Режим чтения
Скачать книгу

Погранец повышенной проходимости читать онлайн - Михаил Ланцов

Погранец повышенной проходимости

Михаил Алексеевич Ланцов

Новые герои

У Виктора всегда все проблемы были из-за женщин. Но кто бы мог подумать, что именно в этот раз они заведут его так далеко от дома? А судьба окажется настолько переломанной, что вместо службы на пограничной заставе ему придется драться с орками и нежитью, охмурять хитроумных эльфиек и бить морду древним магам. С тоской вспоминая о том, что туалетная бумага уже подходит к концу…

Михаил Ланцов

Погранец повышенной проходимости

© Ланцов М., 2016

© ООО «Издательство «Яуза», 2016

© ООО «Издательство «Э», 2016

Пролог

Виктор всегда считал себя везучим.

Бедная семья и тяжелое детство не помешали ему поступить на бесплатное отделение в престижный московский вуз. Факультет радиоэлектроники и лазерной техники, конечно, не был пределом мечтаний, но вполне оправдывал его ожидания. С таким образованием не пропадешь. А потому Витя исправно, со всем возможным рвением, вгрызался в гранит науки, словно бурундук в печеньку. Итог закономерен – красный диплом бакалавра и поступление в магистратуру.

И все бы шло хорошо, если бы не одна маленькая слабость – женщины. О да! Виктор их любил, а они, что самое интересное, как правило, отвечали взаимностью. Что свободные, что замужние. Был в нем какой-то шарм, манящий представительниц слабого пола, словно яркий свет мотыльков. Энергетика, харизма. Ну и внешность подходящая.

Так вот. Пока наш «юный падаван» законопослушно охотился на студенток, аспиранток и прочих «молодых и свободных», все складывалось как нельзя лучше. Даже скандалы как-то умудрялся заминать, оставаясь в хороших отношениях со своими бывшими пассиями. Но ему этого было мало. Хотелось пощекотать нервы. Поиграть с огнем. Вот Витя и оказался застукан в постели Ирины – юной прелестницы, которая совмещала в себе должность парадно-выходной супруги молодящегося из последних сил ректора и любовницы начальника городского комиссариата. Аккурат за пару недель до защиты дипломной работы…

Не то чтобы Виктор планировал уклоняться от призыва. Нет. Он и в магистратуру не очень хотел идти, считая, что нужно «сбегать» в армию, «по-быстрому» отслужить и идти уже заниматься нормальными делами, а не груши околачивать в вузе. Но все равно неприятно. Ведь получается, что это не он сам, а его, и в качестве наказания. Тем более что «забрили» его не в школу сержантов радиотехнических войск, а в пехоту, простым солдатом в обычную мотопехоту. Уж военком постарался. Причем не где-нибудь, а в Сибири.

У-у-у! Сайберия! Водка, балалайка и брутальные мужчины в ватниках и шапках-ушанках, доедающие медведя… живьем… По крайней мере, именно так шутили парни, отправляясь туда по распределению.

Но и в этой ситуации Орлов не растерялся. Показал себя в ходе КМБ[1 - К М Б – курс молодого бойца, начальная стадия военной подготовки новобранца.] и поехал учиться на сержанта. Не по профилю, конечно. Но тоже ничего. Все лучше, чем простым бойцом плац топтать. А потом началась служба, которую Виктор потом не раз вспоминал с блуждающей улыбкой на лице. Непыльная должность при штабе бригады[2 - Имеется в виду 32-я отдельная мотострелковая бригада, стоящая в Новосибирской области.] давала массу свободного времени. Хочешь – по бабам бегай, хочешь – подрабатывай. Что, собственно, он и делал, совмещая.

Однако случилось непредвиденное. Просто беда. Буквально за неделю до дембеля к нему заглянул «на огонек» старый знакомый – майор-пограничник. Как-то пересеклись с ним в штабе бригады, языками зацепились, с тех пор и приятельство поддерживали. Лишь позже выяснилось, что майор целенаправленно присматривался к кандидатам на вербовку, занимаясь своего рода межведомственной «охотой за головами». Так вот. Подошел он, значит, к Виктору Ивановичу и поведал со всей своей «пролетарской совестью», что негоже помогать боевым товарищам в обзаведении потомства. Даже когда они на дежурстве, а их жены скучают дома. Сами справятся, ибо дело это интимное, семейное, но никак не общественное. Тем более при таком размахе. Это ведь Витя не одному и не двум офицерам «рога наставил» с последствиями. Что там полагается за такие «успехи»? Медаль «отец-героин»? Нет, конечно, оказаться папой сразу толпы детишек Орлову было бы приятно. Только вот что делать с мужьями тех девиц, он не знал. Совсем. Да и как прокормить такую ораву, ежели его обложат алиментами, тоже. Поэтому подписал он контракт на сверхсрочную службу в пограничных войсках чуть ли не с радостью в глазах. А куда деваться? Предложение, которое ему сделали, было из разряда тех, от которых не отказываются. Даже несколько лет жизни, проведенные на какой-нибудь Богом забытой заставе где-нибудь в Алтайских горах, и то выглядели интереснее встречи со «слегка» рассерженными мужьями. Впрочем, именно в такое глухое место он и попал. А что? Кто-то должен был и там служить. Особенно в таких обстоятельствах…

Прошло два года.

Виктор перевернулся на другой бок и вновь уперся в свой фаблет[3 - Ф а б л е т – разновидность коммуникационных устройств. Нечто среднее между смартфоном и планшетом.], читая очередной том фантастики, благо что ее легко можно скачать в Интернете. А что еще делать в этом богом забытом месте? Скучно. Безумно скучно. Да, конечно, он не тратил время зря и старался развиваться. Однако не больно-то тут и развернешься. Вон уже даже верхом нормально ездить научился, хотя оно даром было не нужно. Хорошо, хоть «наниматели» не обманули. Вчера звонили. Обещали через месяц направить на офицерские курсы. Ну, или чуть дольше – как замену найдут в эту глушь…

– Застава! Подъем! – раздался зычный голос дежурного…

В легкой полутьме стоял худощавый мужчина возле небольшого шара и с живейшим интересом наблюдал за происходящими событиями. Вот стрелковое отделение Орлова пробирается по горной тропе, преследуя нарушителей. Фантомы, разумеется. Ага. А вот начинается совершенно неожиданный обвал, который едва не накрывает людей, и Виктор отпрыгивает в ближайшую, так удачно подвернувшуюся пещеру. Ее засыпает… И все. Ловушка захлопнулась.

– И зачем тебе все это? – совершенно внезапно возник голос Ариэль.

– Хочу немного пошутить… – чуть вздрогнув, ответил Локи.

– Глупая шутка. Ты надеешься с ее помощью спровоцировать демиурга?

– Попытка не пытка, – пожал плечами Бог обмана и озорства.

– Какая она по счету? – усмехнулась Богиня любви.

– Я уверен, что демиург все еще наблюдает. Сами мы открыто вмешаться и поставить этот мир на уши не можем. Сама знаешь. Но если привести смертного…

– Так приводил уже. И что толку? Они у тебя в основном дохнут как мухи.

– Но некоторые живут долго. Предпоследний экземпляр так и вообще умер своей смертью.

– Забившись в угол и тихо коротая дни.

– Но этот не такой.

– В самом деле? – усмехнулась Богиня. – Ах да… иногда забываю, чему ты покровительствуешь.

– Хочешь поспорить? – лукаво улыбнулся Локи.

– Только не с тобой, – фыркнула Ариэль.

– Ты же знаешь, споры я никогда не проигрываю.

– Пока не проигрывал, – поправила его дама, напоминая, что демиурга он так и не смог вывести из равновесия.

– Что поделать, – театрально развел руками Локи, игнорируя намек, – пока мне везет. Хочешь уличить в
Страница 2 из 15

сговоре со мной Эль-Сари?

– И что ты намерен делать дальше? – спросила, проигнорировав его вопрос, Ариэль.

– А ничего. Просто наблюдать. Хочу посмотреть на то, как наша подопытная мышка себя проявит…

Тем временем Виктор, осторожно пробираясь в кромешной мгле с помощью фонарика, нашел выход. Вывалился на свежий воздух и замер в ступоре. Все было не так. И деревья, и трава, и небо, и ручей… вообще все. Словно он по этой короткой пещере смог пройти от горного Алтая до какого-нибудь Брянска или Тулы.

Пару минут ему потребовалось, чтобы осознать обстановку, очень необычную, надо сказать. Потом Виктор резко развернулся, намереваясь бежать обратно. Но за спиной мирно лежал покатый склон холмика вместо скалы. Не говоря уже о пещере. Даже следы его обрубались, словно он прямо с неба упал на землю именно в этом месте.

– Приплыли, – тихо сказал сам себе Виктор…

Часть I

Вежливый мужчина

А д м и р а л: Так что же вы думаете, мистер Додж?

Д о д ж: Я думаю, что получу по заднице, сэр.

А д м и р а л: Не будь таким книжным! К черту все! Забудь про устав! Думай, как пират! Мне нужен мужик с татуировкой на!.. Я нашел такого мужика?

Д о д ж: По странному совпадению, да, сэр.

    к/ф «Убрать перископ»

Глава 1

Проверив связь по рации и фаблету, Виктор как-то приуныл, ибо ее не было вообще.

«Куда же я попал?» – подумал он, начав устраиваться на ночлег недалеко от места, где появился. Разложил костер. Затеял ужин. Правда, решил не начинать три комплекта ИРП[4 - И Р П – индивидуальный рацион питания. Сухой паек Российской армии, применяемый во время учений и боевых действий. Одна порция, рассчитанная на сутки, весит 1,75 кг.], лежавших в рюкзаке. Черт его знает, насколько он застрял в этой дыре. Они могут еще пригодиться. Поэтому перекусил парой «сникерсов», которых по привычке прихватил изрядно.

Тут нужно отметить, что эти легкие, компактные и очень калорийные батончики использовала вся застава, получая за положенные им ИРП на складе деньги. Неофициально, разумеется. И получалось недурно. А главное – лишний вес тащить не приходилось. Конечно, долго на таком рационе не просидишь, но походы не так часто, так что мало кто отказывался. Поговаривают, что первыми такой метод открыли боевики в Чечне, предпочитая брать максимум боеприпасов вместо продовольствия. И оттуда тема потихоньку расползлась по таким вот окраинам.

Так что и в этот раз, тяжело вздохнув, Витя принялся жевать приторно сладкий батончик, запивая водой из фляжки. После спалил обертку и завалился спать у костра в надежде, что утром это наваждение пропадет и он сможет попытаться вернуться домой…

Утро принесло только легкий туман. «Труп» последней надежды и констатацию факта – он попал. А куда – одна Кхалиси[5 - К х а л и с и – она все знает, не зря же она стала матерью драконов.] знает. Ну, или кто еще из волшебных чудиков. Почему волшебных? Потому что с точки зрения здравого смысла и физики объяснить произошедшее он не мог.

Виктор, конечно, расстроился, но отчаиваться не стал. В конце концов, он жив и здоров, а могло и камнями завалить. Да и не впервой ему из переделок выбираться.

Еще раз попытавшись связаться со своими, он провозился минут тридцать. Но безрезультатно. Спутники и вышки мобильной связи как будто под землю провалились. Радиоэфир был пуст, и лишь редкое потрескивание атмосферных помех убеждало его в том, что рация исправна. Осмотрелся. Покрутил на фаблете карту местности, где проходил его отряд, но ничего даже отдаленного на подобную долину не нашел.

– Как это мило… – раздраженно прошипел Виктор. – Куда же я попал?..

Если бы он был не один, то да, возможно, получилось бы выпустить пар и раздражение от странной ситуации, но… вокруг только лес. Разве что улитку какую или лягушку ловить да высказывать ей в сердцах все, что ты думаешь об этой истории. Поэтому, взяв под контроль свои эмоции, Виктор остыл и как-то сразу протрезвел. Ведь эмоции хуже водки и наркотиков иной раз затуманивают разум людей. Вот и сейчас – как только успокоился, сразу пришел здравый подход к делу. Попал? Попал. А раз попал – нужно выбираться. Что для этого главное? Правильно. Выжить. Это раз. Понять, куда тебя занесло. Это два. И не вляпаться ни в какие местные разборки. Это три. Так что, проглотив еще один сладкий батончик, он занялся ревизией того барахла, что он тащил с собой.

Автомат, пистолет, куча патронов, продовольствие, нож… и многое другое[6 - На удаленной заставе в глухом углу в комплекте могло быть все что угодно. Уставное снаряжение/вооружение доставали только во время проверок. А они происходят по праздникам. В остальное время могли даже в американской или китайской форме рассекать с тем вооружением/снаряжением, которое было им удобнее всего.]. Однако самым ценным, кроме недельного запаса продовольствия, оружия с боеприпасами и аптечки, был фильтр для очистки воды. Специально приобретал в свое время, чтобы покрасоваться перед коллегами[7 - Имеется в виду фильтр НФ-10 и комплект сменных картриджей.]. Это только в сказках бывает, что, попадая в какой-нибудь глухой край, можно спокойно пить воду из ручья. Дескать, она чистая. Ага. Только уберет тот труп какого-нибудь оленя выше по течению или еще какую-нибудь гадость и сразу станет чистой. Отчего, кстати, в реальных Средних веках и античности аборигены предпочитали пить либо какую-нибудь бурду с небольшим содержанием алкоголя, либо напитки в духе молока. Подметив, что от алкоголя, смешанного с грязной водой, отравлений меньше, чем от грязной воды просто. Поэтому с помощью этого чудодейственного зелья питие и обезвреживали. Оставалось еще молоко и прочие подобные продукты. Да, такие напитки можно было пить так, без предварительной обработки. Но только в парном виде, пока они еще не успели испачкаться. Да и с возрастом оно не всеми нормально усваивалось, помогая иной раз облегчить кишечник похлеще грязной воды. Так что, по роду службы, часто сталкиваясь с такими нюансами, Виктор посчитал фильтр для воды самым ценным своим имуществом в сложившейся ситуации.

Впрочем, мы отвлеклись. Завершив беглый осмотр имущества, Виктор еще раз вздохнул и решил спускаться вдоль ручья вниз по течению. Мало ли – дорогу встретит или поселение. Да и к источнику воды поближе. Не сидеть же на попе ровно, пока еда не кончится?

Сказано – сделано.

Надев под шлем тонкую «балаклаву»[8 - Б а л а к л а в а – вид вязаной шапочки, полностью скрывающей лицо и шею. Имеет прорези для глаз и рта. Впервые появилась во время Крымской войны 1853–1855 годов в Крыму, откуда и название, связанное с местностью.], дабы спастись от мошкары, вечно лезущей в лицо, он надвинул на глаза очки и двинулся вперед. Не очень удобно. Жарко. Но что поделать. Еще не хватало от какой-нибудь летающей гадости заразу подцепить. Места-то незнакомые. Кто его знает, что тут летает… и зачем. Кроме того, спешить особенно было не нужно. Иди себе не спеша по невысокой траве, укрываясь от солнышка в тени деревьев. Благо берег без буераков, да и лес просматривается далеко.

Пока шел – посматривал по сторонам.

Нет, конечно, Виктор никогда не был большим знатоком ботаники, однако деревья и кустарники, что ему встречались, он никак не мог опознать. Ну, как не мог. Елка и елка. В смысле хвойное что-то. А вон то
Страница 3 из 15

лиственное. Только ни за что знакомое глаз никак не мог зацепиться. Словно оказался на другом континенте, где совсем иная флора. С живностью дела обстояли получше. Но лишь потому, что Виктор в ней разбирался еще хуже. Ну белка и белка. Шустрая мохнатая хрень, лазающая по деревьям, – вот и вся порода в его понимании.

Незаметно для него прошел день.

Несколько привалов, на которых он экономно «грыз» батончики и думал о своей судьбе. Пытался, по крайней мере. Потому как вопросы кружили вокруг его головы, словно стая назойливых комаров, никак не желая упорядочиваться в систему. И что самое примечательное – ни на один из вопросов не получалось ответить. Вообще. Даже на самый глупый. Скорее наоборот – каждый из них, словно редкостный вредитель, порождал еще с десяток своих товарищей.

Вечер входил в свои права, и Виктор уже собирался устраиваться на ночлег, когда до него донесся аромат костра. Да, да. Именно аромат, иначе он оценить его и не мог. Ведь костер могли жечь только люди. То есть «то, что доктор прописал». Ибо блуждать по глухим лесам – немного не то, о чем он мечтал всю свою жизнь. Конечно, это могли быть и какие-либо злоумышленники, но маловероятно. Участок границы у него был тихий. Там даже если кто и нарушал, то какой-нибудь дикий пастух, случайно попутавший меридианы…

«Хотя стоп, – пронеслось у него в голове. – Какой границы? Я ведь в какую-то… попал».

Всего каких-то пять минут рефлексий, и он сообразил, что подходить к людям надо, не радостно крича и размахивая руками, а предельно осторожно. Кто их знает? Может, там либералы или того хуже. Хотя, с другой стороны, что может быть хуже? Поэтому, точно определив направление и ступая так, чтобы даже ветка не хрустнула, Витя двинулся вперед, стараясь держаться против ветра. Дабы тот сносил в сторону звуки и запахи. Ну и деревьями пользовался…

Когда Виктор достаточно близко приблизился к неизвестным – ему стало как-то не по себе, потому что компания выглядела более чем странно.

Во-первых, костер. Разве честные люди будут его так прятать? А тут горел, весьма скромный, да еще в ямке.

«От кого они прячутся? – подумал Орлов. – На ярых борцов из числа «зеленых» не похожи. Странно. Очень странно».

Во-вторых, одежда. Грязная, грубая ткань. Рубище. Много заплаток. Местами ободранные, разлохмаченные края.

«Прямо модники… – мысленно усмехнулся Виктор. – Тут явно чувствуется рука известного модельера из числа авангардистов. Такая же безвкусица. Интересно, сколько они за это рванье денег отдали?»

Кроме того, от странных субъектов ощутимо несло таким «амбре», что Орлов только у самых матерых бомжей имел возможность вдохнуть. Да и то – по большому блату в жаркий летний день.

Под стать образу были и «железки», чем-то неуловимо напоминавшие Средневековье. Грубое, кустарное. Даже жареное мясо с вертела отхватывали какими-то чудовищно убогими ножами.

«Ролевики, что ли? – фыркнул про себя Виктор. – Откуда они тут взялись?» – Но не стал спешить с выводами, решив понаблюдать да послушать. А потому стал приближаться дальше.

Эти мужчины разговаривали не таясь. Он прислушался. Тарабарщина какая-то. Поначалу Витя подумал, что это проблема местного произношения. Так иногда бывает – на первый взгляд бред, а потом прислушаешься – и все нормально. Однако, по мере того как он подползал, речь внятной не становилась. Ни слова не понятно. Вообще. Бред какой-то. Конечно, он не лингвист, но на слух мог довольно приличный спектр языков идентифицировать. Что европейских, что азиатских. На границе на всякий случай обучился. А то, бывало, и с Непала какого гости заглядывали. Редко, но бывало. Вот и готовился, дабы лицом в грязь, как говорится, перед начальством не упасть.

Шли минуты. Виктор слушал и наблюдал. Но чем дальше он выжидал, тем меньше ему хотелось идти знакомиться. Что только усугублялось полным отсутствием следов цивилизации. Ладно, надели костюмы и сидят на природе с аутентичным инвентарем. Но ведь какие-то средства связи нужно прихватить? Лекарства? Да и зубы. Их у многих не хватало, а оставшиеся гнили бурно и цветисто. Так, словно стоматолог им был явно неизвестен.

Час, наверное, Орлов лежал за старым поваленным деревом и наблюдал, выглядывая сбоку, в путанице корней, внимательно подмечая все детали. Нет. К кому-кому, а к этим парням он точно не пойдет…

Поэтому он плюнул и начал аккуратно отползать. Но как в такие моменты и бывает – произошло непредвиденное: на лагерь этих странных людей напало какое-то чудовище. Иначе и не скажешь. Да, гуманоид, но пяти метров «в холке». Очень коренастый. Крупные черты лица с явными признаками полного отсутствия интеллекта. Никакой одежды нет, если за таковую не считать весьма густую и длинную шерсть с кусками какого-то мусора и комками невразумительной дряни. Зато в руках дубина – длиной метра три, не меньше. Да и диаметром изрядна.

Все закончилось очень быстро.

Несмотря на свои габариты, ночной гость двигался на удивление быстро. Мужчины попытались вскочить, дабы отразить нападение. Но не тут-то было. Взмахом дубинки от отправил троих на край полянки. Переломанными, разумеется. Еще взмах. И бойцов осталось только двое. Оценив свои шансы, они попытались спастись бегством, но, на свою беду, отправились в забег очень кучно. Шагов через пять-шесть их нагнала огромная дубина, сбив, как кегли.

Минуты полторы отделяли жизнь от смерти этих незадачливых путешественников. Не больше.

По большому счету это нападение Виктора не касалось. Передрались и передрались. Их дело. Но очень уж опасным выглядел ночной гость. Так ведь и его прибьет, придя ночью «на огонек». Поэтому Орлов вскинул автомат[9 - Виктор, как опытный сержант, стремился обеспечить себя только лучшим. Поэтому выбил кордовский автомат сотой серии, который имел значительное эксплуатационное преимущество перед штатным «АК-74».], переключился на одиночные, передернул затвор и громко свистнул, привлекая внимание. Великан отреагировал ожидаемо – повернулся всем корпусом в сторону шума с явным недоумением на лице. Но ничего не успел понять или предпринять – пуля калибра 5,45 мм вошла ему аккуратно в глаз.

Громила даже сразу и не понял, что уже умер. Так, чуть-чуть вздрогнул от толчка в голову. И лишь спустя несколько секунд как-то нехотя осел на колени и упал лицом прямо в костер. Заливая тот обильно потекшей кровью.

– М-да… – тихо произнес Виктор и направился к месту боя, надеясь оказать помощь хоть кому-то из пострадавших. Однако не выжил никто. Очень страшные раны – открытые переломы, обильная кровопотеря.

Орлову же оставалось только поужинать жареным мясом и завалиться спать.

Беспечность? Может быть. Но какой у него был выбор? Бдеть всю ночь? Ради чего? Громила явно пришел один и теперь лежал в центре поляны, отпугивая от нее всех возможных конкурентов своей чудовищной вонью. Так что, разместившись поближе к вонючему трупу, Витя заснул, посчитав, что сюда точно не полезет зверье.

Так и вышло.

И ладно сюда. Даже к разбросанным по поляне телам никто, кроме мух, не подступился.

Поэтому, позавтракав остывшим жареным мясом, Орлов принялся за дело. Ему предстояло понять – кто эти люди и откуда. По большому счету он цеплялся за надежду найти рациональное объяснение произошедшему
Страница 4 из 15

или хоть какие-то следы современной цивилизации. Но тщетно. Немного кустарно сделанного оружия. Видавшая виды кольчуга, с дырами, явно появившимися перед смертью предыдущего владельца. Ну и куча всякой мелочи.

Особенно Виктора привлекли монеты – никогда подобных не видел. И да – язык непонятен. Но разбираться он не стал. Нет и нет. Не самая страшная проблема.

Поразмыслив, он пришел к выводу, что нужно гарантированно зачистить свой тыл от подобных сюрпризов. Поэтому, прихватив подобранную мелочовку, он отправился по следам ночного гостя. Благо такая масса впечатывала грунт основательно, и не заметить их мог только слепой.

Идти пришлось недолго. Час, может быть, чуть больше.

Следы уходили в глубокий и просторный овраг, явно пробитый весенними водами. А там, внизу, притаился внушительных размеров вход в нору, зажатый со всех сторон хламом. Натуральные горы костей и экскрементов! Ну а что? Все как у людей. Ничего необычного.

Виктор остановился и прислушался.

Было тихо. Не считая, конечно, обычных лесных звуков и назойливого жужжания мух в этой рукотворной клоаке.

Выдержав добрую минуту, он едва заметно пожал плечами, включил тактический фонарик, закрепленный под стволом его автомата[10 - Старший сержант Орлов был одет в полный комплект «Ратник», который смог пробить себе персонально намного раньше всей части. Причем не только одежду, но и все необходимое снаряжение, включая комплект для модернизации своего «АК».], и осторожно стал продвигаться в жилище крупногабаритного аборигена.

Амбре там стояло такое, что глаза натурально щипало. Даже повязка на лице не могла его приглушить хотя бы немного. На полу то и дело попадались обглоданные кости с фрагментами мяса, обрывки одежды, какие-то мелкие предметы.

«А малыш-то людоедом, оказывается, был», – присвистнул про себя Виктор, аккуратно перешагивая какой-то по счету человеческий череп.

Идти пришлось недалеко. Буквально через полсотни метров крупногабаритная нора превращалась в просторную пещеру, в потолке которой даже имелось небольшое отверстие, через которое и поступал свежий воздух. Ну и чуток света.

Виктор осмотрелся.

В углу находилась лежанка. В другом – куча небрежно обглоданных человеческих костей. Или гуманоидных, точнее Витя сказать бы не смог. Потому что одна Кхалиси знает, кто здесь водится.

Более детальный осмотр помещения показал, что весь пол усыпан не только останками людей и животных, но и всякой мелочью вроде монет, пуговиц, заколок и так далее. Бросать такие находки – расточительство. Особенно когда ты в незнакомых краях без гроша в кармане. Пришлось нашему герою поползать, аккуратно все собирая в этом кошмарном месте. Лишь к полудню удалось выйти на свежий воздух, от которого даже голова слегка закружилась…

– Да, дела… – произнес Виктор, обращаясь сам к себе. – Куда же я попал?

В голову лезли разные мысли, одна дурнее другой. Все происходящее явно намекало на фантастику, однако верить в нее не хотелось. Совсем…

Как ни странно, но дурные мысли победила вонь. Очень уж от него разило, что явно бросалось в глаза по контрасту со свежим лесным ветерком. Пришлось идти к ручью и приводить в порядок себя и свою добычу…

А пока мыл – думал. Монет было много, хотя новых среди них не наблюдалось. Все затертые. Что говорило о том, что их используют по прямому назначению, а не просто как игрушки время от времени носят. Ладно, то, что надписи он прочесть не может, – не беда. Мало ли? Но и чеканка явно примитивная. Чем-то напоминает античные или монеты Средневековья, виденные им не раз в музеях. Те же уродливые рожи и невнятные каракули. И на шутку все это совсем не похоже. Вон сколько трупов. С таким не шутят…

Глава 2

Прошло три дня с того момента, как Виктор оказался в этом странном лесу.

После той «дивной» встречи в лесу все шло довольно спокойно и размеренно. Птички поют. Солнышко, сволочь, светит. Могло бы прибрать яркости. Ручеек журчит. Не поход – сказка. Только одна беда – признаков цивилизации на горизонте как не было, так и нет.

Конечно, во время службы Вите приходилось читать фантастические романы о том, как люди попадали в другие миры или эпохи. Иногда он даже ставил себя на их место, прикидывая, что бы сделал сам. Но одно дело читать о таких приключениях, и совсем другое – вляпаться в оное по самые ягодицы. А то и глубже. Тем более что, положа руку на сердце, участвовать в очередном героическом путешествии «попаданца» ему не хотелось совершенно. Привык он к благам цивилизации, да и туалетная бумага потихоньку заканчивалась…

Вот так, идя и обдумывая историю, в которую вляпался, он шел вдоль ручья. Лес потихоньку становился реже. Все чаще стали попадаться полянки. А к обеду так и вообще он вышел к небольшому притоку ручейка. Едва заметному. После него начиналось поле – огромное, слегка холмистое и уходящее вдаль настолько, насколько хватало взгляда. Разве что вдоль ручья то тут, то там продолжали «всплывать» небольшие «пучки» деревьев, разделенные чем дальше, тем большими разрывами.

В очередной раз, взобравшись на дерево и осмотревшись с помощью бинокля, Виктор не обнаружил ничего интересного. Дикая природа, больше напоминавшая Тульскую область, чем Алтай. Преобладание лиственных деревьев. Мягкие грунты. Лесные массивы перемежаются большими просторными полями. Но это полбеды. С тем, что Орлов вляпался в какую-то неприятную историю, он уже смирился. В сущности, Виктора все больше и больше волновало то, что он никак не мог найти никаких следов развитой цивилизации. Ни дорог, ни электрических столбов, ни жилья. Вообще ничего. Даже какой-нибудь брошенной покрышке от автомобиля он сейчас бы обрадовался просто до слез. Или окурку…

– Плохо, очень плохо, – бросил он сам себе, спускаясь на землю. Но идти дальше не решился. Нужно было нормально отдохнуть и привести себя в порядок. То есть сделать большой привал. Да и ручей тут разливался с пологим каменистым спуском, располагая к этому. Поэтому весь остаток дня Виктор мылся, брился, сушился, чистил оружие и отдыхал, млея у костра. В конце концов, спешить уже было некуда…

На ужин Виктор наловил десятка три довольно крупных двухстворчатых моллюсков в ручье. Гадость, конечно. Но белок. Да и носимый провиант позволяет поберечь. Когда еще пополнить запасы получится?

Ночь прошла хорошо, тихо. Если не считать за беспокойство настоятельные домогательства самок комара, что не отставали от него с предложением любви и ласки до самого утра. Только лишь туман смог их немного разогнать.

Утро же принесло сюрприз. Навернув новую порцию пресноводных «устриц» на завтрак, Орлов полез в который раз осматриваться. Мало ли, диспозиция за ночь изменилась? Или вчера от переживаний он чего не разглядел? Бензоколонку там или свалку. Любой островок разумной жизни. Да и вообще – без разведки не дело выступать. Но то, что предстало перед взором Виктора, поразило его до такой степени, что он даже присвистнул, едва не свалившись с сука.

Вдали, километрах в пяти, двигалась группа людей. Десяток или около того, с такого расстояния толком не разглядеть, даже несмотря на бинокль. И это было бы мелочью, если бы от них не отставала на пару сотен метров натуральная толпа в пару сотен «лиц». Но главное – бежали
Страница 5 из 15

они строго на него, то есть к месту стоянки.

Нет, конечно, Виктор хотел выйти к людям. Однако это место и время встречи выглядели очень подозрительно. Вряд ли ему обрадуются. А принимать бой, ввязываясь в какую-то местную разборку, ему очень не хотелось. Да, у него в активе были автомат с шестью сотнями патронов, да пистолет с сотней, да почти десяток гранат. Так что теоретически он мог положить всю эту толпу. Только зачем?

Однако срываться и поспешно отступать в глубь леса Орлов не стал, решив аккуратно обустроиться в кустиках на опушке. Само собой, чуть в стороне от замеченного им вектора движения гостей. Благо что его экипировка обладала прекрасными камуфляжными свойствами. Да и сам он кое-что умел в плане маскировки. Пограничник, как-никак.

Улегся. Достал из подсумков пару магазинов на случай боя. Перевел автомат в режим одиночных выстрелов. Передернул затвор. И затих.

Обе группы двигались довольно энергично. Этакой рысью.

И чем ближе они подбирались, тем больше смущали своим видом.

Первый отряд, который Виктор уже окрестил «белым» из-за светлых тонов снаряжения и длинных светло-пшеничных волос, выбивавшихся из-под шлемов, выглядел очень изящно. Стройные тела, явно астенического типа. Рост под метр восемьдесят, плюс-минус. И доспехи. Очень интересные, а главное, качественно сделанные латы, навевающие какие-то мотивы в духе «Властелина колец». Но не сильно. За плечами у всех виднелись луки. На поясах мечи и кинжалы. Их качество оценить было сложно, но вряд ли хуже доспехов. Открытых участков тела, считай, что и нет. Даже кисти в тонких кожаных перчатках.

Второй отряд стал соответственно «черным». Ребята были того же роста, но костью явно шире, да и крепкая мускулатура явно имелась в наличии. А вот с доспехами все было очень плохо. Большая часть бойцов вообще на себе имела только грязный, почти черный стеганый халат, перетянутый широким поясом. И все. Ни шлема, ни обуви. Лишь десяток гордо несли поверх таких же засаленных тряпок видавшую виды кольчугу. Волос на лице нет – черепа у всех выскоблены налысо. Лица простые, грубые, с крупными чертами. Кожа странного оттенка, больше напоминающая зеленоватую болотную жижу. Может быть, от грязи, а может, и от природы. Кто их знает?

Обе группы двигались молча, стараясь не сбивать дыхания. Виктор даже засмотрелся на эту ритмичность и слаженность. Спортсмены не спортсмены, но ребята явно сильно мотивированы и неплохо тренированы.

Но вся эта легкоатлетическая идиллия рассыпалась в прах буквально метров за сто до леса. Орлов уже и дух перевел, отметив, что вся эта гоп-компания пробежит в двадцати-тридцати метрах от него, благополучно скрывшись в лесу. Но не тут-то было. То ли «черные» чего испугались, то ли им бегать надоело. Однако один из тех персонажей, что имел кольчугу, вдруг сорвал с груди какой-то амулет и с невнятным выкриком бросил его на землю. Результат не замедлил себя ждать – «белые» хором споткнулись и покатились кубарем по земле. Но ловко так. Да и вскочили споро. Хотя дальше уже не побежали, ибо парочка явно хромала. Видимо, ногу потянули от неожиданности.

В общем, развернулись они в шеренгу, выхватили луки и встретили преследователей так, как полагается честным людям – градом стрел. Которые, как это ни странно, очень быстро закончились. В кинофильмах обычно все не так. Там и револьверы стреляют без перезарядки несколько часов, и лучники с жиденьким колчаном выбивают сонмы врагов. А тут минуты полторы не прошло, и все кончилось.

Потом пятеро «белых» просто и незамысловато метнули в нападающих огненные шары. Ну, или что-то похожее. От удивления Виктор даже челюсть уронил. Магия? Точно магия? Не спецэффекты? Все сомнения развеялись, когда эти необычные сгустки огня влетели в толпу, поджигая «черных» не хуже огнемета. А за ними полетели еще, еще и еще. И так до тех пор, пока дистанция не оказалась слишком маленькой для таких игр, и пришлось хвататься за мечи.

Схватка пошла горячо и энергично. Отличаясь от преследования массой звуков, явно матерного содержания. Орлов не понимал ни слова, но на всякий случай старался запомнить самые приятные для уха обороты. Это не высокий слог, это обязательно пригодится.

Важным моментом всего боя стало то, что «белые» не стояли «нерушимой стеной», а работали очень гибко и мягко, оперативно отступая, дабы не допустить окружения.

Чувствовалось, что и подготовка у них на голову выше, и доспехи не из картона. Но чудовищное численное преимущество сложно компенсировать. То один, то другой «белый» падал под ударами наседающих противников. И ему уже не давали подняться, добивая. Чтобы наверняка. Но и сами «черные» гибли с невероятной скоростью…

И вот, когда против двух десятков оппонентов остался только один «белый», боец решил, что пора и честь знать. А потому развернулся и бросился бежать со всех ног. Да не куда-нибудь, а в сторону лежанки Виктора. Старший сержант, как и раньше, предпочитал не вмешиваться в местные разборки, по крайней мере, пока не начнет понимать происходящее. Кто его знает, кто у них правый, кто виноватый… Поэтому Витя постарался буквально замереть и вжаться в землю, дабы бегуны не заметили его замаскированную тушку. На что были все шансы. Вдруг беглеца убьют раньше или он, как заправский заяц, резко сиганет в сторону, меняя траекторию движения?

Однако не судьба. Когда уже оставалось шагов десять, «белый» бегун, явно жутко уставший, зацепился ногой за кочку и ласточкой полетел на землю. Даже чудо как он успел сгруппироваться и приземлиться словно кошка – «на четыре ноги». Но шлем слетел, и… глаза Виктора встретились с широко распахнутым взглядом девицы. Да, да. Именно так. Девицы.

Спустя пару секунд он открыл огонь, инстинктивно стремясь защитить девушку от нападающих. Случись это не так спонтанно, может быть, и сдержался. А так… он просто аккуратно выжимал спусковой крючок, улучшая вентиляцию черепным коробкам преследователей. Благо с десяти-двадцати метров это было совершенно не сложно. Хорошо еще девушке хватило ума прижаться к земле и зажать руками уши. А могла и запаниковать, заметаться. Небось не каждый день у нее поверх головы стреляют из автомата, пусть и одиночными.

Затвор ушел на задержку… и вместе с тем последний из преследователей, бодро пораскинув мозгами, упал на траву.

«Вовремя», – отметил Виктор и наработанным до автоматизма движением сменил магазин. «Эх… знать бы, куда вляпаюсь, больше бы патронов прихватил…»

Он встал и осмотрелся.

Кое-где постанывали раненые. «Белые» явно старались не столько убивать, сколько минусовать клинки, всеми правдами и неправдами сокращая чудовищное численное превосходство. И что делать с ними, Орлов не знал. По всему выходило, что добивать. Но это как-то не укладывалось у него в голове. Хотя брать в плен и возиться с такой толпой казалось еще более диким занятием.

Тяжело вздохнув, он подошел к девушке, которая как упала на землю, так и не шевелилась.

Присел.

Проверил пульс. Кто его знает, как местные реагируют на огнестрельное оружие? Может, от разрыва сердца умерла? Но нет, жива. Вон и зашевелилась. Пытается сесть. Помог. Благо что девица очень легкая. Даже удивительно. Сидит, вся такая чумазая. Лицо мокрое, грязное.

Достал фляжку.

Куда и делась
Страница 6 из 15

былая слабость? Вцепилась и с каким-то остервенением, жуткой жадностью выпила все до последнего глотка. Потом как-то виновато посмотрела на Виктора и вернула емкость.

«Да уж… дела… сколько же она не пила?» – пронеслось в голове у Орлова, и он, хмыкнув, достав из рюкзака ручной фильтр, направился на ручей за новой порцией чистой воды. А когда вернулся – вздрогнул. Грязь и ссадины куда-то пропали с лица девушки. Даже волосы больше не выглядели спутанными. И хоть ручей находился буквально в трех шагах, это ничего не объясняло. Ведь она сидела на том же самом месте, что и раньше. Видимо, даже не пытаясь встать.

Чуть помедлив, он вновь протянул ей фляжку, которую она охотно приняла. Но отпила всего несколько глотков и без прежней спешки. А Виктор только сейчас обратил внимание на ее внешность. Весьма изящное, утонченное лицо с нежной, чуть кремовой кожей и большими, живыми глазами янтарного цвета. Да чего уж там – практически золотыми. Но это мелочь по сравнению с тем, что из длинных, прямых волос светло-пшеничного цвета пробивались острые кончики чуть подрагивающих ушей.

Впрочем, особенно удивляться Орлов уже не мог. У него было время, чтобы обдумать сложившуюся ситуацию и смириться с фактом «попадания» в какую-то… Хм. Куда-то очень далеко от дома. Так что к появлению эльфа после пятиметрового чудовища-людоеда его психика была готова.

Вот так они и зависли. Девушка с явным интересом изучала спасителя, пытаясь понять, кто же это такой. А он висел, переваривая информацию. Но эльфийка отошла первой – протянула флягу и что-то прощебетала на каком-то птичьем языке.

Виктор, приняв на автомате практически полную емкость, спохватился. Установленный контакт требовалось развивать, и ничего умнее он придумать не смог, как залезть в рюкзак и торжественно вручить ей «сникерс». Причем девица явно не понимала, что это такое. И вместо того чтобы открыть и грызть, стала настороженно рассматривать надписи. Вряд ли что-то понимала, но все одно – с интересом вглядывалась.

– Ты что, калории высчитываешь? – удивленно ахнул Виктор.

Но девушка лишь нахмурилась, явно не понимая. После чего разродилась целой тирадой на своем языке, размахивая «сникерсом», как дирижерской палочкой. Как ни сложно догадаться, Орлов не понял ни слова. Поэтому он вздохнул, взял у нее из рук батончик и, открыв его, вернул. А потом с каким-то умилением наблюдая за тем, как она смешно морщит носик, обнюхивая.

Сам же Виктор принялся снимать с себя лишнее снаряжение, понимая, что на сегодня они тут совершенно точно зависли. Скорее даже застряли. Ибо работы предстоит много, и она ни разу не приятная…

Снимал с себя верхнюю одежду, а сам думал, что девица может это как-то не так понять. Мало ли? Однако даже не попытался изменить свое намерение. Чего это ему рядиться перед девчонкой? После перспективы смерти то, о чем она может подумать, – не самое страшное. А потому минут через пять Витя уже был одет только в высокие ботинки на шнуровке, брюки и футболку. Под мышкой разместилась сбруя с пистолетом. На поясе нож. За спиной автомат. Этакий минимальный джентльменский набор.

После удовлетворенного осмотра снаряжения себя любимого Витя осторожно обернулся, ожидая от девушки каких-либо неадекватных поступков и… хрюкнул, едва не заржав в голос. Потому что вся эта милая, глубоко аристократичная мордочка была перепачкана шоколадом. Но и это еще не все – девушка с особым старанием вылизывала упаковку, зажмурив глаза от удовольствия.

– Сластена… – беззлобно сказал Виктор, а девица открыла глаза и скосилась на него. Дескать, чего надо? Не видишь, я тут делом занята. А потом как-то резко спохватилась и, проведя рукой перед лицом, разом навела чистоту, и с каким-то вызовом посмотрела на своего спасителя.

– Виктор, – приложив кулак к груди, произнес Орлов.

– Ализэль, – чуть кивнув, ответила эльфийка, после чего снова залопотала на своем языке. Но недолго. Буквально несколько фраз. Заметив, что ее совсем не понимают, переключилась на другой. Потом еще, еще и еще. Итого Виктор насчитал двадцать семь языков. А толку ноль. Ничего не понятно, даже незнакомо. Все языки словно с другой планеты… «Хотя почему словно?»

Разговор явно не клеился.

Немного помолчав, девушка извлекла небольшой мешочек и, высыпав на узкую ладонь какие-то разноцветные кристаллы, стала с ними возиться. Причем, что удивительно, они были явно не стекляшки. Даже более того, Виктору чудилось, что они переполнены чем-то. Но додумать он не успел – эльфийка оживилась.

Улыбнувшись, она жестом попросила сесть рядом. А потом, крепко зажав один из кристалликов в левой руке, правую приложила Виктору к виску и закрыла глаза. Несколько секунд ничего не происходило. Потом от ее пальцев пошло тепло пульсирующими волнами. Приятное, надо сказать… А вот дальше он так и не понял, что произошло. Словно перед глазами разом прокрутили несколько сотен кинофильмов. Секунд за несколько, то есть с какой-то чудовищной скоростью. Причем он умудрился при этом увидеть и запомнить каждый «кадр».

Но поразмышлять над своими ощущениями Орлову не удалось – эльфийка свалилась, уткнувшись в него головой. Расфокусированный взгляд. Прерывистое дыхание. Легкое подергивание всего тела. Однако этот синдром продлился всего несколько минут, которые Виктор просто не знал, что делать. А потому просто аккуратно держал ее, постаравшись устроить удобнее.

Все закончилось так же быстро, как и началось: девушка вдруг выгнулась дугой и резко, глубоко вздохнула. После чего к ней явно вернулось сознание и самоконтроль.

Сев напротив, она с минуту молчала, рассматривая старшего сержанта, видимо, собираясь с духом.

– А теперь тебе понятны мои слова? – поинтересовалась эльфийка.

Самым неожиданным для Орлова стало то, что говорила она явно не на русском языке, но он ее понимал.

– Да… но как это возможно? – ответил Виктор на той же тарабарщине.

– Амулет магии разума. Я передала тебе знание древнего имперского языка, который все называют общим и используют повсеместно. Даже самые глухие дикари и то несколько фраз на нем знают.

– Спасибо, – кивнул Виктор. – А то уж думал, что придется годами местный язык учить.

– Это самое малое, что я могу сделать.

– В смысле?

– Ни у меня, ни у моих сородичей не было ни малейшего шанса спастись. Мы уже даже смирились со смертью.

– Странно. Мне показалось, что у вас были все шансы победить. Пусть и большой ценой.

– Если бы, – тяжело вздохнула она. – Вот эти четверо, – указала она рукой на ребят в доспехах, – были шаманами. Полными сил и увешанными амулетами. Ты думаешь, почему они выжили, избежав и стрел, и магии, и мечей? С такими просто так не справишься. Я не знаю, что у тебя за артефакт, но он их защиту пробил. А это серьезно.

– Но вы ведь тоже маги.

– Истощенные…

– А из-за чего драка? Они ведь не просто так вас преследовали.

– Ты прав, – покладисто кивнула эльфийка. – Пять дней назад на наш город напали. Прекрасный Ондостомен пал. Алтарь Аматерона разрушен. А все его жители оказались вырезаны… кроме меня.

– Я был впечатлен тем, как вы сражались, – вполне искренне произнес Виктор. – Сколько же было врагов?

– Много. Но не это главное. Они напали в день, единственный за несколько веков,
Страница 7 из 15

когда сила солнечного Бога Аматерона слаба настолько, что покидает алтари. Ненадолго, но все же. Так бывает…

– Но если вы знали, то почему не готовились?

– Мы готовились, – фыркнула, нахмурившись, эльфийка. – Но как устоять против ТАКИХ сил? – Она тяжело вздохнула и безвольно уронила голову на грудь.

– А бежали вы куда?

– Куда глаза глядят. Просто пытались оторваться и спастись.

– И что теперь будет с городом?

– Его разграбят, разрушат, осквернят и покинут. Так же, как и с другими городами солнечных эльфов. Когда-то в незапамятные времена, если верить легендам, была двадцать одна твердыня моего народа. Но раз в несколько столетий один из них падает под ударами врага. И никто ничего с этим поделать не может. Сейчас осталось только десять… то есть девять.

– А объединить силы с другими городами?

– Никто не знает заранее, на кого нападут.

– Да. Грустная история, – согласился Орлов. – А теперь ты куда пойдешь? В другой город?

– Нет. Меня туда не примут. А… – махнула она рукой. – Это долго рассказывать. Для своего народа я умерла вместе с разрушением алтаря.

– Странно.

– Это просто традиции, которым не одно тысячелетие, – усмехнулась Ализэль. – Но их блюдут неукоснительно. Говорят, что их установил сам Аматерон.

– А другие эльфы? – спросил наугад Виктор. Ведь девушка упомянула, что она солнечный эльф, а значит, есть и другие виды. В противном случае вряд ли применялся какой-то эпитет.

– А им-то я зачем нужна? – удивилась она. – Без благословения Аматерона я всего лишь маг, причем ниже среднего. Их Богу поклоняться не стану, да и он меня не примет. Нет… – покачала она головой. – Так, в гости заходить можно. Но не очень часто.

– И куда ты пойдешь?

– А почему ты спрашиваешь? – чуть прищурившись, поинтересовалась Ализэль.

– Я в этих краях новичок и был бы признателен, если бы ты стала моим проводником.

– Новичок? – удивленно переспросила эльфийка.

– И рад бы объяснить, но и сам не понимаю, как сюда попал, – пожал плечами Виктор. – Прошел через странную пещеру. А она взяла и исчезла. Так что мы с тобой, можно так сказать, в похожей ситуации. Моих родичей, конечно, никто не убивал. Но они для меня недосягаемы. А я для них. Не удивлюсь, если на Родине меня объявили пропавшим без вести или погибшим.

– Пещера? – оживилась Ализэль. – Теперь понятно, почему ты такой странный.

– Ты что-то о ней знаешь?

– Только то, что ни один смертный дважды по ней не проходил. Это древняя шутка Локи, которая сбивает людей с пути. После каждого прохода она перемещается в другое место, прокладывая новый путь. И он, по легенде, никогда не повторяется.

– Значит, домой мне не добраться никогда… – грустно отметил Виктор, припомнив все, что он слышал об этом Боге в легендах своего мира. Может, это и не он. Но похож. А на таком где сядешь, там и слезешь. В общем, картина маслом, как любил говаривать Давид Гоцман.

– Если и сможешь добраться, то уж точно не с помощью этой пещеры. Если так случится, что ты сможешь войти в нее снова, что само по себе еще никому не удавалось, то вряд она приведет домой. Всегда будет новое место.

– Обнадеживающая перспектива. А если у этого Бога попросить вернуться?

– Ох… не связывался бы ты с ним. Локи – это Бог обмана и озорства. От такого лучше держаться подальше.

– Ладно, – решил сменить тему Виктор. – Что будем делать с ранеными орками?

– Слушай, – тронула его за плечо Ализэль. – Я тебе должна. Много. Считай, что сегодня я родилась заново. Так что не переживай, я помогу. Расскажу, что здесь и как. Отведу в столицу. Мне ведь и самой идти некуда.

– Ты серьезно?

– Обещаю. А орки… так добить их нужно. Пойдем. Заодно, может, чего интересного с них возьмем. Если что ни тебе, ни мне не понадобится, то продадим. Я подскажу нормальные цены. Те же амулеты шаманов нам точно не пригодятся. Если, конечно, ты не решил посвятить себя служению их духам. Вот, я тоже так думаю. А деньги… деньги нам нужны совершенно точно.

– Нам? – несколько удивился постановке вопроса Виктор. Его всегда настораживало, когда девушка переходила с «я и ты» на «мы», особенно так быстро и без видимых причин.

– Мы же вместе будем путешествовать, – невинно хлопая глазами, заявила Ализэль. – До столицы королевства далеко. И вот еще. Весь этот твой наряд очень необычен и сильно бросается в глаза. Тебя нужно переодеть во что-то менее приметное. Хм. Местное.

– А мою одежду куда? Выкидывать?

– Зачем? По всему континенту имеются банки клана Атагат. Эти цепкие дварфы уже не одно тысячелетие держат свое дело. Сдадим им на хранение в ближайшем городе. Потом, как получится обустроиться, заберем. – Пожала она плечами. – Но с собой носить явно не стоит. Вон, если что, подгоним на тебя эльфийские доспехи.

– А человек в эльфийских доспехах – это обычно?

– Отнюдь, но хотя бы похоже на правду. Особенно если где-то поблизости буду я.

– Ты доверяешь дварфам? Разве они не могут обмануть?

– Репутация не позволит. Их не раз уже пытались подвинуть. Но только они выдерживают испытание веками, как раз за счет репутации. Честь имени для них не пустой звук.

В общем, беседа дальше пошла веселей. Ализэль охотно рассказывала буквально обо всем, что интересовало Виктора. А сама не задавала лишних вопросов. Вряд ли ей было неинтересно. Скорее наоборот. Просто понимала – оно подождет. Им еще не одну неделю вместе идти.

Причем разговоры шли без отрыва от дела. Так, например, под обсуждение местной мужской моды они добивали раненых орков и обыскивали их тела.

Девушка оказалась покладистой и от работы не отлынивала, что приятно удивило Орлова. В книжках он в свое время вычитал совсем иную манеру поведения эльфов. Конечно, может быть, эльфийка просто не отошла от шока. Не каждый же день гибнут все, кто тебе близок и дорог, а ты оказываешься на улице. В любом случае, Виктор не мучал себя этим вопросом. Не отошла и не отошла. Тем даже лучше.

День пролетел незаметно.

Поужинали распакованными Орловым ИРП, очень удивившими девицу. Как содержимым, так и упаковкой. Но она держалась в рамках приличия и больше не срывалась как тогда с батончиком «сникерса».

Под финиш дня Виктор сделал удивительное открытие. Оказалось, что каждая эльфийская стрела является артефактом. А та самая знаменитая эльфийская точность – не что иное, как магия, которая перестает работать, если стрелка выжать досуха как мага. Ведь каждая стрела «заряжается» и получает параметры наведения непосредственно перед выстрелом.

По этой причине отряд магически истощенных эльфов выпустил триста стрел, но только четвертая их часть смогла хотя бы ранить орка, в которого попала. Даже несмотря на все их таланты и мастерство. Большинство же просто застряло в крепких стеганых халатах, надежно защищающих от таких неприятностей.

Глава 3

Вот уже неделю старший сержант пограничных войск Виктор Иванович Орлов находится в этом странном мире. Непривычно, конечно, но потихоньку привыкал. В конце концов, какой смысл дергаться, если никаких вариантов вернуться не наблюдается? Не гимназистка же он румяная, чтобы стенать ради образа?

Кстати, о девицах. Сопровождающая его эльфийка с каждым днем вызывала все больше и больше подозрений. Слишком уж она странно себя вела.

С одной
Страница 8 из 15

стороны, такой покладистой особи женского пола он не встречал никогда в жизни. Конечно, Виктор мог допустить, что это нормально для эльфов… ну или как минимум солнечных эльфов. Да еще вкупе с благодарностью за спасение. Но даже в этом случае подобное поведение казалось чем-то противоестественным. Кроме того, поведение Ализэль отличалось явно выраженной эротичностью. Весьма и весьма провокационной. Вот и сейчас она плескалась в заводи, образованной разливом мелкой речушки, до которой за эти километры подрос ручеек. Причем не просто так, а нагишом и явно заигрывая. То на спинке проплывет, демонстрируя небольшую, но упругую, прямо-таки точеную грудь. То нырнет, вильнув такой же изящной попкой. На его искушенный взгляд, все это напоминало примитивы. Аналогичные попыткам девицы, одетой в один-единственный фартук, принести кастрюлю наваристого борща. Его очевидно обрабатывали, хоть и слишком грубо, видимо, ориентируясь на его возраст.

Это все, конечно, было очень приятно и немного непривычно. Но с другой стороны, явно говорило о какой-то заинтересованности. Любовь с первого раза… ох… простите, взгляда? Нет, он в такие вещи не верил. Что-то тут не так. Да и для благодарности за спасение как-то уж слишком… пошло, что ли. Очень маловероятно, что у местных тут так принято.

Поэтому Виктор игре Ализэль особо не мешал. Даже подыгрывал под настроение. Вот и сейчас, сидя на берегу заводи и загорая на солнышке в одних трусах, он ни в коем случае не стеснялся крепкой такой эрекции. Естественная же реакция. Даже специально старался выставить все это дело напоказ, с интересом и насмешливым лукавством поглядывая не девушку. Хотя… какую девушку? Сколько ей лет, он не знал. Может, уже не одно столетие, а там, в Ондостомене пал ее муж, дети, внуки, правнуки, праправнуки и так далее. С эльфами, если верить всем байкам, что о них писали в фантастических книжках, в таких делах не угадаешь.

Кроме того, Орлова волновал еще один вопрос морально-этического толка.

Дело в том, что он не мог понять: эльфы – это еще одна человеческая раса вроде негров или другой, конструктивно близкий биологический вид? Ну… как тигры и львы, к примеру. Ведь в первом случае ситуация еще более-менее. Секс с дамой, которая старше тебя на несколько столетий хоть и не укладывался в голове у Виктора, но не вызывал принципиального отторжения. Ну… подумаешь, утешил старушку. А вот во втором случае… что же это получается? Зоофилия? Или как еще можно квалифицировать секс с другим биологическим видом? В общем, все было очень непросто.

Но несколько дней игры затянулись. Все стало слишком навязчиво и однообразно. Требовалось выводить ее на новый уровень. Захотелось, чтобы появилась интрига, да и провокации перестали быть такими откровенными.

– Слушай, – обратился он к Ализэль, когда та, покачивая обнаженными бедрами, вышла и улеглась на траву рядом. – Ты ведь дразнишь меня. Зачем?

– А тебе не нравится? – наигранно обиделась она.

– Почему же? Довольно приятная игра. Помогает не думать о грустном.

– Теперь ты понимаешь, зачем я флиртую? Это дает много приятных эмоций и позволяет не думать о том, что случилось.

– Кто там у тебя погиб? – после небольшой паузы поинтересовался Виктор. – Муж? Дети? Внуки? – Ализэль повернулась и с интересом посмотрела на мужчину. Большие золотые глаза выглядели завораживающе. – Что? Я спросил что-то не то?

– Почему же…

– Просто мне показалось, что ты многое недоговариваешь. Поначалу твое поведение вполне укладывалось в мое представление о юной девушке. Ну… с поправкой на то, что я никогда в своей жизни не видел эльфиек. Но чем дальше, тем больше я замечал странности. Так юные девицы себя не ведут.

– Так ты же сам говоришь, что ничего об эльфах не знаешь.

– Только то, что поведала мне ты. Поправь меня, если я ошибся, но эльфийки лет до ста ведут в основном затворническую жизнь у себя дома. Учатся. Тренируются. А ты столько всяких подробностей знаешь о мире: цены, моду других народов, байки. А города? Ты так о них рассказываешь, что мне кажется, будто сама там бывала. И не раз. Трактиры, опять же. Торговцы. Для юной особы, сидящей под надзором родителей, это все нереально. Кроме того, форма игры. Для тебя явно не вновь соблазнять.

– Может быть, у меня талант, – пожала плечами Ализэль, без малейшего даже намека на стыд или смущение.

– Возможно. Но оставим его за скобкой. Я допускаю, что эльфы иначе ведут себя. Но юная девушка не станет так играть. Для нее сексуальное возбуждение еще слишком интимно. Она полна грез. А потому если и станет соблазнять, то иначе. Например, ночью прижмется вроде как случайно. И вообще, станет действовать исподволь, наблюдая за реакцией. Ей ведь больше нужен не столько физический секс, сколько душевная близость. Одно другого не исключает, но…

– А я?

– А ты действуешь как опытный хищник, прекрасно контролирующий свое тело и эмоции, что говорит об опыте и зрелости.

– Интересное определение зрелости, – усмехнулась Ализэль. – Иные люди и в больших годах… все еще не в силах себя обуздать.

– Тут сложно спорить. Не ко всем с возрастом приходит мудрость и зрелость. Кто-то так зелепушкой и умирает.

– Зелепушка? Что это?

– Шутливое название незрелого яблока. Кроме того, – продолжил Виктор. – Ты очень странно отреагировала на мои слова о пещере. Да, на твоем лице не дернулся ни один мускул. Но это и удивительно. Получилось неестественно. Если эта пещера такая странная, то наверняка с ней связано много легенд. Да и то, откуда я пришел, тебя мало интересует. Что еще удивительнее.

– Тебя очень занятно послушать, – произнесла Ализэль ровным тоном, откинувшись на траву. Да, по сути, распластавшись на ней, как морская звезда на морском дней, и с удовольствием принимая теплые, нежные солнечные лучи.

– И в чем я ошибся?

– Все верно. И про мой возраст, и про пещеру.

– Может, расскажешь тогда?

– А зачем? – повернула она голову и улеглась вполоборота.

– Мне сложно доверять человеку… хм… разумному существу, мотивы которого я не понимаю. Может, ты меня ведешь на какой-нибудь алтарь в жертву приносить.

– Ну ты даешь… – покачала она головой. – Солнечный эльф ведет человека приносить в жертву…

– Не забывай, что я не в курсе, что здесь к чему, и пока о мире знаю только с твоих слов. Что тебе мешает представиться солнечным эльфом, будучи, к примеру, каким-нибудь демоном? Или еще кем. Я ведь вас не различаю. Да и по большому счету даже не знаю, какие еще эльфы бывают, кроме солнечных. Что эльфа, что орка я впервые увидел только здесь. Да и огра тоже.

– Странная у тебя Родина, – задумчиво произнесла девица. – Или ты жил затворником?

– Отнюдь. Но у нас их просто нет. Остались только в легендах и сказках. Даже больше скажу, до недавнего времени я думал о том, что ни эльфов, ни орков вообще не существует.

– Ты серьезно? – неподдельно удивилась Ализэль.

– Более чем. Кроме того – в моем мире нет магии. Ну… нигде, кроме сказок.

– Но ты так на нее спокойно отреагировал….

– А что мне еще оставалось делать? – пожал плечами Виктор. – Мы привыкли ничему не удивляться. Когда каждые несколько лет происходит какой-то новый прорыв в технике, незамедлительно врываясь в твою жизнь, сложно реагировать иначе. Вот, – он
Страница 9 из 15

достал фаблет. – С помощью этого устройства там я мог связаться со значительной частью людей всей планеты. При желании. В любой момент времени. Причем не просто поговорить и послушать, что мне там скажут, но и посмотреть друг на друга. И воспользоваться огромными библиотеками книг, музыки, фильмов, карт и так далее. – С этими словами Виктор, произвольно тыкнул в приложение для чтения и полистал перед ошалевшей Ализэль страницы. – А еще десять лет назад о таких вещах никто и не мечтал. А тут какая-то магия, эльфы, орки… – тихо закончил он, выключая фаблет и убирая его в чехол и пряча в карман брюк.

– Что-то подобное я и предполагала, – после паузы в несколько минут произнесла эльфийка.

– Спасибо, что поделилась, – раздраженно буркнул Орлов.

– Ты прав, я совсем не молода, – произнесла она, осторожно положив руку ему на плечо. – Мне тысяча двести лет. Для более диких эльфов это уже много. Но для нас, для солнечных, в норме вещей. Я и три тысячи лет смогу прожить без особых трудностей. Говаривали, что можно больше, но ни у кого не получилось.

– Становилось скучно?

– Если бы, – усмехнулась Ализэль. – Просто убивали. Или интриги, или войны. Мы очень сильны и могущественны, но не Боги. Далеко не Боги. Даже жрицы Аматерона, что слывут самыми сильными.

– То есть ты жрица?

– Была ей. После того как алтарь оказался разрушен, моя связь с Аматероном прервалась и я потеряла всю силу, которой он меня когда-то пожаловал.

– А что тебе мешает прийти в другой город солнечных эльфов и вернуться в лоно служения своему Богу? Не поверю, что традиция. Если вас так мало осталось, то должны держаться за каждого.

– Ранг, – усмехнулась эльфийка. – Я ведь была не простой жрицей. А в одном городе двух верховных быть не может.

– Поэтому тебя и другие Боги не примут?

– Верно. Это не принято. Я слышала, что темная Богиня Ллос изредка принимала чужих верховных жриц к себе. Но ничем хорошим это не заканчивалось. Да и связываться с такими чудовищами, как она, – глупо. На такое только темные эльфы могут пойти.

– А меня ты зачем соблазняешь? Ведь соблазняешь же. Это слишком очевидно.

– Вариант с приятными эмоциями тебя не устраивает? – усмехнулась Ализэль.

– Верховная жрица и такая сентиментальная? Ай-ай-ай. Ты сама-то веришь в свои слова?

– И много ты знавал верховных жриц, чтобы такое говорить?

– Ни одной. У меня дома религия вообще служит только для сбора денег и политической борьбы. Если когда-то Боги и были, то давно ушли, не выдержав такой насмешки. Но это не мешает мне понимать тот уровень ответственности, который появился бы, окажись я на твоем месте. Вряд ли Богам есть дело до наших переживаний. Поэтому на такие посты, скорее всего, выдвигаются самые стойкие духом. Способные выдержать любые потрясения и не сломаться.

– Ты необычный, – после вновь затянувшейся паузы отметила Ализэль.

– И что с того?

– Ни один человек в этом мире не станет так рассуждать. Никогда.

– Тогда получается, что я не из вашего мира, – пожал плечами Виктор. – По крайней мере, это прекрасно объяснит, куда делись спутники с орбиты. Да и форма материков, что ты рисовала, мне не знакома.

– Разумные создания из других миров иногда приходят к нам. Всегда разные. Так что, скорее всего, ты прав. И каждый раз их приводит Локи. Зачем – никому не известно.

– Неисповедимы пути Бога, особенно если это тот Локи, о котором…

– Так вот, – перебила его Ализэль. – Все произошло не просто так. Нападение на мой город. Бегство. Твое появление. Перебирая события в голове, я раз за разом прихожу к выводу, что столько совпадений – это слишком. Я ведь должна была погибнуть еще там, в городе. Только чудо спасло меня от смерти. Причем не один раз. А твое появление? Или ты думаешь, что я осталась последней живой в отряде потому, что самый опытный боец? Как бы не так. Мне просто повезло. Воля слепого случая.

– Допустим, Локи захотел, чтобы мы встретились. Но ведь это Бог обмана и шуток… Он что, захотел надо мной пошутить? Не в жизнь не…

– Во-первых, – вновь перебила его эльфийка, – ты уверен, что он решил подшутить именно над тобой? Твое самомнение поразительно, но ты – всего лишь человек. Даже не жрец, я бы почувствовала. Ради простых смертных Боги бровью не поведут просто так. Во-вторых, с чего ты взял, что это именно Локи все устроил?

– Но ведь ты сама сказала… – опешил Виктор.

– Я только пояснила, что пещера его. Однако ничто не мешает ему оказать кому-то услугу.

– Прекрасно… – подвел итог Орлов. – Мы знаем, что ничего не знаем.

– Как-то так, – подтвердила его выводы Ализэль.

– Но ты-то тогда зачем пыталась меня соблазнить? А если я поддался?

– Ты думаешь, тебе бы не понравилось? – вполне искренне удивилась девушка… эм… весьма уже не молодая девушка.

– Я говорю о ребенке.

– А, – махнула она рукой, мило заулыбавшись. – Магия жизни – мой основной дар. Ниже среднего, конечно, но никаких случайных беременностей точно быть не может. Все под моим контролем.

– Вот именно. Под твоим контролем. Вряд ли такая женщина, как ты, захотела просто развлечься. Ведь ты старательно уходишь от ответа на мой вопрос.

– Ухожу, – охотно призналась она. – Потому что сама многого не понимаю. Да и тебя вводить в заблуждение не хочу. Там все так путано было написано.

– Погоди-ка, – насторожился Виктор. – Ты как-то связываешь мое появление с какой-то древней легендой или пророчеством? А потому хочешь как-то привязать меня к себе, пока все не выяснишь?

– Ну… – немного помявшись, произнесла Ализэль и нехотя кивнула.

– Прекрасно. А мне сказать было нельзя сразу?

– А что я тебе скажу? Пошли – я покажу тебе твою судьбу? Смешно же. Тем более для такого человека, как ты.

– Хм… меня бы это заинтересовало, – пожал плечами Виктор.

– Ну, конечно, – скептическим тоном произнесла эльфийка.

– Хорошо. Допустим. Но тебе какое дело до этого пророчества?

– Это моя надежда на прекращение этих чудовищных нападений. Но о пророчестве не спрашивай. Там так все путано и невнятно, что за несколько тысячелетий наплодилось невероятное количество вариантов трактовок. Какая из них ближе к истине, я даже не догадываюсь. Да и никто не знает.

– Спасибо, обрадовала… – очень холодно произнес Орлов.

– Ты расстроился? – забеспокоилась эльфийка.

– Нет. Счастлив, – сердито буркнул Виктор и повернулся на бок, спиной к Ализэль. Но та не растерялась и через несколько секунд прижалась к нему сзади. Уткнулась носом в шею и тихо шепнула:

– Прости.

– Прости ее! Ладно, спас. Бывает. Все совершают глупости. Потратил кучу патронов, которых тут нигде не найти, вместо того чтобы просто осторожно убраться с дороги. И что я получаю в награду? Меня тупо решают использовать! Мечты сбываются!

– Честно, я хотела все рассказать, когда сама разобралась бы. Если хочешь, я дам тебе амулет правды. Он подтвердит искренность моих слов. Боялась напугать. Ведь для меня ты надежда… на месть всем этим… И то, что я была верховной жрицей, совсем не говорит, что мне не больно потерять близких и родных. Они мне снятся по ночам! Все! Пожалуйста… прости… Мне очень нужна твоя помощь, – произнесла Ализэль, и из ее глаз потекли слезы, капая на шею Орлову. Теплые такие и мокрые. А сама стала вздрагивать от
Страница 10 из 15

всхлипов, вроде как случайно потираясь сосками о его спину.

«Вот, так уже лучше… – пронеслась мысль у него в голове. – А то, понимаешь ли, как с мальчиком. Прям даже как-то обидно…»

Сам же, подыгрывая этой милой инсценировке, повернулся и прижал ее к себе. Пусть уж порыдает, уткнувшись в волосатую мужскую грудь.

«Боже ты мой… – думал Виктор, поглаживая ее по мягким волосам. – Тысяча двести лет! Мне б так жить!»

Глава 4

И вот на горизонте показался первый населенный пункт этого мира – город Анкрок. Что о нем можно было сказать? Типичный средневековый городок, окруженный тонкой каменной стеной «с зубчиками», высотой от силы метров пять. Внутри домик на домике. Узкие улочки, мощенные грубым булыжником. Помои, выливаемые со второго этажа прямо на проходы. В общем – классический средневековый натюрморт. Всего же в нем проживало около трех тысяч человек, что по местным меркам, со слов Ализэль, было изрядно. Ведь город стоял на оживленном торговом тракте с незапамятных времен и кормился с обслуживания транзита, что требовало определенных «мощностей» как гостиничного сектора, так и торгово-ремесленного. И, как следствие, наличие персонала. Но главным достоинством этого местечка являлось отделение банка Атагат…

Как изначально Виктор и предполагал, городок с удобством разместился на берегу небольшой речки. Как раз той, вдоль которой они с эльфийкой и спускались. Ну… изначально-то речка была ручьем, но за две недели пешего перехода преобразилась в нечто более серьезное. Тут местные даже небольшие плоскодонные баржи использовали. Но не купались, хотя недалеко имелось очень милое местечко с пляжем. Но оно и понятно. В Средние века вообще сторонились водоемов, опасаясь заболеть чем-либо или заразиться. Тем более что они сами сюда и сбрасывали мусор, сливали помои, спускали испражнения. Ну и так далее. Воду же брали тоже отсюда, но выше по течению. Потом отстаивали и пускали в дело. Но пить открыто опасались, разбавляя слабеньким алкоголем. Классика.

Но мало того, что люди откровенно побаивались плескаться в речке, так ведь они вовсе не мылись. Разве что украдкой. Но не более того. Ни одной общественной бани или купальни у них не наблюдалось. Да и со стиркой грусть-печаль. И, как следствие, все население рассекало по городу, источая «нежнейшие ароматы» пота, испражнений и прочих ноток зловония.

– Грязь не сало, потер и отстало… – тихо прокомментировал увиденное Виктор своей спутнице на эльфийском, которому она недавно его обучила. Ну, не вообще эльфийскому, а тому, на котором говорили высокие эльфы, также называемые солнечными.

– И не говори, – усмехнулась Ализэль.

Надо сказать, что у них на входе не спросили ничего. Вообще ничего. Лишь проводили круглыми глазами и отвисшими ртами. Виктор же не спешил интересоваться обстоятельствами такого поведения и, будто так и надо, спокойно прошел в город вслед за Ализэль. А потому таким же уверенным шагом он двинулся к постоялому двору «Упитанный пони», причем следуя не за своей спутницей, а как бы ведя ее. Очень уж хорошо она описала дорогу. Девица было замешкалась на площади, раздумывая, куда именно пойти, но, как только Виктор уверенно зашагал, сразу последовала за ним.

– Чего это они все на нас так смотрели? – поинтересовался Орлов, когда получилось, наконец, сбросить на пол рюкзак и с удовольствием растянуться на лежанке в их комнате. Да, да, именно так. Потому что постелью это непотребство назвать язык не поворачивался. Большая такая широкая лежанка для двоих из грубых досок, укрытая жидким соломенным тюфяком. Но это лучшее, что тут было. Хорошо хоть Ализэль каким-то плетением разогнала живность, с нетерпением ожидавшую свою двуногую трапезу. Да и вообще, дезинфицировала помещение.

– А ты забыл, как ты выглядишь? – усмехнулась эльфийка.

– Ты про одежду?

– Поверь, она не такая уж и странная. По крайней мере, на первый взгляд. Некоторые маги могут и похлеще вырядиться. Тут люд привычен к необычным одеяниям. Это дальше, ближе к центру королевства, могут возникнуть проблемы. А здесь, только если позволить им все ощупать. Таких тканей в нашем мире нет. Да и швы. Но все это может отметить или специалист, или любой местный обитатель при близком знакомстве.

– Которого, как я понимаю, не было. Ну, не считая тебя.

– Верно. И поверь, лучше от такого знакомства не станет. Я уверена, что они могут подумать о каких-то древних артефактах или еще о чем. А значит, попытаются ограбить. Предварительно убив. Свидетели-то им не нужны. Понятно, что верховную жрицу Аматерона, пусть и бывшую, не просто упокоить. Да и ты слабым не выглядишь. Но не стоит недооценивать людскую жадность и глупость.

– Понятно, – кивнул, соглашаясь с ней Виктор. – Тогда на что они обратили внимание?

– Ты заметил, какого роста местные люди?

– Невысокого, – как-то неопределенно пожал плечами Виктор.

– А там, на поляне? Ну, где на них огр напал. Они ведь такие же были. Я права?

– Да. Но что с того?

– Солнечных эльфов нередко называют высокими именно из-за их роста. Мы – самая рослая раса среди двуногих разумных этого мира. Да еще зеленые орки, которые чуть-чуть нам уступают.

– А огры и тролли?

– Их обычно к разумным не относят.

– Но и животными не считают.

– Да, но это не суть. Они стоят как бы между.

– Кхм. А люди что, никогда до такого роста не вырастают?

– Нет.

– А полукровки?

– Они всегда ниже что солнечных эльфов, что зеленых орков. Кроме того, твои волосы. Они практически белые.

– Таких тут тоже не бывает?

– Только у темных эльфов. Но ты на них совсем не похож, не говоря о том, что они обычного человеческого роста.

– Что еще не так?

– Черты лица. Глаза. Да все. Таких людей не бывает.

– Понятно, – кивнул Виктор. – Я просто не укладываюсь в их картину мира.

– Можно сказать и так.

– И что будем делать дальше?

– Для начала тебя нужно переодеть в местную одежду. Как я уже отметила – твоя нынешняя одежда может стать слишком большой проблемой. Одно дело – странный человек, непохожий на прочих, и совсем другое – редкие артефакты. Поэтому ты жди здесь, а я схожу к знакомому портному. Посмотрим, что мастер Грэгор сможет нам предложить…

Спутница ушла, а Виктор, скинув все лишнее, направился в общий зал. Как говорится – себя показать, на людей посмотреть, да и покушать хотелось. Футболка, брюки, ботинки на шнуровке, вкупе с приятной тяжестью «кольта»[11 - Стараясь покрасоваться, Виктор достал себе знаменитый Colt 1911A2 в очень хорошем исполнении. Неуставное оружие, но кому какое дело на глухой заставе? А ему приятно.] под мышкой и ножа на поясе – вполне нормальный, на его взгляд, облик. Тем более в сумерках главного зала таверны. Да и не воспринял он слова Ализэль слишком серьезно. Грабить и убивать из-за тряпок? У него это в голове не укладывалось. Скорее Виктор переживал из-за того, что не знает здешних правил. Да и как заказывать еду, дабы не выделяться из общей толпы, тоже не знал.

Однако стоило ему спуститься по лестнице и сделать пару шагов не к выходу из таверны, а в глубину общего зала, как словно из-под земли материализовался владелец заведения. Рост «метр с кепкой» в самом прямом смысле и… какой-то странный. Умеренно острые ушки, черты лица и кудрявые волосы довольно сильно
Страница 11 из 15

резонировали с типичной внешностью местных людей. Впрочем, Орлову до расовой принадлежности этого «человека» не было никакого дела. Да, именно расовой, потому что он на всякий случай решил для себя считать все это «видовое разнообразие» просто разными расами. На чем и закончил морочить себе голову «морально-этическим аспектом секса с эльфийкой». Ну, потенциального.

– Господин желает покушать? – вкрадчиво поинтересовался хозяин таверны.

– Как звать? – покровительственным тоном спросил Виктор.

– Мастер Бэрдис, господин.

– Что у тебя есть свежего да готового, мастер Бэрдис? Не хочу долго ждать.

– Жареный поросенок, господин. Только-только испекли.

– Вот и неси. Нет, всего не надо. Выбери кусок получше и неси. Я доверю твоему вкусу. И к нему еще чего на свое усмотрение.

– Будет исполнено, господин, – поклонился этот странный «человек» и засеменил в сторону кухни. А Виктор же, окинув взором зал, направился к наиболее удобному, на его взгляд, месту. Чтобы и зал весь видеть, и сзади никто подкрасться не мог.

Ждать и правда пришлось недолго.

Большое глиняное блюдо, больше напоминающее поднос. На нем куски приятно пахнущей свинины и какие-то овощи. Изрядно так. А рядом увесистая кружка с напитком. Судя по вкусу – какое-то поганое, сильно разбавленное вино. Обычное местное пойло.

Но не прошло и четверти часа после начала его неспешной и весьма приятной трапезы, как в таверну с шумом ввалилась компания. Крепкие парни. Явно чувствовалась мускулатура. Движения плавные, экономные. И это несмотря на то, что прикидываются «принявшими на грудь».

«Начинается…» – с раздражением подумал Виктор, будучи уверенным в том, что те явно по его душу.

Так и было.

Подошли и буквально нависли над столом.

– Это мое место! – с ходу заявил явный лидер этой гоп-компании.

– Кто первым встал, того и тапки, – равнодушно пожал плечами Орлов.

– Ты че, не понял? Это мое место! – после небольшой паузы повторил лидер группы и смахнул рукой со стола блюдо с едой Виктора, нависнув еще сильнее да уперев обе руки в центр стола.

– Какой-то ты не прожаренный… – все тем же спокойным голосом заявил Орлов и воткнул вилку в правую ладонь оппонента. Остальные немногочисленные присутствовавшие работали только ножом и с интересом и удивлением поглядывали на эту странную «штучку» в руках незнакомца. Даже хозяин таверны обратил на нее внимание. В общем, необычная и непривычная вещь, а потому явно не была учтена в манере поведения.

Так вот, Виктор воткнул вилку в ладонь незнакомца, после чего с совершенно невозмутимым видом потянулся ножом, намереваясь отрезать кусочек.

– А-а-а-а-а! – взревел лидер этой гоп-компании, постаравшись отдернуть руку, спасая ее от пожирания этим странным гостем.

– Мастер Бэрдис, – громко крикнул Виктор. – Замените мне блюдо. И в этот раз прожарьте получше своего поросенка. А то что-то он громко орет, да и крови немало. Явно сыроват.

– Ты покойник! – прошипел лидер гоп-компании, отступая за спины своих ребят, выхвативших ножи весьма внушительных размеров.

– Минус один, – усмехнулся Виктор и толкнул довольно массивный стол вперед. Но не сдвигая, а опрокидывая. Причем сделал это так, будто неудачно встал. Для него с его ростом и весом подобный маневр оказался несложен. А вот один зазевавшийся громила получил кромкой стола по ступне. – Минус два.

Получился этакий барьер, ограниченный по флангам колоннами. Поэтому ближайший нападающий постарался пырнуть ножом, надеясь зацепить. А то еще обходить куда-то. Но Виктор хоть и не был профи в рукопашном бою, но кое-чему научился во время службы в пограничных войсках. Поэтому, легко перехватив руку с ножом, принял бородатое лицо на локоть. Сильно так. От души. А потом, чуть довернув кисть, позволил ей сломаться под весом падающего тела.

– Минус три, – равнодушно отметил он и окинул совершенно безразличным взглядом двух оставшихся бойцов и полное ненависти лицо лидера за ними.

Ребята решили не рисковать и стали синхронно обходить Виктора с двух сторон, поигрывая своими ножами. Широкий, тяжелый стол, завалившись на бок, доходил им до груди. Поэтому перепрыгивать его они не собирались, как и перелезать. Все равно, по их мнению, Орлову никуда не деться. Зажали. И теперь обласкают сталью.

Но не тут-то было.

Виктор сделал полшага назад и легко перескочил стол. Очень сказалось преимущество в росте. Ему-то он был по пупок. Нет «манки», конечно, не вышло. Паркуром он никогда не занимался. Но классический «парапет»[12 - «Манки» и «парапет» – виды прыжков в паркуре для преодоления вертикального препятствия средней высоты.] был исполнен легко. Благо что этот вид прыжка повсеместно применяется даже обычными подростками во дворе. Мягко приземлившись прямо перед лидером гоп-компании, он прописал ему в лицо кулаком, грамотно отработав корпусом.

Все. Больше тот не источал яды. Ну, по крайней мере до тех пор, пока не очнется. Все-таки преимущество в массе великое дело. А тут оно выходило почти двукратное. И совсем не за счет жира.

Чего Виктор этим добился? Да ничего, в общем-то. Тот кадр все равно был не боец. Просто сделал себе приятное, ну и вышел на «оперативный простор», получив возможность маневрировать.

– Что здесь происходит? – вдруг из-за его спины раздался голос Ализэль, холодный и властный. Виктор аж сам вздрогнул, сразу поняв, что слова о верховной жрице какого-то там Бога были не шуткой.

Ножи, которыми ребята поигрывали вот буквально пару секунд назад, исчезли. Нет. Испарились. А сами они как-то сникли и съежились.

– Милая, мы тут с мальчиками немного упражняемся.

– В самом деле? – со скепсисом в голосе переспросила она, чуть поддав ногой осколок блюда.

«А ее тут боятся. Явно знают, кто она такая. Или, может быть, все так на солнечных эльфов реагируют?»

– Конечно. Не переживай.

– Ну как знаешь, – бросила она, пожав плечами, и направилась в комнату.

Однако больше ножи никто не доставал.

– Ну что, все еще хотите посидеть на моем месте?

– Нет, – осторожно отметил тот мужчина, что был справа. Самый старший в их группе и опытный.

– Ну как знаете, – хмыкнул Виктор. – Мастер Бэрдис! Повтори!

После чего подошел к своему столу и легко вернул ему нормальное положение. Делая это демонстративно и не напрягаясь.

Дальнейший обед прошел куда спокойнее. Посетители не лезли к нему и вели себя довольно пристойно. А кушанье, поданное этим странным коротышкой с эльфийскими ушками, оказалось еще вкуснее, чем раньше. Разве что служанки, прибежавшие убирать-накрывать, бросали на него многообещающие взгляды да демонстративно покачивали бедрами. Впрочем, возбуждало это мало. Виктор прекрасно понимал, что у них под юбками триппер не триппер, но плантация всякой мелкой живности уж точно изрядная. И знакомиться с этим боевым зоопарком он совсем не стремился. С гигиеной в этом мире была беда…

Когда старший сержант уже доел и собрался было уходить к себе, дверь в таверну вновь открылась, и на пороге появился новый гость. Окинув взором зал, он взглянул на Орлова, вежливо улыбнувшись, направился к нему.

– Вы позволите? – кивнул мужчина на лавку, напротив.

– Пожалуйста, – ответил Виктор, внимательно рассматривая собеседника. Прощупывание
Страница 12 из 15

продолжалось.

Умный взгляд нового собеседника располагал к себе. Выражение уже не молодого лица не выдавало никаких эмоций, кроме формальной вежливости и обходительности. То есть являлось рабочей маской. Одежда тоже была довольно интересна: добротно скроена и сшита, просто стежок к стежку. Да и ткань по местным меркам неплохая. Однако внимания к себе не привлекает осторожностью фасона и цветов.

«Неужели местный начальник пожаловал?»

– Вы уж извините моих ребят… – развел он руками.

– Понимаю, у всех своя работа, – понимающе кивнул Орлов.

– Что мы должны вам за беспокойство?

– Ну что вы, как можно? Никакого беспокойства, – вполне искренне улыбнулся Виктор. – Напротив, я был даже рад немного размяться. Надеюсь, я не сильно задел ребят?

– Они уже в порядке.

– Вот и замечательно, – кивнул Орлов, вставая. – Или у вас есть еще какие-то вопросы ко мне?

После чего выслушал заверения в дружбе и вернулся в комнату.

– Что на тебя нашло? – с порога поинтересовалась Ализэль. – Такой спокойный, а чуть я за порог, сразу драку затеял.

– Как сходила? – не собираясь оправдываться, поинтересовался Виктор.

– Вечером мастер Грэгор придет вместе со своими помощниками. Все пошить обещают за семь дней. На примерку тоже будут сюда носить.

– А мы так и станем здесь сидеть?

– Да. Потому что ты привлекаешь слишком много внимания. Твое появление везде обсуждают. Так что не сомневайся – на тебе рассмотрят каждую нитку.

– Хорошо, – после небольшой паузы ответил Виктор. – Но мне скучно будет сидеть и ничего не делать, – попытался он торговаться.

– Я буду рядом, и ты сможешь расспрашивать меня обо всем, что тебе интересно.

– Монополия на информацию? – усмехнулся Орлов, произнеся эти слова по-русски. – Допустим, – перешел он вновь на язык солнечных эльфов. – Ты владеешь мечом?

– Не так чтобы хорошо, – пожала плечами Ализэль. – Верховным жрицам Аматерона это не очень нужно.

– Понимаю, – охотно согласился он. – Но я не владею мечом совершенно. Ножом – еще туда-сюда. Но сама понимаешь, это не дело.

– Понимаю. Я поговорю с мастером Бэрдисом. У него просторный задний двор, которым он редко пользуется. Тихое местечко. Высокие заборы. Да и к ним непросто подобраться.

– Кстати, а кто он? Он ведь не человек.

– Верно. Хоббит. Это такой народ… – начала эльфийка свое повествование, затянувшееся минут на двадцать. Выходило, конечно, не то, что Виктор в свое время читал, но очень в духе. Точнее так. История их происхождения и местообитание никак не пересекались с ортодоксальной версией одного известного британского ученого. От слова совсем. А вот свойства и качества характера – очень даже. За исключением, пожалуй, той детали, что проходимцев и путешественников среди них было всегда изрядно. Как и воров.

Глава 5

Наконец закончилось это вынужденное заключение в таверне.

Виктор прохаживался по комнате в своем новом «обмундировании», привыкая к ощущениям, которые, кстати, были неважные. По сравнению со старой экипировкой он чувствовал себя зажатым. Однако Ализэль была вполне довольна проделанной работой. Еще бы – одела мужчину так, как хотелось ей, причем ссылаясь исключительно на местные традиции. Дескать, так ходят самые-самые. А тому и возразить нечего, сам-то Витя об этом мире почти ничего не знает. Хорошо хоть тут еще лосины не в моде или там плюмажи в форме куриной жопки.

Но это он так, ворчал. На самом же деле прекрасно понимал, что его спутница сделала если не невозможное, то что-то близкое к этому. Очень уж разительно отличался его костюм от одежды аборигенов. Не в том смысле, что из другой эпохи или мира. Нет, как раз все вполне типичное. Просто качество ткани, раскройки и пошива впечатляло на фоне остальных. Принц не принц, но явно стильный малый. И состоятельный.

– Милая, – нарочито подыгрывая ей, произнес Виктор. – А во сколько обошлась нам эта красота?

– А, – махнула она рукой. – Сущие пустяки. Не переживай.

– И все же. Ты обещала все мне рассказывать. Помнишь?

– Всего-то семь золотых. Не так уж и много для этой дыры. Хотели больше, но я сторговалась.

– Погоди-ка, – напрягся Виктор, – а сколько мы смогли выручить от продажи трофеев?

– Если не считать эльфийских доспехов и оружия, которые я пока положила на хранение, то двенадцать золотых и тринадцать серебряных монет.

– Что?! Ты потратила больше половины наших денег на какие-то тряпки?! – просипел Виктор, у которого от осознания этого факта перехватило дыхание.

– Нет! Нет, что ты, – поспешила успокоить его спутница. – Наши деньги я совсем не тратила, – мягко, чуть ли не урча, произнесла Ализэль. Ей ужасно нравилось, когда Орлов говорил «мы» и «наши» про них.

– Тогда как это понимать? Или за одежду еще не уплачено?

– Все хорошо, – улыбнулась Ализэль. – Не беспокойся, я все оплатила. У меня есть некоторые сбережения в банке Атагат. Вот и решила сделать тебе подарок.

– Подарок? Но… в честь чего?

– Моя благодарность за спасение не знает границ, – лукаво заметила она. – И костюм – самая малость.

– Малость? Если я тебя правильно понял, когда ты рассказывала о ценах, на один золотой можно спокойно жить в этой таверне полгода и в ус не дуть. Да еще и служанки будут по первому намеку заглядывать в комнату, чтобы… хм… «убраться».

– Тебе не нравится мой подарок? – наигранно надула губки девушка.

«Черт! Проклятье! Какая она, к бесам, девушка?! Все никак не могу привыкнуть к тому, что это милое создание – старая стерва, возрастом свыше тысячи лет».

– Ну что ты, – поспешил ее утешить Виктор. – Но там, откуда я родом, для мужчины неприлично и постыдно жить за счет женщины.

– Но это же просто подарок…

– Который стоит больше, чем все состояние, которым я владею.

– Это если не считать артефактов, которые ты привез из своего мира, – подмигнула ему Ализэль.

– Безусловно, – кивнул Виктор. – Но, если верить твоим словам, их нужно держать подальше от людских глаз. А если и продавать, то только тогда, когда обрету достаточное влияние. Иначе вместе с деньгами я получу массу проблем от серьезных людей. А значит, у меня денег практически нет, и ты меня банально покупаешь.

– И что ты предлагаешь? Деньги уплачены, костюм пошит. Его продажа не даст и трети, так как у тебя очень нестандартная фигура для этих мест.

– Семь золотых из моей доли наших денег теперь твои.

– Так не пойдет, – покачала головой эльфийка.

– Почему?

– Потому что эти деньги наши, а не твои или мои. Ими и останутся. Ты не в силах вернуть мне семь золотых, по крайней мере, в ближайшее время. И оно не нужно. Это мой подарок. Или ты думаешь, что за тысячу лет я ничего не скопила? Зря. Денег у меня достаточно. И для меня такой подарок просто знак внимания. Кроме того, мне хочется, чтобы тот, кто рядом со мной, выглядел соответственно. Так что это подарок не только тебе, но и мне.

– Ясно, – хмуро произнес Виктор. – Значит, буду должен.

– Как знаешь, – пожала она плечами. – Но я это долгом считать не стану.

– Мы еще вернемся к этому вопросу, – с холодом в голосе заявил он.

– Я не думаю, что это разумное решение, – покачала она головой. – По крайней мере не в нашем положении. Да и вообще, тебя какие-то странные вопросы волнуют.

– А какие вопросы должны меня
Страница 13 из 15

волновать?

– Ты уже столько дней в мире, полном магии и сказочных для тебя существ, явлений. А все морозишься. Я ведь вижу интерес в твоих глазах, когда мои плетения очищают нас от грязи и пота. Но что мешает тебе поинтересоваться? Неужели гордость?

– Скорее рациональность мышления, – пожал плечами Виктор. – У меня нет способностей к магии, поэтому и знать о ней ничего лишнего мне нет смысла. Достаточно принимать сам факт ее существования и учитывать.

– До инициации, мой мальчик, – съязвила весьма уже немолодая эльфийка, – никто не может сказать, есть ли у него способности или нет. Не говоря уже о том, какие они.

– Инициация? Что это такое?

– Тебе кратко или подробную лекцию прочитать?

– Кратко.

– Раскрытие способностей, данных тебе от рождения. Есть много теорий на эту тему, но все в конечном счете сводится к тому, чтобы прочистить тебе внутренние энергетические каналы. После инициации не все становятся магами. Кто-то начинает чувствовать зверей, получая возможность с ними общаться. Кто-то обретает возможность по много часов находиться под водой. И так далее. Никто не уходит без подарка. Не скажу, что все они полезны и приятны, но сути это не меняет.

– А где можно пройти инициацию?

– Она стоит денег. И не малых. Из-за этого абсолютное большинство магов нашего мира относятся к состоятельным семьям. Даже людям среднего достатка это не всегда по карману, тем более что результат всегда не предсказуем. А уж бедняки и подавно.

– Но как быть с первыми магами? Они тоже кому-то платили? – постарался поймать на противоречии Ализэль.

– Никто не помнит те времена. Теоретики, изучающие историю магии, считают, что первоначально происходили только стихийные инициации. Они и сейчас бывают. Но очень редко. Там масса условий. Кроме того, они требуют очень больших природных способностей.

– И это единственный способ для бедняков стать магами?

– Верно. Но он мало что дает, потому что нужно не только инициироваться, но выучиться. А учеба стоит просто безумных денег. Ну… по меркам простых людей.

– Очень мило… – усмехнулся Виктор. – И каков порядок цен?

– Он имеет довольно большой разброс: от тысячи золотых в Калемхате до двухсот тысяч в любом из городов солнечных эльфов. За год. А требуется от трех до десяти. Кроме того, будущий маг должен еще оплатить проживание и все сопутствующие расходы, те же ингредиенты для опытов. Поэтому лучшее магическое образование получают только дети Императоров Калхалы и самые влиятельные сановники. Бедняки же из числа стихийно инициированных, как правило, живут недолго: или сами гибнут, не справившись со своей силой, или их убивают из-за чрезмерного вреда для окружающих.

– То есть минимальная стоимость обучения где-то в районе тысяч золотых?

– Где-то так. Но знаний в Калемхате особенных нет. Просто скромный минимум, чтобы маг по дурости не навредил окружающим.

– Это безумие… просто безумие… – покачал Виктор головой.

– Смирись! – хохотнула эльфийка.

Ализэль откровенно наслаждалась бурей эмоций, которые ее спутник сейчас испытывал. Ему интересно, безусловно интересно. С другой стороны, чувство долга и болезненная реакция на финансовую зависимость от женщины. Она была более чем довольна, наконец-то нащупав небольшую брешь в защите Виктора. Теперь оставалось подкидывать дрова в этот костер и ждать, когда «клиент спечется».

Но, несмотря на этот разговор, особенно рассиживаться в комнате они не стали, так как пришли нанятые ими еще с вечера носильщики. Ведь именно сегодня они собирались сдать практически все артефакты из мира Орлова на хранение…

На очередном повороте их ждала знакомая гоп-компания. Все пятеро.

Виктор встретился глазами с их предводителем. Удивительно, но никакой злости. Чуть кивнул, приветствуя. В конце концов, драка в трактире еще не повод ругаться. Ну, выпили, ну, подрались. С кем не бывает? Как ни странно, тот ответил. Так же сдержанно.

«Нормальный парень, – отметил Витя. – Не путает дело с личными отношениями».

Они пошли дальше. А он продолжил усердно крутить головой. И не просто так. Конечно, солнечную эльфийку тут явно побаивались. Но, как она сама говорила, не стоит недооценивать степень глупости и жадности людей.

Вдали показались ворота, ведущие к весьма эффектному особняку, больше напоминающему маленькую цитадель. Практически идеально подогнанные друг к другу каменные блоки серого цвета. Тщательно выверенная геометрия всей конструкции. И так далее. Прямо-таки осколок иной, значительно более развитой цивилизации в этом Богом забытом месте. Но Виктор не расслаблялся, понимая, что как раз тут самое опасное место.

Впрочем, обошлось.

Уже в воротах он обернулся и обвел взглядом оставшуюся за спиной улицу. Да какую улицу – так, тупичок, длиной метров тридцать. Их явно вели. Вон как нервно дернулись в сторону несколько человек, стремясь укрыться от взгляда.

– Они просто наблюдали, – шепнула ему на ухо Ализэль на языке солнечных эльфов.

– Не нравится мне все это…

– Мы уже вошли в ворота. Здесь никто и никогда не посмеет напасть на нас. Ругаться с кланом Атагат себе дороже. Пожалуй, нет в нашем мире более безопасного места, чем их банки. Редкие дураки, пытающиеся это оспорить, живут очень недолго.

– За их голову назначается хорошая цена?

– Зачем? – удивилась эльфийка. – Это слишком расточительно. Клан просто прекращает любое обслуживание короны тех земель, на которых произошло нападение. И ровно до тех пор, пока виновных не накажут. Обычно достаточно смерти.

– А правители не пытались сами разграбить банки дварфов на своей территории?

– Пытаться-то они пытались, только кто им позволит? – улыбнулась Ализэль. – У всех состоятельных людей деньги хранятся в банке. Вот и представь. Решил, значит, король забрать их себе. Они будут рады? Лично я в это не верю. А чтобы ни у кого не было мыслей о том, что он берет не их деньги, а чьи-то еще, банк прекращает все операции на территории этой короны до полного возмещения ущерба. Во-первых, за каждую украденную монету нужно вернуть десять. Во-вторых, возместить полную стоимость возведения всех отделений, которые подвергались нападению. Даже если в них ничего не повреждено и не разрушено. А это от двухсот до пятисот тысяч золотых. За каждое. В-третьих, выплатить штрафы в пользу семей всех погибших или раненых дварфов. И поверь – они очень серьезны.

– О как! – удивился Виктор. – И что, их никто не послал в пешее эротическое путешествие?

– Банк всем выгоден. Особенно тем, у кого есть какая-никакая, а монета. Поэтому даже если какой правитель захочет напасть и разграбить их отделение, то его люди на это не пойдут. Это не считая того, что, скорее всего, даже до этого не дойдет – сановники сами придушат дурачка в уголке.

– Кстати, а если владелец счета умрет? Деньги отойдут банку?

– Все зависит от контракта и наличия завещания, – пожала плечами эльфийка.

– Хорошо. Спрошу конкретнее. Вот вырезали город солнечных эльфов. Как ты уже заметила, денег за свою долгую жизнь они скопили немало. Куда все это денется?

– Так ты прицениваешься к приданому? – усмехнулась Ализэль, лукаво прищурившись.

– А хоть бы и так?

– Тогда я тебя обрадую. Дело в том, что у клана Атагат с каждым домом
Страница 14 из 15

солнечных эльфов заключен очень непростой договор. Очень дорогое удовольствие, кстати. В него внесен весь список членов дома. Для каждого сделан амулет, с помощью которого всегда можно узнать, жив ли тот, для кого его делали, и в каком он состоянии. Даже если он умер, это можно достаточно легко определить…

– Что позволяет вам применить какой-то хитрый список наследования? – перебил ее Виктор.

– Да. Так вот. В первый же день я посетила отделение банка, удостоверила свою личность и, уплатив пятьсот золотых, запустила тотальную проверку, ссылаясь на нападение. Причем просила выяснить, выжил ли кто еще. Хотя это и было формальностью. Вчера ее закончили, опросив все отделения банка по магической связи. Кроме меня, не выжил никто. И теперь я законный обладатель всего состояния, что накопили члены Дома Ондостомен за три с половиной тысячи лет его существования. Само собой, за вычетом десяти процентов из числа наличных средств, которые отходят банку в качестве платы. Согласись – завидная невеста.

– И сколько там? – осипшим от удивления голосом поинтересовался Виктор.

– Поверь, хватит, чтобы обучать в любой из школ солнечных эльфов на выбор, жить там в роскоши и… не сильно ударить по сбережениям. – Ализэль откровенно наслаждалась состоянием своего спутника, подбросив в костер не несколько поленьев, а половину леса. Перед таким соблазном мало кто сможет устоять. Конечно, у Виктора был несколько непонятный для нее кодекс чести, но…

– Ну ты и хомяк… – покачал головой Орлов. – А я еще думал, что это дварфы так цепко держатся за деньги.

На этой фразе они и вошли в отделение, минуя еще несколько контрольно-пропускных шлюзов, работавших либо в автоматическом режиме, либо с дистанционным управлением.

Сказать, что сотрудники банка удивились, увидев старшего сержанта, значит ничего не сказать. Обычно сдержанные и угрюмые работники, выглядывающие цепким, жестким взглядом из густых волос, были поражены до изумления.

– Атерас… – наконец выдавил из себя мастер-дварф, руководивший сменой.

Повисла неприятная тишина.

– За кого они меня приняли? – поинтересовался Виктор у эльфийки на ее языке.

– За представителя давно вымершего народа, – буднично ответила та.

«Опять она не договаривает…» – отметил для себя Виктор и обратился к дварфам:

– Уважаемые, доброго вам дня. Я хотел бы оставить у вас на хранение некоторые вещи. И деньги. Сами понимаете, времена сейчас беспокойные.

А дальше пошел уже обычный рабочий разговор. Обсуждали условия, проценты и прочее, прочее, прочее. Это было родной стихией клана, так что они быстро оттаяли. Но все равно оставалась какая-то недосказанность и странность во взглядах.

– Почему вы меня назвали атерасом? – поинтересовался Орлов, собираясь уже уходить.

– А как же тебя называть? – пожал плечами бородач. – Атерас и есть.

– Спасибо. Доброго вам дня, – вежливо попрощался с ними Виктор и, кивнув спутнице, направился в город. Им предстояло посетить еще несколько мест.

Прогулка прошла буднично и спокойно. Все владельцы лавок и мастерских встречали их приветливо и охотно отвечали на вопросы. Что странно. В какие-то моменты Орлову даже казалось, что их ждали специально, готовясь загодя, за несколько дней. Но он гнал эти глупости из головы. А то он и так уже подозревал свою спутницу в таком количестве смертных грехов, что и не пересказать.

Вернулись в таверну лишь под вечер.

С огромным удовольствием сбросили с себя всю одежду и развалились на лежаке голышом. Само собой, доверив эльфийке магическую очистку территории и тел. Поэтому сено, набитое в тюфяк, пахло сеном, а не потом. Да и тела сразу ощутили какую-то легкость.

– Милая, – после нескольких минут расслабленного лежания, обратился к спутнице Виктор подчеркнуто ласковым тоном.

– Что, дорогой, – в тон ему ответила эльфийка.

– Мне нужно с тобой серьезно поговорить.

– О! Так тебя заинтересовало приданое?

– Оно, конечно, хорошо. Настолько, что голова кружится. Но я хотел поговорить о другом.

– О чем же? – поинтересовалась она, запустив руку в волосы у него на груди и начав поигрывать с этими кудряшками. Было приятно. Очень приятно. Настолько, что мешало собраться с мыслями. Столько дней откровенных пыток не могли никак не сказаться. Он все-таки не железный. Да и по месту службы с женщинами была беда – перед тем злополучным походом почти три месяца у него никого не было.

– Давай поговорим о пророчестве, – спустя несколько секунд заявил он. – Чем дальше, тем больше мне кажется, что ты ведешь какую-то игру у меня за спиной. А ведь ты обещала меня не пытаться использовать втемную. И, если ты помнишь, я, в свою очередь, пообещал тебе помочь. Так что я не понимаю твоего поведения. В конце концов, я могу и уйти. Вряд ли я один смогу выжить в незнакомом мире, но это лучше, чем попасть в густую паутину такой опытной интриганки, как ты.

– Странная логика, – пожала она плечами. – Я тебе не нравлюсь? Или, может быть, делаю что-то неприятное?

– Ты – очень красива, соблазнительна, обольстительна. Ведешь себя так, как мечтал бы если не каждый мужчина, то очень многие. Но… В общем, давай по новому кругу это обсуждать не будем?

– Хорошо.

– Итак. Пророчество. Ты сказала, что оно слишком путано. Однако предпринимаешь какие-то скрытые шаги. Внешне я вижу только твое стремление к близости со мной. Не могу оценить, насколько все серьезно, но какая-то цель все же просматривается. И учитывая упорство, я полагаю, не малая. Скорее всего, есть и что-то укрытое от моего понимания.

– И что с того? – невозмутимо поинтересовалась Ализэль, устраивая свою голову у него на груди. Причем не прекращая поглаживаний и прочих форм заигрывания.

– Какое отношение имеют представители этого древнего, вымершего народа ко мне, тебе и пророчеству?

– Только начало пророчества можно трактовать однозначно. Ну, по крайней мере, все сходятся на этой мысли. Звучит оно так: «Наступят дни, когда осколок белого огня возьмет себе в супруги умершее солнце…»

– Так. Ты говорила, что после разрушения алтаря в Ондостомене ты умерла для остальных представителей твоего народа?

– Да. Дом Ондостомен умер. Единственный путь воскреснуть – войти в другой дом. Теоретически. Что же ждет меня на практике, ты уже знаешь.

– Отлично, – кивнул Виктор. – Значит, «умершее солнце», согласно пророчеству, вполне можешь быть ты. Тем более что ты являлась верховной жрицей Бога-Солнца Аматерона. Самая что ни на есть подходящая кандидатура.

– Верно, – с мягкой, блуждающей улыбкой произнесла Ализэль, продолжая смущать Орлова своими нежностями.

– А что такое «осколок белого огня»?

– Белый огонь – это родовой символ правящего семьи атерасов. Про осколок теперь понятно?

– Странная аллегория, но понятно. Почему не капля или всполох? Впрочем, не суть. Итак, осколком белого огня должен быть потомок этой семьи?

– Да, атерас, имеющий кровное родство с последними законными правителями.

– И ты считаешь, что им являюсь я?

– Именно.

– А тебя не смущает, что я из другого мира? И там ни моя морда лица, ни волосы, ни рост не являются чем-то необычным. Да, нечасто можно встретить настолько «жгучего» блондина. Но можно.

– Ты похож на кого-то из своих родителей?

– На
Страница 15 из 15

отца. А что?

– А он на своего отца?

– Да… – несколько растерянно ответил Виктор, припоминая, что и бабушка, и мама были брюнетками с восточными чертами. А что он, что отец, что дед словно под одну копирку делались.

– Вот и ответ, – промурлыкала Ализэль, услышав это пояснение.

– Но как так может быть?

– Все очень просто. Тот, кто отправил твоих предков в тот мир, наложил плетения крови. Очень сильное и древнее. Я о нем только слышала. Его смысл заключался в том, чтобы сохранить род даже в такой непростой ситуации. Если плетение наложено на мужчину, то женщины от него станут рожать только мальчиков, но не полукровок, а чистокровных представителей рода мужа. Если плетение наложено на девочку, то она станет рожать только девочек своего рода, от кого бы она ни понесла. К сожалению, даже солнечные эльфы таким плетением не владеют.

– Это все хорошо, но в моем мире нет магии, – заметил Виктор.

– Мира, в котором магии нет, просто не может быть. А вот то, что по какой-то причине упал ее фон, это факт. В нашем мире тоже однажды такое было. Очень давно. Древние атерасы построили накопители, в которых собирали целый океан магической энергии. Миллионы и миллионы эргов[13 - Э р г – единица измерения магической энергии.]. Но тогда им это было нужно для большой войны, которую они вели где-то за пределами планеты. Да-да, я не такая дикарка, как ты думаешь. И в курсе того, что планета круглая, вращается вокруг своей оси и так далее.

– А как магия вернулась в ваш мир?

– Страшное поражение в войне. Нападающие разгромили накопители и уничтожили практически все города атерас. Ну и их самих в придачу.

– А когда эта война отгремела?

– Пятнадцать тысяч лет назад.

– Ого! Как же тогда сохранилась память об атерас?

– Уцелел небольшой город атерас в горах. Лишь три тысячи лет назад он пал от страшного удара небесного тела. Эти последние представители своего народа жили изолированно и ни с кем практически не общались. Торговля им тоже была не нужна. Все необходимое у них было свое. Однако кое-какие контакты поддерживали. Вот через них мы и узнали о старых эпохах. Белый огонь был символом их бессменного предводителя. Многих манили богатства и знания Дол Амона. Не раз разные народы стремились завоевать древний город, но неизменно терпели ужасные поражения. Мне кажется, что пожелай атерас восстановить свою власть над планетой – никто бы и пикнуть не посмел. А кто попытался – был бы уничтожен походя, не напрягаясь. Но поражение в войне их сломало, они больше ничего не хотели, лишь покоя. А может быть, было еще что-то мне неведомое.

– Хм. И ты считаешь, что я потомок тех атерас?

– Да.

– Вообще-то три тысячи лет назад в моем мире люди были очень дикими. А мужчина или женщина моего типажа казались не менее дикими, чем здесь. Мы быстро развиваемся. Но…

– У древних было много секретов, – лишь пожала плечами эльфийка.

– И как это можно проверить?

– Ну то, что ты атерас, и так видно. Поэтому в общем смысле уже являешься осколком белого пламени. Это можно трактовать не только как потомок правящего дома, но и как потомок кого-либо из подданных, представитель народа. А все остальное я надеюсь выяснить по приходе в столицу королевства. Там сохранился древний храм еще с тех времен, когда магии в нашем мире практически не было. Я не знаю почему, но чувствую, что там ты сможешь найти ответ на свой вопрос.

– Хм… Мило.

– Видишь, я честно отвечаю на твои вопросы. Не утаивая от тебя ничего. Как и обещала.

– Ты и не утаиваешь?! – усмехнулся Виктор. – Я уже слишком хорошо тебя знаю. Наверняка сказала минимум и опустила те детали, на которые не стоит обращать внимание.

– Если хочешь, я расскажу тебе все об атерас. Это не так уж и много. Вообще все, что знаю.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/mihail-lancov/pogranec-povyshennoy-prohodimosti/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

К М Б – курс молодого бойца, начальная стадия военной подготовки новобранца.

2

Имеется в виду 32-я отдельная мотострелковая бригада, стоящая в Новосибирской области.

3

Ф а б л е т – разновидность коммуникационных устройств. Нечто среднее между смартфоном и планшетом.

4

И Р П – индивидуальный рацион питания. Сухой паек Российской армии, применяемый во время учений и боевых действий. Одна порция, рассчитанная на сутки, весит 1,75 кг.

5

К х а л и с и – она все знает, не зря же она стала матерью драконов.

6

На удаленной заставе в глухом углу в комплекте могло быть все что угодно. Уставное снаряжение/вооружение доставали только во время проверок. А они происходят по праздникам. В остальное время могли даже в американской или китайской форме рассекать с тем вооружением/снаряжением, которое было им удобнее всего.

7

Имеется в виду фильтр НФ-10 и комплект сменных картриджей.

8

Б а л а к л а в а – вид вязаной шапочки, полностью скрывающей лицо и шею. Имеет прорези для глаз и рта. Впервые появилась во время Крымской войны 1853–1855 годов в Крыму, откуда и название, связанное с местностью.

9

Виктор, как опытный сержант, стремился обеспечить себя только лучшим. Поэтому выбил кордовский автомат сотой серии, который имел значительное эксплуатационное преимущество перед штатным «АК-74».

10

Старший сержант Орлов был одет в полный комплект «Ратник», который смог пробить себе персонально намного раньше всей части. Причем не только одежду, но и все необходимое снаряжение, включая комплект для модернизации своего «АК».

11

Стараясь покрасоваться, Виктор достал себе знаменитый Colt 1911A2 в очень хорошем исполнении. Неуставное оружие, но кому какое дело на глухой заставе? А ему приятно.

12

«Манки» и «парапет» – виды прыжков в паркуре для преодоления вертикального препятствия средней высоты.

13

Э р г – единица измерения магической энергии.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.