Режим чтения
Скачать книгу

Лорд. Небесные дороги читать онлайн - Николай Степанов

Лорд. Небесные дороги

Николай Викторович Степанов

Лорд #1

Помните поговорку про бузину и про дядьку? Так вот, Леонид Царьков, ведущий специалист НИИ из Подмосковья, живет устоявшейся жизнью разведенного мужчины, а тем временем в королевстве Кардом из-за близкой смерти престарелого монарха, не оставившего после себя законного наследника трона, зреет заговор.

Ну и как одно может быть связано с другим, если само королевство находится где-то за Мембраной?

А, вы тоже не знаете, что это такое? Вот и Леонид ни о чем не подозревал до поры до времени…

Глава 1

Только не бойся, это очень опасно

Они постоянно меняются, преобразуясь прямо на глазах. Только что на причудливой льдине восседала белоснежная чайка, и вот уже вместо нее разворачивает паруса старинный корабль. Проходит несколько секунд – и парусник превращается в великана, уминающего сахарную вату…

И зачем человек изобрел телевидение? Лучшего зрелища, чем плывущие по небу облака, все равно не создать. Причем, в отличие от голубого экрана, небосвод не пытается задавить негативом, даже во время бури, когда свинцовые тучи буквально рвут друг друга на части и взрываются ослепительными разрядами.

А что может сравниться с красотой молний, с их неукротимостью и мощью? Вот тебе самый настоящий ужастик, если кому-то их не хватает в жизни. Смотри и пугайся. Или восхищайся, тут уж кому что нравится.

Ранним летним утром Леонид Царьков шел на работу и любовался «пушистыми обитателями неба» – так он называл облака. В подобные минуты проблемы повседневной жизни отступали, а душа стремилась ввысь. Казалось, еще немного – и ноги перестанут ощущать почву.

– Ё-мейл твою через вай-фай! – вскрикнул мужчина, ощутив резкий удар в затылок.

На мгновение солнце закрыла плотная тень. Леонид остановился. Победное «кар-р!» быстро вернуло его на грешную землю.

– Ах ты… птичка! – В голове пронеслось множество витиеватых эпитетов, но поскольку Царьков принципиально не ругался матом, ни один из них не был озвучен. – Опять?!

Буквально в десяти метрах от зазевавшегося созерцателя на дерево уселась знакомая ворона.

– Ты у меня дождешься! Сделаю рогатку и пристрелю, как бешеную собаку. Ишь, взяла моду – на людей бросаться. В третий раз, между прочим. Даже моему ангельскому терпению приходит конец.

По правде говоря, как внешне, так и внутренне с ангелом утренний пешеход имел мало общего. Особенно с тех пор, как расстался с женой. Теперь на многие моральные нормы он смотрел проще. Развлекался с молодыми девушками, не отказывался от стаканчика в подходящей компании, часами расписывал «пулю» с приятелями… От прежней жизни у него и осталась только любовь к облакам да упорное нежелание засорять собственную речь нецензурными выражениями. Леонид считал, что богатой палитры русского языка вполне достаточно для доходчивого изъяснения любой мысли.

Царьков приходил на работу раньше других, поскольку не любил шагать в толпе. Сегодня утром поблизости вообще не оказалось никого из коллег. Складывалось ощущение, что ворона специально выбирала момент, когда не будет свидетелей. Почему он считал, что его атаковала одна и та же птица? Из-за черной отметины на ее сером брюхе – будто кто-то выжег клеймо в виде ромба.

– Кар-р! – ответила пернатая и повернулась к мужику хвостом.

– Ни себе чего! – возмутился Царьков. – Эй, я с кем разговариваю?! В каком кабаке совесть пропила? Сейчас точно найду камень…

Он поискал под ногами хоть что-то и нашел смятую жестяную банку из-под пива.

– Лови!

Металлический блин пролетел гораздо выше цели.

– Как вам не стыдно, молодой человек! – раздался сзади скрипучий женский голос.

Леонид, недавно разменявший пятый десяток, хотел объяснить, что давно вышел из того возраста, когда тетеньки на улице имели моральное право читать ему нотации, но когда обернулся, понял – по сравнению с «тетенькой» он действительно очень молод. Та была почти вдвое старше.

– Прошу прощения…

– Ай-я-яй! Вроде прилично одет, при галстуке, а у самого ни стыда ни совести! Вместо того чтобы…

Есть люди, перед которыми ни в коем случае не стоит извиняться или оправдываться. Это все равно что подливать масла в огонь. Такой человек ощущает свою значимость на пустом месте и не говорит, а вещает, не считаясь ни с окружающими, ни со временем.

Просто взять и уйти Царьков посчитал бестактностью – старость его учили уважать. Однако не до такой степени, чтобы гробить на нее остатки настроения. Ему предстоял нелегкий трудовой день, так что стоило как можно быстрее закончить непредвиденную беседу.

– Извините, Мариванна, не приметил. – Мужчина скороговоркой заполнил небольшую паузу.

– Какая я тебе Мария Ивановна? – возмутилась женщина.

– Выходит, я обознался? Но вы оч-чень на нее похожи. Особенно приятным тембром голоса. Передавайте привет Сергею Макарычу. До свидания!

Леонид развернулся и пошел дальше. Старушка, сбитая с толку неизвестным Сергеем Макаровичем, не сразу вспомнила, за что отчитывала наглеца. Когда же пришла в себя, бесстыдник уже находился вне зоны действия ее голосовых связок.

Рабочий день как обычно завалил Леонида повседневными проблемами. К полудню он едва справился с вопросами, запланированными накануне вечером, а на столе уже скопились бумаги, которыми следовало заняться еще утром.

«Нет, обед – дело святое! Не хватало только язву заработать».

Он поднялся и направился в заводскую столовую.

– Кар-р! – раздалось сразу, стоило выйти на свежий воздух.

Отмеченная черным ромбом ворона сидела на клумбе среди цветов.

«Она что, вздумала меня преследовать? Неужели хочет отомстить за банку? Так ведь сама первая напала. И на случайность ее поведение никак не тянет – на моем затылке уже третья отметина».

Царьков, наслушавшись страшилок о птичьем гриппе и прочих напастях, которые угрожают человеку при близком контакте с дикой природой, придя на работу, сразу обработал ранку на темечке перекисью водорода. Пернатая отличалась завидной меткостью – буквально в паре миллиметров находилось еще две. Потом Леонид забыл об утреннем инциденте, но каркающая тварь снова напомнила о себе.

– Лучше отстань, – тихо предупредил он, проходя мимо. – Не доводи до греха.

– Леон, привет! – раздался знакомый голос.

– Привет, Виктор. В кормушку?

Шернин работал в соседнем отделе. Они нередко пересекались по работе, а иногда встречались на вечеринках по случаю юбилеев общих знакомых.

– Ну так самое время пополнить топливные баки.

– Полностью с тобой согласен. Давно из отпуска? – спросил Царьков.

– Две недели пролетели как один миг. Первый день сегодня на работе, – тяжело вздохнул Виктор.

– Соболезную.

– Ничего, переживем. Слушай, Леон, не поверишь, но я весь отпуск о тебе думал.

– А что, больше не о ком было? С чего это вдруг?

– Помнишь, ты рассказывал о наглой вороне?

– Было дело, – поморщился Леонид, бросив взгляд на клумбу.

– Я тут недавно со свояком общался, он в милиции служит. Знаешь, чего услышал?

– Рассказывай.

– В области найдены два трупа.

– Заклеванные насмерть воронами? – Слова приятеля нисколько не улучшили
Страница 2 из 25

настроение Царькова.

– Нет, – махнул рукой Виктор. – Эти двое, по словам экспертов, погибли, упав с большой высоты.

– Выбросились из окна?

– Не угадал. Их обнаружили в чистом поле. До ближайшей высотки не один километр. И самолеты над этим местом не летают.

– И что? Уверяю – я их не убивал.

– Речь не о тебе. Обе жертвы незадолго до гибели жаловались на нападение ворон.

– Стая злобных птичек напала на человека и подняла несчастного в небо? А потом не удержала добычу в лапах? – с сарказмом в голосе произнес Леонид.

– Нет. Я думаю, это инопланетяне, – понизил голос Шернин. – Выпустили робота, похожего на птичку. Та отслеживает нужных им людей, которых затем похищают, а когда выкачают нужную информацию, выбрасывают за ненадобностью. Прямо из своего невидимого звездолета.

– Виктор, ты опять насмотрелся передач с мистического канала? Сам подумай – если у них есть звездолеты, то какую информацию они могут почерпнуть у нас? Для учебника истории про первобытное общество?

– Смотри, я предупредил. Если что – звони, приду. Чем смогу, помогу.

– Как только встречу зеленых человечков, обязательно с тобой свяжусь.

– Кстати, насчет зеленых человечков! Не сходить ли нам сегодня в бар? Моя половина на недельку к маме укатила, так что я почти свободный человек. Пригласим девочек… Как тебе идея?

– Я подумаю, – ответил Царьков.

Жена бросила Леонида пять лет назад. Елена была на восемь лет младше мужа, который в ней души не чаял. Эффектная стройная брюнетка всегда пользовалась успехом у мужчин. Как-то она познакомилась с заезжим топ-менеджером и укатила с ним к лучшей жизни.

Беда не приходит одна, и после первого шока последовал второй. Дед, которого Царьков любил даже больше, чем отца, попал в автомобильную катастрофу. Несмотря на свои девяносто, он был крепким стариком, но многочисленные переломы все-таки его доконали, и он умер на руках внука через месяц после аварии. Эти потрясения серьезно отразились на характере Леонида. При жизни дед часто повторял: «Не стоит создавать из женщины идола и поклоняться ему, как дикий язычник. Она ведь обычный человек и требует к себе обычного человеческого отношения».

Царькову понадобилось несколько месяцев, чтобы убедить себя – пяти лет супружества просто не было. После того лета он сильно изменился, особенно по отношению к слабому полу. Теперь холостяк мог заигрывать налево и направо, приводить девушек к себе домой или оставаться у них на ночь, при этом не чувствуя себя абсолютно ничем им обязанным. В голосе и движениях некогда зажатого человека появилась твердая уверенность, и даже осанка стала иной. А тут еще предприятие, на котором работал Леонид, начало выкарабкиваться из финансового кризиса. В том числе и его стараниями, появились выгодные заказы, так что Царькова заметило начальство и стало продвигать наверх. Из простого инженера-конструктора он вырос до заместителя начальника отдела с приличным окладом, наработал деловые связи… В общем, темная полоса жизни ушла вместе с супругой-брюнеткой. Единственное, где не предвиделось перемен, – в личной жизни. Переболев изменой, мужчина просто опасался заводить серьезные отношения.

Настроение после разговора с приятелем пропало вместе с аппетитом, поэтому Леонид купил в буфете пару булок к чаю и потопал прогуляться вдоль забора родного предприятия, стараясь отвлечься от тяжелых дум. В байку про инопланетян он, конечно, не верил, но два трупа… Вряд ли Шернин это придумал. Сослуживец любил поболтать, однако во вранье уличен не был. Да и зачем ему обманывать?

– Кар-р!

Ворона явно решила не оставлять свою жертву в покое. Она приземлилась на бетонную плиту забора и важно шагала по ней, провожая Царькова.

– Булку будешь? – спросил он и, отщипнув кусок, бросил на стриженый газон.

Птица от угощения не отказалась. Она спустилась, схватила сдобу и улетела прочь.

– Так бы и сказала, что жрать хочешь, – усмехнулся Леонид. – Значит, не робот.

В бар он в тот день так и не выбрался. Начальник подкинул срочную работенку, а в отделе сотрудников осталось – раз-два и обчелся. Двое в командировках, один на больничном, да еще и лето – сезон отпусков. Пришлось самому готовить данные для договора с выгодным заказчиком. К восьми вечера бумаги лежали на столе босса.

Теперь Царьков мог отправляться домой.

Телефонный звонок застал в дверях. Леонид не любил возвращаться, но подумал, что звонит начальник. Наверное, решил выяснить, все ли сделано.

– Да, слушаю.

– Здравствуйте, – раздался взволнованный женский голос. – У меня для вас очень важная информация.

– Вы куда звоните? – Царьков был уверен, что дамочка ошиблась номером.

– Вам, Лео. Не перебивайте. Просто запомните: что бы ни происходило вокруг – не бойтесь, это очень опасно. Вы меня по… – разговор оборвался на полуслове.

– Алло, алло. – Он положил трубку, подождал немного, пожал плечами и вновь направился к выходу, не забыв по пути взглянуть на себя в зеркало.

– И что она хотела? – спросил вслух. – Ничего себе предупреждение: «Не бойтесь, это очень опасно!» То есть, если бы было неопасно, можно и побояться. Да еще такое обращение – Лео… Нет, дамочка явно не того предупредила. Или это розыгрыш? Может, Виктор решил подшутить?! С него станется. Нарядится инопланетянином…

Леонид не выглядел на свои сорок и старался этим пользоваться. Высокий, стройный мужчина почти не имел седины в густой русой шевелюре, а небольшие морщины появлялись, лишь когда он смеялся или глубоко уходил в собственные думы. Женщины такого замечали сразу, а поскольку холостяк за словом в карман не лез, познакомиться с любой красавицей проблем не составляло. Когда Царькова спрашивали, как ему удается сохранять молодцеватый вид, он отвечал: «Я чувствую себя двадцатилетним, мозг пытается донести эту мысль до тела, а насколько это ему удается… Результат, что называется, на лице». В общем, дамы считали нового кавалера тридцатилетним или около того.

Шагая по длинному коридору главного корпуса, он пытался определить возраст женщины, с которой только что говорил по телефону. «Не школьница. Речь правильная, хорошо поставленная. Наверняка не меньше двадцати пяти. Почему Лео? Настолько мое имя еще никто не сокращал. Вряд ли ей больше тридцати пяти…»

Царьков миновал проходную, прошел опустевшую парковку и направился к виадуку. Из головы не выходило странное предупреждение. Может, еще и потому, что голос незнакомки ему понравился.

«Интересно, как она выглядит? Если это проделки Шернина, обязательно попрошу его познакомить…»

Удар по затылку оборвал мысль. На этот раз боль была настолько сильной, что в глазах потемнело. Леонид застыл на месте, чтобы не упасть. Когда зрение восстановилось, он увидел удалявшуюся птицу. Видимо, таким своеобразным способом наглая ворона решила поблагодарить за обед.

– Ну все! – крикнул мужчина. – Достала! Теперь пеняй на себя.

Он схватил подвернувшийся камень и бросился вдогонку.

Пернатая свернула направо в небольшой перелесок, Царьков – за ней. Он не смотрел под ноги, главное сейчас было не упустить цель, которая в любой момент могла скрыться
Страница 3 из 25

среди ветвей молодых березок. Крылатая бестия явно решила поиздеваться над человеком. Она не отлетала далеко, оставаясь на виду, кроме того, не переставала каркать. Переполненный праведным негодованием, он все бежал, стараясь приблизиться на выгодную дистанцию, но где-то в глубине сознания росла тревога из-за затянувшегося преследования. Перелесок был совсем крохотным, его по краю пешком обойти – пяти минут хватит, пересечь – за минуту, однако деревья все не кончались.

Неожиданно березки расступились, открывая просторную поляну. Ворона не придумала ничего лучше, как приземлиться на высохший куст, росший на краю лужайки. Леонид остановился. С непривычки ноги ныли и дрожали от напряжения, в горле пересохло, легкие прокачивали воздух с невероятной скоростью, а сердце пыталось вырваться из груди. О том, чтобы нормально прицелиться, не могло быть и речи. К тому же Царьков боялся, что птичка снова улетит. Камень полетел в пернатую нахалку.

– Ну ни себе чего! Какого… – смачно выругался мужчина, хотя на протяжении многих лет до этого не проронил ни единого бранного слова.

Да и кто бы на его месте сдержался, когда в один миг вокруг исчезли деревья, трава, сухой куст, ворона… Под ногами – клубящаяся белая дымка, а вокруг только яркое голубое небо.

Леонид осторожно повернул голову вправо. Увиденное заставило быстро посмотреть в противоположную сторону, и от шока взгляд буквально приклеился к утопавшим в белом тумане ногам. Человек находился высоко над землей, скорее всего, на облаке. Внизу проплывало поле, но леденящий душу страх не позволял определить маршрут незапланированного полета. Он почувствовал, что начинает проваливаться, хотя еще совсем недавно опора казалась твердой.

– Кар-р!

Новый щелчок по голове немного отвлек Царькова.

– Опять? Ё-мейл твою через вай-фай!

Наглая птица появилась как всегда неожиданно. Она снова пролетела вперед, сделала плавный разворот и опустилась прямо на облако в нескольких шагах от Леонида.

– Тебе велели не пугаться – вот и не бойся! Сейчас нельзя.

Говорящая ворона ввела мужика в ступор. Страх улетучился, сменившись изумлением.

– Ты разговариваешь?

– И что? – с вызовом спросила каркуша.

– Но это невозможно!

Мысли путались в голове, он с трудом верил происходящему.

– Подумаешь, невидаль! Попугаю, значит, дозволено, а мне – нет?

Вопрос заставил задуматься, но ненадолго. Осознанная речь и звукоимитация – вещи абсолютно разные.

– Ты не попугай, – уверенно заявил Царьков. – Ты робот?

– Сам ты робот!

Версия Шернина сейчас уже казалась не столь абсурдной. Однако похищение с помощью облака… Гораздо проще усыпить, запаковать в капсулу и…

Рука Леонида потянулась к макушке и нащупала очередную ранку, которая кровоточила.

– А зачем было меня клевать?

– На это имеются две причины. Тебе с какой начать?

– С любой.

– Ладно, начну со второй. Когда ты за мной бежал, лес видел?

– Да.

– Откуда он мог там взяться, не догадываешься?

– Нет.

– Благодаря моему клюву в кровь попал галлюциноген… Дальше объяснять?

Вопросов у Царькова имелся не один десяток, однако хотелось прояснить всю картину произошедшего. Мужчина спросил:

– А первая причина?

– Внимание хотел привлечь. И у меня получилось.

– А просто сказать нельзя было?

– Чтобы ты себя в сумасшедшие записал?

– Да кто ты, в конце концов?!

– Посланник леди Каары.

– То есть ты не наглая приставучая ворона, а гонец знатной дамы?

– Вот именно!

– Я обязан ее знать?

– Она собиралась тебе звонить.

– Женщина с приятным голосом?

– Да что там голос, ты бы видел, как она выглядит! – восхищенно сообщил посланник.

– И мы направляемся к этой даме?

– Да, она хотела с тобой переговорить.

– А зачем было тебя присылать? Шкурку мне на черепе дырявить? Назвала бы адрес, я бы и сам приехал.

Когда несешься по небу верхом на облаке и мысли заняты поиском объяснения невероятного полета, думать о таких мелочах, как говорящая ворона, некогда, однако время на создание в мечтах привлекательного женского образа всегда найдется. Леонид уже нарисовал потрет обладательницы приятного голоса, что называется, в полный рост.

– Кое-куда ни по суше, ни по воздуху не доберешься, – огорошил пернатый.

Царьков попытался вспомнить:

– А по воде? Или под водой, на подводной лодке?

– Тем более.

– Ты меня пугаешь, посланник леди Каары. Остается только звездолет. Значит, все-таки инопланетяне.

– Нет. И не надо бояться, не то снова получишь по затылку.

– Не наглей, а? Если я увяз в каком-то облаке, это еще не значит, что не смогу постоять за себя…

– Вот и стой. Большего сейчас от тебя и не требуется!

– Слушай, птичка, а тебя хорошим манерам не учили?

– Учили, но они не пригодятся в том деле, которым я занимаюсь.

– Похищение людей?

– Не угадал. Потерпи, через пять минут ты обо всем узнаешь.

– Вот сейчас возьму и спрыгну с облака.

– Даже так?

– Конечно. Я не позволю, чтобы мною помыкала невесть что о себе возомнившая говорящая ворона.

– Странно, – птичка прошлась слева направо, затем вернулась, – а с виду на кретина вроде не похож. Ну ладно, прыгай. Дураки леди Кааре без надобности.

– А умные ей зачем?! – снова разозлился Царьков.

– Вот у нее и спросишь.

Неожиданно прямо на пути облака возник огромный мыльный пузырь. Леонид заметил его за секунду до столкновения, после которого два пассажира оказались внутри прозрачной сферы.

– Фу-у-ух! – протяжно выдохнул посланник. – Все-таки удержал я тебя от глупостей. Теперь можешь бояться, сколько влезет.

– Не понял?

– А чего тут непонятного? Человеческий страх в вашем мире создает слишком сильную вибрацию, из-за которой челнок не способен удержать груз.

– Погоди, я мог упасть, как те двое? – Царьков вспомнил о сброшенных с высоты. – Ты и их…

– Нет, Варио ошибок не делает. С теми несчастными работали дилетанты, которым лишь бы скорее получить результат. А в итоге и челноки сгубили, и груз. Кстати, об этих неудачниках больше ни слова.

– Это еще почему?

– Чтобы не подвести госпожу Каару. Ей и так несладко.

– Выходит, мне крупно повезло, что именно ты своим поганым клювом долбал мой затылок?

– Зря я, что ли, столько времени потратил на подготовку? Ты, когда злишься, создаешь мощное укрепляющее излучение. Челноку оно только на пользу.

– Тебя зовут Варио? – потерянно спросил Леонид.

Что-то из сказанного не давало ему покоя, но он не мог понять причину внезапно возникшей тревоги. То ли она была вызвана сообщением о возможности падения, то ли…

«…в вашем мире…» – обрывок фразы, которую мужчина пропустил мимо ушей, только сейчас дошел до сознания.

– Посланник, а где мы находимся?

– Долина Гроз! Дикое место. Здесь почти нет нормальных островов, мало дорог и они слишком низко над землей.

– Долина Гроз? А что это за пузырь вокруг?

– Переходная сфера. Она же служит для адаптации чужаков к нашему миру.

Царьков заметил множество мельчайших искорок на коже и одежде. Их покалывание заставило поежиться.

– Челнок… переходная сфера… ваш мир… Долина Гроз… Послушай, если я еще чего-нибудь соображаю, это я?

– Эй, не надо
Страница 4 из 25

из себя идиота корчить. У меня имеется лишь один способ лечения.

– Ага, – мужчина ощутил, что губы расплываются в дурацкой улыбке, а ему хочется смеяться, – хи-хи.

Удар по затылку заставил вскрикнуть. И Леонид второй раз за день разразился отборнейшим матом. Две минуты словесного потока позволили отогнать помутнение рассудка. Человек замолчал.

– Помогло? – спросил посланник.

– Немного, ё-мейл твою через вай-фай! Варио, скажи, а леди Каара тоже ворона?

– Так вот чего ты испугался! Нельзя же быть таким впечатлительным! Возьми пилюли.

Из облака вырос белый столбик, на котором лежали три разноцветных капсулы. Мужчина осторожно положил их на ладонь.

– Ты не ответил на вопрос.

– Каара – женщина. По человеческим меркам очень красивая.

– Здесь тоже живут люди?

– Съешь пилюли.

– Зачем?

– Иначе тебя убьют наши микробы.

Леонид проглотил лекарство и сразу ощутил дискомфорт. В желудке возникла тупая боль и начала плавно распространяться по всему телу.

– Это яд?

– Конечно.

– За что? – Человек чувствовал накатывающую слабость.

– Думаешь, тебя решили убить? Проще и быстрее это было сделать еще до полета, не тратя время, силы и средства на доставку сюда.

– Тогда зачем?

– Яд в малых дозах лечит. Помучайся еще пару минут, и все пройдет.

Варио не обманул. Неприятные ощущения вскоре исчезли. И в этот момент пузырь лопнул.

– И куда мы полетим теперь? – спросил Леонид.

– Тут нельзя летать. Пойдем пешком.

Царьков вдруг осознал, что услышал незнакомую речь, однако прекрасно все понял. Свой вопрос он задал на том же языке.

– Но у нас же есть челнок! Погоди… Это что за тарабарщина? И почему…

– Твои мозги пришлось немного разогнать, заодно вложить знание парочки языков. Могут пригодиться. У нас мало кто знаком с вашими.

Посланник завис в воздухе неподалеку от человека. Между тем летательный аппарат пристыковался к продолговатому облаку, часть которого поражала своей белизной.

– Я не понял, когда у нас приземление? Ты же сказал – пешком пойдем.

– Ну так иди.

– Куда?

– Вперед.

Пожав плечами, Леонид сделал шаг. Второй, третий. Ноги не проваливались. Наоборот, ослепительная белизна по твердости оказалась сравнима с камнем. Правда, чуть позже, когда молочные тона подрастеряли свою яркость, «почва» стала гораздо мягче.

– Я не ошибся в тебе, чужак. Следуй за мной.

Ворона взлетела и направилась вдоль продолговатого облака, по которому шагал человек. Сначала он ступал осторожно, затем смелее и смелее.

Леонид не мог даже приблизительно определить, сколько метров разделяет его с землей. Не одна сотня – точно. Он видел внизу ворсистый ковер различных оттенков зеленого, разбитый тонкими темными нитями рек и усеянный бледно-синими пятнами озер. Но не это привлекло внимание Царькова. Самое интересное было непосредственно под ногами – продолговатое облако оказалось бесконечным. Оно уходило вдаль, словно дорога. Правда, Царькову непривычно было сознавать, что дорога пролегала в небе. Справа виднелась еще одна, под другим углом к земле. Если по этой человек двигался, поднимаясь в горку, то соседняя висела выше и имела уклон на понижение. Где-то впереди они, по-видимому, пересекались.

Леонид шагал и ощущал, как его тело наполняется энергией. То ли подействовали пилюли, то ли сказывалась обработка искрами, но он получал необъяснимую радость от путешествия. Боль в ногах исчезла, словно и не бывало, воздух с легкостью наполнял легкие, пропали неприятные ощущения в желудке, и вдруг прорезался зверский аппетит. Леонид пожалел, что остался без обеда.

– Варио, ты не ответил на мои вопросы. В Долине Гроз живут люди? И почему мы не полетели челноком?

– Летать нельзя из-за гроз. Нормальные разумные сюда забредают редко.

– А ненормальные?

– С ними лучше не встречаться.

– И как их распознать? Должен же я знать, к кому лучше не приближаться.

– Не забивай голову ненужной информацией. Ты просто ничего не успеешь сделать. Попадешься им на глаза – погибнешь.

Посланнику, похоже, надоело общение с чужаком, и он отлетел подальше от Леонида.

«Ну и ладно! – подумал человек. – Обойдусь и без твоих объяснений!»

Царьков замедлил шаг, любуясь синевой неба и облаками, которые проплывали внизу. Раньше подобное он видел лишь из иллюминатора самолета, почти как по телевизору, а здесь пушистые айсберги предстали во всей красе и величии. Действительно захватывало дух.

– Ты чего еле плетешься? Спешить надо. В любую минуту гроза может докатиться сюда, – вернулся Варио.

– Над головой ни облачка. Какая гроза?

– Самая обыкновенная. Видишь слева?

Мужчина заметил скопление серого тумана там, куда указывал провожатый.

Темные тучи затеяли разборки в нескольких километрах от небесной дороги. Ветвистые разряды вспыхивали с большой частотой, причем молнии били не только в землю – немало сверкающих стрел устремлялось к небу.

– Гроза надвигается на нас. Следуй за мной! Быстро!

Бежать по облаку без привычки – дело довольно сложное. Это не незыблемая твердь под ногами, а слегка пружинящая поверхность, как на болоте. При этом бегуна то и дело бросало из стороны в сторону. И все бы ничего, только вот дорога в ширину была не больше четырех метров и приближаться к краю как-то не хотелось.

Судя по возникшему вокруг Царькова туману, грозовой фронт настигал беглецов. Одежда стала сырой, видимость ухудшилась.

Человек старался не отставать от летящего впереди посланника, благо ноги не давали о себе знать, да и дышать стало намного легче. Парочка добралась до перекрестка и повернула на тропку, ведущую вниз. Свинцовые тучи к этому времени начали наступать на пятки. Леонид видел несколько разрядов, пронзивших путь, которым они следовали еще пару минут назад. В местах прострела из дороги вырвало по куску белоснежного материала.

«Ого! Хорошо, что мы уже не там!» – подумал он.

Пришлось приложить еще больше усилий, спускаясь по наклонной. Снижать скорость после увиденного не хотелось, чуть оступишься – и покатился, а там падать и падать.

– Поднажми. Чуть-чуть осталось. Скоро остров. Там и отдохнем.

– Какое там «поднажми»?! Не видишь – я еле держусь, – прокричал человек.

Вряд ли его услышали, поскольку крик перекрыл мощный громовой разряд. Леонид увидел ветвистую молнию впереди, в десяти шагах там, куда полетел Варио. Еще Царьков успел заметить, как белоснежное полотно разорвалось, образуя провал под ногами. Он сообразил, что затормозить не успевает, а потому резко оттолкнулся.

Приземление, радость от того, что долетел до другого края, снова бег. Неожиданно нога ударилась обо что-то твердое. Кувырок, столкновение, и – полная темнота.

Глава 2

Первый министр

– О Варио что-нибудь слышно?

Хотя женщина смотрела в окно, первого министра, вошедшего в сиреневый зал бесшумно, она почувствовала.

– Рад вас видеть, леди Каара, – поклонился мужчина. – Сегодня утром поступили кое-какие сведения.

– Докладывайте. – Дамочка повернулась к нему лицом.

– Вы, как всегда, обворожительны, госпожа.

Министр не скупился на лесть перед людьми, от которых зависела его карьера, но в данном случае он не лукавил.
Страница 5 из 25

Красота Каары действительно заставляла замирать сердца мужчин. Пышные русые волосы с золотыми проблесками, приятные черты лица, стройная фигура, завораживающая походка и притягательный голос… По отдельности эти качества присутствовали у многих придворных дам королевства Кардом, но чтобы все вместе…

– Шрео, обойдемся без расшаркиваний. Давайте сразу к делу.

– Как скажете, госпожа. – Шрео кашлянул в кулак, открыл серую папку и начал зачитывать: – Возвращение посланника Варио зафиксировано в Долине Гроз вчера за три часа до заката…

– Почему мне сразу не доложили? – перебила его Каара.

– Кто я такой, чтобы нарушать покой принцессы Кардома?

– Ты первый министр. И по делам государственной важности обязан докладывать королю… – Дамочка запнулась, после чего уже более спокойным тоном добавила: – Вы все правильно сделали, извините – спала сегодня плохо. Продолжайте.

После гибели матери принцесса Каара постепенно стала самой влиятельной персоной королевства, хотя по законам Кардома она не имела никаких прав на власть. Правитель, ее отец, тяжело перенес смерть жены, так и не сумев до конца оправиться. Он потерял вкус к жизни, тем самым запустив ускоренный процесс старения. Последние полгода Куо, еще недавно крепкий на вид мужчина, принимал лишь те решения, которые одобряла его младшая дочь. Ни докторам, ни близким не удавалось остановить угасание короля, которому оставалось не больше двух-трех месяцев.

Ни сыновей, ни внуков у монарха не было. Ему даже некому было передать богатое наследство. Нет, речь шла не о материальных ценностях. Накопленные знания предыдущих поколений переходили только по мужской линии. Однако впервые за семьсот лет правления династия Руххов не имела прямого наследника, и в ближайшем будущем страну ожидали смутные времена. Выбрать достойного из других родов не позволяли действующие в стране, довольно запутанные законы престолонаследия. Согласно им в случае падения правящей династии любой лорд, каких в Кардоме насчитывалось около сотни, мог стать правителем. Многие считали себя достойными занять дворец столичного острова, а двенадцать наиболее именитых родов, не особо уважавших друг друга, имели к тому же немалые собственные силы. При таком раскладе малейшая искорка могла быть раздута в огромное пламя, которое способно поглотить самых могучих. И кто потом из пепла поднимется наверх, не брались предсказать даже лучшие аналитики леди Каары.

– К сожалению, больше ничего о возвращении посланника Варио нам выяснить не удалось. Мы надеялись, что летун пришлет мини-челнок утром, но, увы! – развел руками первый министр.

Как и все чиновники высокого ранга, Шрео носил черные брюки, светлую рубаху с прозрачными пуговицами и белую укороченную накидку с тремя застежками под горлом, что говорило о самой высокой служебной ступеньке.

Длина накидки, количество застежек и цвет являлись признаками, по которым можно было определить знатность дворян в Кардоме. Казалось бы, лоскут ткани, небрежно накинутый на плечи, но именно он мог многое рассказать о статусе владельца.

– Какие меры приняты для поиска моего посланника? – с плохо скрываемым раздражением спросила принцесса.

– Нами будут отправлены лучшие крылатые ищейки, агенты Мурао и Килио.

– Считаете, этого достаточно? – Она пристально взглянула на министра.

Платье насыщенного голубого цвета добавляло небесных оттенков в серые глаза Каары, отчего женщина казалась еще прекраснее. Министру снова захотелось выказать восхищение дочери короля, но остановило опасение вызвать неприязнь собеседницы. Ему задали вопрос.

– В небе эти ребята отыщут любую пичугу, – ответил Шрео.

– Если бы он оставался в небе, мы бы о нем знали.

– Вы предлагаете организовать наземную поисковую операцию? Не проще ли сразу казнить всех, кого пошлют ее осуществлять? По крайней мере, люди будут недолго мучиться.

– Необязательно прочесывать самые нижние слои. Обследуйте тяжелые острова в Долине Гроз.

– Леди Каара, скажите, речь только о Варио или мы должны искать кого-то еще?

– Найди мне посланника. И поторопись, пожалуйста. Я не хочу, чтобы повторилась история с сестрой.

– В ее исчезновении моей вины нет, госпожа.

– Вас лично никто и не обвиняет. Лиира ушла из дома сама, но найти ее и вернуть было в наших силах, если бы мы вовремя спохватились. Поэтому, будь так любезен, не теряй времени.

– Сделаю все, что в моих силах, леди, – поклонился мужчина и поспешил покинуть сиреневый зал.

Он быстро пересек длинный коридор восточного крыла столичной резиденции Руххов, кивнул стражнику на выходе, спустился на второй этаж и по стеклянному переходу перебрался в министерство.

Кабинет Шрео располагался в центре трехэтажного здания. Первый министр миновал просторную приемную, по пути строго взглянув на подскочившего секретаря и, оказавшись в комнате, занял рабочее место за широким столом. Мысли о тяжелых островах Долины Гроз не давали ему покоя.

«Очень странно, сегодня принцесса даже не запросила сводку новостей Кардома, хотя обычно следила за обстановкой в стране. И как раз утром пришло весьма тревожное сообщение. Необычный мор на острове Заллов унес жизни сразу трех сотен простолюдинов. Две деревни подданных высокого лорда Мюо вымерли подчистую. Такого никогда не случалось, но для нее важен только посланник. С каким поручением Варио летал за Мембрану? О чем избегает говорить леди Каара?»

Шрео ушел в себя. Три вертикальные морщины, словно застывшая молния, прорезались на высоком лбу чиновника.

«Конечно, острова в Долине Гроз – не самое худшее место, но сколько времени понадобится, чтобы обследовать все? Где взять людей, да и к чему такая суета? Если Варио жив, то вскоре объявится сам, если погиб, найти его труп будет невозможно. Хищников в тех краях много, и им плевать – говорящая птица попадет в зубы или безмолвная. Каара явно что-то недоговаривает. Неужели не доверяет?»

Шрео занимал пост первого министра уже двенадцать лет. Дочерям правителя, взбалмошной Лиире и рассудительной Кааре, его представили сразу после назначения на высокую должность. Младшенькой тогда как раз стукнуло пятнадцать. Этот день запомнился чиновнику на всю жизнь – по собственной глупости он едва не погиб, чем невольно привлек внимание Каары к лорду Дио.

Засмотревшись во время приема на принцесс, министр споткнулся и налетел на высокого лорда, ударив того головой в грудь и едва не сорвав с его плеч зеленую накидку. За подобное обращение глава древнейшего рода мог бросить вызов наглецу, что было равносильно убийству Шрео, поскольку тот не слишком много времени уделял фехтованию. Хотя в случае с Дио даже высочайшее мастерство владения шпагой не помогло бы. И только вмешательство Каары, постаравшейся загасить конфликт до того, как будут сказаны слова вызова, остановило неизбежную дуэль. Уже в те годы принцесса отличалась острым умом.

– Прошу прощения за скользкий пол в зале, господа. Слуги, виновные в произошедшем, будут наказаны. Надеюсь, величие самого уважаемого рода Кардома не пострадало из-за нерасторопности простолюдинов?

– Ну что вы, ваше
Страница 6 из 25

высочество, я больше опасался за жизнь вашего гостя. Род Марров испокон веку отличается не только крепостью духа, а вот он мог и шею свернуть ненароком.

– Да, без головы господину Шрео было бы сложно работать, он только что получил должность первого министра.

– Поздравляю тебя, Шрео. Быть главой правительства при дворе Куо – большая честь.

Похоже, Каара не была до конца уверена, что глава рода Марров все-таки не бросит вызов обидчику, поэтому не отходила от вельможи ни на шаг. Даже за столом усадила высокого лорда рядом с собой.

Первый министр понимал, что его жизнь висит на волоске. Дуэли лордов в Кардоме изредка случались, причем не всегда доходило до применения холодного оружия. Вначале каждый старался победить соперника своим даром – внушить боль, страх, помутить разум… В арсенале титулованных особ имелось немало приемов как нападения, так и защиты. Чем древнее был род, тем более обширными умениями владел его представитель. Лишь в том случае, когда психологические способности не выявляли победителя, в ход шла сталь. И опять же в выигрыше оказывался более древний род, так что у Шрео действительно не было шансов.

Зная об этом, чиновник и сам старался не попадаться на глаза вельможе. Тем не менее Дио улучил момент и нашел первого министра, когда тот собирался уходить.

– Шрео, благодарю за оказанную услугу. Двери моего дома отныне всегда открыты для тебя.

Впоследствии первого министра, единственного из милордов, пригласили на свадьбу высокого лорда и принцессы. Тогда казалось, что этот брак решит все проблемы правящей династии. Увы. Основное условие соединения двух родов – рождение наследника – выполнено не было, и супруги расстались. Поиски нового претендента на руку и сердце одной из дочерей Куо успехом не увенчались.

Несмотря на неудачу с браком, Дио продолжал поддерживать приятельские отношения с первым министром. Представители других древних родов считали такое поведение зазорным для высокого лорда, но открыто свои мысли не высказывали.

«Жаль, очень жаль, что Дио не стал королем, – мысленно сожалел чиновник, расположившись за своим рабочим столом. – Когда умрет правитель, большой беды не избежать».

Дар, которым в той или иной степени обладала почти каждая титулованная особа, благоприятно сказывался на внешности и здоровье владельца. Чем сильнее были способности, тем лучше они преображали человека.

Король Куо, перешагнув полуторавековой рубеж, сумел сохранить внешность сорокалетнего. Правда, сейчас монарх резко сдал, превратившись за полгода в дряхлого старика. Дар первого министра значительно уступал королевскому, а потому мужчина на шестом десятке выглядел не многим моложе своих лет. Первые морщинки уже прочно обосновались по краям карих глаз, седина посеребрила некогда черные волосы. При желании Шрео мог воспользоваться специальными микстурами и «сбросить» еще с десяток годков, но считал это баловством. Ухлестывать за красавицами было недосуг, на личную жизнь времени не хватало катастрофически, поэтому он так и не обзавелся семьей.

«А ведь Куо даже некому передать наследство. Такие способности пропадут даром! И почему Наднебесный не предусмотрел передачу по женской линии?»

Стук и появившаяся следом в дверном проеме голова испуганного секретаря заставили отвлечься от размышлений.

– Что там, Саргино?

– К вам лорд Лсуо. Можно?

– Приглашай.

Хозяин кабинета с удовольствием бы отказал гостю, но глава рода Закков был не из тех, кому стоит говорить «нет». Он сильно уступал в знатности Дио, однако являлся одним из богатейших людей Кардома.

– Рад вас видеть, лорд! Присаживайтесь. Что заставило пожертвовать вашим драгоценным временем?

– Есть вещи поважнее моего времени, друг Шрео.

Министр сразу насторожился, хотя и постарался не подавать виду. На своем посту он больше привык, что высокородные ругают его последними словами, пытаются запугать, требуя для себя определенных выгод. А тут – «друг». Похоже, сейчас ему предложат предать короля.

– Вам виднее, господин Лсуо.

Вошедший расшнуровал двухцветную накидку и небрежно перекинул ее через крюк для верхней одежды. Этот жест также свидетельствовал о благоприятном отношении лорда к собеседнику – так вельможи обычно давали понять, что общаются с ровней.

– Могу я надеяться, что наша беседа не станет достоянием чужих ушей?

– Конечно, лорд. Мало того, если прикажете, я сразу забуду о нашем разговоре.

– А вот этого делать не нужно, первый министр. Давно наблюдаю за делами нашего правительства и понял – судьба Кардома вам небезразлична.

Родовитых визитеров с момента гибели королевы в этом кабинете перебывало немало, особенно за последние три декады. Начинали они приблизительно с одного и того же, и лорд Лсуо не стал исключением.

– Работа у меня такая, – стандартно ответил чиновник.

– И насколько я понимаю, менять ее в ближайшем будущем вы не планируете?

– На все воля Наднебесного.

– Согласен, – кивнул посетитель, – но праотец ходящих по облакам помогает лишь тем, кто сильнее других радеет за дела его.

– Не могу не согласиться с вами, лорд.

– Рад, что наши взгляды совпадают в главном. Надеюсь, и в мелочах особых разногласий не будет.

– Внимательно вас слушаю.

– К превеликому сожалению, династия Руххов вот-вот оборвется. У Каары с Дио не получилось зачать ребенка, а ее старшая сестра вообще пропала, так что не стоит надеяться на решение всеобщей проблемы с ее помощью.

– Вы правы, лорд. Лииру мы так и не нашли. Учитывая ее взбалмошный характер, вряд ли девица когда-нибудь задумывалась о судьбе династии.

– Полагаю, вам не нужно объяснять, что начнется после ухода короля?

– Борьба за власть.

– Кровавая и беспощадная, – добавил вельможа. – И задача истинных патриотов состоит в том, чтобы свести потери к минимуму. Я не говорю сейчас о простолюдинах, те плодятся как мыши, но погибнет множество тумалов, милордов… Не обойдется без жертв и в высших слоях, что значительно ослабит страну.

– Вы знаете, как избежать потерь?

– Да, первый министр, однако без вашей помощи мне это вряд ли удастся.

– Полагаете, я имею влияние на военных?

«Патриотически» настроенные вельможи, приходившие ранее, делали ставку на поддержку вооруженных сил, заручившись которой они собирались подмять под себя остальных. Как они сами это называли, «поддерживать порядок в стране».

– Нет, – огорошил собеседника Лсуо. – Оружие – не лучший способ решения любой проблемы, и мне бы хотелось обойтись без его применения.

– В таком случае в чем будет заключаться моя помощь?

– Чуть позже я отвечу, но сначала… – Лорд сделал небольшую паузу. – Как вы думаете, какой продукт с момента гибели супруги Куо резко вырос в цене? – задал неожиданный вопрос вельможа.

Первый министр хорошо разбирался в финансовых делах государства и старался отслеживать цены на основные товары. Всего несколько мгновений ему потребовалось, чтобы вытащить из памяти нужную информацию.

– Корень фиала подорожал вдвое, а за цветок с корнями и листьями дают тройную цену.

– Это с учетом того, что государственные поставки никто не отменял
Страница 7 из 25

и правительство регулярно отправляет ценные грузы на каждый остров.

– У короля имеются определенные обязательства…

– Которые действуют, лишь пока он жив, – перебил собеседника Лсуо.

– Формально – да. Однако леди Каара взяла этот вопрос под свой контроль…

– Мало ли добытчиков фиала погибает внизу, – махнул рукой лорд. – Кааре даже не стоит знать о подобных мелочах. Вы мне лучше скажите, что произойдет, если на несколько островов товар попросту не дойдет, ну, допустим, из-за гибели добытчиков, пересыльных или по каким другим причинам?

– Цены на этих островах возрастут, и все излишки фиала сверх королевского заказа отправятся туда.

– А если их скупить заранее?

– Будет организован внеплановый рейд.

– Его ведь также может постичь неудача?

– Вполне. В этом случае наймут первых попавшихся людей, которые не сумеют добыть достаточное количество фиала. Цены поднимутся до небес, ничем хорошим это не закончится. Хозяева островов выжмут из подданных последние соки, но товар приобретут.

– Опустошив при этом собственную казну и доведя до нищеты простой люд.

– Так и будет. Ни один из владык не допустит, чтобы его остров опустился ниже сотни ростин.

– Оно и понятно – кому охота становиться лордом второго сорта? Значит, смуту на нескольких островах мы с вами организовать сумеем?

– Зачем? – удивился министр.

Его заинтересовала необычность предложений Лсуо и тот факт, что министра загодя записали в сообщники.

– Тому, у кого дома вот-вот вспыхнет бунт, станет не до игр в большую политику.

– Вы намереваетесь сократить число претендентов?! – воскликнул чиновник, а про себя подумал: «Заодно и нажиться на продаже фиала».

– Вот именно, – ответил вельможа. – Без физического устранения.

– Это гениально!

– Значит, я могу рассчитывать на вашу помощь?

– Безусловно, лорд. Я очень рад, что наконец нашелся патриот, который действительно пытается предотвратить катастрофу.

Министр не сомневался, что отказ будет стоить ему жизни. Единственное, чего чиновник не понял, зачем он понадобился Лсуо? Выйти на поставщиков и подкупить их лорд сумел бы и без посторонней помощи, если еще не сделал этого.

– Я знал, что мы поймем друг друга. Теперь можно раскрыть и другие карты. Как вы сами понимаете, большие дела в одиночку не вершатся. Нужны единомышленники. У меня имеется договоренность с лордами Брио, Глао и Стео. Однако ни я, ни они не претендуют на роль правителя Кардома. Нужен человек, лучше из высоких лордов, который бы стал нашим знаменем.

– Лорд Дио?

– Да. Надеюсь, он тоже болеет душой за будущее королевства.

Теперь все стало на свои места. Министр понял свою роль в планах заговорщиков – мостик к человеку, по-настоящему знатному.

Вельможи Кардома издавна разделялись на четыре касты. Самую верхнюю составляли лорды чистого неба, обращаться к которым следовало: «высокий лорд». В королевстве оставалось лишь четыре таких древнейших рода: Руххи, являвшиеся представителями королевской династии, имели синий гербовый цвет, Марры – зеленый, Гассы – желтый и Залли – красный.

Чуть ниже располагались лорды белого облака. В гербах этих вельмож, как и в верхней одежде, было два любых цвета, исключая белый и серый. Число таких дворян превышало сотню, но могущественными являлись двенадцать. Ни к одному из могущественной дюжины сам Лсуо не принадлежал, а вот названные им как раз входили в состав сильнейших.

Следующую ступеньку занимали лорды дождевого облака. За глаза их часто называли долордами, хотя официально титул звучал «милорд». Гербы этих дворян имели серый фон, как и их накидки, которые, подобно одежде чиновников, ограничивались длиной. Длина накидки милордов едва доходила до пояса, тогда как у вельмож более высокого ранга достигала коленей.

Замыкали дворянскую иерархию лорды тумана, они же тумалы. Эти гербов не имели. Они носили совсем короткие накидки, надетые наискосок и закрывавшие лишь одно плечо. Чиновники низкого ранга надевали такую же «косую юбку», но белого цвета.

Сам первый министр был милордом, его собеседник имел ранг повыше и по законам Кардома мог претендовать на должность правителя после ухода правящей династии, однако шансов у него было куда меньше, чем у высокого лорда или одного из двенадцати лордов белого облака, которые владели самыми большими островами.

– Завтра же я постараюсь попасть на прием к бывшему зятю Куо.

– Было бы очень хорошо! И еще. Постарайтесь в беседе с ним обойтись без имен. До тех пор, пока не убедитесь, что Дио согласен взвалить на свои плечи тяжкое бремя власти в столь трудное для страны время.

– Сделаю все от меня зависящее.

На этом трудный для министра разговор закончился, и гость покинул кабинет. На лице чиновника еще с минуту оставалась маска прикоснувшегося к великой тайне и проникшегося ее значимостью человека, затем она исчезла, сменившись выражением глубокой задумчивости.

Шрео хорошо владел мимикой и в нужный момент мог правдиво изобразить хоть жизнерадостного идиота, хоть умудренного глубокими познаниями ученого мужа. Находясь на столь высокой должности и общаясь со знатными вельможами, обычному милорду без этого было не обойтись. Каждого важного собеседника следовало убедить в том, что министр проникся его идеями, с максимальным усердием пытается претворить их в жизнь и лишь обстоятельства непреодолимой силы мешают реализации этих гениальных планов. Чаще всего только так получалось отмахнуться от всевозможных бредней родовитых особ.

Однако случай с Лсуо был совсем другого рода. Во-первых, его предложения действительно заслуживали внимания, во-вторых, трое названных лордов представляли немалую реальную силу, а в-третьих, зная коварство визитера, Шрео не исключал, что в разговоре прозвучали совсем не те имена. Если чиновник назовет их, к примеру Дио, и тот начнет действовать нежелательным для заговорщиков способом, то пострадают не сторонники, а их «заклятые друзья». Тут стоило очень хорошо подумать, прежде чем делать первый шаг.

Однако сейчас министру нужно было заняться другими делами.

– Саргино! – вызвал он секретаря.

Помощник с ручкой и блокнотом для записи поручений появился в кабинете через пару секунд.

– Начальника ищеек срочно ко мне. Как с ним закончу, пусть заходит лейтенант Кругаро. Потом пригласи фрейлину леди Каары. Черненькую, круглолицую. Как ее?..

– Тариану?

– Точно! Выполняй!

На должность секретаря Шрео специально подобрал человека из низшего дворянства и нисколько об этом не пожалел. Тумал из кожи вон лез, чтобы удержаться на хлебном месте, а потому все поручения выполнялись четко и быстро. Вот и сейчас капитан Лергио прибыл через две минуты.

– Ты о Варио слыхал? – без предисловий начал чиновник.

– Любимый посланник леди Каары?

– Он самый. Вчера умудрился пропасть на восточной окраине Долины Гроз, возвращаясь из-за Мембраны. Там он был с важным поручением от принцессы. Каким – тебе знать не положено.

– Что от меня нужно?

– Отправь своих лучших летунов. Пусть осмотрят тяжелые острова на востоке Долины. Рисковать не стоит. Задача стоит не в том, чтобы героически погибнуть,
Страница 8 из 25

выполняя волю принцессы, а добыть нужные сведения и передать их егерям, отслеживать все странности и немедленно о них докладывать. Понятно?

– Вопросов нет.

– Выполняй.

Пришедшему следом командиру егерей была поставлена почти такая же задача. Лейтенанту Кругаро предписывалось на скоростных челноках отправить отделение бойцов на запад Долины Гроз, затем пешим ходом перебраться к зоне, где пропал Варио, и обследовать несколько островов, не привлекая к себе внимания аборигенов и постоянно поддерживая связь с летунами Лергио.

Перед самым обедом к первому министру зашла девушка в светло-зеленом платьице.

– Здравствуй, Тариана. Как успехи на работе?

– Все просто замечательно, дядюшка!

– Тариана! Мы же с тобой договаривались.

– Ой, прости, забыла. Никак не могу прийти в себя от великолепия, в котором оказалась. И все это благодаря тебе.

– Об этом никто не должен знать, иначе твое «великолепие» скоро закончится.

– Неужели леди Каара выгонит меня из-за пустяков?

– Не она будет решать твою судьбу, девочка. Поэтому о нашем родстве ни слова.

– Конечно-конечно, – быстро закивала прелестной головкой Тариана.

Племянница Шрео была привлекательной молодой женщиной. Миловидное личико, густые черные волосы, пышная грудь, которую она старательно демонстрировала окружающим, предпочитая платья с глубоким декольте, плюс тонкая талия и широкие бедра…

– Мне тут доложили, что по вечерам ты частенько уходишь из дворца. Это правда?

– У нас многие отлучаются скуку разгонять.

– Отец и мать в курсе твоих «разгонов»?

– Да там ничего серьезного! – отмахнулась фрейлина. – Молоденький воздыхатель даже дышать на меня боится.

– Из хорошей семьи?

– Конечно.

– Вот и умница. А теперь скажи мне: за последние три декады в покоях леди Каары ничего необычного не происходило?

– Необычного? – забавно вздернула брови девица. – Пожалуй, нет. Принцесса все время какая-то странная. Живет во дворце, вокруг такие мужчины, а она ни на кого внимания не обращает. Разве так можно?

Особым умом дальняя родственница Шрео не отличалась, но она была единственной, кто по происхождению мог попасть в окружение принцессы.

Несмотря на то что официально в Кардоме женщинам титулы не присваивались, принадлежность девицы к тому или иному роду играла немаловажную роль в ее судьбе. И это касалось не только перспектив замужества. Престижная служба также доставалась лишь барышням из знатных родов. Дед Тарианы по материнской линии был лордом белого облака. Из-за долгов, грозивших ему тюрьмой, разорившийся вельможа дал согласие на замужество своей дочери с богатым милордом. И хотя внучка могла называться лишь миледи, родство с представителем второго по значимости дворянского сословия давало ей некоторые привилегии. А если добавить сюда еще и протекцию главы рода Марров…

– Ее можно понять, – ответил чиновник. – Тяжело каждый день видеть угасающего отца.

– Да при чем тут король? По мужику она тоскует, а найти подходящего не может.

– Ты откуда знаешь?

– Час назад от нее вышел такой светленький мужчина – красавец! А потом я видела принцессу, и она первый раз мне улыбнулась. Видать, понравился ей блондин.

– Погоди, погоди. Какой еще красавец?

Девица, как смогла, описала мужчину. Министр его узнал и был весьма недоволен, что Каара самостоятельно привлекла лучшего следопыта и известного специалиста по тяжелым островам Долины Гроз. Похоже, дело касалось не только Варио. Скорее всего, посланник притащил из-за Мембраны нечто, способное оставлять следы на почве. Хотя сие было строго-настрого запрещено законами Кардома.

– Спасибо, Тариана. Возвращайся в покои принцессы. О нашем разговоре никому ни слова. Будут спрашивать, зачем приходила в правительственное крыло, скажешь, новое платье примеряла. Ты же заказывала голубое?

– Ой, а когда сошьют? – чуть не захлопала в ладоши девица.

– Я приглашу тебя, девочка.

Провожая взглядом ладную фигурку племянницы, Шрео тяжело вздохнул.

«Вот уж действительно помыслы Наднебесного простым смертным не понять. Захочет – наделит человека умом, а нет – заберет последние крохи. А ведь и отец и мать девушки совсем неглупы, да и ребенком она подавала неплохие надежды. Но после того как однажды заблудилась в лесу, словно подменили девчонку. Хотя внешне никаких перемен…»

После разговора с племянницей министр вызвал командира дознавателей.

– Срочно собрать всю информацию о переходах через Мембрану за последние полгода. Особое внимание обращать на отличия этих переходов от предыдущих. Утром хочу видеть отчет у себя на столе.

– Слушаюсь.

Глава 3

Темная лошадка не всегда приходит первой

– Вставай, животное, копье тебе в брюхо! – Громкий женский голос заставил Леонида очнуться.

Первое, что он увидел, – зеленая трава, от которой шел дурманящий запах. Наверное, это из-за нее так кружилась голова и подташнивало.

«Неужели упал на землю? И не разбился? Или все-таки отдал концы? И куда попал, в рай или ад? Ё-мейл его через вай-фай, безответный».

– Хорош прохлаждаться, падаль! Мозговерта приполз понюхать?

Крик резанул по ушам, вдобавок что-то больно полоснуло по правой ягодице. Мужчина приподнял голову и попытался выяснить, кто орет.

Возле ног стояла смуглая пигалица. Вряд ли ей перевалило за двадцать, но в своем наряде девица выглядела как чучело. Верхнюю часть одежды составляла половинка мешка с вырезанными под голову и руки отверстиями, нижнюю – широкие полоски ткани, обвязанные вокруг талии. Так называемый топ не доходил до пупка сантиметров на десять, а подобие юбки заканчивалось на середине бедра. В руках оборванка держала копье, которым только что проверяла прочность его задницы.

«Зачем ей столько юбок? – почему-то подумал Царьков, дурман из его головы пока не собирался выветриваться. – Ни себе чего! Мне еще и руки связали?!»

– Чего вылупился, мразь, бабы настоящей давно не видел? Встать, я сказала! – Она жестом показала, чего от него хочет. – Или сейчас…

Копье снова угодило в мягкое место.

Нереальность происходящего не позволяла Леониду сосредоточиться. Блуждающий взгляд перескакивал на местные раздражители. Сначала это была вонючая трава, затем орущая амазонка, теперь причинившее боль оружие.

Пленник с трудом поднялся. Только теперь он заметил, что пиджак и рубаха исчезли, остались лишь брюки и галстук. От обуви и носков его также зачем-то избавили.

«Стоит чуть-чуть вздремнуть – и тебя последних трусов лишат. Ничего не понимаю, может, я сплю?»

– Двигай туда! – крикнула дикарка и подтолкнула пленника древком копья. – Надо убираться подальше от зарослей мозговерта.

Царьков побрел в указанную сторону, но очень скоро зашипел от боли в ступнях. Ходить босиком было непросто.

– Ты вдобавок еще и хромоногий?!

Царьков сделал еще одно открытие: амазонка использует слова сразу двух языков, из тех, которым его научил Варио.

«Варио? Где я слышал это имя? А, говорящая ворона. Кажется, с ней мы топали по облакам. Расскажи кому – упекут в психушку. А эта пигалица куда вырядилась? Где-то снимают кино про индейцев? Но это не дает ей права приставать к солидным
Страница 9 из 25

людям».

– Стой, недоумок! Продышись немного! – скомандовала смуглянка. – И откуда ты здесь взялся такой светленький?

«Откуда я взялся?» – мысленно задал себе вопрос Царьков и разом замер.

Память быстро восстановила подробности, начиная с утренней встречи с нахальной вороной и заканчивая вспышкой молнии. Леонид снова взглянул на разбойницу. Ростом ему по грудь, черноволосая, с продолговатым лицом, на котором существенную часть занимал почти римский нос. Цвет глаз он определить сразу не сумел, что-то среднее между карими и зелеными.

«Интересно, они все тут низкорослые или мне повезло?»

– Че застыл? Умер со страху? – Она толкнула пленника кулаком.

– Девочка, чего тебе от меня нужно? – наконец тот догадался раскрыть рот.

– Что-о-о?!

Лицо дикарки вдруг резко изменилось, словно она увидела монстра. В следующее мгновение наконечник копья устремился в грудь Царькову. Он отпрыгнул в сторону, не устояв, упал на землю, затем был вынужден кататься по траве, чтобы не быть пронзенным.

Остыла амазонка так же быстро, как и закипела. Уперев тупой конец копья в ребра мужчины, она спросила:

– Так ты, видать, от лордов сбежал?

– От каких еще…

– Оттуда, – дикарка указала взглядом в небо.

– Да я скорее с земли буду.

– Не мели чушь, придурок!

– Сама ты дура! – не выдержал Леонид.

И тут же получил древком по бедру.

– Ты чего творишь?!

– Воспитываю раба. Будешь мне грубить – вообще убью. Ты на арене, наверное, и одного боя не продержишься, а потому пользы от тебя никакой.

– Я не раб, – воспротивился мужчина и получил второй раз.

– Смеешь мне перечить? Встать! – заорала амазонка.

Царьков почувствовал накатывающую волну ярости. Он довольно резво вскочил на ноги и тут же уперся животом в острие копья.

«Интересно, а куда подевался мой живот? Точно помню, еще вчера он был. Не скажу, что очень большой, но… Или я тут месяц провалялся? Тогда почему не умер с голоду?»

– Боишься? – Амазонка по-своему расценила изменившийся взгляд мужчины.

– Отстань. – Царьков продолжал изучать себя, обнаружив, что и ноги не такие, как обычно.

Вены, которые заметно выделялись на икрах, также стали незаметны.

«Что тут происходит? Может, мне втихаря тело подменили?»

Новый удар пришелся в плечо, но Леонид даже не дернулся. Тогда девица приставила лезвие копья к горлу и зашипела:

– Ты совсем с головой не ладишь?! Так, может, сразу ее и отрезать?

– Попробуй! Вдруг я тебе без головы больше понравлюсь? Кстати, а как она выглядит?

– Кто? – опешила смуглянка.

– Моя голова.

– Точно перенюхал мозговерта. Что ж мне так не везет? Прибить тебя, что ли? Так нет, вроде на земле неплохо вертелся, может, какой толк и выйдет. Ну почему, когда тебе так сильно нужен самец, попадается непонятно что… – Амазонка, казалось, разговаривала сама с собой.

– Тоже мне, нашла проблему.

– Закрой пасть, скот!

– Сама ты… животное. И вообще, хватит хамить. Я ведь и обидеться могу.

– Все, ты меня достал. Слушай внимательно! Ты – раб! Мой раб! И говорить тебе положено лишь пять слов! Запоминай: «жрать», «дай», «угу», «убью» и «мое». Пикнешь лишнего – убью, не выполнишь мой приказ – убью, побежишь – ну… в общем ты понял! А теперь я тебя спрашиваю, жить хочешь?!

– Угу, – ответил мужчина, хотя самого распирал смех.

– Лыбишься, гад? Получи! – Она ловким движением начертила копьем под правой ключицей кровавый след в виде косого креста.

Затем в ее руках оказался нож с широким лезвием, которое так же быстро избавило пленника от брюк. При этом ремень она портить не стала, сложив его к себе в небольшую сумку, висевшую на плече. Там же находился мобильник, наручные часы, кошелек и расческа.

В результате Леонид остался лишь в галстуке, и улыбаться сразу расхотелось.

Тесак смуглянка ловко спрятала где-то за спиной. И отошла на пару шагов полюбоваться деянием рук своих.

– Красавец, ничего не скажешь! – произнесла она насмешливо.

Связанные за спиной руки чесались, требовали действия, а тут… Голый, беспомощный. От унижения хотелось выть волком.

– Да ты соображаешь…

Удар по ногам поставил его на колени, затем возникла боль в затылке. Похоже, садистка угодила в то же место, куда неоднократно долбил Варио.

– Только пять слов. Иначе умрешь, но не быстро.

– Я не играю по чужим правилам.

Новое столкновение с древком отозвалось потемнением в глазах. В голове тут же возникло сомнение по поводу категоричности собственного высказывания. Однако отступать он не собирался. Восстановившимся зрением он отыскал амазонку и одарил таким взглядом, что ту передернуло. Даже шаг назад сделала. И тем не менее задала следующий вопрос:

– Ну что, звереныш, дальше будем спорить?

– Угу.

– Так, одно слово выучил, уже хорошо. Продолжим?

Вот сейчас Леонид сильно пожалел, что никогда серьезно не занимался боевыми искусствами, даже в драках не участвовал. В детстве как-то пару раз попал под раздачу, особенно запомнился удар одного негодяя в середину бедра, причинивший ему тогда жуткую боль. Такую же, как совсем недавно причинила амазонка.

– Убью!

– Хорошо. Так, глядишь, и все запомнишь. Надо лишь чаще по башке лупить.

Мужчина поднялся на ноги.

– Еще раз ударишь по голове – и ты труп. Запомни, второй раз повторять не буду.

– Сейчас проверим. – Она замахнулась и…

Царьков пригнулся, затем подпрыгнул на метр в высоту, избегая ударов, однако амазонка, развернувшись к нему спиной, ткнула тупым концом оружия в грудную клетку. Пришлось попятиться, дабы не свалиться.

– Ах ты … – грязно выругался Леонид по-русски.

То ли дамочка слишком задумалась, пытаясь понять сказанное, то ли не ожидала прыти от пленника, но тому удалось сократить дистанцию, увернуться от копья и ударить коленом в середину бедра незнакомки. Теперь уже взвыла она. Подножка сбила амазонку с ног, и стопа пленника дотронулась до ее горла.

– Лежать… – Он снова выругался. – Раздавлю, как гадюку.

Он говорил по-русски, но переспрашивать она не рискнула. Сейчас глазами мужчины на нее смотрела смерть. И все-таки духу убить женщину ему не хватило.

– Да пошла ты, – плюнул Царьков и, развернувшись, двинулся прочь.

Проклиная все на свете, он шел, ожидая последнего удара в спину. Но его не последовало. Пигалица обогнала пленника и преградила путь.

– Почему не убил? – спросила, глядя прямо в глаза.

– Не имею такой привычки.

– Ладно, бить больше не буду, но ты все равно пойдешь со мной.

– С какой стати?

– Без еды и оружия ты погибнешь. Или зверье сожрет, или попадешь в руки к моим подругам. Они точно убьют.

– Зачем было брюки резать?

– Я сейчас. – Она развязала шнурок на поясе и нацепила одну из своих юбок на Леонида. – Большего рабу не положено.

– Опять раб?

– Да. По-другому нельзя.

Теперь она практически уговаривала пленника принять ее условия.

– И долго это продлится?

– Пять дней, потом я что-нибудь придумаю. Пойдем, а?

– Веди. Ё-мейл тебе с вирусом!

– Погоди. – Она вернулась и прихватила спрятанный под кустом узел, еще совсем недавно бывший его рубашкой. В него же отправились и порезанные брюки.

По дороге Ортиана, как звали амазонку, рассказала, что ожидало рабов в ее
Страница 10 из 25

родной деревне. Сначала клетка, потом первый бой с дикарем нижнего яруса. После победы его переведут в конуру к хозяйке, а после третьего выигрыша она наденет на него вторую юбку и пустит в свой шалаш.

– Зачем? – задал дурацкий вопрос Царьков, пребывавший в состоянии глубокого безразличия.

– Я имею право зачать ребенка только от сильного самца. Таков закон. Женщина ловит дикаря, выставляет его на арену, если он хорош, пускает его к себе.

– А потом?

– Ты поможешь мне, я попробую помочь тебе. Ты же хочешь выбраться с нашего острова?

– Наверное.

«Меня еще и на остров угораздило попасть? И где тут море?»

– Я знаю, как это сделать.

– Так давай прямо сейчас этим и займемся.

– Ты у меня первый пленник. Думаешь, легко изловить дикаря? У нас четыре из пяти охотниц ни с чем возвращаются, а каждая восьмая вообще внизу остается. Не отпущу! – Она топнула ногой для убедительности.

– А почему ты решила, что я продержусь три боя?

– Мне же не удалось тебя убить, когда приняла за лорда, значит, и им не под силу. Главное – выиграть первую схватку.

По дороге в деревню амазонок она успела порассказать немало. Царьков узнал, что статус любой женщины тут определялся количеством ее дочерей. Чтобы их родить, требовалось поймать самца, причем не абы какого. Старики и дети в счет не шли, больные – тем более. Для отбора достойных существовала арена. Три выигрыша – и победитель получал вторую юбку и благосклонность хозяйки.

У Ортианы шансов повысить свой статус практически не было. Ее мать погибла еще до взросления дочери, сестер Наднебесный не дал, так что охотиться на самцов она могла лишь в одиночку, а о походах на большую землю не могло быть и речи. Выследить, поймать и главное – поднять наверх добычу одной не под силу. Помогать не станет никто, ведь даже родственники не всегда могут договориться, кому достанется «улов». Вот она и ходила по краю острова сразу после грозы, когда он опускался на высоту самых огромных деревьев – по ним изредка наверх забирались самые отчаянные дикари.

Слушая рассказ аборигенки, Леониду казалось, что он не все правильно понимает. Смесь слов из двух недавно освоенных языков в переводе затруднений не вызывала, но острова, которые, опускаясь, касаются верхушек деревьев…

– Что такое этот ваш остров? Что значит, опускается? Тонет, что ли?

– Эй, а ты точно не больной? – с опаской посмотрела на него Ортиана.

Пришлось тему закрыть. Тем более где-то вдали загрохотало. Царьков посмотрел на небо. Ни единой тучки. Но откуда тогда гром? Или тут что-то другое?

– Гроза?

– Конечно.

– А почему туч не видно?

– Раб, ты сколько времени провалялся в мозговерте? Совсем память потерял? Здесь, в Долине Гроз, громыхает по нескольку раз на дню. А тучи там, – она указала в сторону леса. – Просто за деревьями их не видно.

На краю деревни их встретили совсем молоденькие девчонки. Они с восхищением глядели на охотницу и ее добычу. Ортиана сразу приосанилась и теперь шла, расправив плечи. Но стоило поравняться с первыми шалашами, появились совсем другие зрители.

– Ты гляди, кто идет! Никак наша пигалица кого-то изловила? Да быть того не может! Ортиана, сознайся, небось дикаря измором взяла? Так за тобой бежал, что умаялся, сердечный. Ой, какой бледненький!

Дорогу им перегородили три барышни. Их одежда выглядела чуть ярче, особенно топы, которые были сделаны из менее грубой ткани. Самая низкорослая оказалась на голову выше Ортианы.

– Посторонись, Игриада, зашибу ненароком.

– Ой, какие мы грозные! Только непонятно, почему самец у тебя такой хилый? Прямо задохлик.

– Мой задохлик твоего вчерашнего громилу за один присест слопает.

– Такой сильный, что даже юбку у тебя забрал?

– Не отобрал, а заработал.

Одна из товарок Игриады потянула руку к «юбке» Царькова.

– Мое! – рявкнул тот, взглянув на женщину исподлобья.

– Ой, девочки, я его боюсь.

– И правильно делаешь, – сказала коротышка. – Пошли, Звереныш.

«Надо было еще кличку с ней оговорить, – поморщился Царьков. – Несолидно мужику за сорок так называться».

Парочка продефилировала через полдеревни, добравшись до центральной площади. Чего только не услышал про себя Леонид! Отзывы были в основном нелестными. И ростом он не вышел и статью, опять же бледность у многих вызывала опасения, не болен ли самец. В душе Царькова росла тревога. Он теперь уже не считал, что сумеет победить. Утешало одно – бои велись не до смерти. Главное было трижды повалить соперника на землю.

– Пока ты будешь жить здесь. – Ортиана подвела раба к клеткам.

Разглядеть новое жилище Леонид не успел. Сзади раздались шаркающие шаги. Он обернулся.

– Привела? – Страшная худощавая старуха, улыбаясь беззубым ртом, рассматривала нового постояльца. – Где откопала?

– На закатной стороне.

– Не больной?

– Да здоров вроде.

– Сейчас глянем.

Бабка покопалась в мешочках, висевших на поясе. Набрала по щепотке измельченной высушенной травы и передала охотнице.

– Дай ему понюхать.

Царьков чихнул так, аж уши заложило.

– Здоров твой самец. Причем гораздо здоровее тех, кого другие вчера и сегодня приволокли.

– Он их победит? – с надеждой спросила Ортиана.

– Если ума хватит. Больше тебе надеяться не на что. Заводи в пятую клеть. Кормить надо? – буднично спросила смотрительница за рабами.

– А как лучше? Может, после боя?

– Жрать! – не выдержал Леонид, которого голод мучил еще до злопамятного приземления.

– А он точно с мозгами. Ладно, девка, ступай домой. Вечером увидишь раба в деле. Веревка ему зачем? – старуха указала на галстук.

– Красиво, – объяснила амазонка.

Мужчине развязали руки уже внутри домика и оставили одного.

«Вот и до клетки докатился, – поздравил себя Царьков, разглядывая одну из стен своего жилища. Она состояла из связанных крест-накрест тонкой бечевой деревянных прутьев типа бамбука толщиной в два пальца. – Так он должен быть легким! Я эту коробку, наверное, сам приподнять смогу…»

Осуществить задуманное не получилось – клетка в нескольких местах оказалась привязанной к вбитым в землю кольям. Замков на дверце пленник не заметил, она запиралась с помощью веревки, которой обматывали прутья калитки и домика.

«Почти первобытное общество. Тогда непонятно, откуда дамочки тряпки на одежду берут и металл для оружия».

Старуха принесла какое-то месиво на плоском металлическом листе с загнутыми по всему контуру краями.

«Это чтобы дикарь не порезался? – спросил он себя, сам же и ответил: – Ценят тут нашего брата!»

Еда выглядела неприглядно, запах аппетита не добавлял, но этого и не требовалось. Начав есть, Царьков не смог остановиться, пока не закончил. А когда проглотил последнюю пригоршню кашеобразной массы, увидел, что поднос отполирован до зеркального блеска.

«Странно. Бегают полуголые с ножами и копьями, а блюда у них изготовлены на автоматизированном производстве?»

Он перевернул поднос и ахнул. Такого собственного отражения он лет двадцать не видел. Даже потрогал рукой лоб, потерявший практически все морщины, и виски без единого седого волоска. Тут же вспомнил про ноги, желудок, ранее нывший после каждого приема пищи,
Страница 11 из 25

а нынче даже не напомнивший о своем существовании. Объедки каши оставили след на лице, и Леонид попытался найти что-то взамен салфетки. Ладони он в итоге вытер об юбку, а для лба и губ использовал забытый на его шее галстук.

– А ты не так прост, Звереныш. – Голос старухи заставил Царькова вздрогнуть.

Пленник настолько увлекся новыми открытиями, что не заметил приближения смотрительницы. Да и она на этот раз подобралась без присущего шарканья.

– И речь нашу хорошо понимаешь, и говорить наверняка обучен. Кивни, если я права.

Он машинально выполнил просьбу и лишь потом подумал о содеянном.

– А ну глянь мне в глаза, – властно приказала старуха.

Царьков опять подчинился. Он увидел черные зрачки пожилой женщины и попытался определить, какого цвета у нее глаза. Сначала показалось, что радужка серая, уже в следующее мгновение – синяя, потом проявился цвет листвы. Еще чуть-чуть – и кроме глаз он уже ничего не видел.

– Хорошо, очень хорошо, Звереныш. – Ее голос выудил мужчину из омута какого-то нереального состояния.

Леонид вроде и не спал, но лавина образов, которая хлынула в сознание, устроила там жуткую мешанину. Были здесь и люди, и животные, и птицы. Ладно бы он еще знал кого-либо из них или видел ранее по телевизору. Мужчина испуганно отодвинулся от решетки.

– Не бойся, не выдам. – Бабка расплылась в улыбке. – Однако за это придется отработать. Не волнуйся, тебе понравится. Договорились?

Он снова машинально кивнул.

Смотрительница развернулась и пошла, виляя задницей, словно на демонстрации мод. Про поднос она забыла, хотя приходила именно за ним.

«Ё-мейл ее послать на порносайт! А этой чего от меня надо? Она вообще в своем уме? Мне даже обновленного здоровья не хватит, чтобы столько выпить! Хотя чего я сразу о плохом? Может, ей просто огород вскопать надо или дров наколоть?»

Немного успокоившись, Леонид вернулся к прерванному занятию. Он прислонил зеркало к прутьям клетки, встал и продолжил осмотр.

«Ни себе чего! Неужели это я?! Точно сон. Или мне только так кажется? Что это, гипноз? Так меня он вроде не брал никогда. Или в кашу какой травки наложили? С них станется. Может, пилюли Варио так подействовали? Съел – и двадцать лет долой! А вместе с годами еще и мозгов поубавили. Иначе бы я на авантюру коротышки ни за что не согласился и со старухой в гляделки не играл».

Около минуты Царьков знакомился с обновленным телом, отмечая изменения. Нет, он не стал качком или мощным атлетом, но отсутствие живота и наличие мышц там, где еще недавно имелись лишь жалкие намеки, явно добавили новоиспеченному рабу настроения. Единственное, что укрылось от внимания бледнокожего пленника, это большой солнечный зайчик, который его зеркало остановило на другом узнике, поднявшемся через одну клетку за спиной. Крупный мужчина без следов волосяного покрова на лице жмурился от яркого света, но упрямо не сходил с места.

– Убью!!! – наконец не выдержал он, и Леонида передернуло от неожиданности.

«Мама, роди меня обратно!» – мысленно воскликнул он, враз поняв суть клички «Звереныш».

По сравнению с тем, кого он сейчас видел…

«Плечи с метр, не меньше, руки почти до колен достают, кулаки – прямо арбузы. И это человек?!»

У страха, конечно, глаза велики, и Царькову смуглый амбал казался крупнее, чем был на самом деле. Но все равно в сравнении с дикарем Леонид явно проигрывал. Как минимум раза в полтора по всем габаритам, кроме разве что роста. Здесь отличие было всего на голову.

«Это мне такого нужно одолеть? Да мой удар ему что комариный укус. Ну, Ортиана, ну удружила! Лучше бы копьем на тот свет отправила, не так больно».

– Убью!!! – снова заорал дикарь.

Леонид наконец понял причину его неистовства, солнце било в глаза громиле, а сам он не догадался отойти в сторону. Царьков положил зеркало на землю. Мужлан пару раз смерил шагами клетку и успокоился, усевшись возле ограды. Правда, глаз с обидчика теперь не спускал. Пришлось развернуться спиной, чтобы не видеть страшилище. Приблизительно в таком положении он и просидел до вечера. За это время еще дважды доносились звуки грома. Один раз с запада, второй с юга, но тучи на небе так и не показались.

Четыре амазонки и старуха появились ближе к закату. Под конвоем они повели пленника на так называемую арену. На самом деле это была яма диаметром метров двадцать и глубиной в человеческий рост, над которой полусферой возвышался сетчатый купол из бамбука. С двух сторон к сооружению под уклоном подходили прокопанные коридоры. Через один из них как раз выносили бесчувственное тело проигравшего. Носильщиками являлись те же дикари, только на каждом висело по три юбки.

«А бедняга-то почти такой же, как я. Чуть-чуть крупнее и с прической. Вот бы мне сейчас такой же попался».

Спускаясь в яму, Царьков никак не мог справиться с дрожью в коленях. Он смотрел только себе под ноги. Судя по утоптанной дорожке, ходили здесь часто, трава росла лишь по краям.

Уклон закончился, за спиной опустилась решетчатая перегородка, отрезав путь назад. Леонид оторвал взгляд от земли. Напротив стоял лысый дикарь, не такой громадный, как сосед по клетке, но достаточно здоровый, чтобы внушать страх. Из одежды на нем не было даже фигового листа.

«Прямо как на олимпиаде в Древней Греции, – подумал Царьков. – Ничего не должно помешать спортивным успехам».

Соперник не проявлял агрессии, осматривая столпившихся за куполом по краю женщин. Наверное, присматривал себе по вкусу.

Царьков также взглянул наверх. Нашел глазами свою хозяйку. Она стояла с напряженным лицом, ухватившись обеими руками за копье.

«Волнуется, наверное, – подумал Леонид. – А тут у них прямо бой гладиаторов, только те имели оружие и сражались, как правило, до смерти. Здесь уничтожать ценный материал не спешат, ё-мейл их через вай-фай! Устроили селективный отбор, а заодно и зрелище. В левом углу ринга темнокожий боец по кличке Монстр, в правом – бледнолицый Звереныш. Делайте ваши ставки, господа. Я бы поставил на темную лошадку. Во-первых, она массивнее, а во-вторых, слишком уж спокойно себя ведет. А тут душа готова в любую минуту не то что в пятки – под землю зарыться».

Затишье закончилось быстро. Сквозь решетку просунули копья и принялись тыкать ими соперников. Бледнокожий раб просто отошел от амазонок на безопасную дистанцию, а с дикарем случился приступ бешенства. Ощутив боль, он увидел перед собой человека и посчитал его виновником страданий.

– Убью! – заорал темнокожий, ударив себя кулаком в грудь.

Царьков не был готов к столь разительным переменам. Он, правда, попытался достойно ответить на вызов, но из горла не вырвалось ни звука. Видимо, окостенели не только мышцы, но и голосовые связки.

Монстр, как окрестил его Звереныш, не стал ждать ответа и пошел на сближение. Отяжелевшие ноги все-таки нашли в себе силы сдвинуть раба Ортианы с места. Со скоростью черепахи он пятился назад, а противник шел, как лавина, бездумная и беспощадная. Налитые кровью глаза буквально впились в жертву, которая остановилась, упершись спиной в перегородку.

«Сейчас точно убьет!» – промелькнула мысль, она же взорвала панцирь оцепенения,
Страница 12 из 25

сковавший тело Леонида.

Бледнокожий дернулся за миг до встречи с кулаком дикаря, затем отпрыгнул в сторону, уклоняясь от второго. Оказавшись сбоку от Монстра, Звереныш увидел странную картину. Амбал застрял в решетке обеими руками. Кулаки проскочили в ячейки бамбуковой перегородки, а обратно не выходили. Разожми он пальцы, и сразу получил бы свободу, однако все возрастающая ярость затуманила и без того скудные мозги. Монстр тянул к себе ловушку все сильнее и сильнее.

«И что теперь с ним делать?» – пришел в себя Царьков.

Мстя за недавний страх, он отвесил сопернику пенделя. Видимо, задница у дикаря оказалась чувствительным местом.

– Убью!!! – заорал он громче прежнего и дернул решетку так, что та не выдержала, выскочив из захватов.

Здоровяк оказался на земле, но долго валяться не собирался. Поднялся вместе с перегородкой, определил, где враг, и – вперед. Два шага – и он снова на земле. Упрямо встал и опять упал. Скованный по рукам решеткой, мускулистый дикарь выглядел со стороны беспомощным, но его глаза были наполнены яростью. Барахтаясь на земле, он никак не мог освободиться от коварной ловушки. Обида, злость и отчаяние нашли выход в душераздирающем вопле аборигена. Его тут же поддержали другие глотки со стороны деревни. Затем наступила мертвая тишина. Через секунду в ней отчетливо прозвучало негромкое «фьють». Одна из амазонок выстрелила дротиком в поверженного из духовой трубки. Скорее всего, чем-то успокаивающим. У того сразу разжались кулаки, и руки обрели свободу. Казалось бы, радуйся жизни, что все хорошо закончилось. Ан нет. Неожиданная свобода обеспечила новый прилив адреналина, вытеснив из крови снотворное. Амбал поднялся и яростно бросился на обидчика.

Однако теперь Царьков воспринимал соперника совсем иначе. Сковывающего страха как не бывало, наоборот, появился азарт преодоления первого по-настоящему серьезного испытания. Леонид сделал вид, что кинулся наутек, но стоило преследователю сократить дистанцию до минимума, Звереныш мгновенно присел на четвереньки и подал корпус навстречу надвигавшейся туше. Споткнувшись, гора мышц растянулась на земле.

«Теперь с чистой совестью могу записать одно очко в свою пользу», – усмехнулся Звереныш, потирая ушибленный бок.

Несмотря на то что в здоровяка еще дважды выстрелили успокоительным, останавливаться он не желал. Снова поднялся, расставил руки во всю ширь и упрямо пошел на противника.

«Попаду в объятия – задушит. Но и бегать больше не буду, чай, не мальчик».

Царьков повторил жест врага и двинулся на сближение. Правда, братания не получилось. В шаге от противника Леонид поднырнул под правую руку дикаря и ударил под колено. Амбал еще пытался удержать равновесие, когда мощный толчок довершил дело. Монстр был повержен. Оказавшись на земле, он захрапел. Похоже, заснул еще в падении.

«Зря я не поставил на Звереныша, – мысленно упрекнул себя Леонид. – Темная лошадка не всегда приходит первой».

Глава 4

Летающий остров

– Высокий лорд ждет вас, господин первый министр, – доложил слуга, встретив раннего гостя возле ворот шикарного особняка. – Прошу следовать за мной.

Род Марров владел пятым по величине и третьим по значимости островом Кардома. Полет на челноке из столицы до ближайшего к резиденции Дио причала занял всего полчаса, еще столько же ушло на путешествие в карете, и вот оно, здание из голубого камня, который использовался для постройки домов только самых знатных особ королевства.

– Рад приветствовать лорда чистого неба, главу древнейшего рода, достойнейшего из достойных владык Кардома.

– Садись, Шрео. Давай опустим ненужный официоз, у меня мало времени. Какие дела потребовали моего участия?

Со стороны прием выглядел довольно холодным, но если учитывать разделявшую собеседников иерархическую пропасть, то встречу можно было считать почти задушевной. Министр занял место в кресле напротив хозяина кабинета.

– Я уже докладывал вам о некоторых беседах с именитыми вельможами, предлагавшими свое видение ближайшего будущего Кардома. Ни они сами, ни их предложения ничего по-настоящему стоящего не представляли – все сводилось к привлечению вооруженных сил королевства на свою сторону, якобы для поддержания порядка в стране. Однако вчера у меня состоялся разговор иного рода. Тема военных в нем даже не затрагивалась, визитер не просил помощи, наоборот, предложил участие в прибыльном деле, которое, полагаю, действительно способно сократить масштабы надвигающейся катастрофы.

– Прибыльном? – усмехнулся лорд.

Дио, хоть и был всего на восемь лет моложе собеседника, выглядел словно двадцатипятилетний, но лишь до того момента как начинал говорить. Голос, манера речи и холодный взгляд голубых глаз моментально выдавали возраст.

– Речь шла о стратегическом товаре, поступление которого на острова предлагалось существенно ограничить или временно прекратить.

– Фиал? Но это же государственные поставки! Иными словами, вы замыслили преступление против короля?

– Я присягал на верность его величеству и не нарушу присягу даже под угрозой смерти. Пока жив Куо, никаких серьезных перебоев не произойдет.

– Ты услышан. – Лорд поднял ладонь, давая понять, что желает поразмышлять в тишине. Через пару минут Дио продолжил: – Неудачная экспедиция добытчиков вполне способна поднять цены. Что обычно делается в подобной ситуации?

– Вниз направляется резервный отряд. По срокам это еще минимум две декады.

– Если и его постигнет неудача, владыки начнут нанимать волонтеров для самостоятельной добычи. Новичкам понадобится гораздо больше времени, и объемы добычи будут на порядок ниже. В результате на островах, куда фиал поступает только по государственным каналам, гарантированно возникнут волнения.

– Это почти половина территории Кардома, – добавил чиновник.

Высокий лорд кивнул, соглашаясь, но продолжать беседу не спешил. Фиал действительно являлся одним из важнейших товаров для островов, и не только потому, что способствовал улучшению их летных качеств. Из растения производили лекарства, косметические мази и приправы ко многим кушаньям. Стоит ему исчезнуть из продажи, и…

– Возникшая смута не позволит владыкам неспокойных островов встрять в полноценную борьбу за власть. Умно. Мне даже захотелось узнать имя твоего собеседника, а лучше – сразу того, кто за ним стоит. Как думаешь, это один из двенадцати?

– Затрудняюсь ответить. С одной стороны, он наверняка обладает рычагами воздействия на правительственных поставщиков фиала в обход меня.

– Это понятно.

– С другой, не является достаточно значимой фигурой. Такой, которая может реально претендовать на власть.

– Поэтому его люди вышли на тебя и просили переговорить со мной?

– Я был уверен, что вы догадаетесь, лорд.

– Тут большого ума не надо, – отмахнулся от лести вельможа. – Скажи лучше, твой визитер имен не называл?

– Упомянул троих, скорее всего не имеющих к заговору никакого отношения.

– Разумно, – кивнул Дио. – Они хотят, чтобы я возглавил заговор. Забавное предложение. Ты представляешь последствия моего отказа?

– Вполне. Несчастный случай
Страница 13 из 25

подстроят мне и, возможно, вчерашнему визитеру, королю постараются ускорить увядание, не обойдут стороной и леди Каару, которая не дает отца в обиду.

– Она продолжает удерживать его между жизнью и смертью?

– Делает все возможное, но…

– Если человек решил окончить свой путь, надо уважать его решение. Правителю перевалило за сто шестьдесят. В эти годы потеря близкого человека у любого мозги наизнанку вывернет. Ты присмотри за принцессой, она не должна пострадать.

– Будет сделано, лорд.

– Хорошо, вернемся к делам. Когда от тебя ждут ответа?

– Не позднее завтрашнего дня, но уверен, что спросят о вашем решении, как только я вернусь в столицу.

– Тогда передай, что я заинтересован и желаю переговорить с кем-либо из сведущих. Разговор состоится через два дня, когда я прибуду на раут по случаю представления нового посла Чирхазы. Все контакты только через тебя.

– Благодарю, владыка.

– Не стоит. У тебя все?

– По этому делу – да. Второе мы, наверное, не успеем обсудить?

– Суть?

– Тайные операции леди Каары за Мембраной.

– Умеешь ты удивлять, первый министр. – Дио нажал на большую желтую кнопку и, когда в кабинете появился секретарь, спросил: – Кто сейчас в приемной?

– Милорд Флио.

– Перенеси его визит на конец дня.

– Слушаюсь.

– Четверти часа хватит? – спросил вельможа.

– Постараюсь уложиться.

– Тогда давай.

– Три декады назад Каара отправила за Мембрану Варио. Вчера он вернулся. Доложил о прибытии и бесследно исчез в Долине Гроз. Само по себе событие довольно ординарное, если бы не реакция на него принцессы. Леди развернула небывало кипучую деятельность, чтобы найти пропажу. На поиски Варио отправлены лучшие ищейки и егеря, хотя я не вижу в этом смысла. Если он жив, то сам доберется до столицы, если мертв, мы вряд ли его обнаружим.

– Значит, дело не только в посланнике, – пришел к выводу высокий лорд.

– Вот и я так решил, а потому провел небольшое расследование. Выяснилось, за Мембрану в то же время отправились еще два посланника. – По дороге к вельможе Шрео изучил отчет дознавателей и теперь знал гораздо больше, чем накануне вечером. – Оба всегда действуют в одиночку, совершая успешные переходы за Мембрану с частными заказами, характер которых не разглашается. Резонно предположить, что Каара хотела достать нечто редкое даже для мира чужаков. Однако всплыло одно странное обстоятельство: все трое отправились за Мембрану на челноках. Честно говоря, до сегодняшнего дня я вообще не знал о существовании законсервированного причала на восточной окраине Долины Гроз. Откуда о нем известно принцессе, понятия не имею.

– Я рассказал, – негромко произнес Дио. – Этот причал – дело рук моего прапрадеда. В годы его молодости наиболее отчаянные лорды еще летали за Мембрану. Некоторым даже удавалось вернуться. Однако после того, как один из путешественников принес оттуда неизвестную заразу и стал виновником разразившейся эпидемии, унесшей тысячи жизней, переходы людей запретили, а информацию о причале засекретили. Пожалуй, о нем известно только следственному отделу. Выходит, то, за чем посылала принцесса, в клюве не уместится. А сама она ничего не говорила?

– Нет.

– Странно, раньше Каара тебе доверяла.

– И я так думал, а вчера случайно узнал, что принцесса наняла милорда Прао.

– Следопыта?

– Да. Лучшего специалиста по островам Долины Гроз.

– Скажи, Шрео, где с момента гибели матери чаще всего пропадала леди Каара?

– Я не имею возможности отслеживать каждый шаг принцессы, но ее часто видели в архивах королевской библиотеки.

– Все-таки докопалась до мемориальных записей рода Руххов…

– Я должен об этом что-нибудь знать?

– К сожалению, нет, первый министр. Не хотелось, чтобы и Каара об этом знала, но тут уже ничего не поделаешь. Одно могу сказать определенно – она в еще большей опасности, чем я думал.

– И что в связи с этим делать мне?

– Выполнять свой долг. А я через два дня обязательно с ней встречусь. Предупреждать о моем визите не стоит.

– Как скажете, высокий лорд.

Благодаря первой победе статус Царькова изменился. Из дикого зверя его определили в домашние. Клетку сменил тесный шалаш, напоминавший Леониду собачью будку. Руки связывать не стали, однако на ногу надели цепь.

«Пригласили к некой леди, а попал в деревню амазонок, да еще рабом. Грозят учинить сексуальное насилие, но перед этим объект должен показать себя в драке. Они, видать, считают, что если в трех схватках не покалечат физически, то моральные пытки выдержу тем более. А вдруг у меня душа тонкая, возвышенная, и от сказанного вслух слова «ягодица» на другую букву я краснею. Нет, из этого дурдома нужно делать ноги. И чем быстрее, тем лучше. Не знаю, что там себе надумала старушенция, но ей я живым не дамся».

Утром бабка заходила проверить состояние раба после первого боя. Осмотрела зубы, уши, снова пыталась играть в гляделки, однако на этот раз Звереныш не рискнул с ней состязаться. На прощанье гостья дернула Царькова за галстук, ехидно подмигнула и приказала Ортиане привести добычу вечером для проведения каких-то процедур.

Сразу после ухода старухи Леонид снял галстук, обмотал его вокруг левой руки и завязал узлом. Это была единственная вещь, которая осталась у него от родного мира. Серебряную цепь, скорее всего, прикарманила нынешняя хозяйка вместе с кошельком, мобильником и часами. Похоже, все вещи пойдут в дело. По крайней мере, сегодня Ортиана на рассвете вышла в новом топе, сшитом из его пиджака, и нацепила еще одну юбку, в которую превратилась его рубашка.

Зверенышу надоело валяться в «будке», и он выбрался на небольшое пространство возле шалаша рабовладелицы. Подворье было огорожено вбитыми в землю деревянными колышками, соединенными между собой длинными, тонкими жердинами. Высота забора не достигала и метра, поэтому перескочить через него не смог бы разве что ребенок, но тому не составило бы труда пробраться и между кольями. Ограда здесь лишь обозначала границы земельных владений амазонки, не являясь препятствием для кого-либо.

– Смотри-смотри, выполз. Как он тебе?

– Не очень. Мне нравятся крупные самцы, а этот…

– Зато у него лицо нестрашное.

– Подумаешь, лицо у дикаря – не самое важное.

Когда Леонид сообразил, что обсуждают его девчонки, которым едва исполнилось двенадцать, стало не по себе. Очень захотелось ответить, но набор из пяти слов не позволял донести до пигалиц нужную информацию, а тут…

Около забора собралось пятеро. Две постарше вели обсуждение достоинств и недостатков нового раба, остальные просто смотрели, причем одна держала на плече крупную ворону и пыталась той что-то объяснить шепотом.

– Огсиена, перестань болтать с птицем, все равно он никогда не заговорит. Лучше из него суп сварить.

– Он мой. Я его нашла и… и… все! – Девчушка для убедительности топнула ногой.

– Ну и ладно. Мяса там все равно мало, да и невкусное оно.

Одеяние детей мало чем отличалось от костюмов взрослых. Разве что юбок носили по две, и свободные топы доставали почти до пояса, видать, шились на вырост. Ворона с ромбовидным пятном сидела поверх мешковины. Глаза закрыты, клюв
Страница 14 из 25

опущен. Казалось, птица спит, а чтобы не улетела, ее привязали веревкой к руке ребенка.

– Дай мое, угу? – произнес Царьков, указав на пернатого.

– Нет! – Огсиена еще раз топнула ногой.

– Чего приперлись? – вышла из шалаша Ортиана. – На раба поглазеть?

– А что, нельзя?

– Смотрите, если других дел нет.

Леонид повернулся к хозяйке и приблизился к ней почти вплотную.

– Сейчас точно ударит, он же дикий, – испуганно донеслось от ограды.

– Мне нужна та птица, – совсем тихо произнес Звереныш. – Или я не буду драться в следующий раз.

– Звереныш, а ну на место! – прикрикнула амазонка, и раб побрел к своему шалашу.

– Огсиена, хочешь погладить Звереныша?

– А он не укусит?

– При мне – нет, он меня боится.

– Хочу.

– Могу устроить в обмен на пернатого.

– Тогда… тогда, – девчушка разволновалась, – два раза. Сейчас и в полдень. – Она опять топнула ногой.

– Договорились, заходи, если не боишься.

Превозмогая страх, девчушка зашла за ограду. Ортиана поманила раба пальцем и приказала ему опуститься на четвереньки. Леонид спиной почувствовал прикосновение дрожавшей ладони.

– Ах! – не выдержал кто-то из зрителей.

Царьков бросил мимолетный взгляд на подружек обладательницы вороны. Не надо считаться физиономистом, чтобы прочитать зависть на их лицах.

«Если сейчас рявкнуть, визгу, наверное, будет… Не стоит экспериментировать. Во-первых, ребенок мне ничего плохого не сделал, а во-вторых, уши жалко. До чего я докатился! Стою на четвереньках, дети гладят, как пса. А впрочем, почему как? Цепь есть, забор имеется, будка – пожалуйста. Осталось только еще покусать кого-нибудь, чтобы посчитали бешеной собакой да прибили».

– А он хороший. – Девочка осмелела и коснулась ладошкой головы.

– Ну все, хватит. Приходи в полдень. – Ортиана забрала ворону, ловко перерезав веревку тесаком.

– Ага, я обязательно приду. – Девочка вышла с гордо поднятой головой.

Птицу Ортиана отнесла в свой шалаш, пообещав ночью передать в руки раба. Леонид хотел было возмутиться, но хозяйка спешила покинуть дом, разговора не получилось.

В деревне существовала трудовая повинность, и каждая из амазонок должна была ее отрабатывать. Сегодня дюжина аборигенок отправлялась обновлять ограду на северной окраине деревни. Внешний заборчик, как и положено, предназначался для охраны и состоял из трех рядов кольев, опоясывающих селение воинственных дамочек.

Опасных зверей и насекомых на тяжелых островах Долины Гроз водилось немало, а после грозы появлялись еще и гости с нижних ярусов, которые перебирались наверх, используя деревья-гиганты. Хищники с земли были крупнее и прожорливее, наверное, из-за повышенного содержания кислорода в воздухе. Первые дни после разгула стихии они вели себя весьма агрессивно, стараясь насытиться до того момента, как остров начнет подниматься ввысь. Затем твари убегали обратно, а кто не успевал, впадали в спячку, найдя укромное место.

Царькову крупно повезло, что место его падения на краю острова находилось вдали от крон исполинов, соприкоснувшихся с летающей глыбой после грозы. Вторым существенным обстоятельством, позволившим выжить, оказались молодые поросли мозговерта. Растение усыпляло мелких хищников, а крупных отпугивало дурманящим ароматом. Благодаря амазонке, которая вытащила Леонида из убийственного дурмана, он и остался жив, сам бы без посторонней помощи наверняка уже не проснулся.

Что случилось с Варио, путешественник не знал, но, увидев его на плече девочки, решил вызволить. Все-таки единственный знакомый в этом странном мире. Почему посыльный леди Каары не открыл глаз, даже когда его забрали у ребенка, еще следовало выяснить.

Цепь не позволяла подобраться близко к шалашу, так что поговорить с вороной не удалось. Мужчина побродил по подворью и через некоторое время устроился в будке. Проснулся он от детских голосов.

– Ну и где твой Звереныш?

– Он не ее.

– Но Огсиена хвалилась его погладить. Врала?

– И ничего я не обманывала. Просто он в домик спрятался.

Царьков выбрался из шалаша и увидел целую толпу девочек. Наверное, прибыли со всей деревни.

– Вот он и вылез. Можешь идти и гладить, если не трусишь, конечно.

– Я не боюсь. Он хороший.

– Этот хороший тебя сожрет и не подавится.

– Нет, – топнула ножкой бывшая хозяйка Варио.

– Тогда почему стоишь? Иди и покажи, какая ты смелая.

Леонид уселся, рассматривая малолетнюю аудиторию. Ему стало интересно, чем закончится это действо. Те самые более взрослые девицы, которые утром обсуждали его внешность, теперь провоцировали младшую на глупый и опасный поступок.

Несколько секунд – и Огсиена оказалась внутри ограды. Вот теперь подруги испугались.

– Вернись сейчас же, он тебя убьет!

– Нет. – Девочка упрямо шагала к рабу. – Звереныш хороший?

– Угу, – кивнул он.

Девочка осторожно потянула руку к голове Царькова. Потом опасливо коснулась прически.

– Я же говорила, он хороший.

– Так его, видать, соком упокой-травы напоили, – сделала вывод вторая из подруг малышки и полезла на подворье. – Его любая может не только гладить, но и ногами пинать.

– Убь-ю-у-у!!! – проревел Леонид, возмутившись от столь вопиющего хамства.

Он дернулся к обнаглевшей девице. Зевак как ветром сдуло. Осталась лишь Огсиена.

– Звереныш, ты хороший, – улыбнувшись, сказала она. – А они злые.

– Угу, – согласился мужчина.

Когда на выручку прибежали дамы с копьями, они застали весьма забавную картинку. Мужчина двигался на четвереньках, катая на спине смеющуюся наездницу.

– Непохоже, что раб откусил ей голову, – усмехнулась одна из амазонок.

– Звереныш, ты что вытворяешь?! – раздался удивленный возглас Ортианы.

– Похоже, мелкая решила у тебя раба отобрать, смотри, как он ее слушается, – подала голос другая.

Ее Леонид видел вчера, даже имя запомнил.

– Погладила? Теперь беги домой, – неласково обратилась хозяйка Царькова к девчонке.

– А можно я завтра приду? – не испугалась грозного тона юная всадница.

– Нет. Хватит. Завтра ему к бою готовиться нужно. Звереныш, на место!

Мужчина встал и нехотя побрел к шалашику, раздумывая по пути на тему: не покусать ли кого. Амазонки, прибежавшие спасать ребенка, с недоумением уставились на диковинку. Один из внимательных взглядов Царьков перехватил, и это сразу вызвало необъяснимое волнение в душе. Не потому, что изучала его весьма привлекательная особа, многие из них были почти красавицами, а из-за того, как она смотрела. Белокурая амазонка явно видела в нем не животное и не самца.

– Чего вылупились?! Свои рабы наскучили, так могу поменять. Одного моего на двух ваших.

– Еще чего! Наши уже себя показали, а твоему только нянькой у малых деток быть. На остальное, видать, совсем не годен, – ответила Игриада.

– Еще как годен…

– Откуда знаешь? Хочешь сказать, закон нарушила?

– И не думала. Звереныша по стати видать. Настоящий самец, а не бесформенная гора мяса.

– Вот-вот, и мяса в нем почти нет. Случись набег, он и для заслона не сгодится. Сожрут, не замедлив хода. – Крупная амазонка развернулась и пошла прочь.

Две ее подруги двинулись следом. А белокурая задержалась.

– Красивый у тебя
Страница 15 из 25

наряд, – оценила она новую одежду Ортианы.

– Да вот, сподобилась, – улыбнулась та.

– И где ты нашла такое чудо? – Блондинка кивнула в сторону раба.

– И ты туда же, Елкуара. Не стоит издеваться.

– И не думаю. Говорят, он первую победу одержал?

– Было дело. Вчера не видела?

– Нет. В лес ходила.

– Опять на ночь глядя? И не страшно?

– Есть немного. Но я долго по земле не хожу. Влезу на дерево и смотрю. Опять же до захода солнца стараюсь вернуться.

Царьков забрался в шалаш, но оттуда очень внимательно слушал разговор и наблюдал за женщинами сквозь щели в незатейливом строении из ветвей и листьев. Ему очень хотелось разобраться в обстановке, не раскрывая своего истинного лица. И причины тому имелись нешуточные. Когда его приняли за некоего лорда, копье чуть не наделало дырок в теле. Как здесь поступали с чужаками, проверять на себе желания не было.

– Что плохого в лесу?

– Заметила скопление нижних тварей.

– Далеко? – заволновалась Ортиана.

– Полчаса ходу на юг от деревни.

– Много?

– Не знаю. Так близко, чтобы посчитать, я не подбиралась. Просто в небе краснокрылы кружили. Они всегда за пришельцами следят.

– Только бы они сюда не рванули. Полдеревни с утра на охоту поплелось. Не отобьемся.

– Почему сегодня?

– Старая ведьма сказала, остров завтра начнет подниматься.

Леонид снова задумался о месте, где оказался. С одной стороны, если тут можно ходить по облакам, то летающие острова не кажутся чем-то из ряда вон. Опять же, упади он на землю с той высоты, на которой находился во время удара молнии, выжить шансов не было.

Между тем женщины обсуждали, как им действовать, если зверье устремится к деревне. Получалось, что лучшим вариантом спасения была та самая арена, где проходили бои.

– Зря вы самцов на тварей не пускаете. Они же как-то выживают среди монстров внизу.

– Законы нарушать нельзя. Разве в твоем племени не так было?

– Думаешь, я помню?

– Неужели память до сих пор не вернулась? Ни капельки?

– Нет.

– А наша ведьма что болтает?

– Ей на меня начхать. Кстати, твоего Звереныша она смотрела?

– Вчера ляпнула, что здоров, а нынче требует вечером привести к себе домой. Сомнения ее одолели.

– К себе? – удивилась белокурая. – И часто она рабов домой водит?

– Раньше, говорят, часто бывало. Прямо из клетки. А как за восемьдесят перевалило, остыла наша Орсоуда.

– А на твоего глаз положила? Смотри, замучает самца приставаниями, а ему завтра на арену выходить.

– Куда ей! Еле ноги волочит.

Леонид вспомнил подкравшуюся старуху, ее «модельную» походку, и ему стало холодно. Оправдывались самые худшие опасения, а до вечера оставалось не так много времени.

– Все-таки ведьма, от нее не знаешь, чего ожидать, – подлила масла в огонь блондинка. – Кстати, цепь у тебя крепкая?

– А тебе зачем? – насторожилась хозяйка Царькова.

– Если твари ворвутся в деревню, он убежать сможет?

– Елкуара, не накаркай.

– Больше не буду. Пока.

Возле подворья никого не осталось.

– Ортиана, есть разговор, – тихо произнес Царьков, когда хозяйка проходила мимо его шалаша.

– Подожди до ночи, вдруг кто-нибудь увидит.

– Мне плевать. Я не пойду к вашей ведьме.

– Боишься?

– Лучше пару раз с дикарем подраться, чем с этой старухой…

– Она тебя посмотрит, и все.

– Спасибо, один раз уже смотрела, я чуть сознание не потерял.

– Больной?

– Никогда себя здоровее не чувствовал.

– Тогда нечего пугаться, она тебя не съест.

– Не уверен. Ладно, я тебя предупредил. Если бабка начнет доставать, я за себя не отвечаю.

– Не бесись, буду рядом.

– Хорошо. Что там с вороной? Она проснулась?

– Да.

– Что-нибудь говорила?

Смуглянка пристально взглянула на раба.

– Она умеет?

– Раньше умела, пока под молнию не попала.

– Так ты на наш остров вместе с летуном попал?

– Это допрос?

– Хозяйка про своего раба должна знать все.

– Да, меня сюда привела ворона. И говорила она не хуже нас с тобой. А теперь из нее ни слова не вытянешь.

– Пока ее снова молнией не шибанет, будет молчать, – задумчиво произнесла амазонка.

– Это как? – удивился Леонид.

– А ты не знал?

– Нет.

– Одно слово – Звереныш. Если искра небесная кого лишает разума, но дыхание не останавливает, нужен еще один разряд.

«Клин клином…» – подумал Царьков, а вслух сказал:

– Разве можно угадать, куда стрела небесная ударит?

– Можно еще к ведьме отнести беднягу. Малый разряд она сотворить сумеет.

– Значит, мы возьмем летуна с собой.

– Зачем? Старуха на него свои силы тратить не станет.

– А я очень сильно попрошу! – повысил голос Леонид.

– Замолчи, вон люди идут. – Амазонка поспешила отойти от жилища раба.

Глава 5

Черный день

На этот раз на обед Леониду дали продолговатые печеные плоды, вкусом напоминавшие картофель, и настоящие апельсины. Пикник под открытым небом занял немного времени, после чего мужчина занялся цепью. Подслушанный разговор заставил задуматься о возможном набеге хищников.

С цепью ему далеко не уйти. Опять же в случае опасности вряд ли вчерашняя мускулистая барышня с инструментом кинется освобождать чужого раба. По всему выходило, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих.

«Лучше бы в клетке оставили. Ведь сожрут звери невиданные, а мы так не договаривались».

Сначала он попробовал выдернуть кол, но провернуть торчавшее из земли кольцо не удалось ни на градус. Складывалось ощущение, что стержень приварен к спрятанному под травой монолиту из металла. Сама цепь казалась не слишком прочной. Ее звенья были выкованы из черной проволоки толщиной в полмизинца. Судя по весу – не стальной, хотя заметно тяжелее алюминия. Не особо надеясь на успех, Леонид попробовал разорвать привязь. Дернул до хруста в кистях и зашипел от боли.

«Умеют же сволочи делать, ё-мейл их через вай-фай! А ведь кузни в деревне не видно. Да и работа явно не кустарная. Слишком все ровненько и гладко».

Следующим тщательному осмотру подверглось висевшее на ноге кольцо. С виду – обычная пластина, согнутая по кругу и заклепанная в месте стыка. Клепали вчера прямо на ноге. Дамочка с развитой мускулатурой пришла с массивным молотком и небольшим верстачком, похожим на табуретку. Три удара – и раб на цепи, хорошо хоть не покалечили.

В пластине имелось отверстие…

«Опаньки! И как это они умудрились впихнуть цепь в дыру? Неужели последнее звено заваривали прямо на пластине, а первое на кольце колышка? Не может быть! Ведь они все одинаковые! Или нет?»

Технический склад ума не позволяет человеку все воспринимать как должное, обязательно возникнет вопрос – а как оно сделано? И пока не отыщется объяснение, технарь не успокоится.

Леонид, как смог, подтянул оковы к глазам, задрав пятку чуть ли не к подбородку, благо произошедшие в организме изменения позволили это сделать без особых усилий. Каково же было удивление, когда пленник обнаружил самый обыкновенный карабин, по внешнему виду почти не отличавшийся от звена цепи. Получалось, что одним легким нажатием пальца можно вернуть себе свободу.

«Интересно, дамочки об этом знают? Если да, то мужиков здесь за полных идиотов держат. Хотя, если они все такие, как мой
Страница 16 из 25

вчерашний противник… Вообще-то Ортиана в курсе, что я другой. Сама не знает или надеется, не догадаюсь?»

Новое открытие не могло не улучшить настроения узника. Однако он не спешил совершать побег. Любую затею легко провалить, если не продумать все до мелочей.

«Уйти из деревни и попасть на ужин хищникам? Приятного мало. Надо сначала разобраться, расспросить кого-нибудь. А для этого хорошо бы найти болтливого собеседника. Лучше, если им станет Варио. По крайней мере, он заинтересован доставить меня к некоей леди…»

Царьков все пытался осмыслить события последних дней. Поверить в реальность происходящего было сложно, однако сделать это следовало как можно скорее. Действительность может жестоко наказать, если продолжать считать ее доброй сказкой.

«Схожу вечером к старушке и попрошу ее привести в чувства Варио. Не знаю, что придется ей за это наобещать, но язык без костей. Летун мне сейчас нужен, как компас в море. Поговорю с ним и решу, что делать дальше».

Амазонка вышла из шалаша в очередной обновке. Теперь это была юбка, сшитая из подкладки пиджака. Проходя мимо Звереныша, она коснулась ладонью его шевелюры и тихо сказала:

– Пойду к ведьме, поговорю о твоем пернатом. Узнаю, чего старуха запросит взамен.

– Может, и я с тобой?

– Еще чего! Сказано вечером, так тому и быть! – грозно прошептала хозяйка. – И вообще, хватит болтать!

Она ушла. Леонид приблизился к шалашу хозяйки, насколько позволяла цепь. Ему хотелось своими глазами увидеть, что с Варио. Привязь остановила в двух шагах от входа. Раб вернулся и сел рядом с вбитым в землю колом.

«Отстегнуться, что ли, да взглянуть одним глазом, как тут рабовладельцы живут? Вроде никого поблизости не наблюдается».

Минут десять он изучал окрестности, пытаясь найти случайных свидетелей. Никого. И в тот момент, когда рука уже потянулась к карабину, он услышал приглушенный голос:

– Если хочешь жить, освобождайся от цепи и заходи в дом. Быстро!

Царьков был ошеломлен неожиданным приказом, ведь Ортиана покинула свой шалаш. И он не видел никого, кто туда заходил.

«Что это? Провокация? Пытаются выяснить, зачем я рассматривал привязь? А, ладно!»

Леонид еще раз убедился, что в пределах видимости никого нет, освободился, бросил конец цепи в «будку» и прошмыгнул в «хозяйские покои».

– Откуда здесь эта птица? – задала вопрос знакомая блондинка. – Отвечай, я знаю, ты умеешь говорить.

– С нею я прибыл на этот остров.

Женщина возлежала на коврике из шкуры какого-то шерстяного зверя, опираясь на локоть.

– С запада? – продолжила она допрос, указав взглядом на место, куда мог присесть раб.

– Нет, с противоположной стороны.

– Это невозможно, ты врешь!

– Можешь не верить, никто не заставляет.

– Как ты пробрался на восток Долины Гроз и что там делал?

– Совсем недавно я там жил, – не скрывая злости, ответил Царьков. – Пока этот пернатый не прилетел и… скажем так, не позвал за собой. Потом случилась гроза…

– Понятно, дальше не надо. Лучше скажи, с ведьмой общался?

– Пришлось.

– Чего она хотела?

– Наверное того, что в ее возрасте нормальные женщины уже не хотят.

– Странно, очень странно. Ты с ней разговаривал?

– Нет, только кивал да в гляделки играл. И мне это не понравилось.

– А ей?

– Была очень довольна, старая развалина!

Леонид не понимал, чем вызван приступ его откровенности. Говорил исключительно правду, хотя и старался не выдать всей. И злился на самого себя.

– Плохо твое дело, Звереныш, – сообщила Елкуара. – Второй встречи с ведьмой ты можешь не пережить. Не могу понять, чем ты ей так понравился? Давай со мной в гляделки поиграем?

– Зачем?

– Попытаюсь кое-что выяснить. Или ты и меня боишься?

«Тут мир вверх тормашками перевернулся, а она на «слабо» берет. Может, и сама ведьма? Толька та старая, а эта молодая. Ладно, попробуем поиграть».

– Не могу отказать такой шикарной барышне.

Рассматривать привлекательное лицо амазонки было приятно. Ее серые глаза манили, Леонид даже почувствовал, как губы непроизвольно вытягиваются, а его самого буквально тянет, словно магнитом.

«Опять гипноз?! Да что я им, марионетка?! Ну, нет, так не пойдет! Пусть ты будешь самой красивой на свете, в мозги лезть не смей, ё-мейл твою через вай-фай!»

Мужчина взял себя в руки, его взгляд стал жестким, и…

– Ой, не надо, – запаниковала блондинка и закрыла глаза ладонями.

– Чего не надо?

– А ты не знаешь? – пригрозила она пальчиком.

– Понятия не имею.

Она задумалась:

– Может, это и к лучшему.

– Для кого? – спросил Царьков.

– Для тебя в том числе. Полагаю, тебя еще можно спасти. Однако услуга за услугу.

– Что я должен сделать?

– Стать моим мужем.

– Че-е-го-о? – Такого предложения он никак не ожидал.

– Опять испугался? А по виду на труса не похож.

– На труса или глупца? – решил уточнить Леонид. – Почему я должен тебе верить?

– Потому, что я видела, к чему готовится ведьма. Уверяю, тебя это не обрадует, а защищать чужого человека тут не позволено, сама нездешняя. Поэтому есть лишь один выход – оформить наши отношения.

– Когда?

– Здесь и сейчас.

– А как же закон о трех поединках?

– Я не являюсь жителем этой деревни. Их правила на меня не распространяются.

«Ё-мейл их послать на порносайт! Они тут все сдвинуты на сексе? Давно бы уже завели себе постоянных мужиков и не страдали незнамо чем. А то найди, поймай, потом жди, когда он победит соперников. В общем, сплошные нервы».

– Ты предпочитаешь смерть? – по-своему восприняла задумчивость блондинка, поднявшись на коленки.

– Жениться – не замуж выходить. Я не против. Где нужно расписаться? – усмехнулся Леонид.

– Давай свою руку.

Она вытащила нож и чиркнула по большому пальцу левой руки сначала у него, затем у себя. Потом соединила ранки. Пошарив за пазухой, извлекла тонкую пластинку серебристого цвета и приложила окровавленный палец. То же самое сделал Леонид.

– А теперь ответь на вопрос, согласен ли ты взять меня в жены?

– Да.

– Я тоже согласна.

Пластинка вспыхнула. Где-то вдалеке опять загремел гром.

– И все? – удивился Царьков.

– Формальности соблюдены. Теперь бери меня.

– Это как?

– Тебе рассказать в деталях или сам догадаешься? – Она сдернула с талии сразу все юбки.

– Постараюсь догадаться.

Шрео не ошибся. Прямо на причале острова Руххов его встречали.

– Мое почтение, господин первый министр, – обратился к нему лорд в красно-черной накидке. – Как прошло путешествие?

Нельзя было не догадаться, что вельможа принадлежал к свите Лсуо, о чем свидетельствовал цвет правого плеча на его накидке. Чиновник жестом дал понять охранникам, что все в порядке, и те отстали.

– Даже лучше, чем ожидалось.

– Замечательно! Сразу после обеда к вам зайдут.

Вельможа откланялся и направился к причалу. Со стороны казалось, будто он совершенно случайно столкнулся с главой правительства, а не прождал того целое утро.

«Оперативно работают. Наверное, каждый мой шаг отслеживают. У них в правительстве явно свой человек имеется. Хорошо еще, если один».

Проработав двенадцать лет главой кабинета министров, Шрео знал каждого чиновника в своем аппарате. В основном это относилось
Страница 17 из 25

к деловым качествам сотрудников. Однако самых приближенных милорд изучил досконально. По-настоящему преданных среди них было лишь двое. Остальные при определенных обстоятельствах могли легко переметнуться на сторону сильнейшего.

«Интересно, в ком я ошибся? Саргино или Лургадо?»

Первый состоял при нем секретарем, второй занимал должность министра образования – самую низкооплачиваемую среди коллег. Однако Лургадо оставался единственным чиновником высшего ранга, который проработал столько же, сколько и Шрео, хотя за эти годы на остальных должностях сменилось по пять – семь человек.

Образованию в Кардоме испокон веков уделялось большое внимание. Почти в каждом поселке, где проживало более пятисот человек, имелись свои учителя. Знаний они давали немного: чтение, письмо, счет, азы географии, основные законы и… проверка на наличие дара, который проявлялся с девяти до двенадцати лет. Именно в этом возрасте дети и обязаны были посещать школу.

Что характерно, раз в полгода каждый педагог прибывал в университет, где сам получил образование, и общался с куратором того острова, на который его направляли. Официально это делалось вроде как для изучения образовательных проблем регионов и оценки потенциала талантливых учеников, но основной целью являлось другое: преподаватели доносили в центр о жизни на островах. Информация некоторых из них оказывалась весьма специфической, не имевшей к школам никакого отношения.

Фактически Лургадо раскинул по стране целую сеть информаторов. Если возникали проблемы, об этом становилось известно Шрео, в дальнейшем к месту тайно направлялась бригада следственного отдела. Сведения оперативно проверялись, и принимались соответствующие меры.

Сегодня министр образования отправился на остров Гассов. В университете Разума, втором по числу студентов, недавно проходили встречи с учителями юго-западных провинций. Лургадо не доверял письменным докладам и сам общался с кураторами, проводя плановый смотр высших учебных заведений.

«Не вовремя он улетел, – думал Шрео по пути в министерство. – Хотя остров рода Закков находится как раз на юго-западе. Неплохо бы разузнать, что творится у господина Лсуо».

Карета первого министра двигалась медленно, он любил поразмыслить в дороге, когда никто не отвлекал. А подумать было о чем.

«Установить наблюдение за министрами и их помощниками, приставить к себе пару соглядатаев, пусть выяснят – не присматривают ли за мной со стороны? Выделить еще двоих телохранителей для принцессы. Усилить охрану королевских покоев. Организовать сверхплановую экспедицию за фиалом. Проверить на лояльность Саргино… И все это тайно, дабы не всполошить кого не нужно. Вот времена пошли…»

Резкая боль в висках просигнализировала о смертельной опасности, и Шрео рухнул на пол кареты. В следующую секунду левую стену салона пронзило несколько арбалетных болтов. Министр собрался было выскочить наружу, чтобы посмотреть на стрелков, но передумал.

«А может, именно этого от меня и ждут? Пусть уж лучше считают, что я погиб».

Нижнюю часть кареты, изнутри обшитую металлом и обитую шкурами пещерного медведя, специально защищали от выстрелов. Болт, пробив дерево, натыкался на жесткую преграду, за которой следовал вязкий слой густого меха.

Нового залпа не последовало. Скакавшие впереди охранники ничего даже не заметили. Карета двигалась дальше, словно ничего и не произошло.

«И они называют себя элитной стражей?! Вот что значит – тепличные условия! Ну подождите у меня!»

Он не рискнул снова сесть на скамью, продолжая путешествовать на полу. Убийцы выпустили четыре смертельных «подарка», умудрившись при этом не попасть в окно дверцы. Два болта застряли над передней скамьей и столько же над задней, где и располагался пассажир. Стреляли из встречной кареты, мчавшейся на большой скорости.

«Ну что же, повод для усиления охраны налицо. Теперь бы только домой добраться живым».

Повод оказался не единственным. Секретарь доложил сразу о нескольких происшествиях этой ночи. Первым значился угон правительственной кареты, наверняка – той самой. Дальше – хуже. Пропал лейтенант Кругаро, который после вчерашнего разговора с первым министром так и не добрался до столичной базы егерей. Утром был найден труп милорда Прао. Закончил свой доклад Саргино сообщением от принцессы:

– Леди Каара недавно присылала гонца с письмом. Приказано передать лично вам в руки.

– Хорошо, – кивнул Шрео, забирая запечатанный конверт.

От послания министр не ждал ничего хорошего. Он небрежно швырнул его на стол. Шлепок, который раздался при падении, показался странным. Шрео присмотрелся к конверту. Вроде бы обычный и печать на месте, но почему он не просто скреплен сургучом, а склеен по всему периметру?

Милорд открыл сейф, где хранил старую корреспонденцию, и извлек послание недельной давности. Соединил сломанную печать и сравнил с целой. Да, они были очень похожи, но не одинаковы.

– Саргино, кто доставил письмо принцессы? Ты его знаешь?

– Нет. Кто-то из новеньких.

– Удержи меня, Наднебесный! – вскрикнул Шрео.

Прихватив с собой троих охранников, он поспешил в королевский дворец, по пути стараясь не срываться на бег. Ведь если что-то произошло, то наверняка до того, как доставили письмо. Но как же ему скорее хотелось убедиться в обратном!

– Слава Наднебесному! – воскликнул министр, буквально ворвавшись в трапезную.

– Что вы себе позволяете, Шрео! – разгневанно посмотрела на него Каара.

– Прошу прощения, ваше высочество, – поклонился мужчина. – Гонец передал, что вы срочно желаете меня видеть.

– Какой гонец? – Она встала из-за стола.

Фрейлины также собрались последовать примеру госпожи, но та жестом остановила их порыв:

– Заканчивайте без меня. Господин министр, пройдемте.

Они проследовали в рабочий кабинет Куо. Принцесса не стала садиться в кресло отца, заняв место, предназначенное для посетителей, рядом расположился Шрео.

– Что случилось, первый министр? – холодно спросила она.

– Я сегодня был у Дио. Он просил передать привет.

– Благодарю. Надеюсь, не это явилось причиной вашего бесцеремонного вторжения в трапезную?

– Нет, госпожа. Просто череда событий после моего возвращения на остров Руххов заставила предположить, что вас уже нет среди живых.

– Вы полагаете, меня так легко убить?

– Надеюсь, нет. Однако сами знаете, неуязвимых не бывает. Сегодня, к примеру, чуть сам не отправился на суд к Наднебесному.

– Покушение? Когда? – встревожилась принцесса.

– Полчаса назад по дороге в здание правительства мою карету обстреляли из арбалетов.

– Кто?

– Я не стал выяснять это на месте, опасаясь засады. Пусть расследованием занимаются профессионалы.

– И вы решили, что следующей стану я?

– Мысль возникла сразу после того, как мне доложили об исчезновении командира егерей, смерти милорда Прао и вашем послании.

– Но я не отправляла… Погодите, Прао убит?

Новость о гибели следопыта стала самым чувствительным ударом. Принцесса побледнела.

– Его труп найден неподалеку от восточного причала.

– Кошмар! Неужели началось? – Каара быстро взяла себя
Страница 18 из 25

в руки.

– Вы о чем, госпожа?

– О борьбе за власть, первый министр. Кто-то решил не дожидаться смерти отца. – Она задумалась, глядя на портрет деда, висевший на противоположной стене. – Что мы сейчас можем сделать, дабы поймать и наказать злодеев?

– Сначала бы неплохо их найти.

– Ну, так ищите! – не сдержалась Каара. – Сегодня кто-то пытался пробраться в покои правителя. Два барьера злодей обошел, будто сам их возводил, но третий поднял тревогу.

– Почему мне не доложили?

– Шрео, я уже не знаю, кому во дворце можно доверять. Третью линию сигнальной охраны я ставила сама и никому о ней не рассказывала, лишь поэтому король жив. Сигнал тревоги слышен только мне, но, прибыв на место, я никого не застала. Выходит, и нарушитель его каким-то образом почувствовал.

– Уникум?

– Наверняка. Причем рожденный в семье лордов, обладающих способностью улавливать мысленные импульсы. Мой барьер строился на них.

– С вашего позволения, я усилю охрану во дворце?

– А вы уверены, что это поможет нам, а не врагу?

Министр задумался. Сомнения принцессы имели веские основания. Если среди многочисленных охранников затесался предатель, его непросто найти. А вдруг их окажется сразу несколько?

– Дожили… Не знаешь, от кого ждать удара в спину.

– Шрео, у вас есть надежные люди?

– До недавнего времени я так считал. Теперь сильно в этом сомневаюсь. Преданность проверяется в трудных ситуациях, а мы слишком долго жили без потрясений.

– Надо срочно переговорить с моим бывшим мужем. Вы можете попасть к нему незамеченным?

– Вряд ли. Для этого стоило притвориться мертвым после сегодняшнего покушения.

– Кстати, а чем был вызван ваш нынешний визит на остров Марров?

– Появились мысли, как снизить накал страстей в предстоящей драке за власть. Не думал я, что она начнется так скоро.

– Ты нашел способ избежать кровопролития? – Принцесса неожиданно перешла на «ты».

– Нет, но появился шанс сократить потери. Теперь я уже в этом сильно сомневаюсь, ваше высочество. Если лорды начали убивать, остановить их будет трудно.

– И все же попытаться необходимо. Это твоя обязанность, первый министр. Что собираешься предпринять?

Шрео задумался. Решение об усилении охраны, введении чрезвычайного положения в столице было самым простым, но именно такого развития событий и ожидал неизвестный пока противник. Очень не хотелось ему подыгрывать.

– А давайте сделаем вид, что ничего не произошло. Соответствующие распоряжения я сделаю. Постараюсь проследить за каждым придворным, но скрытно. Пусть враг поволнуется.

– Хочешь спровоцировать на необдуманный ход?

– Точно.

Каара одарила министра заинтересованным взглядом, словно увидела его впервые.

– Замечательная идея, Шрео. Кстати, вы говорили о послании, что там было? – Беседа снова приобрела официальный тон.

– Полагаю, какая-нибудь смертоносная штука, срабатывающая после вскрытия конверта. Многие в моем аппарате знают, что почту первых лиц Кардома я распечатываю лично.

– Второе покушение за день? А ведь могли хотя бы попытаться договориться.

– Мне тоже это показалось странным, госпожа.

– Держите меня в курсе событий, министр. Но не присылайте писем, – улыбнулась Каара.

– Ни в коем случае, ваше высочество. В крайнем случае пришлю Саргино.

По пути к себе Шрео размышлял о привлечении к расследованию считывателя мыслей. С его помощью появлялся шанс найти предателя, но при одном условии: если тому не поставили блок, гасящий крамольные думы. А выявить такую установку мог только специалист высочайшего уровня. Например, такой, как высокий лорд. Однако привлекать представителей древнейших родов королевства к обследованию слуг… В лучшем случае министру укажут на дверь, в худшем – вызовут на поединок.

Вернувшись в кабинет, чиновник распорядился о передаче подозрительного конверта в лабораторию алхимиков. Приказал вызвать к себе начальника дознавателей и заместителя пропавшего Кругаро.

Всех опередил лорд Лсуо. И сразу огорошил новостью:

– По пути к вам, господин министр, меня пытались убить!

– И вас тоже?

– Что значит…

– Три покушения за одно утро, одно убийство и одно исчезновение. Вы видели, кто на вас нападал?

– Стреляли из кареты. Три залпа по четыре болта. К сожалению, на защиту я потратил много энергии и на преследование негодяев ее просто не хватило.

– Похожий почерк.

– Кого еще пытались убрать?

– Короля и меня.

– Выходит, кому-то стало известно о наших планах?

– Боюсь, что дела обстоят именно так. Причем утечка идет из этих стен.

– Прослушка?

– Исключено. Кабинет проверяется каждый день.

– Какие меры будете принимать?

– Еще не успел подумать.

– Да, тут стоит хорошенько поразмышлять, – кивнул Лсуо. – Что хорошего сказал высокий лорд?

– Идею он поддержал. Желает встретиться и обсудить совместные действия.

– Когда и где?

– Через два дня. Послезавтра утром я буду точно знать время и место. Как мне с вами связаться?

Шрео не стал раскрывать все карты.

– Мой человек сам подойдет. Он встречал вас сегодня на причале.

– Договорились.

– Не буду вам мешать. – Лорд поднялся и покинул кабинет.

Тут же в дверном проеме появилась испуганная физиономия Саргино.

– Что там еще?

– В алхимической лаборатории произошел взрыв. Профессор Шелтизо ранен, его ассистент погиб.

– Этот черный день когда-нибудь закончится?!

Глава 6

Набег

Чем дольше Царьков размышлял о случившемся, тем сильнее ему казалось, что в неожиданном свидании и скоропалительном браке крылся какой-то тайный умысел. Очень хотелось бы понять, какой именно, а также выяснить, откуда дамочке известен летун с ромбовидной отметиной и почему она не пожелала отвечать на вопросы.

Перед уходом блондинка огорошила еще одной новостью: они с Ортианой поменялись имуществом все на все, и теперь это подворье вместе с ним в придачу принадлежит ей, а бывшая хозяйка переберется жить в другое место. Ортиана получила примерно такой же шалаш на противоположном конце деревни и двоих самцов, имеющих за спиной по три выигранных поединка.

Леониду стало интересно, почему его нежданно обретенная супруга пошла на столь невыгодный обмен. Помолчав, та все-таки снизошла до ответа:

– Предпочитаю светленьких. К тому же лысые самцы меня не возбуждают.

Ее ответ мало напоминал комплимент, и Царьков решил промолчать. Елкуара быстро вошла в роль жены, отдавая распоряжения не хуже полководца:

– Когда начнется заварушка, рви цепь – и к арене. Там безопасно. Только учти: что бы вокруг ни происходило – не вмешивайся. Это приказ. Я не хочу стать вдовой в первый же день замужества.

После ухода новой хозяйки раб попробовал разговорить Варио. Попытка оказалась безуспешной. Птица поворачивала голову, реагируя на шорохи, открывала глаза, однако в них не мелькало ни искры разума. Звук шагов снаружи заставил насторожиться. Царьков глянул в просвет между ветками шалаша – мимо шагали две девчушки.

Решив больше не рисковать, «молодожен» дождался, пока дети уйдут, и перебрался в будку, где снова посадил себя на цепь. Располагая безграничным запасом свободного времени, он решил подумать
Страница 19 из 25

над поведением Елкуары. Перебрав в голове множество вариантов, объяснений действиям супруги он так и не нашел, а ссылаться на пресловутую женскую логику Царьков не любил.

«Она ведь абсолютно не похожа на человека, потерявшего память. Если я ничего не путаю, такие люди обычно напуганы, подавлены, испытывают неуверенность в словах и поступках… А эта как танк прет к своей цели. И, похоже, я просто очередной этап на ее пути. Ё-мейл твою через вай-фай! До чего же гадостно сознавать, что тобой попросту воспользовались. Интересно, какой заварушкой она тут пугала?»

Ждать пришлось недолго, внимание пленника привлекли трубные звуки. Сначала Леонид подумал, что в деревеньку прибыл важный гость и это его так встречают, но потом донеслись крики о прорыве монстров:

– Всем в укрытие, быстрее! Тварей очень много!

Царьков не видел, чтобы кто-то выбегал из соседних шалашей. Рядом проживали такие же, как Ортиана, одинокие дикарки, не имевшие ни детей, ни самцов, и они отправились на охоту. Подумав, он отстегнул цепь от колышка, чтобы в следующий раз ковали не на ноге и, намотав привязь на локоть, выбрался из будки. Опасаясь за жизнь Варио, заскочил в шалаш, схватил сумку Ортианы, запихнул туда ворону и направился к арене.

Возле клеток в центре деревни он заметил первого агрессора.

– Ё-мейл твою в кунсткамеру! Это что за мутант?!

Вытянув вперед продолговатую морду, прямо на него на двух мощных лапах двигался динозавр высотой в два человеческих роста. Пасть он пока держал закрытой, однако торчавшие наружу острые зубы явно свидетельствовали о хищных устремлениях чудовища. Страх внушали и острые когти длинных верхних конечностей, которые росли прямо из спины и грозно нависали над башкой твари.

«Неужели эта махина умеет лазить по деревьям?» – промелькнуло в голове человека.

Основную опасность представляла морда, верхние «руки» и мощный хвост, а точнее, нарост на его конце. Еще у хищника имелись две средние конечности, прижатые к животу, но они страха не вызывали.

В клетках находились пять пленников. Троих Царьков уже видел. Одного, такого же бледнокожего, как и он, вчера выносили с арены перед поединком Звереныша, другой проиграл решетчатой перегородке, а третьим оказался гигант, не переносивший солнечных зайчиков. Смуглые аборигены, завидев зубастика, принялись испытывать решетки на прочность – они явно жаждали поохотиться на шестилапого. Звереныш подобного желания не испытывал. Он застыл на месте, вспомнив, что многие динозавры не обращали внимания на неподвижные объекты. Так и вышло – монстр прошагал рядом и двинулся дальше. Путь к спасительной арене освободился, но стоило продолжить движение, как…

– А-а-а-а! – Оглушительный визг ребенка заставил человека обернуться.

«Откуда она взялась?!» – мысленно простонал Леонид.

Девочка лежала на земле в десяти шагах от хищника. Царькову пришлось перейти на бег, чтобы успеть к ребенку раньше. Однако мешала цепь, он чуть не свалился.

– А ну стой, мешок с костями!

Как ни странно, его услышали. Монстр остановился, повернул голову, снова посмотрел на девчушку и направился к новой жертве, которая казалась более крупной. Человек тем временем отстегнул цепь от ноги.

– Да убегай же ты скорей! – крикнул он ребенку.

Девочка подскочила, но тут же упала, видимо, подвернула ногу.

– Ё-мейл твою через вай-фай! И почему у меня нет под рукой пушки?! Ну, на худой конец, хотя бы автомата! Что мне его, цепью удушить? Так попробуй еще у этого гада отыскать ту шею!

Несмотря на страх перед надвигающимся монстром, Леонид не стоял в оцепенении. Взгляд на хвост твари натолкнул его на дельную мысль, и мужчина принялся споро связывать конец цепи в большой тяжелый узел. В результате получилось нечто наподобие кистеня с массивным утяжелителем.

– А теперь посмотрим, крепка ли у тебя черепушка, любезный. – Царьков раскрутил оружие над головой.

Монстр не воспринял угрозу всерьез, продолжая надвигаться на человека, а тот ждал, не имея права на промах. Вращающаяся цепь даже засвистела в воздухе, набрав приличную скорость…

«Пора!» – мысленно сказал Царьков и сделал шаг вперед.

Металлическое ядро нанесло мощный боковой удар по голове рептилии. На ногах тварь устояла, правда, остановилась. Воспользовавшись ее замешательством, Леонид рванул вперед, пробежал мимо «задумавшегося» хищника и оказался рядом с девчушкой.

– Звереныш хороший, – сказала она, улыбаясь.

– Угу, – согласился он. – Так, ты несешь сумку, я тебя. В сумке твоя бывшая птица, береги ее. Договорились?

Девочка кивнула, и Царьков подхватил спасенную на руки.

В тот же момент раздался грохот падающего тела – монстр все-таки надумал отдохнуть. Но тут стали появляться новые «красавцы». Размерами паукообразные твари были гораздо меньше, однако двигались проворнее и скрипели, словно проржавевшие механизмы.

«Что за гормоны они жрут? Во, вымахали! Даже если такому обрубить лапы, все равно с меня ростом будет».

Первого же арахнида, попытавшегося накинуться на беглецов, припечатало к земле набалдашником цепи, еще двоих мужчина отшвырнул вращательными движениями своего оружия. Он так и шел, раскручивая цепь над головой и сбивая любого из агрессоров, кто оказывался в пределах досягаемости.

Вывернув на прямую дорогу к арене, Царьков увидел целое скопище паукообразных, которые устроили пиршество из какого-то жителя деревни. Пройти мимо них было равносильно самоубийству.

– Другая дорога к арене есть? – спросил он у ребенка.

– Нам надо вернуться к клеткам, – кивнула Огсиена.

Побежали обратно. Одной рукой мужчина держал девчушку, другой вращал оружием. Несколько паучков снова попали под раздачу.

– Ма-а-ма-а!!! – опять крик.

– Там, – показала пальчиком девочка.

Снова отклонение от маршрута. Обогнув шалаш, Леонид увидел, как похожее на осьминога существо схватило щупальцем старшую подружку Огсиены за ногу и тащило к себе.

– А ну отпусти ребенка, гадина!!!

От неожиданности тварь вздрогнула всем телом и отдернула щупальце.

– Быстро ко мне! – скомандовал мужчина. – Стой рядом.

«Прямо воспитатель детского сада получается, – подумал он. – И кому это вздумалось приглашать сюда монстров?»

– Я же просила ни во что не вмешиваться! Ты где сейчас должен быть? – раздался возмущенный голос Елкуары.

– Так получилось.

– Ну и как теперь отсюда выбираться?

– С боем, – уверенно ответил Леонид.

– Да они тебя на куски порвут. И их тоже.

Женщина взмахнула копьем, и щупальце, потянувшееся в ее сторону, упало к ногам.

– Ладно, придется нарушить закон. Но сначала выслушай меня очень внимательно. – Амазонка приблизилась к Царькову и шепотом произнесла несколько фраз. – Все понял?

– Угу, – кивнул тот.

– Поздно угукать. Топай к арене.

Сама она, вытащив нож, повернулась к клеткам.

– Самцов нельзя выпускать, – догадавшись о намерении блондинки, сказала старшая девочка.

– А у меня провалы в памяти, – отмахнулись от нее.

Уже в следующую минуту Елкуара перерезала веревки на дверце клетки с гигантом. Тот с радостным ревом вырвался на свободу и сразу ухватил за ногу ближайшего паучка. Этим «оружием» он
Страница 20 из 25

принялся избивать других восьмилапых, вскоре к бойцу присоединились еще трое. У одного из них оказался «осьминог». Оглянувшись, Леонид заметил, как абориген ловко метнул обладателя щупалец в морду поднявшемуся было динозавру. Что происходило дальше, он не видел, надо было уводить детей, отбиваясь по дороге от желающих ими закусить.

Возле арены также не ожидало ничего хорошего. Купол над ямой был буквально облеплен всевозможными тварями.

– Нам туда. – Теперь роль проводника взяла на себя старшая девочка. – Нужно поднять крышку. – Она указала на куст.

Царьков отбросил цепью еще одного паука и дернул за ветки, под которыми и оказалась круглая нора. Беглецы быстро очутились внутри. Мужчина установил крышку на место и на четвереньках направился вдоль тоннеля. Огсиена снова ехала на спине, так они и попали внутрь арены.

Там творился настоящий ад. Раздававшийся со всех сторон визг тварей изрядно давил на психику. Монстры рвались сквозь бамбуковые решетки, но не могли протиснуться в узкие ячейки купола, зато копья амазонок легко проникали в плоть агрессоров. На этот раз к оружию женщин были привязаны веревки, чтобы вернуть копья обратно и продолжить кровавую жатву.

В самом центре арены лежали мужчины. Похоже, им вкололи снотворное. Самцов охраняли дети.

«Ё-мейл твою через вай-фай! Ну нельзя же так с нами! Я тоже умею бить монстров! Дайте мне хотя бы палку!»

Он решительно направился к Ортиане, чтобы предложить помощь. И тут почувствовал укол в шею. Оглянулся.

«Ну и дурочка же ты… – успел подумать он, заметив совсем юную амазонку с духовой трубочкой. Ему стало хорошо и спокойно. – Вздремнуть среди этого кошмара – весьма неплохая идея».

За ночь Шрео поспал не более часа. Он прокручивал в голове все возможные варианты развития событий и вероятные каналы утечки информации, сразу набрасывая план ближайших действий.

Вместо усиления охраны министр решил поставить в каждый из патрулей своего человека, а чтобы замена не вызвала излишних подозрений в стане невидимого врага, подготовить рокировку следовало очень осторожно.

«Придется пойти на крупные жертвы, – размышлял милорд, собираясь в город ни свет ни заря. – Надо дать понять заговорщикам, что не они одни рвутся к власти. Пусть понервничают, займутся поисками конкурентов, глядишь – немного времени для расследования и выиграем».

Взяв с собой двоих бойцов из тайного отряда, Шрео покинул здание правительства через черный ход.

– Босс, снаружи все чисто! – сообщили ему, когда они оказались в городском парке.

Некоторые словечки попадали в Кардом из-за Мембраны. Чаще всего их приносили крылатые посланники, которые по тем или иным причинам долгое время проводили в чужом мире. Приносили они, кстати, не только слова. Лет пять назад на черном рынке появилось очень опасное оборудование – почти незаметные устройства, позволявшие подслушивать и подсматривать. В качестве противодействия им пришлось выискивать людей с даром, выявляющим подобные приборы, или заказывать летающим гонцам другие устройства, блокирующие прослушку.

Чужой мир пугал и одновременно притягивал. Некоторые предметы, доставленные оттуда, стоили целое состояние и могли нанести вред власть имущим этой реальности. Власти пытались запретить пересечение Мембраны, однако проконтролировать выполнение приказа было сложно, хотя и вводились разнообразные ограничения, подкрепляемые пугающими слухами, например, о страшных болезнях.

– Идем на улицу Колючих Пальм, – сообщил министр.

– Да, босс, – кивнул первый охранник и двинулся вперед.

Шрео и второй последовали за ним на небольшом отдалении. Оба бойца обладали даром ощущения чужого присутствия. Шагавший в авангарде мог в радиусе пятидесяти шагов определить разумного, его пол и примерный возраст. Находившийся рядом предвидел, откуда исходила опасность, направленная на подзащитного.

Улица Колючих Пальм располагалась в восточных кварталах города. Здесь предпочитали селиться купцы, владельцы ремесленных артелей и чиновники среднего ранга. Район был застроен двух– и трехэтажными зданиями.

По адресу, куда направлялся первый министр, проживал весьма уважаемый с недавнего времени горожанин. Происхождение он имел невысокое, зато владел несколькими крупными торговыми домами в столице и в самых больших городах острова Руххов. Милорд, конечно, без труда мог вызвать его к себе, но не хотелось привлекать лишнего внимания, особенно в свете тех поручений, которые он собирался выдать тумалу Гюршизо.

– В доме пять человек. Две женщины, трое мужчин. Не спит только один.

«Хозяин, жена, дочь и два охранника, – подумал Шрео. – Можно входить».

– Одну секунду, босс. – Второй телохранитель остановился возле калитки. – Опасность. Во дворе собаки. Из тех, что нападают без предупреждения. Одна притаилась в клумбе, другая спряталась за бочкой. Я пойду первым.

Молодой человек зарядил двухвыстрельный арбалет, обнажил короткий меч и осторожно направился к клумбе.

Умный хищник не нападает на неизвестного противника, если тот обнаружил засаду, а сторожевые псы Гюршизо явно не принадлежали к породе глупых. Как только они сообразили, что неожиданностью их нападение не станет, тут же подняли лай. Пусть хозяин сам разбирается с непрошеным гостем, который кажется довольно опасным.

– Проснулись второй охранник и хозяин, – сообщил боец. – Один стоит возле окна на втором этаже, двое за входной дверью.

– Кого там демоны глубин притащили? – раздался недовольный голос сверху.

– Ршио, есть разговор, – произнес министр.

– Пропустить дорогого гостя! – тут же отдал приказ хозяин.

Сигнальный свисток заставил собак прекратить лай и освободить путь. Один из охранников поспешил навстречу ранним визитерам.

Через минуту Шрео сидел с владельцем дома в небольшой комнате первого этажа.

– С чем пожаловали, господин первый министр?

– Есть срочное дело твоего уровня.

– Зачем было самому являться, прислали бы человека с монеткой, я бы и пришел, куда надо.

Старинная, согнутая пополам медная монета служила паролем. Когда Гюршизо получал ее от любого незнакомца, то сразу спешил на встречу с первым министром. Место и время сообщал гонец.

– В некоторые моменты и самому не грех оторвать седалище от стула да прогуляться по городу.

– Понадобилось убрать неугодного градоначальника или ограбить банк в соседней державе?

– По таким мелочам я бы лично не пожаловал. Дело гораздо серьезнее.

– Да ну! Надеюсь, вы помните, что на благородных я заказы не принимаю?

– Помню. От тебя требуется организовать нападение на королевский дворец. Сегодня вечером.

– И всего-то?! – ухмыльнулся Гюршизо, изо всех сил стараясь скрыть изумление.

– Говорю же – задача твоего уровня. Причем отправить на это дело можешь своих самых заклятых друзей. Обещаю, никто из них не выживет.

– Шрео, какой дурак посмеет напасть на дворец?!

– Пусть хотя бы в сквер зайдут. Этого будет достаточно.

– Вы представляете, какой должна быть приманка, чтобы на нее клюнул кто-то из ночных лордов?

Главари преступного мира величали себя лордами мглы, хотя даже настоящих милордов среди них
Страница 21 из 25

не было и в помине. Восемь лет назад первый министр, желая быть в курсе дел теневых воротил, вытащил из провинции одного талантливого прохвоста и помог ему встать на ноги в столице. Уже тогда чиновник называл его Ршио, намекая на возложенные надежды. И провинциал не подвел. Трех лет не прошло, как он стал лордом среди воров, сколотил организацию, разветвленную сеть по всему острову, открыл несколько торговых домов.

Конкуренция в нелегальном бизнесе гораздо жестче и беспощаднее, чем в обычном. Те, кто им занимается, сами вне закона, а потому особо не церемонятся при выборе методов решения проблем. Несколько раз Гюршизо оказывался на краю пропасти. Не вмешайся тогда Шрео – и одним ночным лордом стало бы меньше. Информация, получаемая от провинциала, несколько раз помогала первому министру избежать крупных неприятностей, так что выгода от сотрудничества имелась обоюдная.

– Все зависит от интересов твоего конкурента. Подкинь идею, я подумаю, как ее реализовать.

– Заклятых друзей у меня, что вшей у старого пса. Но самому опасному сейчас позарез нужны рубины. И непростые.

– Доставленные из-за Мембраны?

– Точно.

Пару минут чиновнику понадобилось, чтобы осмыслить и проанализировать полученную информацию. Потом он спросил:

– Ты торговый дом Дэржило знаешь?

– Самоцветы, золото, украшения?

– Да. Несколько дней назад владельцу доставили партию рубинов. Не могу утверждать, что речь идет именно о нужных твоему конкуренту, но этого не знает никто. Как думаешь, если карета торговца поедет через сквер его величества, это никого не натолкнет на некоторые действия?

Сквер, примыкавший к королевскому саду, считался самым безопасным местом, а потому именно там проводились важные торговые встречи и заключались сделки. Нередко там же осуществлялась передача уникального товара.

– Надо пустить слух, что в это же время сквер собирается навестить представитель ювелирного дома «Блеск». Эти по мелочам не размениваются.

– Слух? – переспросил чиновник.

– Извините, неверно высказался. Но вы ведь все равно меня правильно поняли?

– С торговцем проще. У меня есть на него такой выход, что потом никто не сумеет связать подставу с правительством. А вот с «Блеском» могут возникнуть проблемы. Успеть за день сложно.

– Тогда ничего не выйдет, Шрео. Сейчас на слово никто не верит. И купца и ювелира будут пасти от дома до сквера и лишь тогда решатся на ограбление.

– Ты прав, – согласился чиновник. – Что ж, будем стараться. На закате состоится встреча торговца и покупателя. Охраны и с той и с другой стороны, как сам понимаешь, будет немало.

– Тем лучше, значит Лурцедо возьмет на дело всех своих людей. Но учтите: дальше сквера они не сунутся. Ночные лорды не играют в большую политику.

– Твоя задача – заставить их прийти в сквер, остальное сделают другие.

– Шрео, а меня вы потом не отдадите демонам глубин, как ненужного свидетеля?

– Я похож на болвана? Нет, Ршио, в тебя вложено слишком много труда и денег. Но один совет я тебе дам: как только узнаешь о моей смерти (даст Наднебесный, этого не случится), сразу рви когти.

– Думаете, не справлюсь тут без вас? Я уже не тот несмышленыш, который явился покорять столицу восемь лет назад.

– Нисколько в этом не сомневаюсь. Но в первое время после падения династии тут такое начнется…

– Спасибо за предупреждение. Очень надеюсь, мы с вами еще поживем.

– Постараюсь оправдать эти надежды.

Шрео не стал задерживаться в гостях и покинул особняк сразу после окончания разговора. Солнце уже выглянуло из-за горизонта, и времени оставалось все меньше и меньше.

Вернувшись в правительственное здание, министр сразу направился к принцессе. Он знал, что ее высочество – ранняя пташка и поднимается за час до рассвета. Леди Каара снова приняла Шрео в кабинете отца.

– Вы сегодня очень рано, присаживайтесь.

– Благодарю. Заранее прошу прощения по поводу не совсем деликатной просьбы, но мне срочно нужны ваши свадебные рубины.

– Зачем?

Даже если принцесса удивилась, она мастерски это скрыла.

– Хочу спутать карты наших врагов, чтобы выиграть немного времени.

– В подробности посвятите?

– Только вкратце, если позволите. На счету каждая минута.

– Пока их принесут, вы мне все и расскажете.

– Я бы не хотел, чтобы, кроме нас, о передаче драгоценностей знал кто-то еще.

– Понятно, – после небольшой паузы промолвила Каара. – Тогда прошу пройти за мной.

По пути в покои принцессы министр рассказал, что собирается организовать солидную заварушку, якобы со стороны заговорщиков, после чего появится убедительная причина произвести перестановки в некоторых структурах.

– Действуйте, Шрео. – Ее высочество вручила ему шкатулку с драгоценностями.

– Я постараюсь вернуть камни, – поклонился министр.

– Буду весьма признательна, но еще больше меня обрадует успех вашей затеи. Отец совсем плох. Боюсь, что времени у нас не больше двух декад, даже если все пойдет естественным путем.

– Двадцать дней – это роскошь, которую мы себе позволить не можем, – покачал головой чиновник. – Был бы рад и половине этого срока.

– Удачи вам. Кстати, о гибели милорда Прао ничего выяснить не удалось? Я вам не говорила, но позавчера он был у меня.

– Благодарю за откровенность, ваше высочество. Я знал о его визите. Однако сведений о его убийцах пока нет.

– А откуда вы узнали, что он у меня был? Кто-то из моих фрейлин проболтался? Наверное, новенькая, которую Дио просил принять?

– Восхищен вашей проницательностью, госпожа. Да, мне рассказала она. А вот кто донес это до ушей врага, не знаю.

– Придется подозревать в предательстве каждого. Как же это невыносимо!

– Ничего не поделаешь, времена такие наступили. С вашего позволения я пойду?

– Да-да, первый министр. Нельзя терять ни минуты.

Шрео поспешил к себе. В собственной приемной он увидел незнакомца и вопросительно взглянул на секретаря. Тот сразу подскочил:

– Это слуга вашего кузена, некто Мибидио. Имеет удостоверение личности и рекомендательное письмо от господина Жердико.

Милорд действительно отправлял вчера вызов на соседний остров. Двоюродный брат как-то обмолвился, что один из его слуг имеет редкий дар обнаруживать вещи, доставленные из-за Мембраны. Сейчас такой человек понадобился главе правительства. Осталось только проверить его способности.

– Мибидио!

– Да, господин хороший. – Парень робел, не зная, куда деть собственные руки.

– Следуй за мной.

– Как прикажете, господин.

Они вышли в коридор и прошагали с полминуты. Затем Шрео резко развернулся и быстро задал вопрос:

– Скажи, есть ли у меня с собой хоть что-нибудь из чужого мира?

– Так я… это… могу сказать, если господину будет угодно.

– Угодно.

– У вас кольцо на среднем пальце не наше, ручка тоже сделана за Мембраной. А еще какие-то минералы в шкатулке.

– Все?

– Я больше ничего не вижу, господин хороший.

– Молодец, Мибидио! Сейчас зайдем в комнату. Ничего там не трогай и не говори, но четко запомни места, где почувствуешь чужие вещи. Вернемся сюда, все мне расскажешь. Понял?

– Как не понять, господин хороший.

Через пару минут Шрео выяснил, что
Страница 22 из 25

в кабинете установлено пять электронных устройств, сделанных за Мембраной, и еще два в приемной.

«А я все удивляюсь, почему врагу известно больше, чем мне? Осталось спросить нашего спеца, как он проверял кабинет? Неужели не смог обнаружить? Или он их сам и поставил?! Если так, то у меня будет к нему несколько вопросов».

– Мибидио, ты немедленно поступаешь на государственную службу. С твоим хозяином я договорюсь.

– Как будет угодно господину.

Глава 7

Странная находка

О том, что торговый дом Дэржило получил крупную партию рубинов, Лурцедо узнал два дня назад, и сразу появилось желание наведаться на их центральный склад. Однако еще не факт, что камни окажутся именно там, да и не всякие годились ночному лорду для возврата долга, поэтому активных действий он пока не предпринимал. Только разведка.

Она и донесла, что нынешним вечером старший сын купца собирается встретиться с представителем ювелирного дома «Блеск» в центральном сквере столицы. Пришлось срочно отправлять людей к знакомым ювелирам, имевшим контакты с «Блеском».

Один из пятерых сообщил обнадеживающие новости. Дескать, к нему приезжал поверенный от лорда Дио и хотел заказать колье, украшенное красными камнями. Однако рубинов нужного качества у мастера не оказалось, и заказчик по совету ювелира отправился в «Блеск», а на обратном пути заехал поблагодарить за помощь. Отсюда следовал вывод, что визит поверенного был успешным. А поскольку всего днем раньше «Блеск» просил клиента подождать с заказом на кольцо с небольшим рубином, значит, нужных камушков тогда на фирме, скорее всего, не имелось. После этого посыльного из самой крупной ювелирной конторы видели в торговом доме Дэржило, а уезжал тот весьма довольным.

Последние новости вселяли надежду, что сегодня ночной лорд сможет наконец избавиться от долгов. Намереваясь проверить достоверность полученных сведений, Лурцедо приказал незадолго до намеченной встречи захватить и расспросить посыльного с помощью специалиста, умевшего определять искренность собеседника.

Ночной лорд решился, когда выяснилось, что посыльный являлся экспертом по рубинам и в торговом доме ему показали с десяток камней чужого мира. Учитывая большое количество охранников с той и другой стороны, главарь собрал почти всех своих боевиков, да еще нанял людей со стороны.

Ему удалось до прибытия договаривающихся сторон расставить бойцов, организовать засаду и самому занять выгодную позицию, не привлекая внимания городской стражи, хотя действовать приходилось в большой спешке. Казалось, сам Наднебесный помогает ночному лорду. Однако везение закончилось незадолго до начала операции.

Сначала появились воины в необычной форме. Лурцедо не знал, сколько их было, но почему-то душу сковал необъяснимый страх. Ночной лорд подал сигнал общего сбора и повел своих людей в глубь сквера. Он не мог понять, зачем это делает, но упрямо двигался к королевскому саду. Как ни странно, именно в том месте, куда они прибыли, в ограде оказался пролом.

«Что мы тут делаем?!» – Здравая мысль промелькнула где-то на задворках сознания, однако какие-то чужие толкали вперед, во дворец короля. Дальше – хуже. Преступники ворвались в сад. Патруль, который попытался их остановить, не продержался и десяти секунд.

– Смерть Руххам! Долой правителя Куо! – раздались выкрики явно незнакомых Лурцедо людей.

«Убийство королевских стражей, призывы к свержению власти, нападение на резиденцию монарха. Это же измена! Куда я влип? И почему бездействует Бинарио?» – Собственные мысли Лурцедо возникали, словно из тумана, однако управлять сознанием отказывались. Он догадался, что и сам, и весь его отряд подпали под воздействие мощного внушения. Но почему его специалист, которому плачены огромные деньги, ничего не предпринимает?

Ночной лорд не догадывался, что Бинарио получал монеты не только от преступников. Основной доход специалиста по блокировке чужого внушения поступал из министерства образования, где талантливый выпускник университета Высоких мыслей числился внештатным сотрудником. В сегодняшней операции он первым начал действовать, уничтожив троих бойцов Лурцедо, которые могли бы почувствовать ловушку.

Тем временем схватка на подступах к королевскому дворцу приобретала все больший масштаб. Охрана правительственного комплекса монарха несла потери. Поначалу стражники надеялись управиться собственными силами, но их явно не хватало. Когда же бой разгорелся на ступенях здания, начальник караула не выдержал. Тремя пронзительными гудками прозвучал сигнал о помощи, и в схватку вступили новые воины.

Привлекали их только в самом крайнем случае, поскольку Грозовой отряд не щадил ни своих, ни чужих – вышедшие из наведенной комы бойцы убивали всех, кто излучал агрессию или держал в руках оружие. Зная об этом, стража мгновенно распласталась по земле, усиленно представляя в мыслях самые благостные картинки. Остальных постигла незавидная участь. Вся накопленная вынужденной неподвижностью энергия выплескивалась наружу, обеспечивая солдату Грозового отряда неимоверную силу и скорость. Остатки банды были уничтожены в считаные секунды, включая раненых.

Дождавшись, когда крики и лязг оружия стихнут, начальник стражи двумя протяжными гудками дал отбой опасному оружию. Только что демонстрировавшие чудеса силы и ловкости воины моментально стали вялыми.

Как и обещал Шрео, из нападавших не выжил никто. Среди оборонявшихся караульных потери составили две трети, учтенные в планах первого министра как неизбежные. Уже через час после происшествия он распекал седовласого мужчину:

– Его величество доверило вам охрану своего дома, а что мы видим?! Шайка заговорщиков спокойно проникает в королевский сад, уничтожает патрульных, практически врывается во дворец.

– Нападение было тщательно продумано, – попытался оправдаться глава охранников. – Мы даже представить не могли такой дерзости…

– А вот это очень плохо! – перебил подчиненного министр. – Или вы не следите за событиями, происходящими в Кардоме, или не умеете делать выводы из них. Разгильдяйство и некомпетентность равносильны преступлению против действующей власти. Неужели вы не сознаете, что являетесь последним рубежом на пути к его величеству?

– Виноват! Готов понести любое наказание.

– Да, виноваты. И не только вы. Сегодняшние события показали, что мы слишком расслабились. Охрана дворца ни на что не годится! Столько лет без потрясений – и вот результат: оказывается, во дворец легко способна пробраться сотня головорезов. Нам пришлось воспользоваться тайным оружием его величества, чтобы их остановить! А если бы это был лишь отвлекающий маневр? Ведь нам пришлось оголить все остальные направления. Стоило небольшому отряду заговорщиков нагрянуть, например, в восточное крыло – и через несколько минут те оказались бы возле покоев ее высочества.

– Пора ставить на мое место другого человека, – тяжело вздохнул седовласый.

– Думаете, это решит проблему, майор? Нового человека еще нужно долго обучать, а времени нет. Сами знаете, что в стране происходит.

– Могу первое время побыть его
Страница 23 из 25

заместителем.

– Я подумаю над вашим предложением. А вы проанализируйте действия нападавших и тактику обороны. Выясните, что делал каждый боец накануне вторжения и во время.

– Среди моих людей нет предателей!

– Вы готовы поручиться за каждого?

– Почти…

– Вот видите. Но ведь кто-то проделал пролом в ограде? Потом выбрал момент, когда на южной стороне сада останется минимум патрулей. И после этого вы будете утверждать, что обошлось без предателей?!

– Виноват! Прошу прислать в помощь специалистов из следственного отдела. Готов вместе со всеми предстать перед дознавателями. Думаю, действительно не обошлось без измены, и я пойду на все, чтобы вычислить гниду, если она, конечно, не погибла во время боя.

– Погибают обычно лучшие, майор, а падаль геройствовать не спешит.

– Ваша правда, господин министр. Сегодня я потерял много хороших ребят. Кем их заменить, не знаю.

– Я уже распорядился. Сюда направят сотню из отдаленной провинции.

– Они имеют хоть какой-то опыт?

– Охрана секретного объекта. Какого, уточнять не буду, но там точно не расслабишься. Иногда по нескольку нападений в день случалось.

– Когда их ждать?

– К завтрашнему утру прибудут, а на сегодня я вынужден нанять телохранителей из гильдии Рыцарей Щита – как бы ночью другие незваные гости не пожаловали.

– Предлагаю оплатить их услуги из моего жалованья, – предложил майор.

– Не стоит брать всю вину на себя, милорд. Займитесь лучше анализом случившегося. Завтра утром я жду первых выводов.

Начальник стражи покинул кабинет. Шрео к этому времени едва держался на ногах. Сказывалась предыдущая бессонная ночь, да и наступившая не обещала желанного отдыха. Министр вызвал секретаря, отдал новые распоряжения и побрел к покоям ее высочества. Леди Каара просила доложить об операции, как бы поздно та ни завершилась.

«А ведь сейчас самый удобный момент для нападения на короля. Охраны наберется меньше трех десятков. Рыцари Щита прибудут через полчаса. Ну и натворил я дел! Ничего, завтра встретимся с Дио, он чего-нибудь дельного посоветует. Да и людьми поможет», – размышлял чиновник, следуя по пустынному коридору.

И тут резко заболело в висках. Мощный толчок отбросил Шрео к стене. Раздался приглушенный хлопок, второй, третий. Министр сразу понял, что его пытаются убить, а потому ни мгновения не оставался на месте. Мало того, он ударил ладонью по нагрудному карману, и пространство заполонил густой дым. Мужчина перекатился к противоположной стене и застыл, стараясь ни о чем не думать.

– Стрелок убежал, босс! – раздался знакомый голос телохранителя.

– Ты? – удивился глава правительства.

– Приказано сопровождать, – объяснил тот.

Шрео успел забыть о недавнем распоряжении – за ним должны были присматривать со стороны, дабы исключить вражескую слежку. Похоже, приставили бойца, превосходно умевшего отводить от себя взгляды.

– Кто это был?

– Убийца из невидимок, босс. Проявился за мгновение до выстрела, поэтому мне пришлось так грубо вас толкнуть.

– Молодец! Не заметил, куда он делся?

– Впереди по коридору открытое окно, стрелок выскочил в сад. Там его не найти.

Развеявшийся дым позволил рассмотреть следы от выстрелов. Пули сделали неглубокие выбоины в мраморе и остались лежать на полу.

«Опять привет из-за Мембраны? Пистолет с глушителем. Выходит, у того, кто нынче рвется к власти, денег – что иголок на сосне. И я ему сильно мешаю».

– Босс, взгляните сюда, – привлек внимание чиновника телохранитель.

Возле стены на полу валялась вещица. Судя по характерному блеску, она была выполнена из серебра. Согнутый дугой колосок, посередине которого находилась голова неизвестной птицы с крючковатым клювом и две смыкающиеся сабли, образующие над птичкой домик.

«А вот эта вещица наверняка из глубокой древности. Не припомню я такого гербового знака. Неужели кто-то из лордов сам решил заняться грязными делами?»

Первому министру захотелось наплевать на все дела и вернуться. Вместо этого он принял бодрящую пилюлю и продолжил путь. Леди Каара встретила его в коридоре. Она вместе с двумя охранниками стояла над телом третьего. Шрео остановился как вкопанный.

– Что произошло, ваше высочество?

– Убийство. И мы едва не схватили негодяя.

– Кто это был?

– Увидеть его не удалось.

– Гильдия невидимок, – вздохнул чиновник. – Без специальной подготовки заметить их сложно.

– Я его почувствовала. Вызвала охрану, но он успел сделать свое черное дело.

– Уничтожил стражника?

– Нет, важную свидетельницу. Одна из моих фрейлин была поймана с поличным, она хотела пробраться в комнату короля.

– И вы ее выследили?

– Да, хотела задать несколько вопросов, и вдруг раздались хлопки.

– Он же мог вас убить!

– Я бы почувствовала опасность заранее. Но его злодейство было направлено не на меня. Тем не менее несколько секунд я его держала.

Шрео имел представление о некоторых способностях принцессы подавлять волю одного-двух человек, находящихся неподалеку. Представители древних родов обладали не одним даром, но старались никому это не демонстрировать. Первый министр знал лишь о тех, которые удалось наблюдать самому либо через своих шпионов.

– Гильдия невидимок набирает в свои ряды не простых смертных, ваше высочество.

– Да, да, – согласилась принцесса. – Думаю, наш разговор следует продолжить в другом месте. – Она дала понять, что рядом слишком много ушей.

На этот раз они не пошли в кабинет Куо. Первыми на пути оказались покои старшей сестры, туда Каара и пригласила позднего гостя.

– Пусть ваш телохранитель подождет за дверью, – распорядилась она, как только переступила порог.

– Поражаюсь вашим способностям, госпожа. Многое бы отдал, чтобы иметь хотя бы половину.

– Поверьте, Шрео, сегодня, если бы целью убийцы была я, он бы справился с задачей.

– Вообще-то гильдия не берет заказов на высших особ Кардома. Но даже тот факт, что один из них проник во дворец, говорит о многом.

– Это я и хотела обсудить, милорд, но сначала расскажите об операции. Как все прошло?

Министр вкратце изложил ход событий.

– Ваш план предполагал такие жертвы?

– Да, ваше высочество. Необходимо заменить больше половины охранников. Причем людьми, которых никто не знает.

– Вы же говорили, что не имеете надежных.

– Это не столь важно. Главное, они не знают никого в столице. В каждом постороннем новые охранники будут видеть моего человека, который устраивает проверки на лояльность. Так что подкупить их в ближайшее время не получится.

Шрео не хотел раскрывать все свои карты даже принцессе. Ведь она так и не пожелала рассказать, за чем отправляла Варио, для чего нанимала Прао.

– У меня во дворце будут служить охранники из провинции?

– Не беспокойтесь, свое дело они знают. Кроме того, в отряде есть и бойцы со способностями. Надеюсь, это поможет распознать предателей.

– Чтобы их тут же уничтожили невидимки? – грустно усмехнулась Каара.

– И против невидимок найдем средство, ваше высочество.

– Это нужно сделать как можно скорее. На завтра намечено большое мероприятие, и оно должно пройти без эксцессов. Нам для полного счастья только
Страница 24 из 25

международного скандала не хватает.

– Будут приняты все меры, госпожа.

– Да уж, постарайтесь. Кстати, об этом убийце. Дней десять назад он едва не погиб на острове Цруззов. Я успела выхватить кусочек его памяти.

– Спасибо, ваше высочество. Очень ценная информация. – Министр извлек из кармана странную находку и протянул принцессе: – Вам, случайно, не знаком этот гербовый знак?

Каара бережно приняла блестящую вещицу.

– Где вы его нашли, Шрео?

– В коридоре невидимка столкнулся со мной. Стрелял, потом был вынужден бежать. Видать, обронил в спешке.

– Весьма интересное сочетание символов. Колос, птица и сабля. В Кардоме такие не использовали. Разве что… – Она задумалась.

– С вами все в порядке? – после минутной паузы спросил чиновник.

– Отец мне как-то рассказывал, что иногда в гербовых знаках специально делали ошибку, чтобы лишь избранные могли разглядеть истинное изображение. Надо показать его Дио. – Каара вернула находку. – Только высокому лорду по силам разгадать эту загадку.

– Благодарю, ваше высочество. Я так и сделаю. – Он спрятал артефакт в карман. – И еще попрошу назвать имя погибшей фрейлины. Вдруг удастся выяснить, кто за ней стоит?

– Ее звали Тариана.

– Не может быть! – изменился в лице первый министр.

– Почему?

– Это моя родственница. И замышлять девушка ничего не могла, хотя бы просто потому, что для этого как минимум нужны мозги.

– Неужели ее подставили? Но кто? Другие фрейлины или невидимка?

– Затрудняюсь ответить. Тело еще не унесли?

– Пока нет, на месте преступления дежурят два охранника. В следственный отдел уже направили гонца. Или вы хотели пригласить сотрудников тайной полиции?

– Не стоит, пусть лучше этим делом займутся следователи, – кивнул министр. – Да, такого поворота я ожидал менее всего. Похоже, и эту ночь спать мне не придется. Прошу прощения, госпожа, но мне срочно следует выехать в город. А вам я советую дождаться утра здесь. Мой телохранитель останется возле двери.

Леди Каара хотела было возмутиться, однако, немного подумав, согласилась с доводами чиновника.

Несмотря на поздний час, в министерстве было полно служащих. Глава правительства заскочил в следственный отдел и приказал срочно найти информацию о громком деле десятидневной давности, имевшем место на острове Цруззов.

– Через десять минут доклад должен быть у меня на столе! – распорядился он.

В это время вернулся отправленный на место преступления сотрудник и доложил об исчезновении трупа девушки и охранников.

– Как это – «исчезли»? – возмутился министр. – Обыскать все закоулки королевских покоев! Ее не могли так быстро унести.

В окончательно растрепанных чувствах он направился к себе.

«Не думать о Тариане. Сначала надо проверить одну версию, потом займусь племянницей. Как же мне не хватает Лургадо! Пора бы ему уже и вернуться».

У секретаря Шрео спросил о поисках исчезнувшего специалиста, который проверял кабинет до Мибидио и утверждал, что прослушивающих устройств там нет. Пропажа пока не обнаружилась.

В кабинете министр переоделся в походный костюм, рассовал по карманам несколько смертоносных сюрпризов и ознакомился с последними сводками. Ничего заслуживающего внимания в них не было, а вот в отчете, который подготовили точно в указанный срок, имелись весьма интересные факты.

Ровно десять дней назад на складе одного из богатейших купцов острова Цруззов произошел сильный пожар, и почти одновременно с ним подверглись нападению главные представительства торгового дома Хардило. Все говорило о том, что некто решил убрать конкурента. Однако во всех случаях пострадала сама нападавшая сторона. По всему выходило, что купца о визите незваных гостей предупредили, поскольку именно на эту ночь он нанял бойцов из гильдии Рыцарей Щита. В результате дерзкого нападения три рыцаря погибли, а на складе обнаружили сильно обгоревший труп. Ходили слухи, что несколько человек удалось взять живыми, но проверить их достоверность не удалось.

Известив секретаря, что собирается навестить гильдию невидимок, Шрео покинул здание. Полчаса понадобилось, чтобы по пустынным ночным улицам столицы добраться до школы боевых искусств, под вывеской которой существовала гильдия Незримых Молний, членов которой чаще называли невидимками.

– Доложи, что я хочу поговорить с мастером О-Нгеро.

– Слушаюсь, босс.

Для того чтобы тебя выслушал мастер школы, просто представиться было недостаточно, требовалось доказать свою силу. Не важно каким образом. Визитер мог попробовать сам преодолеть защитные барьеры или нанять опытного бойца. Главное условие: гонец, не имея оружия, должен попасть на второй этаж и доложить о визите господина.

Первый министр остался в карете возле центральных ворот, а его посланник перемахнул через ограду в сотне шагов от входа. Целью являлось единственное высотное здание, стоявшее в окружении одноэтажных построек, где проживали ученики. Их жестоко наказывали, если незваному гостю удавалось проскочить незамеченным. Поэтому возле каждого домика имелась масса ловушек на все случаи жизни.

Через десять минут эскорт из восьми помятых юнцов сопровождал высокого гостя к дому мастеров. Молодым людям не повезло, поскольку гонец первого министра проложил свой маршрут через их жилища.

– Чем обязан лицезреть главу правительства в столь поздний час? – недовольно пробурчал мастер.

– Я здесь с ответным визитом. Ваш боец нынче вечером убил двоих в королевском дворце. И мне нужно уточнить, кто это сделал.

– Мои ученики не занимаются грязными делами, министр.

– О-Нгеро, давайте не будем попусту тратить мое и ваше время. Я сейчас разговариваю не с учителем школы, а с главой гильдии Незримых Молний. Кстати, разговор конфиденциальный. Вы не хотите выпроводить из кабинета своих подчиненных?

– О каких…

– Один стоит справа от вашего кресла, второй – у меня за спиной. Мой человек отсюда тоже уйдет.

Мастер хотел было возмутиться, но быстро передумал.

– Хорошо, оставьте нас. – Когда дверь снова закрылась, он заговорил вновь, но теперь из голоса исчезли нотки недовольства. – Почему вы считаете, что это был мой ученик?

– По почерку преступления.

– Уверяю, вы ошибаетесь. Ни один из гильдии не возьмет заказ в королевской резиденции.

– Как насчет бывших невидимок?

– У нас бывших не бывает. Есть живые и мертвые.

– Вот по поводу мертвых мне и хотелось бы поговорить. Давайте вернемся на десять дней назад. Остров Цруззов, торговый дом Хардило. Ваши люди потерпели фиаско…

– Почему вы решили, что там замешаны невидимки?

– А кому еще по силам одолеть Рыцарей Щита, устроивших ловушку? – это был скрытый комплимент мастеру.

– Например, вашим бойцам, господин Шрео, – нашелся с ответом О-Нгеро. – Гонец, доложивший об этом визите, легко прошел не самых худших учеников школы. А взгляды он отводит на уровне мастера.

– Вы утверждаете, что на острове действовали не ваши люди?

– Я пока лишь сказал, что никто из моих подчиненных не проникал во дворец Куо. А по поводу нападения на дом Хардило мне ничего не известно.

– И ваших людей в то время на острове не было?
Страница 25 из 25

Ни одного?

– Почему же, один из моих учеников был там проездом. Не знаю, что с ним произошло, но парень так и не вернулся.

– Труп нашли?

– Нет. Никто и не думал бить тревогу. Он собирался вернуться только вчера.

– Значит, сегодня можно начинать поиски?

– Я утром хотел писать прошение.

– Раз уж я здесь, давайте сэкономим на бумаге.

Мастер описал ученика, сообщил о его способностях, сильных и слабых сторонах. Парень оказался довольно одаренным, последних практически не имел.

– Судя по вашим словам, своими способностями он немногим уступает лордам.

– Его отец действительно лорд.

– Вы знаете, кто именно?

– Нет, господин Шрео, но мы умеем определять людей благородной крови.

«И опять просматривается благородный след. Только этого не хватало! – подумал чиновник. – Иметь врагом лорда, пусть и не чистокровного, да еще прошедшего подготовку в гильдии невидимок… Теперь понятно, почему леди Каара не смогла удержать убийцу».

– У меня еще один вопрос, мастер. Что вы можете сказать об этом? – Министр положил на стол гербовый знак.

– Ничего. Никогда не увлекался геральдикой.

– Благодарю за содержательную беседу. Когда мы найдем отступника, я сообщу, – пообещал министр.

– Буду весьма признателен, – кивнул О-Нгеро. – Мы же, со своей стороны, также начнем поиски погибшего.

– Считаете его мертвым?

– Конечно, ведь он не прибыл домой в строго обозначенный срок. Значит, нарушил правила школы. Для нас он умер.

Шрео имел представление о законах некоторых гильдий. Во многие было очень сложно вступить, а выйти из них – только лишившись жизни. Причем шансов убежать или скрыться от соратников – ноль. Каждому члену тайного сообщества при посвящении вручался специальный знак, по которому его в случае побега и находили. Знак продолжал заявлять о себе, пока жил владелец, а специалистов, умевших стирать подобные метки, в Кардоме имелось меньше, чем пальцев на руке.

«Так, выяснить все о стирателях, определить, кто из них был на острове Цруззов декаду назад, выслать к нему пару особых парней. Составить краткий отчет высокому лорду и отправить его почтовым челноком. Подготовить зал к торжественному приему, направить кузену письмо о смерти Тарианы, ввести своих людей в штат охраны, организовать встречу высоких гостей, – размышлял первый министр по пути в правительственное здание, – но сначала три часа сна. Иначе свалюсь в самый неподходящий момент».

Глава 8

Ну у вас и обычаи!

Раут по случаю представления ее высочеству нового посла Чирхазы первый министр решил провести в бирюзовом зале дворца. Такой выбор был обусловлен двумя причинами. Во-первых, почти половина полотнища флага соседней державы была такого же цвета, а во-вторых, убранство зала позволяло незаметно разместить до полусотни готовых к любым неожиданностям наблюдателей.

Шрео еще до полудня успел отдать все распоряжения. Контролировать их выполнение он поручил секретарю, а сам отправился встречать Дио. С высоким лордом он хотел переговорить по дороге, опасаясь, что во время раута такой возможности не представится.

Вчерашняя стычка у стен дворца уже принесла первые результаты: двоих бойцов дворцовой стражи не удалось обнаружить ни среди живых, ни среди мертвых. Причем один из них точно дежурил в королевских покоях в день, когда кто-то попытался проникнуть в комнаты Куо. Он же оставался у трупа племянницы первого министра. Ищейки навестили дома исчезнувших, но домочадцы не смогли рассказать ничего интересного. Пропавшие не вернулись вечером со службы. Следствие начало отрабатывать их контакты.

«А ведь парни были на хорошем счету. Их даже звали в тайную полицию», – припомнил Шрео.

Высокий лорд прибыл в составе большой делегации, едва уместившейся на трех пассажирских челноках. После приема он планировал несколько дней погостить у бывшей супруги. С одной стороны, это позволит под благовидным предлогом усилить охрану дворца, а с другой – поумерит пыл обнаглевших заговорщиков. Всем было известно, что в свите Дио имелось немало уникальных специалистов.

Кареты с гербами Руххов и Марров выстроились в ряд возле причала. К одной из них пригласили высокого лорда, дверцу открыл телохранитель Дио.

– Внутри господин первый министр, кроме того, ощущается наличие предметов из-за Мембраны, – доложил он хозяину.

– Все в порядке, – кивнул лорд и забрался в салон. – Шрео, пристрастие к побрякушкам чужого мира когда-нибудь тебя подведет.

– Недавно я принял на работу уникума, способного определить любую мелочь с той стороны. Карету он проверил с особой тщательностью.

– Твой кабинет тоже проверяли, – усмехнулся лорд.

Дио каждый день получал отчеты первого министра, для чего использовались крошечные челноки, имевшиеся в распоряжении лишь высоких лордов.

– За всеми не уследишь, мы сейчас ищем этого «специалиста». Не уверен, что он еще жив, но если повезет…

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/nikolay-stepanov/lord-nebesnye-dorogi/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.