости не имели счастья его зреть?

Тогда старик сделал неожиданное: он улыбнулся. Перевел взгляд с моего лица на лицо Эрвена, а потом вернулся к моему и сказал:

– Вы, должно быть, желаете поступить в Боевую школу Магии?

– Да, откуда вы знаете? – изумилась я.

– Я – сэр Дралон, девочка, – ответил он.

– Вы?.. – удивилась я. – А-а… как же… замок… – Тут меня пронзила догадка. – Так это и есть Голубой замок?!

– Именно, – улыбнулся старик.

– Эта… изба? – не могла поверить я, поэтому не успела вовремя захлопнуть рот.

– Гораздо лучше называть его Голубым замком, – сухо сказал сэр Дралон.

– Извините… я не хотела вас обидеть… – покаялась я. – И тогда мне нужен…

– Амулет, – закончил старик, поправляя голубое одеяние. – Я не знаю, деточка, откуда вам известно о таком способе войти в школу Магии, но вы уже вторая, кто просит у меня мой амулет. А первым был…

– Вэлис, не так ли? –
Страница 5 из 18

прошептала я.

– Да-да, – удивленно сказал сэр Дралон. – Вы его знаете? Именно он первый добился, чтобы в Боевую школу Магии взяли по таланту, а не по положению в обществе и богатству. Там о таком способе не знали, но против семи волшебников, отдавших свои амулеты, пойти не посмели. Такие опытные маги в возрасте, как я, например, учат лучше всякого золота. Так вы знаете Вэлиса?

– Д-да, он мой родственник, – улыбнулась я.

– Пройдемте, гости дорогие, я поставлю чайник, – наконец, пригласил нас сэр Дралон в недра своего дома.

«Замок» оказался маленьким и уютным. На всех горизонтальных поверхностях можно было увидеть вазочки или горшочки с разнообразными растениями, большая часть из которых применялась в лечебных целях. Окно в сад было открыто, и оттуда тянуло вечерней прохладой и смешанным ароматом цветов, произрастающих в палисаднике. На стене сэр Дралон повесил чудесной красоты полотно, изображающее кентавра Хирона, вставшего на дыбы и одновременно натягивающего лук [Примечание: Кентавр Хирон – получеловек-полуконь, мастерски обученный искусству врачевания. Говорят, он был самым доброжелательным из кентавров, если вы можете себе такое представить.]. В камине горел огонь, распространяя такой удивительный аромат, что у меня мигом исчезла усталость.

– Интересно… – протянул Эрвен, щелкнув пальцем по одной из вазочек. Вазочка не выдержала столь возмутительного отношения к своей персоне, и страдальчески развалилась, издав предсмертный, тоненький звон.

– Эрвен! – шикнула на него я, делая страшные глаза.

Когда сэр Дралон вошел из кухоньки в нашу комнату, то осколки уже перекочевали на грядку палисадника. Содержимое подноса опасно закачалось, когда он заметил на полу какую-то соринку, попытавшись смахнуть ее. К счастью, Эрвен вовремя отобрал у него поднос, при взгляде на который алчно оскалился. Ну еще бы, мы же оба так проголодались за день! Наконец, сэр Дралон справился с «уборкой» и вместе с нами присел за стол. Получив официальное разрешение, мы с «принцем» наперегонки бросились опустошать тарелки с борщом, к сожалению, оказавшимся без мяса. Увидев, что я что-то высматриваю в своей тарелке, сэр Дралон усмехнулся и пояснил:

– Убивать животное даже ради пищи – большой грех.

– Угу, – согласилась я, беря еще кусок хлеба. Впрочем, даже без мяса борщ оказался вкусным и наваристым, а учитывая, что мы в гостях, все складывалось как нельзя лучше. Мы же нашли Голубой замок!

– Итак, вы нашли меня, – констатировал сэр Дралон, когда мы перешли на чай. На этот раз он присоединился к нам, выставив на стол ароматно пахнущие чашки и мед.

– Это она вас нашла, – ткнул пальцем в меня Эрвен, не желая ввязываться во всякие, не касающиеся его величества, дела.

– Да, – прошептала я, выложив на стол серую книжицу. – Это записки моего родственника, Вэлиса. Судя по всему, она заколдована.

Старичок протянул сухую руку к книжице, рассмотрел ее на свет, потеребил не открывающиеся страницы, полюбовался картой Голубого замка, а в довершение всего сделала несколько пассов, после чего заключил:

– Действительно, заколдована. Ваш родственник, миледи, был талантливым волшебником с уникальным взглядом на вещи. Он ведь знал, что у него есть такая очаровательная родственница, как вы? Возможно, он тоже желал бы, чтобы вы учились в Боевой школе Магии.

– Тогда почему бы ему не приехать ко мне и не забрать меня с собой, сэр? – несогласно тряхнула волосами я.

– Возможно, он хотел, чтобы ты всего добилась сама, – предположил сэр Дралон, помешивая чай ложечкой, и его глаза хитро сверкнули. – Тогда ты придешь в школу… более подготовленной, чем те, например, которые вошли в школу за счет золота.

– В смысле? – не поняла я, тут же захлебнувшись.

– Увидишь, – многообещающе сказал волшебник и, чтобы прервать мои дальнейшие расспросы, подвинул ко мне вазочку с медом, к которой как раз потянулся Эрвен, но лишь проводил ее грустным взглядом. – Ешь мед, деточка. Отличное лекарство от всех болезней.

– От простуды, – машинально поправила я, от сладости не отказываясь.

– Если внушить себе, что от меда тебе лучше, значит, так оно и есть, – загадочно вымолвил сэр Дралон.

Далее в течение десяти минут стояла тишина, нарушаемая лишь звяканьем чашек и прихлебыванием. Затем я отодвинула от себя пустую кружку, поблагодарила и пошла на свежий воздух, чтобы дать еды и коням. Рыжая принялась за этот процесс с удовольствием, а жеребец Эрвена фыркнул и повернулся ко мне задней частью туловища. Проигнорировав подставленную моему взору самую непривлекательную часть тела и налюбовавшись звездами, я вернулась в «замок», с порога спросив:

– Сэр Дралон, а вы дадите мне свой амулет? Пожалуйста!

– Всему свое время, девочка, – спокойно вымолвил старичок.

– Когда? – сникла я.

– Утро вечера мудренее, – вставая, сказал волшебник. – Идите спать, гости дорогие, вы устали за день. Я приготовил вам постели на чердаке.

– На чердаке! – оскорблено хмыкнул Эрвен.

– Спасибо, сэр, – искренне улыбнулась я, убив «принца» взглядом, от которого пустился бы в бегство даже кладбищенский вурдалак [Примечание: Вурдалак – нежить, напоминающая то ли человека, то ли дворнягу. Питается мертвечиной. Обычно встречается на кладбище, и обычно от него смердит за километр.].

Волшебник проводил нас до чердака, где оказалось очень даже уютно, но Эрвен все ворчал, не переставая. Огорчился, бедняга, что придется попортить безупречную шкурку сеном и грубой простыней, а не нежится на пуховой перине. Наверное, проснется в синяках. На чердаке везде стояли тяжелые сундуки и пахло сеном, крапивой и сушеным ландышем.

– Все не так плохо, а, принц? – зевнула я, устраиваясь на своей лежанке, а услышав в ответ сопение, добавила. – Ну, для меня неплохо, а ты можешь остаться без поцелуя, нахальная лягушка. Вот завтра сэр Дралон отдаст амулет…

– Думаешь, он так просто тебе его отдаст? – услышала я голос Эрвена, который безуспешно пытался устроиться поудобнее на своей лежанке.

– Думаешь, будет какой-то подвох? – насторожилась я.

– Будто ты не знаешь волшебников, – проворчал «принц», все еще вошкаясь в простынях.

– Утро вечера мудренее, – усмехнулась я в подушку, чувствуя приятную усталость во всем теле. Очень скоро я заснула, несмотря на раздраженное шуршание по соседству.

– Теперь, я думаю, можно продолжить нашу беседу, – сказал сэр Дралон, кажется, прямо мне в ухо. Небо едва-едва посветлело. Я же говорить сейчас ни о чем не хотела, закрываясь от волшебника одеялом. И надо было будить меня, чтобы продлить вчерашнюю беседу! Я спать хочу!

Сонно сев в постели, я протерла глаза (которые все равно закрывались) и, широко зевнув, спросила:

– Сэр, во сколько вы встаете?

– Недавно встал, милочка, – улыбнулся старичок, не чувствуя (или делая вид), что я злая, как черт. – Ложись на закате, вставай на рассвете и будешь здоров.

– Лучше болеть, вставая в полдень, – буркнула я, но все-таки встала и потянулась.

Эрвена ранняя побудка тоже не особо вдохновила. Он громко предъявлял добродушному волшебнику претензии, пока тот не наложил на него заклинание Молчания, и ушел в кухоньку
Страница 6 из 18

готовить завтрак, насвистывая веселенький мотивчик. Мы с Эрвеном уставились друг на друга через стол, как два зомби, нечаянно встретившиеся в пещере.

– Выспался? – поинтересовалась я, подавив чудовищный зевок.

Все еще скованный заклинанием «принц» злобно зыркнул на меня.

– Я тоже, – согласилась я.

На завтрак был травяной чай, хлеб и мед. Старичок рассказывал что-то забавное, мы с «принцем» хмуро переглядывались, пока хозяин «замка» не сжалился и не завел настоящий разговор:

– Итак, Мелисса, ты хочешь получить его? – волшебник вытянул из-за ворота чародейской мантии красивый голубой камень в золотой оправе, переливающийся в лучах восходящего солнца всеми гранями. Это и был тот самый амулет, из-за которого я пришла сюда.

– Д-да… – дрогнувшим голосом прошептала я, протягивая руки к амулету.

Щелчок, и камень исчез прямо из-под моего носа. Старичок поправлял ворот мантии, за которым скрылся обожаемый амулет.

– Но сначала, – невозмутимо вымолвил сэр Дралон, – ты кое-что сделаешь для меня.

Я посмотрела на Эрвена. Тот пожал плечами – предупреждал, мол, но что поделать? – но я прочитала в его янтарно-карих глазах рвущуюся наружу улыбку.

– Говорите, сэр, – проглотив ком облома, сказала я и убрала руки под стол.

– В одном дне пути отсюда, в глуши леса, вы найдете старый охотничий домик. Там живет старый тролль. Он уже по уши закидал меня письмами, но беда в том, что я не понимаю, что там написано, а для путешествий я уже слишком стар. Съездите туда, узнайте, что ему нужно и выполните это. И амулет твой, девочка.

Я глубоко вдохнула. Ну надо же! Не думала же я, что все будет так просто? О леший, а я и впрямь так думала! А, ладно, была – не была…

– Хорошо, сэр. Укажите туда дорогу.

– Все равно ты не станешь магом за столь короткий срок! Да и на кой черт тебе теперь водится с этими… троллями? Ради амулетика? – покачиваясь в седле жеребца, Эрвен пытался отговорить меня, но я упрямо вела Рыжую вперед, на провокации не отвечая. – Мелисса, а тебе самой это надо? У тебя прекрасный дом, хорошая работа и великолепнейшая кровать. Разве не выгодно просто поцеловать меня и жить обычной жизнью? А?

Его жеребец поравнялся с моей лошадью так, что боком задевал ее. Эрвен перегнулся ко мне и обольстительно прошептал в самое ухо, из-за чего мои волосы защекотали мне шею:

– Ну, давай же, Мелисса…

Но я резко повернула к нему лицо, сузив глаза, и четко выговорила:

– Эрвен, победа за мной, разве нет? У меня есть книжица, в которой написаны инструкции для поступления в Боевую школу Магии, – и я повернула голову обратно, шлепнув «принца» по лицу волосами и отодвинув его голову рукой.

Никогда не видела столь самоуверенных, самовлюбленных, грубых и не очень хороших типов! И они мне уже не нравятся.

К вечеру мы въехали в лес, указанный волшебником на моей карте. Лес оказался еловым, поэтому плохо пропускал солнечный свет, а кое-где не пропускал совсем. За нашими спинами сомкнулся мрак, едва мы въехали в чащу поглубже. У копыт лошадей клубился молочно-белый туман, кажется, тянущий к моим ногам свои влажные щупальца… Бр-р-р! На всякий случай я подтянула колени повыше, сотворив на кончиках пальцев ярко-желтую светящуюся бабочку размером с ладонь, которая полетела вперед, разгоняя мрак. Увидев ее, Эрвен скептически хмыкнул, но ничего не сказал. Забыла упомянуть, что он к тому же не уважает никого, кроме себя. Возомнил себя принцем и корчит здесь непонятно что!..

Наконец, среди деревьев показался деревянный домишко, некогда принадлежащий охотнику. Но сейчас он покосился, и, кажется, что его удерживали только растущие вокруг елки. Если бы я не была так осведомлена о его назначении, то посчитала бы его заброшенным.

Против воли я напряглась. Что я знаю о троллях? Что они боятся солнечного света, который обращает их в камень… Что они уродливы и личиком мало походят на человека… И что они людоеды. Третье знание вдохновляло меньше всего, и хотелось оказаться как можно дальше отсюда. Интересно, что троллю понадобилось от волшебника, что он даже попытался написать ему письмо? Может, сэр Дралон когда-то обидел его, а сейчас он жаждет мести и посылает приглашение на поединок? Хотя… тролли же особым умом не отличаются и поступают как можно проще. Зачем писать письмо? Лучше нагрянуть к обидчику домой и там с ним разобраться, чем ожидать вежливого отказа. Вообще, не представляю, что троллю (которые презирают людей, а магов – тем более) понадобилось от сэра Дралона, кроме как его усекновения?

После таких мыслей знакомиться с троллем расхотелось окончательно, но я мужественно скатилась с бока Рыжей и на дрожащих ногах подкралась к двери. Эрвен тоже слез с жеребца, с насмешкой наблюдая за моими действиями. В сумраке елового леса его прекрасное лицо и темно-красные волосы показались мне слегка страшноватыми, а насмешка – кровожадным оскалом. «Принц» никаких рыцарских маневров не предпринимал, стоя за моей спиной и храбро ожидая, когда я открою дверь.

Я открыла. Из темного проема повеяло пылью и… запахом горелых пирожков. Светящаяся бабочка ринулась вовнутрь, осветив рыжим светом потертый ковер на полу и пятнистые от влажности стены. Вспомнив единственное боевое заклинание, я осторожно прошла вслед за своим магическим «факелом», оглянулась на Эрвена, который так и застыл в проходе, а потом вдруг уставился на что-то за моей спиной. Сглотнув, я медленно обернулась и чуть не ткнулась носом в чей-то живот. Живот принадлежал троллю. Вообще, это существо лишь отдаленно напоминало человека; кожа у него была зеленовато-серой, нос – большой и крючковатый, а пальцы – длинные и сильные (наверное, с легкостью сломают мою шейку). На тролле были смешные шаровары, прожившие не одну сотню лет, каждый год которого знаменовался новой заплатой. А также маленький, распахнутый камзол в пятнах жира (небось, человеческого!).

– Кто вы такие? – строго прогремел тролль с сильным акцентом.

Я промычала что-то невразумительное, на всякий случай отступив назад. Моя бабочка рассыпалась на отдельные желтые искры, которые печально растаяли в воздухе.

– Гарнир, – подсказал Эрвен, выступив вперед.

От возмущения я вспомнила родной язык и перебила «доброго приятеля»:

– Я от сэра Дралона! А этот… пристал по дороге.

– От сэра Дралона? Гарнир? – совсем растерялся тролль. – Я не просил у него никакого гарнира…

– Нет-нет, мы пришли узнать… что вам нужно, – выдавила я, представив возможный ответ в виде кровожадной ухмылки и обещании сварить нас как-нибудь менее болезненно.

– А-ах, теперь ясно, – вымолвил тролль. – Проходите-проходите.

И сам пошел в главную комнату. Я подтолкнула Эрвена в спину – надо же, в конце концов, кое-кому побыть рыцарем. Это «ясно» абсолютно ничего не дало мне.

Впрочем, тролль отнюдь не был настроен враждебно, а скорее даже наоборот: он поставил чайник, и в комнате, наконец, стало светло и тепло (видимо, отсутствие и того, и другого нисколько не смущало хозяина). Однако это не значило, что надо ослабить бдительность, недаром же во всех учебниках и свитках написано, что тролли есть кровожадные людоеды.

– Так что ж, обследовать меня
Страница 7 из 18

будете? – царственно уселся в кресло хозяин дома. – Я вроде как писал письмо…

– Дело в том, что сэр Дралон не разобрал ваш почерк, – учтиво вымолвила я, на всякий случай вспоминая простенькое боевое заклинание.

– То есть, вы ничего не знаете? – до глубины души поразился тролль, поднос в его руках качнулся, и по полу рассыпалось что-то черное. Это были обугленные пирожки, которые тролль, по-видимому, готовил впервые в жизни.

– А что случилось? – осторожно спросила я, помогая ему собрать на поднос это уникальное блюдо, но не забывая о безопасном расстоянии.

– Я умираю! – трагически прохрипел тролль.

Я вытаращила глаза. Было от чего, ведь тролль выглядел абсолютно здоровым – не кашлял, не чихал, да и вообще смотрелся бодрячком. А может, это секретный пароль такой, значащий нечто особенное?

– Улыбайся, – прошептал мне на ухо Эрвен. – Нас разыгрывают.

– Умираете? – вместо ценного совета глупо переспросила я. – А-а-а с чего вы взяли?

– У меня предчувствие, – произнес тролль. – А оно меня никогда не подводило.

Позабыв, что пишут в книгах о троллях, я принялась втолковывать ему, что он абсолютно здоров. Тролль яростно со мной спорил, выражая сомнения на этот счет. Я произнесла парочку простых заклинаний лечения, но даже это не убедило упрямого больного. Эрвен вообще оставался третьей стороной, хмыкая на все фразы, а потом вовсе ушел осматривать нехитрый домишко.

Я признала авторитет тролльего мнения, и он стал моим пациентом. Если я вылечу его от совершенно незнакомой и невидимой мне болезни, то точно получу амулет сэра Дралона.

И я начала это нелегкое дело.

Я поила тролля целебными отварами из моих травок, которые лично мне всегда помогали. Я жгла благовония, навоняв во всем домишке. Поскрипев мозгами, я даже придумала новое заклинание Исцеления, довольно-таки действенное, не зря же оно отнимало половину моих волшебных сил.

Но все это было глупой тратой времени. Зачем лечить абсолютно здорового тролля? А впрочем, не такой уж и глупой – ведь во время лечения я изобрела новое заклинание, а также весьма поднаторела в искусстве врачевания.

В бесплодных попытках прошло несколько дней…

А потом у меня родилась идея.

– Эрвен, ты не мог бы мне помочь? – попросила я, вытаскивая «принца» из тролльего жилища на улицу.

– Я сделаю все, что угодно, лишь бы побыстрее свалить из этого убогого места, – грубовато отозвался Эрвен.

Я оглядела довольно-таки красивый еловый лес в свете заходящего солнца и с ним не согласилась. По крайней мере, по поводу «убогого места». Пушистые красавицы-елки будто дышали, а воздух вокруг насквозь пропитался ароматной смолой.

– Хорошо, – кивнула я. – Нужно устроить небольшое представление для моего пациента.

Следующие несколько минут я объясняла «принцу» свой грандиозный план, а он кивал, сложив руки на груди. Только когда солнце совсем зашло за лес, мы с Эрвеном вернулись в домик.

Эрвен тут же подошел к сидящему в кресле троллю и замогильно сообщил:

– Кажется, мы знаем, что не дает тебе покоя. В тебе сидит черная душа какого-то существа, которое постепенно приближает тебя к гибели.

Тролль проникся и вскочил на ноги, попутно воскликнув:

– Так я и знал!

– Спокойно, я могу вас вылечить, – включилась в игру я. – Я умею изгонять демонов из тел. Полежите только пять минуточек спокойно.

– А точно изгонишь? – жалобно вопросил пациент.

– Конечно, у меня большой опыт изгнания, – солгала я, укладывая тролля на кровать.

– Давай я нарисую магический треугольник, – предложил Эрвен, хватая из потухшего камина уголек и принимаясь ловко чертить на потолке над «больным» нечто замысловатое.

– Спасибо, Эрвен, – поблагодарила я, тем временем выуживая из сумки серебряный ножик. – Не бойтесь, не бойтесь, этим мы искромсаем поганого демона на мелкие полоски. А теперь не шевелитесь.

И стала быстро порхать пальцами над грудью тролля, произнеся во весь голос:

– Парбентулэлу! Акавира ха мене луиста! Гхарынг тэ дуло!

Эти слова ровным счетом ничего не значили – так, просто тупой набор букв, но все-таки возымели эффект: тролль задрожал. Вообще, заклинания следует произносить шепотом, а то ничего не выйдет, но я не собиралась информировать капризного пациента. В конце этой фразы я вставила короткий шепоток, и над грудью «больного» вспыхнуло неприятным красным светом, которое дымом поднялось вверх и будто всосалось в цент магического треугольника, сопровождаясь душераздирающими воплями. Конечно, никакого демона в тролле не было, а зловещий дым и вопли наколдовала я. Обычная показуха.

Потом все затихло. Тролль тяжело дышал, и на его лбу выступили капельки пота. Он выдохнул:

– Оно… все?

– Оно все, – серьезно согласилась я, вставая с кровати и отряхивая руки. – Демон сидит в том треугольнике. Теперь вашей жизни ничто не угрожает.

– И что мне с ним делать? – с опаской покосился на треугольник тролль.

Эрвен с готовностью запрыгнул на кровать и воткнул в центр треугольника серебряный нож.

– Теперь ничего, – ответил он. – Демон только что умер.

– Спасибо вам! – вдруг тролль разрыдался. – Мне давно не было так хорошо и легко, смерть и впрямь больше не давит на меня. Спасибо! Вы спасли меня!

– Шарлатанка, – выходя за дверь, беззлобно фыркнул Эрвен. – И еще ведь меня втянула в это!

– Подумаешь, обманула немножко, – отозвалась я, вскакивая в седло.

– А если он и впрямь умирает? – поддел меня «принц».

– Если бы он умирал, разве я бы так поступила? Кстати, большинство целителей говорят о том, что достаточно думать о чуде, и организм сам избавиться от болезни. А этот больной вообще больным не являлся.

– Отличная работа, Мелисса, просто блестящая! – восклицал сэр Дралон.

– А я как будто вообще ни при чем, – буркнул Эрвен. – Так, рядом стоял…

Маг Голубого замка проигнорировал его, продолжая меня нахваливать:

– Ты просто молодец, а я голову ломал, как его лечить… – он и не заметил, что в запале сболтнул лишнего, а я тут же за это ухватилась:

– Не разобрали почерк, правда? Так вы знали! Знали, что ему нужно!

– Наверное, – старик смущенно пожал плечами и, чтобы переключиться с темы, снял с шеи амулет с блестящим голубым камнем и надел его через мою голову. – Тем не менее, ты заслужила его, Мелисса. Удачи!

Неделя вторая

Фиолетовая магия

Очаровала одного, очаруй и другого

    Строка из русалочьей песни

Качаясь в седле, я рассматривала карту до следующего замка. На этот раз книжица открылась на третьей и четвертой страницах, на первой из которых было выведено: «Второй такой волшебник – сэр Лео из Фиолетового замка». А на следующей странице карта к этому замку.

Узнав, куда мы едем, Эрвен горделиво фыркнул и снова сказал что-то наподобие того, что он не слыхал о Фиолетовом замке. «Опять попадется каменная избушка», – заверил он. Я оставила его комментарии без внимания, сосредоточившись на выборе направления.

– Мелисса, ты меня поражаешь! – устав слушать лишь топот копыт по пыльной дороге, Эрвен не выдержал. – Ты мучаешь и себя, и меня! А зачем? Ну, всего лишь один…

– Эрвен, думаешь, я только из-за спора это делаю? – взглянула
Страница 8 из 18

на него я. – Да если бы мне это было не нужно или я бы не знала, как это сделать, то я просто осталась бы дома и все. А я хочу, понимаешь, хочу стать настоящим магом.

– Ты злая и циничная! А то, что я умру, это ничего, да? – высказал «принц».

– Ты умрешь? – равнодушно переспросила я, сверяясь с картой. – Эрвен, ну кого ты хочешь обмануть?

– Да, я умру, если ты меня не поцелуешь! – сказал он. – К несчастью, ты единственная, кто сможет снять с меня чары.

– О-о, это комплимент? – поинтересовалась я, все еще не отрывая глаз от карты и мимоходом катая в зубах травинку.

– Нет, это сожаление, что ты одна не сходишь по мне с ума.

– Правда? – на этот раз я с интересом глянула на Эрвена из-под челки, оценивающе скользнула по лицу и не нашла ни одного недостатка в его внешности (даже волосы такого странного цвета ему очень шли). – Было бы по чему сходить… Какой-то ты очень самоуверенный… Кстати, а отчего у тебя волосы красные?

– Кровью жертв измазал, – с достоинством фыркнул «принц», отворачиваясь.

А я в это время начала анализировать ситуацию. Итак, что мы имеем? Эрвен утверждает, что он заколдованный принц, чары с которого могу снять только я (как ни глупо это звучит), поцеловав его. Прямо сказка какая-то! Видимо, чары скоро убьют его? Замысловато как-то он придумал. Или не придумал? Какой вообще смысл терпеть меня из-за какого поцелуя? Если у него нехватка любви и девичьего внимания (в чем я сомневаюсь), то пусть идет по деревням с громкими звуками – там к нему красотки сами на шею кинутся. Выходит, он и впрямь заколдован? А если нет, то зачем Эрвен ломает цирк? Никогда мне не понять изощренные умы принцев.

Тем временем, мы приближались к какому-то поселению: не то к большому селу, не то к маленькому городу. На площади, где недавно развернули базар, мы пополнили запасы провизии, и вдруг я увидела на краю площади странное столпотворение.

– Что там? – заинтересованно встала на цыпочки я.

– Не знаю, – равнодушно пожал плечами Эрвен. – Может, казнь?

Я нырнула в толпу, робко протискиваясь между людьми, которые что-то взволнованно и наполовину сочувственно обсуждали. «Принц» пошел следом, чтобы, не дай бог, не потерять меня из вида.

Это была не казнь. Посреди толпы стояла клетка, в которой сидел… мальчонка лет десяти. У него были встрепанные черные волосы и грязное, смуглое лицо с острым подбородком и тонкой шеей. Одет он был в простые штаны, сапоги и мятую рубашку. Черные глаза испуганно бегали по лицам зевак, как у дикого зверька, попавшего в капкан.

Вдруг глаза мальчишки остановились на лице Эрвене, они радостно вспыхнули, и мальчонка навалился на прутья клетки, выдохнув:

– Сэр! Помогите…

Эрвен отделился от толпы, лениво подошел к клетке и нехорошо усмехнулся.

– Сэр, пожалуйста…

– Что ты забыл здесь, в клетке, мальчишка? – «принц» прямо-таки источал лед. – На кой черт ты вообще последовал за мной? В который раз повторяю: я не нуждаюсь в твоей жалкой помощи.

– Но, сэр!.. – мальчонка едва не плакал.

– Ни слова больше, – отмахнулся Эрвен и, развернувшись, растворился в толпе.

– Эрвен! – крикнула я ему вслед, но он не обернулся, и я, пожал плечами, снова повернулась к клетке и спросила у охраняющего ее стражника. – Скажите, что он сделал?

– Оскорбил нашего мага, миледи, – учтиво ответил тот. – Это маг-недоучка.

– Освободите его, – сказала я. – Я заплачу… у меня есть деньги…

– Не могу, миледи.

Я слегка пошевелила пальцами и едва слышно прошептала заклинание Глубокого Взгляда, которое было практически равно гипнозу. Просто у того, кто смотрел тебе в глаза, сразу появлялись к тебе уважение и симпатия.

– Десять золотых, больше у меня нет, – сказала я, в упор глядя на стражника.

– Н-ну… э-э-э… ладно, хорошо, – сдался он, отобрал от связки ключей нужный и отпер клетку. Хм, а я боялась, что заклинание не подействует, так как оно оказывает влияние только на людей, имеющих слабую волю. На самых мелких магов, не говоря уж о королях, оно не окажет никакого результата. К счастью, в данном случае заклинание Глубокого Взгляда на стражника подействовало, и он сгреб предложенные мной золотые и покатил пустую клетку подальше от шумной толпы. Мы с мальчиком выбрались из кучи и поплелись вслед за Эрвеном.

– Спасибо вам, добрая леди, – поблагодарил он.

– Да чего уж там, коллега, – улыбнулась я, грустно поигрывая в кармане кошельком, в котором едва слышно звенели два медяка да одна серебрушка. М-да, негусто… Придется подрабатывать клоуном в деревнях, показывая магические фокусы на потехе публике, как я уже делала однажды голодной зимой.

– А вы магичка? – спросил мальчик, вприпрыжку следуя за мной. – Я почувствовал, как вы использовали Глубокий Взгляд…

Я резко остановилась, и мальчонка, не договорив, врезался мне в спину. Так, так… а это интересно… Этому малышу всего десять лет, а он уже успел стать магом-недоучкой, нагрубив какому-то местному волшебнику и, самое главное, он умеет различать заклинания, что характерно, скорее, для ступени Мастера и то при использовании сложного заклинания Истинного Зрения. Волшебник не может без особого заклинания почувствовать следы магии, а распознать – тем более.

– Кто ты такой? – без обиняков спросила я.

– Коллега, – осторожно ответил мальчик.

– Какой ступени?

Мальчишка замялся.

– Ну, говори, чего уж там?

– А вы точно никому не скажете?

– Честное слово.

– Ну, хорошо, – мальчик вздохнул. – Я – лесной демон.

– Лесной демон?!

Мое удивление можно было понять. Ведь лесных демонов истребили давным-давно, всех до единого. Мне всегда было интересно, как же их уничтожили, если они по внешнему виду неотличимы от людей и не обнаруживаются никакими заклинаниями. Впрочем, иногда можно отчетливо увидеть в глазах лесного демона зеленые искры (если верить автору одной книги). Лесные демоны обладали нехилой такой магией природного типа и занимались тем, что наводили порядок в лесах. Но также они могли втесаться в ряды людей: стать королевским советником – идеальный вариант, ведь они слывут мудрыми существами. Якобы, все тайны им открывают деревья… В общем, здесь, в Эллерии, они были вместо эльфов, которые живут в какой-то далекой и загадочной стране, Траванице, что в переводе означает «изумрудная звезда». Лесные демоны считаются у них вроде как изгнанниками… Не помню точно. Кстати, лесные демоны рождаются, если верить книгам, в определенном облике, который сохраняется на вечность.

Мальчишка ухмыльнулся, как будто мог слышать торопливую толкотню моих мыслей, и протянул узенькую ладошку:

– Лари.

– Мелисса, – пораженно выдохнула я, пожимая его ладошку. – А вы… вы вроде как… погибли… Ой, прости…

– Ничего, – тепло улыбнулся Лари. – А где Эрвен?

– Да, я тоже хочу это знать, – нехорошо протянула я, оглядываясь по сторонам. – Как он мог кинуть тебя? Вы ведь знакомы? Ладно, это потом…

Эрвен обнаружился на конце села, сидящий в седле белогривого коня и держащий Рыжую за вожжи. Судя по виду, ему не терпелось двинуться в путь, и, судя по глазам, он был чем-то недоволен.

– Выкупила его, да? – злобно поприветствовал он нас, кидая мне поводья, из-за чего Рыжая
Страница 9 из 18

испуганно шарахнулась.

– Это не твое дело, – вскакивая в седло, ядовито вымолвила я, уязвленная его тоном.

– Сэр Эрвен… – начал было Лари, но «принц» грубо его оборвал:

– Помолчи, сопляк!

– Садись, Лари, – тихо сказала я, слегка придвигаясь вперед, чтобы мальчик влез сзади.

– Куда? – сухо спросил Эрвен, глядя на меня, как на пустое место. Почему-то его взгляд поразил меня до глубины души, и я почувствовала себя полным ничтожеством.

– Прямо, – в тон ему ответила я, проводила его удаляющуюся фигуру и обратилась к Лари. – Какой-то он сегодня злой… ты не обижайся на него.

– Злой? – искренне изумился мальчишка, а потом вынес вердикт. – Обычный.

– Так вы знакомы? – обрадовалась я.

– Да, – ответил он безо всякого выражения в голосе.

– Он и вправду принц, которого заколдовала нехорошая Баба-Яга? – поинтересовалась я.

– Нет, – медленно произнес Лари. – Просто принц.

– Принц? Не может быть!.. И откуда он, такой, взялся?

– Мне запрещено говорить, – вздохнул мальчик. – Мне много чего запрещено.

– А ты ему кто? – спросила я. В отличие от Эрвена, Лари верилось сразу. Ладно, пусть будет принцем без кавычек, мне-то что? Хоть принц болота, хоть вонючего пруда, хоть даже придорожной канавы… Потому что принцем Эллерии он быть никак не может.

– Слуга, – признался Лари. – А как вы его осадили? Когда он не занят… м-м-м… кое-чем, он предпочитает гордое одиночество.

– Он сам за мной поплелся.

– Сам?!

– Ну да, поцелуя требует, – сказала я, повернулась в седле и, как смогла, встретилась с недоуменным взглядом мальчишки. – Его, вроде как, кто-то заколдовал, а чары развеются только с моим поцелуем. Ну не бред?

– Правда? – мальчишка выглядел не менее скептически. – Неужели ты та самая девушка?

– И мы поспорили на поцелуй, – продолжала я. – Если я за семь недель поступлю в Боевую школу Магии, то он должен мне будет мэлиол необыкновенный, а если нет – я ему поцелуй. Погоди, ты что-то знаешь про эту историю с колдуньей?

– Да, знаю, но, извини, не скажу.

Вообще, у меня было много вопросов к слуге Эрвена, но я не стала терроризировать бедного мальчика, тем более, что на главный вопрос я все равно не получила ответа. Принц какого королевства? Что ему от меня нужно? Вместо тысяч волнующих меня вопросов и толкущихся в голове, как пчелы в улье, я задала менее важный:

– Ты сказал, что его сегодняшнее настроение – обычное? В каком это смысле?

– В прямом, – сказал Лари. – Он всегда такой.

– Он всегда обижает направо и налево, не имеет жалости к ближним и раздражается? – недоверчиво поинтересовалась я.

– Да, – просто вымолвил лесной демон.

Интересно… А при встрече со мной он был очень даже ничего. Так это потому, что ему что-то от меня нужно! Знать бы, что именно…

Фиолетовый замок мы нашли на рассвете, когда солнце едва прикоснулось ласковыми лучами к нанизанной росой траве и тепло шелестящим деревьям. Замок обнаружился в глуши, на аккуратной поляночке, в нескольких километрах от очередного городка. В строгом смысле слова, замок замком не являлся, скорее, он больше походил на элегантный особняк. К нему вела каменная дорожка, обтекая красивый фонтан в виде лампы джинна, из носика которой, сверкая, словно сыплющиеся алмазы, лилась вода. В ухоженном фруктовом саду, как и полагается, уже работали просто одетые люди.

Едва я, Эрвен и Лари (последние старались смотреть на что угодно, но только не друг на друга) подошли к кованым воротам особняка, как они театрально распахнулись, явив нашим взорам элегантно одетого мужчину неопределенного возраста, с зелеными глазами, благородными чертами лица и осеребрившимися висками. Такой тип мужчин к годам обычно внешне становится более красивым и мужественным.

– Здравствуйте, господа и леди, – нисколько не удивившись, произнес мужчина, будто каждый день по утрам к нему жаловали гости.

– Здравствуйте, сэр, мы… э-э-э… ищем сэра Лео, – проговорила я, сраженная великолепием собеседника. Лари тоже вежливо поздоровался, один лишь Эрвен, придирчиво оглядев мужчину, посчитал ниже своего королевского достоинства проделывать эту нехитрую процедуру. После этого оба отошли назад, к лошадям: один – из вежливости, другой – из-за надменности.

– Вы его нашли, миледи, – улыбнулся мужчина в элегантном костюме. – Чем я могу быть вам полезным?

– Помощью в поступлении в Боевую школу Магии, сэр, – более уверенно ответила я.

– Понял вас, миледи, – склонил голову сэр Лео, вытащил из-под рубашки фиолетовый камень на золотой цепочке, близнец амулета сэра Дралона, отличающийся от него лишь по цвету. – Как вас зовут?

– Мелисса, – сказала я, делая усилие, чтобы оторвать взгляд от великолепного амулета.

– Мелисса, – мужчина взял мою руку в свою, из-за чего я слегка покраснела, – я с радостью помогу вам с поступлением в школу Магии, но для начала вы поможете мне, хорошо?

– Конечно.

А я ничего другого и не ожидала.

– Вы пригодитесь мне, как женщина. Послезавтра ко мне приезжает один очень почетный гость, имеющий лишь один недостаток – он падок до симпатичных девушек. Когда-то мы с ним вместе пытались создать кольцо невидимости, но наше дело успехом не увенчалось. Мой друг надел его себе на палец, но сам не исчез. Исчезло кольцо, став невидимкой на его пальце. Он делает вид, что давно забыл о его существовании, и не отдает его мне. Мне же оно очень нужно. Очаруйте его, миледи, снимите с пальца кольцо, и мой амулет – ваш.

Проследив за его мыслью, я задумалась. Мне нужно очаровать некоего незнакомца, чтобы незаметно забрать с пальца кольцо-невидимку? Вот так раз!.. Если бы я была длинноногой красавицей, то у меня были бы все шансы, а так… Впрочем, попытаться стоит. Мне же нужен амулет.

– Хорошо, я согласна, – решилась я. – Как мне это сделать?

– Я обучу вас некоторым заклинаниям, – обнадежил сэр Лео. – Надеюсь, вы никуда не торопитесь?

– Он предоставил тебе покои? – хмыкнул Эрвен, развалившись на кровати в отведенной мне комнате особняка. Лари скромно сел на стульчик.

– Да, и извинился, что для вас комнат не нашлось, – рассеянно сказала я, раскладывая необходимые вещи на столе.

– Ха, да этому разодетому упырю просто не понравилось, что я не оказал ему почет и уважение, – хмыкнул принц. – Так-то по всему особняку может найтись десять свободных комнат.

– Он не упырь, – отмахнулась я.

– Соблазнилась им? – насмешливо спросил Эрвен.

– Дурак, – беззлобно вымолвила я, наконец, усаживаясь в кресло, в котором тело уютно обмякло после долгой скачки.

– Ну и что тебе надо сделать, чтобы получить его амулет? – решил зайти с другой стороны Эрвен.

– Очаровать его друга, – вымолвила я, блаженно закрывая глаза. Через умиротворение я услышала смех и возмущенно открыла глаза.

Смеялся Эрвен, даже сев на кровати.

– Да что смешного?!

– Мелисса, ты удивительная девушка, – закончив смеяться, сказал принц. – Ты не захотела подарить всего один поцелуй мне, когда как с радостью принимаешься соблазнять некоего друга того человека, которого даже не знаешь?! Когда вернусь, то расскажу Аринне… – И он спокойно улегся обратно, все еще зло ухмыляясь.

– Считаешь, ты лучше других? – с вызовом
Страница 10 из 18

спросила я.

– Да, – не шевелясь, вымолвил красавец с темно-красными волосами. – Так оно и есть.

– Самовлюбленный тип, – сделала вывод я, отклоняясь на мягкую спинку кресла и вновь закрывая глаза.

Лари хихикнул, но вовремя спохватился и мастерски выдал смех за кашель.

Внутри особняк был не менее величественен, чем снаружи. Каждая вещь, будь то вазочка на изящном столике или парадная дверь, несли какое-то особое очарование. Кажется, даже тишина, сутки напролет стоявшая в помещениях, была наполнена чем-то волшебным и восхитительным.

В главном зале стояла большая статуя женщины, похоже, богиня красоты. Эрвен начал было опускать по поводу статуи всяческие похабные шуточки, громко объявляя, чем она ему не нравится, и я в лишний раз убедилась, что он не так хорош, как представлялся мне в начале. К тому же, увидев мои поджатые губы, принц нисколечко не смутился и продолжил процесс критики, как будто решил нарочно мне надоесть.

Также в этом зале была потрясающая картина во всю стену: множество однообразных людей внимают какому-то человеку, резко выделяющемуся из этой толпы и красивой одеждой, и прекрасным лицом; и все это на фоне голубых гор… Всегда мечтала увидеть горы.

Пока мы осматривали местные достопримечательности, Лари все время порывался что-то сказать Эрвену, но тот грубо обрывал все попытки мальчишки. В конце концов, лесной демон поджал губы и отстал, пробормотав что-то очень похожее на «сам виноват».

– Давай еще раз, – неумолимо сказал сэр Лео, пока я оттирала пот со лба.

– У меня это не получится, – прошептала я.

– Просто поверь в себя!

– Я верю! Я просто не верю этому заклинанию.

Уже день и три часа от утра сэр Лео безуспешно пытался научить меня сильному заклинанию Очарования, которое могло подействовать даже на волшебника, при условии, если чары хорошенько замаскировать, чтобы не быть обнаруженным. Практику я должна буду пройти на друге волшебника Фиолетового замка, у которого надо будет незаметно снять кольцо.

Сегодня на занятия пришел Эрвен, с комфортом развалившись на диване и иногда опуская колкие комментарии. Когда в очередной раз у меня ничего не получилось, он как бы между прочим изрек:

– Слабачка ты, Мелисса.

Я разозлилась, соорудила в кулаке маленькую шаровую молнию и зашвырнула ее в наглого принца, в запале прикрикнув:

– А ты вообще вали отсюда!

– Спокойствие, Мелисса, – воззвал ко мне сэр Лео, когда Эрвен ловко увернулся от моего снаряда. – Никогда не поддавайся на провокации. Это вредно для репутации.

Я глубоко вздохнула и снова прошептала заклинание, подумав при этом, что скажет этот самовлюбленный принц, когда я все-таки поступлю в Боевую школу Магии. Конечно же, снова ничего не вышло… Хотя… почему тогда я чувствую, что мои волшебные силы наполовину опустели? Я несмело подняла глаза на сэра Лео и увидела его одобрительную улыбку:

– У тебя получилось, Мелисса.

Я повернулась к Эрвену и зло показала ему язык. И обомлела. Он смотрел на меня такими глазами, как будто увидел кучу золота и драгоценных камней. И я испугалась – а вдруг заклинание Очарования действует и на него? Мне же не нужен такой, такой… злой и жестокий. Впрочем, Эрвен на удивление быстро справился с сильным заклинаниям, помотал головой, будто отгоняя назойливое видение, и снова посмотрел на меня, как всегда – буднично, немного холодно и слегка равнодушно. Такой взгляд устраивал меня больше, и я облегченно вздохнула.

– Можешь отдыхать, – разрешил сэр Лео. – Осталось только слегка потренироваться. Ты способная волшебница, Мелисса, и однажды ты доберешься до уровня Гроссмейстера. Кстати, не забудьте, что через час обед.

– Подожди, я с тобой, – сказал Эрвен, поспешно пристегивая к поясу простые ножны с кинжалом, который всюду таскал с собой. Не знаю, чем была вызвана эта странная любовь, возможно, что его ему подарила любимая девушка. Как там ее… Аринна, наверное.

– Тебя мне для полного счастья не хватало, – закатила глаза я, все еще обиженная из-за «слабачки».

– И я с вами! – радостно вымолвил Лари, с готовностью вскакивая на ноги.

– Может, я хочу погулять в одиночестве… – небрежно обронила я.

– Вот именно, – сказал принц, обращаясь к своему слуге. – Посиди тут.

Мальчишка надулся.

– Эрвен! – возмутилась я.

– Ну чего?!

– Разве ты не видишь, что Лари хочет что-то тебе сказать вот уже несколько дней? Мне не говорит, поэтому, почему бы тебе не остаться с мальчиком и не выслушать его? А я, чтобы не мешать вам, пойду прогуляюсь.

С такими словами я вышла.

Сегодня впервые за много дней было пасмурно, но дождя пока не было, о чем свидетельствовали сухая трава и дорожки в саду особняка. Я зашла поглубже в сад, чтобы меня никто не нашел, и задумчиво уставилась на яблоню, погрузившись в свои мысли. Иногда любому человеку надо побыть одному, чтобы наладить порядок в голове.

Я сумасшедшая. Да чтобы я покинула родной дом из-за глупого (очень глупого!) спора?! Ни за что! Тем более, легкой на подъем я никогда, вроде, не была. Так что же случилось? Да ничего особенного – я просто сошла с ума.

– О чем задумалась?

Вздрогнув, я обернулась и увидела Эрвена. Быстро он с Лари поговорил, даже очень… значит, вообще не поговорил.

– Чего тебе? – буркнула я.

– Прости меня… – прошептал Эрвен, но так фальшиво и нехотя, что меня сильно задело, и я резко выпалила:

– Мне не нужны твои извинения!

На это принц пожал плечами: мол, не нужны и не нужны, не буду тебе их навязывать. А потом взволнованно завел тот разговор, ради которого пришел сюда:

– Мелисса, а знаешь, что я больше всего люблю? Свою жизнь. У меня есть все: высокое место, богатство и любимая девушка. Я не хочу умирать, чтобы потерять все это. Но факт остается фактом – я скоро умру, если ты меня не поцелуешь. Ну чего тебе стоит, а? За спасение своей жизни я хорошо заплачу тебе, и ты сможешь поступить в школу Магии безо всяких этих амулетов… Подумай, Мелисса. Эта сделка выгоднее, чем какой-то глупый спор.

Так значит… Сначала он пытался мне понравиться, потом нагло соблазнял на поцелуй, а теперь золото предлагает? Что же будет потом?

– Откуда ты знаешь, что именно я должна тебя спасти? – тихо спросила я, сглотнув образовавшийся в горле ком.

– Когда колдунья заколдовала меня, то она сказала, что меня спасет поцелуй единственной на свете девушки, которая не примет меня всерьез. А еще, что ее имя начинается на букву «М».

– Ну и что? – хмыкнула я. – Много девушек живет в Эллерии, носящих имена на «М» и которые не приняли бы тебя всерьез.

– Это ты, Мелисса, я знаю.

– Откуда?

– Колдунья показала твой образ в хрустальном шаре.

Я вздохнула. Все казалось слишком мелочным и запутанным, чтобы быть правдой.

– И за что она тебя так? – хрипло вымолвила я, облизнув сухие губы.

– За… один проступок, – поморщился принц.

– Проступок, говоришь? – я нервно рассмеялась, с каждой фразой повышая голос. – Ты кругом обижаешь людей, Эрвен. Ты даже не пытаешься вести себя прилично. Когда тебе что-то нужно от кого-то, то ты и то с большой неохотой принимаешься понравиться этому человеку. Пока ты не исправишься, я ничем тебе помочь не смогу.

В карих
Страница 11 из 18

глазах так неожиданно замелькали холодные молнии, что я непроизвольно отшатнулась. Сейчас в них была злость и что-то жесткое. Он в один миг как будто вырос. Эрвен стал наступать на меня, угрожающе приговаривая:

– Я обижаю, да? Я просто не бегаю перед всеми на задних лапках, пытаясь вымолить кусочек повкуснее. Я сам себе хозяин. И я буду жить, хочешь ты этого или нет… И если ты не желаешь дать мне элементарного, то я сам возьму.

И одним широким шагом преодолев разделяющее нас расстояние, Эрвен больно прижал меня к стволу яблони, впившись губами в мой рот. Я задохнулась, попыталась его оттолкнуть, но мои попытки успехом не увенчались – это было все равно, что пытаться сдвинуть с места гору. А потом… потом все закончилось, и он отошел от меня, рывком взглянув на свою левую ладонь.

– Не сработало. Черт возьми, моя жизнь зависит от какой-то сопливой девчонки! Уж лучше умереть! – зло прошипел Эрвен и потопал прочь.

Как он узнал, что этот поцелуй не развеял чары, ума не приложу. Меня больше всего занимало сердце, гулко бьющееся в груди… И жестокость другого, так непохожего на мое собственное.

Когда я пришла в свою комнату, то Эрвена там не оказалось, впрочем, как и всех его вещей. Удрал. Ну и скатертью дорожка! Я была так зла и напугана, что своим воинственным сопением разбудила спящего на краешке кровати Лари.

– Что случилось? – сонно спросил он.

Я грозно зыркнула на любопытного мальчишку, тяжело плюхнувшись на стул. Но вдруг Лари ахнул, вскочил на ноги и догадался:

– Он поцеловал тебя, да?

От удивления у меня даже прорезался голос:

– Откуда ты знаешь?

– Да так… – мальчишка отвел взгляд. – И как?

– Не понравилось, – горько хмыкнула я.

– Да нет, он расколдовался? – поинтересовался он и, не дожидаясь ответа, пробормотал. – Видимо, нет…

– А мне плевать! – звенящим шепотом вымолвила я. – Пусть катится на все четыре стороны, можно и на две дополнительные, лишь бы подальше от меня.

– Так он ушел?! – мальчишка встрепенулся, бегло оглядел комнату и севшим голосом прохрипел, схватившись за голову. – Плохо дело… О нет, я убил принца!

– Как? – заинтересовалась я.

– Я не сказал ему… – Лари судорожно сглотнул. – Король и королева меня убьют!..

– Что ты ему не сказал? – решительно потребовала я.

Минуту Лари смотрел на меня широко распахнутыми черными глазами, в которых вдруг замелькали зеленые искры, а потом выдохнул:

– На Эрвена объявили охоту.

Друг сэра Лео оказался таким же слегка слащавым человеком с благородными чертами лица. Впрочем, одет он был гораздо богаче, как павлин, собравшийся на праздник. На изящных пальцах сверкали тяжелые перстни, костюм был расшит золотыми и серебряными нитками, на туфлях блестели пряжки. Его походка и жесты были плавными и будто бы выученными наизусть для какой-нибудь роли.

Когда сэр Лео представил меня другу, тот сразу склонился в поклоне, поцеловав мои пальцы. Звали его Ласом. Я была в полном вооружении – то есть, зачарованная заклинанием Очарования, поддерживать которое уходило значительное количество волшебной силы из резерва. Пока это мне удавалось.

За ужином сэр Лео и Лас беседовали о своих прошлых воспоминаниях, а Лари печально тыкал вилкой в картошку, как будто та была виновата во всех бедах его жизни. Он не бросился вслед за Эрвеном только потому, что я не дала ему свою лошадь и воззвала к благоразумию мальчика. Этот мальчишка так ничего толком и не объяснил. Кто охотится на его хозяина? И главное – почему? Впрочем, я пыталась не сострадать этому наглому, жестокому и просто самому нехорошему во всем мире принцу, которому плевать на всех, кроме себя.

Я поддерживала вежливую беседу, послушно отвечая, откуда родом и какой вид десерта предпочитаю, заметив, что Лас не сводит с меня восхищенного взгляда. Заклинание действовало.

Вскоре Лари отодвинул от себя тарелку, поблагодарил хозяина особняка и пошел в наши покои. Закончив разговор о преимуществах какого-то заклинания, сэр Лео тоже встал, попросил прощения и покинул нас, сославшись на внезапно заболевшую голову. Все шло по плану.

Я почувствовала себя неловко и судорожно отпила из бокала. В бокале оказалось вино, которое я не любила, и я истратила всю волю, чтобы не выплюнуть мерзкую жидкость обратно.

Не заметив моих ужимок, Лас встал, обошел стол и сел на стул рядом со мной, небрежно вымолвив:

– Вы так очаровательны, Мелисса.

Ну еще бы! Потрать-ка львиную долю магических сил и попробуй еще потом не выглядеть очаровательно!

Теперь пришлось поддерживать еще и заклинание Скрытности, чтобы волшебник не заметил, что я очаровательна за счет магии. Ведь любой маг может засечь, если на него воздействуют волшебством. А мои волшебные силы – не резиновые. Я же все-таки еще на уровне Ученика. Поэтому пора брать быка за рога. То есть, мужчину за сердце.

– Я тоже не встречала таких привлекательных мужчин, – выговорила я, приподнимая бокал. – За вас.

Он согласно приложился к бокалу. Ну еще бы! Чтобы этот самовлюбленный маг не выпил за себя, любимого? Фу, меня скоро стошнит! Не из-за того, что он безобразен (скорее, наоборот), а то, что он настолько слащав, что у меня даже песок на зубах скрипит. Поэтому я за него пить не стала, но подобающий вид приняла, втихушку вылив вино в тарелку с супом.

– А теперь за всех красивых девушек и в первую очередь за вас, – наливая по бокалам из графина красную жидкость, предложил Лас. Рубиновое, гномьего производства. Отлично, сэр Лео не подкачал – преподнес самое крепкое.

Я кивнула, на этот раз опорожнив бокал в супницу.

Выпив все содержимое бокала чудовищным глотком, Лас опьянел. Уже не заботясь о манерах, он приложился к графину, после чего там осталось четверть жидкости. Волшебник придвинулся ко мне поближе с глупой улыбкой на лице, пробормотал нечто напоминающее комплимент и «незаметно» плюхнул руку на спинку моего стула. Рука постепенно переползла на мое плечо, где и завершила шествие.

А я почувствовала, что волшебные силы закончились, и магия стала брать свое с моих физических сил. Так всегда бывает: если магический резерв опустеет, то магия будет питаться уже естественной энергией организма. Бывали такие случаи, когда волшебник использовал волшебные, а потом и физические силы до донышка, и погибал.

Когда Лас потянулся к моему лицу, я прошептала заклинание Сна, и волшебник плюхнулся лицом в пустую тарелку и громко захрапел. Я отозвала заклинания Очарования и Маскировки и протянула дрожащую руку за ватрушкой, тут же откусив от нее здоровый кусок. С пищей вернулась физическая энергия, и я приободрилась.

Я протянула руку к ладони спящего Ласа, ощупывая каждый палец. Нет, не та рука… Ага! Я нащупала-таки на среднем пальце что-то прохладное и уверенно сняла кольцо-невидимку.

– Отличная работа, Мелисса, – улыбнулся сэр Лео, подкидывая невидимое кольцо на ладони и наблюдая, как его друга транспортируют на кровать в подготовленных для него покоях.

– Еще какая, – устало согласилась я, подумав, что вряд ли еще захочу применить заклинание Очарования на практике. Сразу заклинание Сна я прочитать не могла, так как оно слишком слабенькое; скорее, оно
Страница 12 из 18

помогает уже желающему свалиться в сон организму поскорее заснуть. А также еще потому, что Лас решит, что потерял кольцо, когда был пьяный, а не свалит всю вину на меня или сэра Лео.

Волшебник вынул из кармана рубашки фиолетовый камень на золотой цепочке и протянул его мне. Когда он упал ко мне в ладонь, я почувствовала приятную прохладу.

Теперь еще один амулет висел на моей шее.

– Вы очаровательны, Мелисса, – улыбнулся мне вслед сэр Лео. – Особенно, когда выливаете вино в суп, пока никто не видит.

Я слегка покраснела, но нашла достойный ответ:

– Вы тоже, когда даете из множества пустых комнат одну на троих человек.

Мы посмотрели друг другу в глаза, а потом… рассмеялись.

– Всегда оставайся такой, Мелисса.

– И вам не болеть. Спокойной ночи, сэр.

– Спокойной ночи, миледи.

Неделя третья

Синяя магия

Каждый смотрит, но не каждый видит

    Оракул

– Может, еще догоним? – с надеждой протянул Лари, дыша мне в спину.

– Повторяю еще раз: мы не ищем Эрвена, а едем в Синий замок к сэру Наурэссу, – сказала я, одной рукой контролируя Рыжую, а другой придерживая книжицу с картой. После того, как я получила амулет сэра Лео, книжка открылась на следующих двух страницах почти сразу.

– Но…

– Да знаю-знаю – бедняга принц сам не справится. Лари, подумай, ему плевать на нас. Если бы, допустим, тебя схватил людоед, Эрвен бы поленился даже взяться за меч.

– Вы, конечно, правы, но мой долг слуги… – заикнулся было мальчик, но я его невежливо перебила:

– Лари, во-первых, прекрати «выкать», давай на «ты». А во-вторых, как он относится к тебе, так и ты относись к нему. Я так к нему отношусь… То есть, относилась, потому как он бесславно сбежал. Вот только пусть попробует вернуться…

– Он не вернется, – уверенно заявил мальчишка.

– Почему ты так уверен? – хмыкнула я. – Он же любит жизнь, а чтобы ее продлить, ему нужна я. Поэтому я почти уверена, что он вернется.

– Да, в… ты права, жизнь ему дороже всего на свете. Но Эрвен лучше умрет, чем оскорбит свою гордость. Поэтому он не вернется. Если только… что-нибудь сильнее этой гордости, не заставит его.

– Любовь? – тихо подсказала я. И тут же подумала о том, как Эрвен с нежностью вспомнит улыбку своей возлюбленной Аринны и ради нее переступит через свою гордость. И вернется. Люблю красивые истории о любви, но – увы и ах – ни разу не видела что-нибудь подобнее в жизни.

– Нет, я не верю, что Эрвен способен на любовь, – отрезал Лари, а потом очень тихо и сокрушенно добавил. – У него черное сердце.

– А эта… как ее… Аринна? – поинтересовалась я, внутренне дрогнув от тона мальчишки, каким он произнес последнюю фразу.

– Она красива, умна и популярна, – ответил Лари, как будто выучил это наизусть. – И богата, разумеется. Она просто является частью красивой и богатой жизни Эрвена, как бы он не утверждал, что любит ее.

– Хм… – протянула я, надолго задумавшись, а потом спохватилась. – А откуда ты знаешь?

– Я же слуга, – натянуто произнес мальчишка. Так натянуто, будто говорил неправду.

Какое-то время мы ехали молча, и только Рыжая радовалась солнечной погоде и теплому дуновению ветра, от которого росшие по бокам дороги ромашки покачивали бело-желтыми головками. Она то и дело норовилась съесть нахальные цветы, и продвижение замедлилось. А я и не думала подстегнуть лошадку, глубоко задумавшись и нахмурив брови. Какой смысл сейчас торопится? Ведь спор разорван бегством одного из заключивших его. А в школу Магии я всегда успею. К осени точно доеду. После разговора об Эрвене в душе образовался неприятный осадок. М-да, совсем не таким я его представила, когда в первый раз увидела.

– У меня чувство, что за нами следят, – шепнул мне на ухо Лари, когда дорога проходила через прохладный лесок.

У лесных демонов тонкая интуиция, и они отлично чувствуют недобро настроенную пару глаз. Поэтому я поверила и спросила:

– Где?

– Справа.

Я едва повернула голову в сторону, изо всех сил напрягая боковое зрение. Вроде, никого… Абсолютно. Но стоило мне слегка повернутся к Лари, как глаз уловил едва заметное движение. Я в упор уставилась на спокойные, зеленые листы папоротника и зарослей крапивы. Казалось, что-то темное и прозрачное, как лесная тень, резко дернулось… и замерло. Если бы не чувство мальчишки, я бы подумала, что это шевельнулась ветка дерева. Но сейчас…

– Гони отсюда, – снова прошептал мне на ухо Лари, покрепче обхватывая меня за талию. – Это зло.

– Ты что, ясновидящий? – шепнула в ответ я, но, тем не менее, пришпорила Рыжую и громко крикнула. – Но!

От неожиданности лошадь взвилась на дыбы и резко припустила вперед. Я крепко стиснула зубы, чтобы не клацали, и обернулась. За нами бежала вовсе не тень, а… человек. Наполовину разложившийся, с бессмысленным взглядом… Зомби. Он прихрамывал на одну ногу, что, впрочем, не мешало ему двигаться так же быстро, как и мы. Сердце замерло от страха и бросилось вскачь.

Вдруг в мой бок что-то сильно ударило, повалив меня из седла на лесную подстилку. От удара о землю дыхание сбило, на глаза навернулись слезы, и меня парализовало. Потом до меня дошло, что рядом валяется и Лари, тело которого было недвижно. Чем в него попали? И он же не… Я вытащила из ножен страшненький кинжал и приготовилась защищать нас. Отмеренные шаги… шаги охотника, знающего, что добыча из капкана никуда не денется. Это была тень, прибежавшая (прилетевшая?) следом за зомби – просто полупрозрачное существо, имеющее фигуру человека.

– Где он? – прошипела тень, легко выпнув из моих пальцев оружие.

– К-кто? – слабо выдохнула я.

– Принц, кто же еще?! – вымолвило существо, пнув меня в бок очень даже материальной ногой. – Ну же, отвечай!

– Я здесь, – послышалось за его спиной.

Тень обернулась, прошипела приказ, и стоящий рядом с деревом зомби набросился на появившегося. Я сразу узнала этот голос, но поверила только глазам. Да, это был Эрвен!

Он вынул из ножен меч и одним махом отрубил зомби голову. Мертвеца эта потеря нисколько не смутила, и он невозмутимо потащился к принцу. Впрочем, Эрвен тоже не сильно удивился, проигнорировал труп и избрал своей целью тень. Тень поразилась такому выбору до глубины своей невидимой души, пару раз сделала выпады в сторону недоброжелателя невесть откуда взявшимся кинжалом и сочла необходимым удалится, просто растворившись в воздухе. Вместе с ней исчез и зомби, распавшись на черные искры, которые быстро растаяли на земле, как первый снег.

– Мелисса, ты как? – поинтересовался Эрвен, бесцеремонно вздернув меня на ноги.

Вместо ответа я схватилась за свой поверженный бок, простонав что-то сквозь стиснутые зубы. Потом я осторожно выпрямилась и потерла ребро, ища перелом. Всего лишь ушиб… Тут в поле моего зрения попал мальчишка, валяющийся на лесной подстилке:

– Лари!

Я резко наклонилась, и в боку снова стрельнуло. Несмотря на острую боль, я обследовала мальчишку и пришла к утешительному выводу, что Лари просто без сознания.

Когда инстинкты медика поутихли, я агрессивно уставилась на Эрвена:

– Ну и зачем ты вернулся?

– Могла бы и «спасибо» сказать, – холодно отозвался принц.

– А ты мог бы и извиниться
Страница 13 из 18

за тот инцидент, – в тон ему вымолвила я.

– Ну прости! – сказал он, резко вложив меч в ножны, из-за чего они жалобно тренькнули.

– Ну спасибо, – я машинально трогала лоб Лари.

Пауза.

– Спор еще в силе? – с легкой улыбкой поинтересовался Эрвен, опустившись на корточки напротив меня и не обращая на своего слугу ни малейшего внимания.

Я пронзила его ярко-карие глаза острым и проницательным взглядом, не зная, что же ему ответить. Можно было послать его куда подальше или даже написать адрес, благосклонным жестом сунув его в его руку. Но я посмотрела в его глаза, которые Эрвен не отвел, вспомнила про его черное сердце и подумала с невольным восхищением, как Лари о нем беспокоится… Ради мальчишки нужно дать ему шанс, так сказать, еще один момент на исправление… И ради бедняжки Аринны, которая наверняка ночи напролет ждет своего любимого, тоже. К тому же, принц извинился, а мог вообще этого не делать. И не надо забывать также о том, что совсем необязательно, что он выиграет этот спор.

– Куда же ты денешься? – хмыкнула я, заметив, как сдержанно просияло лицо Эрвена. – Как думаешь, кто это был?

Вспомнив зомби, я непроизвольно поежилась. Бр-р-р… всю ночь теперь буду мучиться от кошмаров, потому что мне еще не доводилось видеть что-нибудь страшнее живых мертвецов…

– Понятия не имею, – пожал плечами Эрвен, как будто столь странные личности докучали ему каждый божий день. – Один из них привязался ко мне в одной гостинице и, надо отдать ему должное, почти не отстал от моего Среброгрива. А он летел, как ветер!

Должно быть, Среброгрив – белоснежный конь Эрвена, которого я из сострадания приняла за заколдованного принца.

– А где же сам Среброгрив? – осторожно спросила я.

– Запутывает следы, – сказал принц.

Я представила себе лошадь, пакостливо хихикающую и старательно наматывающую круги по лесам, дабы сбить преследователя со следа; и самого преследователя, идущего с увеличительным стеклом по пятам беглеца, и хихикнула. Напряжение сразу же отпустило.

– И зачем ты им сдался? – протянула я.

– Я давно хотел вас предупредить, – послышался голос Лари, и я с удивлением обнаружила, что он осмысленно смотрит на Эрвена в упор, нахмурив черные брови. Потом мальчишка сел между нами и с шипением дикого кота потер затылок. – Ох, как же больно…

– И чего не предупредил? – с вызовом спросил принц.

Мальчишка возмущенно заклокотал:

– Между прочим, я сто раз пытался с вами заговорить, а вы либо убегали, либо заставляли меня молчать. Даже Мелисса уже заметила что-то, а ты…

– Поумерь свой пыл, глупый мальчишка, – зло процедил Эрвен. – Не забывай, я твой господин, и ты должен обращаться ко мне на «вы».

Мгновение эти двое пытались испепелить друг друга взглядами, а потом Лари опустил глаза, пробормотав:

– Простите, сэр.

– Выкладывай давай, кто они такие, – принц встал и отряхнулся.

– Некроманты, сэр, – смиренно отозвался мальчишка, вставая вслед за своим хозяином. – Они получили приказ убить вас, сэр.

– Причина?

– Неизвестна, сэр.

– Главарь?

– Тоже неизвестен. Сэр.

– Ну что ж… – Эрвен задумался, зачем-то поправил пояс с ножнами, затронув рукоять кинжала кончиком пальца. – Некроманты… Кто тебя послал?

– Ваши родители, сэр.

Видимо, такой ответ не удовлетворил Эрвена, потому что лицо его вдруг стало жестким, он нахмурился, как грозовая туча, глаза его слегка потемнели… Гроза выдохлась на полпути и затихла, так и не начавшись. Затем Эрвен подчеркнуто спокойно вымолвил:

– Что ж, отлично. Давайте уже сдвинемся с места и пойдем к замку… Какому на этот раз? Серо-буро-малиновому? Заодно и твою лошадь, Мелисса, отловим.

Было видно, что он чем-то сильно задет или даже расстроен.

И мы двинулись дальше. Через какое-то время до нас троих донесся цокот копыт, и из пронизанного солнечным светом леса изящно выплыла сначала белая морда, а затем и вся лошадь. В лесном свете она казалась зеленоватой, а в глазах так и бегали лукавые огоньки. Морда у Среброгрива была довольная, как у кота, слопавшего мышку. Он скосил на нас черный глаз и насмешливо фыркнул, обдав теплым облачком пара.

Эрвен улыбнулся и потрепал коня по гриве, что-то ласково ему прошептав. Конь радостно заржал. М-да, нам бы с Рыжей такие взаимоотношения, а то все хитрость да притворство – все время надо смотреть, чтобы эта кобыла не халтурила.

Чтобы не нарушать идиллию двух воссоединившихся товарищей, я тихонько толкнула локтем Лари, шепнув:

– А не такое уж у него черное сердце. Смотри, они же чуть не целуются!

Мальчишка угрюмо взглянул на меня:

– Ты не видела того, что видел я.

– А что ты видел? – полюбопытствовала я.

– Это теперь неважно.

Ух, какие мы загадочные! Но я пожала плечами и дальше досаждать пареньку не стала. Во мне всколыхнулся интерес к этому мужчине, который на данный момент осматривал Среброгрива на наличие ран. Кто он? Что это за черное сердце у него такое? Каково его прошлое? Неизведанность еще больше манила к Эрвену… Да не, не то, чтобы манила, скорее так, заставляла обращать на него взор. Да что на него смотреть-то, при чем тут «взор»? Скорее, маленькое-маленькое такое любопытство соизволило обратить на причуды этого принца свое благосклонное внимание. И не более того.

Наша процессия двинулась дальше. Впереди, как путеводный клубок, катился… тьфу, рысил белоснежный жеребец, изящно выгнув спину дугой, как будто позируя для художника. За ним впечатляюще маршировал Эрвен, задрав подбородок чуть ли не до самого неба. И, слегка отстав от них, тащились мы с мальчишкой. Вернее, тащилась я, а мальчишка меня морально поддерживал, шагая рядом. Несмотря на то, что всю поклажу нес на себе Среброгрив, я еле плелась. Я устала, потому что давненько не проходила столь длительные расстояния. Усталость была подкреплена, к тому же, шоковой терапией (посмотрела бы я на вашу бодрость, если бы вы воочию узрели полусгнившее личико зомби!).

Оказалось, что Эрвен прав. Едва мы вышли из леса, Среброгрив коротко заржал, и откуда-то слева нарисовалась моя рыжая кобыла, устремив потупившийся взор куда-то в районе моего плеча. Далеко убежала, зараза! Я тронула Рыжую за гриву, и она мелко задрожала всем телом. Испугалась, бедняжка…

В общем, наша банда была восстановлена. Едва я влезла в седло, так сразу и задремала, а в моем уставшем мозгу сменяли друг друга разноцветные картинки. Кажется, мне снилось, что я убегаю от неясной тени, почему-то оседлав шею зомби…

Без каких-либо ненужных приключений на следующий день мы добрались до очередного городка. Городок был маленьким и грязным, с множеством угрюмых людей, которые старались поскорее затесаться в общий поток толпы. Каждый спешил по своим делам, не утруждая себя остановиться, чтобы переброситься парой слов со знакомым – просто кивали издали и продолжали свое шествие.

Мы бы объехали этот городок стороной, но у нас кончался провиант, и необходимо было его пополнить.

В летний полдень здесь было особенно жарко и душно – припекало не только солнце, но и камень стен и мостовых. Кажется, нигде нельзя было найти прохладное место – все заливал сухой, желтый свет солнца.

У одной из лавок нам попался
Страница 14 из 18

нищий. Это был худой человек в ободранной одежке —

местами порванной, местами грязной и залатанной. В скрюченных руках он сжимал деревянную кружку, прижимаясь к горячей стене и глядя на прохожих невидящим взглядом.

Когда мы подошли к дверям лавки, нищий протянул руку с кружкой Эрвену, прохрипев:

– Помогите, сэр… моя семья умирает.

– А мне-то что? – равнодушно пожал плечами Эрвен, брезгливо отодвинув от себя кружку.

– Пожалуйста, сэр… – снова попытал счастья нищий.

– Я же сказал «нет»! – вымолвил принц и выпнул кружку из руки бедного человека. Кружка улетела на мостовую, завертелась волчком, и из нее печально выкатилась одна-единственная монетка.

Я ничего не могла сказать. Я просто так опешила от такой грубости, что на глаза сам собой навернулись слезы. Безо всяких слов я подобрала деревянную кружку, опустив на ее дно, кроме выкатившейся монетки, еще несколько своих. Подала ее нищему, едва слышно прошептав:

– Держите.

– Спасибо, добрая леди, – прокашлял старик, испуганно взглянул на Эрвена и поспешил прочь.

Я взглянула на принца. Он в упор смотрел на меня.

– Зачем ты это сделал? – тихо спросила я, глядя ему в глаза.

– Я просто поставил этого оборванца на место, – ответил Эрвен, не пряча взгляда, как честный человек, коим он не являлся.

– Ты жесток, – прошептала я.

– Ты не первая, кто мне это говорит, – пожал плечами принц. – Честно говоря, Мелисса, меня мало волнует чужое мнение.

И он, решительно развернувшись, пошел вдоль рядов товаров. Я беспомощно повернулась к Лари:

– Это ты видел?

Мальчик вздохнул и признался:

– Да, и даже хуже. Это обычное дело, Мелисса. Для него.

– Остается надеяться, что он исправится… – с сомнением протянула я и пошла вслед за принцем.

К вечеру следующего дня мы добрались до Синего замка. Как было два раза до этого, замок замком не являлся. Это был роскошный трехэтажный дом, сложенный из серого камня. На синюю черепичную крышу – слишком яркую для серьезного дома – мягко ложились закатные лучи оранжевого солнца, навевая спокойствие. Окна «замка» оказались очень красивыми – стрельчатыми, выполненными из разноцветных стеклышек.

Сад был не так живописен. С первого взгляда можно было понять, что хозяину нет до него никакого дела: яблони дико сплелись друг с дружкой, а небольшой фонтанчик не столько был виден из-за зарослей лебеды, сколько слышен.

Синий замок находился в километре от стен довольно-таки приличной деревни, которая вольготно раскинулась в поле, среди редких деревьев. «Замок» же в них не нуждался – лес подошел к каменному дому почти вплотную. Маленькие елочки в нерешительности стояли в саду, будто хулиганы, готовые в любую минуту удрать обратно в лес.

Наша троица с сомнением приблизилась к темной двери из какого-то благородного дерева, и в глаза сразу бросился молоток в виде змеи с глазами-изумрудами. Когда я его увидела, то мне быстро расхотелось стучать и уж тем более входить внутрь. Я оглянулась на Лари, Лари обернулся к Эрвену, а принц поймал наши взгляды, высокомерно хмыкнул, решительно вспрыгнул на ступеньки и три раза отчетливо стукнул змеей по двери.

После этого действия тишина, до этого стоявшая внутри помещения, нарушилась чем-то очень загадочным. На втором этаже вдруг что-то откуда-то с грохотом упало и одиноким звуком покатилось по дому. Потом оно, по-видимому, нашло ступеньки на первый этаж, величественно «спустилось» и с громким звукосопровождением прикатилось к входной двери, стукнувшись об нее. Я прямо-таки услышала стук изнутри, сглотнула и на всякий случай спряталась за Эрвена.

Невозмутимо подождав еще минуты две, принц снова постучался. На этот раз дверь распахнулась так быстро, будто некто поджидал нас на пороге. А на пороге стояла хорошенькая девушка примерно моего возраста (или чуть младше) с двумя русыми косами до середины бедер, огромными карими глазами, в простом синеньком сарафане. Увидев, кто постучал (а видеть она могла только Эрвена, так как я спряталась за его широкой спиной, а Лари – за моей), она слегка покраснела и тихим голоском поинтересовалась:

– Здравствуйте, а вам кого?

– А кто есть? – широко ухмыльнулся принц, небрежно оттеснил девушку вглубь дома и сам зашел следом, придирчиво оглядывая внутреннее убранство.

– Мы к сэру Наурэссу, – промолвила я, обращая внимание девушки на себя.

– А вы кто? – теперь она стала изучать и третьего гостя – Лари.

– Видишь ли… кхм… у нас тут одно дело к сэру Наурэссу, связанное с магией, – осторожно сказала я, ожидая, как она на это отреагирует.

– Хорошо, подождите минуточку, – и девушка, отпихнув босой ногой что-то, резво побежала вверх по лестнице. Этим «чем-то» оказалась прозрачная сфера размером с кочан капусты, передвигающаяся по каменному полу с таким же звуком, который мы слышали, когда стучали в первый раз. Понятно теперь, что так триумфально упало со второго этажа.

Изнутри дом оказался так же молчалив и величественен, как и снаружи. Все эти колонны, книжные шкафы из темного дерева, пушистые ковры… Только, на мой взгляд, было очень много пыли. Пыль покрывала все горизонтальные поверхности тонким покрывалом: шкафы, столы, каминную полку… Видимо, девушка, живущая с магом, просто не успевала выполнять всю работу точно так же, как и следить за садом.

Не успели мы как следует оглядеться (и найти местоположение черного входа – ну мало ли?), как на лестнице послышались шаги. По лестнице спускались двое: та девушка и старый-престарый человек, которого она вела под руку. Дедушка ступал осторожно на каждую ступеньку, будто боясь поскользнуться и упасть. Когда они приблизились, стало заметно, что этот старый человек давно не следит за собой – седые волосы растрепаны, а домашний халат вывернут наизнанку и испачкан. Глаза смотрели затуманено, но спокойно.

– О-о… – дедушка увидел нас и почему-то сразу выделил меня главой шайки, обратившись прямо ко мне спокойным, слегка хрипловатым голосом. – Мелисса, говоришь, ты пришла за амулетом?

Я опешила, потому что ничего подобного не говорила и, вообще, вижу того, который откуда-то знает мое имя, в первый раз. Однако я постаралась сохранить невозмутимый вид и выдавила:

– Э… да.

– Ну что ж, отличненько, – улыбнулся старик. – Я – сэр Наурэсс. И амулет у меня. Тебе нужно только выполнить одно заданьице. Ну, как тебе?..

– Д-да, конечно, – я еще не могла привыкнуть к своеобразной манере волшебника вести одностороннюю беседу и тоже несмело улыбнулась.

– Насколько я вижу, заклинание Синих Сновидений тебе не известно? – осведомился маг.

– Н-нет, – созналась я, мысленно спрашивая себя, что же это такое.

– Я тебя научу, – пообещал сэр Наурэсс. – Завтра. А сейчас, я думаю, вы все устали. Лика, приготовь, пожалуйста, гостям комнаты. А потом свари мне кофе и принеси вон тот гадательный шар – он у меня случайно свалился, когда пожаловали вот эти добрые люди. Да, и свари кофе с гущей, я гадать по ней буду.

– Пойдемте, – тихо вымолвила девушка по имени Лика, провела нас мимо лестницы и отворила дверь. Она показала нам две комнаты – одну для мужчин, а другую персонально для меня.

Пока девушка объясняла что
Страница 15 из 18

к чему, то подозрительно часто косилась на темно-красные волосы Эрвена. Неужели в первый день встречи я пялилась на него так же?! Он, конечно, красивый, и волосы у него необычные, но только слишком уж он самовлюбленный. Если подумать, не такой уж это недостаток, просто…

Когда я хотела подумать о себялюбии в разумных пределах и о бедолаге нищем, как почувствовала на себе чей-то взгляд и прекратила поток размышлений. На меня в упор смотрел Лари, а когда я поймала его с поличным, то он грустно покачал головой. Чего это он? Я, вроде, ничего не делаю… Или делаю? Ну да, я думаю об Эрвене… Но я же не вслух!

Когда мы остались одни в комнате мужчин, то я напрямик спросила, решая подтвердить догадку:

– Лари, а ты никак мысли умеешь читать?

Эрвен, расшнуровывающий сапоги спиной к нам, даже обернулся. Я заметила на его лице довольную ухмылку – видимо, он знал это.

Лесной демон потупился, а потом тут же с вызовом поднял на меня глаза и подтвердил:

– Умею.

– Интересно, и о чем же ты думаешь? – сказал Эрвен.

– Не скажу! – я сложила руки на груди, будто собираясь защищаться.

– Лари? – обратился к слуге принц.

– Э-э… о разном, сэр, – мальчишка замешкался, да и я была слегка поражена – впервые Эрвен обратился к слуге по имени да еще и столь доброжелательным тоном… Это что-то новенькое! Впрочем, то, что Лари умеет читать мысли – тоже новенькое и совсем-совсем мне не нравится. Вон, опять читает, раз смотрит на меня и лыбится…

– А ты можешь как-нибудь не читать меня? – поинтересовалась я.

– Усилием воли – конечно, – подтвердил Лари, устраиваясь в кровати.

– Вот и ладненько, – я зевнула, а на выходе за дверь пробормотала. – Надеюсь, мои мысли утром не станут известны всему миру.

Сэр Наурэсс оказался личностью довольно странной, хотя бы потому, что в нем как будто уживалось одновременно десять душ, каждая из которых считала необходимостью высказаться. Вроде он начнет о чем-то говорить, а потом как перескочит на нечто противоположное, но и на этом не остановится – снова переключится. Иногда его туманные речи и непонятные слова приходилось расшифровывать молодой помощнице – Лике, которая понимала волшебника с двух слов (пусть даже не очень связанных между собой). Сэр Наурэсс очень любил рассуждать о будущем; что ждет королевство лет эдак через девять и, надо отдать ему должное, рассуждал вполне здраво и правдоподобно. Также старик частенько гадал на кофейной гуще или картах, что-то бормоча себе под нос.

Я училась у волшебника магии предсказаний, одновременно пытаясь понять замысловатое заклинание Синих Сновидений. Оно было очень сложным, и, чтобы его выучить, пришлось опробовать несколько более мелких заклинаний. Цель этого заклинания заключалась в том, чтобы увидеть любого человека (или иное существо) в его истинном свете. Сэр Наурэсс сказал, что я могу опробовать это заклинание на ком угодно, возможно даже, на нем самом, но я уже давно выбрала себе подопытного кролика.

С некоторых пор Эрвен стал волновать меня как загадочная, полускрытая пеленой тумана, личность. Что на самом деле ему от меня надо? И почему он так жесток к окружающим?

И – ах да! – волшебник Синего замка сообщил мне, что если я успешно справлюсь с заклинанием Синих Сновидений, то его амулет мне гарантирован. А потом он сказал, что его беспокоят голоса в голове, требующие немедленно изменить формулу некоего заклинания и вызывающие его на деловую беседу, и торопливо удалился.

Я осталась сидеть одна в своей комнате, разложив по всей кровати кусочки пергамента с выведением формулы заклинания и время от времени поглядывая в старинную книгу. Сильный ветер колыхал занавески, принося в помещение ароматы сухой травы и иван-чая. Приближалась гроза. Она громоздилась на краю вечернего неба темно-синей тучей, из которой сверкали золотые зигзаги молний.

Задумчиво уставившись на эту громадину через открытое окно, я нетерпеливо грызла кончик пера. Итак, имя – это во-первых. Во-вторых, слова, произнесенные ровно в полночь. В-третьих, кровь. Где мне достать кровь Эрвена? Подойти, сказать ему, мол, я заболела, давай-ка сделаем мне переливание крови? Или уколоть ему пальчик, пока он дрыхнет? Да черт с этой кровью, главное, чего-то я еще в этом заклинании не понимаю…

Тут очередной поток свежего воздуха ворвался в комнату, отбросив назад мои волосы. Я даже глаза закрыла, наслаждаясь прохладой… и тут же открыла, лихорадочно схватившись за перо. Ну конечно, какая же я дура! И я начертила в уголке перепачканного пергамента одну-единственную руну. «Хагалаз» – руна Разрушения. Разрушения всяких связей с этим миром, чтобы беспрепятственно проникнуть в другой мир, мир человека, чье имя и будет произнесено в полночь и чья кровь будет задействована.

Как только я это поняла, то случилась одна вещь. Меня ослепил взявшийся из ниоткуда свет, и я ничком рухнула на кровать, дрожа всем телом. По мне будто бродили сотни зарядов, пронзая все… А потом все закончилось так же резко, как и началось. Я открыла глаза и с улыбкой осознала, что волшебных сил стало гораздо больше. Такое уже было со мной однажды, когда моя прабабушка была еще жива… Я только что посвятилась матушкой-природой на вторую ступень волшебника – уровень Улучшенного Ученика! Моей волшебной силы стало в два раза больше, а сложные доселе заклинания теперь казались не такими уж и недостижимыми…

С радостными воплями я стала бегать вокруг кровати, наколдовывая разноцветных бабочек, яркие цветы, мерцающие звезды и прочую дамскую шелуху, которая царила в моей душе. Это прогресс! Я на второй ступени! Дело пошло!

Я радовалась так громко, что Лика постучала в дверь и спросила, все ли в порядке. Я вдохновлено призналась, что сошла с ума (что, впрочем, было недалеко от правды) и успокаивающе добавила, что после припадка все обязательно приберу.

– А где сэр Эрвен? – поинтересовалась все так же из-за двери девушка. – Его уже давно нет дома.

– Н-не знаю… – радость слегка поутихла. И впрямь, чего его так долго нет? Кажется, он сказал, что съездит до деревни к кузнецу, чтобы тот подковал коня. Пора бы уже и вернуться… Да и такая гроза на горизонте…

Перед глазами тут же встал страшный зомби, и я даже передернула плечами. Нет, с Эрвеном все хорошо. С ним все замечательно. Никакие некроманты ему не грозят.

Вдруг в окно вместе с порывом ветра донесся топот копыт и конское ржание. Среброгрив… Я схватила с полки свой страшненький кинжал, перемахнула через подоконник в запущенный сад, а оттуда – на крыльцо дома. Прямо ко мне во весь опор мчался белоснежный конь, на спине которого скрючился всадник… И три темные фигуры на вороных лошадях, преследующие Среброгрива. Конь резко остановился возле меня, и я увидела бледного Эрвена, держащегося одной рукой за окровавленный бок.

– Мелисса, кинжал… не дай им… – прошипел сквозь стиснутые зубы принц, касаясь ножен кинжала, с которым никогда не расставался.

Я не поняла ни про кинжал, ни про «них», но до меня дошло, что эти трое – не друзья, и я быстрым шепотом сотворила в трясущейся руке огненный шар.

Лошади всадников перешли с галопа на рысь, а потом и на шаг. Лица
Страница 16 из 18

неизвестных были скрыты под широкими капюшонами.

– Ха, девчонка! – весело произнес высокомерный женский голос.

– Отойди с дороги, дитя, – насмешливо попросил мужской.

– Н-нет, – нетвердо выдохнула я, почему-то продолжая медлить.

– Ее выбор, – проговорил другой мужской голос. – Меньше живых, больше мертвых.

Не успели они что-либо предпринять, как я с размаху швырнула огненный шар в среднего из них, из-за чего лошадь шарахнулась в сторону, и седок, как мешок с картошкой, грохнулся на землю. Двое вскрикнули и спрыгнули с коней, обнажив кривые клинки. А я снова сотворила огненный шар и запустила, сотворила и запустила… Одна фигура ловко уворачивалась, а другая раздраженно отбивала мои атаки магическим щитом. Я пыталась их остановить, но они все равно, пусть мелкими шагами, но приближались…

Эрвен стек из седла Среброгрива и свободной рукой обнажил меч, встав передо мной. А я тем временем перешла на шаровые молнии, подпалив одним из своих снарядов край плаща противника.

– Мелисса, в дом! – прорычал принц, едва повернув ко мне голову.

– Я тебя не брошу! – яростно отозвалась я и, сделав шаг вперед, оказалась на одной линии с ним.

Три фигуры в темном переглянулись и одновременно что-то прошипели. Тут же из воздуха материализовались три гниющих трупа, к несчастью, очень даже живые. Зомби, тупо разинув рты, медленно пошли на нас, одинаково хромая на левую ногу. Но это было вовсе не смешно, а очень страшно… «Я не хочу умирать», – промелькнуло в пульсирующей голове, и я до боли сжала рукоять кинжала. Зомби были в двух шагах от нас, и тут…

– Какие идиоты используют возле моего дома Черную магию?! Ну, щас я вам!..

Я воспряла духом, вернувшись из могилы на землю. Так, я еще не умерла, а сверху голос сэра Наурэсса грозит и проклинает некромантов. Судя по всему, волшебник ожил и сейчас поддаст им огоньку под хвост. Он же все-таки выпускник Боевой школы Магии, настоящий мастер своего дела, и враги должны уже трусливо бежать куда подальше. Вот, сейчас он пустит со своего второго этажа испепеляющую на месте молнию…

Череда мыслей промелькнула в мозгу мгновенно, а когда я подумала про молнию, то кое-что, наконец, произошло. Со второго этажа упал какой-то камень и приземлился между некромантами и их зомби. Камень. Приземлился. И теперь стеснительно лежал в пыли, никому не нужный и совершенно бесполезный. Неужели все так плохо? Если выпускник школы Магии вместо заклинаний швыряется обыкновенными камнями, то все действительно хуже некуда.

Некроманты посмотрели на камень и дружно расхохотались.

Эрвен, тоже ожидавший от мага большего, с досадой вонзил меч в отвлекшегося на камень вместе с хозяином зомби, который этого, кажется, даже не заметил. А я снова стала себя хоронить…

И тут произошло нечто. Камень взорвался, ослепив всех ярко-алым светом.

Когда я открыла глаза, то увидела, что зомби исчезли, а некроманты с криками боли удирают на своих вороных скакунах…

Я с шумом выдохнула воздух из легких и повернулась к Эрвену. А Эрвен, крепко стиснув зубы от боли, держался обеими руками за свой бок, откуда сочилась кровь… Лицо его было уже не просто бледным, а белым, как мел, а губы – совсем бескровными. Его меч валялся на земле возле его ног.

– Эрвен… – с ужасом глядя на мужчину, выдохнула я.

Он помотал головой и опустился на корточки, все еще держась за бок. Когда я метнулась к нему, он уже терял сознание.

– Сэр, а как вы прогнали некромантов? – поинтересовалась я, смачивая тряпицу в душистом отваре и кладя ее на лоб Эрвену.

Принц уже как несколько часов не мог очнуться. Он лежал на кровати в отведенной ему комнате, и в помещении горела одна-единственная свеча. Я, сэр Наурэсс, Лари и Лика расположились вокруг раненого. Мои травы были разбросаны по всему столу, источая перемешанный аромат. Совместными усилиями мы промыли страшную рану, я прочитала несколько заклинаний, применив свои травки, а затем Лари перевязал живот своего хозяина. Эрвену повезло, что у него есть мы. И что я неплохо разбираюсь в медицине.

В окно ломился сильный ветер, принося с собой капли дождя, которые прямо-таки барабанили по стеклу. Время от времени шторы снаружи освещались вспышками молний, после чего слышались жуткие раскаты грома.

– Это был Светлый камень, девочка, – ответил сэр Наурэсс на мой вопрос. – Очень полезная, но весьма редкая вещь. Тем, кто находится в радиусе одного километра и ориентируется на Черную магию, становится ужасно плохо. Темные заклинания рассеиваются, а их волшебные силы (а вслед за ними – и физические) начинают быстро истощаться. Я специально берег Светлый камень для этого случая. И его действие будет продолжаться здесь еще месяц, так что можешь не волноваться. А теперь, не хочешь ли ты заняться Синими Сновидениями?

Как всегда, резкий переход волшебника застал меня врасплох. Какие Синие Сновидения? О чем он? Ах, это заклинание!.. Но разве можно думать о нем сейчас, когда рядом лежит человек и почти умирает?

– С ним все будет хорошо, я это вижу, – заверил меня сэр Наурэсс.

– Вы хотите, чтобы я занялась этим заклинанием?

– Да, и прямо сейчас, – ответил волшебник. – Скоро полночь. И крови у нас предостаточно.

И старик указал на груду окровавленного тряпья, которым мы останавливали кровь.

– Но Эрвен… – начала было я, глядя на абсолютно спокойное лицо принца. Если бы не страшная рана, то можно бы было подумать, что он просто спит.

– Повторяю: с ним все будет хорошо, – заверил сэр Наурэсс. – Ему нужен покой, а к утру он сам очнется.

– Я побуду с ним, – вызвался Лари.

– Ну хорошо, – согласилась я, потому что целиком и полностью доверяла мальчику.

– Вот и славно, девочка.

Я сидела в своей комнате на полу, в центре аккуратно вычерченной пентаграммы, украшенной одной-единственной руной «Хагалаз». За линией рисунка стояло несколько зажженных свечей, отбрасывающих на стены причудливые тени. Я сидела и ждала полуночи, сжимая в пальцах сырую тряпицу.

Скоро время пришло. Часы пробили начало нового дня.

Я глубоко вздохнула и слегка шевельнулась. Что ж, надеюсь, мне повезет и у меня хватит волшебных сил, чтобы справиться с заклинанием. В любом случае, сейчас не время медлить. Я подняла тряпицу над руной и выжала из нее кровь Эрвена, прошептав заклинание Синих Сновидений.

Сначала мне показалось, что ничего не вышло. Я по-прежнему чувствовала под собой прохладный пол и все еще слышала раскаты грома. Но когда я решила открыть глаза, то поняла, что не могу сделать этого. Потом шум дождя и грома стал делаться все тише и тише, пока не исчез совсем.

И я стала отчетливо видеть картины, возникающие, кажется, прямо в моих мыслях. Хотя я никогда не видела ничего подобного.

Унылая желто-коричневая равнина с выгоревшей травой выглядела абсолютно безжизненной. То тут, то там торчали черные силуэты скрючившихся деревьев. Солнца не было – его заменяло ярко-алое небо, которое, кажется, светилось само по себе.

Можно бы было подумать, что эта земля необитаема, если бы по пыльной дороге не шел мальчик в сером плаще с капюшоном. Тут, как по мановению волшебной палочки, из ниоткуда возникла чья-то стройная фигура
Страница 17 из 18

в белоснежном платье.

– Кого-то ищите? – спросил мальчик, невозмутимо остановившись перед фигурой в белом.

– Да, – отозвалась фигура и откинула капюшон. По спине и плечам рассыпались прелестные золотые кудри, и мальчик увидел прекрасное лицо незнакомки с большими синими глазами.

Мальчик тоже откинул капюшон, слегка склонив голову перед дамой. У него были карие глаза и темно-красные волосы.

Я сразу догадалась, что это тот Эрвен, каким он был много лет назад. Но где он? И кто эта незнакомая красавица?

– Вы магичка, – равнодушно заметил Эрвен. – Что вам понадобилось здесь, в царстве демонов? А впрочем, не отвечайте, мне все равно неинтересно. И я занят.

Незнакомку эта пренебрежительная манера слегка задела, и она спросила:

– И чем же?

– А это не ваше дело.

Вдруг из-за складок женского платья стеснительно высунулась милая мордочка белого котенка. Он осторожно поозирался кругом, а потом игриво выбежал на дорогу. Пушистый комок шерсти с большими голубыми глазами.

– Здесь нельзя бывать простым животным, – вдруг произнес мальчик, глядя на котенка. – Это оскверняет здешнюю землю. Прошу вас, уберите его, иначе я буду вынужден принять крайние меры.

Магичка приподняла брови.

– Не хотите? Ну что ж, это ваше решение, – и мальчик решительно вынул из-под плаща короткий меч и, ни на секунду не засомневавшись, безжалостно ударил по доверчивым глазам зверька.

Кажется, я ахнула.

Тут тело котенка закружилось в разноцветном вихре и испарилось. Зверек был ненастоящий.

– Это была иллюзия, – сказала женщина в белом, холодно глядя на мальчика. – Но не зная этого, ты хладнокровно убил живое существо.

– Ну и что? – с вызовом спросил Эрвен, пряча меч.

– Ничего. Просто однажды придет такой день, что ты отважишься убить разумное существо.

– Это не ваше дело.

– Тогда я проклинаю тебя, Эрвен! Через сотню лет ты умрешь, уж поверь слову Белого мага! Захочешь снять чары, найдешь меня.

Картина исчезла, и ее тут же сменила другая.

По траве широким шагом шел Эрвен. Он был моложе того, который сейчас лежал в соседней комнате. Кажется, он кого-то искал.

– Сэр, не надо!

Из-за дерева выскочил чернявый мальчишка и припустил за принцем. Это был Лари.

– Отвяжись и свали на кухню! – посоветовал Эрвен, даже не обернувшись.

– Но нельзя же убивать из-за любви… – Лари и не думал слушаться. – К тому же, вы ее совсем не любите.

Принц остановился и обернулся:

– Послушай-ка, маленький проныра. Аринна – самая красивая девушка Эллерии. Ей не по чести якшаться со всякими там… недостойными ее.

– И что она скажет, когда узнает, что вы избавились ото всех, кто предлагал ей руку и сердце? – выкрикнул лесной демон.

– Она об этом не узнает, – спокойно вымолвил Эрвен и зашагал дальше, озираясь по сторонам. – Ага, кажется, я его чую… Последний конкурент сейчас будет устранен.

И принц резко бросился в сторону, обнажая при этом меч.

Картина переменилась…

Богато отделанная столовая. Сквозь стрельчатые окна льются солнечные лучи, падая на длинный мраморный стол, уставленный кувшинами и вазочками с фруктами. Во главе стола сидят красивые мужчина и женщина в коронах, одетые в простую одежду. Судя по изящности лиц и острым ушам – эльфы. Справа в небрежно расстегнутой черной рубашке сидит Эрвен – такой, какой он сейчас. А слева, напротив него, удивительно прекрасная эльфийка с очень длинными серебристыми волосами, ярко-зелеными глазами, одетая в роскошное платье.

– Завтра к нам приезжает леди Вэлиенс, – как бы между прочим вымолвила женщина с короной. – Кажется, она упоминала, что знакома с тобой, Эрвен.

– Не слышал о такой, – небрежно ответил принц.

– Потрудись выучить историю, – сурово подал голос мужчина с короной. – Леди Вэлиенс – одна из Белых магов Эллерии. И если ты чем-нибудь оскорбишь ее…

– А-ах, кажется, вспомнил, – хмыкнул Эрвен. – Она пообещала мне смерть через сотню лет.

Эльфы встревожились:

– Когда?

– Зачем?

И Эрвен скучающим тоном пересказал то, что много лет назад убил иллюзию котенка, из-за чего дама в белом рассердилась и прокляла его.

– Не могла она меня проклясть. Я же ничего не почувствовал.

– Ох, сын, как же мало ты понимаешь, – сказала женщина с короной. – Когда это было? Чтоб ты знал, леди Вэлиенс из тех, кто тут же выполняет обещанное. Когда, ответь!

– Получается… девяносто девять лет назад, – кажется, Эрвен и сам встревожился, хоть и изо всех сил скрывал это.

– Тебе остался год, – вздохнула женщина. – Завтра же поговори с леди, ясно?

И снова образы сменились другими…

Эрвен шел по коридору, а потом резко остановился перед дверью и, помедлив, постучал. Он вошел в красивую комнату, посреди которой сразу бросалась в глаза кровать под бархатным балдахином.

На кровати сидела леди в белом. За последние девяносто девять лет она заметно постарела, но глаза остались такими же живыми и прекрасными. Магия еще держала ее в добром здравии.

– Ах, Эрвен… – леди Вэлиенс улыбнулась мужчине, как старому другу. – Проходи, садись. Не уделю тебе много внимания, потому как у меня много дел. Поэтому сразу к главному – ты желаешь расколдоваться? Насколько я понимаю, остался год. Хм, если честно, я думала, ты спохватишься пораньше.

– Да, я хочу расколдоваться, – четко сказал Эрвен. – Поможете мне, миледи?

– Разумеется, принц, – серьезно кивнула дама в белом. – Чары спадут, если тебя поцелует девушка, которая не примет тебя всерьез. Ох, и еще одно: ее имя начинается на букву «М».

Задачка казалась невыполнимой, но Эрвен держался с достоинством: ни один мускул не дрогнул на его лице. Леди Вэлиенс взяла со столика хрустальный шар и положила его перед Эрвеном:

– Вот, взгляни.

Шар затуманился, и внезапно внутри него возникла четкая картинка: девушка с распущенными каштановыми волосами, которая чему-то улыбалась. Через мгновение он снова налился молочно-белым туманом, который быстро рассеялся, и шар снова стал слепым и безжизненным.

Я обомлела. Шар показал меня. Такую невзрачную по сравнению с самой «колдуньей», которая заколдовала Эрвена. Из миллион девушек – меня. Чему я улыбалась? И знала ли тогда, что ждет меня впереди? Да конечно нет!

Видения прекратились, и я вновь услышала шум дождя и почувствовала холодный пол под собой. Я смогла открыть глаза и бессмысленным взором осмотрела комнату. Заклинание Синих Сновидений использовало всю мою волшебную силу, слегка задев и физическую. Если бы я не была на уровне Улучшенного Ученика, оно бы почти наверняка убило меня.

Но не усталость заставила обессилено прислониться спиной к стене, а щемящее чувство глубоко внутри. Четыре воспоминания Эрвена вместе произвели на меня неизгладимое впечатление. Я забралась на кровать, но, не смотря на выжатый, как лимон, организм, еще долго не могла уснуть, слушая резкие порывы ветра и размышляя…

– Девочка, у тебя получилось!

Вздрогнув, я разлепила веки и увидела счастливое лицо сэра Наурэсса, склонившегося над моей кроватью. Он держал перед моими глазами кулак, и я сначала испугалась, решив, что он угрожает мне или вовсе собирается убить. Но потом я заметила свисающий из этого кулака сапфир на золотой
Страница 18 из 18

цепочке. Амулет.

– Разумеется, я знал это, – старик стал очень важным и торжественно повесил свой амулет мне на шею. – Вот, теперь он твой.

Я потрогала еще одну «победу» на своей груди и улыбнулась. Кажется, я все-таки поступлю в Боевую школу Магии, и Эрвен будет просто обязан подогнать мне мэлиол необыкновенный… Тут я вспомнила то, ради чего принц начал этот спор и внутренне содрогнулась. Это не кошмар… это в самом деле… Эрвен теперь уже не выглядит, как простой парень, которому негде переночевать и нечего делать… как я посчитала, когда впервые его встретила.

Я села на постели. Сэр Наурэсс сел рядом со мной.

– Скажите… – выдавила я. – С ним все будет хорошо?

– Эрвен берет от жизни все ее щедрые дары и однажды поймет это, – ответил волшебник. – В будущем ты узнаешь, отчего зависит его загадочное поведение. Поверь, даже для него самого это станет глубоким сожалением.

– Правда? – с надеждой вопросила я. – Это его… м-м-м… поведение зависит не от него?

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=15069176&lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.