Режим чтения
Скачать книгу

Космотехнолухи. Том 2 читать онлайн - Ольга Громыко

Космотехнолухи. Том 2

Ольга Николаевна Громыко

Космобиолухи #4

По утверждению руководства «DEX-компани», киборги созданы, чтобы избавлять людей от бытовых и психологических проблем. По мнению капитана «Космического мозгоеда», киборги созданы, чтобы бесперебойно его этими проблемами обеспечивать. И, поверьте, у него есть абсолютно все основания так считать!

А когда к киборгам прилагается безбашенная команда, не имеющая, к счастью, имплантатов, но и здравым смыслом не особо обремененная, – будьте готовы к любым неожиданностям!

Ольга Громыко

Космотехнолухи. Том 2

Часть вторая

В полдень Тед гордо доложил капитану, что флайер снова на лету, а корабль разгружен на две трети.

– Забирать вас? Или хотя бы Дэна отдайте, а то тут еще работы до черта!

– Забирайте, – без колебаний велел Станислав. Альфиане оставались радушными и словоохотливыми хозяевами, но было заметно, что им не терпится приступить к дележу куколок и их, видимо, крайне интимному употреблению. – Я вам тоже помогу.

– О’кей!

Тед «на дорожку» сходил в санузел и по возвращении опять застукал «котика» в пилотском кресле, теперь уже флайера.

– Ты зачем сюда залез? – изумился парень.

Ланс уставился на него с не меньшим, просто тщательно скрываемым недоумением.

– Выполняю капитанский приказ «забирайте». Предполетная подготовка проведена, ожидается посадка первого пассажира.

– Я пилот, а не пассажир! И тебе со мной лететь вообще не обязательно, капитан просто неверно выразился. – Тед заметил, что все приборы уже включены и даже мигают правильными огоньками. – А что, ты умеешь водить флайер?

Разумеется, Ланс умел. Для киборга-телохранителя программа была штатной: вдруг придется экстренно эвакуировать хозяина из опасной зоны. На деле же приходилось возить Алину в университет-по-магазинам, а торговца – когда тот перебирал лишнего. Если сильно перебирал, то можно было смухлевать с навигатором и полететь к кораблю кружным путем, покатавшись вдвое дольше. Главное – не увлекаться и не закладывать слишком крутых виражей, иначе… Впрочем, в тот раз хозяин успел открыть окно и высунуть в него голову, а потом уже сам велел гнать что есть мочи.

Вот и сейчас Ланс логично рассудил: Станислав обращался к ним обоим, а когда задание способны выполнить и человек, и киборг, то работать приходится киборгу. Не учел только, что Теодор обожает сидеть за штурвалом, а интересной работой люди делиться не любят.

Не повезло.

– Да, – коротко ответил Ланс и, отстегнув ремни безопасности, стал выбираться из кресла.

Но Тед неожиданно хмыкнул, сказал: «Ладно, давай посмотрим, на что ты годишься!», задвинул пилотскую дверь, обошел машину и сел с другой стороны.

– Набери максимальную высоту, по нижней границе «травы», – скомандовал он, чтобы в случае чего успеть вмешаться и выровнять флайер.

Программа утверждала, что самый удобный воздушный коридор находится между пятью и одиннадцатью метрами, и предлагала сообщить это хозяину в целях оптимизации маршрута, но Ланс ее проигнорировал. Чем выше они поднимутся, тем дольше полетают, до базы-то рукой подать – каких-то семь километров.

Ланс опять-таки недооценил Теда. База? Какая база, когда подвернулось такое развлечение?!

Тед знал, как киборги водят, – на уровне автопилота. Ланс так и начал: плавно оторвал флайер от земли и медленно, ровно повел по восходящей. Все для комфорта хозяев и бережной эксплуатации движка.

– Как дерьмо в проруби всплываешь, – безжалостно прокомментировал пилот. – Быстрее! Еще быстрее! Налево! А теперь боком! Круче, круче выворачивай и топи до упора! Ты что, катафалком раньше управлял?! Теперь давай назад, до вон той скалы. Куда в поворот пошел?! По тормозам и задним ходом!

Забросать Дэна командами и ехидными репликами в надежде «раскрепостить» стажера означало только участить его ошибки. Автопилот водил уныло, но, по крайней мере, безопасно, а рыжий вообще не чувствовал ни воздух, ни вакуум. Чтобы приспособиться к меняющейся от планеты к планете атмосфере, Теду требовалась минута-другая, Дэну же приходилось учиться чуть ли не заново.

Ланс тоже начал «ошибаться» – тут небольшая задержка, там лишнее ускорение, где бы и Тед поддал. Все в пределах нормы, но опытный пилот сразу почувствовал разницу, поудобнее устроился в кресле и приказал:

– А теперь давай мертвую петлю.

Ничего подобного Ланс прежде не делал, только с завистью наблюдал за выкрутасами кобайкеров. Современные аэромашинки позволяли делать это эффектно и относительно безопасно, главное – с высотой не промахнуться и ничего не зацепить.

Оказалось, что скорости жалеть тоже не стоит. Флайер кувыркнулся довольно-таки кособоко, с неприятным моментом зависания на ремнях безопасности.

– Хреново, – прокомментировал Тед. – Давай еще раз, только разгонись посильнее!

Уточнять, насколько посильнее, Ланс не стал, прибросил сам. Пилот это тоже отметил и понимающе усмехнулся. Ага, знакомая фишка: когда нам что-то нравится, мы и не тупим, и на многосложные типовые ответы времени не тратим, чтобы не спугнуть «хозяйское» настроение!

– Уже лучше – не хреново, а фигово. Растянул петлю, как соплю! – припомнил Тед любимую присказку своего первого инструктора. – Перегрузок, что ли, боишься?

– Нет.

Ланс с тайным злорадством пошел на третий заход. Хочешь перегрузок, человек? Сейчас получишь!

С тем же успехом можно было, как деликатно выразился бы транслятор, напугать примитивное земное млекопитающее подсемейства Erinaceinae при помощи комплекса ягодичных мышц гуманоида. Лансу еще не довелось испытать на себе беспечное: «Ну что, прокатимся с ветерком?», когда надо все бросать, пристегиваться и молиться. Гонки на симуляторе ничего не значили, даже наоборот – люди охотнее всего играют в то, на что в реальности не способны. Хозяин тоже любил пострелять в голографических монстров, но, когда в темном переулке по его ноге внезапно пробежала крыса, орал и скакал так, что незадачливая тварь вряд ли долго прожила после такого потрясения.

Стоило грудине отлипнуть от позвоночника, как Тед снисходительно заметил:

– Ну, по крайней мере есть с чем работать. Дай-ка я еще на твою полупетлю гляну, а потом поменяемся местами, и я тебе покажу настоящий класс.

Полупетля получилась у Ланса сразу. В отличие от чисто показушного «мертвяка», она была в программе пилотирования, типовой маневр для ухода от лобовой атаки.

Теодор одобрительно угукнул, но сам Ланс остался недоволен. От тупого подчинения программе никакой радости, с тем же успехом можно в пассажирском кресле сидеть. Если б Ланс не был так впечатлен сверхчеловеческой закалкой пилота, он бы перехватил управление, а посреди маневра стало уже поздно.

– Еще раз? – с затаенной надеждой спросил он.

– Валяй, – пожал плечами Тед и, когда флайер уже начал набирать скорость, коварно добавил: – Если хочешь.

Ланс сделал вид, что не услышал второй части приказа или из-за паузы не распознал, к чему она относится. Скорей, пока он помнит свои ощущения во время маневра и сможет повторить его самостоятельно!

Получилось ожидаемо хуже, однако Тед
Страница 2 из 17

критиковать не стал, даже напротив – как будто выглядел довольным.

– Хорошо, теперь моя очередь. Включай аэропарковку.

Флайер завис в воздухе, но перебраться в пилотское кресло парень не успел.

– Что ты там вытворяешь?! – зарычало из всех динамиков. – Мы уже десять минут возле базы стоим и твоими художествами любуемся!

Тед уткнулся лбом в боковое окно и тоже попытался высмотреть возмущенное начальство.

– Это не мои! – самодовольно возразил он. – Тут наш «котик» внезапно за штурвал вызвался.

К безобидной языкатости Теда Ланс привык еще во время совместной игры на симуляторе, но такая подстава возмутила его до глубины процессора. Он же всего лишь выполнял чужие команды! А теперь капитан решит, что Ланс никудышный пилот, и никогда его больше сюда не пустит! А он даже ничего сказать в свою защиту не сможет!

Ланс почувствовал, как упругое покрытие штурвала глубоко проминается под пальцами, еще чуть-чуть – и пойдет на разрыв. Еле заставил себя их расслабить, имплантатами дернул.

Хотя почему не сможет? Это хозяину не смог бы. А подлому обманщику, ловко устранившему конкурента, – очень даже! И сказать, и… сделать.

Тед, ничего не замечая, продолжал:

– Прикиньте, а он неплохо водит! Правда, слишком осторожно, но это дело поправимое, мы над этим как раз работаем…

– Нет уж, избавь нас от своих правок! – отрезал Станислав, чуть смягчившись. – Пусть у нас хоть один нормальный пилот будет. Ланс, лети сюда, к базе!

Тед отвернулся от окна и только сейчас обнаружил, что «котик» как-то странно на него смотрит.

– А?

Киборг моргнул и с задержкой (словно хотел спросить что-то другое, но сбился с мысли и забыл) уточнил:

– Приказ «Ланс, лети сюда, к базе» является выраженным верно?

– Ага, – вздохнул Тед, откидываясь на спинку кресла, – выполняй. Ничего, как-нибудь в другой раз погоняем.

Ланса по-прежнему внутренне потряхивало, но уже по другой причине. Чуть все не испортил! Слова, даже сгенерированные программой, окончательно застряли в горле, поэтому он просто кивнул и направил флайер вниз – круто, как с горки. Давно хотелось.

* * *

Капитан еще немного поворчал на Теда, но больше по инерции – мысли Станислава были заняты другим. Ланс остался за штурвалом и, к счастью для обоих пилотов, сообразил, что хвастаться капитану свежеобретенными навыками не стоит. Да и присутствие Дэна, мигом накинувшего «поводок», не располагало к экспериментам, так что обратно флайер летел строго по программе.

От напарника пилоту досталось куда сильнее, уже с глазу на глаз. Когда Тед, беспечно насвистывая, мыл руки перед обедом, в санузел вошел Дэн, но, вместо того чтобы присоединиться, закрыл дверь и негромко, с упреком спросил:

– Зачем ты взял с собой Ланса?

– А что тут такого? – растерялся пилот. – По-моему, оставлять его на Полину было гораздо рискованнее.

Дэн не стал говорить, что для DEX’а разница между хрупкой девушкой и мускулистым парнем почти несущественна.

– К кораблю он уже привык и знает, как там себя вести.

– Так пусть теперь к флайеру привыкает. Будет меня подменять, если что, ты ж этого терпеть не можешь.

– А если он тоже?

– Ха-ха! Видел бы ты, с каким скорбным видом он вылезал из пилотского кресла!

Тед отряхнул мокрые руки на приятеля, чтобы хоть чуть-чуть убавить напряжения в его лице.

Дэн даже не моргнул.

– Потому что успел удобно в нем устроиться.

– Брось, я разбираюсь в людях. Лансу стопудово нравится летать, мы с ним отлично позанимались.

– А я разбираюсь в киборгах. Тед, на Шебе меня не просто так считали «несчастливым». Я в первую очередь старался выжить сам, а люди… люди только мешали. Сейчас я думаю, что, наверное, относился к вам так же, как вы… как большинство из вас – к киборгам. Безликие объекты, которых не жалко. Утром один из бойцов споткнулся о меня и в сердцах пнул, а вечером напоролся на мину. Ошибка сканирования, пропуск зоны. Просто, как ветку с дороги отвести. Мне тогда было примерно столько же, сколько сейчас Лансу.

Дэну совершенно не хотелось об этом рассказывать, да еще лучшему другу, но предостеречь его было важнее.

– Но я-то его пинать не собираюсь, – терпеливо возразил Тед, упорно не желая бояться ни Ланса, ни Дэна. – Вспомни тогда уж и Олега[1 - Отсылка к повести «Овчарка».], которого ты, напротив, за шкирку из джунглей вытащил.

– Мне просто хотелось сгущенки. А для Ланса еда не имеет значения, ею его не подкупить.

– Зато у нас есть кошка, это гораздо круче, – ухмыльнулся пилот. – Дэнька, мы все равно не можем постоянно его контролировать, разве что снова в клетке запрем. Ты этого хочешь?

– Нет, – нехотя признал рыжий. – Но я считаю, ему еще рано доверять что-то настолько серьезное.

– Не доверишь – не узнаешь, – пожал плечами Тед. – По-моему, он прекрасно справился. Нормальный котик, только зашуганный. Спорим, я его и без сгущенки смогу приручить?

– Спорим, – обреченно согласился Дэн, видя, что друга не переубедить. – На пиво?

– Ха! Идем ва-банк – на внеочередное дежурство! – Тед протянул ему руку. – Вот увидишь, я воспитаю из него отличного второго пилота!

– И тогда ты наконец от меня отстанешь? – с надеждой поинтересовался навигатор, вместо руки сунув в еще мокрую ладонь напарника полотенце.

– Не-а, тогда ты вдохновишься его примером и тоже полюбишь водить!

Тед небезосновательно подозревал, что проблема не в антиталанте, а в мозгах друга. Точнее, в подсознательной неприязни Дэна к летающим (и разбивающимся вместе с ним) машинам – как и любовь к теплу после морозильника «Черной звезды» и криокамеры «Космического мозгоеда», хотя в случае необходимости киборг мог запросто поднять температуру тела изнутри. Дэн не спорил, но логично замечал, что и с сознанием-то еще не до конца разобрался, а с его бонусным уровнем – тем более.

– Спорим?

– Как-нибудь потом, – отвертелся пилот, – а то я уже от голода умираю, мы ж честно вас ждали!

Станислав с Дэном тоже сочли альфианское угощение крайне необременительным, зато привезли уйму информации, делиться которой удобнее всего за едой. И то и другое лучше заходит.

– Гофоите, пефофница? – Тед громко, с энергией гусеницы хрустел капустным салатом. – Ну, могло быть и хуже.

– Например?

– Например, общественный сортир. Тогда б они вообще со смеху лопнули!

– Да уж, – мрачно согласился Станислав, представив, как это могло бы выглядеть в исполнении алькуявца – не дай бог, в прямом смысле.

– А почему у них такие странные имена? – Полина со вздохом отобрала у Ланса масленку с почти доеденным куском масла и переставила на другой конец стола.

Ланс тоже вздохнул (про себя) и переключился на сахарницу, стремясь набрать необходимое количество калорий с минимальными усилиями. Сегодня он много потратил, на два стандартных пайка. Нет, Ланс об этом не жалел, он соскучился по нормальным нагрузкам… но по нормальной кибереде – еще больше. Алина ему даже пробовать человеческую пищу запрещала, а потом хоп, смена владельца, и «жри что дают»…

Сахарницу тоже отобрали, положили дополнительную котлету.

– У алькуявцев нет звукового языка, они общаются по аль-связи
Страница 3 из 17

и оперируют образами, а не словами. Имена им дали альфиане, для своего удобства. Первый Главный – ну это понятно, Второй-Четвертый – второй недоношенный отпрыск Четвертого. Доношенному потомку присвоили бы следующий порядковый номер в поселке.

– Лгчн, – одобрил Михалыч, тоже любивший, чтобы все отвертки в ремонтном «патронташе» лежали строго по номерам.

– Потом нам устроили экскурсию по базе, – продолжил Дэн, пока Станислав расправлялся с супом. – Разумеется, не по всей, но все равно было интересно. Альфиане изучают межвидовые взаимодействия воздушного планктона, чтобы использовать эту технологию для самосортировки строительных микроблоков, и, кажется, добились значительных успехов.

Полина чуть слышно застонала от зависти. Знала бы – выпрыгнула бы из корабля раньше Дэна!

– А мы к ним больше не пойдем?

– Нет, мы уже и так злоупотребили их гостеприимством, – разочаровал девушку капитан. – Но корабль на решетку перегнать все равно надо – взлетать удобнее всего в темноте, когда небо очистится. Что там с разгрузкой?

– Еще примерно на час работы осталось, – доложил Тед. – Но меня больше погрузка беспокоит – до вечера пол высохнуть не успеет, груз снова к нему приклеится, и на следующей станции мы его только вместе с покрытием отдерем.

– А какой-нибудь растворитель для этой смолы есть?

– Сть, но унсгонт, – развел руками (точнее, хлебом и насаженной на вилку котлетой) Михалыч. – Этчень рдк и дрг штк, еевлбмстртльнм лрьк нкпшь.

Посовещавшись, космолетчики решили застелить грузовой отсек двойным слоем все той же пленки и поставить груз на нее. Между собой слои легко разъединятся, а пол… Про пол пока лучше не думать, чтобы не расстраиваться. Страшно представить, сколько за него запросит клининговая компания.

Команда перешла к десерту – и к пропавшему спутнику.

– Значит, саркофаг… – задумчиво протянул Вениамин. – Ручаюсь, наши военные инженеры тоже расковыряли спутник-другой, но оглашать полученные данные постыдились.

Станислав кивнул.

– Скорее, побоялись. Как дыма без огня, так и алькуявцев без наффцев не бывает, а вместе эти расы представляют нешуточную военную мощь.

– Кстати, возможно, из-за аль-связи они и спелись, – предположил Вениамин. – Алькуявцы обеспечивают ею наффцев, а те расплачиваются защитой. И отсюда же запрет на использование наших средств связи – видимо, религиозного характера.

– Ну, против комбинации технологий алькуявцы вроде не возражают, альфиане же пользовались их спутником через какие-то переходники.

– Но огромные объемы информации, как в инфранете, через этот спутник не прокачивали, все строго по делу. Не дергали, так сказать, духов предков по пустякам.

– Кому черный, кому зеленый? – поинтересовалась Полина, берясь за чайник.

– Мне, пожалуйста, кофе! – в один голос ответили Дэн со Станиславом.

– Я вот еще чего подумал, – продолжал доктор, вернувшись к исходной мысли, – ведь с алькуявцами и наффцами мы вступили в контакт еще полстолетия назад, а другие расы и того раньше. Наверняка все уже давно удовлетворили свое любопытство и почтительно обходят спутники стороной. Так кому они могли понадобиться, если их даже перепродать нельзя?

– Вот! – Станислав торжествующе направил на друга десертную ложечку. – Я тоже задался вопросом: может, дело не в высоких технологиях, а в чем-нибудь пониже? И спросил у Дууса, знает ли он, как устроен алькуявский спутник – ну, за вычетом неуловимого «духа предка». Вопрос, конечно, был не слишком тактичный…

– Альфианин от смущения чуть скафандр насквозь не проскреб, – уточнил Дэн.

– …Но он все-таки ответил. Техническая начинка спутника слишком специфична, чтобы использовать ее где-то еще, зато сам «скелет» покрыт мономолекулярным слоем родия, защищающим его от разрушения и что-то там отражающим или поглощающим, не помню. Почти триста грамм родия на каждый спутник! Тут-то я и понял, куда и почему они исчезают.

Команда тоже.

– Тощий Грэг?!

– Больше некому. Особенно учитывая его склонность тащить все мало-мальски ценное, вон даже «альфианскими глистами» в красивых коробках не побрезговал. Наверное, первый спутник он хапнул просто из любопытства, а разобравшись, что это, принялся выискивать их уже целенаправленно.

– И наффцы до сих пор его не поймали?

– Он жадный, но не глупый. Одно дело спереть спутник с орбиты густонаселенной планеты, где полно и патрульных и видеонаблюдения, и совсем другое – в такой вот космической глуши. Беспомощные колонисты будут сидеть без связи несколько дней, а то и недель-месяцев, пока их собратья не спохватятся и не пришлют новый «череп Йорика» и прилагающегося к нему потомка. Я пообещал сообщить о пропаже спутника первому же встреченному наффскому или алькуявскому кораблю, но, боюсь, это не сильно ускорит дело.

– Хренов гробокопатель! – возмутился Тед. – Воровать ценный и жизненно важный для колонии прибор, чтобы сдать в скупку триста грамм металла?!

– Триста «бесхозных» грамм металла, который по нынешнему курсу в десять раз дороже платины, – уточнил Станислав.

– Да, пролететь мимо такого лакомого куска Грэг не смог бы, – согласился Вениамин. – Ты рассказал о нем альфианам?

– Нет, – сокрушенно признался капитан. – Подумал, что они передадут это алькуявцам, алькуявцы пожалуются наффцам, а те скоры на расправу. Если бы мы застукали Грэга на месте преступления – другое дело, а так это всего лишь мои домыслы.

– Грэгом больше, Грэгом меньше… – проворчал Тед. – А если без домыслов – сказать, что он околачивался возле Хаваара и пытался нас ограбить?

– А Грэг скажет, что для грабежа и околачивался, это наше с ним личное дело, а никакого спутника в глаза не видел. И в свою очередь обвинит нас, после чего наффцы на всякий случай закроют доступ в Магелланово Облако нам обоим. Только Грэг преспокойно сменит корабль и продолжит мародерствовать, а мы останемся на бобах.

– Я не нашел на его яхте никаких улик, – поддержал капитана Дэн. – Но родиевый слиток легко спрятать – металл и металл, серебристый. Расплющить и сунуть за металлическую же панель, тогда на сканере он отобразится как заплатка. А от выпотрошенного спутника Грэг мог успеть избавиться, пока нас ждал.

– Вот, видите? Ничего не докажешь. – Станислав вытер пальцы салфеткой и откинулся на спинку стула. – Придется действовать по старинке.

– Это как? Порчу на него наслать, что ли?

– Почти. Наслать на него Роджера с коллегами, пусть повнимательнее присмотрятся к мерзавцу. Может, удастся подловить его если не на краже спутника, то на чем-то не менее противозаконном, и надолго упечь в тюрьму, пока он своими выходками межгалактический скандал не спровоцировал.

– Надо было посильнее ему двигатель разломать, – с досадой сказал Тед. – Чтоб не смог никуда ушкандыбать, пока мы не вернемся и не допросим его с пристрастием.

– Кто ж знал. – Капитан встал из-за стола, подавая пример остальным. – Ладно, пошли разбираться с грузом, сейчас это наша первоочередная проблема.

* * *

Через четыре часа коллективно-титанического труда каждый контейнер вернулся на свое законное
Страница 4 из 17

место, а капитанская поясница с оного, наоборот, сместилась. Приняв две таблетки и неестественно вертикальное положение, любое отклонение от которого каралось острой болью, Станислав кое-как докомандовал погрузкой и перелетом на посадочную решетку, после чего наивно решил, что оставшееся до взлета время ему дадут тихонько полежать на твердом полу за закрытой дверью каюты.

Увы, команда оказалась слишком заботливой, и каждый, кроме Ланса (получившего за это плюсик в карму), счел своим долгом навестить любимого капитана и поинтересоваться его самочувствием. Позволить им увидеть себя валяющимся на полу Станислав не мог, и приходилось, сцепив зубы, вставать, добираться до двери и делать благодарно-растроганное лицо, что получалось все хуже и хуже. Когда команда пошла по второму кругу, Станислав не выдержал и объявил по громкой связи, что намерен часок поспать и каждый потревоживший его покой будет расстрелян. Возможно, последнее добавлять не стоило, да еще таким тоном, зато это сработало, и от него отстали.

С той стороны двери.

С громким тревожным мурчанием походив вокруг поверженного хозяина и пободав его лбом, Котька сдалась и попыталась пристроиться у Станислава под боком, но «ортопедический матрас» оказался жестким и неудобным. Кошка перебралась на койку и принялась вылизываться, а потом, поперхнувшись шерстью, все более надрывно кашлять. Капитан уже собрался, все проклиная, встать и согнать паразитку на пол, но на самом многообещающем звуке кошка облегченно сглотнула и заткнулась.

Станислав расслабился, боль обманчиво утихла, и тут Котька внезапно прыгнула с койки ему на живот.

Капитан дернулся сперва вверх, а затем, с еще более громким и нецензурным воплем, – обратно.

Минуту спустя кошка вылетела из каюты в буквальном смысле слова – ближе к потолку, чем к полу, – и, профессионально приземлившись на все четыре лапы, умчалась.

Станислав снова лег и, прислушавшись к своим ощущениям, скрестил руки на груди.

Котька минут десять где-то побродила, вернулась и стала орать и прыгать под дверью, уверяя, что раскаялась и жаждет, как верная жена, сойти в могилу вместе с суженым. Мерзкие ритмичные звуки вибрацией распространялись по полу и напрямую ввинчивались в позвоночник.

Станислав снова подумал про бластер, но дверь можно было отпереть голосом, а сейф – только поднявшись и до него доковыляв.

Помимо кошки в коридоре обнаружился Ланс, беззвучно стоящий у противоположной стены. Второму «котику» тоже было жутко интересно, что же происходит в капитанской каюте. Станислав вздрогнул от неожиданности и рывком сел («О боже, за что мне это!!!»), но Ланс в тот же миг испарился. Уже без плюсика.

Впущенная Котька больше не стала выпендриваться, сразу вскочила на стул и улеглась на капитанскую фуражку в надежде высидеть из нее меховую шапку. На это Станислав уже плюнул и в конце концов действительно задремал, но ему почти сразу же приснились Маяк, Волк, подземный каменный лабиринт и – что-то новенькое – обвал, перебивший старшине Петухову позвоночник и намертво сдавивший грудь.

Открыв глаза, Станислав обнаружил лежащую на себе кошку, успешно изображавшую грудную жабу. «Мряу, ты еще живой!» – обрадовалась Котька и встала, на зависть хозяину сладко выгнув спину. Жаба превратилась в четыре осиновых кола.

Капитан со стоном смахнул ее рукой и кое-как воздвигся. За иллюминатором начало смеркаться: солнце Хаваара пошло на закат, трава немного снизилась и уплотнилась. Скоро начнется осыпь, надо пойти проверить, все ли к ней готово.

– Ну что, выспался? – жизнерадостно приветствовал друга Вениамин. – Как твоя спина?

Станислав подумал, что иногда убивают и за меньшее.

– Нормально, – проскрежетал он. – Дай мне еще одну таблетку.

– Обезболивающие не лечат, а только маскируют симптомы, – укоризненно заметил доктор. – Тебя бы сейчас к массажисту, размять хорошенько…

– Таблетки у нас есть, а массажиста нет, – резонно заметил капитан.

– Я могу инсталлировать себе программу мануального терапевта, – неуверенно предложил Дэн, – но она рассчитана на киборгов линейки Mary и требует дополнительного практического обучения в течение четырех-шести часов под контролем специалиста.

– Спасибо, не надо. – Станислав побоялся, что после шести часов самообучения DEX’a сон про перелом спины станет пророческим. – Само пройдет, надо только немного подожда… – капитан опрометчиво наклонился к пульту и охнул, – …а-а-ать!

Сторговались на противовоспалительной мази и медицинском поясе-корсете, таком широком и жестком, что согнуться в нем было невозможно, но не больно-то и хотелось.

– Понимаешь, Стасик, когда я закупки делал, то рассчитывал на… то есть думал о более серьезных травмах, где важнее фиксация, а не согревание, – виновато пояснил Вениамин. – На ближайшей станции подыщем тебе что-нибудь более подходящее, из овечьей или собачьей шерсти.

– Лучше из кошачьей, – проворчал капитан. – Кстати, а где Полина?

Почему «кстати», Станислав и сам не понял, но интуиция его не подвела. Команда принялась смущенно переглядываться и издавать разные странные звуки, пытаясь спихнуть друг на друга роль докладчика-доносчика, пока занервничавший капитан не назначил его самостоятельно.

Оказалось, что во время капитанского «отдыха» Полина предалась греху естествознания и удрала в самоволку, нахально напросившись в гости к коллегам.

– Почему вы ее не остановили?!

– Она надела скафандр, – честно моргнул Дэн.

Других поводов задерживать подругу у киборга не было, капитан же не запрещал покидать корабль – точнее, и помыслить не мог, что кому-то захочется это сделать! Ни магазинов же рядом, ни баров, ни «Матушки Крольчихи»… а в следующем порту, возможно, будут, поэтому Тед тоже не стал становиться у подруги на пути. Надо уважать чужие пороки, а то своими насладиться не дадут.

– И что, она до сих пор там?! – Станислав возмущенно ткнул пальцем вниз. Капитан допускал, что альфианки действительно обрадовались коллеге, но надо же и за временем следить! Скоро стемнеет, базу засыплет, и Полина, а с ней и весь корабль, застрянет на планете до утра! – Надо немедленно сказать ей, чтобы возвращалась!

Станислав поднял руку с коммом, но Дэн его опередил:

– Она уже в курсе, Тед семь минут назад скинул ей сообщение: «Шухер, он восстал!» Значит, скоро поднимется.

Пилот запыхтел и показал напарнику кулак.

Капитан вспомнил длинную крутую лестницу, ведущую к посадочной решетке, и решительно заявил:

– Никаких «скоро», живо оба во флайер – и за ней!

Ланс встрепенулся, но на этот раз, увы, приказ четко относился к Теду с Дэном. Напарники выскочили из пультогостиной как ошпаренные, не вспомнив о «котике».

Похоже, вместе с радикулитом на капитана снизошел пророческий дар, ибо к прилету друзей Полина еще даже скафандр не натянула – так и стояла с ним в руках возле шлюза, «напоследок» упоенно что-то обсуждая с альфианками. Напарникам с трудом удалось оторвать ее от новых подруг и оторваться самим: девицы слезно упрашивали редких гостей задержаться еще на полчасика, хоть и не сдержали
Страница 5 из 17

разочарования, что Станислав не явился забирать Полину лично.

– Они выпросили у меня адрес электронной почты капитана, – хихикнула зоолог, уже устраиваясь во флайере. – Хотят отправить ему видеозапись первой трапезы своих новых симбионтов.

– Супер! – восхитился Тед. – Надеюсь, мы будем рядом, когда он получит и откроет это письмо.

– Да, я бы тоже очень хотела посмотреть на свежевылупившихся симбионтов, – согласилась Полина, слегка удивленная таким энтузиазмом. – Говорят, они очень красивые, яркие.

– Чего там на них смотреть, глисты и глисты. А вот на смотрящего на них Станислава Федотыча…

Пилот загыгыкал в предвкушении.

– Думаешь, я зря дала девочкам его адрес? – смутилась Полина.

– Не-не-не, что ты! Но лучше не признавайся, – посоветовал Тед и, повернувшись к Дэну, выразительно добавил: – И ты тоже!

Навигатор изогнул левую бровь, виртуозно вместив в это незамысловатое движение «хорошо», «а почему?» и «да ты первый проболтаешься!», но пилот уже поднимал флайер и отложил разговор до лучших времен.

– Что там у тебя? – Дэн кивнул на стоящий у Полины на коленях рюкзачок – небольшой, но увесистый.

– Контейнер, – честно сказала девушка, зная, что киборг все равно уже просканировал содержимое рюкзака.

– А в нем?

– Хаваарская трава. – Полина ослабила завязки рюкзачка и, показав друзьям яйцеобразную емкость с прозрачными стенками, тут же снова стянула горловину. – Девочки отсыпали. Свеженькая, утреннего улова.

– Зачем она тебе?

– Да так, появилась одна забавная идея, хочу поэкспериментировать.

– Это Станиславу Федотовичу тоже лучше не говорить? – на всякий случай уточнил киборг.

– А как там его спина?

– Кажется, так же.

– Тогда ни в коем случае!

Контейнер был примерно поллитровый, удобно ложащийся в ладонь и, запущенный из шлюза натренированной на гранатах рукой, пролетел бы гораздо дальше кошки.

– А что ты будешь делать, если твоя трава сбежит, как Мося?

– Погашу свет, – пожала плечами девушка. – А потом подмету ее с пола, как обычный песок.

– А если это произойдет на другой планете? – Тед осторожно подводил флайер к кораблю. – И эта ботва расплодится там гуще, чем на Хавааре?

– Не расплодится, для этого ей нужны особые органические примеси, которые делают здешний воздух токсичным. Без них она как скошенная, месяц-другой полетает и увянет. Считайте, что я просто нарвала себе маленький букетик на память!

Полина наклонилась и сунула рюкзак под сиденье, чтобы он не вызвал у капитана те же неприятные вопросы.

Но встречать флайер к шлюзу Станислав Федотович не вышел. И вообще едва глянул на вбежавшую в пультогостиную девушку, слегка поморщился и снова отвернулся к иллюминатору. Снаружи уже начинался «снегопад», запорошенная травой земля побурела, в корабле темнело на глазах, и это было выразительнее любых нравоучений.

Полина жалобно покосилась на друзей, на попивающего кофе Вениамина и получила в ответ три сочувственных, но непреклонных взгляда: «Сама проштрафилась, сама и отчитывайся!»

Собрав в кулак все свое мужество (таявшее там быстрее мороженого), девушка приблизилась к грозному начальству на расстояние вытянутой ноги (плюс двадцать сантиметров на всякий случай) и, безрезультатно потоптавшись несколько секунд, виновато окликнула:

– Станислав Федотович!

Капитан очень медленно, всем корпусом развернулся к девушке, скрестил руки на груди и застыл, как статуя Правосудия.

Полина сглотнула. Все «убедительные» аргументы о чрезвычайной важности развития науки и укрепления дружбы между расами мигом вылетели у девушки из головы. «Как ты могла обмануть мое доверие!» – светилось в грустных мудрых глазах, смотрящих прямо ей в душу.

– Простите меня, пожалуйста… я немного увлеклась… это больше не повторится! – сбивчиво пролепетала девушка.

Станислав выслушал ее со все тем же каменным величием, лишь в конце спастически дернув мышцей на шее.

Полина с убийственной ясностью осознала, что медсестра на небольшом транспортнике – желательная, но не обязательная штатная единица, а биолог – тем более.

– Ну, Станислав Федотович! – Руки сами собой молитвенно сложились перед грудью, а колени начали подгибаться. – Честное слово, я так больше не буду! Мне очень стыдно, правда! Давайте вы у меня за это из зарплаты вычтете, а? Или в следующем порту гулять не отпустите? Даже в трех портах подряд? А хотите, я пол на всем корабле вымою, вон он уже грязный какой?!

Ланс напряженно наблюдал за этой сценой. Обычно люди так страстно молили о пощаде только перед лицом смерти – например, неудачливый игрок, задолжавший хозяину бойцовского клуба много денег, пойманный за руку шулер, «засланный казачок», утаившая часть выручки шлюха или, вот как сейчас, облажавшийся подручный. Бластера у капитана под рукой нет, и это плохо. Значит, убивать Полину он будет киборгом. Интересно – каким? Может, смыться, пока не поздно? Технически задание несложное, но знакомых людей убивать почему-то неприятнее, чем впервые увиденных. Мало ли кто им на смену придет, а к Полине Ланс худо-бедно приспособился. Пусть бы уже оставалась.

К счастью, капитан все же смилостивился.

– Мой, – веско проронил он и начал плавный обратный разворот, давая понять, что аудиенция окончена.

Получив шанс на пощаду, раскаявшаяся грешница опрометью умчалась за ведром и шваброй, а Станислав уставился в иллюминатор, и в стекле отразилась болезненная, но довольная улыбка.

Хоть какая-то польза от этого чертова радикулита. Нет сил читать длинную возмущенную нотацию – и не надо, просто стой себе, сосредоточившись на внутренних ощущениях, а жертва сама себя похоронит. Беспроигрышная алькуявская тактика!

* * *

С уборкой Полина немного схалтурила – привлекла Ланса. Точнее, он сам привлекся, околачиваясь рядом, и как-то само собой получилось: «Ой, а поменяй, пожалуйста, воду в ведре, а отодвинь стулья, я под столом помою, а домети вон тот угол, пока я в туалет сбегаю…» Теоретически Ланс мог улучить момент и улизнуть, он сегодня и так достаточно потрудился, но лучше помочь Полине с уборкой, чем по кускам пихать труп в утилизатор, если капитан останется ею недоволен.

– Эксплуататорша! – добродушно поддразнил подругу Тед, и сидящие на диванчике напарники услужливо подняли ноги, чтобы Полина смогла под ними помыть.

– Лентяи! – пробурчала девушка, делая паузу и одной рукой опираясь на швабру, а другой демонстративно утирая пот со лба – пусть Станислав Федотович видит, как она старается!

– Рюкзак! – с коварной ухмылкой прошипел пилот, тоже косясь на капитана.

Полина вздрогнула и заработала шваброй вдвое энергичнее.

С базы девушку выдернули очень вовремя: трава осыпа?лась быстрее, чем взлетала. За пятнадцать минут она погребла под собой не только решетку, но и стоящий на ней корабль, а потом еще час оседала, как плотная пивная пена, выпуская остатки газа и ужимаясь. Когда иллюминаторы из-под нее вытаяли, от заката осталась узкая полоска на горизонте. Поверхность планеты обманчиво выровнялась, над ней торчали только макушки самых высоких скал.

Станислав пожалел, что корабли не умеют
Страница 6 из 17

встряхиваться, как кошки. Большая часть травы скатилась по корпусу и утекла сквозь решетку, но все стыки и пазы забило бурыми «песчинками», а на верхней части носа проявились все вмятины. Ладно, сейчас сама осыплется!

– Все, ребята, готовимся ко взлету. – Капитан облокотился на спинку кресла перед своим пультом, несгибаемый морально и физически.

Полина успела вымыть коридор только до середины, но радостно воспользовалась поводом свернуть уборку. А там, глядишь, пол высохнет, разница между мытым-немытым сгладится, и Станислав Федотович об этом не вспомнит.

Трава взвихрилась вслед кораблю, под решеткой образовался глубокий кратер. «Космический мозгоед» минутку повисел над ним, пока пилот убеждался в готовности корабля покинуть атмосферу, и за это время выемка полностью затянулась.

– А прикольно было бы организовать тут наземный дайвинг, – пробормотал Тед, просматривая показания приборов. – Акваланг, ласты, и вперед!

– Но ведь под травой ничего не видно, – удивился Дэн.

– Инфракрасные очки вместо маски нацепить!

– И на кого в них смотреть? Тут же ни кораллов, ни рыб нет.

– Как это нет, а алькуявцы?!

Станислав представил Первого Главного с выпученными глазами и гарпуном от подводного ружья в заду (то бишь мягком месте ближе к низу) и сдавленно кашлянул – полноценно смеяться было больно.

Неуставные разговоры враз прекратились, корабль стал набирать высоту и скорость.

На вечно тенистом Хавааре отражатели почти не зарядились, хватило только на слабое свечение нежного персикового оттенка. Через час-другой погаснет, уже наметанным глазом прикинул Станислав. Ну и хорошо, а то с ним бывший космодесантник чувствовал себя как разведчик в люминесцирующем комбинезоне. Давно бы уже перекрасил, если бы не опасался, что тогда шоаррцы откажутся принимать отражатели по гарантии. Повода же испытать их и понять, нужная это штука или барахло, пока не представилось.

Путь до станции гашения должен был занять около сорока часов, и Тед, положив корабль на курс, уже собирался вставать из кресла, но требовательный писк лидара загнал пилота обратно.

– Приближаются два неопознанных объекта! – бархатистым голосом объявил искин.

Над голоподставкой выросли раскидистые камыши, а в них полуообнаженная амазонка в камуфляжной раскраске, всматривающаяся в прицел снайперской винтовки. Увы, с аватарой Маша просчиталась: у Станислава мелькнула мысль не об экстремальном сексе в военно-полевых условиях, а о том, как ее, бедную, наверное, жрут комары.

– Грэг вернулся с подмогой? – предположил Теодор, с вожделением косясь на огневую панель.

– Не похоже, – возразил Дэн. – Скорее нарвался на «цыпленка».

Судя по показаниям лидара, объекты пытались изобразить нечто вроде двойной спирали ДНК или, что куда вероятнее, вели космический бой, но почему-то без применения оружия. Психическая атака? Погоня? Непонятно даже, кого за кем, а размеры у них примерно одинаковые. В любом случае на «клещи» для захвата «Космического мозгоеда» эти маневры совершенно не походили, хотя расстояние до него постепенно сокращалось.

– Наффцы пленных не берут, – напомнил киборг и, понаблюдав за странным танцем на экране, уверенно заключил: – Это не Грэг. Его яхта не способна так двигаться. И «цыпленок», пожалуй, тоже.

Точки поскакали в обратную сторону, вышли из зоны наблюдения и исчезли. Писк прекратился. Амазонка разочарованно опустила винтовку и, раздвинув камыши, потрогала стройной ножкой прибрежную воду.

Теперь Станислав подумал о пиявках.

– Ну и что это было? – Теодор продолжал подозрительно всматриваться в лидар, Дэн – в иллюминатор (информация с корабельных приборов и так постоянно стояла у него перед глазами на внутреннем экране).

Правы оказались оба. Через полминуты томительного ожидания лидар захлебнулся тревожным писком: объекты возникли и прямо посреди экрана, и за стеклами, с невообразимой скоростью мчась на таран с обеих сторон «Космического мозгоеда».

– «Альбатросы»!!!

Пилот сам не понял, зачем вывернул штурвал: избежать столкновения было невозможно, но и покорно его ждать – тоже. Станислав столь же инстинктивно вцепился в спинку кресла и на несколько незабываемых секунд стал ей перпендикулярен. В спине что-то так громко и больно хрустнуло, словно нижняя половина туловища оторвалась и улетела к стене вместе с еще уймой предметов, в том числе Лансом. Киборг ни за что хвататься не стал, просто перескочил с бывшего пола на нынешний, спружинив ногами. По пути еще и Котьку сумел поймать, прижал к груди обеими руками и подбородком. Остальные члены экипажа успели разойтись по каютам и, как Станислав надеялся, пристегнуться к койкам перед сном – ну или хотя бы завернуться в смягчившие удар одеяла.

Очень скоро это стало бы уже не важно, но «альбатросы» молниеносно развернулись и длинными острыми тенями скользнули вдоль бортов корабля – один слева, другой справа, – не чиркнув по ним ни молекулой.

Гравикомпенсаторы запоздало справились с задачей, вернув полу и стенам традиционную ориентацию. Ланс повторил прыжок с полупереворотом и приземлился практически на прежнее место.

Лидар еще пару раз пискнул, и «альбатросы» исчезли – на сей раз, похоже, навсегда.

– Кто-нибудь это заснял?! – опомнившись, первым делом поинтересовался Тед. – Целых два «альбатроса», охренеть!

Котька потрясенно заорала, привлекая всеобщее внимание, и Ланс поспешил выпустить ее из «спасательной капсулы».

– Да, у Маши есть запись с внешних камер. – Дэн немедленно скопировал ее себе и напарнику.

– Круто! – Тед азартно потер ладони, уже представляя себя звездой портового бара: как после его красочного рассказа со всех сторон летит презрительное: «Заливаешь!», «Во гонит!», «Урежь леща-то!», и тут он такой, снисходительно усмехается, включает комм, и все девушки становятся его. – Но если кто-нибудь еще будет убеждать меня, что встреча с «альбатросом» приносит счастье…

– Ну, в определенном смысле… – неожиданно возразил капитан.

– Это в каком же?

– Спина прошла.

Станислав расстегнул пояс и осторожно, а потом все смелее и смелее сделал несколько наклонов и приседаний.

– Может, у вас просто шок? – бесхитростно предположил Дэн.

– Тогда какого черта руки в плечах так ноют, будто только на рукавах держатся?! – Капитан подвигал руками и убедился, что не только. Какие-то связки там все же остались, хоть и изрядно растянутые. Но по сравнению с болью в пояснице это цветочки.

Спохватившись, Станислав провел «перепись населения» и получил два стона и одно обещание сделать так, чтобы Тед до бара не дожил. Убедившись, что стоны не предсмертные, и восстановив доброе имя пилота (до следующего виража), капитан на всякий случай еще час просидел возле пульта, но больше никаких сюрпризов космос им не подбросил. Пилот с навигатором тоже не спешили отправляться на боковую, а Дэн вообще предложил подежурить до утра.

– Ты же все равно ничего не сможешь сделать, если «альбатросы» вернутся, – скептически заметил Тед.

– Вот и отлично, – парировал рыжий, кивая на смазанный отпечаток ботинка Ланса
Страница 7 из 17

над дверью.

В конце концов капитан прогнал спать обоих и ушел сам. Чьими бы посланцами ни являлись «альбатросы», вред от них пока был исключительно моральный. А значит, лучше вообще не смотреть, что они там за бортом вытворяют. И корабль будет целее, и нервы.

* * *

Уже задремывая, Станислав услышал, как Полина тихонько домывает пол в коридоре. Видимо, нечистая совесть вкупе с напущенной капитаном жутью не дали бедной девушке уснуть, и она отправилась в ночную смену.

Несколько минут Станислав внимал ритмичному шорканью швабры, услаждающему капитанский слух лучше соловьиного пения, затем включил свет и встал – отчасти полюбоваться труженицей, отчасти проверить, как поведет себя спина. Спина держалась молодцом, и Станислав окончательно раздобрился. Нет, отменять наказание он не собирался, но Полинино рвение заслуживало похвалы.

Капитан выглянул из каюты и бодрое: «Что, не спится?» – застряло у него в горле.

Ланс замер, Станислав – тоже. Поза у киборга была неудобная, неустойчивая, но даже в ней он преспокойно мог простоять пару часов, ожидая нового приказа. Капитан сдался гораздо раньше.

– А… мм… ну ладно, – растерянно пробормотал он и закрыл дверь.

Шорканье возобновилось. Ланс предпочел подстраховаться: он-то прекрасно видел количественное соотношение грязи в ближней и дальней частях коридора.

Станислав снова лег, но теперь и на него накатила бессонница. До выхода из Магелланова Облака осталось всего два прыжка, и проблема с краденым киборгом неумолимо выползла на передний план. Надо решать: либо прямиком лететь на Джек-пот, как предложил Вениамин, либо рискнуть и сперва развезти грузы, иначе их маленькое предприятие снова ухнет в тартарары с закладом квартиры и корабля. Все зависит от того, насколько широко прогремел скандал на Матриксе и не пестрят ли инфосайты ориентировками на Ланса и его похитителей. Значит, добравшись до цивилизации, надо будет первым делом залезть в инфранет и плясать уже от того, что они там обнаружат. А пока пусть Дэн сделает несколько вариантов трассы – и прямую, и с доставкой только самых ценных грузов, и полную, но максимально безопасную, хоть бы и подлиннее.

Вторым делом надо связаться с Вадимом. Если Ржавый Волк все-таки всплыл-откопался из-под обвала, то как бы не получилось, что Станислав сам летит ему в пасть. Джек-пот – гигантский отстойник, куда стекаются отбросы общества со всей Галактики, Волк наверняка заявится туда отпраздновать свое воскрешение со старыми подельниками или навербовать новых. Тогда вообще непонятно, что делать: других знакомых «специалистов», способных подправить киборгу документы и лоб, у Станислава нет.

Ланс закончил мыть пол и ушел. Наверное. Шагов капитан не слышал, а выглядывать и создавать очередную неловкую ситуацию не хотелось.

Ах да, надо еще отправить Аайде зашифрованный отчет Дууса, с припиской, что груз благополучно доставлен. А то замотаются, забудут и неизвестно когда смогут выйти на связь в следующий раз.

Надо, надо… Станислав уже почти жалел, что боль в спине прошла. Мыслительному процессу она, конечно, не способствует, зато потом в случае чего можно отвертеться: «Я был болен и неадекватен».

* * *

Через четыре дня Дэну пришлось отработать проспоренное дежурство.

После Хаваара Теодор занял почетное второе место в рейтинге Ланса.

– У Теда появился персональный котик! – подтрунивала Полина.

– Завидуй молча! – с достоинством парировал друг. – Твой-то процыкулыр тебе кофе в кресло не подает! О, даже с бутербродом, спасибо!

Нет, как Котька за Станиславом, Ланс за пилотом не бегал, в каюту не лез и под душевой кабинкой не рыдал, переживая, как бы обожаемый хозяин там не утонул, но, если Тед выходил в пультогостиную, «котик» был тут как тут. Особенно когда предстояло пилотирование. Сперва Ланс наблюдал издали, с диванчика, потом перебрался к колонне, формально разделяющей зоны пультовой и гостиной, а убедившись, что его не гоняют, стал уже откровенно пристраиваться за пилотским креслом. Теду это не мешало – от штурвала его могла отвлечь только смерть, и то не сразу. Сидящий рядом Дэн тоже не возражал… и тоже завидовал. Когда-то и он точно так же подсматривал за работой навигатора – только, разумеется, никто об этом не догадывался и уж тем более нарочно не подзывал, чтобы объяснить особо заковыристый маневр.

Сам Ланс вовсе не считал Теда своим хозяином и держался возле него, просто чтобы не пропустить что-нибудь интересное, случавшееся вблизи пилота гораздо чаще, чем в других местах. К тому же Тед не лез к нему в голову, не пытался его расспросить, накормить или подлечить и говорил просто и понятно, хоть и не стесняясь в выражениях.

Но первое место, и с большим отрывом, все равно занимала Котька.

Вечером того же дня «Космический мозгоед» пристыковался к станции гашения в пограничной зоне с довольно высоким по этому случаю ценником и хиленьким инфранетом. Куда Станислав тут же нырнул с головой, цыкнув на прочих страждущих, чтоб не забивали и без того узкий канал связи всякой чепухой вроде скачки обновлений игр и двадцати роликов с мамиными воззваниями к поглотившему дщерь космосу, все более слезными.

К огромному облегчению капитана, в почте было почти пусто – ответ Фрэнка недельной давности, спам и несколько коммерческих предложений. Если бы «Космический мозгоед» объявили в розыск, Роджер с Вадимом завалили бы команду гневными письмами: во что вы вляпались, куда пропали и почему друзья узнают об этом из третьих рук, то есть полицейских ориентировок?!

Дальше стало еще легче и одновременно подозрительнее.

– Венька, а ну-ка глянь на это!

Заинтригованный доктор немедленно отложил планшет и подошел к терминалу.

Станислав просматривал инфосайт Матрикса, колонку новостей, в которой среди «начато строительство нового купола» и «ежегодный турнир по трехмерному домино завершился сокрушительным поражением восьмикратного чемпиона» промелькнуло столь же краткое и незначительное: «Из-за небрежности обслуживающего персонала вышло из строя погрузочное оборудование, в результате чего значительная площадь третьего купола оказалась загрязнена сухой цементной смесью. Жертв нет, на данный момент все последствия аварии ликвидированы».

– О лжеловцах и «сорванном» киборге вообще ни слова! – Станислав промотал ленту дальше, но там снова пошли «график ремонтных работ» и «не забывайте вовремя вносить плату за воздух, злостные (три и более месяца) неплательщики будут депортированы из купола». – И это, похоже, единственное официальное упоминание на весь инфранет, остальное – слухи и сплетни в частных блогах, причем лидирует версия с разборками наркомафии!

Вениамин еще раз перечитал заметку.

– Если обозвать киборга «погрузочным оборудованием» и свалить вину за его поведение на хозяина, то статья, можно сказать, чистая правда.

– Но про сорванного DEX’а весь купол знал!

– Знали, что киборг оглушил хозяина и был заперт на складе, – возразил доктор. – Если после нас там быстренько прибрались, заплатили сторожам за молчание, а владельцу склада за разгром, то осталось
Страница 8 из 17

только запустить «утку», что на самом деле киборг выполнял приказы пьяного идиота, попытавшегося раскрутить «DEX-компани» на компенсацию за «срыв». На пике скандала с «шестерками» таких умных много было.

– И пьяный идиот с этим смирился?

– Опять-таки вопрос цены. Слушай, а байка про мафию мне определенно нравится! – Доктор с интересом ознакомился с альтернативной историей, собравшей три с половиной тысячи лайков и сорок восемь перепостов. Оказывается, под видом цемента через Матрикс шел всегалактический наркотрафик, а киборг принадлежал посреднику, который чем-то разозлил крестного отца, и тот активировал секретную программу, превратившую верного слугу в машину смерти. – Очень убедительно написано, с огоньком. Сразу понятно, какие таблетки и в какой дозировке назначать!

Станислав нервно побарабанил пальцами по краю панели.

– Но зачем кому-то так усердно и убыточно затирать наши следы? Хотя постой-ка… Может, они затирают не наши следы, а свои?!

– Вот и я думаю, что «DEX-компани» громкая «реклама» с нашим цементным террористом и киберворами ни к чему, – подхватил Вениамин. – Ведь о срывах давно никто не слышал, все уверены, что проблема устранена, и в интересах компании постараться, чтобы так было и дальше.

– Вот именно – «не слышал»! – сердито подхватил Станислав. – Да и раньше СМИ трезвонили только о случаях, когда срывы сопровождались нападением на людей и массовыми убийствами. А сколько их было на самом деле?! Вот таких, тихих и замятых? «Смешных», как сказал приятель Теда, сообщая о Лансе? Когда киборги просто отказывались подчиняться, есть, отвечать или, напротив, говорили, что думают? Их отвозили на поверку – и они просто исчезали, а владельцам выдавали новенького, лучше прежнего! В итоге в живых остались только самые хитрые или те, кому повезло с хозяевами, но они тем более стараются не светиться.

– Как и мы, – задумчиво согласился Вениамин. – Однако шило в мешке утаить сложно… особенно два шила.

Капитан оглянулся. Ланс сидел за столом, сосредоточенно черкая гелевыми ручками на обороте черновика какого-то договора. Идея принадлежала Полине и сперва Лансу не очень понравилась. На бумаге он еще никогда не рисовал, с нее же ничего не сотрется, хозяин может заметить. К тому же Ланс привык чувствовать картинку «на ощупь», без посредника-стержня. Но потом приспособился и увлекся.

Станиславу хотелось верить, что это действительно черновик и киборг малюет на нем не капитанский портрет.

– А знаешь, что в этой истории самое поганое? «DEX-компани» призналась только в одной бракованной партии, но Ланс мало того что из другой, так еще и гораздо младше. Значит, «шило» продолжает вылезать… а «DEX-компани» продолжает тайно его выслеживать, отлавливать и ликвидировать. И теперь, получается, мы тоже у нее на прицеле.

– Ну, «DEX-компани» все-таки не полиция, – оптимистично заметил Вениамин. – Отобрать у нас киборгов они не имеют права, я читал договор о купле-продаже: даже если компания объявляет отзыв бракованной партии, возвращать покупку мы не обязаны, просто ответственность за ее дальнейшую эксплуатацию целиком ложится на нас.

– На Ланса у нас никакого договора пока нет. Да и Дэна лучше из виду не выпускать, мало ли на что они способны. Подкараулят в тихом месте, вырубят блокатором, кинут в багажник, и шито-крыто, – в очередной раз блеснул пророческим даром Станислав. О «визите» навигатора в шебский офис «DEX-компани» капитан до сих пор не знал. Дэн держал слово, данное Вадиму, а Полина с Тедом – Дэну.

– Пусть сперва нас найдут и вообще догадаются, что это мы. Мало ли кораблей в тот день на Матриксе гасились.

Станислав кивнул, хотя лицо у него осталось хмурым. Нельзя недооценивать противника… но и переоценивать – тоже, а то так и будешь всю жизнь от собственной тени шарахаться.

– Ну, по крайней мере, необходимости срочно мчаться на Джек-пот нет. Только исключим из списка планеты с автоматическими или слишком дотошными таможнями, которые могут придраться к лишнему боевому киборгу. Завернем к ним на обратном пути, соврем, что попали в завис, и заплатим неустойку.

– А что там Фрэнк пишет? – Вениамин углядел краешек вирт-окна с заглавием письма и двумя первыми строчками.

– Ничего особенного. – Станислав раздвинул мешающие окна и по привычке увеличил шрифт, хотя старый друг давным-давно избавился от близорукости. – Я попросил его разузнать про Киру, но, судя по полицейскому досье, девица чиста перед законом, как «acqua di un ruscello di montagna», что бы это ни означало.

– «Вода в горном ручье», – услужливо подсказала Маша.

– Да, подходящая метафора, – согласился капитан, вспомнив грозу на вторые сутки после высадки космодесанта на Кладбище Драконов и мутный поток, с ревом сходящий с крутого склона аккурат на их лагерь (ух, как они тогда улепетывали!). – Кира Тиммонс, землянка, двадцать два года, мать – Элиза Тиммонс, дизайнер аквасадов, отчим – Эдуард Толкиен, писатель, якобы потомок Того Самого, пишет бульварные детективы. Отец неизвестен. Есть сводные брат и сестра, им по тринадцать лет. Образование среднее, не замужем, окончила курсы вождения флайера, после чего единственная запись в ее деле – штраф за парковку в запрещенном месте. Оплатила в тот же день.

– А спустя четыре года внезапно оказалась капитаном собственного транспортника? – Вениамин одновременно читал письмо и слушал краткий пересказ друга. – А, вот, вижу – «Аргамак» принадлежит некоему Юрию Гибульскому, лицензия на перевозку грузов и разрешение на установку лазерных пушек в порядке. Кира в составе экипажа не числится, капитаном указан сам Юрий. Сорок девять лет, вдовец, по образованию механик, десять лет проработал в мастерской по ремонту флайеров, потом ушел в частный бизнес, состоит в профсоюзе космических дальнобойщиков. Список грехов побольше, но все по мелочи: пьяный дебош в баре, перевозка контрабанды, непристойное поведение в общественном месте. И за последние четыре года опять-таки ничего, как отрезало.

– Кира упоминала какого-то дядю, – припомнил Станислав. – А парни видели рядом с ней похожего на нее мужчину. Но в досье сказано, что ее мать единственный ребенок в семье. И фамилии разные.

– Может, двоюродный? – предположил Вениамин. – Или сходство вообще случайное.

– Не верю я в такие случайности. – Капитан закрыл письмо, но удалять не стал. – Жалко Фрэнк не сообразил голографию этого Юрия прицепить, спросили бы у парней, его ли они видели. А то, может, бедный работяга уже давно упокоился в вакууме.

– И Кира открыто летает на его корабле, даже название изменить не удосужилась? В космической глубинке типа Матрикса это еще сошло бы ей с рук, но на Новом Бобруйске – ни за что. Юрий Гибульский определенно жив, находится на «Аргамаке»…

– …И лежит связанный в кладовке, – проворчал капитан.

– …И лично провел свое судно и экипаж через автоматическую таможню, – неумолимо разгромил версию друга Вениамин. – Как это всегда делаешь ты.

«После чего его снова связали и затолкали в кладовку», – мрачно подумал Станислав, но выставлять себя упрямым параноиком
Страница 9 из 17

не стал.

– В любом случае что-то с этой девицей нечисто.

– Ну, с этим не поспоришь, – развел руками доктор. – Остается надеяться, что, натравив на нас Грэга, она утолила жажду мести и успокоилась.

Станислав был не прочь утолить и свою, но понимал, что в данной ситуации это обернется для них еще бо?льшими проблемами.

– Ладно, как-нибудь попозже, при более удобном случае, – невпопад сказал он. – Сейчас Вадиму позвоню, если связь позволит, и освобожу вам канал.

Связь позволила, хотя изображение временами конвульсивно дергалось и застывало. Вадим ответил сразу, надрывным свистящим шепотом, в котором еле угадывалось «твою ж мать!» и несколько приветственных слов разной степени цензурности. Вид у спецагента был как у преступника в бегах: воровато сгорбившись и посекундно озираясь, он торопливо пожирал растворимую вермишель из яркого пластикового контейнера.

– Что у тебя с голосом? – Станислав на всякий случай тоже перешел на шепот.

– Это не у меня с голосом, а у Алика со слухом! – прошипел Вадим таким пианиссимо, что капитан включил запись разговора: непонятные места Дэн потом по губам расшифрует. – Ну что за люди, только ребенок заснул, я сел похавать нормально – уже трезвонят!

– Так отключил бы на время терминал, – смущенно посоветовал Станислав, стыдясь спросить, каково ж тогда «ненормально».

– Не могу, я важного звонка жду! Меня тут внештатным консультантом по одному делу привлекли, надо постоянно быть на связи. – Вадим напрягся, обратившись в слух, но тревога оказалась ложной, и спецагент чуть смягчился: – А у вас там как дела?

– Нормально. – Станислав снова покосился на Ланса – теперь убедиться, что «котик» не попадает в поле зрения камеры. – Ты что-нибудь узнал насчет Ржавого Волка?

– Да ничего! – Вадим заправил в рот очередную прядь вермишели и поправился: – Почти ничего. Ни у кого из дружков он совершенно точно не объявлялся, ни лично, ни по видеосвязи.

– Тогда почему «почти»? – Вениамин потеснил друга и встал рядом. – Привет, Вадик!

Спецагент кивнул, не прекращая жевать.

– У Сергея Волкова остался младший брат, Анатолий Волков. Ему «повезло» – во время штурма Маяка он сидел в тюрьме за разбойное нападение с убийством и должен был просидеть еще лет двадцать. Но внезапно объявился бойкий молодой адвокат, всплыли новые улики, дело пересмотрели и четыре года назад Анатолия выпустили. Он клятвенно пообещал исправиться, устроился на престижную работу, дела быстро пошли в гору, и теперь он солидный бизнесмен с дачей на Новой Вероне…

– И что с того?

– Внешне Анатолий довольно похож на брата, та же комплекция, черты лица, волосы, и он до сих пор не прочь иногда покутить в баре со старой компанией, поставить им выпивку «в память о моем дорогом братце». К сожалению, доказательств, что он взялся за старое, у нас нет, а на работе ему и нового хватает, причем, чтоб его, легального, не подкопаться.

– А где он работает?

– Я разве не сказал? – Вадим с сожалением отставил опустевший контейнер и вытер руки чем-то подозрительно напоминающим скомканный памперс. – Отдел продаж «DEX-компани», оптовые поставки по всей Галактике. Развозит новеньких киберов колонизаторам… а заодно наемникам, пиратам, террористам. Кстати, Казак именно от него пробную партию «семерок» получил, они приятелями были. Все сходится.

– Что? – по-прежнему не понимали друзья.

– Славик угробил его брата и засадил Казака, – с легким раздражением пояснил Вадим. – Вот Анатолий и решил почтить их память кое-чем посерьезней выпивки.

– Ты уверен?

– Нет, но эта версия точно понадежнее твоих «баек из гроба», – съязвил спецагент. – Я сейчас скину вам голографии этого проходимца и его ближайших подельников, и если кто-нибудь из них засветится возле корабля… Надеюсь, твой кибер не зря сгущенку жрет?

– Я же говорил! – Вениамин подтолкнул Станислава локтем. – Тебя просто пытались запугать!

– Да, Анатолий птица рангом пониже и дерьмом пожиже, – согласился Вадим. – Кого-нибудь пристрелить в темном переулке – это он запросто, но на сложные многоходовки не способен, и армии осведомителей и исполнителей, как у братца, у него нет, все самому приходится делать. Думаю, его твой пьянчуга-сосед и видел… ах ты ж черт!

Увлекшись разговором, Вадим неосмотрительно повысил голос на пару децибел, и в соседней комнате тут же сработала «сигнализация», лавинообразно набирающая обороты.

– Спасибо, ты нам очень помог, не буду тебя больше отвлекать, до свидания! – отбарабанил капитан и малодушно отсоединился.

– Ну что, убедился? – добродушно поинтересовался у него Вениамин.

– Угу, – подтвердил Станислав, не уточняя, в чем именно, и уступил другу место за терминалом.

Доктор полез проверять свою почту и подписки, а капитан подошел к столу и рассеянно взял с него первый попавшийся лист.

Кот. Опять кот, все тот же лохматый-полосатый, только теперь лежащий на какой-то подстилке – слишком большой для него одного. Ланс сделал несколько попыток, прежде чем у него начало что-то получаться, и на всех листах – одно и то же, разной степени корявости. Последний рисунок, впрочем, ближе к импрессионизму, чем к детским каракулям.

Станислав вернул лист настороженно наблюдавшему за ним киборгу.

– Неплохо, – сдержанно одобрил он. – А что-нибудь другое не хочешь нарисовать? Котьку, например?

Ланс тут же закопал рисунок под остальные, взял новый лист и лишь тогда нехотя ответил:

– Она и так есть.

* * *

Планета Анмаагра, следующий пункт назначения «Космического мозгоеда», принадлежала альфианам, но заказчиком леразийского известняка был змеелюд, прилетевший за грузом вместе с бригадой фреан. После стычки с Грэгом команда поглядывала на них с подозрением, однако громилы тщательно спрятали свой интеллект (или его отсутствие) и без лишних слов приступили к выгрузке. Вернее, безуспешно пытались приступить, пока Дэн не достал подаренный Михалычем нож и быстро, точно по контуру, не вырезал намертво прилипшие к пленке ящики.

– Инновационная технология перевозки! – гордо прокомментировал Тед. – Благодаря двойной пленочной подложке груз не контактирует с полом отсека, не пачкается, не отсыревает и приобретает дополнительную изоляцию снизу! И, между прочим, для проклейки используются не дешевые химикалии, а чистая хризантемская смола, исключительно экологичное вещество!

Станислав с мученическим лицом слушал этот бред, но змеелюд, тоже не слишком склонная к восторгам тварь, вроде бы остался доволен. Ящики забрал, расплатился, пообещал обращаться в их фирму и дальше.

Пока транспортник разгружался, к нему подошли пять или шесть потенциальных клиентов, однако капитан всем отказал, не желая удлинять трассу. Взял только, и то после долгих уговоров, ящик альфианских игральных карт для сувенирной лавки на следующей станции. Доход невелик, но убыток, если что, тоже.

Нести в грузовой отсек один-единственный картонный ящик не имело смысла. Дэн поставил его в углу пультогостиной, сполоснул руки под кухонным краном, задумчиво приподнял крышку оставленной на плите сковороды и взял с нее
Страница 10 из 17

последний хрустящий ломтик ветчины. К удивлению команды, Ланс вполне сносно готовил. Несмотря на нелюбовь к еде, он знал, какой она должна быть на вкус, и последний хозяин обучил DEX’а нескольким несложным рецептам: яичница, макароны с сыром, жаркое из мяса или замороженных овощей. Обнаружилось это совершенно случайно, когда Тед рассеянно бросил Лансу: «Сделай мне что-нибудь пожевать!» – и нырнул в душевую, рассчитывая в лучшем случае на бутерброд, а по возвращении обнаружил тарелку с пышным и ничуть не подгоревшим омлетом. Пилот долго подозрительно тыкал в него вилкой и принюхивался, однако все съел и выжил. К готовке Ланс относился так же равнодушно, как к уборке – не интересно, но не трудно, и беспрекословно позволил включить себя в график дежурств по кухне.

На стул вспрыгнула и требовательно заорала Котька, но ее проигнорировали. Должен же хоть кто-то на этом корабле вести здоровый образ жизни, пусть и принудительно!

Навигатор облизал пальцы и сел за свой пульт, продолжая сосредоточенно размышлять – отнюдь не над трассой.

Перед командой «Космического мозогоеда» Ланс не пытался притворяться ни человеком, ни машиной. Они же знают? Знают. Взяли его такого? Взяли. Так какой смысл? Корабельные, общие для всех, правила он старательно соблюдал, но, если ему не запрещали или даже предлагали сделать что-то интересное – например, на виду у всех порисовать на чужом терминале, – Ланс охотно этим занимался, даже не задумавшись: а вдруг это подвох? Проверка? Да, здесь их можно не опасаться, но откуда Лансу это знать? Как вообще можно доверять людям, которых до сих пор воспринимаешь как хозяев, только необязательного порядка?!

Дэна подобная наивность изумляла. Сам он, кажется, даже в три года был намного подозрительнее и хитрее и наверняка провернул бы дело так, что торговец «спьяну споткнулся» бы или «нечаянно» сам зарядил бы себе фонарем по лбу, а исполнительный киборг как ни в чем не бывало оттащил бы бесчувственное тело на корабль. Срыв? Какой срыв? Ничего не знаю, по тестам все в порядке! У Ланса же против экспертов «DEX-компани» не было ни единого шанса. Более того – если бы его последний хозяин больше дружил с законом и регулярно поверял своего киборга, Ланса выявили бы еще до срыва.

Вернувшийся из душа Тед тоже первым делом проверил сковородку и разочарованно поинтересовался: «А где наш котик?», хотя уж там-то его точно быть не могло.

– Полина в автомаркет уволокла, одежду подобрать.

Дэн сказал это с легкой горечью, и Тед добродушно пошутил:

– Боишься, что он вытеснит тебя из ее сердца?

– Не вытеснит.

– Уверен?

– Да. У него волосы короткие.

Тед фыркнул, Дэн тоже слабо улыбнулся, подтверждая, что это шутка, а не машинная логика.

– Тогда в чем проблема? – уже серьезно спросил пилот. – Чего вы никак толком не поладите? Ты до сих пор ему не доверяешь?

Киборг покачал головой. То есть да, не доверял, но не настолько, чтобы это напрягало или раздражало. Просто надо за ним приглядывать, как за шкодливой Котькой, и все будет в порядке.

– Когда-то я очень хотел найти таких же, как я, – помедлив, сказал Дэн. – Присматривался, пытался заговорить, украдкой подать какой-то знак… и ничего. Потом я познакомился с вами, все изменилось, но я продолжал искать. А когда наконец нашел… Нет, он не плохой. Просто совершенно другой. С другим прошлым, с другим характером. Многого не знает или странно на это реагирует. В чем-то меня действительно может понять только он, но общаться с людьми намного проще и интереснее. И ему, кажется, тоже.

– Короче, ты разочарован и тебе из-за этого стыдно? – прозорливо подытожил друг.

Дэн помолчал, анализируя свои ощущения, и виновато кивнул.

– Что ж, поздравляю! – Тед торжественно хлопнул напарника по плечу, а когда тот недоуменно на него уставился, высокопарно пояснил: – Теперь ты тоже познал, как тяжек крест старшего брата!

– И что мне с ним делать?

– Тащить, – серьезно сказал пилот. – Это еще фигня! Твой хотя бы сам в сортир ходит, а мне родители полгода мозги пудрили, как клево иметь сестру и как нам вместе будет весело, а в итоге сунули какой-то вякающий кулек и велели с ним нянчиться! У-у-у, долбаные памперсы! По-моему, это был самый большой облом в моей жизни.

– Но сейчас-то вы с Ликой дружите?

– Угу, когда у нее мозги отросли, она прикольная стала. Но с друзьями все равно интереснее, так что расслабься, это совершенно нормально!

– Расслаблюсь, когда Ланс с Полиной вернутся, – серьезно пообещал навигатор.

– Я удивляюсь, как ты вообще их отпустил, – признался пилот.

– Я тоже, – честно сказал Дэн. – Но я только сейчас понял, почему Станислав Федотович так волновался из-за неизвестного киборга на корабле. Раньше это казалось мне нерациональным и нелогичным. Я же не собирался причинять вам вреда… первым. Текущее поведение всех членов экипажа и экспедиции капитана относительно устраивало, я справлялся со своими обязанностями и имитацией личности. Так зачем меня бояться? Наверное, Ланс думает о ситуации то же самое.

– А ты дергаешься на каждый его чих, как кэп, – согласился Тед. – Хочешь совет?

Дэн заинтригованно уставился на напарника.

– Не относись к нему как к киборгу.

– А надо как к человеку? – удивился рыжий.

– Надо как к Лансу. Ну, нет у него привычных тебе плюсов, но наверняка есть другие, не хуже.

– Например, кофе с бутербродом?

– Типа того, – ухмыльнулся пилот. – Кстати, поджарь-ка мне еще ветчинки! И ты отвлечешься, и мне хорошо будет.

– Хочешь совет?

– А?

– Не зли и без того дерганого боевого киборга.

* * *

От Алины в нецифровой памяти Ланса осталось только имя и смутный образ высокой худощавой блондинки, манерно растягивающей слова. Хозяев женского пола у него с тех пор не было, лишь «с правом управления» и «охраняемый объект». Работать с женщинами Лансу не нравилось: слишком уязвимы и склонны к неадекватным реакциям, осложняющим задачу телохранителя. Например, с началом перестрелки мужчины понятливо залегают, а женщины остаются стоять и визжать, словно нарочно пытаясь самоубиться. Приходится тратить драгоценные секунды, чтобы уложить их на землю, а после боя тебе еще влетает за порванное платье или сломанный ноготь.

Полина, несмотря на созвучное имя, на Алину была совершенно не похожа, как и на клубных шлюх, но Ланс все равно относился к ней с подозрением, особенно после расспросов о еде. С тех пор девушка вечно норовила всучить ему что-нибудь «вкусненькое», вот и сегодня перед выходом шоколадную конфету сунула. Ланс послушно взял, а потом украдкой раскрошил ее над капитанской биоклавиатурой (которая, кажется, уже начала его узнавать и радостно тянуться навстречу).

Охранять Полину не требовалось. Вроде бы. Потому что на прощанье капитан сказал «присмотри?те там друг за другом», очень размытая формулировка, и сейчас Ланс жалел, что ее не уточнил. Наверное, это как с тем воришкой: специально выискивать потенциальные угрозы и сканировать каждый приближающийся объект не надо, но, если заметишь что-то однозначно вредоносное, можно ограниченно отреагировать. Так что охранный режим Ланс
Страница 11 из 17

не активировал, просто шел рядом.

Полина, напротив, за него очень беспокоилась, хотя сама настояла, чтобы их отпустили вдвоем. Офиса «DEX-компани» на планете нет, люди встречаются редко, а инопланетяне в большинстве случаев не способны даже распознать их пол, не говоря уж о том, чтобы отличить от киборгов. Идеальное место, чтобы социализировать молодого бестолкового киборга если не как человека, то хотя бы как толкового.

Дэн ожидаемо был против и предлагал пойти с ними, но Ланс так устал от вечного «поводка», что пересилил себя и заявил: «Необходимость в дополнительном сопровождении для выполнения данного задания отсутствует». Рыжий странно на него посмотрел, но отцепился. Отлично! За это можно и Полину потерпеть, а ходить по магазинам Ланс любил, там относительно безопасно и много всякого яркого, интересного.

Автомаркет находился вблизи космопорта, в него даже можно было попасть по длинному подземному переходу с самодвижущимися дорожками, не выходя на улицу. Как Полина и думала, на них с Лансом никто не обращал внимания: едущие туда космолетчики возбужденно переговаривались между собой, предвкушая шопинг, а обратно – сосредоточенно тянули тяжелые фирменные пакеты и даже гравитележки. Лансово клеймо девушка старательно замазала тональным кремом и начесала на лоб челку – если нарочно не присматриваться, не видно. Киборг и киборг, типовая модель.

Магазин был полностью автоматический – заходишь, берешь, что тебе нужно, а потом выходишь через индивидуальную кассовую кабинку, похожую на шлюз с двумя дверями. Секунда на сканирование кодов, короткий звуковой сигнал, и на терминале высвечивается итоговая сумма – пока не расплатишься или не вернешь товар в торговый зал, наружная дверь не откроется. Из живого персонала по магазину ползали только уборщики-амебоиды да дремал в углу у входа тучный охранник-фрисс, со втянутыми глазами и щупальцами похожий на причудливую инопланетную скульптуру.

Внутри оказалось жарко и душно: то ли система жизнеобеспечения барахлила, то ли ее попытались подстроить сразу под несколько рас, и в итоге терпимо, но некомфортно было всем.

Первым делом Полина завернула в отдел кормов для животных и кинула в тележку десяток пакетиков с любимой кошками и навигаторами «индейкой с овощами». Пока девушка выбирала витамины, Ланс дошел до конца ряда и остановился напротив полки с кормосмесью для киборгов. Там, правда, стояли только зеленые банки «DEX economy» и голубые с белой полосой «DEX optima» – золотистый «DEX elite», которым его кормили у Алины, был слишком дорог и продавался не везде, однако даже эти лучше котлет.

Полина поняла намек, но только вздохнула и строго сказала:

– Нет уж, привыкай есть взрослую еду! – и, подхватив Ланса под локоть, увлекла дальше.

На Анмаагре и в этом автомаркете Полина уже была, но расположение рядов с нужными товарами помнила очень смутно, поэтому не спеша шла по магазину, глазея на все подряд и то и дело застревая в каком-нибудь отделе: то с хозяйственными мелочами, то с соками, то с мясными консервами, заклейменными негодующими зоозащитниками (большую часть этикетки занимали картинки, призванные отпугнуть впечатлительных едоков: отрубленная свиная голова, ряд подвешенных на крюках освежеванных говяжьих туш, куча окровавленных потрохов, для пущей убедительности снабженные надписями типа «Твой обед – это чья-то смерть!» и «Его жизнь оборвали ради трехминутного наслаждения!»).

– Единственное, что я могу сделать для этого несчастного поросенка, – насладиться им подольше, – скорбно сказала Полина, выбирая банки с разными этикетками, чтобы команда тоже полюбовалась и прониклась. – Пошли, котик!

Ланс не понимал, почему его называют котиком, но слово не имело негативной окраски и произносилось нейтрально. Ладно, пусть будет «котик». Люди вообще любили присваивать друг другу и киборгам по несколько кличек, Дэн тоже откликался на «Дэнька», «Рыжий», «Денис» и не менее странное «Белочка». Но тогда зачем они так настойчиво выпытывали у Ланса его имя? Переназвали бы сразу, как им удобно… Так, собственно, всегда и было, после форматирования и передачи новому владельцу. Два года слово «Ланс» принадлежало только Лансу и было первым, за что он судорожно цеплялся после перезагрузки. Это я. Это по-прежнему я. Меня не стерли. Понадобилось несколько дней, чтобы привыкнуть снова слышать свое имя со стороны, сперва так и тянуло вздрогнуть – «откуда?!».

– Ага, вон они где! Лансик!

Ну вот, еще один вариант. У нее что, память сбоит?

Киборг тем не менее подошел к Полине и привычно встал за ее правым плечом. Девушка тут же подвинулась и попятилась, чтобы оказаться с ним на одной линии, еще и за руку взяла, не давая вернуться в рабочую позицию телохранителя.

– Так, тебе нужны свитер или байка, джинсы, две-три футболки, несколько пар трусов и носков…

Выбор человеческой одежды в альфианском автомаркете был невелик, зато вся недорогая и практичная, по принципу «сразу надел и пошел». Киборг встал поудобнее и приготовился ждать, пока Полина будет в ней рыться, но девушка тоже как будто чего-то ждала, недоуменно на него глядя, а потом уточнила задание:

– Ну давай, выбирай подходящие вещи!

Ланс озадачился. У Алины он всегда был одет с иголочки, в дорогие стильные костюмы, сшитые на заказ. Потом – как получалось: под рабочим комбезом все равно не видно, что белье старое, драное и не того размера. Такой вариант нравился Лансу даже больше: не стесняет движений и можно не бояться посадить лишнее пятно, не говоря уж о складке. Но в любом случае одежду всегда выбирал и назначал хозяин.

Брать самому? Ну ладно.

Семь первых (ближайших) взятых им вещей Полина без вопросов положила в тележку, с восьмой Ланс попытался смухлевать, пропустив две другие подходящие, и, похоже, попался.

– Ты уверен? – Девушка озадаченно расправила кислотно-бирюзовую футболку с принтом из какого-то детского мультика про собирающих грибочки зайчиков. – Ну-ка примерь!

Ланс и так видел, что футболка ему впору, но беспрекословно стянул ту, что на нем. Пусть Полина убедится, что размер правильный, можно покупать!

Увидев результат, девушка не удержалась от смеха. В сочетании с рельефной мускулатурой, драным ухом и суровым лицом боевого киборга зайчики выглядели особенно умилительными, а грибочки актуальными. Впрочем, что-то в этом было, а красный ценник обещал пятидесятипроцентную скидку, но Полина решила, что пользоваться наивностью Ланса стыдно. Одно дело, когда сознательно покупаешь себе эксцентричную вещь, и другое – когда носишь ее на потеху хозяину или из-за его жадности.

Девушка уже хотела обратить внимание киборга на более приличную темно-синюю футболку под цвет его глаз, как вдруг за спиной раздалось ехидное:

– Девочка наряжает свою куколку?

Полина возмущенно обернулась, чтобы осадить непрошеную зрительницу, да так и застыла с приоткрытым ртом. Ланс зарегистрировал резкое изменение физиологических показателей девушки (сердечный ритм и частота дыхания сильно возросли) и тоже забеспокоился. Объект враждебен? Опасен? Система уверяла, что да.
Страница 12 из 17

И рекомендовала покинуть опасную зону.

Полина видела Киру только на сделанных Дэном голографиях, но мгновенно ее опознала – уж больно колоритная девица, все в том же джинсовом комбинезоне на лямках. Кира, напротив, смотрела на Полину насмешливо-презрительно, но как на незнакомку. Возможно, она удовлетворилась бы смятением «девочки» и прошла дальше, но тут Полина взяла себя в руки и разозлилась пуще прежнего. Из-за этой девицы чуть не погиб Дэн, она пыталась поймать Ланса, чтобы, возможно, сдать его в «DEX-компани», а потом руками Грэга почти пристрелила саму Полину!

– Ну да, наряжаю, – с вызовом подтвердила она, выдвигаясь вперед и заслоняя собой Ланса. – А тебе завидно?

– Было бы чему завидовать, – фыркнула Кира. – Если девушка ходит по магазинам не с парнем, а с киборгом, это много о чем говорит…

– Если девушка ходит по магазинам вообще в одиночку, это означает, что от нее даже киборги разбегаются! – парировала Полина.

– Я не одна, – Кира оглянулась, но за спиной никого не было, – и если мне понадобится парень, мне достаточно свистнуть, а не покупать его!

Ланс стоял неподвижно, с остекленевшими глазами, как выключенный. Никаких приказов Полина ему не отдавала и, похоже, не собиралась, а ситуация стремительно накалялась. Девушки были примерно одного роста и комплекции, но по результатам сканирования программа оценивала шансы Полины как 1:29. Ланс смутно подозревал, что команду вряд ли устроит запись ее последних минут, сделанная в рамках «присматривайте друг за другом». Если охраняемый объект прекратит жизнедеятельность или деформируется, задание будет считаться проваленным, и тогда Дэн не скоро доверит ему новое. Да, во время нападения контрабандистов Лансу запретили вмешиваться, но, возможно, из-за того, что для устранения угрозы хватало и одного, основного, киборга. А сейчас Ланс единственный.

И футболка. Они еще не купили футболку.

– Действительно, зачем покупать, если можно просто украсть? – Полина чувствовала, что переходит границу, но сдержаться не смогла. – Признавайся, сколько киборгов у тебя на совести, убийца?!

Кира смертельно побледнела, словно увидела привидение. Ее правая рука потянулась к карману, и Ланс, который с самого начала знал, что там лежит, наконец принял решение.

Кулак так быстро мелькнул возле Полининого уха, что Кира успела странно дернуть головой, отшатнуться к стойке со спортивными костюмами, сползти по ним с осуждающим треском вешалок и уютно улечься на полу, прежде чем ошарашенная Полина догадалась о причине столь внезапной сонливости.

– Ланс!!! Что ты натворил?!

– Объект обезврежен, – деловито доложил киборг и, наклонившись, подобрал вывалившийся из Кириного кармана бластер.

– Да не стала бы она в меня стрелять посреди магазина! – Полина бросилась на колени возле безжизненного тела и прильнула ухом к его груди. – Брось эту гадость! Отойди, не заслоняй свет!

Ланс послушно разжал пальцы и попятился, не понимая, за что на него сердятся. Человек был вооружен, вел себя агрессивно, и киборг нейтрализовал его оптимальным способом. Пару минут полежит и включится. Разоружать находящегося в сознании противника и держать его в болевом захвате до приезда полиции нерационально – вдруг за это время на охраняемый объект нападет кто-то еще, а руки уже заняты.

В первую секунду Полину прошиб холодный пот, во вторую она наконец расслышала тихое, но ровное сердцебиение, а в третью пожалела, что тут нет кустов, куда можно быстренько затолкать эту наглую бандитку. Может, под костюмы?!

Не успела.

– Кира!!!

В проход между рядами заглянули и тут же сорвались на бег два человека: молодой здоровяк с грубыми чертами лица и пожилой, более интеллигентный с виду мужчина, хотя тоже вряд ли кандидат наук.

– Ланс, не трожь их! – только и успела прошептать девушка, представив три тела рядком, если киборг сочтет опасными и этих людей. – Отвернись!

– Господи, что случилось?! – Пожилой мужчина торопливо полез щупать Кирин пульс, здоровяк же первым делом пригреб бластер и кинул на Полину быстрый подозрительный взгляд: «Заметила?!»

– Не знаю, – слабым неубедительным голосом пробормотала Полина, чувствуя себя по локоть в крови. Хотя Ланс сработал очень аккуратно, даже синяк пока налиться не успел. – Она стояла рядом со мной, а потом вдруг… Тут так душно, мне самой что-то нехорошо…

У обоих мужчин не возникло и тени подозрения, что такая милая, приличная, искренне взволнованная девушка с кучей кошачьего корма в тележке может так нагло врать. На стоящего поодаль парня в мультяшной футболке они еле глянули, с ходу не сообразив, что это киборг, а из особых примет запомнили только мухомор во всю спину.

– Кирочка, очнись! – Пожилой легонько потряс девушку за плечо, похлопал по щекам.

Кира вяло застонала, не открывая глаз.

– Мартин, сбегай за водой!

– Сейчас!

Здоровяк с топотом умчался, и Полина решила, что участливой кошатнице тоже самое время удалиться. Сбивчиво промямлив: «Надеюсь, с ней все будет в порядке», она сдала задом, выпрямилась и ускоряющимся шагом направилась к выходу, по пути прихватив Ланса.

Первый порыв – бросить наполненную тележку посреди зала и выскочить из магазина – Полина успешно подавила. Это слишком подозрительно, к тому же очередей перед кассовыми кабинками нет и расчет займет всего несколько секунд. Тревогу пока никто не поднимал. Вдоль стены безмятежно полз амебоид, уже весь пятнистый от черных шариков-вакуолей с собранной грязью. Фрисс продолжал дремать на своем посту. Ну, сплохело какой-то инопланетянке, бывает. Может, это у них ритуал такой – перед кассой полежать на полу, смириться с мыслью о предстоящих расходах. Сородичи ей помогают, на помощь не зовут, значит, ничего страшного.

Уже впихнув Ланса и тележку в кабинку, Полина сообразила, что и не позовут. Камеры наблюдения записали не только нападение киборга, но и его причину, с которой нормальные люди по магазинам не ходят. Пожалуй, если растолкать фрисса и шепнуть ему, что вон у той троицы есть бластер (а может, и не один), то у Киры возникнут куда большие проблемы, чем шишка на виске.

Но этого Полина тоже делать не стала, а быстро расплатилась и выскочила на улицу, лишь там спохватившись, что на Лансе по-прежнему дурацкая футболка с зайчиками. Ладно, будет вместо пижамы или под рубашкой носить, возиться с возвратом покупки некогда! Искать вход в тоннель – тоже, быстрее по улице напрямую.

Девушка оборвала болтающийся ценник, кинула в уличный утилизатор и скомандовала:

– Хватай пакеты и бежим на корабль!

* * *

Предупрежденный по комму Дэн встретил их на полдороге.

– Надо было мне все-таки с вами пойти, – только и сказал он, бросив на Ланса короткий выразительный взгляд.

«Котик» окончательно сник и попятился за Полину уже не только в охранных целях, но навигатор, к удивлению обоих, пошел дальше.

– Ты куда? – окликнула друга девушка.

– Пойду посмотрю, что там творится.

– А если они тебя заметят?!

– Я замечу их первым.

Рыжий умчался. Полина, напротив, сбавила темп, против чего Ланс совсем не возражал. От вооруженных
Страница 13 из 17

киберворов их теперь отделял Дэн, а от разгневанного капитана – только шестьсот пятьдесят метров, которых, увы, хватило ненадолго.

– Почему ты просто не отобрал у нее бластер?! Неужели не успел бы?

Ланс заметил, что у капитана на поясе тоже висит многозначительно расстегнутая кобура. По сбивчивому, на ходу, рассказу Полины Станислав не смог составить точной картины происшедшего и предпочел подстраховаться.

– Действия по нейтрализации объекта были сгенерированы программой.

Программа гражданского киборга-телохранителя являлась самой щадящей из боевых, но разработчики логично полагали, что с бластером на мирных горожан нападают только опасные преступники, с которыми можно не церемониться. Кулак Ланс перехватил бы, нож вырвал, брошенный камень поймал бы на лету и положил на землю, а «розочку» из бутылки аккуратно отнес бы в утилизатор. Но профессиональное оружие требует радикальных мер.

– Что, других вариантов она не предложила?!

– Уничтожение объекта допускается только в ситуациях с низкой вероятностью решения поставленной задачи иными методами. Данная ситуация таковой не являлась.

– О да, если бы ты ее грохнул, вообще зашибись было бы! – нервно хохотнул Тед.

– Внести данное изменение?

– Нет!!! – в один голос выдохнула команда.

– И вообще, кончай бить людей по головам! – сурово добавил Станислав, застегивая кобуру. – Если ты кого-нибудь нечаянно убьешь, у нас будут крупные проблемы!

– Удар в шею или по почкам является более травматичным и непредсказуемым.

Если бы Станислав хуже знал Ланса или на его месте был Дэн, капитан решил бы, что киборг над ним издевается. И все равно не удержался от сдавленного рыка.

– К тому же тогда она подняла бы визг на весь магазин, примчались ее дружки и скандал был бы еще больший, – вступился за своего «котика» Тед.

– Вот-вот, всего лишь скандал, а не проблема!

– С Кирой это однофигственно.

Капитану пришлось с ним согласиться – похоже, выбор стоял между двумя девичьими трупами, и Кирин всех устраивал больше.

– Ланс, ты ее знаешь?

Станислав ткнул пальцем в голографию Киры Тиммонс из присланного Фрэнком полицейского досье, где даже самые приличные люди похожи на отъявленных уголовников.

– Объект не идентифицирован.

– Ланс! – поморщился капитан. – Да – или нет?

– Нет, – кое-как продрался сквозь программу Ланс, хотя сейчас ему отчаянно хотелось скрыться не только за ней, но и за дверью каюты.

– И никогда ее раньше не видел? – на всякий случай уточнил Станислав. – Даже на голографиях? У хозяина там, у его друзей?

Ланс вообще не ответил, глаза у него потухли. Ну вот опять: он добросовестно выполнил свою работу, а люди на него орут и непонятно чего хотят! Еще вопрос – и он развернулся бы и ушел в каюту, а там будь что будет, но Полина ободряюще приобняла оцепеневшего «котика» и вступила в разговор вместо него:

– Кира Ланса не узнала, это было заметно.

– Тогда зачем она ловила его на Матриксе?

– Видимо, не его, а любого бракованного киборга. Узнала о нем от кого-то из гасившихся там приятелей и примчалась.

Капитанский комм запиликал. Станислав торопливо включил его на громкую связь:

– Ну что?!

– «Аргамак» стоит на посадочной площадке четыре-десять. Кира зашла туда вместе с обоими мужчинами.

У Полины отлегло от сердца, Тед тоже шумно выдохнул – сила удара у киборга типовая, а прочность людей сильно варьирует. Впрочем, команда уже убедилась, что Киру можно назвать кем угодно, только не «хрупкой девушкой».

– Своими ногами?

– Вероятность данного варианта восемьдесят шесть процентов.

– Это как?!

– Современные кибернетические протезы очень достоверно имитируют конечности, а расстояние не позволило выявить атипичное электромагнитное излучение. Но на Новом Бобруйске ноги у нее еще были.

– Дэн! – застонали друзья. – И ты туда же?!

– Куда? – искренне удивился навигатор.

– Все, мне это надоело! – громко объявил капитан. Комм боязливо затих, но Станислав имел в виду совсем другое. – Кем бы ни была эта девица, убегать от нее, а потом ждать очередной пакости я не намерен. Пойду поговорю с мисс Тиммонс официально, как капитан с капитаном… ну или как кибервор с кибервором!

– Я с вами! – вскочил Тед, чуть не опрокинув стул.

– И что вы ей скажете? – подозрительно спросил Вениамин.

– Да уж найдем что!

Доктор поверил и тоже начал торопливо собираться, особое внимание уделив содержимому походной аптечки. Сказать Кире пару ласковых слов в интимной пыточной атмосфере пожелал даже Михалыч, и его еле отговорили взять к ним в довесок разводной ключ.

Ланс остался стоять посреди опустевшей пультогостиной, как позабытый манекен.

– Лансик, ну чего ты? – спохватилась Полина, проводившая команду только до шлюза. – Все в порядке, капитан на нас не сердится, просто немного нервничает, это обычное дело. Иди сюда, я тебе чаю налью, вкусного печенья дам…

Киборг с задержкой «отмер» и подошел к столу. К неадекватным реакциям людей Ланс привык – точнее, привык, что они почти всегда неадекватные, вопрос, чем это обернется для него. Но вроде пронесло.

Чай Полина сделала правильный, калорийный, и, пока Ланс в расплату за него жевал печенье, нарочно откусывая по чуть-чуть, чтобы следующее не подсунули, уже спокойно объяснила киборгу, что людей нельзя бить ни по голове, ни по почкам, ни по другим органам. Особенно если это женщина. Даже при наличии у нее бластера. Хотя если бы не свидетели и видеокамеры, то, пожалуй, можно. Но все равно осторожно. Хотя сама Полина с удовольствием бы этой Кире врезала, а Тед уже и врезал, из баллончика. Но Лансу этого делать ни в коем случае нельзя, потому что они не являются его официальными хозяевами и, если что, защитить его не смогут. То есть, конечно, попытаются, но это будет очень трудно, поэтому лучше не рисковать. Но Ланс молодец, что вступился за Полину, она ему очень благодарна, просто больше не надо так делать. То есть надо, но как-то поаккуратнее. Понятно?

Ланс предпочел уклончивое «информация сохранена».

Команда возмездия и присоединившийся к ней на месте Дэн вернулись ни с чем – «Аргамака» на площадке 4-10 уже не было.

– Смылась! – разочарованно сообщил Тед подруге. – Значит, совесть у нее точно нечиста.

– По-моему, она больше испугалась, чем разозлилась, – задумчиво сказала Полина, вспоминая перекошенное Кирино лицо.

– Еще бы ей не испугаться – она, вся такая крутая, топает по инопланетному магазину, чувствуя себя в полной безопасности, и вдруг совершенно незнакомый человек обличает ее в киберворовстве! Теперь она до утра в койке проворочается, пытаясь вспомнить, где с тобой встречалась.

– Все равно как-то странно. Логичнее было бы сделать вид «девушка, вы обознались!» и поскорей удрать, я на это и рассчитывала. Моя мама как-то в толкучке вора за руку поймала, когда он с нее уже браслет почти стянул, а он разжал пальцы – и все, ничего не докажешь! Еще и так улыбался, мерзавец, что мама его сумкой по голове треснула и чуть в участок на тридцать суток не загремела.

– За удар сумочкой?!

– Ну, она с овощного рынка шла… В общем, воры народ
Страница 14 из 17

наглый, а Кира пришла в такой ужас, что готова была меня пристрелить!

– Может, ты в запале ее по имени назвала? – предположил Станислав.

– Нет, что вы, я же не дура так подставляться! Просто обозвала воровкой и убийцей.

– А убийцей-то с какой стати?!

– Ну… не знаю, – смутилась девушка. – Подумала про ее блокатор и «DEX-компани», и само вырвалось.

– Но, похоже, попало в цель, – заключил Вениамин. – Воровство, с точки зрения уголовников, благородное ремесло, а киберворовство еще и интеллектуальное. Они им гордятся, а не стыдятся. Убийство же совсем другое дело. Когда ты ходишь с постоянным ощущением, что у тебя руки в крови, даже случайный намек может вызвать подобную истерическую реакцию.

– Большинство людей не считают уничтожение киборгов убийством. – Полина виновато посмотрела на Дэна с Лансом, но навигатор традиционно воспринял это как верное, а не обидное утверждение, «котика» же больше тревожило, заметит ли девушка, что остаток печенья с громким предательским урчанием догрызает под столом Котька.

– Кира вроде как считает. – Теодор почесал фантомно зазудевшую щеку, и Полина привычно треснула его по руке.

– Тогда зачем и для кого она ловит бракованных киборгов?

– Или кого она убила помимо них? – веско добавил Станислав.

В разговоре возникла небольшая зловещая пауза. Полина подозрительно заглянула под стол, но кошка уже вылизывалась, а на полу лежало только несколько крошек, которые могли упасть туда и случайно.

– У нас есть шанс догнать «Аргамак», – сообщил Дэн. – В этой части космоса не так уж много гасилок, поэтому наши маршруты частично совпадут или как минимум пересекутся. Если мы прямо сейчас взлетим и пойдем на максимальной скорости, вероятность…

– Значит, задержимся здесь до вечера, – решительно перебил его капитан. – В открытом космосе преимущество на стороне Киры, так что пусть бежит, и подальше. Вы все в магазине купили?

– Э-э… почти. – Полина смущенно покосилась на вырвиглазную лазоревую футболку. – Носки с трусами не успели взять, но их в любом ларьке можно купить.

Возвращаться в магазин девушке очень не хотелось. Кира улетела, но неприятные ассоциации остались.

– Какая козырная шмотка! – восхитился Тед, запоздало рассмотрев обновку – раньше не до того было. – Тебе идет, без дураков.

Ланс тоже так считал. Мультики нравились ему куда больше фильмов – и понятнее, и отсутствуют фальшивые актерские эмоции, а иногда и люди, как в «Заячьем лесу». Жаль, что его нет в видеотеке «Космического мозгоеда», Ланс охотно посмотрел бы сериал с начала до конца, а не урывками, вразнобой – одна из девиц в бойцовском клубе включала его своему ребенку, чтобы не мешал обслуживать клиентов. Ну и Ланс незаметно присосеживался. Сохранить себе хотя бы одну серию он, разумеется, и не подумал, но футболка совсем другое дело! Вот она, в любой момент без всякой техники можно увидеть и даже пощупать.

Все-таки правильно он той вредной тетке врезал. Она бы ему такую футболку точно не купила.

Ланс посмотрел на Полину с проклюнувшейся приязнью, но тут же был наказан новым печеньем.

* * *

Первую пару часов полета космолетчики втихаря друг от друга то и дело посматривали на лидар, сами не зная, чего опасаются больше – «альбатросов», «Аргамака» или ловцов «DEX-компани», – но потом эта бессмысленная трата нервов всем надоела.

Поздно вечером взгляд скучающего пилота случайно упал на стоящий у порога ящик с альфианскими картами. Тед из любопытства вытащил одну колоду и обрадовался:

– О, незапечатанная!

Пилот вытряхнул карты на стол и принялся их рассматривать. В отличие от земных тезок у этих обе стороны были одинаковыми, сплошь мелкий затейливый узор. Тед долго сравнивал две штуки, прежде чем обнаружил разницу в виде пары лишних завитушек.

– Прикольная штука! Интересно, как в них играют?

Пилот заглянул в пустую пачку, но инструкции не нашел. Тогда Теодор принялся по-простому строить из карт домик, мурлыкая под нос какую-то песенку.

– Тед, это же чужой товар, – одернул его капитан. – Испортишь – будешь из своего кармана возмещать.

– Да ладно, они неубиваемые! – Пилот протянул ему карту. – Поиграюсь и обратно запихну.

Станислав повертел ее в пальцах, посмотрел на свет. Карта была очень тонкая и легкая, но при этом такая прочная, что почти не гнулась. Порвать или помять ее действительно сложно.

– Только аккуратно запихивай, чтобы пачка не треснула, – предупредил капитан, бросая карту на стол.

Подошел Ланс, сел напротив Теда и начал внимательно смотреть. Сперва пилота это немного раздражало, но потом на соседнем стуле устроилась Котька с точно таким же выражением морды, и Тед перестал замечать обоих «котиков».

Составлять альфианские карты было гораздо сложнее, чем земные: они скользили друг по другу, как намыленные, требуя высокой точности и концентрации. Когда домик обрушился в семнадцатый раз, на девяноста двух картах из ста тридцати пяти, и Теодор с досадливым возгласом отшатнулся, Ланс не выдержал:

– Мне можно поиграть?

– Конечно, развлекайся! – Тед придвинул к нему всю кучу.

Ланс взял пару карт и попытался составить их, как это делал пилот. Ого, со стороны это выглядело гораздо проще! Потенциально киборги были способны и на куда более тонкие манипуляции, но специальной программы для складывания карт у Ланса не было, а самообучение он привычно отключил, как при играх и рисовании. Так полученную информацию никто не заметит и не отнимет, что Лансу очень не нравилось: вчера, скажем, ты умел водить флайер, а сегодня уже нет. Смотришь на приборную панель, помнишь, как летал, а перед глазами вместо подробной зеленой схемы красная надпись «неизвестное устройство». А вдруг завтра у тебя с такой же легкостью отберут способность ходить, говорить, даже дышать?! Нет уж, лучше медленно, зато надежно.

Тед немного понаблюдал за его усилиями и ушел в тренажерку. Котька перебралась на стол, свернулась клубочком и задремала.

– Ланс, пошли спать! – час спустя окликнула Полина.

«Котик» нехотя поднял голову. Спать пока не хотелось, к тому же у него только-только начало получаться: домик дорос до третьего этажа.

– Да ладно, пусть еще немного поиграет, – благодушно разрешил Станислав. На сон киборгам нужно меньше времени, чем людям, и так капитан, по крайней мере, знал, на что Ланс потратит лишние часы. – Уберешь только потом за собой.

* * *

Когда Ланс с чувством выполненного долга проскользнул в каюту, до общекорабельной побудки оставалось меньше двух часов. Но добрать время для отдыха здесь не проблема, да и вообще – в восемь только будят, а вставать не обязательно, можно поваляться до завтрака. Его, увы, пропускать нельзя, уровень энергии упал ниже восьмидесяти процентов, и Дэн это знает. Рыжий, правда, никогда не напоминал Лансу о необходимости питаться, но соврать при нем не получится.

И все-таки – как Дэн определяет, что в какой ситуации делать? Не «капитан отдал приказ», а «я пойду посмотрю»? Для себя Ланс тоже кое-что мог рассчитать, но откуда рыжий знает, чего хотят от него люди? Даже если эти люди сперва возмущаются и кричат:
Страница 15 из 17

«Стой, ты куда?» Потом Полина об этом и не вспомнила, словно Дэн все сделал как надо. Или тому существовало столь же длинное и запутанное объяснение, как про магазин и Киру, которое Ланс уже два раза пересмотрел на внутреннем экране, но так и не пришел к однозначному выводу? Поступить правильно у Ланса вышло чисто случайно, опираясь на совсем другие исходные данные, а вдруг в следующий раз не выйдет?

Ланс нехотя стянул футболку, полюбовался ею напоследок, аккуратно сложил и собрался спрятать в шкаф, но в последний момент придумал вариант получше: повесил на спинку стула и развернул его так, чтобы видеть из постели. Надел старую майку, еще Тедову (пилот сказал, что ее можно не возвращать, забрал только джинсы), и лег. Сперва, как положено, на спину, потом сразу перевернулся на правый бок. Так проще, чем нарушать весь алгоритм укладки.

Ланс уже почти заснул, когда ему почудились мягкие кошачьи шаги, и киборг машинально согнул ноги в коленях, чтобы образовалась уютная ниша – вот-вот заполнится живым теплом.

Но дверь каюты была заперта, и Котька, разумеется, спала под боком у Станислава Федотовича.

А другого кота на корабле не было.

* * *

– Маша, свет! – сонно скомандовал капитан на входе в пультогостиную – и тут же проснулся.

В первое мгновение Станиславу показалось, что помещение сплошь затянуто паутиной – точь-в-точь как в фильме ужасов про инопланетных пауков, которые попали на такой же транспортник с грузом браконьерски напиленных на чужой планете бревен, оскорбились и возжаждали вкусных человеческих соков.

Потом капитан понял, что это карты. Тысячи, десятки тысяч карт, стоящих друг на друге.

– ЛА-А-АНС!

Капитан сообразил, что в некоторых случаях столь бурные эмоции лучше держать при себе, но было поздно.

Ближайший фрагмент «паутины» колыхнулся и начал медленно, с шелестом осыпаться, увлекая за собой остальные.

Более завораживающим и неотвратимым зрелищем на памяти Станислава был только расползающийся гриб ядерного взрыва.

Спустя двенадцать секунд пол был сплошь, в несколько слоев усыпан картами, и стало видно, что в углу возле ящика аккуратным штабелем лежат пустые пачки. Двести сорок штук. По сто тридцать пять карт в каждой. Было.

– Ух ты-ы-ы! – протянул из-за капитанского плеча Теодор, заставший только конец представления. – Станислав Федотович, ну почему вы сперва нас не позвали?!

Над голоплатформой выросла загорелая блондинка в ковбойской шляпе и белых нано-шортах, прикрывающая упругую грудь съемочной «хлопушкой» с надписью «Дубль № 1».

– Не переживай, милый, я все записала! – доложила она, звонко щелкнув хлопушкой. – Пультогостиную общим планом, а нашего любимого капитана крупным.

Маша продемонстрировала пару кусочков, и Станислав понял, что благодаря Лансу корабельная видеотека пополнилась еще одним шедевром.

Сам «постановщик спецэффектов» явился последним, с таким понурым видом, что ругать его язык не поворачивался.

– Ну и что за безобразие ты тут устроил? – устало поинтересовался Станислав.

Ланс вообще-то устраивал совсем другое, а безобразие устроил капитан. Но люди вечно требуют от киборгов строгого соблюдения правил, а сами меняют их на ходу, как им заблагорассудится!

– Вы разрешили играть, – еще больше насупился он.

– Да, но с условием, что ты потом все уберешь!

– Полина с Теодором просили сохранять результаты моей игры.

– Офигенно получилось! – подтвердил пилот, сведя на нет весь педагогический эффект.

– Собирай, – велел Станислав Лансу, разворачиваясь обратно к каюте. – Позовешь, когда откопаешь кофеварку, и в твоих интересах сделать это как можно быстрее!

К удивлению Ланса, помогать ему принялась вся команда, причем не ругаясь, а угорая со смеху. Именно собрать карты и ссыпать их в пустой ящик удалось быстро. Капитан получил свой кофе уже через полчаса и, сидя за столом, неодобрительно покачивал головой, наблюдая, как рыскающий по пультогостиной экипаж вылавливает остатки карт из всех щелей, кружек, кармана висящего на стуле халата и даже из-под диванного пледа, хотя как они туда забуравились, непонятно.

А вот разобрать альфианские карты по колодам было по силам только киборгам.

До станции оставалось шесть часов лету, достаточно, чтобы Ланс успел сделать все в одиночку. Ему даже нравилось складывать яркие кусочки пластика, держа на внутреннем экране полную развертку колоды, помечая на ней уже взятые карты и прицельно вытягивая из ящика недостающие.

Если Теодора еще с натяжкой можно было считать зачинщиком «стройки», то Дэн не имел к ней никакого отношения. Но рыжий почему-то не ушел вместе с остальными, а сел по другую сторону ящика и тоже принялся за работу.

Через час Ланс не выдержал и отправил ему стандартный запрос состояния – необходимости в нем не было, но и ничего странного тоже. Обычные киборги, работая в паре, постоянно ими обменивались, даже когда друг друга видели.

Дэн, не поднимая головы, «ответил» таким же типовым пакетом данных – нахожусь там-то, делаю то-то, все системы в норме.

Программу это устроило, Ланса – нет.

Он собрал еще одну колоду, параллельно собирая слова, и спросил:

– Ты снова хочешь, чтобы я ушел?

Дэн остановился и внимательно посмотрел на Ланса.

– Нет. Почему ты сделал такой вывод?

– Я работаю с низкой эффективностью, допускаю множество ошибок и требую постоянного контроля.

– Ошибки некритичные. Твоя эффективность нас устраивает. В данный момент я не контролирую твою работу, а просто помогаю.

Дэн тоже старался подстроиться под собеседника, делая фразы максимально емкими и понятными киборгу.

Ланс успокоился, осмелел и решил прояснить вопрос с картами до конца:

– Что я сделал неправильно?

– Капитан разрешил взять только одну пачку. А ты использовал все.

– Но количественное ограничение отсутствовало, – растерялся Ланс.

– Да. Надо было установить его самостоятельно.

– Исходя из каких факторов?

Дэн кивнул на ящик.

– Из нежелания разгребать последствия. И сердить капитана. Он не любит, когда его с утра обсыпают картами и лишают кофе.

Это Ланс уже и сам понял.

– Но остальные люди на меня не сердились, – рискнул заметить он.

Дэн изогнул левую бровь. Остальные люди были в восторге, но не хватало еще, чтобы Ланс начал откалывать такие номера сознательно!

– Это некритичная ошибка, – повторил навигатор. – Сейчас мы ее исправим, и все будет в порядке.

– Как ты определяешь, какая ошибка критичная, а какая нет?

– Накапливаю нецифровые данные. Наблюдаю за людьми. Спрашиваю у друзей.

Ланс серьезно обдумал этот ответ. Нецифровые данные и наблюдения – это интересно. Но, похоже, недостаточно.

– Мне можно спрашивать у тебя?

– Конечно.

– Без количественных ограничений?

– Да. И без качественных.

Дэн вложил собранную колоду в пачку и вытащил из ящика новую горсть карт. Он еще никогда не ощущал себя настолько человеком. И никогда так искренне не сочувствовал Теду.

* * *

Три карты найти так и не удалось. Одна колода осталась неполной, и Тед, как обещал капитану, честно за нее расплатился.

Хозяин сувенирного магазина
Страница 16 из 17

не возражал – какая разница, кто ее купит, – и исключительно из интереса уточнил:

– Решили подарить альфианскому другу?

– Не-а, полдня всей командой играли, так понравилось, что решили себе оставить!

Торговец озадаченно примолк, не зная, то ли завидовать одаренности космолетчиков, то ли гадать, сколько они перед этим выпили.

От Теда действительно попахивало пивом, употребленным исключительно ради дела.

– «Аргамак» на этой станции не гасился, – сообщил он, вернувшись на корабль. – Я у парней в баре поспрашивал.

– Значит, полетел через Крошку, – заключил Дэн. – Странный выбор.

– Почему?

– Дольше, а на следующей гасилке мы все равно сойдемся, там нет других вариантов – разве что назад.

– Может, «Аргамак» взял груз до Крошки? – предположил Станислав.

– Это автоматическая станция на орбите необитаемой планеты. Я рассматривал ее в контексте запасного, максимально скрытного, варианта трассы.

– Вот вам и разгадка, – Вениамин увлеченно потер ладони, как напавший на след детектив, – Кира тоже от кого-то прячется. И явно не от полиции, раз выбирает либо густонаселенные планеты, либо безлюдные станции.

– А эта чем плоха? – поинтересовалась Полина у Дэна. – Вроде тоже безопасная, без таможни, и народу здесь немного.

Смотрела при этом девушка на Ланса, то и дело страдальчески морщась. «Котик» щеголял во вчерашней футболке, назойливо притягивающей взгляд из любой точки пультогостиной и, кажется, даже сквозь переборки. Восторга Теда по поводу этой гадости Полина не разделяла и чувствовала себя ужасно виноватой, что натянула ее на бедного киборга. Позабавиться хотела, ха-ха, но шуточка затянулась и что-то уже совсем не веселит. Вот уж точно – «нарядила свою куколку». Хорошо хоть не в платьице.

– Населена людьми и с большим транспортным потоком, тоже преимущественно человеческим. Велик риск столкнуться с кем-то из знакомых.

– Но весь этот поток, получается, пойдет и до следующей станции гашения?

– Да, но при Карнавале их две – наземная и орбитальная, которой пользуется большинство кораблей. Карнавал гораздо менее популярная планета, чем эта.

– Только не на этой неделе! – быстро возразил Тед. – Через пять дней там состоятся гонки без правил на малых транспортниках, а мы как раз…

– Нет! – отрезал капитан.

– Я просто посмотреть! Уже двадцать семь кораблей зарегистрировались, несколько моих приятелей участвуют, я бы поболел за них и даже немного деньжат поставил…

– Ладно, посмотрим, – смягчился Станислав. – В смысле посмотрим, будем ли смотреть! Как по времени будет выходить и по обстановке.

– Лансик, – не вытерпела Полина, – а давай ты пойдешь и переоденешься в другую футболку? Например, в ту серенькую с четырехлистником на груди?

Ланс оторвался от вирт-окна с только что начатым рисунком и посмотрел на девушку своим странным долгим взглядом, когда не понять – киборг то ли «завис», то ли сейчас бросится.

– Приказ принят к исполнению.

Ланс закрыл игру, встал и ушел, а Полина почувствовала себя еще хуже. Могла б и подождать, когда «котик» закончит! Никто не любит, когда его по ерунде отрывают от творчества. Неудивительно, что Ланс взъерошился, хотя обычно на подобные простые просьбы уже без запинки отвечал «хорошо».

«Космический мозгоед» залетел на эту станцию исключительно ради гашения, и повода задерживаться здесь не было. Разве что в инфранете посидеть, но за час отсутствия Теда все успели посмотреть и скачать, что им надо.

– Ты куда? – возмутился Станислав, глядя, как пилот уверенно лезет в свое кресло, пристегивается и начинает щелкать рычажками, проверяя готовность к взлету. – А отрезвин принять?

Вернулся Ланс, молча сел на прежнее место, но рисовать уже не стал, запустил головоломку. В серой футболке вид у него был унылый, то ли сам по себе, то ли по контрасту с предыдущей.

– Да ладно, я всего-то одну кружку выпил! – развязно отмахнулся пилот. – И к тому же закусывал!

Теодор вытащил из кармана полусъеденный арахисовый батончик и гордо продемонстрировал капитану.

Ланс посмотрел в их сторону, заинтригованный переливающейся, отблескивающей разноцветными огоньками оберткой.

– Хочешь? – Тед предложил ему оставшуюся половину.

Ланс поспешно отвел взгляд. День определенно не задался.

– Да, в гости к Полининой маме тебя лучше не брать, – вздохнул пилот, не настаивая.

Шутку Ланс опять не понял, но по тону Теда и реакции остальных хотя бы сообразил, что это она. Уже прогресс. Дэн говорил, что в таких случаях стоит загадочно улыбнуться и промолчать, пусть люди сами догадываются: оценил он шутку или мстительно запомнил. Но у Ланса и с обычной улыбкой пока не ладилось, а от программы имитации личности он категорически отказался. Учиться так учиться, с нуля.

– А ну-ка дыхни! – неумолимо потребовал у пилота Станислав. – Фу-у-у! Да не на меня же!

– Пять десятых промилле, – доложил Дэн после «алкотеста».

– Одну кружку, да? – скептически переспросил капитан.

– Ну-у-у… Кружки там были довольно большие, – признал пилот. – Но я думал, что мне это только из-за освещения показалось! Там были такие странные лампы, длинные, колышущиеся… или тоже показалось?

– Тед, что на тебя нашло?! – возмутился Станислав. – Хочешь из-за «одной кружки» наш корабль угробить?

– У меня просто отрезвин кончился, – покаялся пилот. – О, а пусть Ланс попрактикуется!

Ланс мигом простил Теду и батончик, и непонятную шутку, и даже про злосчастную футболку забыл, не говоря уж о головоломке.

– Так вот зачем ты его водить учил! – усмехнулся Станислав, когда «Космический мозгоед» под управлением стажера успешно отстыковался от станции и лег на курс. – Смотри, Тед, если начнешь злоупотреблять – Ланс станет не вторым пилотом, а первым!

– Не, Станислав Федотыч, я больше не буду!

Вид у Теодора был подозрительно довольный, и капитан внезапно понял, что перегаром от него уже не пахнет. Вообще. То ли пилот украдкой проглотил таблетку сразу после теста, то ли еще по пути из бара, и они с Дэном развели капитана на пару. Скорее второе – отрезвин действует быстро, но не мгновенно.

«Можно подумать, я не пустил бы Ланса за штурвал, если бы они нормально попросили!» – с досадой подумал капитан. А ведь, пожалуй, не пустил бы! Сказал бы «как-нибудь в другой раз», просто из осторожности. Маневр-то несложный, но корабль не флайер, рисковать им без необходимости не хочется.

Станислав загадочно улыбнулся и ушел в свою каюту, подпортив пилоту триумф.

Спустя несколько минут пультогостиную туда-обратно пересек Михалыч, дабы забрать из шлюза забытую там бухту кабеля. Команда разбегалась с его дороги, как по колокольчику прокаженного, зазевавшаяся Полина сделала гигантский слепой прыжок и набила синяк об угол стола. В машинном что-то то ли протекло, то ли лопнуло, причем, судя по состоянию комбинезона механика, прямо на него.

И тут Ланса, еще пребывавшего в радостном возбуждении от пилотажа, осенило!

– Необходима помощь? – нарочно заступив Михалычу дорогу, с надеждой поинтересовался он.

Механик заколебался. В машинное он обычно никого не пускал,
Страница 17 из 17

делая исключение только для молчаливого ответственного Дэна. Но это тоже киборг, да и помощь действительно не помешает.

– Нпшли! – буркнул он и сунул бухту Лансу.

Ланс с чувством глубочайшего удовлетворения прижал ее к груди.

* * *

Когда три часа спустя ремонтники вернулись с победой, серую футболку было не узнать и не спасти. На джинсы, как ни странно, почти ничего не попало, зато выше пояса Ланса словно обмакнули в сырую нефть, таких высот замурзанности даже Михалычу не удалось достичь.

Киборг попытался как ни в чем не бывало сесть на диван рядом с Полиной, но девушка в ужасе заслонила розовую обивку растопыренными руками.

– Ланс, ну как ты умудрился так изгваздаться?! Быстренько иди в душ и переоденься!

– Хорошо.

Ланс с готовностью отправился выполнять приказ. Когда он уже почти скрылся в коридоре, Полина спохватилась и крикнула вслед:

– Возьми полосатую футболку!

«Котик» резко остановился, видимо показывая, что услышал, но почти сразу же двинулся дальше.

* * *

Полосатая бело-голубая футболка шла Лансу больше и продержалась остаток дня. Потом киборг в ней же лег спать, да так неудачно, что она измялась сверху донизу. Пятно от кофе прямо посреди груди (Ланс с Вениамином столкнулись совершенно естественно, причем по вине доктора, так что только Дэн посмотрел на собрата с недоумением) довершило дело, и футболка отправилась в стирку.

На смену ей пришла оранжевая со стильным черным узором на рукавах и спине. Избавиться от нее оказалось проще всего, с помощью того же Вениамина, вскользь заметившего, что узор неприятно сочетается с Лансовым клеймом – та же W в основе. Совпадение, разумеется, было совершенно случайное, но явное. Тед, которому эта футболка тоже приглянулась, забрал ее себе, взамен выдав Лансу черную с черепом, и «котик» носил ее несколько часов, пока не нашел, обо что порвать, не вызывая подозрений.

Полосатая вернулась из стирки и в обед снова туда отправилась. Торжествующий Ланс возвратился за стол в бирюзовой футболке с зайчиками, и уж на нее-то не упало ни крошки!

– Ладно, куплю тебе на Карнавале сразу упаковку одинаковых, попроще, чтоб не жалко было, – печально решила Полина. – Каких-нибудь нервущихся, немнущихся и непачкающихся.

Угроза была серьезная, и помрачневший Ланс принялся прикидывать варианты впрок.

– А что там за гонки будут? – поинтересовался Вениамин у Теодора.

– Почти самые крутые в нашей Галактике! – оживился пилот. – Карнавал необитаем, несколько колоний под куполами не в счет, так что можно отрываться на всю катушку. Атмосфера там поганая, углекислый газ пополам с азотом, но для гонок самое то, «держит» отлично. В районе экватора есть здоровенный тысячекилометровый каньон, вот по нему и гоняют. Можно разные маршруты выбирать, он ветвистый, как сволочь, и тупиков полно, а если поднялся над его краем – выбыл. В прошлом году в Карнавальских гонках участвовало пятьдесят семь кораблей, призовой фонд составил почти тридцать тысяч!

– Ого! Какие же тогда «самые крутые»?

– Хлоридские. Там ваще о-го-го, по двести – триста транспортников собирается, и длина трассы – десять тысяч километров в хлорной атмосфере, если хлопнешься – уже не соскребут. Зато и главный приз под полмиллиона будет!

– И много кораблей «хлопается»?

– До фига! – с горящими глазами заверил доктора Теодор, но, заметив угрожающий разлет капитанских бровей, поспешил добавить: – А в Карнавальских – ерунда, в прошлом году всего два. Ну и еще штук десять просто поломались.

– По-моему, гонять на космических кораблях в атмосфере – все равно что гвозди плазмометом забивать, – проворчал Станислав. – Гоняли бы уже по звездной системе, что ли.

– Молотком любой дурак забьет, а ты попробуй плазмометом!

– Да, – согласился капитан, – с этим справится только самый одаренный дурак. Нет, участвовать в этом безумии мы точно не будем! Максимум с орбиты посмотрим.

– Там есть геостационарная станция с гостиницей, баром и тотализатором, – с готовностью предложил Тед, и не рассчитывавший уломать капитана на что-то большее. – Можно оттянуться с комфортом.

– Мы же как раз в день гонок прилетаем, туда, наверное, уже не вбиться будет.

– Вобьемся, я на всякий случай выкупил нам столик.

– Тед, я же ничего не обещал! – Капитан почувствовал себя неловко: надо было не обещать конкретнее и категоричнее. Для пилота уровня Теодора зарплата на «Космическом мозгоеде» была довольно скромной, а Станислав, получается, еще и ввел его в расход.

– Ничего страшного, всегда можно отказаться и перепродать его с наваром, – с напускной беспечностью заверил Тед. – Но гарантирую: скучно там не будет!

Капитан скептически покачал головой. Он и так уже почти забыл, что означает это слово.

* * *

Пропажу Станислав заметил вечером, когда на минутку присел за свой пульт, глянуть какую-то мелочь в корабельном справочнике.

Капитан удивился, но тут же нашел логичное объяснение.

– Михалыч, что с моей клавиатурой? – окликнул он проходящего мимо механика.

– Э? – Михалыч непонимающе посмотрел на Станислава, потом на зияющую выемку в пульте. – Агдн?

– Я думал, ты ее в ремонт забрал.

– Не-а, – помотал бородой механик. – Этжцнтврнсктхнлг, еслнкртся – тлквутлзтр!

– Парни, где моя клавиатура? – уже громче и строже поинтересовался капитан.

– Не знаю, – рассеянно отозвался Тед, не отрываясь от вирт-экрана.

– А когда вы ее в последний раз видели? – Дэн, напротив, принял в расследовании самое горячее участие: подошел и внимательно осмотрел сперва пульт, потом пол вокруг него и под диванчиком. Клавиатура – крупноватая игрушка для кошки, но Котьку уже застукивали за перетаскиванием подушек в три раза больше себя, а спихнуть что-нибудь с края вообще святое дело.

– Не помню, – признался Станислав. Капитанским пультом он пользовался редко, по большей части просто сидел за ним во время взлета и посадки, да еще когда вел переговоры с клиентами, чтобы придать себе солидности. – Полина? Вениамин?

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/olga-gromyko/kosmotehnoluhi-tom-2/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Сноски

1

Отсылка к повести «Овчарка».

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.