Режим чтения
Скачать книгу

Скажи мне «да» читать онлайн - Кира Стрельникова

Скажи мне «да»

Кира Стрельникова

Снежинки не могут быть отверженными? Триинэ тоже так думала. Но жизнь сложилась так, что ей пришлось отказаться от рода, от клана и стать наемницей без дома и прошлого. А бесхозная Снежинка – слишком лакомый кусочек для жаждущих добраться до магии Льда Саламандр… И еще, где-то есть обиженный жених Огненный, его друг, когда-то ухаживавший за Трин, и маг из враждебного клана, просто захотевший еще одну Снежинку в дополнение к первой жене. В общем, жизнь Трин с некоторых пор стала очень насыщенной и полной приключений. Как вернуть себе свободу? Как вернуть имя рода и клана? И самое главное, как найти себя и вновь научиться верить?..

Кира Стрельникова

Скажи мне «да»

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru (http://www.litres.ru/))

* * *

Пролог

Сквозь рваные облака просвечивала мутная, желтоватая луна. Влажный туман стелился по траве, ветер шелестел в кронах, а где-то далеко ухала сова. Трин скакала в ночь и едва сдерживала рыдания – злые слезы текли по щекам, а грудь жгла обида и боль. За что они так с ней? Зачем? Что плохого она сделала? И кто, родная сестра и жених… А отец, отец даже не захотел проверить, кто прав, Триинэ или Нерас! Ну что ж, она сделает так, что секрет рода не уйдет к Лэйрам, а Нелю не придется терпеть ее рядом. Нет предмета сделки – нет самой сделки. Искусанные губы скривила невеселая усмешка. Просто так убежать не получится, Снежинку будут ловить всем родом, а то и вообще кланом. Как же, Огненный маг не должен остаться без ключика к своей магии. Поймают и будут уговаривать, чтобы простила, приняла и так далее. А как простить, если нет больше веры? Если своими глазами видела и своими ушами слышала…

Трин не удержалась и всхлипнула, зажмурившись и приникнув к шее лошади. Больно, Покровитель, как же больно!

– Триинэ!..

Раздавшийся за спиной гневный и одновременно встревоженный голос Нелиама заставил беглянку вонзить пятки в бока лошади, подгоняя животное. Нет, она ни с кем не хочет говорить, зачем? Выслушивать нелепые оправдания? Что-то объяснять? Ее не услышат, как не услышал отец. Трин отерла щеку и вгляделась в сумрак впереди – там уже смутно белела цель ее сумасшедшей скачки.

– Трин, стой!

Ну конечно, ага. Снежинка зло сощурила глаза и крепче сжала поводья. Поздно останавливать ее, раньше думать надо было. Деревья проносились мимо, плащ полоскался за спиной, а несколько серебристо-белых прядей выбились из косы и щекотали шею. Выход из леса все ближе, и уже никто не успеет догнать Триинэ.

– Да стой же, девчонка!

Голос вроде как приблизился, и раздраженных ноток в нем прибавилось. Да ну и пусть. Ее это уже не тревожило. Лес неожиданно закончился, и копыта звонко застучали по мраморным плитам. Снежинка резко натянула поводья, отчего лошадь негодующе заржала и чуть не встала на дыбы.

– Прости, – пробормотала Трин и похлопала взмыленное животное по шее.

Потом спрыгнула, и почти бегом поспешила к широким ступеням, тоже из мрамора.

– Три-и-ин!..

Она переступила порог Храма, и эхо шагов гулко отозвалось под каменными сводами. Из украшений только резьба по камню, освещение – ровный желтоватый свет магических светильников, огонь в которых никогда не гас. Но Триинэ некогда было любоваться строгой красотой Храма, она торопилась вперед, в большой круглый зал, где когда-то получила свой клеймор. Пальцы Снежинки невольно коснулись рукоятки над плечом, и на глаза снова навернулись слезы. Она прикусила губу, сжала меч и медленно вытянула его, крепко стиснув обмотанную полоской кожи рукоять. Последний раз… Триинэ невольно споткнулась и на секунду остановилась перед тонкой чертой в полу – узкая полоска светлого металла прямо в мраморе. Раз перешагнешь, дороги назад уже не будет. Всего лишь дважды в жизни членам клана позволялось зайти за нее. Первый раз это делали все, при посвящении и Клятве, когда будущие воины получали оружие. Второй… Трин запрокинула голову, загоняя слезы обратно. На второй раз решались только те, кому уже нечего терять. Как ей. С пальцев Снежинки сорвались несколько пушистых хлопьев и растаяли, не достигнув пола.

– Не смей, Триинэ!

Она вздрогнула и быстро посмотрела через плечо. В проеме появилась высокая фигура Нелиама, совсем недавно любимое лицо выражало тревогу пополам с досадой. Огненный поднял руку и сделал шаг к ней, а она… Трин отвернулась и тоже шагнула. Вперед. За спиной раздался гневный вопль и звук торопливых шагов, но поздно. Просторное помещение перегородила серебристая полупрозрачная завеса, выраставшая прямо из пола, из той самой полоски металла. Вот теперь можно обернуться….

Он злился. И понимал, что ничего уже сделать не может. Их взгляды встретились, и Снежинке пришлось стиснуть зубы до хруста, чтобы сдержать горестный стон. Несмотря на предательство, чувства еще были живы. Любовь не может исчезнуть сразу, тем более такая, которая жила в сердце целых восемь лет, с того дня, как высокий рыжеволосый юноша подошел к ней на балу в замке агора Уингерда… Пальцы начало покалывать, тепло стремительно покидало тело, и магия Льда дала о себе знать – кожа покрылась инеем, а изо рта вырвалось облачко пара. Триинэ отстраненно подумала, что придется потом менять одежду – иней растает и рубашка промокнет. Но сейчас ей не хотелось сдерживать магию, Трин отпустила Лед, позволив ему выйти наружу снегом, изморозью, а вскоре появится и тонкая прозрачная корочка застывшей воды. Растопить которую сможет или ее желание, или Огонь Неля.

– Трин, что же ты, а?.. – прошептал Нель и протянул руку, почти коснувшись подушечками пальцев полупрозрачной преграды. – Зачем…

– А зачем ты обманывал меня? – с обидой спросила она, и руки сами сжались в кулаки. С них снова сорвались снежинки, и теперь уже не растаяли на полпути. – И не только ты!..

Она решительно развернулась и опустилась на одно колено, держа перед собой родовой клеймор на вытянутых руках. Глаза жгли невыплаканные слезы, внутри все заледенело, и в душе мела вьюга, но Триинэ держалась. Негоже осквернять Храм Покровителя рыданиями.

– Трин, НЕТ! – рявкнул Нель. – Давай поговорим, стой, не делай этого!..

Снежинка сглотнула, зажмурилась и негромким, ясным голосом начала говорить:

– Я, Триинэ нэр’Онно?рд ил Ре?фферд, Снежинка клана Рефферд…

– Да что же это… Прекрати, слышишь?! Не надо, пожалуйста, Трин, послушай! Мы все решим…

– …находясь в здравом уме, отказываюсь от рода Оннорд и клана Рефферд… – Голос позорно дрогнул, но Трин взяла себя в руки.

Она всегда доводила начатое до конца. И даже новый голос не остановил девушку.

– Снежинка, не надо! Не делайте глупостей!

Мелькнула отстраненная мысль, что это, кажется, Инго?р, Огненный Лэйров. Тот самый, которому ее хотела продать родная сестра. Вот интересно, а как он собирался сделать Снежинку второй женой? Лед не позволил бы Ингору притронуться к девушке, так на что он рассчитывал? Ведь
Страница 2 из 19

знает, что магия Льда подчиняется ей с рождения и против желания Снежинки никто к ней не сможет прикоснуться. Впрочем, она подумает об этом позже. Триинэ набрала в грудь воздуха и продолжила:

– …и да будет мне свидетелем Покровитель Эзо?р, и не ступит более моя нога на земли Рефферд.

За серебристой преградой раздался слаженный стон, голоса прозвучали с одинаковым отчаянием. Клинок в руках Трин с тихим звоном рассыпался на сотни осколков, и в Храме наступила оглушительная тишина. Плечи девушки поникли, она стряхнула металлические крошки вместе со снегом с ладоней и медленно выпрямилась. Спину жгли два взгляда, поворачиваться было очень страшно, но Трин никогда не считала себя трусихой. Она упрямо вздернула подбородок и развернулась. Серебристая завеса упала, более не защищая, девушка смело сделала шаг вперед. Двое мужчин, так непохожих друг на друга, смотрели на нее один с яростью, другой – с тоской. Трин, демонстративно не глядя на бывшего жениха, не сдержала кривой ухмылки.

– Что, лэрд, неужели вас так расстроила потеря возможной новой игрушки? – язвительно поинтересовалась она у Ингора. – Или думали, две Снежинки увеличат вашу магию? И кстати, мой Лед подчиняется только мне и вот ему, – девушка небрежно махнула в сторону напрягшегося Нелиама, – точнее, скоро подчинился бы его Огню. Как же вы собирались сделать меня второй женой? Вы бы даже притронуться ко мне не смогли. – В ее тоне проскользнули издевательские нотки, она вытянула руку, на которой поблескивал уже не иней, а тонкая, казавшаяся хрупкой корочка Льда.

– Леди… – начал было широкоплечий могучий мужчина со светлой шевелюрой, но Трин перебила его.

– Я больше не леди, – резко ответила она.

И направилась к выходу из зала. Однако Огненный маг Лэйров, похоже, не собирался сдаваться. Триинэ краем глаза заметила быстрое движение, в полумраке блеснуло лезвие. Она с удивлением оглянулась и застыла: Нелиам держал меч у горла Ингора, и в прищуренных зеленых глазах тлели оранжевые угольки.

– Не смей к ней подходить, – тихо, с угрозой произнес бывший жених. – Трин моя Снежинка!

– Я больше ничья, – с хриплым смехом отозвалась Триинэ. – Слышишь, ничья!

Она почти выбежала из Храма, веселье отчетливо попахивало истерикой. Девушка не чувствовала тела, Лед полностью захватил власть над ним, выморозил внутренности. Губы побелели и едва шевелились, за ней оставался вьюжный, искрящийся под луной снежный шлейф от растрепанной косы. А у ступеней уже собрались нежелательные свидетели: отец, Сол, еще кто-то… Хорошо хоть подлой сестрички не было. Иначе Трин бы не удержалась.

– Ты что натворила?! – заорал отец, но в его взгляде девушка заметила неподдельную тревогу.

– То, что следовало, – холодно ответила Снежинка и пристально посмотрела в глаза отцу. – Ты знал, что Нерас спит с моим женихом? – прямо спросила она.

И хотя лэрд Оннорд всего на секунду отвел взгляд, Трин успела это заметить. Бледные губы искривила горькая улыбка.

– Можешь не отвечать. Все понятно… – Снежинка отвернулась и направилась к лошади.

– Я думал, это всего пару раз было! – выкрикнул Гейбран. – Что в этом такого? Ты еще девчонка, а Нелиам – взрослый мужик!

– Шлюх мало? – огрызнулась Трин, не желая поворачиваться. – Или это так удобно: приехал, пообнимался с невестушкой да заодно старшую вниманием не обделил, и о своем удовольствии не забыл! – Она чуть не сорвалась на истеричный смех.

– Трин!.. – раздался гневный вопль Неля.

– А что, нет? – Она все-таки оглянулась. – Впрочем, уже не важно. Лэрд Оннорд, доброго вам здравия. Счастливо оставаться. – Триинэ церемонно поклонилась.

– Триинэ!.. – Гейбра?н сделал шаг вперед. – Ну хорошо, спал он с ней, зачем из-за этого от клана отрекаться?!

– А зачем оставаться в клане, который мне не верит? – тихо спросила она. – Нерас хотела продать меня Лэйрам за горсть семян гвинерии, лишь бы остаться здесь и выйти замуж за Неля. А ты решил, что я наговариваю из какой-то непонятной зависти и что это вообще могут быть происки врагов, чуть ли не заговор против союза Лэйров и Реффердов. Мой совет, лэрд, перед тем как отдать Нерас Рахерду, возьми с нее Клятву Огня, если не хочешь, чтобы секрет абора стал известен и им тоже. – Триинэ пристально посмотрела в глаза отцу. – Прощайте. И не пытайтесь найти меня, я не пойду в Обитель и не вернусь в клан.

В звенящей тишине она повернулась к лошади, проверила, хорошо ли затянута подпруга и надежно ли прикреплен дорожный мешок. Взгляд молчаливого Сола обжигал не хуже кипятка, но Трин больше не оборачивалась. Что сделано, то сделано, она больше не принадлежит ни роду, ни клану. Остается только один путь – клан Ме?рхилд, наемники. Они дают новую жизнь всем, кому не нашлось места в старой… Триинэ Оннорд – она потеряла право называться нэр’, едва ее клеймор рассыпался в пыль, – легко взлетела в седло и направила лошадь к дороге. По большому счету она и Оннорд уже не могла называться. Сейчас ее никто не посмеет остановить да даже притронуться: отныне она отверженная и достойна только презрения. Вернуться в клан после отречения возможно лишь в одном случае, но Трин не собиралась совершать никаких паломничеств. Тем более что решение о нем отрекшийся должен принять добровольно и самостоятельно, а у нее вряд ли появится такое желание. В родной клан она не вернется.

– Триинэ!

Резкий окрик заставил вздрогнуть и бросить взгляд через плечо.

Нель стоял на ступеньках. Вышедшая из-за облаков луна позволила разглядеть и упрямый прищур зеленых глаз, и плотно сжатые губы, которые так сладко было целовать…

– Я тебя найду, – негромко и уверенно произнес он.

– А вот это вряд ли, – спокойно отозвалась Триинэ.

Никто не знал, чего ей стоило это спокойствие. И никогда не узнает. Внутри вьюга намела уже целые сугробы, хотя на коже лед потихоньку таял, доставляя не слишком приятные ощущения. Повлажневшая рубашка неприятно липла к телу, прохладный ветерок забирался под распахнутую куртку… Кстати, надо бы утром сменить одежду. Носить цвета клана она теперь тоже не имела права.

– Найду, слышишь?! – полетело в спину.

Снежинка сглотнула горький смешок.

– А зачем, Нель? – бросила она через плечо. – Я тебе не поверю, никогда, и моего «да» ты не услышишь. Твой дух Огня тебе не подчинится, вот и будешь везде ходить за ручку со своим приятелем. – Она скользнула взглядом по Солу.

Он наверняка знал, что Огненный бегает к ее сестре, знал и молчал. Значит, тоже виноват в предательстве, и пусть убирается со своими знаками внимания куда подальше. Невнятный звук, который издал Нель, больше походил на рычание. Триинэ ударила пятками лошадь, и та сорвалась в галоп. Преследовать вряд ли будет, но искать – наверняка. Рыжий упрямый, не отступится.

– А мне все равно, – прошептала она едва слышно дрожащими губами. – Все равно!..

Трин уже не видела, как из Храма вышел Ингор нир’ Ортол ил Лэйр. Он тоже не привык отступаться, а хрупкая, изящная Снежинка Оннорд понравилась ему с первого взгляда, даже несмотря на то что он уже был женат. Ингора такие мелочи никогда не останавливали, и если Огненный Керстен упустил свое счастье, это его проблемы. Губы Лэйра дрогнули в усмешке. Теперь Триинэ никому не принадлежала, и можно не
Страница 3 из 19

соблюдать условности и правила. А деваться ей некуда, кроме как ехать в земли Мерхилдов. Туда он и направится, как только Ра?херд покинет замок Оннордов. К тому же Огонь Ингора ему подчинялся, и маленькая Трин зря думает, что он не сумеет растопить ее Лед. Она станет его, это решено.

– Узнаю, что ищешь ее, убью, – неестественно ровным голосом сказал вдруг Нелиам, даже не глядя на Ингора.

– Она уже не твоя, – парировал тот и спустился по ступенькам. – А значит, у нас равные права на Трин.

Не дожидаясь ответа, Ортол вскочил на лошадь, и поехал обратно в замок. Следовало выспаться и подготовиться к пути. Может, удастся перехватить Снежинку раньше.

Глава 1

Сгорбившись над небольшим костерком, Триинэ вспоминала тот злополучный день, когда налаженная жизнь пошла кувырком. Последняя неделя выдалась трудной, приходилось постоянно скрываться и петлять, потому что Снежинка знала – за ней идут. Даже несмотря на то, что она больше не принадлежала роду Оннорд, проклятый знак Неля позволял ему всегда знать, где Трин. По крайней мере, чувствовать направление. А за Керстеном шел Ингор…

Трин поежилась и натянула капюшон плаща. Плотная, непромокаемая, но при этом легкая и теплая ткань – а?бор – идеально подходила для походной одежды. Основное богатство клана Рефферд, секрет которого знали всего несколько родов, и Оннорды в том числе. А Нерас в угоду прихоти готова была продать его Лэйрам, с которыми Рефферды враждовали с незапамятных времен… Триинэ коротко, невесело рассмеялась. Еще неделю добираться до земель Мерхилдов, наемников. И прятаться, прятаться, путать следы, носить парики, чтобы никто не увидел серебристые волосы, и тщательно следить, чтобы одежда скрывала узоры на коже – татуировку Снежинок, которую они носили с самого рождения. Как и Огненные – свои оранжевые языки пламени. Нель ведь по пути мог расспрашивать, не видел ли кто светловолосую беглянку, хранительницы холода просто так по городам не ходили. Трин прикрыла глаза и погрузилась в полудрему и воспоминания…

В замке с самого утра царила суматоха. Слуги бегали по этажам, кастелянша гоняла горничных с кипами свежего белья, управляющий отправил молодых парней с лестницами чистить большие бронзовые люстры. У лэрда Гейбрана, конечно, были Огненные, но заставлять магов весь вечер работать в праздник, мягко говоря, невежливо. Вот и собирались обойтись обычными свечками. Нерас заперлась в своей комнате сразу после завтрака вместе с горничными и готовилась к встрече с женихом. Правда, Триинэ подметила, что старшая сестра выглядела не очень-то счастливой. Ну конечно, на целых десять лет ей придется отказаться от удобных штанов, меча и участия в охране границы с землями Лэйров – как старшая дочь и наследница, она раз в несколько месяцев ездила вместе с отрядами. За Лэйра ей и предстоит выйти… Но такова воля агора Уингерда ил Рефферда, так что Нерас некуда деваться. Этот брак важен для кланов, столько лет враждовавших между собой, и сейчас появился шанс вражду закончить. Нерас уедет к Лэйрам, а кто-то из их дочерей перейдет к Реффердам и станет женой одного из воинов клана Триинэ. Такова жизнь: время от времени женщинам приходилось выходить замуж по велению долга, а не сердца.

Снежинке было стыдно, но она радовалась, что подобная участь ей не грозит. У нее был жених, и сегодня он должен вернуться с границы. На лице Трин расцвела мечтательная улыбка, она остановилась на открытой галерее и уставилась вдаль невидящим взглядом. Нелиам нир’ Керстен. Высокий, плечистый, с огненной шевелюрой и яркими, зелеными глазами. Истинный Огненный. Смуглую кожу покрывала вязь татуировки, темно-оранжевые языки пламени, сплетенные в прихотливый узор. Обаятельная, временами чуть насмешливая улыбка заставляла сердечко Снежинки сладко замирать каждый раз при ее виде. Многие заглядывались на красивого мага, но принадлежал он только Триинэ, с того дня, как его знак отозвался на Снежинку.

На дороге появилась группа всадников, и Трин очнулась от воспоминаний. Это был Нель со своим другом Солом и еще несколькими людьми. Она сразу узнала огненную шевелюру любимого. С радостным возгласом девушка сбежала по лестнице и выскочила во двор, нетерпеливо ожидая, когда отряд въедет в ворота. Как же она соскучилась! Нелиама не было всего неделю, а Трин казалось, что целый месяц. Едва патруль оказался во дворе, Снежинка с радостным смехом подбежала к спрыгнувшему Нелю. Он ловко поймал невесту в объятия и закружил.

– Привет!.. – задыхающимся шепотом сказала Триинэ, уткнувшись носом в шею Огненного и с наслаждением вдыхая знакомый, еле уловимый свежий аромат, смешанный с запахом пота.

Но ей нравилось. Она любила все в этом человеке, ее Огненном маге. И через пять месяцев, в день восемнадцатилетия, Трин скажет ему «да» на церемонии!.. И будет уже безраздельно принадлежать любимому… Щеки Снежинки вспыхнули, она смутилась от собственных мыслей.

– Привет, Льдинка. – Широкая ладонь ласково потрепала шелковистые пряди необычного серебристого оттенка – как у всех обладательниц магии Льда, и Нель осторожно поставил невесту на землю. – Я тоже скучал.

Нель чуть отстранил ее и обвел большим пальцем контур приоткрытых губ Триинэ. От такой простой ласки ее дыхание прервалось, а сердце забилось еще быстрее. Шум во дворе отступил, превратился в неясный гул, Снежинка забыла, что вокруг много людей и на них с Нелем смотрят. Она медленно погружалась в таинственную зеленую глубину любимых глаз и с нетерпением ждала, когда же он поцелует.

– Сильно?.. – выдохнула Трин и облизнула внезапно пересохшие губы.

Вместо ответа Нель наклонился и прижался к ее рту. Восторг вспыхнул в крови огненными искорками, они отразились в узоре на коже Трин – полупрозрачные рукава платья позволяли разглядеть необычную перламутровую татуировку. Словно вязь изморози покрывалиа ее от шеи до лодыжек и запястий. Триинэ с готовностью ответила на нежный поцелуй, растворяясь в ощущениях, наслаждаясь осторожными прикосновениями к плечам, спине, волосам… Внутри разливалось приятное тепло от рук Неля, и она бы вечно вот так стояла в его объятиях…

– Мне даже завидно, – раздался откуда-то сбоку насмешливый голос, и Триинэ, смутившись, дернула головой, прервав поцелуй.

Рядом стоял Проводник Неля, Соррел нир’Танберт, и с возмутительной наглостью смотрел на них в упор. Веселая ухмылка на лице показывала, что делал он это специально, а синие огоньки в глубине льдисто-голубых глаз заставили Трин покраснеть и отвернуться.

– Что, меня не будешь так целовать, Снежинка? – лениво протянул наглец, и девушка почувствовала, как его пальцы ухватили светлую прядь и легонько потянули.

Она с досадой поджала губы и покраснела еще больше, однако… сердце отчего-то сбилось с ритма, едва Триинэ представила, что Сол ее целует. Нет, конечно, она знала, что после свадьбы им предстоит провести ночь втроем – по-другому нельзя, иначе Огонь Неля сожжет их обоих, а Проводник помогал в момент пробуждения магии контролировать силу. Но Трин надеялась, что все ограничится присутствием Сола в спальне не дольше нескольких минут. А потом он уйдет. Для усмирения Огня между Проводником и магом требовался телесный контакт, да хоть просто за
Страница 4 из 19

руку подержать. А еще Снежинка надеялась, что Сол хотя бы отвернется, иначе… иначе будет сложно. Осознав, куда свернули мысли, Триинэ решительно выпуталась из объятий Неля и почти спряталась за его спиной.

– Сол, даже не думай, – так же лениво, но с нотками предупреждения отозвался Керстен прежде, чем Трин успела отбрить нахала. – В щечку еще можно, но не больше.

Проводник хитро прищурился.

– Договорились, в щечку. – Его взгляд остановился на Трин. – Иди сюда, Снежинка, я тоже соскучился по тебе.

Девушка настороженно посмотрела на безмятежную улыбку Сола. Вокруг по-прежнему суетились люди, и на них не обращали внимания – после обеда должны приехать гости. Те, кто вернулся вместе с Нелем, ушли в замок, а слугам и своих дел хватало.

– Трусишь? – Светлая бровь Проводника изогнулась, улыбка стала шире.

– Нет. – Трин немного раздраженно вздохнула и вышла из-за спины Нелиама.

Гордо вздернула подбородок и приблизилась к Солу, не заметив, что пальцы сами сжались в кулаки от волнения. Демонстративно повернувшись щекой, Триинэ чуть не зажмурилась совсем по-детски, но мысленно шикнула на себя. Ну что сделает Проводник на виду у всех, да еще когда его приятель рядом. Он, конечно, нахальный, но ссориться с Нелиамом вряд ли захочет. А Огненный – собственник тот еще. По крайней мере, на тех мужчин, что выказывали Снежинке благосклонность, он смотрел косо и крайне недружелюбно. Это Трин веселило и немного смущало: она до сих пор иногда ловила себя на пугливо-недоверчивой мысли, неужели Нелиам нир’Керстен действительно ее жених? Неужели его знак отозвался именно на ее магию?

Пальцы Сола ухватили Трин за подбородок, он нагнулся, и теплые, немного шершавые губы коснулись ее щеки. Она чуть не вздохнула с облегчением – Проводник даже не попытался обнять ее и позлить таким образом приятеля, – но в следующую секунду поняла, что рано радуется. Соррел крепче сжал подбородок, нагло прошелся губами по скуле до самого уха и слегка прикусил мочку. Триинэ ахнула и отпрянула, едва не ударив его по щеке, Сол тихо засмеялся, а Нель с раздражением одернул приятеля:

– Танберт, прекрати! Она моя невеста!

– Никто не спорит. – Соррел выпрямился и посмотрел на Огненного. – Только с каких пор ты стал таким собственником, а, Нель?

Трин подметила, что последнюю фразу Танберт хоть и сказал с прежней улыбкой, но в глазах веселья не было. Снежинка с легким недоумением оглянулась на жениха. Нелиам смотрел на друга, сузив глаза, его губы были плотно сжаты.

– А с каких пор ты стал оказывать знаки внимания Трин? – сухо поинтересовался он. – И зачастил со мной сюда?

– Потому что я должен все время находиться с тобой, если помнишь, вот и зачастил, ты ведь пропадаешь здесь в последнее время, – спокойно ответил Сол, не опустив глаз. – Что касается Трин – почему нет? – Голубые глаза снова насмешливо блеснули. – Она красивая, между прочим. Почему твоя Снежинка не может и мне понравиться?

– Потому что она – моя Снежинка, как ты правильно заметил, – отрезал Нелиам и схватил Трин за руку. – Пойдем.

Не дожидаясь ответа Проводника, Огненный широкими шагами направился в замок, девушке пришлось почти бежать за ним. Триинэ не удержалась от смешка.

– Нель, он же просто дразнит тебя, – произнесла она. – Ты что, Сола не знаешь?

– Вот именно, очень хорошо знаю, – проворчал Нелиам. – Но пусть даже не надеется, вторым твоим мужем он не станет!

– Да я сама не хочу! – торопливо отозвалась Трин. – Мне тебя хватит, – тише добавила она и прижалась к Огненному.

Признаться самой себе, что мысль о Сорреле как о втором муже взволновала, Снежинка постеснялась и предпочла загнать ненужные эмоции поглубже. Сол с ней просто играл, дразнил, желая позлить Неля, вот и все. Вряд ли его знаки внимания действительно говорят об интересе. Вокруг много других женщин, старше, опытнее и незанятых. Пусть обращает внимание на них.

– Вот и отлично, – улыбнулся Нель и обнял Трин за плечи.

Пока ее жених приводил себя в порядок и готовился к торжественной встрече гостей – с того вечера, как состоялась их помолвка на ежемесячном балу в замке Уингерда, Керстену отвели покои в доме Триинэ, – Снежинка тоже вернулась к себе и терпеливо перенесла причесывание. Она бы вообще оставила волосы как есть – Нелю нравилось перебирать шелковистые локоны цвета серебра, – но отец строго приказал выглядеть достойно. Лэйры – вчерашние враги, и негоже выглядеть перед ними растрепанной. Поэтому горничная соорудила на голове Трин что-то сложное, переплетенное с нитками жемчуга и живыми бледно-лиловыми цветами. Снежинка поморщилась – шпильки царапали кожу, но придется потерпеть. Отпустив служанку, Триинэ разгладила узорчатый шелк юбки, вздохнула и вышла в коридор.

Постепенно вся семья собралась на первом этаже, в большом зале, убранном свежими цветами. Столы к обеду накрыли в соседнем, где обычно и проходили трапезы, и откуда сквознячок доносил умопомрачительные запахи. Мужчины косились в сторону приоткрытых дверей и, не таясь, сглатывали, леди просто украдкой поглядывали, не так явно выражая желание попробовать замечательную стряпню повара Оннордов. Триинэ стояла у самого входа, слева от отца, рядом – Нель, а за спиной дышал в затылок Сол. Это немного нервировало Снежинку, но обернуться и сделать замечание она не рисковала, зная вредный характер блондина, – наверняка не послушается и не отодвинется, а то и еще что-нибудь… сделает. Прикоснется, например… Поэтому Трин терпела, старалась не прислушиваться и не обращать внимания на колкие мурашки, гулявшие по спине.

Нерас стояла с другой стороны, рядом с матерью. Триинэ отметила отстраненное выражение лица сестры и стиснутые пальцы. Старшая дочь Гейбрана выглядела прекрасно в платье из переливчатой тафты мшисто-зеленого – кланового – цвета, иссиня-черные волосы покрывала золотая сетка с мелкими изумрудами. Трин украдкой вздохнула: иногда она завидовала яркой красоте Нерас, рядом с которой Снежинка самой себе казалась бледной тенью. С почти белыми волосами, светлой кожей и перламутровой татуировкой. Привидение, да и только. Непонятно, что там Сол нашел привлекательного. Да и слова Неля о том, что она красивая, вгоняли в краску смущения.

Неожиданно во дворе послышался шум, и в зал вбежал запыхавшийся мальчишка:

– Едут!.. – выдохнул он и юркнул на кухню.

Собравшиеся встрепенулись, мужчины подтянулись и посерьезнели, женщины торопливо поправили прически. Взгляды стали настороженными, а руки потянулись к рукояткам клейморов и обычных мечей. Все-таки совсем недавно с теми, кто теперь приехал как почетные гости, рубились на границе, мстили за набеги, разоряли их деревни. Так же поступали и люди Лэйров. А теперь предстояло мириться… Мужчины опомнились, и торопливо опустили руки. Негоже выказывать гостям такое откровенное недоверие. Они – именно почетные гости, а не враги. Так сказал агор Уингерд, его слово – закон. Гейбран звучно прочистил горло, бросил взгляд на Нерас и приосанился. В зале воцарилась тишина, нарушаемая только шорохом ног, шелестом платьев да иногда шепотком. За дверью послышалось ржание, стук копыт по брусчатке, громкие голоса – прибыли гости. Трин невольно затаила дыхание, и крепче сжала
Страница 5 из 19

ладонь Неля, и даже вытянула шею, хотя перед ней никто не стоял. Огненный тихо усмехнулся, и Снежинка получила ответное пожатие.

Двери распахнулись, вперед выступил управляющий замком, господин Мороф Исанир. Высокий, худощавый, с аккуратной бородкой, тронутой серебром седины, он выглядел очень представительно в строгой, без украшений, одежде темно-коричневого цвета и с толстой золотой цепью на груди – знаком его должности. Исанир с достоинством поклонился присутствующим и громко объявил:

– Лэрд Рахерд ил Лэйр со свитой!

Трин удивилась: надо же, сын самого агора Арруна ил Лэйра. Неплохую сделку заключил Уингерд. Отец на все вопросы, кого же им ожидать, отмалчивался, он сам ездил в Иртан к главе клана, на переговоры с давними врагами. И семейству пришлось целый месяц изнывать от любопытства. Снежинка осторожно скосила глаза на сестру, какое впечатление на нее произвело положение будущего жениха? Леди Нерас нэр’Оннорд только слегка побледнела, но больше ничем не выдала эмоций. А Исанир уже отошел в сторону, пропуская гостей.

Первым, как полагается, вошел сам жених, Рахерд. Триинэ не нашла в его внешности ничего необычного: высокий, статный, темноволосый, карие глаза смотрели с легким превосходством, лицо – привлекательное. На виске начинался длинный тонкий шрам и тянулся до самой челюсти. Из-за плеча виднелась рукоятка клеймора со знаком Лэйров, головой лохматого волкодава. Рахерд уверенной походкой подошел к Гейбрану, склонил голову, и негромко произнес:

– Рад встрече, лэрд Оннорд. Леди. – Гость почтительно взял узкую ладонь матери Трин и коснулся губами. Женщина в ответ медленно, с достоинством кивнула. – А это моя очаровательная невеста? – Наследник Лэйров с улыбкой посмотрел на Нерас.

– Именно, лэрд, – подтвердил Гейбран. – Леди Нерас нэр’Оннорд ил Рефферд.

– Восхищен. – Похоже, гость говорил искренне, так, по крайней мере, показалось Триинэ.

Нерас опустила глаза, присела в реверансе и молча протянула руку. Снежинке показалось странным, что бойкая сестра вела себя так заторможенно. Конечно, она не в восторге от того, что ее выдают замуж, да еще за вчерашнего врага. Но жених вроде не страшный, молодой, с таким наверняка получится найти общий язык. Могли и за старика сосватать, для политического брака возраст – не главное… Трин заметила, как мать незаметно толкнула Нерас в бок и сделала большие глаза. Сестра несильно вздрогнула и пробормотала, по-прежнему не отрывая взгляда от пола:

– Благодарю, лэрд.

– Моя младшая дочь, Триинэ нэр’Оннорд ил Рефферд, – продолжил Гейбран знакомство, и гость подошел к Снежинке.

– Леди. – Улыбка Лэйра, обращенная к Трин, была просто вежливой, но руку он поцеловал.

Триинэ склонила голову и так же вежливо ответила:

– Рада знакомству, лэрд.

– Позвольте представить моего друга и советника, лэрда Ингора нир’Ортола, Огненного мага. – Рахерд отошел в сторону и махнул рукой в сторону свиты.

Вперед выступил мужчина, увидев которого Трин почувствовала себя вообще миниатюрной. Он на голову возвышался над гостями, в грубоватых чертах лица проскальзывало что-то хищное, а куртка на широченных плечах, казалось, лопнет при очередном движении мага. Ингор не стал собирать русые с рыжеватым отливом волосы в хвост, а оставил распущенными. Глаза цвета грозового неба смотрели пристально и немного настороженно. И они сразу остановились на Трин. Она подавила желание поежиться и спрятаться за Неля. Взгляд Ингора медленно прогулялся по ней с ног до головы и на какие-то секунды Снежинка почувствовала себя голой. Внутри заворочалось глухое раздражение, и магия Льда рванулась на волю – Трин поймала ее в последний момент, не позволив просыпаться снегом или, того хуже, выступить инеем. Да что он себе позволяет?! Тем более, когда рядом стоит Нель и открыто держит Трин за руку?

Ингор, словно почувствовал, тут же отвернулся и в точности повторил действия Рахерда: поклонился Гейбрану, поцеловал руку матери, Нерас и остановился перед Триинэ.

– Леди, – кратко произнес он густым, низким голосом, склонившись над рукой девушки.

Она едва удержалась, чтобы не вздрогнуть от прикосновения твердых, на удивление прохладных губ. И хотя Ингор тут же выпрямился и отошел, кожа еще долго зудела, и Трин украдкой то и дело терла тыльную сторону ладони другой рукой. После и гости, и жители замка прошли в большую столовую и расселись за столами. Закуски и салаты радовали глаз и обоняние, напряжение заметно спало, все приободрились. Гейбран с женой, как полагается, сели во главе. Трин с Нелем – справа, Нерас, Рахерд и его свита – слева. Столы стояли буквой П, сестры с женихами оказались напротив друг друга, а Ингор сидел рядом с лэрдом Лэйром. Сол же – по другую сторону от Нелиама. Обед шел своим чередом, Нерас даже немного оживилась и пару раз улыбнулась Рахерду. А еще Трин заметила косые взгляды сестры на Неля, и такие же – Огненного мага Лэйров на нее, Снежинку. За столом обычно все переглядываются со всеми и наблюдают друг за другом, но… Показалось или нет – во взгляде Нерас мелькнула странная тоска? Темно-серые же глаза Ингора выражали откровенный интерес, который он, похоже, и не собирался скрывать. Наглец.

– Слишком он пристально смотрит на тебя, – раздался рядом тихий, недовольный голос Неля.

Трин хмыкнула.

– Пусть смотрит. – Девушка пожала плечами. – На тебя тоже косится половина присутствующих здесь дам. – Она хитро прищурилась и улыбнулась. – Я же не устраиваю сцен ревности.

– А может, зря, Снежинка? – тут же отозвался вредный Сол. – Или ты так веришь Нелю? Между прочим…

– Помолчи, – не слишком дружелюбно осадил Проводника Нелиам.

– Да ладно, – продолжал насмешливо Соррел. – Трин, ты же не думаешь, что этот рыжий жил монахом все то время, что считается твоим женихом?

Снежинка почувствовала глухое раздражение.

– Сол, на подобные темы за столом не говорят, – процедила она сквозь зубы, даже не посмотрев на Проводника. – И уж тем более с девушкой!

До нее донесся довольный смешок.

– Хорошо, поговорим после, – раздался невозмутимый ответ.

Нель со свистом втянул воздух и негромко, с угрозой сказал:

– Дошутишься, Сол. Не посмотрю, что мы с детства вместе, отделаю так, что никакой лекарь не поможет твоим синякам! Перестань!

– Ладно, ладно, молчу, – кротким голосом отозвался Сол.

Триинэ снова бросила взгляд на другую сторону стола – Рахерд что-то говорил на ухо улыбавшейся Нерас, а она… Она в упор смотрела на Неля. Снежинка вздрогнула, сердце кольнула ледяная иголка ревности. А когда сестра медленно облизала ложку, да так, что Трин кровь бросилась в лицо, настолько неприлично это выглядело, стало совсем не по себе. С чего бы Нери открыто строить глазки чужому жениху? Она осторожно скосилась на Неля: он смотрел в тарелку, но брови хмурились. Трин сглотнула. Что все это значит, что происходит? В груди стало холодно, словно сердце вдруг превратилось в кусок льда.

– Нель? – тихо позвала она. Огненный вздрогнул и вопросительно посмотрел на невесту. – Все в порядке? – Триинэ коснулась его руки и заглянула в непроницаемую зеленую глубину.

– Конечно. – Керстен улыбнулся, и взгляд потеплел. – Почему ты спрашиваешь?

«Потому что моя сестра откровенно
Страница 6 из 19

флиртует с тобой и ты это заметил!» – Но Трин промолчала. Выяснять отношения за столом неприлично. Тем более когда мать внимательно, хоть и украдкой, наблюдает за ней.

– Н-нет, ничего, показалось, – отмахнулась она и сосредоточилась на нежнейшем мясе молочного поросенка, с грибами и в сливочном соусе.

Она старалась лишний раз не смотреть на другую сторону стола, – чтобы не заметить очередной попытки Нерас построить глазки Нелю и наглых взглядов Ингора. В глубине души поселилась неуверенность и легкое беспокойство – происходившее Трин не нравилось. Но гости пробудут еще три дня, значит, придется терпеть. Завтра отец совершит торжественную церемонию, и Нерас станет женой Рахерда, потом они уедут. Всего каких-то три дня, разве это много? И Трин усилием воли уняла тревогу.

Обед закончился. Гости и обитатели замка до вечера оказались предоставлены самим себе. Ежедневные занятия Трин с остальными Снежинками на время праздников отменили, и она неожиданно поняла, что появилось свободное время. Первое, что сделала, вернувшись в свою комнату, это избавилась от шпилек и жемчуга в волосах. К вечеру можно сделать новую прическу, а пока позволить себе некоторую вольность. Все равно матушка не увидит, да и гости все отдыхают. Нель, Сол и начальник отряда с границы уединились с отцом в кабинете, и Трин решила отправиться в город. Мурлыча под нос, она вышла из комнаты, прошла по коридору, свернула за угол… И нырнула обратно. Потом осторожно выглянула и проводила взглядом спины удалявшихся Нерас и Рахерда. Сестра имела полное право уединиться с женихом, тем более что невинность не являлась для обычных девушек обязательным условием женитьбы. Это касалось только Снежинок. Но Трин почувствовала смутную тревогу: слишком резко Нерас поменяла отношение к жениху. И потом… почему бы сестре не принимать Рахерда у себя? Или она предпочитает ходить в гости к мужчине?..

Прежде чем поняла, что делает и зачем, Снежинка решительно направилась следом. Они уже удалились, и Трин ускорила шаг. Шли до ближайшей свободной гостиной, как убедилась Трин, услышав звук закрывшейся двери. Девушка нерешительно замерла, опасливо косясь по сторонам: подслушать, не подслушать?.. А если они будут тем самым заниматься?..

– Тогда уйду, – едва слышно произнесла Трин, и, нагнувшись, приникла к замочной скважине.

И вовремя. Раздался голос Нерас, деловой и сухой – совсем не так говорят женщины, настроенные на любовные утехи. И не то, что услышала Триинэ…

– Я правильно поняла: лэрд Ингор заинтересовался моей сестрой?

– Вы наблюдательны, – не стал отрицать Рахерд. – Да, она ему понравилась.

Снежинка прикусила губу и нахмурилась. Какое дело Нерас до того, кому нравится Трин?

– Для вас имеет значение: выйду я за вас замуж или моя младшая сестра – за вашего друга? – продолжила собеседница Рахерда.

Невольная свидетельница разговора неслышно охнула, едва не ворвавшись в комнату с возмущенным воплем. Да как такое вообще могло прийти ей в голову?! У Трин уже есть жених, это раз, а второе – никакой другой мужчина не сможет прикоснуться к хранительнице магии Льда, это же всем известно! Даже инициированный Огненный! Лишь тот, чей знак отозвался на Снежинку, и больше никто… Какое право имеет Нерас предлагать такое Рахерду?!

– Он же инициированный, я правильно понимаю? – Голос молодой леди Оннорд оставался холодным.

– Да, у Ингора есть жена, – подтвердил ил Лэйр и с нотками интереса спросил: – А почему вы спрашиваете, леди? Я неприятен вам в качестве мужа? Я не собираюсь обижать вас только потому, что между нашими кланами не так давно существовала вражда…

– К вам нет претензий, лэрд, но, простите, я не горю желанием покидать этот замок, – перебила его Нерас. – У меня предложение. Пусть ваш маг забирает Трин и делает своей женой. И условия мира будут соблюдены, она – Рефферд, он – Лэйр, и вы останетесь довольны.

Снежинка застыла, чувствуя, как внутри опять поднимается вьюга. Да как она… Во рту почувствовалась едкая горечь, а глаза жгли злые слезы. Да, между ними особой любви никогда не было, но вот так?!

– Занятно, конечно, леди, но, едва обнаружат пропажу вашей младшей сестры и Ингора, за ними отправят погоню. Тогда мира не видать, – насмешливо отозвался Рахерд.

У Трин немного отлегло от сердца – а этот ил Лэйр сообразительный, не стал сразу соглашаться. И, скорее всего, не согласится: лучше уж не слишком любимая жена, чем ссора с одним из главных родов клана Рефферд.

– И потом, у нее есть Огненный, насколько я понял.

Смех Нерас, мурлыкающий, неприятный, Триинэ совсем не понравился.

– Да, есть, но она пока только его невеста. Ей скоро будет восемнадцать. А невеста еще не значит жена…

Снежинка отстраненно посмотрела на упавшие на каменный пол хлопья – Лед опять норовил выйти на защиту. Усилием воли Трин усмирила вьюгу в душе, и холод нехотя отступил. Как бы ни было гадко и горько, разговор следовало дослушать до конца.

– Она девственница, и Лед не позволит никакому другому мужчине прикоснуться к ней, – напомнил Рахерд прописную истину. – Вы забыли, леди Оннорд?

– Ну-у-у, неужели лэрд Ингор настолько неопытен, что не сможет соблазнить мою маленькую наивную сестренку? – От тона, каким это было сказано, Трин передернуло.

Да уж, кто бы знал, что Нерас окажется такой дрянью! «За что? – бился в голове девушки вопрос. – За что, Нери?!»

– В этом случае она уже не будет представлять для Огненного интереса, – вкрадчиво продолжила та, которую у Трин больше язык не поворачивался назвать сестрой. – И лэрду Ингору достаточно добраться до Храма Покровителя Эзора и там, перед алтарем, назвать ее своей женой.

В комнате воцарилась напряженная тишина. Триинэ кусала кулак, сдерживая чувства. Потом, все потом. Сначала дослушать.

– Я уже понял, что по каким-то причинам вам очень не хочется уезжать отсюда и ваша сестра вам мешает, – наконец ответил Рахерд. – Только скажите, очаровательная леди, а какая мне выгода от этого рискованного предприятия?

Ответ последовал незамедлительно, и, услышав его, Трин поняла, что надо идти к отцу. И не важно, что, кроме нее, свидетелей нет.

– Вы получите семена гвинерии.

Секрет рода, который тщательно охраняли, и не только рода. Гвинерия – залог процветания всего клана, с добавлением порошка из этих семян к овечьей шерсти получался абор. А Нерас собиралась так просто отдать этот секрет вчерашнему врагу и конкуренту… Чем же Трин так сильно мешала ей?!

Снежинка медленно выпрямилась, с трудом веря только что услышанному. В памяти вдруг всплыла картинка, как Нерас откровенно строит глазки Нелю… Неужели из-за того, что ей приглянулся рыжий маг, сестра готова продать родной клан и сестру в придачу?! Но ведь Нелиам даже не смотрел в ее сторону, ему не нравилось внимание сестры – Трин помнила нахмуренные брови жениха. И как, интересно, Нери себе представляет, что этот противный Ингор соблазнит Снежинку всего за одну ночь? Не дожидаясь ответа Рахерда – конечно, он согласится, ведь это давняя мечта Лэйров, заполучить хотя бы одну щепоть драгоценных семян! – самая младшая леди Оннорд поспешила к кабинету отца. Триинэ надеялась, что Гейбран уже освободился и с ним можно поговорить. Захваченная эмоциями, она даже не
Страница 7 из 19

подумала, что отец может не поверить…

Однако дверь в кабинет оставалась закрытой, из-за нее доносились приглушенные голоса. Кусая губы, Трин сначала ходила по коридору, потом подумала, что тут ее могут заметить, может случайно узнать Нерас и заподозрить что-нибудь. Просто ждать в комнате – страшно, а вдруг этот Огненный сразу начнет действовать?! Лед, конечно, защитит от его приставаний, но… Нери так уверенно говорила про опытных мужчин… А Трин, кроме поцелуев и смутного представления, что происходит между мужчиной и женщиной в спальне, об этой стороне жизни ничего не знала. Мать не торопилась посвящать младшую дочь и обещала рассказать все в день ее рождения и одновременно свадьбы. Поэтому идти к себе не стоит.

Снежинка отправилась на открытую галерею, откуда просматривались окна отцовского кабинета и сам лэрд Оннорд – вернее, его затылок и плечо. Здесь ее точно не найдут. Несмотря на теплое начало лета, на высоте третьего этажа дул прохладный ветерок, но Трин холода не боялась, холод всегда жил внутри нее. Она нетерпеливо ходила по галерее, поглядывая на окна кабинета, и едва дождалась, пока отец не встал проводить гостей. Сорвавшись с места, девушка сбежала по ступенькам, преодолела несколько коридоров и остановилась перед деревянной дверью, обитой полосками железа. Триинэ несколько раз глубоко вздохнула и постучала. Получив позволение войти, Снежинка открыла дверь и переступила порог кабинета.

Ей нравилась эта комната, отделанная дубовыми резными панелями, в которой витали запахи кожи, воска и книг. Маленькой она любила сидеть на широком каменном подоконнике, на мягкой подушечке, и наблюдать, как отец работает. Он не возражал против присутствия младшей дочери.

– Трин? – Гейбран с некоторым удивлением посмотрел на неожиданную посетительницу. – Что-то случилось?

– Да. – Снежинка собралась с духом, помолчала, подбирая слова, и продолжила: – Папа, Нерас не хочет замуж за Рахерда.

Лэрд Оннорд пожал плечами.

– Это сейчас не хочет. Я понимаю, мы давно враждуем, но агоры Рефферд и Лэйр приняли решение. – Гейбран сдвинул кустистые темные брови. – Соглашение подписано, Трин, и что там хочет Нерас, меня не волнует. Ей давно пора замуж, а Рахерд – не самый худший вариант. Как-никак наследник клана Лэйр!

– Я слышала их разговор, Нери предложила Рахерду сделку. – Трин смотрела прямо на отца, не замечая, что в волнении сжимает кулаки так, что ногти впиваются в ладони. – Его маг женится на мне, а Лэйр получает семена гвинерии.

Рот лэрда Оннорда неприлично широко распахнулся, он с изумлением и недоверием уставился на младшую дочь.

– Трин, ты с ума сошла?! – наконец обрел он дар речи. – Да с чего бы Нери затевать такое?! И у этого Огненного жена уже есть, он инициированный! А у тебя жених! Нерас знает, что, кроме Нелиама, никто к тебе не сможет прикоснуться!

Трин упрямо вздернула подбородок.

– Отец, я говорю то, что слышала. Она хочет избавиться от меня и не хочет замуж за Рахерда, потому что ей Нель нравится! – выпалила девушка, с трудом сдержавшись и не топнув ногой. – И готова даже продать секрет рода за возможность стать его женой!

Гейбран не сдержался и фыркнул.

– Я, конечно, могу поверить в то, что Нери нравится Керстен, он мужчина видный, но не настолько же, Трин! Может, ты не так поняла?

– Позови ее и спроси сам! – выкрикнула чуть не плача Триинэ. – Она весь обед глазки строила Нелю, я видела!

– Так и сделаю, – невозмутимо кивнул лэрд Оннорд и взял со стола большой бронзовый колокольчик.

Явился слуга, получил приказание привести леди Нерас Оннорд. Пока дожидались, отец и дочь не разговаривали, в кабинете висела напряженная тишина. Гейбран расхаживал перед столом, Трин рассеянно теребила кружево на рукаве. Было обидно, что отец ей не верит, но с другой стороны – кому приятно услышать такое о родной дочери? «Я должна, должна его убедить! – мелькнула отчаянная мысль. – Иначе… да ирс с ней, с моей невинностью, семена же попадут в руки Лэйров!!»

Дверь открылась, и на пороге появилась Нерас. Трин оглянулась и поразилась кроткому и невинному виду, который напустила на себя сестра. Она и раньше не обладала ангельским характером, старшая и младшая дочери Гейбрана часто ссорились. В детстве из-за игрушек, внимания родителей, а позже, позврослев, Нерас постоянно норовила задеть сестру по пустякам. Правда, Трин не понимала причины неприязни Нери, хотя теперь, кажется, начала догадываться. Нелиам нир’Керстен, Огненный маг. Интересно, давно ли дражайшая сестричка обратила на него внимание, желчно подумала Трин, тайком разглядывая Нерас. Красавица. Тронутая легким загаром кожа, смоляные локоны, уложенные в сложную прическу, мягкий изгиб алых губ. Тонкая талия, высокая грудь – все как полагается. Нери была старше Снежинки на пять лет и, конечно, на фоне младшей выглядела ярко, притягательно, совсем взросло. Сердце обхватили колючие ладони ревности, и Триинэ мысленно одернула себя. Нель ее любит, свою Льдинку, и нечего думать о всяком. А у Нерас есть жених!

– Вы звали, отец? – спокойно спросила Нерас, даже не посмотрев в сторону сестры.

Гейбран хмуро оглядел старшую дочь.

– Нери, до меня дошли странные вести, – медленно произнес он. – И я хочу знать, правда ли это.

Та смело посмотрела ему в лицо, ни один мускул не дрогнул. Трин про себя восхитилась выдержке – она бы так не смогла.

– Ты обещала Рахерду ил Лэйру семена гвинерии в обмен на сестру для его мага? – негромко поинтересовался лэрд Оннорд, пристально глядя на Нерас.

Голубые, как сапфиры, глаза широко распахнулись, лицо старшей выразило такое удивление и недоумение, что, не услышь Трин злополучный разговор, поверила бы.

– Отец, что вы такое говорите? – пробормотала Нери, и ее губы задрожали. – Как вы могли такое обо мне подумать?! И потом, всем известно: чужой Огненный не сможет прикоснуться к ней!

Триинэ стиснула зубы, с трудом сдержав желание вмешаться в разговор. Вот когда отец спросит, тогда будет отвечать.

– Трин? – Гейбран вопросительно глянул на младшую.

– Она говорила, что умелый Огненный… сможет растопить Лед, – каким-то чужим голосом ответила Снежинка. Эмоции рвались на волю, но сейчас нельзя их показывать. – Тем более инициированный.

Против спокойствия Нерас ее вспышка была бы очень некстати. Несмотря на живущую в теле магию Льда, Трин ничуть не оправдывала прозвище, оставаясь горячей и эмоциональной. Все только удивлялись, а мать говорила, что младшенькая характером в отца пошла.

– И сказала, что хочет остаться в замке, – ровным тоном добавила Триинэ.

Не удержалась, скосила взгляд на сестру: та стояла, вздернув подбородок, тонкие ноздри гневно раздувались, а губы плотно сжались. Нерас столь правдоподобно излучала негодование, что Снежинка на мгновение сама усомнилась, а правильно ли слышала их разговор с Рахердом.

– Отец, я прекрасно понимаю, в чем состоит мой долг старшей рода, – тихо, с достоинством ответила Нерас. – Да, может, я и не стремилась замуж в ближайшие годы, но это не значит, что из-за своих желаний я подведу весь клан! А Трин, – она повернулась и посмотрела на Снежинку – всего лишь на одно мгновение их глаза встретились, и Триинэ обожгла такая волна ненависти, что она чуть не вскрикнула от
Страница 8 из 19

неожиданности. Потом сестра улыбнулась снисходительно и перевела взгляд на отца. – Трин могла просто не так понять то, что услышала. Или даже, – в голосе Нерас появились нотки беспокойства, – кто-нибудь мог специально подстроить этот разговор, чтобы бросить тень на меня и Рахерда.

– Я видела, как вы вместе с ним уходили! – Снежинка едва держалась, гнев клокотал внутри, не давая вьюге захватить власть. – Я ваш разговор слышала, не притворяйся!

Нери склонила голову набок и прикрыла хитро блеснувшие глаза ресницами.

– Трин, мне что, уже нельзя прогуляться с женихом? – усмехнулась она. – И потом, ты слышала, а ты видела, что это именно мы разговаривали? – Тон ее стал холодным. – Зачем мне избавляться от тебя, глупышка? Нам нечего делить.

– А как же Нель, на которого ты весь обед смотрела? – сквозь зубы процедила Триинэ, ненавидя сестрицу всем сердцем.

Леди Оннорд театрально изумилась, но, похоже, эту наигранность заметила только Снежинка – быстрый взгляд на отца показал, что он поверил. Нахмуренные брови, осуждение – вот что увидела Трин.

– Не знаю, что ты видела, но я не настолько бесстыдная, чтобы рядом с собственным женихом засматриваться на чужого, – сухо отозвалась Нерас, однако в глубине ее глаз мелькнул нехороший огонек.

– Я понял, – прервал Гейбран их разговор. – Иди, Нери. Трин, подожди.

Едва дождавшись ухода сестры, Снежинка почти выкрикнула:

– Папа, она врет, ты не видишь, что ли?!

– Милая, – мягко прервал ее лэрд Оннорд и внимательно посмотрел на младшую дочь. – Ты уверена, что это была Нерас с Рахердом? Ведь есть амулеты, с помощью которых можно изменить голос. У этого союза хватает противников и в нашем клане, и в клане Лэйров. Не подумала, что это может быть провокация? Чтобы рассорить нас и оскорбить подозрениями гостей?

– Они враги, какие гости, папа! – Трин чуть не плакала. – Ты не задумался, почему агор Лэйр выбрал из всех родов клана Рефферд именно наш? Неужели только у Оннордов есть незамужние девушки? Ведь в двух других родах, где тоже выращивают гвинерию и хранят ее семена, только сыновья, а у агора Лэйра нет дочерей! Им не мир нужен, а наш абор!

Гейбран нахмурился и смерил Триинэ суровым взглядом.

– Это слишком серьезное обвинение, леди, и оно требует более серьезных доказательств, чем непонятный разговор, который вы подслушали. А кроме того, не видели говоривших.

Девушка задохнулась от жгучей обиды и до боли стиснула кулаки.

– Ладно, – прошептала она. – Простите, что потратила ваше время, лэрд. – Трин церемонно поклонилась и, не дожидаясь ответа Гейбрана, выскочила за дверь.

Глава 2

Трин промчалась по коридорам замка, ничего не видя, слезы застилали глаза. В голове крутились обрывки разговора сестры с ее женихом, с отцом… Взгляды, которые бросала Нери на Огненного… И становилось еще холоднее, Лед не желал подчиняться хозяйке и норовил оставить на коже дорожки искристого инея. Снежинка загоняла магию обратно, не давала ей вырваться. Ведь тогда все поймут, что у нее проблемы, а Трин хотела побыть одна и подумать, что делать дальше. Она выскочила во двор, путаясь в платье, пробежала наискосок, звонко стуча каблучками, и вышла через каменную арку в небольшой сад – вотчину мамы и ее помощниц. Пышные цветущие кусты, небольшой фонтанчик в центре, уютная беседка в углу и несколько скамеечек – все дышало уютом и спокойствием, Трин любила иногда здесь сидеть. Еще в саду было отведено место под лекарственные травы, но Снежинка в них мало что понимала, хотя леди Оннорд пыталась обучить младшую дочь азам травоведения. Однако Триинэ гораздо больше внимания уделяла урокам по управлению магией Льда, чем занятиям, положенным знатной даме. Ну и, конечно, фехтованию, а еще Трин любила скакать верхом… Истинная дочь своего отца, настоящая Оннорд. Мама все усилия направила на старшую дочь, которая больше интересовалась тем, что не нравилось младшей, надеясь воспитать в Нери женщину. И, похоже, ей это удалось…

Трин всхлипнула и присела на скамейку, разгладив дрожащими пальцами тонкий шелк платья. Тоже зеленый с золотом, хотя Снежинке эти цвета никак не подходили, она в них выглядела слишком бледной. Что теперь делать? К кому идти, кто ей поверит? Нелю рассказать? А он что сделает? И поверит ли?.. Ведь даже отец заподозрил, что кто-то мог намеренно обмануть Трин. Керстен наверняка отправится к Лэйру выяснять или, того хуже, к его Огненному… Вспомнив пристальный взгляд чужого мага, Триинэ вздрогнула и поежилась, изнутри тонкими усиками защекотала прохлада. Ингор Ортол ее пугал. Слишком большой и слишком уверенный в себе. И наглый. Как только может прийти в голову заглядываться на чужую Снежинку! Она не выдержала и возмущенно фыркнула. Был бы у нее клеймор в руках, она бы показала этому… этому…

Младшая леди Оннорд не выдержала и вскочила, нервно прошлась вдоль скамейки. Сестра упрямая и постарается исполнить задуманное, тем более теперь… Трин замерла от новой мысли, изнутри облил обжигающий холод. Что она наделала?! Нери приложит все усилия, чтобы избавиться от Снежинки как от ненужного свидетеля! Положим, Лед защитит от кинжала, он только с виду хрупкий, Триинэ уже проверяла. Яд? За несколько часов Нерас вряд ли сможет достать, к тому же как подмешать его в еду? Она общая. Остается только Огненный Лэйр. Рахерд ведь может сказать, что его человек действовал на свой страх и риск, и никакой ссоры не будет. Наверняка даже поучаствует в погоне…

– Трин, ты что тут делаешь? – раздался неожиданно знакомый голос за спиной, и она чуть не подскочила, сердце застряло в горле острой льдинкой.

Она резко обернулась, волосы взметнулись, оставив за собой серебристый шлейф из снежинок, и девушка с досадой вздохнула: Лед все-таки взял свое. Сол стоял в нескольких шагах, заложив большие пальцы за пояс, и с легким удивлением смотрел на собеседницу. Триинэ быстро справилась с эмоциями и усмирила некстати взметнувшееся волнение. Вот уж кому-кому, а Проводнику не стоит рассказывать.

– Вышла воздухом подышать, – нейтральным тоном отозвалась Трин. – Прогуляться после обеда, пока все отдыхают.

– А чего глаза заплаканные? – заметил Сорел очень некстати. – Кто тебя обидел, Льдинка?

– Никто. – Она вздернула подбородок и решила уйти – почему-то наедине с другом Неля в последнее время Трин охватывали странные чувства, которые пугали девушку.

От взгляда Сола, в котором сквозило неприкрытое восхищение, ей становилось жарко и неуютно и хотелось спрятаться, чтобы не видеть этих наглых глаз цвета льда. Обманчиво-холодных, но только не когда он смотрел на Триинэ. Прикосновения вызывали непонятные мурашки, разлетавшиеся по коже обжигающими искорками, и она старалась не подходить близко к Проводнику.

– Извини, я пойду. – Снежинка хотела пройти мимо него и ожидала, что Сорел посторонится.

Он отодвинулся всего на полшага, и на его губах появилась хитрая улыбка. Трин сразу насторожилась и внутренне ощетинилась. Что он задумал?!

– Не умеешь врать, Трин, – небрежно обронил Сол. – Неужели ты меня боишься?

Девушка резко выдохнула и с возмущением посмотрела на него, подняв голову и сжав кулаки.

– Я не трусиха, Танберт! – процедила она сквозь зубы. – Хватит Неля доводить и шутить
Страница 9 из 19

двусмысленно! Почему ты не можешь вести себя нормально?! – Напряжение, копившееся последние месяцы, вылилось в эти отрывистые фразы, а тут еще негодование и обида на то, что отец не поверил… Все вместе сплелось в тугой комок и требовало выхода, и Сол попался как нельзя кстати.

– Почему? – Он вдруг ухватил ее за подбородок, и улыбка стала задумчивой, глаза потеплели. – Трин, хорошая моя, тебе не приходило в голову, что ты мне тоже нравишься?

Откровенное заявление Проводника оказалось для младшей дочки Гейбрана настолько неожиданным, что заставило на некоторое время позабыть про предательство сестры и угрозу со стороны Ингора. Она приоткрыла рот и захлопала ресницами, как глупенькая барышня.

– Что?.. – растерянно пробормотала Снежинка, даже не пытаясь отвернуться.

– Ты мне нравишься, Триинэ нэр’Оннорд, – терпеливо повторил Сорел. – Это тебя удивляет? Нель правду говорит, ты красивая, Льдинка.

Трин мотнула головой и поспешно отступила на шаг, кое-как взяв себя в руки. Да что они, сговорились все, что ли?! Сначала Ингор этот рассматривал, теперь Проводник взялся! Она же, как все хранительницы магии Льда, светловолосая, светлоглазая, светлокожая и с татуировкой! Где же красота?

– С ума сошел, – сердито обронила она, исподлобья глянув на Проводника. – Мне не нужны два мужа, Сол! И Нель никогда не согласится, сам знаешь!

Не дожидаясь его ответа, Триинэ поспешно вышла из садика и направиласьк замку, глядя под ноги. День изобилует сюрпризами, с неудовольствием подумала она, а ведь до вечера еще много времени! И Нерас, Нерас, что с ней делать? Кусая губы, Снежинка хмурилась, не торопясь возвращаться к себе. Вот тоже интересно, а как сестричка собралась выкрасть семена из личного хранилища отца? Ключ только у него, и он сам раздает строго определенное количество старостам из деревень, где выращивают гвинерию, сам приезжает туда, и при нем засевают землю. А чтобы ни у кого не возникло соблазна придержать себе немного урожая, с каждого берется Клятва Огня, не позволяющая слова сказать про растения никому, кроме членов рода Оннорд. Поэтому до сих пор места, где расположены деревни, неизвестны Лэйрам, как бы они ни пытались вызнать.

Погруженная в раздумья Трин почувствовала взгляд. Пристальный, тяжелый. Она остановилась, подняла голову и увидела недалеко от входа в замок две знакомые фигуры. Рахерд и Ингор. Оба смотрели на нее, только Лэйр с вежливой улыбкой, а его Огненный – с откровенным интересом. Триинэ словно прилипла к каменным плитам двора, не в силах пошевелиться: проходить мимо гостей было страшно. Вряд ли Нерас наябедничала жениху, что младшая сестричка их подслушала, но… возможно, она напрямую обратится к Ингору… Снежинка звучно сглотнула, ругая себя за слабость, и остро жалея, что клеймор остался в комнате. С ней только ее магия, слава Покровителю, что справиться с ней может только огонь Неля, а чужой маг не сможет ничего сделать – пока сама Трин не захочет. Сила Льда Снежинкам подчинялась с рождения, в отличие от Огненной стихии мужчин. Рахерд, заметив, что она на них смотрит, чуть склонил голову в приветствии, Ортол же просто продолжал разглядывать чужую невесту. Изнутри снова поднялся холод, на защиту хозяйки…

– Да что с тобой, Льдинка? – Голос Сола вырвал из оцепенения, в нем звучали неподдельная тревога и забота.

Его ладонь легла на талию Триинэ, и она невольно подалась назад, прижалась, позабыв, что всего несколько минут назад хотела держаться подальше от слишком смелого Проводника.

– Сорел… – слегка осипшим голосом произнесла она, не сводя взгляда с гостей. – Проводи меня в замок, пожалуйста.

– С удовольствием, – теперь проскользнуло удивление. – Если объяснишь почему… – Он запнулся, и Триинэ осторожно покосилась на спутника.

Он заметил, как смотрел на Снежинку Ингор. И, судя по сузившимся голубым глазам, ставшим похожими на осколки льда, ему это сильно не понравилось. Пальцы Сола сжались на талии Трин, она чуть поморщилась. Потом нащупала его руку, с некоторым усилием отвела и ухватилась за ладонь.

– Пойдем, – тихо попросила Снежинка, не сводя настороженного взгляда с Лэйров.

– Нель знает? – отрывисто бросил Сорел, крепко, но аккуратно обхватив ее узкую кисть.

– Он за обедом видел, как Ингор смотрел на меня, – кивнула Трин.

– Понятно. – Проводник скупо кивнул в ответ и быстрым шагом направился к замку, глядя прямо перед собой.

Его спутница шла рядом, почти спрятавшись за Солом, и сейчас благодарная за помощь – когда надо, Танберт отбрасывал личину шутника и насмешника, и выглядывала его истинная сущность. В противовес эмоциональному и горячему Нелю, Проводник был сдержанным, иногда даже жестким, и идеально уравновешивал друга. Даже если они и ссорились, то ненадолго. Такой Сорел, собранный, спокойный, вселял в Трин уверенность, что все будет хорошо и Ингор ей ничего не сделает. Она тихонько вздохнула, бросила последний взгляд на Лэйров и поспешила за Проводником. Лишь в замке шумно перевела дух и попыталась высвободить руку.

– Спасибо, – искренне поблагодарила Снежинка и посмотрела на Сола.

Он не отпустил. Вместо этого, оглядевшись и убедившись, что зал пуст, неожиданно мягко толкнул Трин к стене и прижал, опершись свободной рукой о камни рядом с ее головой. Внутри все мгновенно перевернулось, она словно глотнула морозного воздуха, царапнувшего горло. Ладонь Триинэ тут же оказалась на его груди в попытке оттолкнуть, конечно, безуспешной. Однако… спасительный холод, вместо того чтобы осыпаться снегом с волос и покрыть кожу сначала инеем, а потом и прозрачной, обманчиво хрупкой броней, всего лишь закрутил пару вьюжных смерчей в груди да тихонько осел, словно настороженный зверек.

– Что ты… – выпалила она нервно, но Проводник перебил ее.

– Шшш, я всего лишь хочу поговорить, – мягко произнес он.

С близкими людьми Танберт был заботливым, нежным и таким непривычно домашним, что младшая леди Оннорд растерялась.

– Если я уговорю Неля, примешь меня, Льдинка? – тихо спросил Сол, наклонившись к самому лицу собеседницы.

Она нахмурилась, хотя сердце радостно трепыхнулось от этих слов. Второй муж… Триинэ никогда не думала, что рядом может быть кто-то еще кроме Нелиама. Зачем ей Проводник?.. Да, он волновал, но не настолько, чтобы… чтобы… Снежинка смутилась, но храбро не опустила головы. Керстен никогда не согласится, он собственник. Да и ей не нужны двое мужчин. Она любит Неля, своего Огненного.

– Я не люблю тебя, – как можно тверже ответила Трин. – Пусти, Сол, пожалуйста.

И совсем ничего не значит, что от теплого взгляда прозрачно-голубых глаз холод внутри отступает так же, как от прикосновений Неля… И эмоции взволнованно кружатся, мешая думать. Сорел улыбнулся, словно видел, что творится в душе маленькой хранительницы Льда.

– Подумай, Трин. – Его большой палец провел по сухим губам Триинэ. – Я не прошу ответа прямо сейчас. – Голос Сола стал обволакивающим, совсем тихим. – Только не надо прятаться от меня, Льдинка, пожалуйста…

Она как зачарованная смотрела на собеседника, даже не заметив, как участилось дыхание и минуты растянулись, застыв, как пузырьки воздуха во льду… Пока тишину не раскололи шаги и торопливое извинение – мимо прошел кто-то из
Страница 10 из 19

слуг. Трин очнулась от странного оцепенения и настойчиво уперлась ладонями в грудь Солу. Как не вовремя! У нее сестра заговор учиняет, а тут лишние ухажеры! И никогда, никогда Нель не согласится делить Снежинку, даже с другом!

– Мне идти надо. – Она упорно отворачивала голову, с каждой секундой все больше чувствуя себя неуютно в такой близости от Проводника.

Сорел наконец отстранился, и Триинэ, переведя дух, почти бегом бросилась к лестнице. Надо отдохнуть и запереться на всякий случай. Мало ли что там еще задумала вредная Нери… Но появилась мама, сказала, ей надо помочь приготовиться к вечеру, и Трин в кои-то веки с радостью согласилась. Правда, увидев Нерас, чуть не убежала, но лицо сестры хранило непроницаемое выражение, она едва взглянула на младшую, ничем не выдав эмоций. Снежинка невозмутимо скользнула по Нери глазами и мысленно успокоила себя: по крайней мере, та на виду и никаких козней строить не будет. И меньше опасности столкнуться с Рахердом или, того хуже, с Ингором… Или Солом. Трин едва подавила досадливый вздох: что на этих мужчин нашло!

– Ингор, ты слишком откровенно обращаешь внимание на Снежинку, – негромко заметил Рахерд, когда двое скрылись в замке. – Мы здесь гости, помни.

– Она мне нравится. – Огненный Лэйр не сводил взгляда с входа. – Леди Триинэ красивая…

– У нее есть жених, а у тебя жена, – немного резко перебил ил Лэйр. – Не создавай проблем, ладно?

Конечно, предложение леди Нерас заманчиво, ох как заманчиво… Но семена тщательно охраняются, Снежинки слишком ценны и слишком привязаны к своим магам, чтобы их так просто можно было заполучить, к тому же Рахерд не собирался нарушать отцовскую волю. А вот когда они уедут в Боргерис… Губы Рахерда тронула легкая улыбка. Да, союз заключен, и открыто его разорвать он не имеет права – у Реффердов останутся девушки клана Лэйр, выданные замуж точно так же, как леди Нерас. Но леди может знать много интересного, в том числе, где и как хранит старый Гейбран семена. И можно будет наведываться в гости, ведь жена наверняка захочет навещать родственников и… видеть человека, из-за которого не желает уезжать из замка. Рахерд усмехнулся шире. Она думает, он не заметил страстные взгляды, которые невеста бросала на Огненного Керстена. А тот, похоже, не слишком был доволен столь откровенным вниманием. Конечно, Снежинка наверняка не догадывается, что ее старшую сестру и жениха что-то связывало. Огненные очень осторожные до инициации, боятся обидеть ненароком свое сокровище.

– Я постараюсь, – пробормотал Ингор.

– У нее день рождения вроде через несколько месяцев, – понизив голос, произнес Рахерд. – Ради Покровителя, приезжай потом с нами, пока она не стала женой Керстена, и смотри на нее, сколько угодно. Ну или не только смотри. – Мужчина пожал плечами. – Но сейчас не смей, слышишь? Отец по голове не погладит, если помолвка сорвется! – Ил Лэйр, прищурившись, глянул на друга. – Даже если к тебе будут подходить и делать… всякие предложения, – добавил жених Нерас.

Наверняка леди попытается другим способом избавиться от сестры, если жених не согласился. А Рахерд подумал об Огненном: надо аккуратно узнать, было у них что-то или нет, или это просто мечты его упрямой невестушки…

– А что, могут? – заинтересованно спросил Ингор и покосился на собеседника.

– Я сказал, не смей! – холодно осадил его Рахерд и обжег яростным взглядом. – Нам нужен мир с Реффердами! И союз с Оннордами, – понизив голос, выразительно добавил Лэйр. – Так что придержи свои желания хотя бы на пару месяцев, Инг.

– Хорошо. – Огненный вздохнул.

– И что ты в ней нашел, ведь такая же, как твоя Илени, – не удержался и пренебрежительно фыркнул Рахерд. – Бледная, светловолосая, с узорами. Все Снежинки на одно лицо.

– Это для тебя, – парировал Ингор, ничуть не обидевшись. – Снежинки разные, просто не все это видят.

– В общем, ты понял, – подвел итог беседе Лэйр. – Прекрати поедать глазами леди Триинэ каждый раз, как она появляется. Иначе нарвешься на драку с ее женихом, – со смешком добавил Рахерд.

Ортол самодовольно усмехнулся, поднял ладонь, и на ней заплясали оранжевые язычки живого пламени.

– Мне Проводник уже не требуется, чтобы управлять магией, – заявил он. – Так что у Керстена нет шансов против меня. Разве что на мечах он сильнее. Ладно, ладно, не сверли взглядом, я понял. – Инг убрал огонь с ладони. – Подожду… А танцевать с ней можно? – с надеждой спросил он.

– Нет, – отрезал Рахерд. – Пока мы здесь гости, держись от нее подальше.

– Жестокий ты, – вздохнул Огненный. – Может, сходим в город? До вечера здесь скучно.

– Хорошая идея, – невозмутимо кивнул Рахерд.

Чем дальше его друг от замка и Снежинки, тем меньше соблазнов.

Вечер наступил для Трин на удивление быстро. Оказывается, проверка, все ли приготовлено, начищено ли серебро, поменяли ли скатерти, занимает много времени. Потом леди Оннорд отправила дочерей переодеваться к вечерней трапезе и церемонии помолвки. И, конечно, обязательные танцы. Триинэ даже перестала каждые пять минут вспоминать некрасивую сцену после обеда, в кабинете отца. Рахерд не согласился на условия Нерас, и хорошо. А чтобы избежать мести сестры за сорванный план, Трин просто будет держаться рядом с Нелем. Вряд ли он возразит. Снежинка улыбнулась отражению, пока служанка снова укладывала волосы в сложную прическу. Может, все обойдется, завтра Нери станет женой Рахерда, и они уедут. «Два дня, всего два дня», – твердила она как заклинание. Даже если старшей нравился Огненный, он ведь не смотрел на Нерас. Так что надо просто успокоиться.

Ингор… Он не посмеет что-то сделать в доме невесты его сюзерена. Рахерд не допустит ссоры и разрыва союза, о котором договорился его отец. А Нель не позволит, чтобы с его Снежинкой что-то случилось. Трин вздохнула, расправила плечи и кивнула замершей рядом горничной.

– Можешь идти.

Едва горничная вышла, раздался стук в дверь, и заглянула мама. Окинула придирчивым взглядом, довольно кивнула, и они вдвоем вышли из комнаты. Нерас спустилась в общий зал раньше. Едва переступив порог, Трин нашла взглядом Нелиама и поспешила к нему, на ее лице расцвела улыбка. Которая чуть увяла, когда Льдинка заметила рядом Сола. Тут же завозилась мысль, а говорил ли Сорел с Огненным о возможном союзе втроем, однако, судя по безмятежному лицу Керстена, вряд ли. Нель ведь даже на шутки про Трин и Проводника реагировал неспокойно. Она бросила на Сорела косой взгляд и поспешно прижалась к жениху, вцепившись в его ладонь.

– Привет. – Сол улыбнулся, в льдисто-голубых глазах мелькнула нежность.

– Привет. – Триинэ подумала и немного застенчиво улыбнулась в ответ.

– Милая, не отходи сегодня далеко от меня, ладно? – Нель высвободил ладонь и, не стесняясь, обнял Льдинку. – Сол рассказал про Ортола, и я видел, как он смотрел на тебя за обедом.

Трин поспешно кивнула – она и сама собиралась так сделать.

– Увы, они гости, а так бы я поговорил с ним… – с явной угрозой добавил Нелиам.

Снежинка тихонько погладила по груди.

– Они уедут через два дня, – напомнила она. – И не будут затевать скандал.

Младшая леди Оннорд осторожно оглянулась через плечо и заметила мелькнувшую среди гостей знакомую широкоплечую
Страница 11 из 19

фигуру. Слава Покровителю, достаточно далеко от них. Появился отец, значит, сейчас начнется официальная часть. Трин встрепенулась, потянула Нелиама вперед, к возвышению, куда вышли Гейбран, Нерас и Рахерд. Снежинка в волнении крепче сжала ладонь Неля, ожидая, когда отец объявит сестру и Лэйра женихом и невестой. Как бы Нери ни противилась. Отец прочистил горло, и гул голосов стих, взгляды обратились на помост. Трин пристально наблюдала за сестрой, но, как ни старалась, не заметила ни одной эмоции. Взгляд отстраненный, на лице безразличное выражение, она была похожа на мраморную статуэтку. Рахерд смотрел и улыбался, сжимая тонкие пальцы Нерас в своих ладонях.

– Итак, – звучным, хорошо поставленным голосом начал Гейбран. – Мы собрались здесь по радостному и долгожданному поводу заключения союза между моей дочерью леди Нерас нэр’Оннорд из клана Рефферд и Рахердом ил Лэйром. Завтра я назову их мужем и женой перед алтарем Покровителя в Храме, а сегодня они поставят свои подписи под соглашением о помолвке. – Глава рода Оннорд развернул свиток с печатью и положил на стол рядом, где уже находились чернильница и перо.

Трин затаила дыхание, когда пальцы сестры сжали перо. Нель тихонько погладил ее ладонь, а на талию неожиданно легли еще чьи-то руки. Снежинка осторожно повернула голову: ну конечно, Сол! И не шикнешь, не одернешь, в тишине любой звук будет слишком громким. И Нелиам смотрит на помост, не замечая, что творит его приятель! Триинэ поджала губы, с досадой отметив, что в горле стало сухо от близкого присутствия Сорела. И Нель… Двое таких разных мужчин, и ее подозрительно схожая реакция… Снежинка зажмурилась и осторожно потрясла головой. Это лишь провокация Проводника! Трин с некоторым усилием вернулась в реальность и увидела, что теперь документ подписывает Рахерд. Она чуть не вздохнула с облегчением: теперь Нерас не избежит обряда, подпись поставлена, какие бы интриги она ни задумала! Довольная улыбка появилась на лице Триинэ, и она крепче сжала ладонь Нелиама. А спина сама прижалась к Солу… Додумать, что это значит, хранительница магии Льда не успела: ее глаза встретились с глазами Нерас. В глубине цвета неба полыхала такая неприкрытая ненависть, что Трин едва успела поймать взметнувшийся внутри холод – только инеем не хватало сейчас покрыться, выдавая, что Снежинка не так спокойна, как пытается казаться! Сестра отлично держала лицо, только глаза выражали все, что горело в душе, и этот взгляд… Не обещал Триинэ ничего хорошего.

А еще откуда-то пришло ощущение еще одного взгляда, такого же пристального и – голодного. Трин осторожно скосила глаза и тут же перевела их обратно на помост. Лучше смотреть на сестру, чем на откровенное желание на лице Ингора. Он воспользовался тем, что всеобщее внимание сосредоточено на женихе и невесте, и нагло поедал взглядом Снежинку… Ох, поскорее бы беспокойные гости уехали! Они тут только один день, а уже столько проблем создали!

– Поздравляю, лэрд Лэйр, с невестой! – с широкой довольной улыбкой объявил Гейбран, и вложил руку Нерас в ладонь Рахерду. – Теперь прошу всех к столу!

Нери наконец соизволила улыбнуться, но, кажется, только Трин заметила, насколько наиграна эта улыбка. Глаза сестры оставались пустыми и холодными. Пара спустилась с помоста за Гейбраном, их начали поздравлять, и все потихоньку направились в залу, где уже накрыли ужин. Триинэ воспользовалась моментом и поспешно отошла от Сола, даже не оглянувшись. Показалось или нет – услышала тихое, насмешливое хмыканье? Нет, показалось скорее всего, вокруг же так шумно. Гости расселись за стол в том же порядке – Нерас, Рахерд и Ингор оказались напротив, а вот Трин посадили между Солом и Нелем. Судя по косому, не очень довольному взгляду Огненного, Керстену это тоже не слишком понравилось. А Проводник, нахально подмигнув другу, ухмыльнулся и изрек:

– Не надо так переживать, Нель, не съем я твою Снежинку. Просто поухаживаю за ней. – И, взяв тарелку Трин, с преувеличенной заботой спросил: – Льдинка, положить тебе того салатика вкусного?

– Я и сам могу, – огрызнулся Нелиам. Но не стал выхватывать тарелку из рук Проводника – далеко тянуться. Только наблюдал за Сорелом хмурым взглядом. Триинэ улыбнулась, опустила руку и тихонько погладила его под столом по ноге.

– Нель. – Она заглянула в любимые зеленые глаза, в которых сейчас рдели угольки. – Я тебя люблю. А Сол дразнит, как всегда.

– Послушай свою умную невесту, рыжий, – весело отозвался Танберт. – Конечно, дразню. Ты так забавно злишься, что мне просто не удержаться. Держи, Трин.

Нель фыркнул и наконец тоже усмехнулся.

– Схлопочешь когда-нибудь за свои шуточки, Сол, – вполне добродушно отозвался он и потянулся за сочным куском мяса в пряностях.

– Меня бить нельзя, – произнес Танберт наставительным тоном и поднял вилку. – Без меня, Нель, ты своим Огнем не сможешь пользоваться, так что лучше просто держи меня за руку и не капризничай. – Сорел насмешливо блеснул голубыми глазами и добавил ехидно: – И терпи мои шуточки.

Керстен вместо ответа закатил глаза и покачал головой, а Трин поймала себя на том, что улыбается во весь рот, слушая их перепалку. Конечно, они с детства вместе и давно уже изучили привычки и характер друг друга. Проводник и Огненный маг. Больше чем друзья, почти братья. Она вздохнула. Не хочется становиться предметом их ссоры, а так будет, если Сол не бросит нелепую идею стать ее вторым мужем. Конечно, Триинэ слышала о тройственных союзах, они нередки у магов и Проводников. И даже видела, когда каждый месяц ездила в Иртан, к главной наставнице Снежинок клана Рефферд. Но представить себя с двумя мужьями?.. Вот Нерас, пожалуй, обрадовалась бы… Трин подняла голову и снова наткнулась на злобный взгляд сестры. Но та тут же отвела его и с улыбкой повернулась к жениху, что-то тихо спросив. «Лицемерка!» – кипятилась Снежинка, и вопреки эмоциям Лед рвался с привязи, норовя осыпать снегом. Магия холода чутко реагировала на настроение хранительницы и просыпалась от малейшего всплеска. Обычно после свадьбы, по словам других, дар становилось контролировать легче…

После ужина все переместились в центральный зал, убранный цветами, там уже настраивали инструменты музыканты. Гости заметно оживились, и едва зазвучали первые аккорды, Трин с радостной улыбкой повернулась к Нелю. Он протянул руку, зеленые глаза весело блеснули, но тут раздался небрежный, даже ленивый голос Сола:

– Льдинка, может, для разнообразия сегодня потанцуешь со мной первым?

Триинэ нахмурилась и оглянулась, краем глаза заметив, что Нерас с Рахердом уже вышли на середину зала – они, как виновники торжества, открывали танцы. Сорел весело ухмылялся, глядя на Снежинку, в голубых глазах плясали искры. Трин почувствовала, как на талию легла ладонь Нелиама, но опять не успела ничего сказать.

– Или боишься? – понизив голос, добавил Сол, словно не замечая Огненного за спиной девушки.

Она вздернула подбородок, оглянулась на хмурого Неля и с улыбкой коснулась ладонью его щеки, хотя обычно на людях не позволяла себе демонстрировать их отношения.

– Я не боюсь, – ласково произнесла Трин и добавила, улыбнувшись шире: – Все остальные танцы – твои.

Нелиам тут же перестал
Страница 12 из 19

хмуриться, перехватил ее ладонь и коснулся губами середины. Снежинка едва заметно вздрогнула: теплая волна прокатилась до самого плеча от этого простого жеста.

– Чудесно, – легко ответил он, после чего посмотрел на Проводника. – А с тобой потом поговорим, Танберт, – негромко и серьезно произнес он.

– Да пожалуйста. – Сол пожал плечами и взял Трин за руку. – Я тоже давно хочу пообщаться с тобой, Керстен.

Снежинке на секунду стало неуютно, такими выразительными и предупреждающими взглядами обменялись друзья. Она очень надеялась, что не станет причиной их ссоры… И что Сорел пошутил утром… Трин не успела додумать, а хочет ли она внимания Проводника, потому что Сол уже вывел ее в центр зала. Они встали в общий ряд, как требовал первый танец вечера, торжественная, фигурная лиаса. Танберт церемонно поклонился партнерше, Триинэ присела в реверансе. Когда Сорел выпрямился и посмотрел на нее, сердечко Снежинки забилось быстрее, а щекам стало тепло от выступившего слабого румянца. «С каких пор меня стали волновать его знаки внимания?!» – мелькнула раздраженная мысль. Трин же искренне любит Неля…

– Льдинка, почему ты так настороженно смотришь на меня? – тихо, мягко спросил Сол, когда они сошлись в фигурах. – Я тебя действительно пугаю? Я же все честно сказал.

Младшая леди Оннорд отвела взгляд, растеряв раздражение.

– Сорел, я Неля люблю, – пробормотала она.

– Я тебе совсем не нравлюсь? – Его рука скользнула по талии, пропуская перед собой, и дыхание Проводника коснулось щеки Триинэ.

От прямого вопроса девушка совсем стушевалась и чуть не споткнулась. Сол вовремя аккуратно поймал ее под локоть, не дав сбиться с рисунка танца. Было бы правильно сейчас согласиться, чтобы не давать беспочвенных надежд и не вбивать клин между Проводником и Огненным, им еще ночь вместе предстоит провести… Румянец Трин стал сильнее, щеки буквально полыхали, едва она снова представила, что они втроем останутся в спальне… Но врать она не умела в отличие от той же Нерас. И правду сказать тоже не могла.

– Я не хочу обсуждать эту тему сейчас, Сол, – как можно тверже ответила наконец Триинэ и рискнула посмотреть на Проводника.

Голубые глаза лучились такой нежностью, а улыбка выглядела слишком довольной, и Снежинка с безнадежностью поняла, что провести приятеля Неля не удалось. Слава Покровителю, танец на время развел их, и Трин настолько ушла в собственные переживания и эмоции, что не сразу поняла, с кем выполняет фигуру, совершенно механически.

– Позвольте выразить восхищение, леди, вашей грацией, – раздался хрипловатый, низкий голос, и Трин вздрогнула, вскинув на партнера настороженный взгляд.

Прямо в ее глаза смотрел Ингор. Дыхание пресеклось, холод рванулся изнутри, замораживая кости и превратив воздух в легких в снежную взвесь. В серой, непроницаемой, как густой утренний туман, глубине горел нехороший огонек, и Трин чуть не закашлялась, с трудом усмирив магию. «Это просто танец, мы сейчас разойдемся», – несколько раз повторила она себе, чувствуя, как нехотя сила Льда отступает. Снежинка вежливо улыбнулась, понадеявшись, что ей удалось скрыть замешательство.

– Благодарю вас, – ровно ответила она.

– Могу я надеяться хотя бы на один танец с вами сегодня? – продолжил Ингор, и Триинэ всей кожей чувствовала его пристальный, тяжелый взгляд.

Девушка покачала головой и тем же тоном ответила:

– К сожалению, нет, лэрд, мои танцы отданы жениху, Нелиаму Керстену. – Еще одна вежливая улыбка, и, к облегчению Льдинки, перед ней снова стоял Сол.

В ставших совсем прозрачными глазах полыхала холодная злость, он смотрел за спину Триинэ – наверняка на Огненного Лэйра.

– Еще раз он приблизится к тебе, не важно, по какому поводу, я с ним… поговорю, – сквозь зубы процедил Сорел и, обняв ее в фигуре, прижал к себе гораздо крепче, чем того требовал танец.

Трин сдавленно пискнула, испуганно покосившись на Проводника – таким она его еще не видела.

– Сол, не надо, – попросила она. – Я просто буду с Нелем весь вечер, он не посмеет подойти. А так, пусть смотрит, мне не жалко.

– Зато мне жалко. – Танберт плотно сжал губы. – И Керстену, между прочим, тоже.

Про себя Снежинка с облегчением подумала, что уж лучше пусть злится на Ингора, чем выясняет, нравится ли ей или нет. Танец закончился, Сол вернул ее Нелю, вечер неспешно продолжался. Трин расслабилась, видя, что Проводник ведет себя вежливо и не пытается снова выказывать свои чувства, Нерас не отходила от жениха, Ингор держался далеко, и в общем, все было хорошо. Станцевав несколько раз с Нелем, она отошла к столу вдоль стены, на котором стояли легкие закуски и напитки. Пытаясь отдышаться, Триинэ с улыбкой приняла бокал вина из рук Нелиама.

– Пожалуй, я пропущу следующий, – сказала она, глядя в любимое лицо. – Мне отдохнуть надо.

– Как скажешь, – с ответной улыбкой произнес он.

– Ты не будешь против, Трин, если я потанцую с лэрдом Керстеном? – неожиданно раздался неестественно веселый голос сестры.

Снежинка вздрогнула и чуть не уронила бокал. Нерас непринужденно улыбалась, и даже в глазах поутихла злость – сейчас темная глубина хранила непроницаемое выражение.

– А как же твой жених, Нери? – небрежно обронила Триинэ, не сомневаясь, что Нель откажет наглой сестричке.

– Он, как и ты, решил отдохнуть, – будущая леди Лэйр бесцеремонно ухватила Нелиама за руку. – Ну же, милорд, разве вы откажете сестре вашей невесты? – Она посмотрела на Огненного.

Лицо Нерас неуловимо изменилось, на нем на несколько мгновений проступило нетерпение, тоска и что-то еще, какое-то выражение, определение которому Трин не могла подобрать. Будто сестра имела на Керстена права не меньшие, чем Льдинка… Выдергивать руку и отталкивать Нерас было бы совсем невежливо, и Нель нехотя пошел за ней. Триинэ проводила их недобрым взглядом, сражаясь с волной холода внутри. На талию легла теплая ладонь Сола.

– Они просто станцуют, – успокаивающе сказал он. – А твоя сестрица не теряется, смотрю, – потянул Проводник.

– Да уж, – буркнула Трин и отвернулась, почти уткнувшись лицом в грудь Сорелу. Он так и не убрал руку.

Снежинка нервно сглотнула и попыталась осторожно отстраниться, но Сол не отпустил.

– Я хочу сегодня вечером поговорить о нас, Трин, – негромко сказал Проводник ей в макушку.

– Не надо! – выпалила она, боясь пошевелиться от близости Танберта, голова слегка кружилась. – Сол, нет никаких «нас», что ты!..

– Тихонько, – прервал он ее со смешком, и ладонь сжалась на талии чуть крепче. – Нет, потому что я пока не начинал серьезно ухаживать за тобой, Льдинка. И ты не сказала, что я тебе не нравлюсь. – Голос Сорела стал вкрадчивым, мурлыкающим, а пальцы легонько погладили поясницу.

Трин выдохнула сквозь зубы и едва не прогнулась под неожиданной лаской – три слоя шелка и тонкого хлопка совсем чуть-чуть приглушили ощущения, но волнующие мурашки побежали.

– Прекрати!.. – прошипела она тихо и залпом допила остатки вина. – Сол, немедленно отпусти меня!

А Лед между тем не спешил прийти на помощь хранительнице, вместо него в груди разливалось равномерное тепло…

– Трусиха моя маленькая, – нежно прошептал Проводник, и его губы скользнули по краю уха Трин.

Она ахнула и дернулась,
Страница 13 из 19

испуганно оглянувшись: видел ли Нель, что творит его приятель?! И успела заметить только исчезающее в дверном проеме темно-зеленое платье сестры. Собственные проблемы тут же отошли на второй план, сердце тревожно застучало в груди, и по коже стал расползаться холод. Триинэ бегло оглядела зал и не нашла Нелиама. Он ушел с Нери?! Горло сжалось, не давая вздохнуть. Снежинка, позабыв про Проводника, поспешила к выходу. Кажется, Сорел пытался ухватить ее за руку, и она раздраженно стряхнула его пальцы. Триинэ заметила косой взгляд Ингора и прищуренный – Рахерда. Все сильнее охватывало ужасающее предчувствие беды, непоправимого, после чего жить, как раньше, будет невозможно… В голове воцарилась звенящая пустота, пока Трин кралась за Нелем и сестрой, до нее долетел приглушенный смех Нерас, и Снежинку едва не передернуло, таким он показался томным и завлекающим. Почему, почему Нель пошел с ней?! Сердце болезненно сжалось, и Триинэ даже не задумалась, почему же так уверена, что с сестрой ушел именно Огненный. Он бы предупредил, не стал вот так бросать Трин посреди вечера, да еще зная, что вокруг увивается Ингор.

А может, Керстен не хотел скандалить на виду у всех и решил поставить Нерас на место без свидетелей. Девушка тут же ухватилась за это объяснение, даже почувствовав некоторое облегчение. Ну конечно. Нель ведь не будет обманывать невесту? Трин даже улыбнулась нелепым подозрениям. И резко остановилась около одной из гостиных, услышав голоса. Дверь оставалась приоткрытой, и Снежинка осторожно заглянула в щель.

– Ох, милый, как же я по тебе соскучилась! – торопливо прошептала Нерас, и ее ладонь провела по щеке Неля, она прильнула к Огненному, глядя на него жадным взглядом. – Тебя так долго не было, почему ты не приезжал, Нель?.. Я до последнего ждала, думала, мы что-нибудь придумаем с этой свадьбой…

Трин смотрела, слушала и чувствовала, что превращается в ледяную статую. Кусочки мозаики сложились, и стало так больно, будто в легкие насыпали толченого льда. Намеки Сола, взгляды Нери, ее разговор с Рахердом… И недовольство Нелиама слишком откровенным поведением любовницы – в этом Триинэ теперь не сомневалась. Как же, ему ведь нужна была инициация, и любовь Снежинки никоим образом нельзя разрушать. Серебристые глаза, превратившиеся в два прозрачных ледяных осколка, равнодушно смотрели, как Нерас прижалась к губам Неля, не дожидаясь его ответа, обвила руками шею Огненного. Трин не заметила, как проступившая изморозь очень быстро превратилась в тонкую, обманчиво хрупкую корочку Льда. Как они могли… что она им сделала, обоим?! Почему Нель так поступил, почему Нерас это сделала, она же знала, как Трин любит… любила Керстена!.. Она не понимала, почему стоит тут и смотрит, вместо того чтобы убежать как можно дальше от этой комнаты, из замка, вообще… Триинэ зажмурилась и не увидела, как Нелиам оттолкнул Нери с крайне недовольным видом и крепко сжал ее за плечи, удерживая от дальнейших попыток приблизиться.

– Послушай, Нерас, – как сквозь вату донесся до Снежинки недовольный голос жениха – теперь уже бывшего, совершенно точно. – Я никогда не давал тебе повода думать, будто ты можешь претендовать на нечто большее, чем у нас было. Ты завтра выходишь замуж. Я через несколько месяцев женюсь на твоей сестре и не хочу, чтобы она расстраивалась. Поэтому прекрати так смотреть на меня и не подходи больше! – В последних словах Неля слышалось предупреждение, но Трин стало еще больнее от этого.

Конечно, не хочет, чтобы расстраивалась, ему нужно ее добровольное согласие на церемонию. А ведь Нерас, родная сестра, и Нель… Трин всхлипнула и сильно прикусила палец, хотя ничего не почувствовала – Лед защищал лучше любых доспехов.

– Трин, ну куда ты побежала, ирсова печень?! – раздался вдруг встревоженный и немного раздраженный голос Сола.

Она открыла глаза и вскинула голову, глядя на Проводника.

– Ты знал, – глухо произнесла самая младшая леди Оннорд и сделала шаг назад. – Сорел, ты знал!! – Трин даже не стала заботиться о том, чтобы понизить голос.

В комнате послышался невнятный возглас, и дверь распахнулась. На пороге стоял Нель, и Снежинка впервые увидела на его лице растерянность.

– Льдинка? – Он протянул руку к ней. – Хорошая, моя, я все объясню…

Триинэ не сдержала горького смешка и медленно попятилась назад, переводя взгляд с одного на другого. В глазах Сола светилась тоска, тревога, немножко вины и… боль?..

– Вы оба обманывали меня, и не только вы! – выкрикнула Снежинка, и не дожидаясь объяснений, которые ей не были нужны, развернулась и побежала по коридору, придерживая юбки.

Вслед ей раздался слаженный хор голосов:

– Три-и-ин!!

Она никого не хотела сейчас видеть и знала замок, как свои пять пальцев. А также, много укромных уголков, где ее никто не найдет и хранительница Льда сможет вволю поплакать над разбитыми мечтами. Ну и заодно решить в тишине, что же делать дальше.

Глава 3

Она забилась в самую дальнюю часть замка, куда редко кто заходил, в одну из маленьких комнат с узким окошком под потолком – возможно, когда-то они использовались как кладовые. Трин плакала молча, сев на пол и глотая слезы, а внутри мела вьюга, вымораживая стужей внутренности. Сердце превратилось в острый осколок льда, разрывавший грудь, кровь мгновенно застывала красным бисером на белоснежных сугробах. Перед глазами стояла сцена в гостиной – Нерас целовала Неля… Триинэ зажмурилась и потрясла головой, прогоняя навязчивую картинку. Вряд ли Огненный и Проводник поднимут шум, они будут искать ее сами, никому ничего не сказав. Поэтому шансов, что Снежинку найдут, если она сама не захочет, очень мало. Хранительница Льда уставилась в одну точку, тихонько раскачиваясь и обхватив руками колени. Прозрачная броня и не думала таять, становясь крепче с каждой секундой. Холодно, Покровитель, как же холодно… И нет больше тепла внутри, которое бы согрело. Теперь понятно, почему Нерас решила попытаться подкупить Рахерда, ведь просто так от Снежинки не избавиться – в замке все знают, как леди Триинэ нэр’Оннорд любит… любила жениха. Сестрица наверняка думала, что Нелиам поможет ей избежать брака, но просчиталась. И решила действовать сама.

А отец не поверил. Трин вспомнила разговор в кабинете, но обида почти не трогала уже – после предательства любимого ее мало что могло задеть. Эмоции превратились в невесомые снежинки, а чувства уснули под сугробами, застыли, ушли глубоко-глубоко… Она выпрямилась, вытерла мокрые щеки. Реветь тут можно до поздней ночи, пока все не уснут, и потом вернуться к себе в комнату, надеясь, что около двери никто не караулит – Проводник, Огненный оба упрямы и не дадут ей избежать объяснения. А Трин не хотела слушать никаких оправданий, потому что не верила им. Случилось то, чего она боялась: Нелиаму нужно всего лишь согласие Снежинки и инициация, а не чувства Триинэ. Да, боялась и потому упорно гнала тревожные мысли, думала о хорошем и не замечала, что Нель относится к ней снисходительно, как к маленькой, и их поцелуи совсем недавно перестали быть целомудренным касанием губ. Ну да, он же старше ее, и Нерас подходит больше, они почти одного возраста… И Сол, Сол знал и молчал, прикрывая друга. Чего теперь стоят его уверения
Страница 14 из 19

в серьезности своих чувств?! Все они предатели, и нет им прощения.

Триинэ шмыгнула носом и тихонько выглянула из кладовки: тихо и пусто. И темно. Здесь не горели светильники, только призрачный свет луны просачивался в окна. Что делать, куда идти? Оставаться в замке после предательства Нелиама – значит обречь себя на бесконечные попытки добиться прощения, и рано или поздно она сдастся, просто устанет сопротивляться неизбежному. Этого Трин допустить не могла: жить с тем, кто тебя не любит, кому ты нужна только как ключик к силе, никакая гордость не выдержит. А младшая леди Оннорд была гордой, пусть кто-то и считал ее излишне мягкой и доверчивой. К своим восемнадцати она даже раза два ездила на границу вместе с Нелем, с полгода назад. Клеймор в руках Снежинка держала крепко и умела с ним обращаться, как и любая девушка клана Рефферд. Нет. Если им всем так нужен только ее Лед и о чувствах Трин никто не думает, не бывать этому. Нель решил, что можно позволить себе интрижку под носом у невесты, да еще с ее родной сестрой? Ну пусть теперь расплачивается – она уйдет из клана, которому не нужна. У Реффердов много хранительниц Льда, и сейчас с Лэйрами вроде мир, пусть даже и не навсегда. Трин не сомневалась, что рано или поздно кто-то нарушит границы, и все вернется на круги своя.

Прозрачные глаза сузились, пальцы сжались в кулаки. Они сами виноваты, все: отец, Нель, Сол, Нерас. Даже Ингор – не прояви он интерес, Нери не смогла бы торговаться. Тоже спрашивать не стал, приятно ли Трин его внимание, сразу начал глазами пожирать. Ну уж нет, никому она не достанется, раз все только за ее силой охотятся. Снежинка знала единственное место, где дар не будет представлять предмета торга. Мерхилды, наемники. Значит, отречение. Ничего не шевельнулось в душе Трин, там и так царила вьюга и морозная ночь. Надо только тихо собраться, выйти во двор и поехать к Храму. Слова отречения, как и клятвы, Трин знала наизусть. Сейчас, избавившись от первой волны эмоций, она могла думать беспристрастно, без слез. Может, Рахерд и согласится, чтобы Огненный стал вторым мужем Нерас, а что, заполучить еще одного мага, пусть и неинициированного, тоже неплохо. Бледные губы Триинэ искривила злая усмешка. Будут с Солом ходить за ручку, как дети, чтобы Нель мог свой Огонь вызвать. Тогда как она в любой момент может обратиться к магии Льда. На кончиках пальцев девушки выросли острые сосульки, она поднесла ладонь к лицу, с отстраненным любопытством разглядывая необычные ногти, и легким движением второй руки сбила украшение. Нет, сейчас ей не нужно оружие. Она же к себе идет.

Трин приблизилась к обжитым помещениям и с неудовольствием обнаружила, что веселье не закончилось. Возможно, Рахерд и Нерас разошлись по комнатам, но Снежинка не хотела возвращаться в общую залу, чтобы проверить. Она прокралась на второй этаж и поспешила по коридору к себе, молясь Покровителю, чтобы ее никто не поджидал у двери. Осторожно выглянув из-за угла, Трин не сдержала вздоха облегчения: пусто. Девушка юркнула в комнату и повернула ключ в замке, от быстрого шага дыхание немного сбилось. Неестественное спокойствие по-прежнему сковывало душу и чувства, не давая прорваться второй волне слез и отчаяния. Так, теперь переодеться, собрать необходимое, надеть ножны с клеймором… Пальцы Трин ласково скользнули по рукоятке, обмотанной замшей. Пусть она не часто пользовалась им в реальном бою, но тренировалась регулярно, привыкла к нему, и мысль, что скоро от клинка останется только пыль… вызывала грусть. Что ж, пусть она откажется от родового меча, у наемников ей дадут новый клинок. Который будет служить не хуже, и там, у Мерхилдов, ему работа найдется.

Снежинка последний раз проверила вещи, пару увесистых мешочков с золотом – ее личные сбережения, она не всегда тратила деньги, что выдавал отец на карманные расходы. Да и Нель баловал подарками… «Стоп. Не думай. Тебе надо идти, Трин», – одернула она себя, потому как глаза неожиданно опять защипало. Маленькая хранительница Льда судорожно вздохнула, сморгнув непрошеные слезы, и вышла обратно в коридор. Сюда смутно долетали звуки веселья, и Трин решила воспользоваться другим путем, уйти через кухню. Только капюшон плаща поглубже натянуть да аккуратно вдоль стенки пройти, чтобы поменьше внимания обратили. В замке полно народа, вряд ли ее будут пристально рассматривать. Главное, не встретить никого из знакомых, и уж тем более Проводника или Огненного. Даже в мыслях Трин избегала называть предателей по именам. От этого в груди начинали шевелиться острые ледяные осколки разбитых надежд и больно ранить, а снова плакать Триинэ не хотела.

Неслышной тенью она спустилась на первый этаж, проскользнула к кухне, настороженно поглядывая по сторонам из-под капюшона. Мимо сновали слуги с крайне озабоченным видом, раздавался повелительный и громкий голос экономки, маминой помощницы по замку, и сквознячок доносил соблазнительные запахи – там готовились закуски для самых стойких гостей, которые не ушли отдыхать. Трин еще ниже нагнула голову и переступила порог кухни. Добралась до черного входа и выскочила на улицу, вдохнув свежий вечерний воздух. Теперь к конюшням и – к Храму. Если галопом, то до него меньше часа езды. Никто не успеет хватиться, а когда все же заметят, будет поздно. Триинэ Оннорд перестанет быть Рефферд. Все складывалось удачно до того момента, как она вывела лошадь во двор. Снежинка легко взлетела в седло и уже почти подъехала к распахнутым воротам, как вдруг ее окликнул знакомый, очень удивленный голос:

– Трин! Ты куда, Льдинка?

Не думая больше, она ударила лошадь пятками и выскочила за стены замка. В который раз слушать объяснения Неля ей не хотелось.

Несколько секунд Проводник и Огненный смотрели вслед убежавшей Трин, потом Нель вполголоса выругался и повернулся к Нерас. Та застыла посреди комнаты, настороженно глядя на любовника, пальцы судорожно мяли тонкую ткань платья.

– Узнаю, что все подстроила, будешь расплачиваться до конца жизни, – бросил он и стремительно вышел из комнаты, направляясь в ту сторону, куда ушла Снежинка.

Сол, проходя мимо, даже не посмотрел на Нери. А будущая леди ил Лэйр прерывисто вздохнула и поднесла ладонь к дрожащим губам. Нет, конечно, произошедшее – просто роковая случайность. Да, где-то в глубине души Нерас смутно надеялась, что если Трин узнает… Все может сложиться по-другому… Но решение отца насчет женитьбы и то, что для Нелиама она была всего лишь развлечением, убило последнюю надежду. Сестра Триинэ не сомневалась: Огненный сдержит угрозу, и злить его не стоит. Старшая леди Оннорд не привыкла, чтобы ею столь откровенно пренебрегали, да и незаметно, что Керстен испытывает что-то серьезное к Снежинке. Трин как-нибудь смирилась бы с тем, что у Нелиама вторая жена появится, да еще и родная сестра… Нери тряхнула головой и медленно вышла из гостиной. Надо вернуться, а то Рахерд пойдет искать. Он, конечно, выглядит вежливым и обходительным, но кто знает, как относится к неверности… Проверять Нерас не хотела, она догадывалась, что наследник клана Лэйр может быть жестким и даже жестоким. Ну а с Нелем… Она что-нибудь придумает, обязательно. Так с ней обращаться нельзя. О том, что Нерас сама проявила
Страница 15 из 19

настойчивость, а Огненный лишь уступил, девушка совсем забыла.

…Нель стремительно шел по коридорам, едва сдерживаясь, чтобы не выкрикивать имя Триинэ – в груди клокотала досада и раздражение, где-то глубже засело чувство вины. Но он все объяснит, и Снежинка поймет, она умная девушка!

– Да стой же! – прошипел вдруг Сол и крепко ухватил Огненного за локоть, резко дернув. – Ты не найдешь ее, она знает замок гораздо лучше! И не хочет тебя видеть, кстати!

– Ну и что, – отрывисто бросил Нелиам и попытался вырвать руку. – Я найду и объясню!..

– Что именно, что спал с ее сестрой только потому, что лень до города дойти? – со злой насмешкой отозвался Сорел. – Я когда еще говорил, что глупость совершаешь? Не слушал, отмахивался!

– Да не спал я с ней! – рявкнул Нель и развернулся к собеседнику. – Так, пару раз было, когда я с границы приезжал! Она сама ко мне пришла, понимаешь?! Я две недели месил грязь, гонял этих ирсовых Лэйров от наших пастухов и караванов в Фегер, да сам помнишь, ты был там! – Керстен устало выдохнул и отвернулся, упершись ладонями в стену и опустив голову. – Устал как собака, какие там девочки – ванна и спать. – Нель криво усмехнулся. – Представь мое удивление, когда в комнату заявляется Нерас в чем-то прозрачно-кружевном, вся такая соблазнительная, и вроде как приносит мне полотенце! Будто служанок не нашлось. – Огненный снова длинно вздохнул. – Я и… – Он запнулся и тут же продолжил: – А что мне оставалось делать, я не железный! К горничным ломиться? Чтобы они потом нажаловались Гейбрану, что я их совращаю? В доме собственной невесты?

Конечно, слабое оправдание, Нелиам это и сам понимал. И сейчас недоумевал, зачем поддался. Ладно один раз, да, там сложно было удержаться, тем более Нери проявила настойчивость и оказалась весьма умелой. Но потом… Следующие несколько раз он просто пользовался ситуацией, когда сестра Трин сама к нему прибегала. Но ни разу, ни разу не заходил разговор об их отношениях! Нель вообще понятия не имел, что Нерас сделала далекоидущие выводы из их нескольких совместных ночей, хотя он ничего не обещал… Дурак. Ну точно, недальновидный дурак. Сол засунул руки в карманы и посмотрел на друга со смесью жалости и злости.

– Кобель ты, Керстен, и дурак, – тихо ответил Проводник, словно прочитав мысли Огненного. – Прогнал бы ее, и все дела. А то и Гейбрану рассказал, он бы приструнил дочурку. Не верю, что тебе прямо так уж не терпелось, ведь не мальчишка.

– Ну дурак, – Нель поджал губы. – Осознал, понял, что еще? Хочешь ударить? – Он поднял голову и посмотрел на собеседника, сузив глаза.

– Успеется. – Сол скупо усмехнулся. – Ты понимаешь, что Трин тебе не простит этого? По крайней мере, не в ближайшее время? Ты просто не сможешь к ней подойти, она не подпустит.

– Ты-то что переживаешь! – огрызнулся Керстен, замечание Проводника больно резануло по сердцу – совершенно неожиданно для Неля. – Справлюсь как-нибудь сам!

Он так привык, что Снежинка всегда рядом, всегда можно подойти, обнять, прижать к себе, потрепать по волосам. А в последнее время и поцеловать…

– Да конечно, справишься, – ядовито заметил Сорел. – А почему переживаю? Мне не все равно, что происходит между вами! Или думаешь, хочу до конца жизни тебя за руку держать?! И вообще, ирса тебе в глотку, Нель, ты же очень сильно обидел Трин, она тебя на самом деле любит! За что, правда, не понимаю, – буркнул он и скрестил руки на груди.

Нелиам выпрямился и пристально посмотрел на друга.

– Со-о-ол, – протянул он. – Думаешь, я слепой?

Тот ответил ему прямым взглядом.

– Нет, не думаю, – спокойно отозвался Сорел. – Но ты сначала прощение выпроси и разберись, что к ней чувствуешь, а потом уже ревнивца изображай. Ты же ее не любишь, Нель, иначе не полез бы под юбку Нерас.

– Ты, что ли, любишь? – сквозь зубы процедил Керстен.

Неожиданно то, что его Снежинка может нравиться кому-то еще – Ингору, например, или – Солу – вызвало неуютное чувство внутри.

– Я бы не стал бросаться такими словами, но Трин мне нравится. – Танберт пожал плечами. – И не собираюсь это скрывать.

Нелиам окинул его хмурым взглядом.

– А что ты собираешься делать? – В зеленых глазах мелькнула настороженность и загорелся оранжевый огонек.

– Поставить тебя в известность, что не отступлюсь от Трин, – любезно известил Сол. – И если глаза меня не обманывают, ей приятны мои знаки внимания.

– Она моя Снежинка! – Нель шагнул вперед, его руки сжались в кулаки. – И она меня любит, как ты правильно заметил!

– Пока она на тебя очень сильно обижена. – Сорел снова ткнул в больное место, и Нель дернулся, но Проводник вовремя перехватил его запястье. – Прекрати, – тихо сказал он, глядя в глаза другу. – Да, я хочу стать ее вторым мужем, Нель. И лучше бы тебе привыкнуть к этой мысли как можно быстрее.

Несколько минут Керстен сверлил Проводника яростным взглядом, в душе клокотали эмоции, разобраться в которых было очень сложно. Конечно, планы Танберта не нравились Огненному, он не собирался ни с кем делить Триинэ, да и она вообще не заговаривала о варианте, который предлагал Сол. Но ведь он упрямый…

– Потом поговорим, – отрывисто бросил Нелиам и направился по коридору.

– И куда собрался? – раздался насмешливый голос Проводника.

– За невестой. – Огненный дернул плечом и зашагал вперед.

Захотелось ненадолго выйти на улицу и вдохнуть свежий воздух, уложить сумбур в голове, попытаться понять, что делать, как вернуть доверие Снежинки. В последний раз он специально задержался на границе, хотя уже шли переговоры о мире, потому что не хотел встречаться с Нерас! А пошел с ней, чтобы не устраивать скандала… Кто знал, что Трин заметит, пойдет следом, а Нери целоваться полезет! Дурак, действительно дурак. Ладно, не все потеряно, надо найти Льдинку и все ей объяснить, рассказать, как было на самом деле и что он уже месяц назад принял решение не подпускать больше сестру Триинэ к своей комнате. Зачем, если все чаще мысли обращаются к светловолосой Снежинке с нежной улыбкой и огоньками в глубине прозрачно-серебристых глаз и хочется целовать не только податливые губы…

Нель встряхнулся. Он добьется прощения, чего бы это ни стоило. И не потому, что его Огонь отзовется только на нее. Керстен поднял руку и засучил рукав, глядя на причудливый бордовый цветок чуть выше запястья, в центре которого ровным красным цветом рдел камень. До появления Трин в жизни Нелиама сердце знака оставалось темным и холодным, а теперь мягко грело, и даже когда он уезжал, один из лепестков становился ярче. Знак всегда указывал в сторону его Льдинки, и то, что свет не исчез, говорило, что все поправимо. Трин не будет обижаться слишком долго, Нерас уедет, и постепенно некрасивая история забудется, а он приложит все усилия, чтобы Снежинка не вспоминала больше о ней. О том, что сказал ему недавно друг, Нель старался пока не думать – позже, когда разберется с обидой Триинэ.

Во двор он вышел уже с улыбкой. Сол немного отстал, по крайней мере, шагов Проводника Нель не слышал. Но хорошее настроение резко улетучилось, едва он увидел Триинэ, выводившую лошадь. Невеста – Керстен упорно гнал от себя противное словечко «бывшая» – выглядела так, будто собиралась в долгий путь. Плащ, мешок,
Страница 16 из 19

клеймор…

– Трин! – окликнул Нелиам, удивленный до глубины души. – Ты куда, Льдинка?

То, что она вскочит на лошадь и даже не обернется, и галопом покинет замок, оказалось для Огненного неприятной неожиданностью. Даже не задумываясь, он бросился в конюшню, ругаясь сквозь зубы, оседлал лошадь и поскакал за Триинэ. Ну нет, он не даст ей просто так сбежать, сначала пусть выслушает, что же на самом деле случилось между ним и Нерас.

…Когда Нель понял, что Снежинка едет к Храму, он испугался по-настоящему. Она упрямая и порывистая, вполне может совершить непоправимый поступок! Только Трин не желала останавливаться и все-таки вошла в Храм Покровителя Эзора. Вбегая вслед за ней, Нель смутно слышал за спиной стук копыт – подъехал кто-то еще, но ему было все равно. В груди поселилась ноющая тупая боль, он смотрел на хрупкую фигурку за прозрачной завесой и понимал, что сам виноват в случившемся. От этого легче не становилось… А отчаяние в глазах Трин, превратившихся в прозрачные льдинки, резало по сердцу не хуже острого ножа. Неужели он что-то проглядел и Снежинка стала занимать в его жизни гораздо больше места, чем раньше? Почему сейчас так плохо, когда ей тоже плохо? Когда понял, что в шаге от того, чтобы потерять ее? Он пытался остановить, докричаться, злился, прикрывая этим собственное отчаяние, пока она твердым, ясным голосом произносила слова отречения… А обнаружив, что Ингор тоже оказался в Храме, видимо заметив их бегство из замка, Нель ощутил глухое раздражение.

Вот уж кому Трин точно не достанется, так это Огненному Лэйру. Ему жены хватит, и на чужое пусть не зарится. Когда тот рванулся за Снежинкой, клеймор Керстена мигом оказался у шеи Ингора.

– Не смей к ней подходить! – сквозь зубы процедил Нель. – Трин моя Снежинка!

– Я ничья больше! – выкрикнула с болью Льдинка, и Огненный почувствовал, как изнутри заскребли острые когти. – Ничья, слышишь?!

А дальше было молчаливое прощание. Она уезжала. К Храму подъехали Гейбран, Сол, еще кто-то из людей Оннордов. Нель едва не усмехнулся, горько, невесело. Как засуетились, едва возникла угроза потерять одну из хранительниц Льда! «Сам тоже хорош, – безжалостно припечатал внутренний голос. – Так что заткнись и думай, как ее вернуть!» А что думать, за ней ехать надо, благо знак подскажет, куда двигаться. Трин отреклась от клана, но тепло на руке никуда не пропало, значит, они по-прежнему связаны. И это радовало, несмотря на все отчаяние. После отъезда Снежинки Гейбран смерил Огненного тяжелым взглядом, но ничего не сказал, просто развернулся и поехал к замку. Нель хмуро посмотрел на Сорела, и Проводник едва заметно пожал плечами. Да, неприятного разговора не избежать, но Керстен уже принял решение и менять его не собирался. Он не отпустит Трин, найдет ее и постарается завоевать прощение и доверие.

В замке Гейбран спешился и отрывисто бросил Нелиаму и Солу:

– Ко мне в кабинет, – и широким шагом направился к двери.

По пути лэрд Оннорд приказал привести туда же Нерас. Краем глаза Керстен заметил, как Ингор молча отправился к себе, и понадеялся, что Лэйр не сообразит и не покинет замок ночью. Да и как он будет искать Трин, у него же нет знака, который бы на нее реагировал. А Снежинка могла направиться куда угодно. Нель поднялся за хозяином замка, в тяжелом молчании они дождались Нерас – увидев кроме отца Проводника, и его Огненного, леди заметно побледнела, в ярко-голубых глазах мелькнул страх. Но уйти она не посмела, если Гейбран пожелал ее видеть. Глава рода развернулся, смерил мрачным взглядом Неля, потом медленно подошел к старшей дочери. Посмотрел на нее, коротко размахнулся и залепил увесистую пощечину. Нерас отлетела к двери, держась за щеку, и сдавленно всхлипнула, не смея поднять взгляд на разгневанного отца.

– Шлюха, – припечатал он яростным голосом. – Да еще и дура! Как ты могла подумать, что сможешь заполучить Керстена? Сколько правды было в словах Трин, а? – Нери молчала, Гейбран несколько минут сверлил ее взглядом, но понял, что ответа не дождется. – Значит, на самом деле хотела избавиться от нее? – мрачно подвел итог лэрд Оннорд. – Покровитель явно обделил тебя умом при рождении, Нерас. Ты думала, Керстен кому-то отдаст свою Снежинку? – Гейбран помолчал, покачался с пятки на носок. Его старшая дочь продолжала тихонько всхлипывать, вытирая кровь с губ. – Я закрывал глаза на то, как ты бегала к нему по ночам. – Лэрд Оннорд мотнул в сторону молчаливого Неля. – Думал, у вас хватит ума вовремя остановиться и не расстраивать Трин. Видимо, ошибался. – Гейбран резко развернулся и отошел к столу.

Нерас кусала губы и сдерживала слезы обиды – слова отца ранили, и от стыда она готова была провалиться сквозь землю. Да еще Сол с такой жалостью и презрением смотрел… Нери зажмурилась, лишь бы не видеть их лиц. Гейбран дернул шнурок звонка, и вскоре явился слуга.

– Проводите леди Оннорд в ее покои, заприте и ключ принесите мне, – отрывисто приказал Гейбран, даже не глядя на дочь.

А она не посмела возражать, знала – бесполезно. Завтра отец проведет в Храме Покровителя обряд, и Рахерд увезет ее в земли Лэйров как свою жену… Выходя из кабинета, Нерас вздернула подбородок. Она добилась своего, Трин сбежала из замка. Правда, скорее всего Керстен за ней отправится, и Ингор тоже. Нери спрятала злую усмешку: пусть побегает за своей Снежинкой, с Огненным Лэйром наперегонки. Еще вопрос, кто первый догонит…

Лэрд Оннорд обернулся к Нелиаму, и тот не отвел глаз.

– Тоже хорош, – с отвращением сказал наконец Гейбран. – Думал, у тебя хватит совести выставить Нерас. Или хотя бы ограничиться одним разом.

– Я верну Триинэ, – твердо заявил Керстен.

– Не сомневаюсь, – желчно усмехнулся отец Снежинки. – Потому что в противном случае ноги твоей не будет в моем замке, понял, Огненный? Верни ее и убеди дойти до Обители. – Гейбран помолчал. – Моя дочь должна снова стать Рефферд, понял?

– Она получит обратно родовой клинок, – кивнул Нель. – Не сомневайтесь.

Отец Трин вздохнул и отвернулся.

– Нелиам, если ты ее не любишь, не ври ей больше, – тихо произнес он. – Не обманывай Снежинку.

Керстен наклонил голову, но ничего не ответил. Ему самому надо разобраться, что же он чувствует к Триинэ, однако, несмотря на это он твердо знал: Ингору Льдинка не достанется ни при каких обстоятельствах.

– Идите. – Гейбран махнул рукой. – Я пока сделаю вид, что ничего не случилось, но ты должен уехать как можно быстрее, Нель. Тогда можно сказать, что вы вместе решили попутешествовать.

Конечно, такая скандальная новость, как отречение от клана, да еще и хранительницы Льда, очень быстро дойдет до столицы, и агор Рефферд по голове не погладит. Снежинки ценились, их сила была подвластна им с рождения, и созданные магией Льда щиты и прочие опасные вещи вроде дождя из сосулек могли растопить только их Огненные. А кроме Лэйров существовало множество иных опасностей – нападения на караваны, стычки с другими кланами да мало ли что еще. Хотя Снежинки были женщинами, к ним относились как к равным, они сами выбирали свою судьбу воина или жены и матери. Клеймор в клане умели держать все, но пользоваться им или нет, женщины решали сами.

Нель коротко поклонился, вышел из кабинета и направился к себе быстрым
Страница 17 из 19

шагом.

– Я уезжаю сейчас, – отрывисто бросил он поравнявшемуся с ним Солу.

– Отлично, а куда именно? – невозмутимо поинтересовался Проводник.

– За Трин, – так же кратко ответил Нелиам.

– Ага, она сидит под ближайшим деревом и терпеливо ждет тебя, – насмешливо фыркнул Танберт.

– У меня есть это. – Нель поднял руку со знаком. – Направление я знаю точно. Ей все равно придется остановиться и отдохнуть.

– Трин будет прятаться, – предупредил Сол. – Не думай, что все так просто, как тебе кажется. Найти, догнать, поговорить…

– Мне все равно, просто или сложно. – Нель остановился перед дверью в свою комнату и развернулся к другу. Зеленые глаза сузились, в них замелькали огненные искры. – Я найду Снежинку, как обещал. Я исправлю то, что произошло, постараюсь, чтобы она меня простила.

Сол насмешливо изогнул бровь и скрестил руки на груди, смерив собеседника преувеличенно внимательным взглядом.

– Так быстро влюбился или тобой руководит желание разбудить Огонь? – поддел он.

Вот теперь в потемневшей зеленой глубине вспыхнули оранжевые огоньки. Нель резко подался вперед и процедил сквозь зубы:

– Слышишь, Танберт, я сам разберусь со своими чувствами! И не надейся, что Трин достанется тебе!

– Не решай за нее. – Улыбка тут же сошла с лица Сола. – И так уже… нарешал. Мы даже не знаем, куда именно она собралась, только общее направление по твоему знаку.

– Мы? – Темно-рыжая бровь Неля вздернулась.

– А ты думал? – фыркнул Проводник. – Конечно, я с тобой поеду. Даже не смей думать, что один будешь ее искать, Керстен.

Огненный с силой втянул воздух, его пальцы несколько раз сжались и разжались, потом он толкнул дверь и зашел к себе, Сол за ним.

– Трин отреклась от клана, а таким место только у Мерхилдов, – буркнул он и вытащил дорожную сумку. – Так что она едет туда. Но я перехвачу ее раньше.

– Я бы не стал так уверенно заявлять. – Сорел прислонился к стене, наблюдая за сборами друга. – И готов спорить на что угодно, Ингор тоже отправится за ней, если не завтра утром, то чуть позже – точно. Кстати, я тоже подумал, что она к Мерхилдам отправится.

– Я тебе уже сказал, он не получит Трин. – Нель посмотрел на собеседника. – Собираться идешь?

Проводник со смешком вышел и направился к себе. То, что на дворе ночь, не смущало их, как и то, что Триинэ опережает их на несколько часов. Вскоре замок покинули два всадника и скрылись в темноте, не ведая, что за ними следили две пары глаз, одна с надеждой, другая со скрытой угрозой.

Гейбран не спешил уходить из кабинета, когда Огненный и Проводник вышли. Неспокойно было на душе у лэрда Оннорда. Сначала обвинения Трин, нелепые хотя бы уже потому, что Гейб знал одну очень важную вещь про семена гвинерии, о которой понятия не имел никто из его семьи и уж тем более из Лэйров. Даже если бы Нери каким-то невероятным образом ухитрилась их достать, они не стоили бы ни медяка: семена способны дать побеги, если их посадить в течение дня после созревания. Потом они просто ненужный мусор. Тайна, которую знали всего четыре человека в клане. Видимо, Нери просто хотела избавиться от младшей сестры, чтобы без помех любезничать с Керстеном. Гейбран невесело усмехнулся и покачал головой, усевшись за стол. Его ошибка, да. Надо было сразу как следует вразумить Нерас, может, и обошлось бы. Но, зная старшенькую и ее упрямство – родовая черта характера, как выяснилось, – она бы придумала, как нарушить запрет. Если уж Нери что-то приходило в голову, это чрезвычайно сложно было выбить оттуда.

– Дура-баба, – пробормотал Гейбран и вздохнул. – Огненные крайне редко впускают вторую женщину в свои семьи, это всем известно!

Ладно. Что сделано, то сделано, Трин тоже хороша – вместо того, чтобы разъяснить ситуацию до конца, рубанула с плеча… Надежда только на Керстена и его Проводника, что они убедят Снежинку вернуться и отправиться в Обитель к Покровителю Эзору, за прощением. Гейбран устало вздохнул и поднялся. Остановившись у окна, он проводил взглядом выехавших из замка всадников. Надо идти спать, завтра хлопотный день – свадьба Нерас и продолжение празднования. «Как там моя девочка?» – грустно подумал он о Трин. Не то чтобы она росла совсем в тепличных условиях, в последнее время его дочь ездила и с Нелем, и с ним, Гейбраном, и не всегда они ночевали на постоялых дворах. Наверняка деньги у нее с собой были. А дальше… Дальше Нель упрямый, и у него знак, он найдет Снежинку.

С этой мыслью лэрд Оннорд и уснул.

Ингор мрачно проводил взглядом всадников, едва удерживаясь, чтобы не выскочить из комнаты и не последовать за ними. Но за спиной стоял Рахерд, который вряд ли позволит своему Огненному совершить такую глупость.

– Итак, леди Триинэ отреклась от клана? – насмешливо поинтересовался лэрд Лэйр. – И все потому, что застукала мою невестушку с Керстеном? Ты уверен?

– Она сама заявила, у Храма, – хмуро отозвался Ортол. – Ну или как-то узнала, что Нерас крутила с Огненным. Потому и сбежала.

– А чего ты такой невеселый, Инг? Теперь Керстен не имеет на нее никаких прав, – хмыкнул Рахерд.

– Ты же не отпустишь меня прямо сейчас. – Ингор оглянулся. – А они, – он мотнул головой в сторону окна, – уже уехали.

– Не отпущу, – кивнул Лэйр. – Потому что, если уедешь, мне начнут задавать вопросы. А я не хочу подозрений.

Огненный снова посмотрел в окно. С другой стороны… Полные губы тронула задумчивая улыбка.

– Я все равно знаю, куда она отправилась, – вполголоса произнес он. – Отверженным больше некуда идти.

– Наемники? – сразу догадался Рахерд. – Скорее всего. Только Керстен тоже не дурак, и его знак ведет. Вряд ли после отречения связь между ними прервалась.

– Даже если догонит, Триинэ не вернется, – уверенно заявил Ингор, и его улыбка стала шире. – Она слишком сильно обижена на Керстена.

– Думаешь, примет твои ухаживания? – Рахерд пожал плечами. – Надеюсь, не забыл, что в земли наемников просто так не попасть?

Ортол тихо засмеялся.

– Не забыл, – произнес он через несколько минут. – Но у меня найдется, что поручить отряду, в котором будет Снежинка. Так что не беспокойся, пожалуй, действительно мне нет никакого смысла ехать прямо сейчас. – Ингор отошел от окна. – Что будешь с Нерас делать? – спросил он Рахерда.

– Воспитывать. – Лэрд прищурился. – Мне не нужна гулящая жена. Если ей так приспичит, пусть выберет второго мужа, на это я еще готов пойти. Но только после того, как родит наследника. В остальном, – Рахерд жестко усмехнулся, – мне нужна гвинерия, и я получу ее. Если Нери что-то знает, я заставлю рассказать. Если нет, – наследник Лэйров помолчал, – придумаю, как добраться до этой ирсовой тайны Реффердов. Зря, что ли, отец мир заключал? Ладно, все, спокойной ночи, Инг. – Рахерд кивнул другу и вышел.

Ортол подумал, что было бы забавно добраться до Мерхилдов и нанять один из их отрядов, чтобы узнать про гвинерию. А еще забавнее, попросить тот отряд, в котором будет Снежинка Реффердов. Тогда не надо будет никого искать, и как только Трин покинет безопасные для нее земли наемников… Ингор улыбнулся. Пока она не принесет клятву, Триинэ не будет считаться одной из Мерхилдов, и если вдруг исчезнет, решат, что она просто передумала и уехала. И Керстен ничего не сможет поделать,
Страница 18 из 19

потому что агорат Лэйр лежал аккурат с другой стороны от Мерхилдов. Даже если узнает, он просто не успеет. Ингор лег спать со спокойным сердцем: Снежинка станет его и никто не помешает этому. А она привыкнет и забудет своего Керстена, уж Ортол приложит все усилия.

Триинэ чувствовала себя бесконечно уставшей и опустошенной. Она была в пути десять дней, и, хотя расходовала деньги экономно, один мешочек уже закончился. Она ехала до самой темноты и вставала с рассветом, зачастую обедая на ходу, не задерживалась слишком долго на одном месте и шестым чувством ощущала, что по ее следу идут, идут упорно, потихоньку приближаясь. Трин выбирала окольные дороги, потому путь и занял больше времени, хотя земли Мерхилдов лежали в неделе езды от замка Оннордов. У Неля знак, указывающий направление, скрыться от него невозможно. Что было у Ингора, Триинэ не знала и робко надеялась, что Огненный Лэйр все же заплутал и потерял ее след.

За время пути Трин много думала, чуть меньше плакала, успела несколько раз обозвать себя дурой за сгоряча принятое решение, но – что сделано, то сделано. Она теперь безродная, и земли Мерхилдов лежат ближе, чем таинственная Обитель Покровителей в горах. Да и неизвестно, что потребует Эзор в качестве искупления и возможности второй раз дать клятву и вернуться в клан. Снежинка отхлебнула холодного кваса и снова задумалась. Мерхилды. Наемники. Люди без прошлого, но с надеждой на будущее. Если дашь клятву их клану, дороги назад не будет, из Мерхилдов не уходили, не отрекались. Она навсегда потеряет возможность вернуться, если получит меч в Храме наемников. Да, они давали месяц на раздумья тем, кто приходил к ним, но после – после или клятва, или уходишь. А ей идти уже некуда…

Трин допила и встала. Завтра к обеду, судя по карте, она должна пересечь границу земель Мерхилдов. Как рассказывали, наемники расставили вдоль границы сигнальные амулеты, и едва ты пересекал их земли, тебя настигал патруль. Владения наемников невелики, всего несколько городов, включая столицу. Жили заданиями, которые получал их клан в нейтральном Фегере или у заказчиков, что приходили к ним – отделения наемников имелись в каждом крупном городе. Триинэ надеялась, ее примут. Еще бы, бесхозная Снежинка, такая ценность и редкость. Она умела многое, в том числе и ставить щиты, которые не сможет пробить никакой Огонь. Кроме Неля… Но она ему никогда не скажет «да». А значит, Трин являлась в своем роде единственной. Ее магию никто не сможет преодолеть, чем не подарок для наемников?

Утром она встала с рассветом и поспешила вперед. Чутье подсказывало спешить, хотя дорога оставалась пустынной, и она выбрала одну из тех, по которым редко ездили. Погода, несмотря на середину лета, не радовала: туман, тучи на небе, и противная водяная взвесь в воздухе, липнувшая к лицу. Снежинка плотнее закуталась в плащ, радуясь, что абор защищает от влаги. В голове крутились всякие обрывки слухов про наемников, что они проверяют желающих вступить в их клан, а как, это уж от человека зависит. У нее даже оружия не было… Трин поежилась и ударила лошадь пятками, переходя на галоп. Скорее бы доехать и узнать, что к чему.

Дорога тянулась между деревьями, мокрые кроны нависали над головой, и с веток то и дело срывались капли. Трин сверилась с картой – деревня, в которой она ночевала, была последней перед границей. Интересно, она как-нибудь обозначена или нет? Как она узнает, что уже на землях наемников? Наверное, только когда с патрулем встретится… В тревожных думах прошла большая часть пути, пока дорога не уперлась в развилку. Снежинка снова развернула карту, и сердце екнуло: развилка находилась уже за границей. Значит… Значит все? Она доехала? А куда дальше-то? Помедлив, Трин тронула поводья и направила лошадь направо. Вроде в конце этой дороги должен быть городок. Некоторое время Триинэ ехала в одиночестве и тишине, а потом события завертелись с ужасающей быстротой.

Сначала впереди послышался шум, и Снежинка мигом подобралась, выпрямилась, и рука потянулась к несуществующей рукоятке клеймора. Лед отозвался изнутри прохладной волной, готовый защищать хозяйку не хуже оружия. Трин чуть натянула поводья, лошадь с рыси перешла на шаг, а потом и вовсе остановилась. Через несколько минут из-за поворота дороги выехал небольшой отряд. Пять мужчин, все широкоплечие, высокие, лица замкнутые и настороженные. И все с оружием – рукоятки торчали из-за спин. Трин невольно сглотнула, с усилием подавив желание поежиться и приструнив холод, грозивший выступить инеем. Нельзя сейчас показывать свою слабость и страх, никак нельзя. Отряд остановился в нескольких шагах от путницы, и вперед выехал один из наемников, угрюмый, с мрачным взглядом темных глаз. Трин настороженно посмотрела на него.

– Зачем пожаловала? – отрывисто спросил он.

– К наемникам. – Снежинка скинула капюшон, явив отряду серебристые волосы и бледную кожу. – Я от клана отреклась.

Густые черные брови поползли вверх.

– Во-о-от как? – протянул начальник отряда – а это явно был он. – И кто же тебя так обидел, Снежинка? С вас обычно пылинки сдувают, – со смешком добавил он.

– Не важно, – твердо ответила Трин. Она знала, что тот, кто приходит к Мерхилдам, оставляет прошлое за границей земель клана. – Я хочу стать одной из вас.

– Сколько тебе лет, девочка? – насмешливо спросил кто-то из отряда.

– Восемнадцать будет скоро, – честно ответила Трин. – Но я умею пользоваться своим Льдом и клеймор тоже… держала в руках. – Ее голос не дрогнул при этих словах.

– И хочешь к нам? – Начальник отряда хохотнул. – А кто тебе сопли вытирать будет, мелкая?

Трин втянула носом воздух, серебристые глаза зло сузились. Тонкие пальцы сжали поводья, Лед рванулся, осев на волосах искрящимися снежинками.

– Я не нуждаюсь в няньке, – сухо ответила она. – И мой Лед никто не сможет растопить. Я ничья Снежинка.

– Ничья, значит? – Начальник смерил ее взглядом. – А откуда я знаю, что ты ничья? Может, сбежала с церемонии? Или от мужа? А он потом явится за тобой, злой и со своим Огнем?

– Не явится, – тихо, отстраненно ответила Трин, глядя куда-то мимо наемника. – У него… другие интересы теперь.

На несколько минут над дорогой повисла тишина. Снежинка ждала, ее рассматривали, открыто, настороженно, с недоверием. Она тихо вздохнула.

– Я слышала, тот, кто приходит к вам, оставляет прошлое за границей, – негромко произнесла Триинэ. – Что ж, если вы боитесь даже призрачной угрозы моего прошлого… – она пожала плечами и тронула поводья, собираясь развернуться.

– А ну стой, – негромко, властно скомандовал начальник отряда. – Психовать здесь не надо. Ладно, раз приехала, пусть с тобой Лингар разбирается.

Трин слышала это имя – глава клана Мерхилдов. Он принимал окончательное решение: оставить ли желающего вступить в ряды наемников, дать ли ему испытательный срок месяц или отправить, откуда пришел. А еще ходили слухи, что каждого кандидата проверяли… Она украдкой поежилась. Ничего, Снежинка и без оружия много чего может. Прежде чем поехать за отрядом, Трин невольно бросила взгляд назад, на пустынную дорогу – вдруг?.. Но тут же обругала себя и решительно отвернулась. Нет, никто не приедет за ней, Керстен не поедет в земли
Страница 19 из 19

наемников просто так. Даже со своим Огнем – пока сила не разбужена, долго использовать свою магию Нель не сможет, даже с Проводником. Их просто сомнут числом. А ссориться с Мерхилдами себе дороже.

Да и не хочет Трин никого видеть. Она приняла решение и не собирается менять его. Снежинка накинула капюшон и догнала отряд наемников. Впереди лежала новая жизнь.

Глава 4

Покровитель Эзор сидел перед большим, от пола до потолка, зеркалом и наблюдал интересную картину. Один из многочисленных Храмов в его честь, девичья фигурка за полупрозрачной завесой и слова отречения, гулко отражавшиеся от стен Храма. Два Огненных, наблюдавших за этой картиной один с бессильным отчаянием, другой с хмурым недоумением, удостоились лишь мимолетного равнодушного взгляда Покровителя. За последние десятилетия в мире, а особенно в подвластных ему землях, не случалось почти ничего любопытного, и Эзор скучал. А вот теперь смелый и безрассудный, и даже отчасти не слишком разумный поступок Снежинки заставил его обратить внимание на собственный клан. И кстати, а что там делает Огненный Лэйров?

– Эзор? – раздался под сводами Наблюдательной Залы мелодичный, но холодный голос. – Не помешаю?

– Ты уже вошла, Шаино, – пожал плечами Эзор, не отрывая взгляда от зеркала.

Вошедшая, стройная высокая женщина неопределенного возраста, с пышными черными локонами, украшенными многочисленными нитями с разноцветными сверкающими драгоценными камушками, подошла ближе и остановилась у кресла Эзора. Лица Шаино, застывшее в своей совершенной красоте, казалось маской. Темные, почти черные глаза – двумя холодными кусочками оникса. Летящие одежды приятного жемчужно-серого цвета обрисовывали изящную фигуру. Двигалась Покровительница Лэйров плавно, словно перетекала из шага в шаг.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/kira-strelnikova/skazhi-mne-da-2/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.