Режим чтения
Скачать книгу

Со смертью наперегонки читать онлайн - Гай Юлий Орловский, Юрий Молчан

Со смертью наперегонки

Гай Юлий Орловский

Юрий Молчан

Золотой Талисман #3

Поединщику по имени Страг осталось жить всего ничего – яд, что враги влили в рану, убьет его через неделю. Тем временем скоро на великую Гору упадет Золотой Талисман. Таинственный маг предлагает отправиться в поход. Выбора у Страга нет, ведь Талисман – это единственный шанс исцелиться. Однако на артефакт, дарующий всемогущество, есть и другие претенденты. Кто же доберется первым, а кто останется на обочине с топором в груди?..

Гай Юлий Орловский, Юрий Молчан

Со смертью наперегонки

Глава 1

– Ты опять ослушался!

Прикованный к телеге Страг дернулся, когда плеть хлестнула по обнаженной спине. Ковмак ударил снова.

– Что тебе стоило его добить? Устроить хороший, зрелищный бой?! Я тебя выходил, чертов подкидыш! Дал пищу и кров! Научил драться! И чем ты мне платишь?!

Удар рассек кожу до крови. Страг процедил:

– Я отплачу так, что век будешь помнить!

Плеть в очередной раз обрушилась на плечи. Парень стиснул зубы, пережидая боль. Мускулистую спину покрывают шрамы – хозяин цирка Ковмак частенько наказывает с самого детства. Иногда поручает своему помощнику Эриху – самому жестокому бойцу в цирке. Он сейчас стоит у повозки вместе с остальными, наблюдает.

Страгу хотелось одного – размазать этих двоих по всем фургонам цирка. Сделать это давно чешутся руки, особенно набить морду Эриху. Но руки – в цепях, прикованы металлическими браслетами. Остается ждать, пока Ковмак перестанет бить. Спину жжет от ударов, туда будто насыпали углей, кожа лопнула, оставив кровоточащие шрамы. Мстить он будет после.

– Этот сопляк еще и что-то вякает! – фыркнул Эрих насмешливо.

В толпе раздались солидарные смешки.

Здесь и другие поединщики, жонглеры, фокусники, дрессировщики диких лесных кошек и летучих мышей. Даже повар здесь, вместо того чтобы заниматься ужином. Все смотрят, как Ковмак бьет плетью провинившегося. Всегда приятно посмотреть, как наказывают кого-то другого, а не тебя.

С серого неба начал лить дождь. Капли падают на волосы, стекают струйками по лицам. Бросив плеть, Ковмак ушел к себе в крытую повозку. Остальные тоже начали расходиться. Эрих посмотрел на Страга, на брошенную плеть, по которой бьют частые капли.

– Ну тебя к свиньям с этим дождем, – бросил он. Подобрав плеть, тоже ушел.

Страг подавил злую усмешку – Эрих в последнее время частенько кашляет, так что мокнуть и простужаться ему не с руки. Потеряет здоровье – пиши пропало. Таким, как он, кроме этого цирка, не рады нигде.

По небу прокатился громовой раскат. Сверкнула молния.

– Переждем непогоду! – гаркнул Ковмак, высунувшись из повозки. Зычный голос перекрикивает хлещущие по земле струи воды. – Утром тронемся дальше! – Он бросил брезгливый взгляд на Страга. – Кто-нибудь, отстегните этого щенка! – Ковмак швырнул в грязь ключ на шнурке.

Все разошлись, активно обсуждая увиденное – мол, Ковмак всыпал мало, надо бы добавить. Страг – постоянно нелюдимый, держится особняком, плети ему пойдут лишь на пользу. Кто-то спрятался от дождя в фургонах, кто-то вернулся к костру под навесом – там сейчас готовят ужин.

К телеге, где стоит уже вымокший Страг, подошел Рут. Невысокий крепыш, в цирке недавно. Подобрав ключ, он освободил провинившегося. Тот принялся растирать затекшие от металлических колец запястья. Продавленные в коже полоски приобрели синеватый оттенок. У Рута под глазом кровоподтек, под ноздрями засохшая кровь, он припадает на одну ногу – после сегодняшнего боя со Страгом.

– Дай ему волю – забьет до смерти, – посочувствовал он. – Ты как?

– Заживет, – буркнул Страг. – Не в первый раз.

– Послушай, я жив и не калека только благодаря тебе. Ты не стал добивать… Но Ковмак так по-свински с тобой обошелся… Да и остальные уже косятся. Не понимаю. Я думал, вы тут все держитесь вместе!

– Что тут понимать. Если часто проигрываешь или зрителям скучно, тебя вышвыривают. Каждый старается удержаться.

Подобрав намокшую рубаху с курткой, Страг направился к костру. Там под навесом уже варят похлебку. Он машинально нащупал на груди невзрачный амулет, проверил, на месте ли. К счастью, шнурок крепкий, так что черный камень с гладкой поверхностью никуда не делся.

Взгляд то и дело устремляется к повозке, куда ушел Ковмак, кулаки сжались до хруста. Страга прилюдно наказывали и раньше, но сегодня внутри будто что-то щелкнуло. Словно пройдена некая черта. Терпеть издевательства он больше не станет и бить себя прилюдно не даст.

Рут молча идет рядом, глядя то на хлюпающую грязь под ногами, то на стоявшие вокруг повозки цирка. Он нанялся сюда в надежде, что кого-то из постоянных поединщиков убьют на арене, и тогда он займет его место. Пока что Страг – отличный кандидат. Нелюдим, не красавец – черные волосы коротко обрезаны, нос сломан в многочисленных боях. Из-под бровей хмуро смотрят зеленые глаза, от взгляда которых становится неуютно. Чуть заостренные уши немного оттопырены. Рут был уверен – в цирке на этого парня всем плевать, но на арене он положит кого хочешь.

* * *

За несколько дней пребывания в цирке Рут успел разузнать кое-что про Страга.

Ковмак нашел его младенцем на пороге своего фургона почти тридцать лет назад.

Мальчик яростно цеплялся за жизнь. Его не брали болезни, от которых умирали другие. Он не простужался, мог спать на земле в прохладную погоду.

Страг быстро осваивал все, чему учили. К совершеннолетию стал первоклассным бойцом, мог охотиться, знал целебные травы. Он безошибочно ориентировался в лесу. К тому же парень неплохо жонглировал и немного умел показывать фокусы.

* * *

Руту цирк пришелся по нраву. Первые дни он за всем наблюдал. Кроме поединщиков, на представлениях выступают жонглеры с факелами, раскаленными прутами или бутылками с разбитым дном – зрителям нравится, когда циркачи рискуют. Иначе за что платить деньги?

Были тут еще укротители диких кошек и летучих мышей, но Руту они не нравились – он зверей не любит. Равно как и тех, кто с ними возится.

Как-то на представлении он наблюдал следующую картину. Ковмак вызвал добровольцев из зрителей. Вышедшему пареньку предложили серебряную монету – заработок за месяц, если рискнет жизнью на глазах у всех.

На бедолагу спустили голодных собак. С широко раскрытыми от страха глазами он побежал, в панике полез на врытый рядом столб.

Внезапно в ужасе заскользил вниз. Псов оттащить успели не сразу, несчастного искусали, так что хлестала кровь. Толпа ринулась вершить самосуд, но столкнулась с поединщиками. В ход пошли дубинки. Старались никого не убивать, просто ненадолго выводили нападавших из строя. С тех пор цирк в города и деревни не заезжал, а представления давали на самой окраине. И собак оттаскивали вовремя.

* * *

Дождь прекратился неожиданно быстро. Посидев немного в ручье и промыв раны, Страг пришел к общему костру. Карлик-повар по имени Глошель передал миску с похлебкой, и он принялся за еду. Похлебка успела остыть. Подкидыш ел, выхватывая редкие куски мяса и прожевывая вместе с хрящами. Деревянная ложка постукивала о миску.

Рядом у огня расположились другие циркачи. Пустые миски убраны, теперь кто лежит на траве, кто просто смотрит в огонь. В разрывах между облаками
Страница 2 из 17

проглядывает луна. Остальные, съев ужин, отправились по фургонам.

– Нет в этом мире справедливости, – проворчал Рут, пытаясь сделать вид, что сопереживает Страгу. – Ковмак несправедлив.

– Тоже мне, философ. Подкидыш, кстати, получил из-за тебя, – отозвался Намил. Низкий и коренастый поединщик с отрубленным ухом. – Раз уж заговорил о справедливости, то вспомни, как ты сегодня дрался. Это же позор! Даже не знаю, чего он тебя, дурака, пожалел.

– Оно, конечно, несправедливо, – вступил в разговор Блайвор, боец с массивными руками и шрамом на подбородке. – Но я, например, этим цирком живу. За бои мне платят, кормят и дают ночлег. И вам всем – тоже. Кому не нравится – пусть проваливает! Нечего ныть!

Рут не нашелся, что сказать. Страг тоже молчал. Мысленно он уже мстил Ковмаку, и уже тот стоит прикованный к телеге, а подкидыш бьет его плетью по голой спине.

– Миром вообще правит не справедливость, – Глошель сплюнул, поддерживая Блайвора, – а сила. Всюду правят сильные да напористые – слабаки не удерживаются.

– Я не хочу править миром, – произнес Страг. Голос как начал ломаться, едва исполнилось шестнадцать, так и остался низковатым теперь, когда весен стукнуло почти тридцать. – Хочу, чтобы меня оставили в покое, гвоздь мне в пятку! И я больше не стану терпеть оскорбления! – Он машинально поднял руку, взъерошил волосы.

Глошель налил похлебки Грэхему – местному силачу, который подошел с миской. Тот сел рядом и принялся есть. Грэхему в детстве отрезали язык, и теперь он разговаривает только с помощью жестов.

Отпустив немого, повар покачал головой.

– В жизни главное – стать сильным. А если кишка тонка – служить тем, кто сильнее.

– Как ни крути, подкидыш, – заметил Блайвор с усмешкой, – а отсидеться не получится. Разве что станешь покойником. Тогда проблемам конец. Покой гарантирован – на погосте! Ахахаха!

Намил захохотал вместе с ним.

Страг отставил пустую тарелку и пошел прочь. Захотелось пройтись в тишине, обдумать план мести. Да и слушать подколы в очередной раз желания не было. Хватит – слушал и терпел с самого детства.

* * *

Дождавшись, пока все разойдутся, Страг подошел к фургону Ковмака. Обычно хозяин цирка долго не спит – одолевает бессонница, сон приходит лишь под утро. Однако сегодня в маленьком окошке темно.

Страг сперва счел это подозрительным. Но потом решил, что волнуется зря. У стариков все сместилось в голове – они то не спят, то спят, то имени своего не помнят. Последнее пока что к Ковмаку не относилось, но вот что касается сна – вполне.

Из-за туч льется неровный свет луны. Подкидыш прислушался. Обычно, в легкие дни, многие засиживаются допоздна. Жонглеры пьют. Фокусники режутся в карты. Бывает, кто-то проигрывает недельное жалованье в одну ночь. Эрих играет на удары плетью. Игрок он хороший, поэтому раздает «призовые» удары часто. Страдания и боль других ему доставляют радость… Поединщики, укротители и еще кто-нибудь резвятся со шлюхами. Но сегодня все тихо, только в траве звучит стрекот цикад.

Рука нащупала за поясом нож. Оружие добавляло куража, но пускать его в ход поединщик решил лишь в крайнем случае. Он хочет проучить Ковмака, убивать незачем. Из цирка придется уйти, Страг это понимал. Куда отправиться – будет видно после.

Потянув на себя дверцу, поединщик вошел. Старик лежит на топчане, накрывшись с головой, чтобы не мешал свет луны из окна. Храп стоит такой, что, казалось, сотрясаются стены.

Страг обошел стоявший у входа стул, миновал сундуки с вещами. Ковмак теперь совсем рядом. Беспомощный и беззащитный. На миг Страг задумался, не перерезать ли старому козлу горло, но потом решил – он того не стоит.

Протянул руку, чтобы стащить одеяло, но тут в темноте раздался голос.

– Пришел за мной? – чиркнула спичка, и из темноты появился Ковмак с масляной лампой в руке. Света было достаточно, чтобы осветить весь фургон изнутри, а также лицо хозяина цирка. Крупные скулы, массивный подбородок с ямочкой, серые, похожие на кусочки льда глаза. Короткие седые волосы.

Страг быстро глянул на одеяло – сбросив его, поднялся Эрих. Он издевательски скалил зубы.

– Значит, все же пришел отомстить, – сказал Ковмак разочарованно. – Признаюсь, не ожидал. Эрих меня убедил. Даже жаль, что я в тебе ошибся, подкидыш.

Страг не стал пререкаться. Он пришел за местью и твердо намеревался ее свершить.

Эрих мгновенно возник между ним и хозяином. Страг усмехнулся. Давно мечтал проверить, сможет ли уделать этого подхалима, которого Ковмак считал правой рукой. Тот замахнулся, но Страг ушел от удара и, присев, врезал ниже пояса. Эрих согнулся, лицо расплылось в гримасе боли. С губ сорвался сдавленный стон.

Поединщик повернулся к Ковмаку, но тот уже стоял рядом. Не успел Страг шевельнуться, как навстречу метнулся кулак. Челюсть обожгло, голова дернулась назад.

На Страга посыпались удары. Поединщик принялся отступать. Здоровенные кулаки Ковмака рассекают воздух с завидной ловкостью и частотой.

Кое-что получалось блокировать, но Ковмак бьет быстро, методично. Наступает, как медведь. Жалкие пару ударов, что Страг сумел нанести, ушли мимо. Замахнулся было ножом, но Ковмак выбил оружие, и то со стуком упало в темноту возле ног.

Он продолжал бить, скалит все еще крепкие зубы. Кулаки мелькают так быстро, что Страг не успевает защищаться. Пару раз подкидыш ощутил резкую боль в голенях, куда врезалась нога Ковмака. Он не ожидал, что хозяин цирка настолько хорош. Мелькнула мысль, что мужик будто только прикинулся стариком, а на самом деле убьет любого голыми руками, если его выставить на арену.

Не успел Страг опомниться, как руки противника схватили за воротник. Колено врезалось в живот, поединщик принялся хватать ртом воздух, как рыба не берегу. Еще один удар – и старик вышвырнул его из повозки. Земля больно ударила по спине и плечам.

Перевернувшись, он увидел, что вокруг собрались зрители. Свет луны вычленил из темноты лица остальных циркачей.

От ударов ноет челюсть, гудят мышцы. В ушах стоит звон.

– Эта сволочь пыталась меня убить! – бросил Ковмак с высоты ступенек повозки. – Вы сами его вышвырнете или это должен делать я?!

Едва он скрылся в фургоне, как оттуда вышел Эрих. Спрыгнув на землю, он несколько раз пнул Страга, а потом направился в фургон к жонглерам. Весь его вид красноречиво говорил – дело сделано, теперь можно и в картишки!

Подкидыш сплюнул кровь, медленно поднялся. Освещенный луной мир обрел равновесие. Теперь он рассмотрел тех, кто стоит вокруг. Блайвор. Намил. Глошель и Рут. Немой Грэхем тоже здесь. То ли они не спали, то ли всех вытащил из кроватей шум драки.

– Ты что, паря, захотел лишить нас всех заработка и крыши над головой? – спросил с ненавистью Блайвор. – Ты в своем уме?!

– Дурень, – бросил Глошель.

Страг посмотрел на них в упор.

– Сколько можно избивать друг друга?! Толпу не насытишь, она требует зрелищ все время!

– Ну так проваливай! – рявкнул Намил. – Тебя никто не держит!

Рут кивнул:

– Не говори нам, что делать!

– Да что вы с ним цацкаетесь! – крикнул Блайвор. – Пора научить его жизни!

Тяжелым ударом он сбил Страга с ног. Они с Намилом окружили, принялись избивать, норовя попасть в живот, по ребрам, по лицу, ударить побольнее. К ним присоединился коротышка Глошель.
Страница 3 из 17

Навалились втроем. Немой Грэхем ушел, осуждающе покачав головой.

Страга били ногами, карлик-повар пару раз достал поленом. Подкидыш откатился и вскочил на ноги. На щеках свежие ссадины, под глазом кровоподтек. Разозлившись, он начал раздавать удары направо и налево, одновременно защищался, нырял под руки, уклонялся, избегая кулаков. Его удары всякий раз находили цель. Он сбивал с ног одного противника, но тут же его место занимал другой.

Раздался глухой звук удара чем-то тяжелым. Страг остановился, опустил руки. Пошатнулся и… рухнул лицом вперед.

Рут опустил руку с камнем.

«Теперь место поединщика мое», – подумал он, чувствуя, как разбитые губы расходятся в волчьем оскале.

– Вот это по-нашему, – одобрил Блайвор. – Главное – результат. Добро пожаловать в клуб настоящих мужиков!

Намил оглядел остальных.

– Ковмак велел вынести его в лес.

Глошель пожал плечами.

– Ему это будет уроком, – кивнул Рут. – Не гадь там, где ешь.

– Парни, незачем оставлять этого гада в живых. – Блайвор расстегнул ремень и вытащил крошечный пузырек из расположенного внутри кармана.

– Что это? – спросил повар подозрительно.

– Сейчас увидишь. – Блайвор протянул руку к Намилу. – Дай нож.

Намил достал из-за пояса массивный нож, протянул рукоятью вперед.

Блайвор мазнул по лезвию чем-то густым и мутно-зеленым из пузырька.

– Так что это такое?

– Орочий яд. Мне эта баночка обошлась в кучу монет. Умирать подкидыш будет долго и в муках.

– Ты жесток, – сказал Глошель. – Но уже не важно. Этот гад едва не пустил меня по миру – чертов сученок!

Блайвор сделал у Страга на ладони надрез. Под лезвием выступила кровь, в нее тут же попала мутно-зеленая жидкость. Циркач тщательно втер яд в рану. Затем вытерев пальцы и нож, вернул оружие Намилу.

– Теперь его можно и в лес. Посмотрим, кто убьет его первым – яд или звери.

Повар протянул руку к амулету на шее Страга, но Блайвор остановил:

– Что тебе с этого камня? Его даже не продашь. Да и я бы побрезговал брать что-то у проклятого уродца!

Глава 2

Когда Страг пришел в себя, его знобило. Сильно болел затылок. Над ночным лесом висела луна, в траве мерно стрекотали цикады. Стоял запах коры и сырого мха.

Вокруг никого, поляну окружают деревья, широко раскинув похожие на лапы ветви. Страг нащупал шишку на затылке, поморщился. Вспомнилась драка. Кто-то ударил его сзади.

«Рут!» – Он почувствовал, как в груди поднимается злость. Зря спас этого коротышку. Жалость вредит, надо гнать ее в шею.

Только теперь он заметил, что поодаль горит костер. Страг не сразу увидел сидящую у огня фигуру. Голову незнакомца скрывает капюшон. Он что-то чертит посохом на земле у ног.

Поединщик поднялся, затекшие мышцы протестующе взвыли. Подошел к огню и протянул руки – от пламени шло целительное тепло.

Фигура в плаще шевельнулась, капюшон упал с головы, и на него взглянул старик. Костер высвечивает седину в волосах, что спускаются до плеч. У него крючковатый нос и гладкое, почти лишенное морщин лицо.

Из кипящего над огнем котелка поднимается терпкий запах. Старик зачерпнул деревянным ковшиком, подул и протянул:

– Выпей, если хочешь жить.

Страг подчиняться не спешил.

– Кто ты такой, гвоздь мне в пятку?

– Я волшебник. Глумдар. И я даю тебе лекарство.

На лице поединщика отразилось сомнение.

– С чего я должен тебе верить?

От ковшика шел горький, отталкивающий запах.

– Ты разве не чувствуешь жар от яда, что у тебя в крови? Смерть придет скоро и легкой не будет.

– А если выпью?

– Тогда проживешь еще неделю.

Страг нехотя выпил горький отвар. Возвратив старику ковш, он опустился на землю возле огня.

– Ну ладно, – сказал поединщик. Ночь выдалась холодная, сырая. Он кутался в куртку. – Ты мне помог. Что ты за это хочешь?

– Небесный канделябр, – вздохнул Глумдар. – Я обязательно должен что-то хотеть взамен?

– Сейчас иначе не делается. Так чего тебе надо?

– Посмотри на свою левую руку.

Страг так и сделал. На широкой ладони алеет разрез, уже успел немного зажить.

– Это яд. Твои друзья постарались. Бросили тебя здесь, а сами скоро снимутся с места.

Поединщик до хруста сжал кулаки.

– Будь они прокляты. Я отомщу, гвоздь мне в пятку!

– Одному против всего цирка не выстоять.

Страг не ответил. Он вдруг почувствовал, что жар начал спадать. Да и знобить перестало. Слишком быстро для лекарства, но кто его знает, что этот старик кинул в отвар.

– Да и о мести лучше думать на сытый желудок. – Маг передал ему корзину. – Ешь, пока не остыло.

В корзине оказались хлеб, сыр, теплые куски жареного мяса и бутыль с молоком. Страг принялся за еду, сразу почувствовал, как возвращаются силы. Руки и ноги снова обрели вес. Он всегда так – как поест, накатывает чувство всесильности, кажется, что может выйти на арену и положить сразу нескольких оппонентов.

Глумдар молча наблюдал, как парень расправляется с едой.

Сняв с огня котелок, старик поставил его на траву.

– Ты так и не сказал, зачем меня спас, – сказал Страг, прожевывая ломоть мяса. От острых приправ приятно щипало язык.

– Сначала подкинь дров. Огонь гаснет.

По другую сторону костра лежала охапка толстых веток, которую Страг доселе не замечал. Он бросил немного в огонь. Пламя затанцевало ярче, вверх взвилось облачко искр.

– Видишь ли, – начал Глумдар, – я ищу того, кто сможет позаботиться об одной вещи. Станет хранителем и, если потребуется, защитит от посягательств.

Покончив с мясом, подкидыш достал из корзины крупное сочное яблоко и принялся с аппетитом грызть. Зеленые глаза сохраняли внимательное выражение, он не пропускал ни слова. Он мазнул взглядом по посоху Глумдара. Обычный дорожный посох из дерева. В навершии – круглый белый камень. Видать, и правда волшебник.

– Через несколько дней на вершину горы Долгон упадет Золотой Талисман, – продолжал Глумдар. – Ты должен его подобрать.

– Через неделю я сдохну, гвоздь мне в пятку. На кой мне твой Талисман?

Волшебник покачал головой:

– Он – твой единственный шанс исцелиться. Мое зелье дало лишь отсрочку. Скоро яд вновь начнет тебя убивать.

Страг молча смотрел в огонь, размышляя, что повезло ему вообще-то как утопленнику. Он лишился сразу всего – работы, товарищей, а теперь еще под угрозой жизнь! Нет уж, спасибо. На такое он не подписывался. Усмехнувшись, поединщик подумал, что его никто и не спрашивал.

Он собрался спросить что-то еще, но в нескольких шагах что-то вспыхнуло. Из бледно-голубого сияния проступила человеческая фигура. Женская. Не касаясь ступнями травы, она парит над землей в ночи, источая вокруг себя свет, освещая поляну и деревья неподалеку. Поединщик прищурился.

Фигура выглядела величественно, словно на землю спустился ангел. Хотя в ангелов или богов Страг не верил.

Лицо существа едва просматривается. Зато слова он услышал отчетливо.

– Тот, кто отправится за Золотым Талисманом, – произнесла женщина высоким и нежным, но вместе с тем холодным голосом, – должен омыть руки в источнике Брана!

Страг хмуро смотрел на светящуюся фигуру. Было не по себе, но страха он не чувствовал.

– Без воды из источника каждый, кто прикоснется к Талисману, умрет.

Светящаяся гостья начала гаснуть и исчезла. Растворилась в ночном воздухе.

Страг вопросительно посмотрел на
Страница 4 из 17

волшебника:

– Что это было?

– Призрачный Вестник. Кстати, хороший совет. Я бы воспользовался.

– Я гляжу, все мастера давать советы, – пробурчал Страг. – Скоро деньги начнете брать…

Он протянул руки к огню, тепло пошло от кончиков по пальцам, охватило ладони и разбежалось по всему телу.

Маг не ответил на колкость. Вместо этого прошептал заклинание. Наконечник посоха едва заметно засиял. Сотворив из воздуха небольшую глиняную фляжку, Глумдар перелил в нее лечебное снадобье из котелка, а то, что не поместилось, выплеснул на траву. Фляжку он протянул поединщику.

– Делай пару глотков время от времени. Тут на день-два. Пока не закончится или не потеряешь.

– А что пить, когда закончится или потеряю? – поинтересовался Страг с сарказмом.

– Сваришь зелье сам. Трава с красно-голубыми цветами, на листьях – желтые узоры. Собирай, где она в тени, а то лечебные свойства теряются.

Парень сунул фляжку за пазуху. Он вдруг почувствовал сильную усталость. Ночь выдалась не из легких. Взъерошив рукой волосы, он сказал:

– Ладно, уговорил. Отправлюсь на рассвете.

Глумдар медленно кивнул и посмотрел ему в глаза. Они были похожи на круги плавающей в болоте тины и одного с ней цвета.

– Чего смотришь? – спросил поединщик с вызовом.

– Пытаюсь увидеть, доберешься ты до Талисмана или сдохнешь где-нибудь по дороге.

– И че? – насупился Страг.

– А ниче, – ответил в тон ему волшебник.

– Подкидыш… – произнес маг в задумчивости, скользя взглядом по его сломанному носу, коротким черным волосам и чуть загнутым ушам, которые немного больше, чем у обычных людей. – Странно, но тебя я читать не могу.

* * *

Волшебник отбыл через сияющий портал. Страг бросил в огонь оставшиеся дрова. Огонь ожил, вспыхнул ярче, там затрещало, будто голодный зверь грызет сочные, крепкие кости. Силуэты деревьев, что проступали из темноты вокруг, напоминали многоруких гигантов.

Поединщик вытащил из-под рубахи амулет и принялся рассматривать в свете костра. Неприметный черный камень. Гладкий, прохладный на ощупь.

Несколько раз подкидыш его терял, проигрывал в карты, но потом всегда отыгрывал назад. В последнее время амулетом очень дорожил – это единственное, что осталось от матери. Ее подарок перед смертью. Тем не менее ни о ней, ни о том, как она погибла, Страгу ничего не известно. Он не знал даже имени.

Сколько он себя помнил, камень всегда был при нем. Он дорого бы отдал, чтобы побольше узнать о матери, какой была и что с ней сталось.

Сунув камень назад под рубашку, он поднял глаза на небо. В свете луны отчетливо виднеется громада великой горы Долгон. Вершина теряется в темноте над верхушками деревьев. Гора просто огромна – склоны простираются на сотни верст. Собственно, королевство Хеймдар, по которому гастролировал цирк Ковмака, уже стоит на склоне, у самого основания. А до вершины вообще не меньше двух недель, если не дольше. И это – верхом. Как успеть к сроку, что поставил волшебник, Страг не представлял.

Достав из кармана металлические шарики, он немного пожонглировал – это занятие ему нравилось. К тому же позволяло лучше сосредоточиться. В цирке он иногда помогал жонглерам во время выступлений. На его умение не жаловались.

* * *

Из леса донесся стук копыт, затем крики о помощи. Последовал громкий смех. Поединщик решил не вмешиваться – какое ему дело до чужих разборок. К тому же до рассвета оставалось недолго, хотелось поспать. Но крики повторились, и Страг понял, что просто не сможет заснуть с такими «соседями».

Он пересек поляну, подошел к деревьям и глянул из-за ветвей.

На залитой лунным светом тропе трое воинов с факелами обступили рыжеволосую девушку. Один поодаль держит под уздцы коней. Еще двое удерживают за руки юнца с вьющимися кудрями. Все облачены в кожаные панцири, на них крупные бляхи из металла. На поясе короткие мечи. Страг насчитал шестерых. Но коней – семь. Где-то еще один…

Раздался шорох. Страг обернулся, готовый к нападению. Сзади – никого. Только одиноко потрескивает костер на поляне.

Юноша попытался вырваться. Он оттолкнул одного воина, второго – рыжего здоровяка – неумело ударил в скулу.

– Не трогайте его! – повелительно закричала девушка. Она попыталась вырваться, но ее крепко держали. Зеленое платье сползло, обнажив плечо. Рыжие волосы растрепались. – Не смейте! Бармис!

– Я люблю тебя, Миранда, – произнес парень с обреченной улыбкой. Рыжий быстрым движением перерезал ему горло. Грудь убитого стала мокрой от собственной крови.

Девушка истошно закричала. Обессиленно повалилась воинам в руки.

– Какого черта ты его убил?! – рявкнул белобрысый. – Лорд приказал доставить в замок! Лично хотел расправиться…

– Этот сопляк меня ударил, Мерн! – буркнул в ответ рыжий. – Я такого не прощаю.

– Ты идиот, Каргон. Теперь лорд Шангер засунет раскаленный прут в задницу тебе и всем нам! Но ты, конечно, ему этого не прощай. Здорово помогает, когда в заднице раскаленная железяка!

– Ничего он такого не сделает. Мы вернем ему невесту. Целую и невредимую. Хотя, если честно, – он бросил похотливый взгляд на девушку, – я бы не прочь попользоваться! Ха-ха-ха!

– Ты хоть понял, что сказал? Тогда нас вообще зажарят на медленном огне. Удивляюсь, как тебя, дурня, взяли на службу!..

Девушке связали руки, Каргон подвел ее к одному из коней.

У Страга за спиной хрустнула ветка. Он замер.

Голос за спиной произнес:

– Повернись. Медленно. Не то убью.

Поединщик подчинился, ожидая, что на него как минимум нацелен арбалет. Но воин шагнул вперед и быстро приставил к его горлу нож. Блеф сработал.

– Кто такой? Какого черта подсматриваешь?

Поединщик резко ударил по шее, и ноги несчастного подкосились. Аккуратно подхватив парня, он положил тело на землю. Нож Страг забрал, снятый с пояса короткий меч ладно устроился в руке.

Однако незаметно все провернуть не удалось.

– Что там за шум, Каргон? Это был Сандр?

– Проклятье, за деревьями кто-то есть!

Воины бросились к Страгу, на ходу обнажая клинки.

Первый неосторожно рванулся к поединщику с занесенным в руке мечом. Страг выставил нож и шагнул навстречу. Враг с хрипами отшатнулся, в горле торчит рукоять.

Четверо окружили выросшего как из-под земли противника. Подкидыш смял защиту ближайшего воина, вонзил клинок в основание шеи. Отразил атаку еще одного, сильным ударом сломал переносицу.

Рип и Мерн побледнели, стушевались. Каргон бросил девушку. Ноги понесли его на помощь друзьям.

Поединщик оглядел воинов, что готовились напасть. Да, их больше, но когда Страга загоняли в угол, это лишь стимулировало. Зеленые глаза горели решимостью, в них плясали злые искры. Отступать он не собирался.

Поединщик врезал ногой, и Рип согнулся от удара в пах.

…Он двинулся на последнего оставшегося в живых воина. Не видя, куда пятится, Мерн уперся спиной в дерево. Рука скользнула за пазуху. Быстро достав небольшой рог, он успел звонко протрубить, прежде чем удар поединщика отправил его в забытье.

В ответ невдалеке прозвучал сигнал охотничьего рожка. Страг поморщился – этот гад успел поднять тревогу.

Выплюнув кровь от разбитой губы, он направился к девушке. Миранда изо всех сил терла веревку о сук. Вокруг глаз подсыхают слезы, губы сжаты в ровную линию. Увидев, что ее недруги кто
Страница 5 из 17

мертв, кто просто обезврежен, девушка на миг обрадовалась. Но, когда Страг приблизился, на лице появились недоверие и страх.

Глава 3

– Не знаю, что ты натворила, – сказал он, освобождая девушку от веревок, – но самое время исчезнуть.

– Оставь меня, холоп. Я никуда не пойду! – Миранда опустилась на колени возле мертвого юноши. Лицо ее было бледно, по щекам катились слезы. Тот лежал на траве, голова – в луже крови. Лунный свет серебрил все вокруг, придавая лицу убитого неземной оттенок. Миранда провела рукой по его затылку, гладя рассыпавшиеся по плечам волосы.

– Бармис, – шептала она. – Бармис…

– Всеотец Шалтан и весь сонм богов, примите его дух и проводите в чертоги бессмертия, – прошептала она, закрыв глаза. – Да будут мир и все существа такими, какими вы хотите их видеть. Пусть все подчиняется вашей воле.

Звук охотничьего рога прозвучал ближе. Страг уже слышал топот коней.

– Этот отряд наверняка побольше первого.

«Черт, и зачем я в это полез?! – думал он, злясь на себя. – Мне нужно топать за Талисманом! Но не бросать же теперь эту девчонку…»

– Ему уже не помочь, – сказал Страг с нажимом. – Если не хочешь назад туда, откуда сбежала, уходим. Немедленно, гвоздь мне в пятку!

Девушка молчала. Черты ее лица сделались тверже, рука поднялась к лицу и вытерла глаза. Глянув на своего спасителя, заметив сросшийся после переломов нос, простую рубаху и куртку, утвердилась в мысли, что перед ней обычный простолюдин. Его слегка заостренные оттопыренные уши навели на мысль, что перед ней эльф, но она ее отогнала – эльфы красивые. А этому парню до красоты далеко.

– Если ты не осведомлен, невежда, – сказала она, – я Миранда, дочь Алшада Герольского – владельца княжества Ландор. Пусть отец и ушел к богам неделю назад, никто не смеет мне говорить, что делать или в какую сторону идти. Если прикажу, ты должен мне служить! Это понятно?

Страг напряженно смотрел в просвет среди деревьев, откуда все ближе раздавался топот копыт. Уже отчетливо виднелось пламя факелов.

Пока что его и княжну укрывали деревья. Поединщик удовлетворенно отметил, что всадники первым делом направились к затухающему костру – его видно издалека.

– Если ты не слышишь, княжна, за тобой едут. Хочешь остаться? На здоровье! А у меня полно дел.

Страг повернулся и зашагал прочь.

– Постой! – Девушка двинулась за ним следом, чуть ускорив шаг, но все равно не бежала. Поединщик поморщился – могла бы и побыстрее. – Хорошо, сейчас разумнее отступить! Но ты будешь делать то, что велю я! Это понятно?

– Тише ты!

Страг бросился бежать, почти без шума. Княжна принялась догонять. Полы платья то и дело цеплялись за кусты.

– Ты же легко разделался с теми, – сказала на бегу Миранда, – неужели не управишься с этими?

– Я и с теми-то драться не хотел.

Княжна ахнула, в аристократических глазах мелькнуло изумление:

– Ты разве не собирался меня защищать?!

Сзади послышалось ржание коней, донеслись крики. Обернувшись, поединщик увидел, что преследователи соскакивают с седел: деревья стоят плотно, всюду кустарник в человеческий рост – пройдет только пеший.

Четверо остались с лошадьми, остальные – Страг насчитал десятерых – идут рассредоточенной группой. В руках блестят клинки, воины с треском проламываются сквозь кусты. Еще немного – и нагонят беглецов. Луна им в этом помогает.

Миранда уже тяжело дышит. Страг потащил ее за руку.

Впереди между деревьями струится туман – он отчетливо виден благодаря лунному свету. Поединщик надеялся, что в тумане преследователи их потеряют. К тому же там будет шанс перебить их по одному.

Из-за дерева неожиданно выпрыгнул воин. Страг резко парировал выпад мечом и уложил его ударом в голову.

Появились еще двое. Поединщик отбил пару выпадов, быстро ударил в ответ. Воин отшатнулся. Из пробитой груди хлынула кровь с пеной – должно быть, попал в легкое.

Второй успел только раз ударить ножом, но мимо. Он тут же согнулся от мощного толчка. Добив бедолагу в голову, Страг потащил Миранду вперед.

Десять шагов… Пятнадцать… Их со всех сторон облепил влажный туман. Он напоминал огромный бело-серебристый саван, вот только на собственные похороны Страг пока не собирался. Не раньше, чем пройдет отпущенная неделя.

Воины некоторое время стояли перед стеной тумана, размышляя, стоит ли нырять в эту белесую неизвестность – слишком опасно. Однако, переглянувшись, они вспомнили выражение лица лорда Шангера, нового правителя княжества Ландор, разъяренного, что невеста сбежала из-под венца. Вернись они сейчас, без девушки, им несдобровать. К тому же желание отомстить за смерть товарищей на поляне было слишком сильным.

Переглянувшись, солдаты двинулись в окутанное туманом пространство. Руку каждого оттягивал обнаженный клинок.

* * *

Страг чувствовал – с этим туманом что-то не так. Камень на груди потеплел. Такого раньше не случалось. К тому же он начал едва заметно светиться.

– Что происходит? – спросила Миранда шепотом. Залитый лунным светом туман оседал на лице капельками влаги. – Боги милосердные, мне кажется, на нас кто-то смотрит!..

Страг жестом велел замолчать. Отбросив со лба прядь волос, Миранда отметила, что ее новый сопровождающий как сжатая пружина – вот-вот сорвется, появись сейчас кто у него на пути. Девушке было не по себе. Казалось, кто-то незримый смотрит на нее поверх натянутого лука. Одно неверное движение, и ей конец. И этому здоровяку с зелеными глазами и уродливыми ушами тоже.

Невдалеке слева кто-то вскрикнул. Страг чутко повернул голову, но все вокруг скрыто туманом.

Девушка хотела было спросить, что это было, но не стала. Не хватало, чтобы этот мужлан заметил ее страх. Он – простолюдин, она – княжеского рода. Нельзя показывать свои чувства, если они вредят репутации и княжескому достоинству.

Еще один короткий крик прозвучал рядом.

Кто-то в тумане убивал их преследователей. Страга это вполне устраивало. Но был и другой момент – его с Мирандой могут запросто убить тоже.

Он дал себе слово избавиться от общества княжны при первой возможности – в провожатые не нанимался.

«Выведу на безопасное место, а дальше пусть топает сама».

Поединщик, крепко держа руку спутницы, двинулся вправо.

Раздался лязг сталкивающихся клинков, оборвался криком. Еще один. Страг подсчитал, что преследователей осталось шестеро.

– Да что происходит, холоп?! – спросила Миранда. – Их там кто-то убивает, да?

– Да, – огрызнулся поединщик. Это барское обращение начинало надоедать. К тому же он всю жизнь провел в цирке, и холопом его никто никогда не звал.

Девушка охнула.

– Да, но кто?

– Откуда мне знать!

– Куда ты меня втащишь? Нам нужно выбираться из этого тумана! Это моя княжеская воля!

Страг едва сдержался, чтоб не сказать, куда эта рыжая может засунуть себе эту княжескую волю. Мало того что спас и рисковал за нее жизнью, так теперь должен выслушивать высокомерные упреки.

– Без тебя разберусь.

– Пока ты «разберешься», нас убьют! Ты обязан меня слушать!

Страг вдруг остановился. Миранда тоже замерла за спиной. Из-за завесы тумана прямо перед ними, шатаясь, вышел воин со стрелой в шее. Он хрипел, тщетно пытался ее вытащить. Кровь заливала на груди кожаный панцирь.

Парень рухнул на колени, опрокинулся на
Страница 6 из 17

бок и больше не двигался.

* * *

Миранда стояла, в ужасе прикрыв рот ладошкой, глаза широко раскрылись. Второй раз за этот вечер кровь и смерть рядом во всех подробностях.

Девушка почувствовала рвотный позыв, но сдержалась – все-таки дочь князя, хоть и покойного, место которого тут же силой занял племянник. Она княжна без наследства. Чувство собственного достоинства заставило взять себя в руки. Тем более рядом мужчина, хоть и простолюдин. Не хватало еще, чтобы счел ее слабой и безвольной.

В детстве ныне покойный – убитый на охоте кабаном – старший брат как-то увидел, что Миранда испугалась и едва не напустила под себя, заметив в своей комнате мышь. Почти год после этого брат донимал насмешками, а иногда и подбрасывал мышей и крыс. Это запомнилось на всю жизнь, и Миранда дала слово, что больше издевательств и насмешек со стороны мужчин не потерпит. Строгость и дистанция – единственная линия поведения, приемлемая с этими самовлюбленными животными. Разве что так вести себя будет муж, но Миранда просила в молитвах, чтобы боги послали такого спутника, который не станет смеяться или притеснять.

Страг кивнул спутнице.

– Пошли:

– Он мертв… ведь так?

– Да нет, просто прилег отдохнуть.

– Перестань издеваться, холоп!

– А ты не говори глупостей, – и добавил презрительно: – Княжна.

* * *

Туман возвышался огромными стенами, которые, казалось, упирались в самое небо. Казалось, они затерялись в лабиринте, где бесконечное множество поворотов и переходов, но напрочь отсутствует выход. Страг потерял счет времени.

Странно, но чутье, благодаря которому он прежде ни разу не терялся в лесу, его теперь подвело. Он не мог даже сориентироваться по обонянию – из тумана со всех сторон шел одинаковый запах влажной земли и леса. Камень на груди оставался теплым и едва заметно светился. Страг пообещал себе выяснить, что это за камешек такой, когда выберется из этого тумана, избавится от девчонки и добудет Золотой Талисман, о котором говорил волшебник. Как его… Глумдар! Главная задача сейчас – остаться в живых.

Внезапно он замер, Миранда, не заметив, налетела на него сзади. Впереди возвышался прямоугольный каменный столб. Страг изумленно взъерошил волосы.

Еще несколько осторожных шагов вперед. Миранда, затаив дыхание, следовала по пятам. Поединщик слышал, как испуганно стучит ее сердце.

Перед ними стоит, врытая в землю, каменная плита-алтарь. Вокруг – широкие, неровно отесанные каменные столбы. Только эти поменьше. На плите лицом вниз лежит здоровяк. Четыре стрелы торчат из спины, одна вонзилась в ногу. Белоснежное оперение еще одной виднеется сзади на шее.

Прямо перед алтарем лежит еще один. Но этот выглядит по-другому – на голову выше воина, что распластался на плите. Светлые волосы разметались по земле. Аристократичное лицо с орлиным носом и заостренными ушами застыло предсмертной маской. В груди торчит рукоять короткого меча, которые поединщик видел у преследователей.

Страг узнал эльфа. Поединщик несколько раз видел их среди зрителей во время цирковых представлений. Но этот выглядит иначе. Кожа бледнее, на лбу сияет татуировка – что-то вроде горизонтальной восьмерки. На нем расписанный рунами кожаный доспех, который не защитил от меча.

– Кто это? – спросила княжна, до той минуты молча смотревшая на камни вокруг.

– Похоже, на твоих преследователей напали эльфы.

В тумане раздался едва слышный шорох. Короткий меч будто сам прыгнул в ладонь поединщика.

Они вышли со всех сторон одновременно. Рослые, на кожаных доспехах светятся руны. Двигались легко и грациозно, точно кошки. Обычный человек не услышал бы их приближения, но Страга выручил превосходный слух.

В руках эльфов – натянутые луки. Они взяли Страга и Миранду на прицел. В проникавшем сквозь туман свете луны зазубренные наконечники стрел выглядели зловеще.

Эльф с серебристыми пластинами на доспехах, в отличие от остальных – видимо, старший, – посмотрел на убитого сородича. Остальные тоже смотрели на труп, на их лицах читались скорбь и гнев. Они обменялись короткими фразами, которых ни Страг, ни Миранда не поняли.

Княжна прежде видела эльфов всего пару раз и очень давно. Ее поражала их красота, однако было в ней что-то нечеловеческое, холодное. Эти заостренные уши, миндалевидные глаза. Нет, с людьми ей намного уютнее, они свои.

– Брось оружие! – велел старший эльф уже на понятном языке. – Или убьем вас обоих.

Страг помедлил, но подчинился.

– Нож бросай тоже.

Поединщик бросил нож на траву рядом с мечом.

– Убить чужаков! – сказал старший эльф на своем языке. Страг немного понимал этот язык: когда-то в цирке был поединщик эльф. Он продержался полгода, пока Блайвор не забил его до смерти на арене. – Наверняка смерть Эрвана – их рук дело. Или их товарищей, что вторглись на нашу землю, клянусь небом и звездами!

Страг понимал, что не успеет убить и одного из этих существ: его и Миранду утыкают стрелами, едва он шевельнется, и сделают это с радостью. Но сдаваться просто так не собирался.

На лбах всех пятерых он заметил такую же горизонтально восьмерку, как у убитого. Она вспыхнула ярче у эльфа, который отдал приказ. Его соратники натянули тетиву. В тот же миг на груди поединщика засветился подаренный матерью камень.

Старший вскинул ладонь.

– Стойте! Клянусь небом и звездами – неужели у него?..

Опустив луки, воины смотрели, как вожак подошел к человеку, что закрывал собой рыжеволосую женщину. Протянув руку, вожак раздвинул края куртки и коснулся камня. Под пальцами проступила горизонтальная восьмерка.

– Магический камень эльфов, – произнес он и посмотрел в глаза поединщика. Дальше он снова перешел на язык людей этой части мира: – Это же леомун! Духи небес, тебе повезло. Пока не выясним, кто ты и где взял камень, придется оставить вас в живых! Идите за нами.

Миранда испустила вздох облегчения.

Эльф одарил Страга хмурым взглядом.

– Если окажется, что ради леомуна ты убил эльфа, легкой смерти не жди.

Глава 4

Их снова вели сквозь туман. Перед собой Страг видел спины воинов, у каждого на плечах перевязь с мечом, чтобы сразу удобно выхватывать. Рукояти рифленые – скользить в ладонях не будут. Позади, стоило оглянуться, тоже шли эльфы. Лица хмурые, не спускают глаз с него и княжны.

Портал – среди каменных столбов, где лежал их убитый сородич, – остался позади. Годвир – вожак заградительного отряда – и его воины провели через него пленников. Где они теперь оказались, Страг не знал – вокруг тоже туман, снова пахнет лесом, под ногами хруст упавших веток.

Миранда идет рядом, стараясь не показать свой страх. К тому же княжна уже порядком устала – лицо бледное, в глазах налились кровью прожилки. Идет медленно, но соответствуя высокому статусу княжны – изо всех сил делает вид, что еще полна сил и может вот так идти всю ночь. Да и этот холоп Страг не должен видеть ее страх и усталость.

Вскоре эльфы остановились. Туман редеет, вокруг просматриваются деревья, кусты, зеленые пятна ковра из травы. На мгновение Страг подумал: а не хотят ли эти парни их сейчас зарубить – это проще, чем вести в селение. Однако вожак этого маленького отряда вытащил из-за пазухи два шелковых мешочка.

– Наденьте. Вы не должны видеть дорогу.

– А если
Страница 7 из 17

откажемся? – буркнул Страг.

– Тогда убьем прямо здесь. А твой леомун передадим старейшинам. Вместе с твоей головой!

Один из эльфов вышел вперед. Он не сводит со Страга взгляд, пальцы поглаживают на поясе рукоять меча. От взгляда его хмурых зеленых глаз на миг сделалось неуютно. Этот здоровяк с перебитым и сросшимся носом ему неприятен. Его уши напоминают эльфийские, да, но до красоты эльфов ему далеко.

– Может, так и поступим, Годвир? – Его миндалевидные глаза прищурились. – Он же с теми, кто убил Эрвана. И эта девчонка тоже. Напрасно мы ведем их в селение, клянусь небом и звездами!

Взгляд Страга полыхнул возмущением.

– С теми, кто убил того эльфа, мы по разные стороны. Его крови на мне нет, гвоздь мне в пятку!

Вожак смотрел на него, размышляя. Страг выдержал этот высокомерно-оценивающий взгляд.

– Убил он Эрвана или нет, – сказал Годвир наконец, – мы это выясним. Пусть решают старейшины, Кайг. К тому же если у него леомун, то, возможно, он друг. А друзей эльфы не убивают.

– Надень этот мешок, холоп, – мягко велела, почти что попросила Миранда. – Если ты готов красиво погибнуть в бою, то я нет. Я велю тебе слушать меня. – В голосе угадывалась дрожь, хоть она и тщательно старалась это скрыть. – Сейчас не время для упорства.

– Послушай женщину, – усмехнулся Кайг. – Она дело говорит.

Страг поморщился, но принял из рук эльфа мешочек и надел на голову.

– Слово чести, что не стану смотреть, куда вы нас ведете, – сказал он. – Если кто попробует завязать этот мешок у меня на шее, тому я шею сверну!

Миранда быстро посмотрела на эльфов, потом на Страга. Годвир нехотя кивнул.

– Да будет так, человек. Мы верим тебе на слово.

Кайг посмотрел на старшего с несогласием, но тот спокойно встретил его взгляд.

Миранда последовала примеру спутника. Завязывать мешок на шее тоже не стала, чтобы не унижать свое княжеское достоинство.

* * *

Они шли еще некоторое время. Страг не мог видеть местность, но по запахам догадался, что – среди леса. Ушей Страга вдруг коснулся топот. Звук нарастал, приближался. Его захлестнула тревога, он быстро сорвал с головы мешок. Миранда сделала то же самое. Княжна внешне старалась сохранять спокойствие, но Страг видел – у нее трясутся поджилки.

В руках эльфов заблестели мечи. Они обеспокоенно переглядывались. Рев повторился.

Через залитый луной лес ломилось нечто огромное. Скрытый туманом зверь несся в их сторону – Страг не был уверен, наскочит оно прямиком на них или промчится стороной.

Рев раздался такой, что заложило уши.

Топот становился ближе и громче. Что-то громко треснуло. Животное налетело на дерево, понял Страг. Миранда вздрогнула. Топот возобновился, зверь побежал дальше. Прямо на них.

Он выметнулся на открытое пространство, с треском ломая кустарник и молодые деревца. Зверь громадный – ростом с человека. Массивное туловище блестит чешуей. Четыре мощных лапы. Голова наклонена к земле, с каждой стороны мощный рог, которым можно пробить насквозь быка. Красно-желтые глаза яростно сверкают.

Зверь снова взревел, огромное тело метнулось вперед. Эльфы бросились врассыпную, избегая мощных лап и рогатой головы. Миранда с криком побежала прочь.

– Назад! – крикнул Страг, но девушка даже не обернулась.

Поединщик кинулся вдогонку. Пробежал совсем немного, но тут земля позади задрожала. Мельком увидев живую громаду с огромными зубами, он кувырком ушел в сторону. Зверь пронесся мимо.

Миранда забежала в рощу. Зверь издал голодный рев. Остановился, пытаясь определить, где спряталась добыча. Зарычал тише, двинулся вперед, нюхая раскрашенный светом луны воздух.

Рядом столбом застыл один из эльфов, самый молодой. Судя по трясущимся рукам и шоку на лице, мало что повидавший, на службе совсем недавно. Они все стояли, будто ничего не собирались предпринимать. Страг раньше много раз видел подобный ступор – в него впадали охваченные страхом новички на арене.

Выхватив меч у недотепы-эльфа, он бросился на помощь княжне.

Воспользовавшись, что зверь перешел на шаг и теперь идет, принюхиваясь и высматривая, Страг обогнал его по дуге и оказался в роще первым.

– Миранда!

– Я здесь!

Ноги сами понесли Страга на голос. Как со дна колодца доносились голоса эльфов, но Страг их едва слышал. Он изо всех сил высматривал девушку. Рядом, за деревьями, с рычанием рыскал зверь.

От широкого дуба впереди отделился женский силуэт.

Раздался громоподобный рев. Сквозь деревья проломилась громадная туша зверя. Миранда закричала – и замерла от ужаса, не в силах пошевелиться.

Поединщик бросился вперед, прямо между зверем и девушкой. Упал спиной на траву, выставив и крепко держа над собой меч. Громадная туша с четырьмя лапами и хвостом пронеслась прямо над ним, лишь чудом не затоптав. Клинок вспорол белесое брюхо. Страгу едва не вырвало руки, но за меч он держался до последнего.

Зверь бежал дальше, клинок увяз в его окровавленных кишках. Он вдруг резко замедлил ход и, сделав несколько неуклюжих шагов, рухнул на траву, загоняя меч глубже в себя.

Всклокоченный Страг поднялся. Медленно подошел, с трудом двигая свинцовые от усталости ноги. Рука выдернула окровавленный меч. Острый клинок рассек воздух, рогатая голова отделилась от туловища и откатилась по траве.

* * *

Где-то рядом заржал конь. На поляну из рощицы выехали эльфы. Но не те, что вели их с Мирандой под конвоем.

Лошади под ними крупные, ухоженные. Страг рассмотрел их как следует. Тот, что впереди, явно главный. Лицо властное, хоть и с виду немногим за двадцать. Орлиный нос, серые, как весенний лед, глаза. С плеч спадает расшитый золотом плащ. Одной рукой он держал поводья, другой – небольшой заряженный арбалет. Наметанный глаз Страга сразу определил лорда. Свита из семи эльфов держалась позади, в руках тоже готовые к стрельбе арбалеты.

– Кто посмел убить гиорта, в которого я хотел пустить стрелу лично? – вопросил эльф.

Он холодно оглядел собравшихся. Взгляд уперся в Страга, скользнул по испачканной кровью куртке, мечу в руке. Обратил внимание на стоявшую рядом Миранду. Рыжие волосы девушки разметались по плечам, на платье кое-где налипли травинки.

Вперед выступил Годвир.

– Простите, ваша светлость! Гиорта убили случайно. Мы не собирались мешать охоте!

Принц посмотрел на Страга.

– Годвир, почему ты ведешь по нашим землям людей?

Эльфы заградотряда переглянулись. Поединщик сделал шаг вперед. Миранда держалась рядом. Испуг сошел с лица, она вновь стала княжной, властной и уверенной в себе. Но, понимая, что сейчас властность лучше не выказывать, предпочла промолчать.

– Твой зверь встал поперек дороги, – сказал Страг громко, так, что все повернулись к нему. – Пришлось зарубить.

Высокомерный эльф спешился.

– Почему у пленника меч?

– Ваше высочество… – начал Годвир.

Тот жестом велел замолчать. Подошел ближе и теперь с интересом рассматривал Страга.

– Ты сумел в одиночку убить гиорта. Похвально. – Эльф указал на леомун. – Откуда у тебя это?

– Ты принц, да? – спросил Страг вместо ответа.

– Это его высочество Келприд, ничтожный червь! – с жаром проговорил Годвир. – Упади перед ним на колени!

Глядя на принца, Страг саркастически улыбнулся, но встать на колени и не подумал.

– Так где ты взял леомун… мм… как
Страница 8 из 17

тебя?

– Страг. И меня ведут к вашим старейшинам. Им я ответить обязан. А тебе – нет. Надоело отвечать каждому любопытному.

Миранда метнула в спутника испепеляющий взгляд, мол, какого черта, из-за тебя нас, чего доброго, убьют прямо здесь!

Эльфы притихли от такой наглости. Трое потащили из ножен мечи.

Губы Келприда раздвинулись в холодной улыбке. Однако принц поднял руку, призывая поданных остановиться.

– Решим дело поединком, – предложил он. – Ты сражаешься с двумя моими воинами. Положишь их – против тебя выйду я. Победишь меня – даю слово, тебя отпустят. Если выиграю я, ты мой раб до конца жизни. Согласен?

Страг смотрел на принца, словно пытаясь прочесть его мысли. Перспектива драться с хорошо подготовленными эльфами не радовала никак. Это отличный способ расправиться с ним, не приводя к старейшинам в этом их тайном селении. К тому же тогда этот чертов принц заберет подаренный матерью камень, который они все называют леомун. Нет уж, черта с два, подумал Страг. Он вспомнил, что в его крови плещется яд, постепенно выжигая все: если не отыскать Талисман, так и так жить всего неделю. Однако по сути выбора нет. Легче драться с тремя, чем противостоять всем эльфам, кто сейчас вокруг. Им только дай повод. Поединщик кивнул.

– Выбирай двоих.

Келприд улыбнулся. Принцу не хотелось отдавать приказ просто застрелить этого человека из арбалетов. Поединок всегда изящнее. К тому же это шанс для его личной свиты показать эльфам заградотряда свое превосходство.

* * *

Вперед вышли два эльфа. Один высокий. Светлые волосы изящно удерживаются у плеч заколками. Вроде бы по-женски, но, если присмотреться к суровому лицу, широким плечам и рукам со сбитыми костяшками, понимаешь, что заколки на волосах всего лишь прихоть. На самом деле это опытный и умелый боец.

Второй полнее и ниже ростом. Выглядит добродушным простаком. На губах беспечная улыбка, будто драться на смерть для него все равно что развеять скуку. Волосы короткие. Нос картошкой перебит. Рана почти свежая, значит, дрался недавно и, скорее всего, с кем-то из своих, предположил Страг. В бою, когда войско на войско, редко доходит до длинных рукопашных поединков. Там идут в ход стрелы, мечи или копья.

За рост и телосложение Страг назвал для себя первого эльфа Кузнечик. Второго – Медведко. Оба в зеленых маскировочных плащах поверх легких кольчуг.

Они положили арбалеты на землю, оставив на поясе меч и кинжал. У Страга в руках – только испачканный кровью клинок.

После расправы с гиортом поединщик чувствовал усталость, во рту было сухо, будто там вовсю палило солнце. Страг сделал глоток из фляжки, что дал волшебник. Целебный отвар окатил рот горечью, но поединщик ощутил прилив сил.

Тронув его за локоть, Миранда указала вперед. Из-за спин воинов вышла закутанная в плащ неприметная фигура.

«Маг, – предположил он, чувствуя укол внутри, – значит, поединок все же честным не будет».

Страг посмотрел на принца, Кузнечика и Медведко. Остальные расступились, образуя широкий круг для боя.

Но все это было зря. Маг начертил в воздухе один за другим два символа, и лес вокруг них пропал.

Все вокруг поменялось. Поединщик обнаружил себя на деревянном мосту. Пальцы судорожно вцепились в перила. Он разжал их и огляделся.

Снизу шумит река, рядом до самого неба возвышаются горы. На пиках догорают вишневые отблески заката. Рядом на высоте моста – дом на сваях. Принц эльфов сидит на резном деревянном троне в беседке у дома. Маг с ним рядом, лицо скрывает капюшон.

На скамейке возле них сидит девушка в цветном халате. Пальцы бегают по отверстиям поднесенной ко рту свирели. Над водой несется мелодичный звук, как бы смягчая ее шум и нежно с ним переплетаясь. Миранда – рядом с принцем, а остальные эльфы поодаль на берегу, возле бамбуковых строений рыбацкой деревушки.

«Никогда еще не дрался под музыку», – подумал Страг с мрачной иронией. Все происходящее выглядело странным спектаклем.

На другом конце дощатого моста он увидел Кузнечика. Тут в ряд могли пройти трое, места для боя достаточно. Страг понимал, что это морок. Оставалось неясным, ради чего это все. Разве не легче подраться в лесу, где они были сначала? Без мага и этой, пусть и красивой, иллюзии?

Келприд хлопнул в ладоши, и Кузнечик двинулся вперед, со стуком шагая по доскам моста.

Глава 5

Когда Страг впервые подрался, ему было пять лет. Тогда ему дали обжаренную куриную ногу, но запах мяса учуял щенок и попытался отобрать.

Сначала мальчик испугался. Стоявшие рядом Ковмак и Эрих с интересом наблюдали, как пятилетний мальчишка сначала неуклюже закрывается от собаки, что с рычанием старается вырвать курятину. Но потом трусость уступила место злости. Мальчик стал неуклюже бить щенка по морде, а когда тот укусил за руку, отбежал. Подобрав с земли камень, он изо всех сил бросил в четвероногого обидчика.

Страг промахнулся, камень шлепнулся рядом. Но щенка убрал Ковмак. Он увидел в мальчишке бойца, в груди шевельнулось удовлетворение – не зря спас от смерти. Забрав куриную ногу, Ковмак бросил ее собаке. Страгу принес ломоть мяса побольше. Лицо и руки мальчика были в царапинах, но глаза удовлетворенно светились.

Воспоминания промелькнули перед Страгом за секунду, и тут же Кузнечик атаковал. Поединщик ушел от удара ногой, провалил прямой кулаком. Первые несколько секунд он изучал стиль противника. Кузнечик лихо бил ногами – с разворота, с боку, махами снизу вверх, при этом издавая боевой клич. Вместо кулаков бил ребром ладони, использовал тычки пальцами. Однако Страг все это легко проваливал. По сравнению с противниками, которых он «укладывал» в цирке на представлениях, эльф выглядел просто танцором.

Выждав, пока Кузнечик нанесет очередной красивый, но непрактичный удар, Страг увернулся, зашел с боку. Левая рука врезалась в корпус, кулак правой угодил Кузнечику в лицо. Эльф упал, из носа текла кровь.

Он сделал попытку подняться, но Страг ногой сбил неудавшегося противника обратно на доски моста и ударил еще пару раз. Больше тот не вставал.

– Неплохо, хоть и грубовато, – произнес Келприд.

Маг стоял рядом, все так же неподвижно. Девушка отняла от губ свирель, и из звуков остался только шум бегущей внизу под мостом воды.

– Следующий бой! – произнес принц.

Маг вновь начертал в воздухе символы. Страг моргнул. Когда он разомкнул веки, вокруг белел… заснеженный лес. Было зябко, но не слишком. Потертая куртка из кожи не давала замерзнуть.

Келприд сидит поодаль на резном троне из дерева. Маг стоит рядом с ним, как верный пес. Сидевшая там же Миранда устремила глаза на Страга. Взгляд княжны уверенный, видимо, в его победе не сомневается. Остальные эльфы расположились поодаль. Поединщик заметил на их лицах недовольство, видимо, потому, что он уже уработал Кузнечика. Да и победа далась легко. Однако расслабляться не следует.

Приземистый и широкий в плечах Медведко стоял напротив Страга, в той же одежде, в какой тот его увидел в первый раз в лесу, – штаны из зеленой ткани, кольчуга поверх рубашки из кожи. Сверху – зеленый плащ. В лесу зеленая одежда помогает маскироваться. Но это в настоящем лесу. А эти заснеженные деревья вокруг тоже иллюзия. Страг это чувствовал, как бы глаза ни старались убедить в обратном.

Медведко
Страница 9 из 17

приблизился шагов на десять, резко прыгнул вперед. Он вмиг оказался рядом. Поединщик увернулся от удара правой, но попал под кулак. Ударил в ответ, почти не глядя. У эльфа под глазом теперь алеет кровоподтек, быстро налился сине-черным. Отойдя на пару шагов, он мощно ударил с разворота ногой, но удар не достиг цели.

Оба бойца выглядели крепкими, примерно одного роста. Медведко не стоит на месте, словно пытаясь ввести противника в заблуждение, не дать предугадать следующую атаку. Страг пытается двигаться в такт, но постоянно сбивается.

Поединщик шагнул ближе, дождался, пока эльф «раскроется». Тут же ударил апперкотом. Послышался хруст, Медведко выплюнул крошки разбитых зубов.

Бросившись к Страгу, обхватил руками и принялся сдавливать. Поединщик боднул его в лицо. Высвободил руку, ухватил эльфа за затылок. Удар головой теперь был сильнее. Медведко разжал захват, отшатнулся. Нос напоминал разбитую сливу, губы кровоточили.

Страг ударил его в зубы. Затем снова блокировал встречный удар. Ладони поединщика с силой обрушились противнику на уши. Перед Страгом уже стояло фактически чучело – оглушенный Медведко больше не нападал.

От удара ногой с разворота эльф отлетел в белевший рядом сугроб. Вылез облепленный снегом, тяжело ловя ртом воздух, и сел, не в силах подняться.

Келприд поморщился и поднялся с резного трона.

– Ты неплохо дрался, человек, – сказал он. – Увы, боевые навыки моих воинов оставляют желать лучшего.

Принц хлопнул в ладоши. Маг снова начертал что-то в воздухе, и Страг ощутил на лице теплый ветерок, ушей коснулся шум прибоя.

Поединщик огляделся. Над водой с криками летают чайки. Волны разбиваются о валуны, на песчаный берег летят брызги. Рядом белеет башня маяка. Над морем зависло наполовину погруженное в воду багровое солнце.

Келприд стоял в нескольких шагах от поединщика. На нем легкая рубаха и свободные штаны изумрудного цвета. На груди под рубахой – шнурок, но что там, не видно. Страг решил, что это талисман. Восстанавливающий силы или защищающий от опасного заклинания. А может, портрет возлюбленной. Но почему-то в последнее верилось с трудом.

Поединщик машинально нащупал на груди подаренный матерью камень.

Страг сосредоточился на поединке. Глаза застилала усталость – он всю ночь провел на ногах. Он понятия не имел, для чего нужны все эти смены декораций, зачем одно место для боя сменяется другим. Он предпочел бы драться прямо там, в ночном лесу, где, к слову, скоро уже должно рассвести.

Миранда теперь сидела на табурете одна, рядом с ней маг, что производит смену мест боя. Он так ни разу и не снял капюшон. Остальные поодаль, притихли в ожидании. Этот поединок должен решить все.

* * *

С первого же удара Страг понял, что легко не отделается. Келприд обладал неимоверной силой, хотя худого телосложения и мускулатурой не выделялся. Первым же ударом он сбил поединщика с ног. Миранда тихонько ахнула.

Страг поднялся. Принял стойку, чуть выждал. Принц играючи провалил его нападение, кулак прыгнул вперед. В зубы Страга врезалось тяжелое. Вторым ударом его отбросило назад. Подсечка. Земля вдруг оказалась совсем близко, ударила по спине и плечам. Напоследок дала пинка под зад.

Он поднялся, и тут случилось невероятное. От Келприда отделился слабо различимый силуэт. Поединщик сначала решил, что показалось.

Силуэт тут же оказался рядом и обхватил парня со всех сторон. Страг тщетно сопротивлялся его железным объятиям. Наконец хватка разжалась, странная тень отпустила. Поединщик заметил только смазанное движение – тень вновь схватила его, играючи приподняла на высоту человеческого роста и бросила на землю.

Эльфы затаили дыхание. Миранда нервно кусала губы – со стороны Страга поднимало и бросало что-то невидимое. Это добавляло бою остроты и вселяло в княжну страх.

Поединщик поднялся. Дыхание тяжелое, в груди будто кипит смола. Тень куда-то пропала. Поединщик бросился на Келприда.

В ответ принц обрушил удары – один за другим, одиночные, серии. Бил руками и ногами. К разбитым губам Страга добавился нос, противно ныла челюсть, под глазом темнел кровоподтек. Келприд бил столь быстро, что Страг не успевал блокировать. Его навыки против принца не работали, словно он не был одним из лучших поединщиков в цирке, который уделывал противников выше и крупнее себя.

Тело весило целую тонну. Все вокруг качается и кружится, Страгу казалось, что он на лодке посреди шторма. Он из последних сил заставлял себя стоять на ногах. В голове билась мысль: Келприду кто-то помогает! Либо маг, либо…

От неожиданности он замер, едва не пропустив прямой в лицо. Шнурок у него на шее! Там, скорее всего, амулет силы и неуязвимости. А никакой не портрет возлюбленной.

Келприд атаковал резко, напористо. Видимо, решил с ним покончить. Страг нырнул под атакующую руку. Ладонь метнулась к груди оппонента, пальцы нащупали под рубахой угловатое и твердое. Поединщик с треском сорвал амулет, оторвав и лоскут рубахи. Ромбовидный камень вспыхнул у него в кулаке. Тотчас он почувствовал прилив сил, руки перестали дрожать, плечи распрямились.

Принц поменялся в лице, но кулаки и ноги Страга уже действовали будто сами по себе. Изумленные зрители видели только его смазанные движения и как отшатывался от ударов принц, не успевая блокировать. Грудь поединщику жгли два амулета – его собственный и трофейный. Похоже, силы двух волшебных камней слились воедино. Это оказалось весьма кстати.

Подойдя к измотанному принцу с рассеченной бровью, Страг резко присел и с разворота подсек. Противник рухнул. Страг опустился возле него. Занес кулак для финального удара.

«Не утрать я амулет, то бился бы до последнего» – это Страг прочел у Келприда в полных ненависти глазах. Поединщик опустил руку и встал.

– Бой окончен, гвоздь мне в пятку.

Отобранный амулет упал в снег рядом с щекой принца.

Прилив сил от волшебного камня был такой, что Страг уже не чувствовал сонливости. Поединщик моргнул и увидел, что вокруг снова лес. Маг перестал творить иллюзии, похоже, признанные сбить Страга с толку и заставить проиграть. В реальном мире уже рассвело, пробудились и начали заливаться трелями птицы. Ветви деревьев покачивались от ветерка, сквозь них просвечивало солнце. В ноздри ударил насыщенный запах хвои.

– Ну что, ведите к своим старейшинам, – буркнул Страг.

Эльфы стояли, не двигаясь и глядя ему за спину.

– Ты оскорбил меня снисхождением, человек.

Страг обернулся. Келприд отряхнул кольчугу, рука смахнула травинки со штанов.

Он поколебался, потом поднял на Страга глаза.

– Однако я дал слово. Поэтому ты свободен. И твоя женщина тоже.

– Я не его женщина! – надменно сказала княжна и не спеша, с достоинством подошла к поединщику.

– Если рассчитываешь, что я отдам свой камень, – сказал поединщик, – то зря.

– Оставь себе. Если ты добыл леомун неправедным путем, добра он не принесет.

– Как нам выйти с ваших заколдованных земель?

– Леомун, – сказал Келприд, – укажет дорогу.

Он коснулся амулета на груди поединщика, словно отдавая леомуну распоряжение, и камень послушно засиял. Но что-то в улыбке принца казалось подозрительным.

Глава 6

Туман вместе с эльфами остался позади. Страг и Миранда шли через лес, наслаждаясь утренним
Страница 10 из 17

воздухом. Деревья вокруг массивные, пятеро не обхватят. Они расступаются, давая дорогу, смыкаются за спиной, провожают взглядами из-под ветвей. В воздухе раздаются птичьи голоса – поют, чирикают, заливаются мелодичной трелью.

Склон великой горы Долгон заставлял идти едва заметно вверх. Так можно идти днями, а если от основания, то и неделями. И все будет казаться, что движешься по прямой – настолько Гора огромна. Подкидыш раньше об этом не задумывался. Многие в королевстве Хеймдар, где гастролировал цирк Ковмака, и не знали, что живут на склоне великой Горы. Пределы королевства покидают единицы, большинство рождается и умирает, прожив отмеренное, не видя, как живут на соседних землях.

Поединщик то и дело поглядывал на горизонт. Там, скрытая облаками, виднелась вершина. Он подумал, что оттуда все города и села вокруг, должно быть, выглядят крошечными, а их жители – муравьями. Однако поединщика это не останавливало. Чтобы достать противоядие, он был готов залезть на любую гору, спуститься в любой провал, пусть тот и ведет в преисподнюю. Чтобы выжить, он был готов на все. Это казалось странным – смерть в бою его не пугала. Но умирать вот так, от яда, он не хотел.

Страг уже некоторое время ощущал голод, но мог бы потерпеть, если бы не спутница. Миранда идет бледная, глаза норовят закрыться. Усталость коварно пытается сбить с ног, но девушка упорно сопротивляется.

– Хватит, – сказал он, озираясь, – устроим привал.

Этих мест он не узнавал, хотя объездил весь Хеймдар вдоль и поперек. Должно быть, леомун вывел их из закрытого мира эльфов намного дальше, чем то место с туманом, где был входной портал. Это было только на руку.

Страг взял Миранду за руку, но та вырвала из его пальцев ладонь и обожгла его высокомерным взглядом. Страг махнул рукой, давая понять, что нужно сойти с тропы, и двинулся в заросли. Княжна вяло отправилась следом.

Поединщик продирался сквозь заросли впереди, иногда ломился через кусты. Девушка тащилась позади. Он мельком заметил огромный, вросший в землю камень. Из-под покрывавших его вьюнков и мха на поверхности виднелись какие-то руны. Но поединщик прочесть их не мог.

Заросли кончились, Страг вышел на открытое пространство. Всюду под ногами еще влажная от росы трава. У дальнего дерева журчит ручеек.

Подойдя и опустившись на колено, поединщик принялся жадно пить с обеих ладоней. Плеснул немного в лицо – это освежило. Пригладил мокрыми руками короткие растрепанные волосы.

Миранда попила совсем чуть-чуть. Ей хотелось одного – уснуть прямо здесь, словно это не трава в лесу, а перина в замке, куда сможет вернуться еще не скоро. Если вообще сможет… Надо решить, что делать дальше. Как свершить месть так, чтобы не оскорбить богов…

– Ты так и не сказал, куда держишь путь, холоп. – Девушка посмотрела на спутника. После того как он отбился от трех эльфов, чем вновь спас ее жизнь, княжна стала проявлять чуть больше уважения. – Не может быть, чтобы ты бродил бесцельно. Ты – беглый? Кто твой хозяин?

Страг подавил рвущуюся наружу злость – ишь, приняла за беглого раба! Разве у меня на лбу клеймо?! Дура, хоть и княжеского роду. Но потом решил, черт с ней, гвоздь мне в пятку! Женщина все-таки, какой с нее спрос. В конце концов, пока что идем вместе. Он указал на затянутый облаками горизонт.

– Мне надо на вершину Долгона. Очень скоро туда упадет нечто. Мне нужно это подобрать.

Девушка посмотрела с недоверием.

– Как это – упадет? Магическое, что ли?

Поединщик подумал: какого черта? Пусть знает. В его положении неплохо иметь рядом кого-то, кто сможет помочь, если возникнет необходимость. Хоть подаст фляжку с лечебным отваром, если что.

Он рассказал про яд и показал заживший порез на ладони. Рассказал про Золотой Талисман.

Княжна покачала головой.

– Сочувствую тебе, – сказала она. – Уверена, ты преуспеешь, хоть и неблагородного происхождения.

– Разве преуспевают только благородные? – огрызнулся он.

– А как же. Крестьянам только бы вспахать свое поле, поесть да напиться в стельку. Холопы живут одним днем. Склонять голову перед превратностями судьбы – у них в крови. Но ты молодец, что не сдаешься. Боги благоволят к несправедливо обиженным!

Поединщик промолчал. Что-то его удержало, и он не сказал, что он несправедливо обижен как раз благодаря богам.

– Я хочу отомстить за Бармиса, холоп, – сказала Миранда твердо. – Ты должен мне помочь!

– Хватит называть меня так, – огрызнулся поединщик. – Мы не в твоем дворце!

Княжна его проигнорировала.

– Ты должен мне помочь с помощью этого твоего Талисмана. Дама, тем более княжеского рода, просит о помощи! Ты не можешь отказать!

Страг не ответил. На лице ясно написано, что он думает по этому поводу.

– Они убили единственного дорогого мне человека! Сами боги велят отомстить!

– А я думал, боги велят всем друг друга прощать. Подставлять сначала щеку, а потом и другие места, – сказал Страг с сарказмом.

Миранда поджала губы.

– Мое право мести священно, холоп! – произнесла девушка высокомерно, глаза сверкнули решимостью. – Ты поможешь или нет?

– Если возьму тебя с собой, ты станешь делать то, что я говорю. Не будешь донимать вопросами и спорить.

Миранда, помедлив, кивнула.

– Не будешь постоянно тыкать, что ты княжна.

– А ты, когда добудешь Талисман, вернешься со мной в замок, и мы свершим месть!

– Заметано.

Девушка вяло улыбнулась. Страг заметил, что даже это получилось у нее иначе, чем у простых девушек, которых он знал: кухарок, ткачих и прочих крестьянок. Миранда, даже усталая, сохраняла надменные облик и взгляд.

– А теперь не знаю, как ты, – сказала она, – а мне нужно поспать.

Страг помедлил, но потом подстелил свою куртку, и Миранда тотчас уснула, повернувшись на бок и подтянув ноги к животу.

«Хоть и высокомерная, – подумал поединщик, но все-таки женщина. Им нужен комфорт. Лучше выспится, меньше будет бурчать и вкуснее приготовит еду».

Достав из кармана три металлических шарика, он принялся крутить в ладони и размышлять. Как быть дальше? Он пообещал взять ее с собой. Но мало ли что пообещал женщине!

В мысли закрались сомнения. Одному до вершины Горы намного быстрее и легче. Так что же делать? Вывести Миранду из леса в какой-нибудь город? Хотя поиск города тоже потребует времени, а терять его сейчас он не мог… Похоже, все-таки придется идти с ней. Но она может еще десять раз передумать – женщины часто говорят одно, думают другое, а делают третье. Поэтому Страг предпочел бы идти один либо в компании мужика. Женщины – существа непостоянные. С ними надо настороже, у них вечно меняется настроение. Да и передумывают частенько. Спутники из них ненадежные. Если только княжна сама не захочет уйти, взяв на себя все вытекающие последствия и риски. Что вряд ли.

Размышления завели Страга в тупик. Убрав шарики обратно в карман, он глянул на спящую девушку и отправился в чащу добыть дичь.

Голод усилился, да и княжне не помешает еда, когда проснется.

Внезапно поединщик споткнулся, не дойдя до деревьев, хотя земля под ногами была ровная, как стол. Он только сейчас обратил внимание на шум в висках. Его снова охватывал жар. Видимо, после того как в Страга влилась двойная порция энергии из амулетов, он под эйфорией не заметил, что симптомы отравления
Страница 11 из 17

вернулись.

Жар пока что легкий, но скоро усилится. Поединщик достал из-под рубахи бутылочку с отваром волшебника, потряс, но она была пуста. В прошлый раз – Страг отлично помнил! – еще оставалось на пару глотков. Какого черта?!

В памяти всплыла странная улыбка эльфийского принца. Маг, что был с Келпридом, наколдовал, и зелье исчезло. Другого объяснения быть не может!

«Все-таки отомстил за проигрыш, гвоздь мне в пятку!»

Единственный выход – сварить зелье самому. Чем скорее, тем лучше.

* * *

Поединщик примерно знал, о какой траве говорил чародей: с красно-голубыми цветами, на листьях – желтые узоры. Собирать ту, что растет в тени. Это растение называют Сигизмундова трава. Откуда такое название, он не знал. Зато помнил, что отвар возвращает к жизни смертельно больных, умирающих от ран или самых сильных ядов. Про цветок и как приготовить лекарство Страгу рассказал старик, которого он спас в одной из богатых усадеб.

В тот раз хозяйская стража, развлекаясь, спустила на старика собак. После вмешательства Страга воины недосчитались зубов, а самому назойливому он сломал руку. Старика звали Хавдрий, и хозяин велел оставить его в покое. Провинившихся воинов послал чистить свинарник. Но и Ковмаку велел убрать свой «собачий цирк» прочь с его земли.

Ковмак оставил цирк на ночлег недалеко от усадьбы. Страга тихонько разыскал спасенный им старик. В благодарность поведал про Сигизмундову траву. Хавдрий сказал, что ушел из усадьбы, где был плотником. Но так же сведущ в целебных травах.

«Лучше умереть голодной смертью в лесу, – сказал он, – чем тебя скормят псам».

Красно-голубые цветы и желтые узоры на листьях… Страг принялся высматривать под ногами и вокруг в траве и кустах нужное растение. Тут есть все, что угодно: желтеет чистотел, алеют ягоды земляники, разросся лопух с широкими листьями и еще какая-то трава. Но той, что нужно, нигде нет.

Солнце тем временем поднималось все выше. Воздух погрелся. У Страга усиливался жар.

«Неужели яд со временем действует быстрее? А если не успею сварить зелье? Что тогда?!»

Сигизмундова трава… Сигизмундова трава… Тело затопила болезненная слабость, он ощутил головокружение. Только бы успеть, лихорадочно думал он, съем эту траву сырой, без отвара!

Поединщик упорно не хотел сдаваться. В обморок падать не имел права, ведь на лесной прогалине ждет княжна. К тому же она спит, а значит, беззащитна… Как он вообще мог уйти, не разбудив ее?!

Страг уже лежал на траве, солнце заслоняют раскидистые ветви. Его бросает то в жар, то в холод. Сердце стучит так, что грудь едва не разрывается.

Поединщика поглотило забытье. Когда над ним склонился смутно различимый силуэт, промелькнула мысль: «Вот и моя смерть».

* * *

В рот влили горячее и обжигающее. Проглотив и едва не поперхнувшись, Страг снова уснул.

Когда проснулся, то почувствовал, что слабость отступила. Где-то рядом успокаивающе журчал ручей.

Он открыл глаза и сел. Солнце было уже высоко, он заслонил рукой глаза. Когда они привыкли, поединщик осмотрелся. Кто-то заботливо положил его на подстилку из прутьев и травы у деревянного шалаша. Полог из шкур оказался приоткрыт. Над костром кипит котелок, Страг чувствовал знакомый горький запах. Он нашел в себе силы подползти ближе.

За спиной хрустнула ветка.

– Сигизмундова трава. Горькая, зараза, но на ноги поставит любого.

Страг сделал усилие, встал и обернулся. У сосны стоял старик. Черная с сединой борода практически до глаз, так что лицо выглядит отталкивающе. Он бросил возле костра охапку хвороста.

– Тебе повезло. Правда, эта трава помогает лишь временно.

Голос казался Страгу знакомым. Он как следует всмотрелся.

– Дед Хавдрий? Ты, что ли?

Старик прищурился. Он где-то уже видел этого здоровяка с перебитым носом и проникающими в самое сердце зелеными глазами. Глядя на его уши, можно было подумать, что один из его родителей – эльф.

– Ты – тот парень, что спас меня от псов.

– Страг. Это мое имя, дед Хавдрий. Как ты здесь оказался?

Старик присел возле котелка, взял лежавший рядом деревянный ковшик. Зачерпнув кипящего отвара, протянул поединщику.

– Выпей еще.

Поединщик послушался. Чуть выждал, пока остыло. Остатки пришлось выплюнуть – горчило в этот раз много сильнее. Старик протянул ломоть хлеба и луковицу.

– Ты меня спас, старик, – сказал Страг, принимаясь за еду, – но как ты узнал, что мне нужно?

– Ты все время бубнил: «Сигизмундова трава, Сигизмундова трава». Я держу ее засушенной вместе с прочими.

– Спасибо, дед Хавдрий.

– Просто Хавдр. Не люблю, когда называют дедом или стариком.

– Как скажешь. – Страг закинул в рот остатки луковицы, и лук захрустел на крепких зубах. Повернувшись к ручью, он зачерпнул ковшиком воду и принялся запивать. – Как ты тут оказался?

– Помнишь, я приходил к тебе в цирк?

– Ну да.

Старик перелил остатки отвара в глиняную фляжку и отдал ему. Затем принялся мыть котелок в ручье.

– Ну вот тебе и все – в усадьбу я не вернулся. В лесу оно спокойнее, проще. Опасность от зверей есть, зато никто не спустит на тебя псов. – Дед кивнул на фляжку с отваром. – Пей, когда почувствуешь, что начинается слабость. Даже не будь в тебе яда, все равно, когда вымотаешься, этот отвар придает бодрости и сил.

Страг благодарно кивнул, фляжка устроилась за поясом.

– Ты не сказал, куда держишь путь, – заметил старик.

Чувствуя себя должником, поединщик решил рассказать.

– На вершину Долгона.

Хавдр улыбнулся.

– Неужели больше нечем заняться?

– Туда упадет Золотой Талисман, – сказал Страг, пытаясь представить, как он выглядит. Будет это крупный предмет из золота или небольшой камень, как тот, что на шее. Можно будет его унести в кармане или придется тащить в руках. – Он меня исцелит.

– Про Золотой Талисман ходят легенды, – кивнул старик. Наполнив котел из ручья, он развел костер на месте прогоревшего и подвесил котелок на колышках. – Говорят, он исполняет желания. Дарует ум, красоту, долголетие. Может вернуть даже молодость. – Он рассмеялся. – Но это только легенды. Я в них не верю, зато люблю послушать.

– У меня нет выбора.

Дед понимающе кивнул.

– Лет сорок назад я бы составил тебе компанию. Теперь я слишком стар.

Сходив в хижину, старик вернулся с пучком трав, парой морковок и картофелин.

– Самое время подкрепиться. Как насчет супчика?

– Благодарю, мне пора в путь. Со мной девушка, я оставил ее одну.

– Иди по прямой, – указал Хавдр на тропинку за ручьем среди деревьев, – у кривого дуба свернешь влево. Там я тебя нашел.

Вскинув на прощание руку, Страг пошел в указанном направлении. В правой ладони он вращал металлические шарики.

Глава 7

Вернувшись на прогалину, поединщик увидел, что девушки нет. На траве валялась куртка, которую он стелил Миранде перед уходом.

Надев ее, Страг встревоженно огляделся. Трава примята, след ведет к деревьям в той стороне, откуда они пришли.

Среди деревьев след читался труднее. Тем не менее Страг смог его распознать. Миранду уводили небрежно, совсем не скрываясь. Где примята трава, где обломана ветка. Даже обнаружился почти цельный отпечаток подошвы сапога. Все это заканчивалось у камня с рунами. Мох покрывал его почти целиком. Те, кто забрал Миранду, словно вошли с ней внутрь и дальше – под
Страница 12 из 17

землю.

Страг дотронулся до камня, ощутил запах сырости. От камня исходит легкий, но частый стук. Словно это огромное, торчащее из земли сердце леса. Стук завораживал. Казалось, он исходит из самой земли. Поединщик невольно нагнулся, чтобы приложить ухо и убедиться.

Плечи молниеносно обвил крепкий плющ. С пронзительным звуком стебли с камня, точно змеи, обивали Страга за руки. Он почувствовал, как сдавило ноги, обвились вокруг спины. Невероятно длинные, прочные.

Он тщетно пытался освободиться. Стебли, точно канаты, тянули пойманную жертву к камню. Страг запоздало заметил, что обнажились пятна засохшей крови и почти выветрившийся скелет зверька. Похоже, камень употреблял в пищу все, высасывая из зверей живительные соки и кровь.

Он уперся руками, но к ладоням словно приклеились пиявки. По коже пробежал холод.

Канаты-стебли натянулись сильнее, поединщика бросило вперед. С большим трудом он отодрал от камня кровоточащие ладони. Теперь он уперся в твердое локтями, зелень на камне оказалась в опасной близости от лица. Стебли плюща и мох словно бы ожили. Два стебля вытянулись и, коснувшись подбородка, стали продвигаться вдоль его горла.

Точно змеи, обвились вокруг шеи. Страг не заметил, как там начал светиться висевший на шнурке леомун. Один из стеблей случайно коснулся волшебного камня. В уши ударил громкий писк. Стебель вмиг почернел и скукожился. Натяжение ослабло, и плющ отпустил.

Страг осмотрел руки – на внутренней стороне ладоней множество мелких порезов. Они уже покраснели и кровоточат. Руки болят и чешутся.

Поддавшись импульсу, Страг снял с груди леомун и легонько сжал в левой руке. Облегчение наступило мгновенно, раны стали затягиваться. Когда на левой остались лишь шрамы, он переложил камень в правую.

Помедлив, Страг приложил леомун к его поросшей мхом поверхности камня, что едва его не сожрал.

Треснуло, словно раскололся громадный арбуз, – камень разделился, и половинки поползли в стороны, открывая уходивший вниз проход. Ноги коснулись скрытых во тьме ступеней, поединщик стал осторожно спускаться. Леомун освещал ему дорогу.

* * *

Ступени узкие, света леомун давал немного. Далеко вверху раздался скрежет, что-то стукнуло. По звуку похоже, что закрылся проход.

Поединщик не паниковал – к этой двери у него теперь есть ключ. Страг пообещал себе, что когда эта история с Золотым Талисманом закончится, то найдет мудреца или просто какого-нибудь знатока магических амулетов, чтобы тот рассказал о подаренном матерью леомуне подробнее.

Вскоре необходимость в освещении отпала. С грубо обработанных стен на него взирали металлические держатели с факелами. Мерное пламя давало достаточно света. Страг убрал леомун, и тот вновь устроился на груди под рубахой.

Все указывало, что вскоре он встретит людей или каких-нибудь подземных жителей. Может, гномов. В груди шевельнулось нехорошее предчувствие. Вряд ли Миранду пригласили на праздник.

Внутри поединщика шла борьба. С одной стороны, он злился, что отвлекается от пути к Талисману. С другой – он не мог бросить женщину, которая ему доверилась. И не важно, что княжна и высокомерная – с тем же успехом Миранда могла быть селянкой.

Лестница сузилась, превратилась в чуть наклоненный спуск без ступеней. Под ногами Страг начал замечать квадраты, на которые поделен пол. В каждом красовалась красная пентаграмма.

За ближайшим поворотом вдали стали заметны громадные ворота. Примерно в два человеческих роста.

Раздались шаги, навстречу кто-то шел. Страг быстро отступил к стене за выступ. Шаги были тяжелые, неторопливые. Им в такт раздавалось хриплое дыхание.

Поединщик прикинул, что сюда идет существо либо высокое и тучное, либо… о втором варианте думать не хотелось. Вряд ли это гном.

Он десять раз пожалел, что оставил Миранду на прогалине. Надо было не давать ей уснуть, а вести дальше, пусть даже ценой ругани и криков. Все равно вежливость долго сохранить не удастся, крики для женщин просто один из аргументов в споре. Но хоть не пришлось бы спускаться сюда!

Страха поединщик не чувствовал. Рассудок говорил, что одного, пусть даже очень большого противника, если это человек или эльф, он одолеет. Но как быть, если за теми воротами их десяток или сотня? Как скоро он сможет вызволить княжну? А вдруг там вообще нечисть.

Шаги приближались, Страг отчетливо слышал хриплое дыхание. Кто-то рычал, как если бы шел человекоподобный зверь. Поединщик машинально взялся за торчащий из стены камень, и тот вдруг с хрустом остался у него в руке.

Он и не заметил, что резко наступила тишина.

Перед ним вдруг возникла рогатая морда. Зверь с козлиной мордой взревел, но поединщик быстро выбросил вперед руку. Кулак смачно врубился в нос. Звериная морда окрасилась кровью, но тот обеими руками схватил Страга за воротник куртки и поднял. Ноги поединщика болтались на уровне темно-красного торса врага. В следующий миг он рухнул вниз. Каменный пол больно ударил по плечам и спине.

Коридор огласился победным ревом. Козел шагнул к Страгу, но тот изловчился и ударил по ногам. Зверь устоял, замешкался. Поединщик мгновенно вскочил и принялся лупить зверя кулаками. Будь перед ним человек, от таких ударов бы давно отправился к праотцам, но козлу они смертельны не были.

Зверь со стоном согнулся от удара в пах. Кулак врубился ему в глаз, разбивая сосуды под кожей. В ответ мощный удар отбросил Страга к стене. В ушах поединщика звенело, будто от ударов ведра по сковородке. Морда козла вновь оказалась рядом. Он чувствовал горячее дыхание зверя. Ребра сдавило так, что вот-вот лопнут. Страг нащупал на полу оброненный камень. В удар он вложил все силы…

Зверь покачнулся, хватка разжалась. Страг ударил снова. Он продолжал колотить, пока не почувствовал, что взбивает кровавое месиво. Зверь пал, а камень в руке поединщика сделался красным от крови.

Шатаясь, он поднялся, не чувствуя сил драться с кем-то еще. Сквозь шум в голове упорно пробивалась мысль: как вызволить Миранду, если ее окружают монстры, подобные этому?! Он и близко не сможет подойти, пока разберется с одним, его сразу же убьют остальные.

С места, где он стоял, хорошо видны ворота, покрытые рунами и злобными мордами нелюдей. По самому центру проходит та же заточенная в круг пентаграмма, что он видел на полу, только раз в десять больше.

Створки распахнулись, и в коридор выплеснулась толпа существ со звериными головами. Они огласили коридор ревом, потрясая трезубцами, тесаками, сжимая палицы.

Поединщик зло и беспомощно огляделся – для драки никаких подручных средств. Этот бой будет последним. И даже не бой – его растопчут мимоходом, не снижая скорости.

Неожиданно на стене голубым светом обозначился дверной проем. В следующий миг он увидел тоннель с тусклым светом в самом конце. Не задумываясь, Страг бросился туда, в последний миг скрывшись от бегущих на него звероподобных существ.

* * *

Проход закрылся, крики тварей с той стороны отсекло. Он оказался в узком темном коридоре. С дальнего конца льется тусклый свет. На расстоянии вытянутой руки виднеются контуры стен.

Глядя на выступающие из них углы камней, Страг медленно пошел вперед. После боя с козломордым ноют ребра, руки и ноги налились болезненной тяжестью. В животе – пусто. Хочется
Страница 13 из 17

поесть, а потом прилечь на пару часов, дать избитому телу отдых. Но отдых сейчас – непозволительная роскошь.

Темнота закончилась, он вышел в просторный зал. Над головой – высокий каменный свод. С потолка вниз смотрят выступы, похожие на здоровенные сосульки из камня. Упади такая на голову – вобьет ее в самые плечи.

– Проходи, воин, – услышал он голос и повернулся.

За столом восседает старик в синей мантии. Белая как снег борода покоится на груди, касаясь кончиком страниц лежащей перед ним книги. Еще один стол рядом заставлен ретортами и колбами. На третьем – над огнем в котелке закреплен металлический сосуд. Там клубится зеленоватый дымок.

У стены – деревянный стол, по краям сложенные стопками книги. От стен исходит свет, словно где-то внутри магические светильники.

У стены поединщик заметил шкаф без дверец. Полки завалены хламом – там и свитки, и причудливой формы сосуды, и какие-то коробки из дерева. Под книгами поблескивают металлом какие-то предметы. Магические артефакты – решил Страг.

– Здравствуй, отче, – произнес поединщик, подходя ближе. – Кто ты?

– Дюрангаш к твоим услугам.

– Диковинное у тебя имя.

– Так, так, – сказал дед, пропустив мимо ушей замечание и глядя на запыленную куртку и усталое лицо гостя. – Ты все же управился с тем дормом, что вышел на тебя из ворот.

– Ты про того с козлиной мордой? Да, попотеть пришлось. – Страг все еще глазел по сторонам. – Ишь сколько у тебя книг.

– Сам-то читать умеешь?

Страг покачал головой.

– Спасибо, что открыл мне проход.

Старик поднялся. На него упал свет, стало видно бодрое, изрезанное морщинами лицо, чуть согнутую спину. Он делал шаги с трудом, хоть и без посоха.

– Так ты волшебник?

– Он самый, – кивнул Дюрангаш. – Постигаю истину, изучаю мир.

– И в чем же истина?

– В том, что ты едва не потерял единственную жизнь, дерясь за девчонку, которая тебе в тягость.

Страг усмехнулся. Все это пустой треп.

– Что ж не наколдовал здоровья, старик? Или, там, вечной жизни. Ты еле ходишь. Дунь на тебя – рассыплешься.

Старик ответил холодным взглядом.

– Абсолютное здоровье от меня пока что закрыто. Как и бессмертие. Для них нужно накопить энергию, изучить заклятия.

– Ты книжный червь, – сказал Страг с неодобрением. – Сидишь в этой пещере, не видишь ни людей, ни солнечного света.

Накатывала усталость, он запустил руку за пазуху, чтобы достать флягу с лечебным зельем. Однако ее там не было.

«Вот черт. Неужели потерял?! Теперь придется варить заново».

– Давно ты здесь? – поинтересовался Страг.

Старик заглянул в кипящий сосуд, кивнул сам себе, мол, готово, и жестом заставил огонь в котелке погаснуть.

– Достаточно, чтобы почти узнать то, что продлит мне жизнь, – сказал он.

Поединщик с интересом оглядывал каменные стены. Поодаль стоит деревянное ложе с подушкой и аккуратно сложенным одеялом. Он отметил, что старик любит порядок. Однако сейчас занимало другое – как поскорее вызволить Миранду.

– Помоги мне, старик, – сказал он, поколебавшись – все-таки просить помощи не хотелось, но выбора не было. – Моя спутница пропала, и я…

– Она в местном подземелье. Раз уж ты спросил, там царствует могучий темный лорд. Демоны и мелкая нечисть у него в подчинении. Как я слышал, лорд возжелал найти женщин, чтобы развлекать подданных и рабочих… ну, ты понимаешь. По ночам они крадут девушек в окрестных деревнях. Княжна Миранда просто оказалась не в нужном месте не в то время. Ее схватили, не выходя на убийственный для них солнечный свет.

Страг представил, как на Миранду набрасывается козломордый, словно тот и не лежал с пробитой головой в коридоре, и такие же уродливые твари, рвут на ней платье и по очереди потешаются. В груди у него что-то сжалось.

«Я не должен был оставлять ее одну».

Страг сидел в раздумьях, сжимая и разжимая массивные кулаки.

– Не беспокойся, – сказал маг. – Мысли этих примитивных существ просто разлиты в воздухе. Если я правильно уловил их намерения, у тебя еще пара часов. Пока что нечисть занимается повседневной работой. Отдыхать они будут позже.

– Я должен ее спасти.

– Для начала поешь. Драться с такой оравой, не подкрепившись, не стоит.

Страг решил, что волшебник прав. Хоть кусок в горло не лез, но в желудке чувствовалась пустота. К тому же во время боя должна работать и голова, а на голодный желудок он соображал плохо.

Маг повел рукой, и в пещере появился уставленный блюдами стол. Поединщик потянул носом – запахло жареным мясом со специями, только что с горячих углей. Руки сами ухватили большой ломоть. Он принялся жевать, отхлебнул из стоявшего рядом кувшина. Сладкий узвар из ягод и трав остудил горящий от приправ язык.

Дюрангаш смотрел с усмешкой, потом взял из глиняной миски виноградную гроздь и принялся неторопливо жевать.

– Ты ведь ищешь Золотой Талисман, я прав?

Страг кивнул.

– Откуда знаешь?

– Я умею читать мысли. Цель твоего путешествия как на ладони. И твой смертельный недуг тоже. При этом ты рискуешь жизнью ради женщины, которую даже толком не знаешь.

Поединщик снова сделал глоток.

– Женщин и слабых в беде бросать негоже.

Старик кивнул, этот воин прост как валенок. Желтоватые пальцы в морщинах положили в рот еще пару виноградин.

– Я слышал про Талисман уже давно. Многие пытались его найти. – Он усмехнулся. – Ни один не вернулся. Говорят, этот Талисман наделяет владельца безграничной силой, дарует бессмертие и вообще выполнит любое желание. Но я в это не верю. Если все желания человека начнут исполняться без труда, то он превратится в ленивую свинью. Чтобы что-то получить, надо это заработать. Согласен?

– Согласен, – кивнул Страг.

Съев еще немного мяса, он по примеру старика закинул в рот горсть винограда. Утер рукавом рот.

Увидев, что гость закончил насыщаться, Дюрангаш повел рукой, и стол исчез. Вновь они сидели в пустой пещере с парой приспособленных для магических исследований столов.

– Я почти нашел способ, как продлить жизнь и без Талисмана. – В голосе старика прозвучала гордость. – Правда, для совершения обряда недостает ингредиента. Как назло, его трудно найти.

Страг понимающе кивнул.

– Желаю тебе удачи. И спасибо за хлеб-соль! Теперь выпусти меня.

– Брось, что ты сможешь против нечисти? Один все равно не выстоишь.

– Что-нибудь придумаю.

Старик нахмурился, потом по губам скользнула улыбка, и Страгу она не понравилась.

Он вдруг почувствовал, как руки сковало. Ноги оставались свободны, но поединщик не мог ими шевелить.

– Ты что творишь, старик?!

Дюрангаш сделал толкающий жест, и Страга плавно отнесло по воздуху к столу с металлическим сосудом. Теперь, когда его поднесло ближе, он увидел внутри густую изумрудную жидкость.

– Видишь ли, недостающий ингредиент – это кровь бесстрашного воина, – пояснил волшебник. – Как видишь, я не зря тебя впустил. Даже пришлось покормить – кровь сытого человека лучше работает.

В ярости, что его провели, как ребенка, Страг рванулся в надежде освободиться. Невидимые путы держали крепко. Он вдруг почувствовал, как могучая сила переворачивает его вниз головой – прямо к сосуду, где бурлит изумрудная жидкость.

В руке старика появился нож, и Страг похолодел. Умирать даже не в бою, а как свинья, с которой спускают кровь… Уж лучше
Страница 14 из 17

было погибнуть от рук козломордого!

– Так, так, так! Что это у нас? – воскликнул маг. – Неужели эльфийский леомун?

Камень свешивался с груди поединщика прямо перед лицом мага, и тот его с восторгом рассматривал.

– Чудеса! Всегда мечтал изучить магию эльфов, – засмеялся Дюрангаш. – Они держат ее в секрете, их артефакты ни выменять, ни купить.

Лезвие перерезало шнурок, и камень упал в изрезанную морщинами ладонь.

Коснувшись кожи, он вспыхнул ярким светом, и маг закричал. Из-под леомуна шел дымок – он прожигал руку старика. Волшебник в изумлении таращился на собственную ладонь, которая, вопреки его отчаянному желанию, сжималась в кулак. Дюрангаш закричал снова, теперь еще громче. Руку раздирала страшная боль.

Наконец камень перестал его мучить, пальцы разжались, и амулет выпал. В центре ладони алеет сильный ожог. Стукнувшись об пол, леомун запрыгал по полу.

Сковывающие Страга путы исчезли. Он рухнул на пол. Быстро поднялся, подобрал леомун и надел обратно на шею.

Старик сидел, опиравшись спиной о стол, баюкая обожженную ладонь. Лицо бледное, взгляд отупевший от боли и шока.

Когда Страг подошел, он поднял голову.

– Как мне помочь княжне? – спросил поединщик.

– Иди и погибни красиво, – процедил маг.

Присев на корточки, поединщик схватил его за обожженную ладонь. Боль была такая, что маг заскулил.

– Повторяю: как помочь княжне? У тебя наверняка есть заклинание или артефакт! Не мешкай, а то я испробую весь арсенал известных мне пыток, и ночь тебе покажется бесконечной!

Старик посмотрел на него в ужасе.

– Ты не сможешь так поступить!

– Поверь, я не злой. Но есть моменты, когда я могу забыть про жалость, если того требует дело.

Дюрангаш издал высокомерный смешок и отвернулся.

Разозленный Страг уже начал оглядывать обжитую часть зала в поисках прутьев, щипцов или еще чего-нибудь подходящего. Пытать, ясное дело, не собирался, просто припугнул. Но на Дюрангаша это, как видно, не подействовало.

– Ладно, – сказал вдруг Дюрангаш. – Я тебе помогу.

– Не надолго же тебя хватило, – буркнул поединщик. – С чего мне тебе верить?

– Да просто жаль твою подругу. Пропадет ни за что.

– Ладно, – кивнул Страг, все еще ожидая подвоха. Хотелось прибить этого подлого старика, но в глубине души понимал: убивать безоружного – не по-мужски. Недостойно. Мелькнула мысль: может, сунуть ему в связанные руки нож – для успокоения совести, а уж потом и прикончить?

– Подойди вон к тому шкафу. – Маг кивнул Страгу за спину.

Тот пару секунд испытующе смотрел на старика, затем повернулся и подошел к стене, где темнел небольшой шкаф.

Взгляд заскользил с полки на полку. Время идет, Миранда все еще в плену нечисти. С каждой потерянной минутой шансы ее вызволить все меньше.

– Шкатулка на нижней полке, – подсказал Дюрангаш, – там критогерские письмена. Открой.

Страг наконец увидел небольшую деревянную шкатулку, на крышке и стенках нарисована непонятная вязь.

Крышка поддалась не сразу. Тугие петли тихо скрипнули. Внутри поблескивает медальон. Потемневший круг из золота поделен на сегменты. Медальон покрывают странные рисунки – то ли буквы, то ли магические знаки. На каждом сегменте по маленькому замысловатому символу.

Поединщик глянул на мага, тот ободряюще кивнул. Его внезапная доброта выглядит весьма подозрительной. Может, это ловушка? Однако мысль, что это поможет спасти Миранду, настойчиво бьется в голове, точно рыба в сетях.

Из амулета тонкой струйкой потянулся дым. Проникнув под рубаху, он, словно змея, стал ввинчиваться под кожу. Поединщик замер.

Тело начало трансформироваться. Голова принялась меняться. С треском вытянулась шея. К изменившимся ногам, теперь похожим на огромные птичьи, упали клоки волос с головы. Рубашка, штаны и куртка лопнули от разросшихся по всему телу мышц. Грудь вздулась, превратившись в две мощные пластины.

Перед Дюрангашем теперь стояло массивное существо, помесь человека и зверя. Кожу покрывают роговые пластины. В рогатом черепе желтым огнем вспыхнули глаза. Прорвав кожу на спине, мощные кожистые крылья с грохотом сшибли шкаф и стоявший рядом стол. Об пол со звоном бились склянки, смешиваясь с книгами и свитками в общем беспорядке. Золотой медальон на груди горел багровым огнем.

– Будь ты проклят, сопляк! – вскричал Дюрангаш и засмеялся. – Амулет на обратную трансформацию не настроен! Ты будешь ходить в этом уродливом облике, пока тебя не отыщет смерть!!

Маг смотрел с триумфом, в груди его бурлила гордость – всегда мечтал увидеть этот амулет в действии. Однако на задворках тлел страх: что, если этот воин теперь решит ему отомстить? Смерти избежать не удастся. Но он утешался тем, что этот парень никогда уже не вернет себе человеческий облик.

Демон простер руки. Сорвавшееся с пальцев облако пламени проделало в стене дыру. Тяжелой поступью, словно привыкая к новому телу, он двинулся туда. Из коридора донесся рев, затем хлопанье крыльев. Казалось, про старика он забыл.

Демон мчался к воротам подземелья.

Глава 8

Темный Лорд неспешно обходил свои владения. Подземелье, когда-то состоявшее лишь из Сокровищницы и зала, быстро расширилось. Двигаясь в теле грунтха, рабочего с крысиной головой, в которого лорд мог вселяться, когда была необходимость в воплощении, он с одобрением осматривал многочисленные помещения и коридоры.

Здесь тебе и тренировочные залы, и теплицы с грибами, и скотные дворы, оружейные. К нему на службу через Портал приходит все больше нечисти. Сокровищница, где среди колонн лежит гора золота и драгоценностей, тоже разрастается. Есть чем платить всем жалованье и на что любоваться, когда все остальное надоедает. Вид золота поднимает Темному Лорду тонус и возвращает веру, что демоны, грунтхи и прочее отребье у него на службе все же небезнадежны.

Теперь лорду служат даже крылатые демоны, правда, пока слабые, но для этого и есть тренировочные залы. Там совершенствуют боевые навыки воины, черти, фавны и рабочие, наращивают мускулы. Все это на случай, если в подземелье вторгнется возжелавший дармового золота рыцарь.

Стычки происходят просто. Демоны, рабочие и простые воины наваливаются разом и оглушают. Затем тащат рыцаря в Пыточную и там развлекаются по полной. Инструментов там много, и жаровен хватает. Много уже черепов и доспехов неудачливых искателей сокровищ развешено по стенам подземелья или выброшено за его пределы.

Как раз вчера через Портал прибыл крылатый демон седьмого уровня по имени Вардал. Массивный, в плечах косая сажень, едва не задевает потолок коридоров. За спиной крылья, но умеет перемещаться и магическим путем, не зря же он седьмого уровня, а не, скажем, третьего или пятого. К тому же демон это вам не какой-нибудь боевой черт. Один демон, как известно, троих чертей стоит.

Лорд свернул в зал рядом с Сокровищницей. Мимо протопали двое рабочих, пролетел демон-муха. Остановившись у большой клетки, лорд принялся рассматривать заточенных в нее людских женщин. Их сегодня притащили с поверхности. Молодых только несколько, черти напутали и притащили пару пожилых. Лорд наградил чертей затрещинами. Ничего, пожилые сгодятся тем, кто работал на этой неделе хуже всего. А лучшим достанутся молодые. В конце концов, нечисть нуждается в ласке,
Страница 15 из 17

ничуть не меньше людей.

Рыжеволосую в зеленом платье лорд уже мысленно отметил для себя. Как только ее доставили, ее высокомерный и упрямый взгляд поменялся, и теперь рыжая дева смотрит по сторонам не так гордо. В глазах появился страх, и это правильно – люди должны бояться. Страх – это форма уважения.

Темный Лорд остановился. Он ощутил резкий всплеск магических сил. Словно бы только что где-то возле подземелья воплотился могучий демон или схожее по уровню мощи существо.

«Может, кто-то заблудился в порталах?»

Но такого раньше не случалось.

Со стороны ворот донесся грохот. Лорд повернул крысиную голову грунтха, в чьем теле пребывал.

«Неужто рыцарь?!»

Но рыцарей Темный Лорд всегда чуял заранее. Да и ломятся они со второстепенных входов. Что-то здесь не так.

Снова удар. Ворота с грохотом рухнули, прокатился сигнал тревоги – черти дудели в Горн. Послышался топот множества бегущих ног. К выбитым воротам, бросая все дела, бежали работники, демоны и прочие воины подземелья.

Покидать тело грунтха лорд пока не спешил, в нем горело любопытство. Быстро размяв тренированное тело, нанеся пару ударов по воздуху, Темный Лорд направился к воротам. В конце концов, даже если тело, в котором он сейчас, убьют, самому лорду все равно ничего не угрожает – в случае смерти он возродится в соседнем мире, откуда и управляет подземельем.

* * *

Быстро освоив новое тело, Страг сметал всех, кто вставал на пути. Массивные ворота рухнули со второго удара. Из-под упавших створок раздались крики и вопли – кого-то придавило. Могучий демон с рогами и кожистыми крыльями за спиной помчался по широкому коридору. Желтые глаза зорко смотрят в темноту. Укрепленные на стенах факелы Страг непроизвольно сшибает, оставляя на стенах бороздки от крыльев.

Навстречу прыгают низкорослые с головами крыс. Пытаются нападать и козломордые твари, как та, что он убил в коридоре. Они цепляются за руки, и Страг порадовался, что из одежды только прикрывающая чресла повязка – остальное пришло в негодность после трансформации. Будь на нем рубаха, уже цеплялись бы за рукава.

Вместе с козломордыми нападают и существа с телами людей и головами свиней, львов, ящеров. Тех, кто подбегает слишком близко, Страг с размаха рубит шипами на тыльной стороне ладоней. В тех, кто на расстоянии, пускает из рук столбы огня, пламя разливается вокруг пылающими лужами.

Подземелье стало похожим на преисподнюю. Всюду разорванные и обугленные тела звероподобных существ. Не сумел выжить и Темный Лорд. Мгновенно сгорев, он вернулся в свой мир и принялся наблюдать за происходящим издалека. Смотрит, как необычный крылатый демон идет по его кропотливо построенному подземелью и убивает всех на пути. Демон необычен тем, что с виду он только третьего уровня. Но по мощи он дотягивает до пятого. Всего несколько залов – тренировочные и бараки – отделяют его от Сокровищницы. Рядом с ней – клетки с пленницами. Скорее всего, пришел за золотом, ибо ради женщин ни один демон воевать не станет.

* * *

Страг не хотел оставлять врагов за спиной, поэтому сжигал всех. Он увидел, что с противоположного конца тоннеля навстречу несется крупный черт. Массивное, увитое мускулами тело, рогатая голова. Руки и ноги – толщиной с деревья.

Поединщик ударил огнем. Враг замедлил ход, но все еще приближался. В него снова впились струи пламени и жгли, пока объятый пламенем черт не рухнул на пол, источая запах горелой плоти.

Из двери слева раздался рев, на Страга бросился демон. Поединщик быстрым ударом отсек ему голову.

Воцарилась тишина. Поединщик перестал исторгать огонь. Осталось разыскать княжну. Он прислушался. Где-то недалеко прогрохотали шаги. Стена в паре метров обрушилась, и в проем неуклюже вошел демон. На голову выше поединщика, крупнее и шире в плечах. Два кожистых крыла сложены за спиной. Заметив врага, Вардал угрожающе зарычал. Поединщик решил не церемониться. Ударил в противника огнем. Пламя вилось вокруг Вардала, но урона не наносило.

Противник шагнул навстречу, удары похожих на кузнечные молоты кулаков посыпались на Страга, как из мешка. Он с трудом уворачивался. Изловчился, выбросил руку вперед. Кулак метнулся к звериной морде Вардала. Демон перехватил руку. Играючи поднял поединщика к потолку, и тот почувствовал, насколько твердый в подземелье пол, если на него упасть с высоты.

Тут же поднялся. Удар демона пришелся мимо. Он врезал Вардалу в челюсть. Однако тут же отлетел от толчка. Под спиной на полу звякнуло. В свете факелов Страг увидел блеск золота. Золото и драгоценные камни тут щедро рассыпаны по плитам пола среди державших потолок колонн.

Страг поднялся. Тут же ударом поединщика бросило на кучу бесполезных сокровищ. Он проехался лицом по каким-то кубкам, груде монет и перстней. Рука машинально что-то схватила – то ли короткий меч, то ли кинжал. Пальцы крепко стиснули рукоять. Не раздумывая, Страг ударил демона в грудь.

Вардал замер. В наступившей тишине поединщик слышал свое надсадное дыхание. Как завороженный, он смотрел на дымок, что поднимался от торчавшего из груди кинжала.

«Серебро!»

Протянув руку, Страг вытащил окровавленный кинжал и вонзил снова. Теперь уже сильнее.

Демон занес руку для удара, но она дрогнула и… стала медленно превращаться в дым. Вардал взревел, чувствуя, как его могучее тело испаряется – часть за частью. Когда исчезли ноги, еще живой торс с головой беспомощно рухнул на рассыпанные золотые и серебряные монеты. На рогатой морде читались отчаяние и страх. Демон взревел громче. Часть дыма коснулась золотого диска на груди Страга и впиталась.

Наконец все стихло. Поединщик стоял один в Сокровищнице. Он порадовался, что тут нет зеркал – отражение самого себя ему бы сейчас ох как не понравилось. На стенах мерно горят факелы, свет падает на сваленное в кучу золото, заставляя его и драгоценные камни блестеть.

Только теперь, в наступившей тишине, Страг понял, что из соседнего зала доносится приглушенный женский плач. Поведя широкими, как дверь, плечами, поединщик двинулся туда, понимая, что, пока он в облике демона, девушки вряд ли обрадуются. Главное, чтобы не испугалась Миранда. А еще Страг хотел поскорее вернуть себе человеческий вид.

* * *

Когда он вошел, пригибаясь под низкой аркой прохода, плач стих. Темноту разгоняют закрепленные на стенах факелы. Девушки смотрят на демона в ужасе, две женщины постарше упали в обморок.

Красноватая кожа Страга лоснится на круглых, как морские валуны, плечах. Выпуклые пластины мышц на груди перетекают в четкие кубики на животе, ниже – набедренная повязка из ткани и мускулистые ноги. Все не так страшно, если бы не уродливые кожистые крылья за спиной, рога и горящие желтым огнем глаза.

При виде него девушки сгрудились в центре просторной клетки. Страг заметил, что места там еще много: видимо, Темный Лорд собирался посадить туда еще несчастных женщин. Кстати, где же сам лорд? Бой с демоном вымотал поединщика, все тело ноет, будто таскал каменные глыбы. На ногах он держится в основном за счет силы воли – с удовольствием бы рухнул на пол и уснул прямо здесь. Но на него смотрят девушки – это раз. Он все еще во вражеском подземелье – это два, надо скорее вернуться в человека. И три – нужно освободить Миранду и убедить,
Страница 16 из 17

что он тот самый Страг, что спас ее в лесу.

Клетка в полтора человеческих роста в центре зала окружена колоннами. Замка на клетке нет, двери тоже. Поединщик оглядел клетку снизу доверху, краем глаза замечая испуганные взгляды пленниц. Лишь Миранда смотрит смелее других.

Металлические прутья оказались толстыми, тем не менее стоило потянуть и приложить усилие, как два сразу лопнули. Дальше легче – Страг взялся за еще один прут, на шее вздулись вены, он уперся ногами в пол. Прут начал гнуться, а потом с громким треском разломился, открывая выход.

– Вы свободны, – прохрипел Страг и не узнал свой изменившийся голос, – бегите!

Девушки молча не спускали с него глаз, все еще не веря. Наконец одна из них, высокая, в желтом сарафане, осторожно вышла первая.

– Туда! – Страг указал в сторону выхода. – Путь свободен!

Девушки волной хлынули из клетки, стремясь скорее оказаться подальше от этого ужасного места.

Миранда вышла последней. Даже сейчас, напуганная и уставшая, она держит спину по-княжески прямо и с вызовом смотрит на странного демона в набедренной повязке. От ее взгляда не укрылись глубокие царапины и синяки на его могучем торсе. На груди меж двумя пластинами мышц – на цепочке угловатый, покрытый копотью и запекшейся кровью диск из золота. Второй амулет – простой темный камень с изображением горизонтальной восьмерки – показался Миранде знакомым. Но этого просто не могло быть. Неужели это?..

Левой рукой демон взял потемневший от копоти золотой диск и принялся стаскивать с себя. Это давалось с большим трудом, словно амулет тяжел, как гора. Демон с трудом поднял его на уровень лица. На несколько мгновений обличье нелюдя пропало, и перед изумленной Мирандой оказалось знакомое лицо поединщика. Однако амулет вырвался из пальцев и вернулся на прежнее место, словно прилипнув к груди. Перед ней снова – демон.

– Страг?! – вырвалось у Миранды. – Это ты?! Боже мой!

– Чертов медальон, не могу снять, – прорычал он с досадой.

Схватившись за диск обеими руками, он принялся снимать с таким титаническим трудом, что со лба закапал пот. Рога и пылающие желтым глаза исчезли на короткое мгновение, а потом медальон, как намагниченный, метнулся к груди, и перед Мирандой снова оказался демон.

Страг вытер крупные капли с лица. Выглядел он ослабевшим. К тому же вдруг лопнул шнурок с леомуном, и эльфийский волшебный камень упал к его ногам. Девушка положила его в карман истрепавшегося платья.

– Давай уйдем отсюда, – сказала она. – Может, при свете солнца ты снова станешь человеком!

Пока они шли по пустому тоннелю, она поддерживала Страга под руку. Он шел медленно – бой в подземелье отняли слишком много сил.

– Я думала, ты решил меня бросить! Без меня ты бы нашел Талисман быстрее.

Поединщик промолчал.

– Боже мой, Страг, – сказала Миранда, все еще не веря в то, что произошло, – чтобы спасти меня, ты превратился в демона… Ничего более смелого и безрассудного еще не делал никто!

– Другого способа не было.

– Большое тебе спасибо. Но что, если ты не сумеешь вернуть человеческий облик?

– Сумею, – прорычал Страг. – Даже не надейся оставить меня здесь.

Миранда рассмеялась.

Страг заметил, что княжна уже некоторое время не называет его «холоп». Они шли по коридорам, вскоре приблизились выломанные ворота.

Из-за угла выскочили двое чертей. У каждого в лапах по топору. Они полезли одновременно, толкаясь и мешая друг другу.

Страг заслонил Миранду собой. Его кулак достал ближайшего черта. Хрустнул проломленный череп, и тот свалился замертво. Подобрав его топоры, Страг принялся ими вращать и двинулся на второго. Миранда видела, что он напрягается изо всех сил. Сердце девушки бешено колотится, от страха захватило дух.

Черт высокий, покрытый жесткой щетиной. У него уродливая свиная морда, из пасти торчат клыки. Он смог парировать несколько ударов, но затем топор Страга с хрустом пробил ему переносицу.

У поединщика словно открылось второе дыхание. Схватив Миранду за руку, он поспешил вперед.

У лежавших на полу выломанных ворот ждал огромный демон с головой козла. Страг в своем теперешнем виде рядом с ним казался почти карликом – тот выше на полторы головы, широкий, как скала. Руки и ноги обвиты толстыми лентами мышц. Рогатую козлиную голову покрывают шипы. В могучих руках молот на длинной рукояти.

– Стой здесь, – велел Страг, – а как только сможешь – беги вверх по тоннелю. Там выход.

– Мы уйдем вместе!

– Делай, что говорят, княжна. Не глупи.

Он двинулся навстречу противнику. Дернулся вправо, имитируя удар. Демон парировал рукоятью молота. Страг дернулся влево – реакция та же.

– Кудлагор, – проревел демон, – ты не пройдешь мимо Кудлагора!

«Надо же, какой вежливый, – подумал Страг едко, – еще и представился».

У него самого откуда-то появились свежие силы. Такое пару раз было на арене, когда он выматывался в бою, но потом словно бы открывались потайные дверцы, и в тело вплескивалось столько энергии, что он просто шел вперед и сметал врага. Правда, потом приходилось долго отсыпаться и есть много мяса. Ковмак как-то вечерком у костра говорил, что у тех, кто долго тренирует свой организм для боя, появляются скрытые резервы. Ты культивируешь искусство боя, а оно, в свою очередь, улучшает тебя, чтобы в нужный момент дать довести победу до конца.

Поединщик метнул в Кудлагора топор. Демон легко увернулся. Тогда Страг положил второй топор на пол, а сам с разбега бросился на врага. Тот не успел взмахнуть молотом. Схватив за шею, Страг с размаха ударил головой. Кудлагор взревел от боли, когда рог врезался ему в лицо.

Мощным ударом он скинул поединщика-демона. В руках ожил молот на длинной ручке. Удар – Страг увернулся, и из стены посыпались осколки выбитого камня. Еще удар – поединщик отпрянул назад, и молот распорол воздух. Под следующий удар, способный свалить быка, Страг нырнул, перекувыркнулся, подходя к врагу ближе и одновременно подхватывая с пола топор.

Лезвие рассекло запястье козломордого, и молот загремел по полу. Быстрый отвлекающий удар по рогатой морде Кудлагора. Еще удар. Топор по рукоять погрузился ему в череп, и Кудлагор тяжело рухнул вперед, загоняя лезвие глубже. Под ним стремительно растекалась алая, чуть светящаяся кровь.

Измотанный, Страг рухнул на колени, тяжело дыша. Некая сила тянула его лицом к полу. Сопротивляться не было сил. Золотой медальон на груди запачкался в крови, но – тут у поединщика глаза полезли на лоб – исписанный непонятной вязью диск принялся ее впитывать. Он впитал почти всю натекшую из головы демона лужу. Это его словно преобразило – диск теперь блестел как новенький. Поединщик снова чувствовал себя полным сил, усталость как рукой сняло.

– Уходим! – прохрипел Страг. Теперь стало понятно, откуда после боя взялись силы и как он смог порвать прутья клетки с девушками. Как смог зарубить двух чертей и этого Кудлагора. Чертов амулет. Нужно скорее его снять – чего доброго, потом захочет выпить кровь его самого! Но снимать, пока они не выбрались на поверхность, рано – еще может быть погоня. Боги, как же хочется уже выбраться на солнечный свет!

Схватив Миранду за руку, он побежал вверх по тоннелю. Девушка едва поспевала. Ворота остались далеко сзади, оттуда уже доносится
Страница 17 из 17

рев вновь собиравшейся нечисти.

– Быстрее, – торопил поединщик, – быстрее!

Он все еще в обличье демона, на груди болтается золотой медальон. Сам Страг выглядел сильно побитым, даром что медальон пока что дает свежие силы.

Стены тоннеля и укрепленные на них факелы стремительно проносятся мимо.

Рядом слышно надсадное дыхание девушки. Миранда споткнулась, поединщик подхватил на руки и понес по ступеням.

Сзади из разбитых ворот с ревом выплеснулась нечисть.

За спиной слышался топот, звериные крики. Золотой амулет подсказывал – разозленный Темный Лорд успел сотворить новое воинство и бросить вдогонку чужаку. Рабочие-грунтхи уже все отстраивают заново, и в первую очередь ворота.

* * *

Факелы на стенах пропали. Страг с Мирандой оказались в темноте. Однако впереди пробиваются толстые лучи света. Страг заставил себя идти быстрее. Видимо, чем ближе к солнцу, тем амулет дает меньше сил. К тому же приходится нести княжну, мышцы налились свинцом, глаза заливает горячий пот.

Сзади доносится топот пары десятков ног, там рычат, хрипят, нечисть вот-вот нагонит.

Наконец Страг добежал до льющихся на пол толстых лучей света.

«Там – солнце!»

Миранда соскочила на пол и посмотрела на спутника. Тот все еще выглядит как отталкивающий крылатый демон.

– Как мы отсюда выберемся?!

– Нужен леомун, – сказал Страг, собравшись уже пошарить по карманам, но вспомнив, что из одежды на нем только набедренная повязка.

Судя по радостному улюлюканью, нечисть уже почти их настигла. Страг развернулся и выбросил вперед руки. Огонь должен был сжечь все, что в тот момент было в каменном тоннеле, но огня не было. Страг с досадой глянул на свои вытянутые красные пальцы демона с толстыми когтями и выбросил их вперед снова.

– Что ты делаешь?! – раздался за спиной голос Миранды. – Я нашла леомун!

Девушка вспомнила, что подобрала упавший амулет возле клетки, когда Страг пытался вернуть себе облик человека.

Вместо огня руки поединщика-демона вдруг исторгли яркий столб молочно-голубого света. Он яростно засиял, словно освобожденный из заточения, и резко устремился вверх и вниз, пробивая пол и потолок в скале. Сверху посыпались камни, Страг едва успел отпрянуть, чтобы не провалиться в открывшуюся пропасть, куда уже с криками летели демоны и черти. Столб света завис в воздухе, освещая все вокруг – звериные морды и свиные рыла нечисти с одной стороны пропасти и изумленные лица Страга и Миранды с другой.

– Дай леомун, – сказал Страг спутнице.

Знакомый камешек с символом горизонтальной восьмерки на нем привычно лег в ладонь поединщика. В ту же секунду цепочка с золотым диском лопнула, и амулет бесшумно соскользнул с шеи. Леомун в руке Страга ярко вспыхнул, и тело стало трансформироваться назад в человеческое. Крылья втянулись в спину, рога исчезли. Кожа из красноватой вновь стала бело-розовой, а местами смуглой от загара. Он застонал от боли, но через минуту перед княжной Мирандой стоял Страг в привычном человеческом виде. Одна проблема – он абсолютно гол, покрыт копотью, лицо и руки в синяках и царапинах.

Нечисть на другом конце пропасти изумленно смотрела на превращение, а потом ликующе взревела. Страг бросился к стене, где уже стояла девушка, и приложил леомун к камню.

Осмелевшая нечисть, поняв, что этот человек никак не сможет им противостоять, с разбега ринулась через пропасть. Кто-то сорвался. Но другие один за другим перебрались на этот край. Пара человекоподобных тварей с головами козлов и свиней. Несколько затесавшихся в общей толпе крысоголовых грунтхов и два высоких демона с огненными хлыстами в руках.

Задержавшись на миг, чтобы насладиться беспомощностью своих жертв, они ринулись вперед. В этот момент от прикосновения леомуна каменная стена и потолок с треском расступилась, и внутрь хлынул солнечный свет.

Твари из адского подземелья в ужасе остановились. Лучи полуденного солнца жгли беспощадно. От уродливых тел повалил дым, запахло горелой плотью. С воплями они ринулись назад, но теперь почти всех приняла в себя пропасть. Молочно-синий столб света при появлении солнца исчез.

Крепко сжимая леомун, Страг ухватился за земляной край, подтянулся и выбрался на поверхность возле расколотого, заросшего травой валуна. Протянув руку, поединщик вытащил Миранду. Солнце после темноты подземелья казалось слишком ярким, слепило глаза.

Едва они отошли к деревьям, как половинки валуна с грохотом сомкнулись, скрывая от посторонних глаз проход в подземный мир.

Глава 9

Страг увидел что-то в траве. Его фляжка с лечебным снадобьем. Рядом поблескивают на солнце шарики для жонглирования.

Поединщик хотел было сунуть фляжку за пазуху, но вспомнил, что на этот раз он в чем мать родила. Лицо княжны сделалось пунцовым. Она старательно отводит взгляд, но нет-нет да и посмотрит на его крепкое, развитое постоянными упражнениями в цирке тело с широкими плечами, едва заметные кубики пресса. Но потом быстро отворачивается.

– Ты что, никогда голого мужика не видела?

– Не твое дело!

– А твой жених?

– Бармис? – Лицо княжны омрачилось. – Мы не успели повенчаться.

Страг понимающе кивнул. Это он проводил ночи с селянками, что прибегали после представлений. Но глубоких чувств к ним не было, он просто насыщал плоть. Видимо, женщины из княжеского рода ведут себя иначе.

Поединщик ощутил, что его снова начинает знобить. Поднес фляжку ко рту, в рот хлынула терпкая жидкость. Зелье было холодным, и от этого горчило еще сильнее.

– Надо придумать, что делать дальше. Я не могу идти в таком виде. Мне холодно, да и тебе некомфортно. Все твои мысли написаны на лице.

– Что? – ахнула Миранда. – Как ты смеешь?! Не забывай, что я княжеского рода!

– Тут не важно, кто какого рода. Скорее какого пола. Не хочу тебя смущать.

– Это ты на меня пялишься с той самой ночи! – Она посмотрела на Страга, глаза непроизвольно скользнули ниже, и Миранда тут же отвернулась. – Имей в виду – от меня ничего не получишь!

– Договорились, – кивнул Страг, приглаживая топорщащиеся волосы, – мне надо раздобыть одежду. Голым на людях как-то не принято.

– А тебе-то самому как, удобно голым?

– Мне дует, – поддержал поединщик ее сарказм, – а в остальном порядок. Не страшно запачкаться.

Миранда едва не зашипела от досады, но вовремя взяла себя в руки.

– Так что будем делать? – спросила она.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/gay-orlovskiy/so-smertu-naperegonki/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.