Режим чтения
Скачать книгу

Любовь по Интернету, или Подари ему весь мир читать онлайн - Ольга Тарасевич

Любовь по Интернету, или Подари ему весь мир

Ольга Ивановна Тарасевич

Даша Забелина, разведясь с мужем, осталась одна с маленькой дочерью. Подруга заполнила за нее анкету на сайте знакомств, и на Дашу обрушился шквал мужских писем. Отбраковав послания озабоченных юнцов и пережив разочарование от первого свидания, Даша останавливается на наиболее достойной кандидатуре – богатом бизнесмене Вадиме. Вадим щедро ухаживает и красиво говорит, и, хотя рядом с ним сердце Даши бьется в спокойном ритме, их отношения становятся все серьезнее и крепче. Но однажды… Возвращаясь из ресторана на машине Вадима, они сбивают девушку и скрываются с места преступления. За рулем на тот момент была Даша…

Ольга Тарасевич

Любовь по Интернету, или Подари ему весь мир

© Тарасевич О., 2010

© ООО «Издательство «Эксмо», 2010

* * *

Сюжет романа и его герои вымышлены автором. Все совпадения случайны и непреднамеренны.

Из дневника убийцы…

Я нахожу их в Интернете, на сайте знакомств. Тысячи женщин сидят у монитора, надеясь устроить свою судьбу. Можно ли на самом деле через Сеть завязать серьезные отношения? Честно говоря, никогда не знал ответа на этот вопрос. У меня свои цели. Ни поиск жены, ни легкие интрижки к ним не относятся.

Меня совершенно не интересуют юные длинноногие красавицы, активно подыскивающие спонсора, которого они именуют «состоявшимся и состоятельным мужчиной». С них нечего взять, кроме глянцевого целлулоидного личика, а это идет вразрез с моими планами. Взрослые опытные женщины тоже находятся за рамками моего поиска. Они слишком умны, практичны и биты жизнью для того, чтобы их можно было одурачить. «Мой размерчик» – это те, кому немного за тридцать. Как правило, такие дамочки уже прочно стоят на ногах и успели многого добиться. Хорошая работа, престижное авто, квартира. У них есть почти все. Кроме любви, которую они как-то незаметно потеряли за многочисленными совещаниями, командировками и перманентно подгоревшими котлетами.

Золотой «бальзаковский возраст»… Руины первого, как правило, заключенного еще в юности брака. Ребенок. А сил еще много, и есть огромное всезаполняющее желание быть счастливой, любимой, любить… В таких девушках словно бы заложена мина замедленного действия. Механизм тикает, приближая унылую неизбежность, эти звуки слишком хорошо слышны, чтобы не обращать на них внимания. Дамы «бальзаковского возраста» понимают, что времени остается в обрез. Уже скоро тщательно выхоленную красоту не спасут никакие косметологи, и возможность стать матерью тоже не является константой. И если опоздаешь теперь, то потом будет только одинокая безрадостная старость, и винить в этом кроме самой себя некого. Они торопятся, не очень-то разбираются в людях, потому что им очень хочется успеть урвать от жизни свой кусочек счастья. С такими проще всего иметь дело. Доверчивые, падкие на красивые слова и широкие жесты, несмотря на весь свой опыт, они до сих пор с детской наивностью ждут своего единственного принца, который закроет глаза на намечающиеся морщины и подпорченные целлюлитом бедра и оценит, возможно, даже прекрасную душу и даже в действительности имеющиеся ум и интеллект. Их-то мне, таких цыпочек, и нужно…

Я никогда не интересуюсь анкетами иногородних, только москвичек. Но и с ними тоже все не так уж и просто. Часто доверчивые, уже чуть подвявшие девчонки радостно перечисляют в своих анкетах все, что им удалось получить от предыдущих мужиков или, что бывает реже, заработать собственными мозгами. Такова се ля ви: бесприданницы сегодня никому не нужны. На рынке невест котируется не столько объем бюста и длина ноги, сколько отдельная квартира и дорогой автомобиль.

Я внимательно рассматриваю фотографии… Дачная идиллия, убогие шорты, с апломбом демонстрируемые на фоне грядок; красные плюшевые ковры на стенах, потертые кресла и диванчики – от всего этого веет бытовой неустроенностью, безнадежностью. Голодные, не избалованные жизнью дамы, во-первых, злы, во-вторых, подозрительны. Их убогое имущество представляет для них такую ценность, что лучше не напрягаться, пытаясь их ощипать. Слишком много усилий, слишком ничтожный результат. Как только я вижу на снимке грядку или висящий на стене ковер – то сразу закрываю анкету такой мадам. Однако если девочка имеет привычку отдыхать на белоснежных пляжах Мальдив, одевается в дорогие брендовые шмотки, поглядывает на потенциальных женихов из-под стильных очков стоимостью от пятиста долларов – это тоже сомнительный вариант. Я убедился в этом, пару раз назначая встречи «упакованным» девицам. Все это их благополучие – пыль в глаза. Как правило, такие девушки – бывшие любовницы богатых «папиков», время от времени производящих апгрейд своей личной жизни и меняющих любовниц на более свежий вариант. А уже повзрослевшая «соска» все никак не может смириться, что ей больше ничего не светит, и упрямо пытается найти нового кавалера, который, может, не слишком часто сможет порадовать ее в спальне, зато всегда исправно перечислит денежек на карту. Бывшие в употреблении дамочки, привыкшие к дольче-вита, не только своего не упустят – они еще мало-мальски платежеспособного мужика стремятся обобрать до нитки. Нет, мои девочки – другие. Они не выпячивают свой достаток, скорее просто намекают: жизнь удалась, еще бы немного тепла. На фотографиях – никаких понтов вроде позирования на фоне дорогого авто, роскошного пентхауса или модного ресторана. Но настоящую роскошь не спрячешь. Можно открыть программу для просмотра фотографий, увеличить изображение, рассмотреть часы, обувь, сумку. Если все это стоит недешево, а сама анкета написана умно, с пытающимся скрыть надежду юмором – то значит, вот она, моя женщина.

Она может быть блондинкой или брюнеткой. Теперь уже мне это не важно…

Я знаю, о чем подумает девушка, когда придет ко мне на свидание. Они все думают об одном и том же. И это неудивительно. Образ сильного мужчины, надежного и успешного, уставшего зарабатывать деньги и задумавшегося о семье, продуман до мелочей. Они думают, что нашли любовь… а на самом деле стремительно приближаются к собственной смерти…

Иногда, когда я смотрю в их полные надежды глаза, полуоткрытые в ожидании поцелуя губы, во мне вдруг просыпается жалость. Я думаю: «А может, просто взять и исчезнуть? Раствориться в Интернете, в московской шумной, стремительной толпе, в жизни… Просто взять и подарить женщине еще много дней, солнца, снега, надежд и разочарований – бытия во всех его проявлениях?» В такие моменты я чувствую себя Богом, который может все, карать или миловать, и только в его полной власти маленький беззащитный человечишка. Но такие мысли как приходят, так и уходят. Понаслаждавшись собственным всемогуществом, я по-прежнему выполняю свой план, и смерть – просто один из пунктов этого плана.

Впрочем, я уже давно не хожу на свидания. И в моей анкете размещена не моя фотография, а снимок обаятельного учителя йоги из США. Со временем я разработал другой вариант, когда первая же встреча становится последней. Я работаю не в безвоздушном
Страница 2 из 14

пространстве, поблизости так или иначе находятся люди. Я знаю, что меня уже давно ищет милиция. И я больше не собираюсь давать ментам даже малейшего шанса поймать меня. Выкристаллизовавшаяся за годы работы схема стала идеальной. Никаких проблем с правоохранительными органами больше у меня никогда не возникнет.

Я не думаю, что поступаю плохо. У каждого своя работа. Для меня центром всего мира являются мои собственные интересы. Главное – чтобы мне было хорошо. Все остальное находится за скобками и волнует меня постольку поскольку. Мне кажется, я даже не очень-то обманываю своих жертв. Ведь я действительно избавляю их от одиночества. И от остальных проблем тоже…

За полгода до описываемых событий

«Я сильная. Я сильная и со всем справлюсь. Все, что ни делается – к лучшему. Даже если теперь так больно, что дышать едва получается, это все равно к лучшему. Только пока я этого не осознаю, из-за боли. Но потом соглашусь и все пойму. Я сильная, сильная, сильная…»

Мой внутренний голос – такой заботливый. Передо мной, пряча глаза, стоит муж и объясняет, что больше меня не любит. Я даже не знаю, чего мне в настоящий момент хочется больше – закатить истерику, убить себя или пристрелить Диму, который, как только что выяснилось, нашел себе барышню посвежее, а меня вместе с нашей дочкой Юлей решил бросить. А вот внутренний голос – полное самообладание, молоток. Он не растерялся. И точно знает, что надо делать…

«– Я больше не люблю тебя. Ты это понимаешь?

– А как же наша семья? Как же дети?

– Детям я буду помогать. А жить вместе с тобой больше не хочу.

– Но… милый… ведь ты всегда говорил, что любишь меня! Нам же было так хорошо вместе. Ты только вспомни!

– Я полюбил другую женщину. Я устал жить во вранье. Я сделал свой выбор. И не надо мне тут сцены закатывать. Все, прощай. Отойди от двери! Я тебя по-хорошему прошу, отойди от двери!

Не в силах совладать с собой, я бросилась Артему на шею. Мне казалось, что стоит только поцеловать его губы – и он сразу вспомнит нашу любовь, наши наполненные страстью бессонные ночи, и никогда никуда не сможет уйти. Зачем ему оставлять нас? Я все прощу, я ни разу его не упрекну. Пусть даже он сколько угодно встречается с той, другой. Только бы не уходил. Ведь у нас же семья. И дети. Как им объяснить, что папа больше не будет жить с нами? Я схожу с ума при мысли, какую боль причинит такой поступок отца их маленьким сердечкам…

Артем отшвырнул меня, как котенка. Когда за ним захлопнулась дверь, мне показалось, что грянул выстрел, который разнес мою душу вдребезги…»

Стараясь избавиться от морока, я покачала головой.

У меня так часто бывает. В критических ситуациях я превращаюсь в страуса. Только те прячут голову в песок, а я ныряю в текст. Чужие слова заслоняют от меня собственную боль. А может, это просто профессиональная деформация? Больше десяти лет я работаю редактором в крупном издательстве, занимаюсь женской сентиментальной и криминальной прозой. Я поняла, что есть какой-то предел творческого ресурса у авторов. Он у всех разный, кто-то начинает писать мертвые механические книги, выдав пятнадцать романов, а кто-то – пятьдесят. Наверное, редакторам годы фильтрования чужих фантазий, желаний, разочарований и психозов просто так тоже не даются. Хотя я не думаю, что мне надо обращаться к врачу в связи с появившейся в последнее время манерой моего мозга вдруг выдавать на-гора целые куски из отредактированных мной романов. Меня это не беспокоит, а скорее, даже помогает. Хотя и легкое раздражение при таких фокусах памяти все равно присутствует. Ошибки ведь тоже вспоминаются. Арина Иванова – неплохой автор, но я устала ее просить не использовать в описании эротических сцен ну очень заштампованный штамп «он вошел в нее, как нож в масло». – Даша… У тебя такое лицо… Почему ты надулась, как мышь на крупу?! Никакой трагедии не произошло. Это нормально: люди встречаются, а потом расстаются. Все хорошо у тебя будет, правда! Найдешь ты мужчину, который тебя полюбит! Да кто я такой, в сущности?! Ты же сама всегда говорила, что я – балбесина. Невелика потеря!

Я нервно сглотнула слюну. Все-таки мой Дима (то есть уже, видимо, совсем не мой) – редкостный идиот! Какое еще может быть лицо, когда выслушиваешь такую новость?! Впрочем, муж (бывший муж? наверное, нам же придется разводиться, если он больше меня не любит?) всегда отличался холерическим темпераментом. Дима – это вечный фонтан искренней детской радости, невероятных проектов, вранья, в которое он сам верит настолько искренне, что оно становится почти правдой. Галантный кавалер, балагур, душа компании, достойный партнер для интеллектуального спарринга – он нравился всем без исключения моим приятельницам. Я же до последнего не сдавалась. Было какое-то предчувствие: вот именно с ним не сложится. Почему? Наверное, Дима представлялся мне очень ненадежным человеком для семейных отношений. С таким хорошо потусоваться, сходить в гости или ресторан, заняться страстным изысканным сексом. Но ведь совместная жизнь – это не вечный праздник. Я опасалась, что Дима, наигравшись со строптивой игрушкой, быстро заскучает и растворится во времени и пространстве безо всяких следов. К тому же он отличается очень эффектной внешностью – под два метра ростом, кареглазый брюнет, невероятно искренняя притягательная улыбка… В общем, Джордж Клуни нервно курит в сторонке, не выдержав конкуренции. На Димку бабы вешались пачками. Я просто боялась боли… Но он настойчиво брал меня штурмом, как укрепленную крепость. Цветы, дорогие подарки, забота, внимание, совместные поездки… Я терзала и изучала его года два, пока он не убедил меня в серьезности своих намерений. Через год совместной жизни, незапланированно, но к моему огромному космическому счастью, родилась Юленька. Я думаю, уже тогда, когда дочь была совсем крохой, мой муж стал активно ходить «налево». Я не старалась его подловить, от Димы не пахло чужими духами, на воротничках его рубашек никогда не наблюдалось никакой помады. Но только вот каким-то извечным женским животным чутьем я осознала: у Димки кто-то появился. Однако заботы о новорожденном младенце быстро уменьшают муки ревности. К тому же, я чувствовала себя виноватой. Я очень медленно оправлялась от родов, даже когда по срокам уже стало можно заниматься сексом, у меня глаза на лоб лезли – от боли, а не от удовольствия. Хронический недосып и усталость наполнили меня то ли мудростью, то ли безразличием. Я решила – ну пусть себе погуливает, приоритеты же у него расставлены верно, все мужики потихоньку изменяют. Меня это не настолько сильно обижает, чтобы выяснять отношения под ухом чутко спящего маленького ребенка. Юлька, доченька моя ненаглядная – вот в чем для меня заключался весь смысл, весь мир, все самое важное и главное. В ее глазках, улыбке, бегущих по подбородку слюнках, первых движениях крохотного тельца было столько красоты, неописуемой прелести и счастья… А муж и все, с ним связанное, отошли даже не на второй, а на какой-нибудь сто двадцать второй план, после Юлькиных какашек, отрыжек, диатеза и соплей.

Впрочем,
Страница 3 из 14

мне очень быстро пришлось задуматься о няне. Дима – балбес, балагур, жуткое трепло и тусовщик. Но он никогда не был лодырем. Только с его доходами, как и с жизнью, выходила полная неопределенность и невероятно резкая амплитуда действий. Муж фантастически быстро сумел заработать на квартиру (это с нашими еще докризисными ценами на недвижимость! Я даже удивилась, откуда в нем, постоянно путешествующем по экзотическим странам, а в промежутках между этими поездками попивающем виски в московских барах, такая финансовая хватка). А потом дела пошли плохо, бизнес прогорел, и мы оказались в просторном классно отремонтированном жилье с малолетним ребенком на руках и с угрозой банального голода. Так что мне пришлось не засиживаться в декрете, а возвращаться в издательство. Впрочем, при всей моей любви к дочери, я не очень переживала, что все ее первые невероятно прекрасные значимые мгновения жизни сначала видит няня. Димкины бизнес-проекты постепенно опять стали набирать обороты, но я не могла забыть те времена, когда приходилось выбирать, что купить: памперсы или сок, денег и на то, и на другое просто не было. Мне казалось, что ради Юляшки нельзя «складывать все яйца в одну корзину», пусть она реже меня видит, зато у нее всегда будет все самое необходимое. Конечно, можно было бы обратиться за помощью к моим или Диминым родным – слава Богу, наши родители живы-здоровы и до сих пор успешно трудятся. Но как бы нам ни приходилось туго, мы предпочитали выкручиваться самостоятельно. Чай, не маленькие, чтобы до сих пор родных своими проблемами запаривать…

Но вот выясняется, что у мужа хватало энергии не только на работу, но и на левые романы. И это зашло настолько далеко, что он собирает вещи и уходит от нас.

При всей своей балбесистости и безалаберности Димка – все-таки не дурак. И не может не понимать, что обрекает девочку расти безотцовщиной. Что все эти алименты и воскресные свидания все равно пахнут горем, неловкостью и безнадежностью. Наверное, если отец – алкоголик, который пьет не просыхая и истязает своих домашних, тогда ребенку уж лучше вообще жить без отца, чем каждый день страдать от такого урода. Но мы же с Димкой – воспитанные, адекватные, успешные и интеллигентные люди. До недавних пор у нас была обычная, нормальная семья. Так что он, безусловно, делает несчастной нашу дочь. И при этом еще цинично улыбается и говорит, что ничего страшного не произошло, что все будет хорошо…

«Мужчины – это животные, по-хорошему с ними нельзя. Их надо дрессировать. И, главное, пинать побольше. Как ни странно, им это нравится…»

– Почему ты головой все время вертишь? – с искренней заботой поинтересовался Димка, запихивая в сумку стопку рубашек. – Может, тебя продуло? Смотри, осторожнее, шею застудить – это тебе не шуточки.

Я не стала ему ничего объяснять про Арину Иванову, сверлящую мне мозг кусками своих текстов. Я вообще не знала, что мне говорить.

Просить остаться, унижаться, умолять? Так всегда делают героини книжек, которые я редактирую. Совершенно безрезультатно. Честно говоря, с трудом представляю, чтобы мужик, собирающий вещи, внял уговорам жены, укорам совести, задумался о детях. Если такая ситуация со сбором манаток возникает в принципе – значит, нет у мужчины ни совести, ни ответственности. Одни половые инстинкты – а к ним апеллировать бессмысленно.

Еще при таком раскладе оскорбленная супруга обязательно должна спросить: «Кто она?!» Мне кажется, я и так знаю ответ на этот вопрос. Избранница Димки лет на десять меня моложе, ноги у нее длиннее. Я-то на свою внешность не жалуюсь, и мордашка симпатичная, и фигура отличная. Но смысл мужу менять меня на экземплярчик похуже? Никакого. Его новая избранница, безусловно, молода и красива. И вкуса к жизни у нее пока еще побольше, чем у меня. Она же еще от Димки не родила, все на себе – и дом, и работу – не тащит.

«Юлька, Юляша, Юленька! – вдруг лихорадочно зашлось болью сердце. И, елки-палки, я почувствовала, как по щекам заструились обжигающие слезы. – Ей четыре годика уже, она болтает вовсю, она все понимает. Какой же ты, Димка, козел! Вот ты сейчас свалишь, а Екатерина Евгеньевна, наша няня, приведет дочь с прогулки. И что я скажу ребенку? У нее такие чистые глаза и пухлые щеки, а волосики, шелковистые, молоком пахнут. Юляша спросит: «Где папа?» Что я ей скажу? Сегодня, завтра, через неделю? Что, что?..»

– Не плачь, Даш, – Дима попытался меня обнять, я резко отшатнулась. – Извини. Но ты не плачь, не надо. Я же все тебе оставлю, и квартиру, и машину. Ты теперь невеста с таким приданым будешь! Одна не останешься, точно! Еще лучше меня парня себе найдешь.

Предатель старательно меня утешал, а я с болью думала о том, что хуже и его найти мужчину действительно сложно. Или мне все-таки порадоваться, что мы не будем долго и муторно делить имущество? Сейчас ведь это модно: в каждой ситуации уметь видеть хорошее?

Господи, Господи, как же болит сердце.

И как жалко Юляшку…

«Когда за ним захлопнулась дверь, мне показалось, что грянул выстрел, который разнес мою душу вдребезги…»

Повторенье – мать ученья, шизофреническую пластинку заело, неужели маразм до безобразия цикличен? Я ведь уже вспоминала полчаса назад именно этот отрывок.

Впрочем, определенно, Арина Иванова – мудрая женщина, у которой большой жизненный опыт. Ее сентенции раньше казались мне излишне пафосными. Никогда бы не подумала, что звук закрывающейся двери может действительно причинять такие невыносимые страдания…

Глава 1

Цирк всеобщего пользования

– Даша! Забелина, я с тобой разговариваю, отлипни от компа, твою мать! У меня к тебе очень-очень серьезный разговор! Пойдем, покурим!

Если бы с таким предложением ко мне обратился кто угодно, кроме Иры, я бы разразилась лекцией о вреде никотина. Но с Иркой вести такие разговоры совершенно бессмысленно. «Редактировать чужую писанину без табака я еще могу, а вот выдавать собственную – нет. Так что для меня сигареты – производственная необходимость. И потом, должен же быть в рядах адептов здорового образа жизни хоть кто-нибудь эксклюзивный!» – заявляла Ирина на все призывы наших девушек-редакторов задуматься о своем здоровье. Впрочем, в каком-то смысле она, действительно, не типична и эксклюзивна, не только редактирует чужие романы, но и пишет собственные. Кипучей Ириной энергии хватает на все: редактировать, сочинять чудесные легкие книги, строить глазки всем парням из редакции мужской прозы. Как-то мне пришло в голову, что если запрячь Ирку в плуг и пахать на ней поле, она запросто обставит лошадь, которая устанет, и даже трактор, который сломается от неимоверной нагрузки. А Иришка только рассмеется и оглядит вспаханную территорию в поисках подходящего объекта для флирта. Вот ведь, слава богу, сил и энергии у человека!

Бороться с Иркиным пристрастием к курению я давно прекратила. Но стоять рядом с ней возле лифта, в клубах сизого вонючего дыма… Фу, гадость какая!

– Может, лучше в кафе спустимся? – я потянулась за сумочкой. – Время как раз обеденное почти.

– У тебя сегодня обеда не будет! – Ира жизнерадостно
Страница 4 из 14

улыбнулась.

И я невольно ею залюбовалась. Все-таки она – красавица, голубые глаза, огненно-рыжие волосы, сочные, чуть тронутые прозрачным блеском губы. И кожа у Ирки отличная, гладенькая, смуглая, оливковая. Она меня на три года старше, мне тридцать два, ей – тридцать пять. Но у меня уже на лбу и под глазами наметились морщинки, а у Иры – лицо двадцатипятилетней девушки. Впрочем, с учетом того, что я пережила, всего пара моих морщин – это пустяки. Мне кажется, что душа с уходом Димки превратилась в рассохшуюся пустыню, где нет и никогда не будет жизни…

– Какой обед?! – Ирка перегнулась через мой стол, чуть не снесла стопку распечатанных рукописей и ущипнула меня за животик, который после развода из «пресса кубиками» медленно, но верно мутировал в «брюшко валиками». – Ты посмотри на себя! На кого ты похожа?!

Я невольно бросила взгляд в висевшее на противоположной стене зеркало. И решила, что из анемичной темноволосой стильной «француженки» я превратилась в «итальянку». Но речь, конечно, только о более округлых формах. Потухший взгляд, обиженные складки у губ – проявлений типичной южной жизнерадостности в моей внешности нет и следа. Вот почему, наверное, я все чаше предпочитаю смотреть в рукопись, чем на собственное отражение.

После ухода Димки и последовавшего затем развода, казавшегося каким-то нелепым дурным сном, формально моя жизнь не очень-то изменилась. Я по-прежнему много работаю. Юленькой занимается Екатерина Евгеньевна. Поскольку бывший муж исправно дает деньги на ребенка, я решила не отказываться от услуг няни и не отдавать дочь в детский сад, потому что Юлька там цепляет одну инфекцию за другой. Дима действительно оставил мне подаренную на тридцатилетие машину – резвую светло-серую «Toyota Rav 4». Все в принципе осталось как прежде. Дочь менее болезненно, чем я ожидала, перенесла разрыв родителей. Но вот уже полгода меня не покидает ощущение, что в моей жизни просто выключили свет. Не было ни одного дня, чтобы я не вспоминала Диму, его глаза, поцелуи, дурацкие шуточки и оригинальные сюрпризы. Я даже не думала, что привязалась к нему настолько сильно и что так трудно буду переносить разлуку. Когда все только начиналось, я боялась за дочку. В итоге она справилась, а я – нет. Оказывается, любовь мужчины согревает жизнь. Оставшись без нее, замерзаешь. Я сама часто утешала подруг, оказавшихся в таких ситуациях. Говорила: «Если из твоей жизни что-то уходит, это значит – освобождается место для чего-то нового». Ерунда полная. Ничего не освобождается. Мужа уже давно нет рядом, а я, кажется, до сих пор слышу его голос, пытаюсь обнять спросонья родное тело. Оказывается, единственное, чего хочется – это накрыться спасительным пледом прошлого. Все вернуть. Только взяв пригоршню осколков, понимаешь, как прекрасна была не разбившаяся любовь, сколько счастья и тепла она дарила…

– Дашка?! – Ира помахала у меня перед глазами рукой. – Я тебя теряю?! Пошли, перекур!

Вздохнув, я свернула файл с рукописью и потащилась за Иркой.

Кажется, я знаю, о чем пойдет речь. У нее появился очередной ОН, и это кровь из носа надо срочно обсудить. Но если Ира будет это делать в нашей комнате, где работает шесть человек, девчонки без сожалений порвут мисс Любвеобильность, как Тузик грелку. У нас в издательстве очень напряженный темп работы. И всегда: первым делом – самолеты…

– Значит так, дорогая, – Ира щелкнула золотистой зажигалкой, и я невольно поморщилась: сейчас как начнет вонять дымом, – смотрю я на тебя и понимаю, что ты мне ни капельки не нравишься.

Я попыталась вяло пошутить:

– Ирочка, было бы куда хуже, если бы я тебе нравилась. Что, в мужской редакции все уже покорены?

Ира улыбнулась:

– Спокойно, Маша, я Дубровский. Как хорошо, что у тебя, Малыш, есть я, твой Карлсон. Короче, Склифосовский, я обо всем позаботилась.

– О чем ты позаботилась?!

– О твоей личной жизни, конечно. Других проблем у тебя вроде бы нет.

Я закусила губу. Блин, знала бы – ни за что не стала бы отрываться от работы. И так на совещании главный редактор отпустила в мой адрес пару критических замечаний, особенно возмущаясь, что у меня производительность труда хуже стала. А тут еще Ирка. Сейчас как заведет свою шарманку. Плавали, знаем. Вот-вот начнет нудеть: развод – это не конец жизни, надо быть сильной, все еще впереди. Как будто бы я сама – дитя малое и этого не понимаю! Но любовь…

«… если бы я только знала, какая эта сука – любовь. Редкостная, отъявленная сука! Это как болезнь, до поры до времени протекающая бессимптомно. А потом все, заражен от макушки до кончиков пальцев ног, и это неизлечимо».

Арина Иванова, родная, давно не слышала!

Впрочем, а что еще выдавать моему бедному мозгу? Только отрывки из мелодрам, моя жизнь теперь на них так похожа.

– … и вот я решила, что надо тебе найти нового мужика. На Диме свет клином не сошелся. Но я же понимаю, времени у тебя знакомиться особо нет. Кстати говоря, это сегодня большая проблема – где современной работающей девушке познакомиться с парнем, – разглагольствовала тем временем Ирка, прикуривая, к моему большому неудовольствию, уже вторую сигарету. – Фитнес-центры, магазины, кафе, клубы – все это не оригинально, и долго, и результата стопроцентного нет. Ну, будешь ты полгода пресс качать рядом с каким-нибудь красавцем, а потом разговоришься и выяснишь: женат, ловить нечего. А на лбу у мужиков семейное положение не написано. Кольца они обручальные не носят. Наверное, только и ждут, что им обломится на халяву немного секса.

– Насчет фитнес-центра – отличная идея. Только не в плане знакомства с мужиками, я про спорт. Я так активно заедала горе, что не влезаю уже в любимые платья. Слушай, может, работать пойдем? На тебя главредша тоже, кстати, ругалась…

– Ничего, пять минут дело потерпит. Тут твоя судьба решается.

– И как же она решается?

– Активно! Плодотворно!

– Я не понимаю, о чем ты? Решила меня с кем-то познакомить?

Ира удовлетворенно кивнула:

– Ага. Я сделала тебе анкету на сайте знакомств. Фотку разместила очень удачную. Ты мне из Египта ее присылала, ты там загорелая, в белом купальнике, на фоне заката. Тебе уже мужики пишут вовсю. Ты пользуешься успехом!

Я в бешенстве осмотрела коридорчик перед лифтом. Из тяжелых предметов там наличествовала только урна. Только бить ею Ирку не очень-то удобно. Урна громоздкая, тяжелая. Может, вцепиться Ирине в космы? Вообще-то я, конечно, существо мирное и интеллигентное. Но когда происходит такое… такое… гадство такое! Да у меня просто слов нет! Одни членовредительские намерения!

– Чего ты кипятишься? – Ира выпустила колечко дыма и картинно похлопала ресницами. – Правду говорят: ни одно доброе дело не остается безнаказанным. Могла бы поблагодарить меня, я же все-таки старалась, беспокоилась… Сейчас я дам тебе пароль от твоей страницы, ты выберешь приглянувшегося парня и отправишься на свидание.

– Ты же знаешь, первое, что я сделаю – это удалю эту хренову анкету к едрене фене!

– Не удалишь.

– Это почему? Технически невозможно?

– Возможно. Только ты этого делать не станешь. Вот сейчас
Страница 5 из 14

перестанешь кипятиться, все как следует обдумаешь. И поймешь…

Всхлипнув, я ее перебила:

– Что я пойму? Что сейчас кто угодно может пялиться на мою фотографию? Вот уже знакомые веселятся: гляньте, наша Дашка Забелина замуж опять хочет! Ира, как ты могла?!

– Нормально все, не кипятись! Фотка там твоя – в очках на пол-лица. Тебя на ней мама родная не признает. И потом, Интернет – это отличный способ познакомиться с нужным человеком. Все про него выяснить. Уже на начальном этапе общения можно понять, привлекает тебя мужчина или нет.

– Ага, привлекает. Как привлечет – так потом никто не узнает, где могилка моя. А мне Юленьку надо на ноги ставить. У девочки и так отца нет, не хватало ей еще и матери лишиться. На моем кладбищенском памятнике напишут: утонула в криминальном омуте, ошибочно принятом за любовный! Короче, Ирина, мы все с тобой выяснили. Ты немедленно сносишь ту хрень, которую сделала, и включаешься в работу. На совещании нас с тобой ругали вместе!

– Дашка, да ты уже точно ку-ку с нашей работой стала! Опять Иванову редактируешь? Это у нее, кажется, каждое знакомство через Интернет чревато то трупом, то гаремом, то еще какой-нибудь фигней.

– Иванова обещала сдаться через месяц. А сейчас я читаю вполне милый иронический детективчик. То есть я его читала, пока ты меня не оторвала и не стала мозг всякой ерундой запаривать. Пошли! Мы уже полчаса тут болтаем!

Ирка, сделав глубокий вдох, изрекла:

– Не важно, сколько мы болтаем. Сколько надо – столько и будем!

Дальнейший полет ее мысли развивался в следующем ключе. Мы слишком много работаем – поэтому восприятие жизни у нас происходит под влиянием книжных стереотипов. Но все книжки – это же сказки. Добрые или злые, у кого из авторов как получается, но – сказки. В жизни все по-другому. Иногда это плохо. В том смысле, что перед обычной девушкой не окажется красавец-миллионер с предложением руки и сердца. Но, как правило, в большинстве случаев отличие книжного мира от реальной жизни – это хорошо. Потому что вероятность проснуться рядом с трупом или обнаружить оный перед своей дверью равна нулю. Потому что даже если тебе встретится преступник, то он просто и надежно тюкнет тебя по башке, а не будет изгаляться, сочинять изысканные способы издевательств с синхронным запутыванием следов. И вообще – преступников по жизни на порядок меньше, чем в книгах. Просто когда читаешь на эту тему с утра до вечера, может сложиться мнение, что каждый мужчина – преступник.

– А они, может, козлы вовсе даже и не каждый. А хотя бы через одного, – продолжала рассуждать Ирка, возбужденно размахивая руками. – Нет никаких маньяков на сайте знакомств! Открой свой ящик, посмотри – красивые, успешные. И одинокие. Ни один на преступника не тянет.

– Ирка, ты в своем уме! Если они все такие классные, то почему одинокие? Я тебя умоляю! Да даже на сезонной распродаже пока приличную тряпку найдешь – упаришься, все хорошее сразу разбирают. А тут – мужик, весь из себя положительный и холостой. И не нужен никому! А почему так происходит – это очевидно! Потому что на самом деле никакой бесхозный мужик не хороший, а совершенно бракованный!

Я просто захлебываюсь от возмущения. Мысли путаются. Я кричу и невольно осознаю, что в книге я бы такой диалог отредактировала, что-то в нем не то с нормами русского языка. Но с такими подругами, умеющими за считаные мгновения подсаживать на коня, это в принципе неудивительно! Тут про все на свете забудешь, и про Розенталя, и про Голуб с Теленковой (прим.: авторы учебников по русскому языку и стилистике), и про маму родную…

– Да что с тобой говорить! Ты просто этой Ивановой начиталась, которая строчит по книге в месяц…

– Арина пишет по книге в три месяца, – машинально поправила я.

– Слава богу!

– Нечему радоваться! Если бы она писала чаще, доходы издательства были бы выше. Знаешь, какие у нее продажи!

Ира постучала себя по лбу согнутым пальцем:

– Зато с головой у тебя было бы еще хуже. Дашка, я от тебя такого не ожидала!

Я почувствовала, что подруга все-таки окончательно вывела меня из себя. И что сейчас я пойду вразнос, главное – набрать побольше воздуха, и уж тогда…

Чего это она от меня не ожидала? Что я откажусь от ее предложения броситься на сайт знакомств аки Матросов на амбразуру?! Но ведь это же мое и только мое дело. Я еще не отошла от развода. Я боюсь мошенников. У меня нет времени ходить на свидания. И я просто не хочу сейчас ни с кем знакомиться. Вот почему профессор Преображенский может не хотеть купить журналы, а я не могу не хотеть встречаться со всякими проходимцами? А кто еще тусуется на сайте знакомств, если не проходимцы? Все хорошие мужчины уже разобраны, остались только бракованные!

– Дашка, Дашка, умолкни! Мне страшно тебя слушать! – закричала Ира и хорошенько тряхнула меня за плечи. – Ты рассуждаешь, как старая бабка!

Несмотря на всю патетичность момента, я хихикнула:

– Слышишь, редактор! У тебя есть много знакомых молодых бабок?

– Только ты! – в сердцах выпалила подруга, и, заглянув в сигаретную пачку (пустая), бросила ее в урну. – Только ты у меня вот такая – вроде бы молодая и красивая, а мыслишь, как старушка, которая со всем смирилась, всего боится, и лучше уж наблюдать со скамейки за чужой жизнью, чем пытаться наладить собственную! Ах, кто-то увидит мою фотографию на сайте знакомств! Беда-беда! Дашка, пойми: стыдно не то, что тебя узнает кто-то из знакомых. СТЫДНО – ИМЕТЬ ПРОБЛЕМУ И НИЧЕГО НЕ ДЕЛАТЬ ДЛЯ ЕЕ РЕШЕНИЯ! Жизнь балует смелых, решительных и инициативных. Вот они напрягаются, прикладывают усилия, и тогда жизнь – бац, и вознаграждает их по заслугам. Само по себе все хорошее редко приходит. Вот Димка к тебе сам в мужья набивался – что, разве хороший финал у этого романа?! Ах, я маньяков на сайте знакомств боюсь! Дашенька, солнышко, ну ты же уже большая девочка. Как тебя можно обмануть или обидеть? Ты что, ломанешься на первое свидание в хату к незнакомому мужику? Ты что, попадешься на финансовую «разводку»? Самый распространенный случай: неделю розы-мимозы, а потом парень заявляет: любимая, одолжи пятерку – десятку – пятнашку долларов, я разрулю все проблемы, а потом уже весь твой. С отдыхом тоже так разводят – вроде как попутчика ищут, потом любовь-морковь (но целиком оплатить отдых парень, естественно, не может), девушка доверчиво отдает свою часть денег за путевку – а мужика и след простыл. Но. Я убеждена: САМОЕ ГЛАВНОЕ В ЭТОЙ ЖИЗНИ – НИЧЕГО НЕ БОЯТЬСЯ, А ОБМАНЫВАЮТ ТОЛЬКО ТОГО, КТО ЭТО ПОЗВОЛЯЕТ! Нормальный адекватный мужчина никогда не будет настаивать на таких вот финансовых вопросах. И любая вменяемая девушка поймет: если принц вместо того, чтобы бросить к ногам весь мир, просит сначала одолжить ему немножко денег, то надо гнать такого принца в шею. Дашка, ты же взрослая опытная женщина. Тебя на козе так просто не объедешь. Ты вон Иванову как наредактируешься – так сразу во всем повышенную бдительность проявляешь. В общем, сайт знакомств – это просто один из шансов устроить свою судьбу. Ты бы меня поблагодарила! А то, блин, выпендриваешься, как будто бы
Страница 6 из 14

ты девственница, а я грозный старый маньяк-дефлоратор!

Я опять невольно рассмеялась. Когда Ирка злится, у нее получаются такие неожиданные сравнения.

– А почему ты себе мужа через Интернет не найдешь? – я примирительно обняла подругу за плечи. – Если все так классно, как ты расписываешь… Я-то хоть один раз замуж сходила, а ты вообще как-то все не решаешься.

– А зачем мне муж?

– А чтобы был. Муж – хит любого сезона. От него много пользы. Муж в хозяйстве всегда пригодится. Ребенка сделает. Будет любить, заботиться. И, конечно, деньги зарабатывать – любовь любовью, но жить-то все равно на что-то надо…

Ирка пожала плечами:

– Помнишь «Белое солнце пустыни»? «Как это один жена и стирает, и убирает, и детей кормит?» Мужик нынче пошел занятой и дохлый. Он, например, каждый день о любимой заботиться не может, занят, то командировки, то совещания. С сексом тоже только на одного мужика полагаться никак нельзя. Менструаций у них не бывает, но есть кое-что похуже – всякие чемпионаты по футболу, когда мужик, как приклеенный, возле телевизора по нескольку месяцев сидит. Даже в пеньюаре возле мужика шастать в такие дни бесполезно. Это в лучшем случае бесполезно! А бывает, что даже опасно! Приехала я как-то в гости к одному такому фанату. Он, правда, меня пускать не хотел, что-то плел мне про финал чемпионата мира. А я комплект красного белья прикупила, сексуальный, жуть. Так и представляла, как к милому приеду, и он с меня эти красные трусики снимет. Дашка! Никогда так не делай! Запомни: чемпионат мира для мужика – святое. Я приехала, милый в телик пялится. Ну я до белья разделась и давай перед ним всякие позы соблазнительные принимать. Он не возбуждается ни фига, и трусики с меня снимать даже и не думает. Только гундосит: «Отойди от экрана, посиди тихонечко, будь человеком, ты же обещала вести себя прилично». Тогда я решила парня между ног потрогать. Ну он меня сразу на руки подхватил. Я обрадовалась, думаю, вот оно, красное белье плюс стимуляция эрогенных зон, вот меня мой мальчик уже и в спальню поволок. Короче, Дашка. Он меня в этом проклятом белье за дверь выставил! И замок закрыл! А потом футбол свой врубил. Я в дверь звоню – а оттуда вопли его счастливые: «Гол! Гол!». Я в шоке – да он во время секса вообще не кричал, даже кончал беззвучно, а тут такая мощь легких, обалдеть можно! Хотя сама ситуация, конечно, – хоть плачь! Хорошо хоть, что соседка у него оказалась доброй девкой. Не ржала даже, а свой халат мне вынесла. Так я на лестнице до окончания матча и куковала… Но это я все к чему. На одного мужика полагаться нельзя. А вдруг у него припадок вроде футбола случится или работы много будет? А внимания же всегда хочется. Поэтому у меня сформировался постоянно действующий гарем из пяти-семи экземпляров. С одним я про кино говорю, с другим сплю, третий подарки дарит. Все при деле, все счастливы, а я больше всех.

– Коварная ты, Иришка! То-то я смотрю, у тебя кавалеры часто меняются. То один тебя с работы забирает, то другой. Я думала, ты влюбчивая, а ты – коварная. Взяла всех мужиков оптом и головы им дуришь!

– Нет, Даша, я не коварная. Я белая и пушистая. Я даже по молодости честно встречалась лишь с одним парнем. Почти год целовалась только с ним, на других даже смотреть не хотела.

– И что потом?

– А потом все было очень просто. На его день рождения к нему нагрянул пяток девиц. Мы оказались похожими, как сиамские близнецы – рыжеволосые, высокие, стройные.

– Как обидно…

Ирка улыбнулась:

– Я не обижаюсь. Я делаю выводы. Зачем ограничиваться одним мужчиной, когда можно наслаждаться ими всеми? И они, кстати, именно так в большинстве своем и поступают. С очень многими парнями я познакомилась через сайт. Я обожаю такие знакомства. Это как лотерея! К кафе может приехать мэн на шикарной тачке. Или прийти гопник, который решил совместить свидание с тобой с походом в супермаркет. Ну что ты хихикаешь? Я тебе правду говорю. Договорилась как-то с одним, фото прислал – закачаешься, Антонио Бандерас, у меня таких мужиков фактурных сроду не было. И вот, замирая от счастья, стою я возле кафе, вся из себя звезда, каблуки по высоте почти как ходули, платье от Шанель, духи – сладкий оргазм. Мальчик же красивый, такому надо соответствовать! И тут подходит дядечка, в кепке, с сумочкой клетчатой. «Вы – Ира? Очень приятно. А я тут пораньше пришел, решил для хозяйства кое-что прикупить… А шо вы на меня, женщина, так удивленно смотрите? На фотографии был без кепочки? Так фотография не моя, но в молодости я был очень похож именно на того мужчину!»

– Я бы умерла от неловкости…

– Да ладно тебе. Я не внакладе осталась. Во-первых, поржала. А во-вторых, меня дядечка щедро угостил растворимым кофе из «Крошки-картошки».

Я представила Иришку, всегда красивую и элегантную, рядом с таким мужчинкой и расхохоталась.

– Посмотрим, кто к тебе придет на свидание, – подмигнула Ирина.

У меня невольно вырвалось:

– Посмотрим!

Я вдруг почему-то очень обрадовалась. И подумала, что от обеда действительно лучше отказаться – стрелка на весах показывает цифру на пять кило больше обычного значения. И еще, наверное, надо выбраться в магазин, я сто лет не покупала себе никаких новых тряпочек.

Но больше всего, конечно, меня интриговало, кто те мужчины, которые заинтересовались моей анкетой…

* * *

– Мама, ты сегодня совсем улыбатая! – заявила Юлька, внимательно меня разглядывая. – Такая улыбатая-улыбатая!

У моей доченьки часто бывает пристальный, по-взрослому серьезный взгляд. В такие моменты я ее… боюсь. Вообще, счастье и материнская любовь проснулись во мне не сразу, не во время беременности и не после родов. Когда в родильном зале сестра положила ребенка мне на живот и я с любопытством вгляделась в крошечное чумазое личико, у меня от страха мурашки поползли по коже. У малютки оказался такой серьезный осмысленный взгляд. Он словно говорил: «Ну, привет, мать, что скажешь?» Малышка не плакала, просто изучающе меня рассматривала. Я оробела и испугалась своей собственной дочери!

А вот еще одна Юляшкина привычка обычна для всех деток. Она активно занимается изобретением новых словоформ. И опять-таки я здесь себя веду, наверное, как и все мамы. Умиляюсь и записываю ее смешные словечки. Например, Юлька придумала слово «подолевика» – это черника, купленная на рынке в Подольске. А еще она уверена, что «кабачок» – это сын кабана, а «алкаши» – многочисленные дети Аллы Пугачевой, которые почему-то все время плохо себя ведут. Когда Юлька начинает лепетать свои эксклюзивные словечки, редактор во мне исчезает, это точно. Никакого желания исправить ошибку, я чувствую только умиление или даже гордость. Все-таки моя дочь – самая сообразительная малышка на свете. Надо же, как здорово она придумала – «улыбатая мама»!

Я с нежностью провела по светлым волосам дочери. Вот же я кому-то счастье выращу – натуральную блондинку. Мы с Димкой оба темноволосые, зато у бывшей свекрови очень красивые естественные медовые локоны. Юленька – точная копия бабушки, у нее типично славянская лубочная красота… Может, кто-то и умеет ценить то, что у него
Страница 7 из 14

есть, но мне лично всегда хочется то, чем я не обладаю, – светлые прямые волосы, голубые глаза. Хотя в моем случае грех жаловаться на внешность. Пару раз меня перепутали с известной телеведущей Тиной Канделаки, а это вроде бы признанный секс-символ. Когда знакомые девчонки узнали про мой развод, их изумлению не было предела. Они говорили: «Неужели от таких красавиц, как ты, уходят?» Вот уж действительно, похоже, не в красоте счастье…

– Ты мне почитаешь про Гарри Поттера? – деловито осведомилась доча, старательно усаживая Барби на крохотный диванчик.

– Позже, солнышко, – пробормотала я и снова повернулась к ноутбуку.

Впрочем, сделала я это без особого энтузиазма, скорее по привычке доводить все начатое до конца. Не люблю незавершенные дела, брошенные в самом начале проекты, не проясненные моменты. Хотя, если затеваю уж очень глупое дело – то все-таки его оставляю.

Интересно, поиск спутника жизни через сайт знакомств относится к разряду таких глупых бесперспективных идей? Пока мне кажется, что да. От той легкости и бесшабашности, которой я словно заразилась от своей веселой легкомысленной подруги, не осталось и следа. Не знаю, где она увидела среди написавших мне мужчин симпатичных, преуспевающих и умных. Тут хотя бы просто нормального и вменяемого обнаружить…

В моем ящике находилось пятьдесят три сообщения. Первые десять оказались до банальности похожими. «Хочешь кунЕлингус?» – гласило первое. Ошалев от такого бесцеремонного хамства, я быстро написала, что, во-первых, даже делая неприличное предложение, приличные люди сначала все-таки здороваются; а во-вторых, слово кунИлингус пишется именно так. Второе послание немногим отличалось от первого: «Хочешь мне пАсАсать?».

Раздражение становилось все сильнее и сильнее.

Впрочем, надо взять себя в руки. Чего это я так распсиховалась? Я же не нанималась в учителя русского языка и хороших манер. Я могу вообще не общаться с этими маньяками, ничего им не отвечать, вовсе не обязательно учить их уму-разуму. Тем более здесь есть такие прекрасные функции – удалить сообщение, добавить пользователя в черный список, все к моим услугам…

Но заблокировать извращенцев я не успела. Тоненько пискнув, мне пришло очередное новое сообщение, я доверчиво по нему кликнула, и…

«Я хочу стать твоим рабом и лЕзать тебе ноги».

Нет! Это просто невыносимо! Это уже слишком!

Я потянулась за сотовым, нашла в телефонной книжке номер Ирки.

– Не верещи, – посоветовала подруга, сразу же перебивая мою возмущенную тираду. – Да, на сайте есть такие сексуально озабоченные сограждане. Это один из неприятных моментов. Еще там тусуются втюхиватели биодобавок, проститутки обоих полов и спамеры, предлагающие перейти на какой-нибудь другой ресурс. Плюй на всех них, вместе взятых. У тебя получится. На все эти вещи очень быстро начинаешь не обращать внимания.

– А как не обращать? Сообщения приходят, текст не виден. Открываешь – а там сплошное непотребство!

– Ну и что?! Когда тебе вместо рукописи автора приходит предложение увеличить член или воспользоваться услугами черного мага Тимирлена, ты очень переживаешь? Бьешься в истерике? Прекращаешь работать просто потому, что спамеры хитрее разработчиков самых крутых антиспамовых фильтров? Удали все ненужные послания из своего ящика, внеси особо ретивых уродов в черный список – и флиртуй себе на здоровье.

– Я из пятидесяти трех десять сообщений уже прочитала. Одни маньяки. С кем флиртовать-то?!

Хихикнув, Ирка рассказала мне про функцию поиска. Как говорится, если гора не идет к Магомету, то Магомету придется направиться к искомому объекту. Под чутким руководством подруги я ввела параметры возраста своего избранника (от 35 до 45 лет, мне нравятся мужчины старше меня), цель знакомства – брак (Ирка сказала, что так лучше, по максимуму отсекаешь «женатиков», нам чужого добра не надо, мы свое искать будем), потом нажала на «найти», и…

– Ирка, ты не поверишь! – заорала я так громко, что Юленька недовольно нахмурила светлые бровки.

Впрочем, о таком лучше вообще не говорить в присутствии ребенка. Она у меня девочка смышленая, все понимает, как взрослая.

Первое, что я увидела среди вереницы фотографий – лицо своего бывшего мужа, знакомые черты мгновенно приковали взгляд…

Удрав на кухню, я закрыла за собой дверь, уселась за барную стойку и возбужденно зашептала в трубку:

– Ира… это же его анкета, ты представляешь?

– Представляю. Он ее уже сто лет назад сделал и периодически поднимает наверх. Там есть такая функция, правда, платная, надо смс послать. Хотела тебя сегодня предупредить, да как-то из головы вылетело.

– И ты знала?! Ирка! Я от тебя такого не ожидала… Почему ты ничего мне не сказала?!

– Конечно, я знала. Я же тебе говорила, что я сама знакомлюсь с мужчинами через этот сайт, уже несколько лет. Возраст у твоего Димки для меня подходящий, место жительства – тоже Москва. Поэтому его анкета и выскочила у меня в поиске. Он, кстати, увидев, что я его страницу просмотрела, даже сообщение мне прислал – типа это все несерьезно, он так балуется, от работы отдыхает. Попросил тебе ничего не говорить, сказал, что расстраивать не хочет.

– Подруга называется! Так ты чья подруга, в конце концов?! Моя или Димина? Почему ты мне ничего не сказала?

– Потому что многие люди так действительно балуются.

– Хорошенькое баловство. При, можно сказать, еще действующей супруге в Интернете шастать, девок снимать. Якобы жену искать! Лицемер! Как же я его ненавижу! – чувствуя, что вот-вот со мной случится истерика, я взяла бокал и плеснула в него немного мартини. – Правильно моя Арина Иванова пишет: все мужики – козлы! А Димка – особенный козел. От меня свалил якобы под предлогом большой любви, ребенка безотцовщиной сделал! А сам как гулял налево, так и гуляет! Вот ведь гад, просто редкостный мерзавец! Ладно, хорошо, допустим, он меня разлюбил. Нашел новую любовь. Так какого рожна он ее не бережет? Ты понимаешь его действия? Я – нет! Я, например, когда влюблена, по сторонам вообще не смотрю. А чего мне глазки строить, если вот оно, мое счастье, найдено и рядом со мной сидит. Зачем другие, если можно наслаждаться любимым?! От добра добра не ищут!

– Дашка, успокойся. Дело уже прошлое, чего сейчас кипеж поднимать. Да пусть он задушится своими девками, ты себе нормального мужчину найдешь! Надо только очень постараться… А не рассказывала я тебе ничего вот по какой причине. Ты же мне сама жаловалась, что Димка налево ходит, но ты обостряться не хочешь. Даже если предположить, что он и правда, там девок снимал, тебе от этого легче бы стало? Ситуация была тебе, по большому счету, известна. Менять ты ее кардинально не хотела. И потом, не факт, что Дима там действительно знакомился для секса.

Уже более спокойным тоном (мартини быстро смягчил закипающий гнев) я поинтересовалась:

– А для чего еще он там с девушками знакомился? В кино сходить, по парку погулять?

На Димку это не похоже. Он ко мне стал приставать в первый же день после знакомства. Я, конечно, ничего такого себе не позволила, я – девушка приличная…

– Даша, многие мужчины,
Страница 8 из 14

которые тусуются на сайте под видом неженатых, на самом деле имеют жен. Но они не хотят им изменять физически. В конце концов, ты подумай, изменить не так уж и просто. Радости на пять минут, а сколько геморроя! Надо искать место, где это сделать, придется все-таки предварительно сводить девушку в кафе (а это риск, что тебя застукают, если не жена, то ее подружки, закон подлости никто еще не отменял). Приходится врать, следить, чтобы не запутаться во вранье, бояться подцепить заразу и принести ее жене – презервативы ведь иногда рвутся… Ходить налево – это для многих стремно, понимаешь? Но семейная жизнь действительно со временем набивает оскомину. И многие мужчины предпочитают крутить виртуальные романы. Таких пожирателей чужого времени легко распознать – они очень внимательны ко всем твоим проблемам. Они быстро запоминают, как зовут твою маму, кошку и начальника. Они охотно расписывают, как классно с ними в постели, настолько высокохудожественно, что ты почти кончаешь. Это образованные интересные мужчины. Общаться с ними – большой кайф. Но у них есть один большой недостаток – они никогда с тобой не встретятся. Я с таким полгода переписывалась, он мне всю душу выжрал. Я влюбилась в него до безумия, я хотела его так сильно, что только при виде его ника у меня соски делались твердыми… Такие уроды сначала говорят: еще не время встречаться, нам надо получше узнать друг друга. Потом они якобы уезжают в длительную командировку – с ноутбуком, конечно, и исправно пишут сносящие тебе мозг сообщения. А потом, когда уже ни о чем, кроме встречи, ты думать не можешь, такой мужчина просто удаляет свою анкету с сайта. И делает другую, чтобы ты его не нашла, а он мог и дальше безнаказанно морочить глупым девушкам головы…

– Вот! Я же тебе говорила: все эти сайты – место тусовки психопатов, – разочарованно протянула я, поглядывая на бутылку мартини. Выпить или не стоит? Говорят же, женский алкоголизм развивается быстро. А мне еще Юльку предстоит вырастить и в люди вывести… – Надо же, я и не думала, что такие придурочные мужики бывают, которые на любовь раскручивают, а на самом деле никакой любви не хотят. Я думала, такое поведение скорее девушкам свойственно. Которые и романтики жаждут, и мужу изменять желания не испытывают.

– Дашка, в нашей жизни сейчас все, по сути, встало с ног на голову. Честно говоря, по-моему, отличия между мужчинами и женщинами остались только физиологические. А так мы становимся очень похожими – сильными, прагматичными, предприимчивыми. Все наши каблуки, платья – это же мишура, дань традиции или маскировка. Ты не задумывалась об этом? Может, средний мужик сейчас даже слабее и романтичнее средней женщины. Как-то мужчины потерялись в этой жизни в последнее время… А насчет сайта – ты подумай, дело твое. Про все проблемы – ну, то есть даже не про большие проблемы, а так, неприятные нюансы – я тебе рассказала. А кто предупрежден – тот вооружен. Понимаешь, это просто твой шанс. Мне не хочется смотреть, как ты киснешь и, извини, но я это тебе скажу, толстеешь. Но я же понимаю, что насильно мил не будешь. Если тебе уж очень противно, то удаляй свою страницу. Это просто. Рассказать, как сделать, чтобы ты по настройкам не шарила?

– Не надо, – вздохнула я, включая кофеварку. – Сейчас кофейку жахну, с силами соберусь. И пойду с кем-нибудь знакомиться. В конце концов, кому сейчас легко! Бывший мой времени даром не теряет, новых баб все клеит. Мне много мужиков без надобности, но уж одного стоящего я из кожи вон вылезу, а найду!

– Вот и умница, что так решила! – обрадовалась Ирка и, судя по звукам, щелкнула зажигалкой и прикурила сигарету. – Когда я в твой ящик заходила, то видела там несколько грамотных сообщений. Анкеты почитала – отличные вменяемые люди. Ты просто не дошла до них, распсиховалась с непривычки.

– Еще бы! То полизать, то пососать предлагают! А я – девушка интеллигентная, и к такому обращению не привычная…

– Дашка, ну хватит ныть. И вообще, что за консерватизм? Чем выше любовь, тем ниже поцелуи!

– Так то любовь, блин! А какая любовь может быть, если человек даже не затрудняет себя тем, чтобы поздороваться!

– Послушай, ты там свой кофе выпила? А теперь иди и работай. Относись к этому, как к бизнес-проекту. Спокойно, рассудительно и безо всяких эмоций. Ты у себя одна. И никто о тебе лучше тебя самой не позаботится. Ты только подумай: ведь даже выбирая какую-нибудь мелочь, мы всегда изучаем все модели, цены, сроки гарантии и так далее. А здесь речь идет о твоей собственной судьбе! Поэтому тут не психовать, тут думать и анализировать надо. А маньяки не стоят того, чтобы тратить на них свои нервы. И потом, ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ НАЙТИ ЗОЛОТО, ВСЕГДА НАДО ПРОМЫТЬ МНОГО ПЕСКА. Просто помни об этом. Да, будет трудно. Но САМЫЙ ЛЕГКИЙ ПУТЬ ВЕДЕТ ТОЛЬКО В МЫШЕЛОВКУ. А оно тебе надо? Не надо, один раз ты уже ошиблась. Но не ошибается вообще только тот, кто ничего не делает. И ошибка – это не повод лишать себя счастья…

Я попрощалась с Ирой и с легким сердцем отправилась к ноутбуку.

Все у меня получится!

И, конечно, я очень благодарна своей подруге. Она не всегда говорит мне приятные вещи. Но я понимаю, что Ира искренне за меня переживает. Это здорово, что у меня есть такая классная приятельница!

А теперь появится и любимый мужчина… Вот возьмет и появится!

Я быстренько вычистила сообщения маньяков, дошла до вполне вежливого сообщения: «Привет! Мне очень симпатична ваша внешность, можно с вами пообщаться?» И только я собиралась посмотреть анкету этого мужчины (наверное, его звали Андреем, во всяком случае, именно такая пометка была напротив отправителя сообщения), как компьютер опять запищал.

Вспомнив, что Ира мне советовала прежде всего общаться с находящимися в онлайне пользователями (так у мужчин меньше времени обдумывать свои сообщения, а значит, они могут быстрее раскрыться), я зашла на страницу некоего Артема. И мое сердце дрогнуло. Да, парень был очень красив – темноволосый, с большими выразительными печальными глазами и чувственными губами. Но на некоторых фотографиях он был запечатлен вместе с чудесной трехлетней девочкой. Мужчина нес ее на руках вдоль кромки моря, держал на коленях, а еще на одном снимке малышка, яркая брюнетка в красном платьице, забралась папе прямо на шею. «Ищу женщину для серьезных отношений, можно с ребенком. Живу с дочерью», – написал в своей анкете Артем.

Мое сердце стало заходиться от боли. Бедная девочка… Ее отцу немногим за тридцать, значит, скорее всего, мама тоже была молода. Именно – была. Я не думаю, что можно оставить по своей воле собственного ребенка и такого мужчину. Скорее всего, или болезнь, или авария, но в этой семье точно произошло что-то жуткое…

«У вас очаровательная дочь, как ее зовут?» – уже набирают мои пальцы.

«Ее зовут Марина. Очень хорошо, что у вас тоже есть ребенок. Мальчик или девочка?»

Поглядывая на Юляшку, я пишу ответ и одновременно прикидываю, как она отнесется к появлению младшей сестренки? Должно быть, обрадуется, она же как-то намекала, что у многих детей есть братики и сестрички, а она вот
Страница 9 из 14

что-то все одна да одна.

Только бы у Артема было высшее образование и нормальная работа! Конечно, образование, по большому счету, ничего не значит, ничего не гарантирует и ни от чего не страхует. Вон у Димки аж два диплома имелось, а жизнь у нас не сложилась, и бывший муж оказался редкостным мерзавцем. Но я все-таки не могу долго общаться с людьми неинтеллигентными, плохо образованными и грубыми. Мне кажется, что для гармоничных отношений партнеры должны быть примерно одного круга. Это только в книгах выглядит эффектно: союз противоположностей. В реальной жизни, как мне кажется, слишком большая статусная разница между мужчиной и женщиной ни к чему хорошему не приводит.

«По образованию я – юрист, у меня свой бизнес», – ответил мне Артем.

И тогда я решилась:

«Может, давайте созвонимся и договоримся о встрече?»

«Я пока не могу с вами встретиться».

«Почему?»

«Марине надо сделать операцию, я собираю деньги».

«На сайте знакомств???»

«Везде. Мне надо найти всего тысячу долларов. Я оплатил бы лечение, и мы могли бы с вами сходить куда-нибудь. Мне так неловко обращаться к вам с такой просьбой в самом начале знакомства. Только не подумайте, что я мошенник. Но ситуация действительно безвыходная…»

Честно говоря, меня даже удивило, что в «черный список» я вносила Артема без особой злости, почти равнодушно. В голове только вертелось: вот здорово, если те фотографии с малышкой являются фотомонтажом; как-то не хочется, чтобы у такой чудесной девчушки оказался такой мерзкий папаша…

Что ж, Ирка права. Желающих «развести» на этом сайте хватает. Впрочем, как и в реальной жизни. Неужели кто-то из девушек окажется настолько наивной, что действительно передаст Артему деньги на «лечение дочери»? Надеюсь, что нет.

Так… Андрей, Андрей, от анкеты которого меня отвлек проходимец. А вот и она…

Я щелкала мышкой, смотрела на фотографии мужчины и никак не могла понять, нравится ли он мне. Вот моей маме бы точно понравился. У него такое правильное лицо, такой честный взгляд, сурово поджатые губы и даже руки исключительно в правильных местах – либо на коленях, либо на талии. Судя по внешности, этот Андрей – редкостный зануда. Вот, он даже о способах проведения свободного времени пишет: «Проведу его максимально рационально». У таких мужчин всегда все спланировано, выверено и подсчитано. Скучно. Но… может, мне уже хватит веселья? С бывшим мужем скучать не приходилось, особенно в финале семейной жизни. Наверное, теперь мне лучше встречаться с кем-то вроде такого Андрея. Чтобы все было правильно, немного предсказуемо, зато надежно и стабильно, как в швейцарском банке. Тем более, глаза у этого Андрея красивые, рост высокий и очень впечатляющие руки – по-хорошему мужские, крепкие, но не грубые, с длинными пальцами…

«Мне тоже будет очень приятно с вами пообщаться. О чем мы будем разговаривать?» – написала я ему и отправилась укладывать спать Юляшку.

Умыв дочку, я помогла ей надеть мягкую розовую пижамку, развязала банты на светлых хвостиках и попыталась улизнуть.

– А Гарри Поттер? – бдительно вопросило дитя, и я мысленно заругалась. Не люблю я эти книжки, уж лучше наши сказки почитать, того же Афанасьева, но разве детей переубедишь? Нереально! От горшка два вершка – но они всегда все знают лучше всех. Что Гарри Поттер – самая классная сказка, чупа-чупс – полезная конфета, а тахта создана исключительно для того, чтобы на ней прыгали!

Вздохнув, я открыла книгу…

А когда вернулась к ноутбуку, то обнаружила новое послание от Андрея. Там был номер телефона и пометка: «Я не люблю писать сообщения, может, поговорим по телефону? Если хотите, я могу вам перезвонить. Меня можно набрать в любое время».

Я покосилась на свой сотовый и пару минут думала, может ли телефонный звонок привести к негативным последствиям. И решила, что вряд ли. Только если этот Андрей окажется психопатом, который станет мне названивать по поводу и без. Но с этим я уж как-нибудь разберусь…

Почему так стучит сердце?

Это ведь просто звонок, только разговор по телефону. Мне даже еще не нравится этот парень. Я не уверена, что захочу с ним встретиться. Тогда почему я так волнуюсь?

– Алло? Добрый вечер. Или уже добрая ночь. Не важно. Вы – Даша?

От его голоса у меня по всему телу побежали мурашки.

Такой чувственный! Так бы и слушала его всю жизнь… Всю жизнь?! Да я точно идиотка! У меня после развода явно крыша поехала. Я то злюсь, то радуюсь неизвестно чему. И делаю такие жуткие концептуальные выводы. Человек просто поздоровался – а я уже думаю о том, что готова провести с ним всю жизнь. То ли я слишком много работала, то ли развод меня так подкосил… Но я становлюсь излишне сентиментальной!

– Да, я – именно Даша. А вы хорошо ориентируетесь в ваших девушках. Мне говорили, что на этом сайте так принято – не мелочиться, начинать флиртовать сразу с десятком-другим потенциальных спутников жизни.

– Я во всем хорошо ориентируюсь. И вообще, я очень талантливый, правда.

– Рада за вас.

– Это хорошо. Лучше радоваться, чем грустить… Даша, а вы знаете, я – жуткий человек.

– Спасибо, что предупредили, – и я зажала рот ладонью. Чуть не вырвалось: «Не надо ли вам проспонсировать дорогое лечение кого-нибудь?»

– Я не мог не предупредить. Это было бы невежливо… Даша, я не люблю писать сообщения на сайте. А еще, знаете, по телефону с незнакомыми людьми мне тоже сложно общаться. Просто вот полным идиотом себя чувствую.

– Так, может, вам свою анкету с сайта убрать? А то вы так мучаетесь, так мучаетесь!

– Да нет, я все-таки там общаюсь. Пытаюсь. Даша, давайте завтра вечером встретимся. Лучше один раз неудачно встретиться, чем много месяцев удачно переписываться. Вы завтра свободны?

Прежде чем я успела что-то выяснить про этого человека, мой голос жизнерадостно провозгласил:

– Да, Андрей. С удовольствием. Буду ждать вас в кафе возле станции метро «Войковская».

– Отлично. Спасибо. Спокойной ночи, Даша.

Какой все-таки обалденный у него голос!

Услышав такой, спокойной ночи точно не получится.

Отложив сотовый, я невольно посмотрела на часы. И, наверное, первый раз после развода искренне улыбнулась.

Я словно бы просыпаюсь после долгого мучительного сна.

Сгораю от нетерпения, предвкушаю начало невероятного головокружительного романа.

Это так непривычно… И очень, очень волнующе!

Ну почему до завтрашнего вечера остается еще так много времени?..

* * *

Господи!

Господи-Господи-Господи!!!

Знаешь что, с твоей стороны это просто нечестно! Ты мог бы меня предупредить: Даша, тебе ни в коем случае не стоит идти на эту встречу. Не надо там каких-нибудь особенных громогласных знамений, но мог бы просто намекнуть – тебе ведь это совершенно несложно. А что ты сделал? Ты наполнил мою душу надеждой, предвкушением, почти влюбленностью. Я полночи вертелась перед зеркалом, выбирая наряды. Потом весь рабочий день честно пыталась редактировать рукопись, смотрела в книгу, но видела вместо нее исключительно фигу. Потому что все мои мысли летели к НЕМУ, обладателю красивых глаз и чувственного голоса. Я защищала Андрея от нападок Ирины, верещавшей,
Страница 10 из 14

что он эгоист, так как назначил встречу, не задав ни одного вопроса обо мне («Вот мы с ним встретимся и все друг про друга узнаем», – с неожиданной для самой себя горячностью твердила я подруге). В конце концов, я, влюбленная эстетка, притащилась в кафе на двенадцатисантиметровых шпильках и в достаточно откровенном платье (сдержанно-бежевого цвета, но с глубоким вырезом на груди и легкомысленной длиной намного выше колена). И для чего?! Чтобы от стыда провалиться сквозь землю! Чтобы отчаянно пытаться делать вид, что я – это не я! Чтобы проклинать все на свете: свою судьбу, сайт знакомств и собственную неосмотрительность!

Андрея я узнала сразу же. Он монументально возвышался над текущей по тротуару толпой (все 193 сантиметра, как указано в анкете, действительно при нем), я обрадованно махнула ему рукой, и…

И чем ближе я подходила, тем больше мне хотелось остановиться. Закрывавших Андрея людей становилось все меньше. Мое состояние стремительно приближалось к полному шоку.

Наверное, парень долго готовился к нашей встрече. Старался. Ибо случайно, я уверена, так составить свой гардеробчик было бы просто невозможно. Зеленые излишне короткие джинсы, пикантно розовый пиджак, красная рубашка, оранжевые ботинки. И – какой ужас – фиолетовые носки, прекрасно обозреваемые из-под коротких штанин… Яркий, пестрый, он напоминал сбежавшего из цирка клоуна. Стоял возле кафе, широко улыбался, а в руках у него красовались две понурые гвоздички воинственно-революционного окраса.

Почему цветиков два? Андрей понял, что я сразу скопычусь, увидев его во всей красе, и заранее позаботился о цветах для похорон?!

Господи, Господи, какая же я дура!

Неужели ради этого блаженного придурочка я весь день улыбалась, волновалась, плохо работала, да еще и буду вынуждена оплатить няне более дорогие внеурочные часы…

– Добрый вечер, Даша! А вы пунктуальны!

– Добрый. Да, я пунктуальна, – выдавила я из себя, невольно оглядываясь по сторонам.

Выбранное мной кафе находится в пятнадцати минутах ходьбы от издательства. Многие наши девчонки, у которых нет своих авто, садятся в метро именно на этой станции. Если меня хоть кто-нибудь увидит – на работе только и разговоров будет что о моем новом кавалере. Да я и сама не смогла бы не пообсуждать такое чудо…

– Вот, это вам, – Андрей протянул мне подвявшие гвоздички. – Извините, их было три, честно. Но в трамвае почему-то случилась такая давка.

Надо же, его и в трамвай пустили.

Я бы такого если куда-нибудь и пускала, то только в палату номер шесть. Пустила бы – и не выпустила. И компьютером бы пользоваться запретила – чтобы по сайтам знакомств не шастал, голову девушкам не морочил.

Мои глаза лихорадочно перебегали с зеленых портков на оранжевые ботинки, потом на фиолетовые носки и этот прелестный розовый пиджачок, а красная рубашка – о, как много я узнала о возможностях текстильной промышленности!

– Даша, у меня есть проблема! Вы слышите меня?

– Что? Нет, не слышу. То есть слышу. Что вам угодно?

– С вами все в порядке?

– А-а-а, нет! Со мной все совсем не в порядке! – обрадованно заорала я.

Вот и выход – мне резко поплохело, поэтому никаких свиданий, надо пойти домой и срочно прилечь. Я как раз прикидывала, что если вдруг зазвонит сотовый, то можно сослаться на дела и быстренько сбежать от этого клоуна. Но, конечно, приятельницы, обожавшие мне звонить, когда я сижу с нанесенной на волосы краской или делаю маникюр, теперь по закону подлости и не думают порадовать меня своим звонком, жизненно необходимым прямо сию секунду. Зато клоун – молодчина, подсказал отличную идею.

Я уже набрала в легкие побольше воздуха, собираясь поведать о пошатнувшемся здоровье (и, кстати говоря, почти не слукавить), но Андрей вдруг помахал перед моим лицом стодолларовой купюрой.

– Обменника здесь поблизости нет. А у меня только мелочь из российских денег. Вас не затруднит заплатить за кофе? – он чуть покраснел и виновато улыбнулся. – Я потом верну вам деньги. Даже если вы со мной больше встречаться не захотите. Все-таки я традиционен в некоторых вещах и считаю, что счет всегда должен оплачивать мужчина. У вас такое лицо… Я вам что, совсем не нравлюсь? Ни капельки, да?

Никогда не могла вот в таких ситуациях прямо сказать человеку то, о чем думаю.

Ну как вежливо объяснить, что все это цветовое великолепие, возможно, уместно на арене цирка, но не на свидании? И что мне действительно жутко стыдно, мучительно неловко просто стоять рядом с человеком, одетым так безвкусно и экзотично…

– Что вы, Андрей. Вы мне очень нравитесь. Только я плохо себя чувствую. Внезапно голова закружилась. Знаете, я, пожалуй, домой пойду. В другой раз посидим где-нибудь, хорошо?

– Как жаль, – парень расстроенно вздохнул. – Но давайте я вас провожу. Пообщаться можно ведь и по дороге.

– Не стоит. Спасибо, я на машине, она припаркована в двух шагах отсюда.

– А как же вы поведете машину? За руль, когда плохо себя чувствуешь, садиться нельзя.

Вместо ответа я схватила Андрея под руку и залетела в кафе. К нам приближалась пара мужчин из нашего издательства, и мне меньше всего на свете хотелось попасться им на глаза.

– Что, мужа увидели? – Андрей впился в меня изучающим взглядом. – Конечно, такая симпатичная девушка не может быть одна. Я еще когда вашу фотографию на сайте увидел, поразился – такая красавица, и здесь? Вы замужем и хотите насолить супругу?

– Я… Нет, мужа нет. Зачем такой муж, которому насолить хочется? Развелась полгода назад.

Я продолжала что-то лепетать, с ужасом осознавая только одно. Я ХОЧУ ЭТОГО МУЖЧИНУ! Глупого, нелепого, смешного придурочка – но тем не менее хочу ЕГО, люблю ЕГО, не смогу больше без НЕГО жить! Что это со мной?! Ничего не понимаю…

Неимоверным усилием воли у меня получилось выдернуть свои пальцы из его ладони.

Но вдруг нахлынувшее наваждение не проходило. Едва Андрей прикоснулся ко мне, все тело прошили сладкие электрические разряды. Он просто взял меня за руку – а я…

«Он случайно коснулся моего плеча, и я вздрогнула. Я вдруг осознала, что этот красивый мужчина в считаные секунды стал для меня самым родным, близким и безумно желанным. Я даже поняла всегда казавшееся мне излишне сентиментальным выражение «заниматься любовью». С ним мы будем не трахаться, не заниматься сексом. Все его тело и вся его душа – это любовь, моя любовь, наша любовь. И то, что между нами произойдет (а оно, конечно, не может не произойти), будет самым прекрасным, что только есть в жизни. Потому что он стопроцентно мой мужчина, и я люблю его до безумия. И даже если бы вдруг мне пришла в голову нелепая мысль отказаться от этой любви, спрятаться от нее или убежать – из этой затеи ровным счетом ничего бы не вышло. Потому что ОН – МОЯ СУДЬБА…»

Сначала я изгнала творчество Арины Ивановой из своего сознания.

В самом-то деле, было бы по поводу кого впадать в любовный ступор! Это у нее в книжках все мужчины – ах! – сильные, красивые и мужественные. А я млею от какого-то клоуна в зеленых подштанниках.

Потом я попыталась сосредоточиться.

Все-таки Ирка права: жить без секса нельзя. Может,
Страница 11 из 14

мне и не нужен целый гарем, как у нее. Но следует срочно завести какого-нибудь любовника. У меня сто лет не было секса, и это, оказывается, очень плохо влияет на психику. Я уже готова сдаться, без боя, с радостным восторгом. Но кому?! Парню, который одевается, как сумасшедший?! Его гардеробчик производит такое неизгладимое впечатление, что какое там провожать по уму! Встреча по одежке оказалась настолько запоминающейся, что прямо сейчас мне надо срочно от него отделаться и быстренько уносить ноги. Ничего хорошего рядом с таким странным типом не может произойти просто по определению. Ах, я вся расплавилась от непонятного припадка нежности! Но что дальше? Как можно о нем мечтать?! Да только одна мысль о том, что я снимаю с него эти ширпотребные невыносимо зеленые портки, вызывает у меня исключительно ужас.

То есть она, эта мысль, должна вызывать ужас. Только почему-то не вызывает. Я вижу лишь его огромные грустные глаза. И понимаю, что все, я попала, мне никуда от него не деться.

Судьба – это какое-то слишком громкое важное слово. Но я с пугающей отчетливостью осознаю: вот это и есть мой мужчина, он будет рядом со мной всегда, просто потому, что он – магнит, а я – маленький винтик, и я уже к нему притянулась, влипла, и можно дергаться, пытаясь освободиться, а можно просто сразу расслабиться. Все равно ничего уже не изменить. Елки-палки, ничего не изменить, со мной никогда такого не было, да что же это такое?! Но ведь это бред, бред… Я не хочу его, не хочу быть с ним, нет, нет, только не это, не надо мне такого счастья в розовом пиджачке, пожалуйста, не надо…

– Если нет мужа, что же вы так резко рванули с места? – в голосе Андрея зазвенели ревнивые нотки. – Может, вы увидели там еще одного своего кавалера? Впрочем, что это я. Идиот, на что-то надеялся. У такой красивой изысканной леди, конечно же, должны быть толпы поклонников.

Ответить я не успела. К нам приблизилась симпатичная девушка-администратор и сдержанно поинтересовалась:

– Добрый вечер. Хотите у нас поужинать?

Визуально мне знакомое лицо (мы с девочками любим в этом кафе праздновать корпоративные удачи и заливать мартини личные проблемы) выражало на сей раз бурю эмоций. С одной стороны, администратор старалась держаться приветливо. С другой стороны, даже минимальный дресс-код демократичного кафе мой спутник никак не проходил. С третьей – девушка тоже меня узнала, и по моей растерянной физиономии никак не могла понять, что же мне надо – чтобы она провела нас к столику или произнесла спасительное «извините, свободных мест нет».

– Даша, вы не волнуйтесь, я верну вам деньги, – Андрей, к моему ужасу, снова решил помахать своей стодолларовой купюрой. – Я не обманываю, действительно собирался их поменять, а обменника поблизости не нашел. А хотите, я вам просто подарю эти сто долларов? Вот, возьмите! Так сказать, на память! – и он с неожиданной ловкостью запихнул свои проклятые баксы в мою стильную бежевую сумочку.

– Да, мы хотим поужинать, – вдруг тоненько пропищал мой голос.

Стараясь «держать лицо», на котором явственно проступало отвращение, администратор покорно повела нас в зал.

Я чувствовала себя голой. В кафе уже было много людей, и все они, как один, оторвались от своих тарелок и бокалов и смотрели на нас…

Впрочем, безумный паралич моего несчастного мозга продолжался. Казалось, душа моя радостно выскочила из тела и наблюдает за происходящим со стороны.

Вот я достаю из сумочки его деньги, и под моим суровым взглядом Андрей смущенно прячет их в карман невыносимо поросячьего одеяния. Вот официантка приносит вазу и брезгливо, двумя пальчиками, ставит потрепанные гвоздички, поправляет их – но головки все равно почти стекают вниз со слабых измочаленных стеблей. Вот нам приносят меню.

Мой голос:

– Андрей, заказывайте, пожалуйста, давайте не будем ограничиваться кофе.

Я выбираю только салат «Цезарь» и минеральную воду без газа.

– Пожалуйста, мне борщ, салат из морепродуктов, форель с отварным картофелем, чизкейк, сто пятьдесят граммов коньяка и кофе латте. У вас есть свежевыжатый апельсиновый сок? Да, и сок тоже, будьте добры.

Официантка еле успевает записывать многочисленные пожелания Андрея, а я думаю о том, как расскажу Ирке об еще одном способе «разводки», практикуемом парнями с сайта знакомств. Способ называется просто – ужин за чужой счет. Впрочем, я думаю об этом безо всякой злости, и мне даже не жаль денег, которые я потрачу на этого придурочка. Пусть хоть поест по-человечески. А его следующая пассия, глядишь, не выдержит и прикупит парню портки с рубашкой вменяемого цвета. Жалко этого Андрея. Ведь такой красивый мужик… Только дурак и альфонс…

Какой ужас – я влюбилась в полное ничтожество…

– Расскажите мне о себе. Или… может, давайте на «ты»? Это ничего, что я первый предложил на «ты» перейти?

– Ничего. Конечно. Давай на «ты». Мне тридцать два года. Окончила Литературный институт имени Горького. Работаю редактором в издательстве.

– Да ты что?! Как интересно! Впрочем, я сразу понял, что ты – особенная девушка.

– И как ты это понял? По моему белому купальнику, синему Красному морю или малиновому закату над Хургадой? Кажется, больше ничего на снимке, размещенном на сайте, рассмотреть невозможно?

– Я потом тебе все расскажу и объясню.

Пожав плечами (слабоватая интрига, конечно, имея дело с рукописью, я бы посоветовала автору придумать что-нибудь пооригинальнее), я продолжила:

– Полгода назад я развелась. Муж сказал, что полюбил другую. У меня есть дочь Юля, ей четыре годика. Она живет со мной. Вот и все, наверное. Ты – первый человек, с которым я встретилась с этого сайта. А твоя анкета там давно размещена?

– Четыре года.

Целых четыре года…

У меня нет слов! Лучше буду есть свой салат! О да, этот придурочек хорошо устроился – у него большой опыт в припудривании мозгов глупым девицам вроде меня. За это время он уже пол-Москвы охмурил, и ему все неймется…

– Анкета на сайте четыре года, но я мало с кем встречаюсь.

– Только с особенными, я поняла.

– Не ерничай. Особенных много не бывает, они эксклюзивны, ты – самый лучший, точнее, единичный экземпляр… Да, так вот, вначале, когда я только разместил анкету, конечно, было любопытно и я часто ходил на свидания. Потом уже нет. Как правило, реальная встреча разочаровывает. Но я не убирал свою страницу с сайта, знал, что надо дождаться свою девушку.

– Дождешься. Говорят же, кто ищет – тот находит.

– Мне тридцать восемь лет. Я никогда не был официально женат.

– Чего так? Ты же симпатичный.

Андрей отставил пустую тарелку (быстро же он расправился с борщом! Наверное, такие дуры вроде меня не каждый день встречаются, так что придурочек недоедает) и вздохнул:

– Я раньше в милиции работал. Опером.

– Ты?! Не верю!

– Да, я. У меня удостоверение имеется. Я его не сдал, когда увольнялся. На память решил оставить. Я могу его в следующий раз с собой захватить. Если, конечно, ты захочешь меня еще увидеть.

– Ты так ярко одет – как же ты преступников ловил? Я с сотрудниками милиции не общалась, но редактирую детективы – а наши авторы пишут,
Страница 12 из 14

что настоящий опер – серый и незаметный. Как ты со своим ростом и манерой одеваться незаметным был?!

– Я в наружном наблюдении на автомобиле работал. А в машине рост ведь не особо виден. Хотя насчет серости правильно-правильно авторы пишут. Вот теперь наверстываю упущенное.

– Понятно. У тебя это хорошо получается.

Он не понял или сделал вид, что не понял моей иронии. И с серьезным видом продолжил:

– Я жил с одной девушкой пару лет. Потом она сказала, что ей надоели и моя работа, и моя зарплата.

– И ты сразу на сайт знакомств полез. Молодец, не теряешься!

– Не сразу. Но пришлось. Да, я не скрываю – хочу семью и детей. Ради кого еще жить, если не ради детей.

– Так в чем проблема? Что, за четыре года девушку нельзя найти?

– Может, я тебя ждал?

Теперь я понимаю, как умные и прагматичные женщины вроде меня попадаются на удочку всяких проходимцев. Мозг честно предупреждает: стоп, опасность! А глупое сердце тает от нежности. Эффектная внешность, нужные фразы, волнующие многозначительные паузы… Мысленно ругая себя последними словами, я вся замираю в теплых волнах накатывающего на меня счастья.

Любовь прогрессирует.

То есть это, конечно, никакая не любовь, а маразм, безумие, сумасшествие.

Я понимаю, что надо остановиться, и одновременно понимаю, что взять себя в руки не получится.

Всего час назад я не знала этого странного придурочка. Теперь же я хочу всего и сразу – засыпать с ним, просыпаться, готовить ему еду, разговаривать, молчать.

Идиотка!

А может, это действительно – судьба?

Не знаю… Но, кажется, мне явно пора поменять работу. Видимо, моя психика слишком хрупка для подготовки большого количества текстов.

– А где ты живешь? – Андрей, погрев в ладонях бокал, сделал глоток коньяка.

– На проспекте Вернадского.

– Снимаешь квартиру или она твоя?

– А ты квартирный аферист? – я подозрительно посмотрела на Андрея. Такая интеллигентная внешность – и такие гнусные планы… – Тогда я сразу предупреждаю, тебе ничего не светит. Все мое имущество останется со мной при любом раскладе. Может, ты не понимаешь, что если у людей хватило ума что-то заработать, то у них тем более хватит ума нажитое непосильным трудом не потерять?! Если ты этого не догоняешь, то я популярно объяснила! Ну что, на этом наше общение закончено? Кроме моей квартиры тебя больше ничего не интересует?

– Почему сразу аферист? Чего ты так кипятишься? Просто…

Я сразу же его перебила:

– А кто ты, если не аферист! Знаешь, мне лично на первоначальном этапе знакомства квартирные вопросы до голубой звезды! Живешь ведь с человеком, а не с его имуществом. Человека надо узнать. А ты же не интересуешься моими взглядами, вкусами, привычками. Вот так сразу, прямо в лоб – и про жилплощадь.

– На самом деле, ты не права, – промямлил Андрей, комкая салфетку. – Я просто не знал, как сказать… У меня ведь своего жилья нет. И даже снимать квартиру целиком я пока не могу себе позволить. Живу в съемной комнате в «коммуналке»… Вот, теперь ты все знаешь… Я так думаю, что я – хороший человек, но очень бестолковый. До седых волос дожил, а жилья своего не заимел. Решил сразу признаться…

– Да ладно тебе. Какие твои годы. Заработаешь еще. А чем ты сейчас занимаешься, кстати?

– Временно безработный. У меня был бизнес, но сейчас кризис, дела пошли плохо.

Почему-то я стала его утешать. Хотя, конечно, довесок к розовому пиджачку – съемная комната в «коммуналке» и отсутствие работы – оказался не очень-то впечатляющим. Но меня почему-то растрогало, что он заговорил об этих вещах, честно признался, что гол как сокол. Или это у него такая хитрая тактика охмурения? Пытается на жалость давить?..

– Спасибо тебе, Даша, – глаза Андрея, темно-карие, с красивыми длинными ресницами, вдруг стали подозрительно блестящими. – Даже если мы больше никогда не увидимся, я всегда буду помнить этот вечер. Честно говоря, не уверен, что я на твоем месте вел бы себя аналогичным образом.

Из мягких теплых облачков счастья мое сердце сразу спикировало в ледяное отчаяние. Все понятно: он больше не рассчитывает со мной встречаться. Альфонсы – народ умный. Понял, что, кроме пайки, с меня ничего не слупить, – и пойдет искать девушку посостоятельнее, посговорчивее и не такую бдительную. И пусть бы себе катился. Но только почему-то очень хочется с ним поцеловаться. У Андрея такие красивые губы…

– Ты все правильно говоришь, – продолжал тем временем мой спутник, – живешь с человеком, а не с имуществом. Но жизнь теперь такая дурацкая. Человек без имущества – вроде и не человек. Ты очень красивая, Даша, у тебя прекрасные манеры. Сразу видно, что ты – умная воспитанная девушка. Конечно, ты достойна лучшего мужчины, не такого неудачника. Но ты подарила мне надежду.

– На то, что найдется барышня, которая полюбит неудачника? Какая-то у тебя речь для бывшего мента странная, – невольно вырвалось у меня. – Какое у тебя образование?

– Школа милиции. А что?

Сказать, что у придурочка достаточно пафосная манера изъясняться, у меня язык не повернулся. Я вежливо заметила:

– Грамотно излагаешь свои мысли. Наверное, читаешь много?

Андрей замялся:

– Читать я не очень люблю. Все книги – просто жутко толстые. Я только на них посмотрю – и уже заранее устаю. А в твоем издательстве тоже такие толстые книги печатаются? Тонкую я бы еще, может, и домучил бы. А как увижу эти толстенные, по триста страниц, то все время удивляюсь – неужели у кого-то есть столько времени и сил все это читать!

Господи!

Господи-Господи-Господи!

Кого ты мне послал, а? На его одежду я недавно жаловалась. Про то, что он – нищий, ты тоже уже в курсе. Но книги слишком толстые, для меня, с моей-то профессией, каково все это слышать? Может, это уже перебор в плане концентрации «достоинств» в одном человеке? Пожалуйста, Боженька, спаси меня. Исцели меня. Пусть все это исчезнет – моя нежность, как приклеившаяся к губам, дурацкая счастливая улыбка, желание взять Андрея за руку…

Вот, похоже, и все.

Еда съедена, кофе выпит, позиции сторон прояснены.

Надо оплачивать счет и уходить.

Нехотя я делаю официантке знак. Сейчас все закончится. Мы выйдем из кафе, и я больше никогда его не увижу. Альфонсы не встречаются с теми женщинами, которые не намерены брать их на содержание. Зачем они будут тратить на абы кого свое драгоценное время?..

Когда девушка принесла счет, я повернулась к сумочке, чтобы достать портмоне. Извлекла пару купюр, и…

В книжечке со счетом уже лежало пять тысяч рублей…

– Надо же, и обменник нашелся, и курс там такой выгодный, – я недовольно нахмурилась. – Андрей, ну что за детский сад! Что за дешевые понты? Вы что, издеваетесь надо мной?

– Мы же на «ты» перешли, – он хитро подмигнул. – Я же говорил, что я – человек традиционных взглядов и считаю, что платить должен мужчина. Но я, конечно, оценил твою готовность угостить меня ужином.

– Да ты просто врун! Как можно тебе верить! Комната в «коммуналке» – это тоже вранье? А на самом деле ты – переодетый миллионер, решивший найти большую светлую бескорыстную любовь? Не понимаю, неужели я похожа на охотницу за чужими деньгами?
Страница 13 из 14

Что же вы, мужики, за народ такой – в каждой женщине обязательно видите какие-то тайные матримониальные поползновения! А я вот, кстати, люблю успешных богатых людей. И не вижу причин скрывать свой успех! И если бы ты прикатил на свидание на дорогом «Мерседесе», твои ставки бы выросли. Не потому, что мне на «мерсе» покататься хочется. Я в этой жизни рассчитываю прежде всего на себя, и уж с красивыми игрушками для себя, любимой, как-нибудь разберусь. Но я, конечно, уважаю чужой труд и чужой успех. Ну, колись, где твой «Порш»? Или ты предпочитаешь «Бентли»?

Андрей вздохнул:

– К сожалению, никакой я не миллионер.

И «мерса» у меня нет, «Порше» и «Бентли» – тем более. Может, шутка насчет оплаты не очень удачная – извини, пожалуйста. А комната в коммуналке – это суровая правда. Я бы пригласил тебя в гости. Но ты же понимаешь – общая кухня, соседи. А если ты захочешь в туалет – я вообще умру от стыда. Там такая сантехника – ей лет, наверное, больше, чем мне.

– А где ты встречаешься с девушками? Ну то есть где ты с ними… Ты понял? Я про это…

– Тебе так важно знать ответ на этот вопрос?

– Да! – нервно выкрикнула я, с ужасом понимая: мое сердце заходится от какой-то глупой, дурацкой ревности.

– Хорошо. Иногда встреча происходит у девушки. Иногда, если девушка живет с родителями, то у меня.

– И ты до сих пор не умер? А как же соседи?

– Даш, просто ты такая красивая… Ты достойна всего самого лучшего. Мне хочется так много для тебя сделать, а возможностей мало. Я смотрю на тебя, и мне так обидно, что я совершенно не приспособлен к жизни…

– Я подарю тебе ведро с пеплом. Будешь посыпать голову.

– Отлично, – он удовлетворенно кивнул. – Значит, мы минимум еще раз увидимся. Надо же будет передать мне подарок!

У меня сразу отлегло от сердца.

Может, он все-таки не альфонс? В любом случае, он говорит еще об одной встрече – а это значит, я еще раз увижу его красивые темно-карие глаза и чувственные губы и опьянею от его присутствия!

Я влюбляюсь в него, влюбляюсь…

Любить – это значит все принимать? Не знаю, готова ли я принять все в Андрее. Но на его дикую одежду мне уже наплевать. Честно-честно. Парень же не виноват, что его не научили правильно сочетать вещи, что у него совершенно нет вкуса. Но это же дело наживное. Я просто деликатно ему на это намекну и все объясню.

А еще… еще я хочу к нему в гости… совсем в гости, совсем-совсем. Не для того, чтобы кофе попить.

Я понимаю, что, как ни странно, мне действительно очень хочется заняться с Андреем любовью. И если честно, меня это пугает намного меньше, чем разгорающееся во мне ослепительное счастье, чем пламенеющая в душе нежность.

Секс – по большому счету, минутное дело.

А вот как быть со всем остальным?..

* * *

Я давно поняла, что жизнь меня балует. И тот парень, наверху, который всех нас любит и желает нам только добра, ко мне относится с особой симпатией. До развода в моей жизни вообще никогда не было серьезных проблем.

Я родилась в Москве – круче некуда, лучше не бывает. Вот так сложилось. Повезло. Не надо никуда уезжать, пробивать лбом стены. Все просто – живи, развивайся, радуйся. В намного более комфортных, чем у приезжих, бытовых условиях.

Но еще больше, чем с местом рождения, мне повезло с родителями.

Мой отец до сих пор работает в МИДе. У меня было стандартное детство ребенка высокопоставленного дипломата: прогулки по Александер-плац и Елисейским Полям, созерцание то лондонского тумана, то римского ослепительно-синего неба. Еще я помню строгую Вену с многочисленными кофейнями, где я объедалась вкусными пирожными, а Прага запомнилась солнечной и румяной от красных черепичных крыш. Как карты в колоде, тасовались школы при посольствах, в которые я ходила, страны, языки, лица, пейзажи…

В бытовом плане, конечно, наша семья всегда жила хорошо. Одно из первых воспоминаний детства – наша шикарная шестикомнатная квартира на Кутузовском проспекте, огромная, необъятная. Няня ведет меня по коридору вдоль комнат, и я уже очень устала, а коридор все не заканчивается… Да, мы жили превосходно. У папы всегда был личный автомобиль, у мамы – помощница по хозяйству, у меня – целая куча самых лучших игрушек. Единственный ребенок, я купалась в родительской любви и заботе, ни в чем не знала отказа, и какое-то время была уверена, что так живут все. Ту же ценность своих игрушек я осознала только благодаря зависти, отражавшейся в глазах соседских ребятишек. Когда мы возвращались в Москву и я показывала подружкам своих кукол и угощала всех экзотической для тех лет жевательной резинкой, на меня смотрели, как на всемогущую богиню. Правда, папа быстро заметил, что я получаю от этого статуса большое удовольствие, и, опасаясь прогрессирования заносчивости, серьезно со мной поговорил. Мне было тогда всего лет двенадцать, но я до сих пор помню тот разговор. Папа говорил о том, что надо стараться много работать, и радоваться своим успехам, и получать удовольствие от результатов работы и денег, которые она приносит. Но вместе с тем вещи – это не то, о чем стоит думать, делать самым главным в своей жизни, критерием оценки чего-либо или кого-либо. САМОЕ ГЛАВНОЕ ОПРЕДЕЛЯЕТСЯ НЕ ДЕНЬГАМИ И НЕ ВЕЩАМИ – это любовь, дружба, здоровье, творческая реализация. Вещи улучшают жизнь, но они не должны занимать в ней слишком много места. А еще он попросил, чтобы я собрала свои старые игрушки и одежду, и повез меня в детский дом. Девочки, которых я там увидела, меня потрясли. Они ничем не отличались от меня, а некоторые были даже еще более красивыми, чем я. В тех девчонках уже чувствовалось взрослое отношение к жизни. Показывая мне свои дневники, они говорили, что надо хорошо учиться, потому что это единственный шанс получить образование и выбиться в люди. А я даже не задумывалась ни о дальнейшем образовании, ни о будущей профессии! После той поездки я прорыдала весь вечер, обдумывая, как бы помочь своим новым знакомым. Родители не могут усыновить весь детдом. Моих игрушек, даже если раздать их все, девчонкам тоже не хватит. Выхода нет, нет! Как же все это несправедливо! Я плакала и понимала, как много у меня всего есть, как щедро одарила меня жизнь, но так повезло не всем, причем те, кому не повезло, ничем от меня не отличаются, они ничуть не хуже… Потом, повзрослев, я стала стараться по максимуму отработать многочисленные жизненные авансы. Мне кажется, у меня это получается. Я люблю свою работу, отдаю ей все свои силы и энергию, и благодаря мне на полках появляются все новые и новые книги. Легкое чтиво – это колоссальный антидепрессант, доступное средство развлечения. Такие книги очень нужны людям! Они позволяют забыть о проблемах и болезнях, великодушно дарят веру в чудо, позволяют, оставаясь в безопасности, испытать весь драйв захватывающих криминальных и любовных приключений. Мне никогда не хотелось писать самой, но я люблю и умею готовить текст к печати, следить, чтобы в порыве творчества автор не запутался в собственных персонажах, не увлекся излишним философствованием, ничего не перепутал. Редактор – это искусный скульптор, который, изменяя
Страница 14 из 14

не заметные непрофессиональному глазу детали, позволяет читателю мчаться вперед по сюжету, не спотыкаясь о корявые фразы или смысловые неувязки. Мы производим огранку – и каждое предложение начинает сиять стилистической красотой, емкостью, легкостью. Так ювелир раскрывает сверкание алмаза, без его мастерства драгоценность мало впечатляет. Я довольна тем, что моя работа востребована, оставляет значительный след, помогает людям. По-моему, это очень важно – заниматься стоящим делом…

Рождение Юльки, конечно, перевернуло мое сознание. Я вдруг поняла, что подарила своему ребенку весь красивый яркий мир, что благодаря мне жизнь продолжилась. А еще я поняла, что люблю и восхищаюсь жизнью, и мне хочется разделить эти эмоции не только с одной доченькой. Я прочувствовала всеми фибрами души, что вот оно, главное предназначение женщины – дарить жизнь, рожать детей. Это непросто с точки зрения быта, возникают сложности на работе, но все равно надо решаться и ничего не бояться. Бог дает детей и на детей. Я почти сразу стала задумываться о втором ребенке…

В общем, я везучий и, по большому счету, счастливый человек. Но удачное детство, а потом преимущественно надежное с материальной точки зрения замужество привели меня к тому, что я просто не знаю каких-то бытовых моментов. Это ни в коем случае не снобизм – и я жутко благодарна моим родителям, которые правильно меня воспитали, нет ничего смешнее напыщенных снобов. Но все-таки в каком-то смысле я оторвана от жизни большинства простых людей…

Вот, например, когда Андрей заговорил о том, что снимает комнату в «коммуналке», я была очень удивлена. Факт наличия в Москве коммунальных квартир оказался для меня новостью! Никто из моих родственников и знакомых в таких никогда не жил. Может, поэтому мне казалось, что «коммуналки» имеются только в Питере, в старых домах, «сталинках» с огромными потолками.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/olga-tarasevich/lubov-po-internetu-ili-podari-emu-ves-mir/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.