Режим чтения
Скачать книгу

Стезя чародея читать онлайн - Алексей Глушановский

Стезя чародея

Алексей Глушановский

Путь демона #3

Окончив первый курс, Олег перевелся на огненный факультет. Настало время как следует изучить светлую магию огня, а заодно, подчиняясь требованиям жизни, и сложное искусство утонченного обмана и политической интриги. Лорд Элиас Альфрани – хороший наставник, а желание выжить – отличный стимул для усердных занятий!

Алексей Глушановский

Стезя чародея

Глава 1

Выгодное предложение

Полцарства – за глоток воды,

А за бутылку пива – царство!

Сушняк-то, в общем, полбеды,

От головы бы мне лекарство!

    PomorNik

Цок-цок-цок – стук копыт Звездочки по мощенной камнем дороге звонко разносился по ярко освещенным утренним солнцем окрестностям Вольграда.

Бум-бум-бум – эхом отдавался каждый звук в больной голове восседающего на ней всадника. Олег в напрасной надежде вновь проверил свою флягу. Увы! Последние капли были вылиты в измученное похмельным синдромом горло еще час назад. Когда сей прискорбный факт дошел до сознания (фляга подвергалась проверке уже в третий раз), Олег решил переменить тактику. Он принялся ныть.

– Вер, а Вер!

– Что? – устало откликнулась Вереена. Нытье и мольбы не действовали на вампирессу, безжалостно выдернувшую Олега из кровати и настоявшую на немедленном отправлении из шикарного трактира, в котором Олег отмечал свое возвращение на «родину».

– Дай попить. Пожалуйста-а… Совсем горло пересохло! – как можно более жалобно протянул Олег, надеясь смягчить жестокое сердце вампирессы.

– Пить вчера меньше надо было! – отрезала та. – Сейчас терпи! Доедем до владений Бельских – там и напьешься!

– Нет у меня воды, – взглянув на печальное лицо студента и смягчаясь, добавила девушка.

– А во фляжке?!

– Какой фляжке?

– Которая из седельной сумки выглядывает!

– Там не вода. Тебе не подойдет.

– Какая разница! Я пить хочу! Ну дай хлебнуть, будь человеком!

– Вообще-то я не человек, причем уже давно. Но если ты так просишь… – Вампиресса ехидно усмехнулась и, вытащив фляжку, перебросила ее Олегу. – Только, чур, потом не обижаться! Тебе ЭТО не понравится!

Будь похмелье хоть чуть менее слабым, Олег, несомненно, обратил бы внимание на ехидные нотки в голосе Вереены, однако мучительная жажда сосредотачивала все его мысленные усилия на единственной цели. Перехватив фляжку, Олег быстро скрутил крышку и приник к горлышку.

Густой напиток с пряным, смутно знакомым запахом и приятным, слегка солоноватым вкусом смочил пересохшее горло и, скользнув в желудок, словно взорвался энергией. Похмелье исчезло, как не бывало. Где-то в глубине души заворочался в неспокойном сне демон, требуя: – еще, еще! Выхлебав половину фляжки, Олег с трудом оторвался и вернул ее изумленно и даже с каким-то испугом смотрящей на него Вереене.

– Класс! Что это? Почему я раньше не пробовал?

– Как ты думаешь, – мягко начала девушка, – что может быть во фляжке у нежити, которая не нуждается ни в еде, ни в питье и единственное, что составляет ее рацион, – это человеческая кровь?

– Ты хочешь сказать… – Олег испуганно отшатнулся и рефлекторно провел по губам рукой. Взглянув на оставшуюся на ладони темно-красную полоску, он с трудом удержал рвотный позыв.

– Не забывай, что, по вашему с княгиней Катиной договору, мне нельзя охотиться в окрестностях замка Бель. Вот я и решила подготовиться. Если должным образом зачаровать свежесцеженную кровь, то она может сохранять свои свойства до трех суток, не сворачиваясь и теряя не больше половины своей энергии. Вчера я охотилась с запасом…

Не выдержав столь подробных пояснений и неравной борьбы со своим желудком, Олег перегнулся с лошади. Звездочка крайне неодобрительно покосилась на хозяина и брезгливо переступила оставленное грязно-бурое пятно.

Вереена сердито нахмурилась:

– Ты зачем хороший продукт переводишь?! Сказано же, тебе не подходит! Так нет, сначала выхлебал половину, а теперь плюется!

– Извини. Не понимаю почему, – немного отдышавшись, начал Олег, – но мне понравился этот вкус!

– Может быть, он понравился не тебе, а тому, кто живет в твоей душе? – Вереена усмехнулась. – Интересно, теперь ты будешь составлять мне компанию на охоте или же заставишь бедную меня таскать тебе добычу прямо домой?

– Нет уж! Вкус, конечно, интересный, но я как-нибудь обойдусь! Недоставало еще, чтобы разошелся слух, будто ненаследный княжич Бельский балуется вампиризмом!

– А что тут такого? В конце концов, урожденная графиня дель Нагаль, вот уже полторы сотни лет как находится на гемоглобиновой диете и не видит в этом ничего оскорбляющего чести рода. Да и наследный княжич сейчас бы тоже уже год как заимел длинные зубки, если бы кое-кто не вмешался!

– Оно, конечно, да… Но тем не менее я уж лучше воздержусь. Кстати, по поводу княжича… Думаю, тебе не стоит появляться в замке. Надеюсь, ты не обидишься, если я предложу тебе пока вернуться на прежнее место, в Форпост?

– Вот она, твоя справедливость! Теперь я знаю, за что не любят демонов! Сам едет развлекаться в замок, а бедной девушке предлагает отправиться в какие-то развалины! И перед этим он еще сожрал половину всех моих пищевых запасов! Все, я на тебя обижена! – Вереена демонстративно отвернулась, однако по каналу до Олега доносились отголоски веселого смеха.

Тем не менее в результате продолжительной и упорной торговли и уговоров Вереена милостиво согласилась пожить пару дней в старом даркианском укреплении, не афишируя свое присутствие на землях княжества. В обмен на это Олег обязался проводить ее и помочь с распаковкой и обустройством в ее старой комнате, а также задолжал два желания и одно бальное платье из селийского шелка. На том и порешили.

* * *

Форпост встретил радостными огнями. Старый дух-хранитель был искренне обрадован их приездом. И если надземные этажи оставались все такими же разрушенными и заброшенными, то в подземельях уже было восстановлено некое подобие порядка. На вопрос Олега, почему не было проведено полное восстановление подземелья, хранитель виновато ответил, что, несмотря на пополнение энергоресурса, он проводил только самые необходимые воздействия, так как самостоятельно восстановить энергоуловители ему не под силу, а запас энергии в накопителях имеет пренеприятное свойство заканчиваться.

Тонкий намек не остался незамеченным. Покосившись на часы, Олег понял, что все равно не успевает в замок Бель до заката. Ломиться же в ворота после захода солнца почиталось чрезвычайно плохим тоном. Немного подумав над альтернативой – ночевать с Верееной на шикарной постели последней комендантши Форпоста и ужинать дорожными припасами или прокатиться до ближайшего села, расположенного около замка и ночевать в трактире, где будет свежая еда, но без прекрасной вампирессы под боком – Олег начал распаковывать свои сумки.

– Ну, показывай, где там твои уловители и почему ты не можешь починить их сам, – проворчал он, закончив догрызать гигантских размеров бутерброд, после чего направился к магическому лифту. Любопытная Вереена последовала за ним.

– Вам не сюда, повелитель. – В призрачном голосе Форпоста прорезались виноватые нотки. – Надземные пленочные энергоуловители во время штурма были разрушены полностью и
Страница 2 из 20

восстановлению не подлежат. По косвенным данным, я могу предполагать, что подземные уцелели, и нарушены лишь энерговоды. К сожалению, более точной информацией я не обладаю. В зале уловителей и поблизости от него сеть моих заклинаний отсутствовала, во избежание разрушения и потерь энергии под их воздействием. Вход в тоннель, ведущий в зал уловителей, находится на шестом подземном уровне.

Олег присвистнул. Столь глубокое расположение, насколько он знал, свидетельствовало о крайней опасности протекающих там процессов.

– А сколько всего у тебя подземных уровней? – вдруг поинтересовалась Вереена.

– Под моей непосредственной опекой находятся уровни с первого по пятый. Шестой подземный исключен из общей магической сети и представляет собой шлюз-переход в тоннель, ведущий к залу энергообеспечения. Связь с ним отсутствует со времен штурма. Седьмой подземный – лаборатории бестиария, и восьмой – испытательный полигон также были выведены из общей сети, дабы исключить возможность наведенных помех от силовых линий. О происходящем там я сведений не имею.

– Ты хочешь сказать, что не имеешь никаких сведений о том, что происходит на трех нижних уровнях? – с наигранным спокойствием поинтересовался Олег. – Причем один из них – тот, на который нам надо спуститься?

– Да. Кроме того, должен предупредить о возможности встреч с вырвавшимися за пределы бестиария созданиями.

– Так! – Олег развернулся и направился назад, в комнату. – Сегодня никаких разведок. Что-то я не в настроении пока сражаться с даркианскими боевыми монстрами. Это надо делать на свежую голову! – пояснил он свое решение явно разочарованной Вереене. – Вот съезжу в замок, договорюсь с княгиней, а когда вернусь, можно будет начать решать эту проблему.

– Ты боишься? – Голос вампирессы был полон искреннего изумления.

– Не боюсь, а опасаюсь! Разумная осторожность еще никому не вредила. Кстати, Форпост, какого типа энергоуловители были установлены внизу?

– Темный пожиратель, – немедленно откликнулся дух-хранитель.

– Вот видишь, – обратился Олег к девушке. – Насколько я помню из лекций о характеристике этого типа уловителей, рядом с ними я не смогу колдовать. Они просто будут вытягивать мою энергию, прежде чем та оформится в заклинание! А переть на чудовищ с голым задом и неактивным мечом духа, по-моему, весьма неразумно! Так что не стоит лезть на рожон, а следует хорошенько отдохнуть.

– Так ведь они не работают, энергоуловители-то! И, следовательно, колдовать ты можешь свободно! Чего бояться? Ты любое чудище на раз поджаришь! – Заскучавшая Вереена рвалась в бой. Олег давно отметил некий авантюризм своей подруги, что вызывало в нем сильное изумление. По его мнению, подобное поведение было крайне нетипично для опытной диверсантки, которой она когда-то была. В конце концов, на войне выживают самые осторожные, а герои гибнут первыми. Особенно это касается диверсионных подразделений, в одном из которых когда-то состояла Вереена. Так что, по всем законам логики, именно Вереена должна была настаивать на всевозможных мерах предосторожности.

Но в реальности ничего подобного не происходило. Бесшабашная вампиресса, несмотря на свой довольно немалый возраст, старательно лезла на рожон всюду, где это только было возможно, и именно Олегу приходилось заботиться о подстраховках на случай возможных неприятностей. Вот и сейчас изначально прислушивающаяся к разговору без особого интереса Вереена развила бешеную активность и выказывала самое искреннее желание посетить зал уловителей, стоило ей только услышать про чудовищ.

– Ошибаешься. – Олег покачал головой. – Уловители типа «пожиратель» изготавливались в Дарке из адамантина и отличались преизрядной прочностью. Если же добавить невозможность пользоваться магией рядом с ними… Вряд ли победители стали тратить несколько недель на тяжелый труд, разбивая их с помощью кувалды. Скорее всего, перебили питающие и связующие тяжи и ушли. Да и вообще, глупо рисковать попусту! Я, конечно, понимаю, ты к бою готова всегда, но я-то пока живой! Мне отдохнуть после дороги хочется! Так что никакой спешки. Тем более у Форпоста энергия пока есть. В общем, сейчас ложимся спать, – с деланой строгостью обратился он к Вереене, – и никаких исследований! Тем более завтра к полудню мне надо быть в замке Бель.

– Так-таки и никаких? – Вереена игриво улыбнулась. – Выспаться, говоришь, надо, устал сильно… Бедный! Ладно, ты меня убедил. Располагайся на кровати, а я, так уж и быть, займу свой старый гроб. – Она махнула рукой в сторону этого произведения мебельного искусства, изрядно запылившегося за время отсутствия хозяйки и все так же обвязанного кокетливой черной ленточкой.

– Зачем? – не понял Олег. – Мы великолепно поместимся на кровати и вдвоем!

– Но ты же так устал! – продолжала ехидничать вампиресса. – Тебе надо отдохнуть, выспаться…

– Вредина! – припечатал Олег, стянул сапоги, критически понюхал воздух, после чего снял и носки, поставив их в максимально далекий от кровати угол (а что вы хотите – дорога дальняя, и стираться в пути негде), и, не раздеваясь далее, завалился на кровать.

– Я, конечно, устал, но все же не настолько! – заявил он, водружая ноги на спинку кровати. Несмотря на потрясающую ширину сексодрома, принадлежавшего бывшей комендантше Форпоста, в длину он был слегка маловат для намного более высокого, чем эльтианцы, Олега. – Так что давай сюда! – Он демонстративно подвинулся.

– Как скажете, мой повелитель, – в притворной скромности потупилась Вереена.

Последовавшая за этим ночь оказалась совершенно неспокойной, но очень приятной.

* * *

На следующий день, подъезжая к замку Бель, Олег отчаянно зевал и клевал носом. Его ждали.

– Приветствую вас, сын мой. – Княгиня Катина, строгая и величественная, в шикарном синем платье, встретила его в малой гостиной. – Была ли легка ваша дорога?

– Приветствую, матушка. – Олег церемонно поцеловал руку в тонкой перчатке. – Благодарю вас, дорога была легка…

Разговор в таком тоне продолжался довольно долго. В спокойной обстановке княгиня старательно соблюдала все условности, принятые в высшем свете, и Олегу ничего не оставалось, кроме как подыгрывать бывшей светской львице. Лишь потом, под вечер, анализируя произошедший разговор, он осознал, что в такой вроде бы безобидной беседе княгиня незаметно вытянула у него множество сведений из жизни Академии и о его собственных приключениях, и подивился ее таланту политика.

Однако наконец-таки подошли и к делу.

– Медоус рассказал мне, что недавно у него был разговор с многоуважаемым Элиасом Альфрани, в котором тот сообщил о вашем желании вступить во владение Черной башней и о своей поддержке этого желания. Это так?

– Да. Во время охоты на вампира я обнаружил там интереснейшие магические плетения черной магии, которые мне как ученику-некроманту очень хотелось бы изучить потщательнее. Более того, я смог переподчинить их себе и сейчас хотел бы продолжить изучение. Кроме того, как-то неловко находиться в дворянском окружении в роли имперского князя и при этом не иметь возможности сообщить о своих владениях. В связи со всем этим я и хочу попросить вас продать мне Черную башню. Со своей
Страница 3 из 20

стороны могу гарантировать, что после восстановления защитных плетений там не бу… – Олег хотел сказать «там не будет никакой нечисти и нежити», но вовремя осекся: ведь они с Верееной как раз и собирались обосноваться в нем. Помолчав и сформулировав в голове приемлемый вариант, он продолжил по-другому: – Никакая нечисть и нежить не будут нападать оттуда на ваши владения.

Эта заминка не ускользнула от внимания княгини.

– То есть ты хочешь сказать, что нежить там все же будет, просто ты не позволишь ей нападать? – уточнила она.

Олег пожал плечами.

– Я некромант, – просто ответил он. – Для восстановления башни мне нужны будут рабочие и слуги. А кто из ваших подданных согласится работать в Черной башне? Вряд ли таких найдется достаточное количество. Вот я и планирую прилично сэкономить, навербовав себе персонал на ближайшем кладбище. И работать будут не за страх, а за совесть, и жалованье платить не нужно. – Тут Олег позволил себе небольшую ухмылку а-ля злобный черный маг, отработанную еще в Академии, но, заметив, каким серьезным и колючим стал взгляд княгини, немедленно убрал ее и торопливо добавил: – Разумеется, все мои планы были согласованы с милордом Элиасом и получили полное его одобрение.

– Я гляжу, у тебя большие планы на эту башню… – медленно, в раздумчивости протянула княгиня. – И ты твердо уверен, что я ее тебе передам… – Глубоко задумавшись, она сама не заметила, как оставила светскую церемонность и перешла на «ты». – Немало мужей из нашего рода сложили головы в войне с Темной империей, и их смерти сильно ослабили наш род. Частично именно поэтому я и усыновила тебя. Негоже, если из всех мужчин в роду есть лишь еще незрелый юнец, воспитанный слабой женщиной и не умеющий как следует держать клинок в руках, и три старика, которые некогда были великими воинами, но старость и былые ранения сейчас превратили их в беспомощных инвалидов. Род Бельских всегда славился своими бойцами, а ныне лишь ты, мой приемный сын, можешь поддержать его славу. – Произнеся это, княгиня в упор посмотрела на Олега требовательным взглядом. Тому ничего не оставалось, как кивнуть. – Вот и отлично. Вначале, когда Медоус только сообщил мне о просьбе лорда Альфрани передать тебе во владение Черную башню с прилегающими землями, я собиралась отказать. Нехорошо дробить манор, да и возрождение тьмы рядом с моими землями может принести немало неприятностей. Однако твоя решимость постоять за честь рода Бельских на великом турнире вынуждает меня изменить свое решение. В конце концов, действительно будет негоже, если княжич из нашего рода, представ перед лицом императора, не сможет назвать своих владений!

Олег тяжело вздохнул. Похоже, княгиня в очередной раз подбивала его на какую-то авантюру. Впрочем, платила она, как всегда, щедро.

– Интересно, – спросил он, решившись, – что это за турнир, на участие в котором я согласился? Почему на нем не может участвовать, например, Колин?

– Его отец, мой муж Радомир Бельский, погиб слишком рано, когда Колин был еще совсем ребенком. Так что его воспитывала я, слабая женщина. – На этом месте Олег, не удержавшись, скептически хмыкнул. Как бы то ни было, но слабой княгиню Катину назвать было никак нельзя. Воля у этой женщины была стальная!

– Да, слабая женщина, – с нажимом проговорила Катина, правильно истолковав Олегов хмык, – которая при всем желании не смогла организовать обучение Колина владению оружием, чтобы добиться в нем того уровня навыка, который позволил бы ему не опозорить честь рода на Великом турнире.

– Проще говоря, – не выдержал Олег, – Колин – плохой боец, других воинов в роду не осталось, и вы хотите, чтобы я сразился за вашу команду. За это вы готовы передать мне Черную башню и земли вокруг нее. Кстати, сколько земли?

– Достаточно. Все пораженные земли вокруг башни, заливной луг на правом берегу Велесовой речки, весь лес вплоть до Вольградского тракта и деревни Заразиху и Чесночницу с прилегающими угодьями. – Встав со своего кресла, княгиня подошла к висевшей на стене карте и очертила указанную область. Олег всмотрелся. Кус действительно получался вполне приличный.

– Что за турнир, где проходит и когда начало? – Кивнув в знак согласия, спросил он.

– Великий турнир проходит раз в пять лет в столице империи, Хориве, под личным патронатом императора. Туда собираются сильнейшие бойцы империи, и не только ее. Участие в турнире – великая честь и почетная обязанность для всех княжеских родов империи, от которой род Бельских был вынужден отказываться в течение последних пятнадцати лет, после того как мой муж погиб на очередном турнире. Сей прискорбный факт плохо отразился на нашем положении в обществе. Сейчас мы вновь должны представить участника, и я очень рада вашему согласию.

– Э-э-э… А можно немножко подробнее, как погиб ваш муж?

– Обыкновенно. – Княгиня и глазом не моргнула на очередную бестактность. По всей видимости, она действительно была крайне заинтересована в участии Олега в этом турнире. – На третьем туре он допустил ошибку, и его противник, граф Вашек Вельский, не успев сдержать удара меча, нанес ему смертельное ранение, почти перерубив шею. Радомир скончался на месте. Обычный несчастный случай.

– И много таких несчастных случаев происходит за время турнира?

– Вы боитесь? – Княгиня улыбнулась уголками губ. – Не волнуйтесь. Последнее время на турнирах стали куда больше обращать внимание на меры безопасности. Так, на последнем вообще было всего лишь сорок погибших.

Олег закашлялся. Если сорок погибших – это «всего лишь»…

– А сколько людей участвовало в турнире?

– О, это же Великий турнир! На него съезжаются знатнейшие витязи всей империи. Прошлый раз участвовало более пятисот человек!

Быстро прикинув цифры, Олег обомлел. Чуть меньше десяти процентов погибших, и это, по словам княгини, немного! Понятно, почему она так отчаянно не хочет отправлять туда Колина. Однако, с другой стороны, что смогут противопоставить ему, полудемону, простые воины, пусть даже и очень искусные? В состоянии частичного превращения его сила и скорость многократно превышали человеческие, а прочнейшую чешую невозможно прорубить даже самым тяжелым мечом, если на него не будут наложены магические чары.

На всякий случай он все же поинтересовался:

– А как на турнире с магией? Можно ли использовать магические артефакты или заклинания?

Княгиня сурово посмотрела на него, после чего отчеканила, поджав губы:

– Пойманные на мошенничестве, к коему относится использование любых магических средств, с позором изгоняются с турнира, а род подвергается обструкции. За этим внимательно следят придворные маги императора. Я искренне надеюсь, что вы не станете позорить наш род, прибегая к подобным средствам.

– Не волнуйтесь. Я всегда чту заключенные договоры и не буду пользоваться на турнире своими возможностями мага, даю вам слово, – ответил Олег, мысленно добавив: – Мне и демонических за глаза хватит!

– Вот и хорошо, – успокоилась княгиня и, позвонив в колокольчик, вызвала служанку. – Малиша, проводи моего сына в гостевой покой и проследи, чтобы он был хорошо устроен. Завтра я подпишу документы о передаче владений, и вы можете ехать. Турнир начнется
Страница 4 из 20

только через месяц, однако дорога до Хорива длинна, и к тому же вам нужно будет время, чтобы устроиться и заказать турнирные доспехи. У меня есть в столице небольшой особняк, он в вашем распоряжении.

– Благодарю. – Олег коротко поклонился и последовал за служанкой.

Вечером следующего дня он уже галопом гнал Звездочку по направлению к теперь уже своей Черной башне. В седельной сумке, в специальном металлическом футляре, предназначенном для хранения особо ценных документов, лежали свитки, удостоверяющие его право владения. По заключенному с княгиней устному договору, у него была всего лишь неделя для ознакомления с новыми поместьями и вступления в право владения. Потом было необходимо с максимальной скоростью ехать в Хорив для участия в турнире.

Глава 2

Отголоски войны

– Ich gehe nach Haus, und Chaos gehen на…! – произнес Корум, покидая замок Ариоха.

    Из муркокнутого творчества

– Великий турнир? Ты согласился выступать на Великом турнире за какие-то пару кладбищ? Ты как, не заболел случаем? – с деланой заботливостью Вереена прикоснулась ко лбу Олега. Ладонь вампирессы приятно охлаждала разгоряченное быстрой скачкой лицо. Он тут же перехватил собирающуюся отдернуться руку и прижал ее покрепче.

– А почему кладбищ-то? – поинтересовался Олег, все так же не отпуская руку девушки.

– А как ты думаешь, во что могут превратиться деревни, расположенные неподалеку от гнезда вампиров? Не забывай, до встречи с тобой никаких запретов на питание крестьянами у меня не было. И у моих птенцов, которых впоследствии истребили охотники, – тоже. Так что на эти две деревни хорошо, если тридцать дворов живых людей осталось. А вот кладбища там больши-и-е… Да и другой вопрос возникает. Как ты собираешься драться? Ну, допустим, в мечном бою я тебя немного поднатаскала, хотя до мастера тебе еще очень далеко. А вот что ты собираешься делать в копейной сшибке? И позволь тебя спросить, где ты собираешься брать подходящего, выдрессированного по всем правилам и привязанного к тебе боевого коня? Их, между прочим, обучают едва ли не с рождения! Да и доспех. Ну, его, допустим, ты возьмешь у своей нанимательницы. Но его ведь еще и подогнать надо! Думаешь, управишься со всем этим за месяц, да еще и с дорогой? А самое главное: как ты намерен хотя бы выжить на этом турнире, я уж не говорю о победе? Между прочим, трирцы считаются лучшими воинами Ойкумены, а представители знати – воины потомственные, насчитывающие множество поколений предков-бойцов, с детства обучавшиеся бою. Да и керры могут там появиться…

– Керры? Это кто?

– Магически измененные бойцы. Названы по имени мага жизни, изобретшего способ изменять человеческие тела, Йоркаса Керра. Их стали создавать во время войны. Пытались найти противовес нашему корпусу. Вот только эксперимент оказался не очень удачным. – Вереена выдернула руку и направилась в свою комнату. Олег последовал за ней.

– То есть?

– Понимаешь, опытные маги жизни могут зачаровывать живых существ, изменяя их естественные характеристики. Ну, это ты и без меня, наверно, видел, достаточно взглянуть на личики валенсийских аристократок. Но это косметические примочки, ерунда. Однажды одному сильному, но не очень умному магу, Йоркасу Керру, пришла в голову гениальная, как он решил, идея. Изменить организм человека так, чтобы он стал идеальным бойцом. Ускорить прохождение нервных импульсов, увеличить силу мышц, крепость костей, ну и все такое прочее. Время было военное, и его проекту дали зеленый свет. Вскоре он умер, но тем не менее разработки продолжились. Так и появились керры.

– А отчего он умер?

– От естественных причин. Разрыв сердечной мышцы лезвием вейтангура. Нашему командованию очень не понравились его идеи. Впрочем, все оказалось не так страшно. Как выяснилось, человеческий организм и без того находится почти на пределе своего совершенства. Дальнейшее совершенствование возможно только при переходе на новую ступень, когда он уже перестает быть человеческим. – Тут вампиресса изящно взмахнула рукой, словно невзначай указывая на себя.

– Пойти на такое светлые маги не рискнули. А совершенствование в пределах ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО тела одних систем неизбежно приводит к угнетению других. Так, керры – Сильные – оказались совершенно безбашенными.

– То есть?

– Обо всем в бою забывают. Сражаются без разума, могут даже своих рубить начать. Да и проблемы у них какие-то с физиологией. Точно не знаю, в чем там дело, но когда встал вопрос о продолжении экспериментов, те из них, кто были созданы первыми, ОЧЕНЬ убедительно попросили больше не калечить людей, превращая их в керров.

– Это как?

– Ну, одним из аргументов стала их угроза перейти на сторону Цитадели, если подобные эксперименты не будут прекращены. И их абсолютное убеждение, что все новосозданные Сильные, пообвыкшись и узнав, что у них были предшественники, будут поступать точно так же.

– Тогда эксперимент изменили. Были созданы керры – Быстрые. Им была максимально увеличена скорость реакции. Однако – увы! Они оказались весьма субтильными субъектами, с костями, не выдерживающими наиболее быстрых их движений, и очень коротким сроком жизни. Керры – Равновесные, разработка, в которой попытались компенсировать все эти недостатки, оказались лишь очень немногим сильнее и быстрее самого обыкновенного, хорошо обученного и тренированного бойца. При этом их создание обходилось многократно дороже. Так что данные разработки светлых пошли скорее на помощь цитадельцам. На турнире ты теоретически вполне можешь столкнуться с кем-нибудь из них. Это, конечно, маловероятно, их осталось очень мало, да и в турнирах они, особенно Сильные, стараются не участвовать из-за своей несдержанности, но все возможно.

– Ничего страшного, – усмехнулся Олег. – Я-то все же не совсем человек! Вряд ли у них найдется кто-нибудь, кто сможет противостоять возможностям демона.

– Нелюдь на турнир не допускается.

– Ха! Пройду проверку как человек, а на поле использую частичный оборот.

– Это нечестно! – Вереена усмехнулась.

– Почему? Каждый использует то, чем обладает. У них – тренировки, у меня – природные способности!

– Ладно. Допускаю. В таком случае у тебя действительно есть очень неплохие шансы на победу. Вот только позволь поинтересоваться, что ты, победив, собираешься делать с главным призом соревнований?

– Ну, не знаю… поставлю на полку или на стену повешу… – Олег с недоумением посмотрел на рухнувшую на пол от дикого хохота Вереену.

– На стенку… повесишь… – в изнеможении заходилась та.

– Я сказал что-то не то? – недоуменно переспросил Олег. – А какой, кстати, там главный приз?

– Рука, сердце и – для большинства участников это главное – обширные владения какой-нибудь знатной дамы, в жилах которой течет хотя бы толика императорской крови! Приз этого турнира – светлая княжна Ирена Ленская, троюродная племянница императора. Интересно, она согласится стоять на твоей полке?

– … … … мать! – только и смог вымолвить Олег. – А ты-то откуда это знаешь?

– Если бы ты хоть чуть-чуть интересовался светской хроникой, то и ты бы это знал! Между прочим, уже пару месяцев весь высший свет только об этом и говорит.

– Ладно. Хватит болтовни. Пошли спать. –
Страница 5 из 20

Вереена подошла к своему гробу и, аккуратно развязав ленточку, заглянула внутрь. Удовлетворенно хмыкнув, продолжила: – Раз обещал, придется тебе все же сражаться. А что делать с княжной, решишь, когда выиграешь турнир. Тогда и разберешься – вешать ли ее на стенку, класть ли на полку, или, может, в другое место укладывать… вместе с собой. – Вереена усмехнулась.

– Я сейчас тебя уложу! Причем вовсе не на полку! И, что характерно, именно вместе с собой! – Олег подхватил девушку на руки и шагнул к кровати.

– Нет уж! Если так хочется, можешь уложить меня в гроб. Одну! Потом пожелать спокойной ночи и задвинуть крышку! Я проголодалась, и к тому же тебе надо выспаться. Завтра пойдем смотреть, что там с подземными энергопоглотителями Форпоста. Наружные разрушены качественно, а вот подземные могли и уцелеть.

– Не могли, а наверняка уцелели, – недовольно пробурчал Олег, сдвигая крышку гроба и укладывая вампирессу на мягкие подушки. – Попробуй разбей адамантиновый кристалл, да еще и без использования магии. Наверняка не стали мучиться, перебили энергоканал, да и пошли дальше.

– Завтра увидим. Спокойной ночи.

– Тебе тоже. – Олег улыбнулся и добавил, закрывая крышку. – Приятных эротических снов!

– Поганец! – донеслось из глубины.

* * *

Олег матерился. Долго, со вкусом, поминая эльтианских богов, нечисть, нежить, войну, придурков магов, гребаные завалы, дураков-архитекторов, строящих подземные ходы без должного запаса прочности, и собственный идиотизм, из-за которого он дал Форпосту слово, что поможет наладить энергоснабжение. Прислонившись к выложенной красновато-черным гранитом стене подземного хода, Вереена восхищенно внимала замысловатым конструкциям, в которых бывший студент-филолог отводил душу.

Наконец, спустя пять минут, Олег исчерпал весь свой запас ругательств на валансеа и, обернувшись к ехидно улыбающейся вампирессе, убито спросил:

– Ну и что будем делать?

Посреди широкого подземного коридора возвышался гигантский завал, полностью блокирующий проход на шестой уровень.

– А что тут можно предложить? Будем копать. Думаю, через годик-другой разгребем эту кучу земли. Вряд ли коридор обрушился на всем протяжении. Цитадельцы строить умели. Скорее всего, этот завал – маленький подарочек от светлых магов тому, кто попытается восстановить энергоснабжение. Светлые маги всегда были очень предусмотрительны.

На этот раз Олег перешел на русский. Ни в валансеа, ни в тририрне, ни в фенрианском наречии подходящих слов попросту не нашлось. Закончив пятнадцатиминутную речь сложным шестиэтажным оборотом, в котором светлым магам предлагалось использовать их предусмотрительность в качестве фаллоимитатора, чтобы не опозориться, занимаясь сложным групповым сексом с ослами (причем активная позиция отводилась как раз-таки вьючным животным), он присел на корточки и задумался. Затем, сотворив небольшой фаербол, швырнул его в кучу земли, громоздящейся перед ними. Посмотрел на крохотную оплавленную выемку, окруженную спекшейся коркой, и грустно покачал головой. Идея не проходила.

– Сюда б мага земли… – протянул он печально. – Или экскаватор и роту стройбатовцев с саперными лопатами.

– Ну наконец-то ты начал думать, – усмехнулась Вереена. – Я уж боялась, что этого никогда не произойдет. Не знаю, кто такие эти экскаватор и стройбатовцы, но мысль действительно здравая. Как ты думаешь, а толпа зомби и скелетов с простыми лопатами и тачками для вывоза земли их заменить не сможет?

– Вер, ты гений! – В порыве чувств Олег обхватил вампирессу за талию, приподнял и сделал пару кругов по тоннелю.

– Наконец-то это до тебя дошло, – довольно усмехнулась та. – И года не прошло, а ты уже додумался до этой мысли! Нет, зря я считала, что у тебя в голове совсем мозгов нет! Есть они, есть! Правда, мало… Но ничего страшного, зато голова прочная! А теперь поставь мудрую и прекрасную меня на место и шагом марш в свои деревеньки. Покойников там много!

– Ну ты и вредина! – с чувством произнес Олег, чмокнул вампирессу в аккуратный носик и поставил ее на землю, после чего быстрым шагом направился к ближайшему «лифту», как он окрестил мини-порталы перемещения внутри Форпоста. Ему предстояло еще множество дел, а времени оставалось очень немного.

* * *

В поездку по деревням Олег отправился один. После рассказа вампирессы о том, что эти две несчастные деревеньки весьма долгое время являлись своеобразной «общественной столовой» для нее и вампиров организованного ею гнезда, он решил, что брать ее с собой будет несколько… нетактично.

Ради такого визита Олег, зная о том пиетете, который трирцы питали к светлым магам, нарядился в свой ярко-алый плащ ученика Огненного факультета. Учитывая, что в остальном он отдавал предпочтение одежде темных тонов как более практичным и немарким, смотрелось это несколько попугайски. Однако на крестьян явление нового владетеля-мага произвело огромное впечатление.

Как оказалось, княгиня Катина не сочла нужным скрывать обстоятельства его усыновления, и теперь крестьяне искренне радовались, что их сеньором стал такой умелый охотник на нежить, тем более обучающийся в магической Академии.

Повод для радости и верно был немалый. Олег поставил надежную защиту от нежити – простейший отпугивающий контур. По его прикидкам, года два теперь никакая неразумная нежить и близко не посмеет подойти к общинным полям. Да и нечисть к таким контурам относилась с немалой опаской. От разумных представителей нежити и нечисти защиту поставила Вереена – магические метки «ЭТО МОИ ОХОТНИЧЬИ УГОДЬЯ!!!» должны была надежно защитить крестьян. Действительно, разумные виды предпочитали не связываться с Высшими вампирами.

Кроме того, Олег более чем в три раза снизил налоги. В основном крестьяне платили их продуктами питания и зерном, и он не видел для себя нужды заготавливать столько еды, а заниматься торговлей не было ни времени, ни желания.

Освободил от барщины (по той же причине) и даже дозволил играть свадьбы без предварительного «опробования» невесты. В последнем случае отказ от права первой ночи дался Олегу не так уж и просто – крестьяночки были весьма симпатичные, но, представив себе реакцию Вереены на попытку осуществить свои «права феодала», он решил, что благородное самоотречение – вещь очень полезная, поскольку помогает избежать множества неприятностей. К тому же вампиресса все равно красивее!

Правда, нашлись и недостатки. Самым крупным было то, что новый владетель оказался не только добрым светлым магом, но и изучал темную магию! Впрочем, как он сказал, только для того, чтобы помогать людям. Когда староста Заразихи, довольно еще крепкий мужик лет сорока, недоверчиво поинтересовался, какие такие добрые дела можно делать с помощью проклятой богами темной магии, молодой господин не оскорбился и не приказал всыпать наглецу плетей, как подсознательно ожидали многие, а просто ответил:

– Мне надо где-то жить. Я собираюсь жить в Черной башне. Не в крестьянской избе же ютиться! Кто из вас хочет, чтоб я устроил барщину и заставил вас восстанавливать башню? – Деревня ответила настороженным молчанием. – Вот видите – никому неохота. Тогда я просто подниму ваше кладбище, и вместо вас барщину
Страница 6 из 20

отрабатывать будут мертвецы.

Из задних рядов донесся истеричный выкрик:

– Предки! Предков пожалей, барин! Дай им поспать спокойно! Они и при жизни трудились, а сейчас и после смерти покоя не будет!

– Предкам вашим от того урону никакого, – спокойно объяснил Олег. – Души их на небесах вкушают заслуженный отдых, и обратно я их зазывать не собираюсь. Сложно это, да и не нужно. Мне требуются просто оболочки, тела мертвые, чтоб наполнить их магией и отправить восстанавливать башню. Душам от того никакого вреда нет. Впрочем, если кто очень уж боится за своих мертвых родичей, то может пойти восстанавливать башню сам. Укажите могилку, я ее и не трону. А вы пойдете башню ремонтировать. Мне в общем-то все равно, какие руки ее чинить будут – живые или мертвые. Главное, чтоб работали хорошо.

Воцарилось угрюмое молчание. Вкалывать в проклятой башне не хотелось никому. Обстановку развеял чей-то тонкий, видимо, женский голосок:

– Ан и то ладно. Раз ты, барин, говоришь, что беды нашим предкам от того не будет, значит, и пусть оно… Баре, они завсегда своему слову хозяева полные. Лгать им не к месту. А если и нет… Так почему бы предкам нашим и не помочь потомкам своим? Я своим деткам в помощи никогда б не отказала!

Деревня зашумела. Метод кнута (сами пойдете ремонтировать!) и пряника (а оброка-то платить – в три раза меньше и на барщине корячиться не надо!) сработал безукоризненно. Крестьяне сошлись во мнении, что «барин добрый, хотя и со странностями…»

– Ну дык ему и положено. Маг, как-никак, да и бразование имеет. Вон, как лихо грамотку подписывал… – такую характеристику себя он подслушал из разговора старосты Заразихи с женой, не предполагавших о возможностях демонического слуха. Это его изрядно насмешило и обрадовало. В конце концов, если уж довелось стать крепостником, так пусть уж лучше люди тебя любят, чем боятся.

Поздним вечером следующего дня, закончив объезд владений, он возвращался в Форпост, ведя за собой навербованные на сельских кладбищах почти три сотни скелетов; более-менее свежие могилы он трогать не стал – зачем ему вонючие зомби в коридорах башни? Да и крестьян тревожить не хотелось. Все-таки люди куда более спокойно относятся к исчезновению старых, позабытых могил, чем свежих, в которых лежат дорогие и близкие люди. Вспомнить хотя бы истории советского времени – с постройкой жилых домов на месте старых кладбищ. Подумав об этом, Олег усмехнулся: вот где был бы простор для некроманта!

В башне его встретила сытая и довольная Вереена. За время его поездки она успела посетить Вольград и хорошенько перекусить.

Передав управляющий контур скелетов чрезвычайно довольному духу-хранителю – «Ну наконец-то хоть какой-то гарнизон появился!» – и пронаблюдав, как этот «гарнизон», бодро расхватав лопаты, ведра и тачки, отправился разбирать заваленный подземный ход, Олег, быстро ополоснувшись (к счастью, канализационная и водоподводная системы при штурме практически не пострадали), отправился спать.

* * *

Двое суток продолжался разбор завалов. Костяной «стройотряд» лихо таскал землю, не отвлекаясь на всякие глупости вроде сна, еды и перекуров.

Олег в это время «наслаждался» усиленными тренировками. Вереена решила, что ехать на Великий турнир без подготовки будет просто оскорблением древних традиций, и усиленно гоняла его, обучая премудростям боя в тяжелом доспехе.

Вооружившись своим старым эспадоном, обряженный в тяжелый, изукрашенный золотыми символами пластинчатый доспех Всадника Хаоса – наиболее близкую имитацию турнирного облачения из того, что нашлось в кладовых Форпоста, Олег пыхтел и сопел, выполняя осточертевшие упражнения.

Вереена, помахивая огромным фламбергом, взятым из тех же кладовых, размер которого едва ли не превышал ее рост, так, будто в ее руках была не железяка весом под восемь килограммов, а легкая тросточка, отпускала ехидные комментарии и показывала новые приемы.

– М-да… – говорила она, ловким движением сбивая его меч в сторону и чиркая кончиком фламберга по прикрывавшей шею Олега кольчужной бармице. – Нет, я, конечно, понимаю, что голова для тебя далеко не самый важный орган, но чем же ты есть собираешься? Ты уж, если намерен и дальше выполнять «проход теней», не зафиксировав запястье, заранее позаботься рот на пузе отрастить.

Олегу не раз приходило в голову, насколько странно они должны были смотреться со стороны. По местным меркам чрезвычайно высокий, закованный в тяжелый доспех парень и невысокая, стройная девушка, ничуть не напоминающая перекачанных бодибилдерш, размахивали огромными двуручниками, при этом парень раз за разом терпел полное поражение. К счастью, в тренировочном зале Форпоста лишних глаз не наблюдалось, и его позор оставался неизвестен широкой общественности.

Копейному бою Вереена его не учила. Как она объяснила, во-первых, сама знала лишь теорию – что удалось понять из наблюдений за тренировками братьев, а во-вторых, за оставшееся время научить его хоть чему-нибудь полезному было просто нереально. Так что в этой дисциплине Олегу оставалось рассчитывать лишь на свою скорость, силу и реакцию демона.

В мечном же бою она сосредоточилась на том, чтобы научить приспосабливать разученные им за год приемы боя на легком одноручном мече к тяжелому двуручнику. Приемы годились далеко не все, колющие удары, излюбленные Олегом, в исполнении двуручника выглядели совершенно по-другому, однако многие удары боя на палашах более-менее подходили и для длинного меча. Однако и их требовалось долго приспосабливать и обкатывать. Силы Олегу в состоянии частичного превращения было не занимать, но большая масса эспадона и, соответственно, большая инерция не раз играли с ним злую шутку.

Кроме того, стесняющие движения тяжелые доспехи очень мешали. То ли дело родная чешуя! И легче, и прочнее, и движения не сковывает! Но, увы, турнирный доспех был строго определен регламентом, и от этого было никуда не деться.

Наконец утром третьего дня Форпост объявил, что ночью расчистка прохода была закончена и даже проведена небольшая разведка тоннеля «силами подведомственного гарнизона» вплоть до границ действия его управляющих заклятий. Следов живых чудовищ не обнаружено. Изредка в тоннеле попадались скелеты необычайных пропорций вперемешку с людскими, на которых сохранились остатки одежды, доспехов и оружия.

Впрочем, скелетов различных чудищ было гораздо больше, из чего духом-хранителем был сделан логичный вывод о гибели перспективных лабораторных разработок, частично истребленных светлыми, а частично умерших от голода, не имея возможности прорваться к поверхности из-за завала. Далеко разведчиков Форпост заслать не смог. В тоннеле перехода его управляющие заклятия заканчивались, а посланные на дальнюю разведку несколько скелетов с программой автономных действий вернулись не все. Вернувшимися ничего опасного обнаружено не было.

Выслушав доклад, Олег встревожился. Конечно, поднятые им скелеты были всего лишь второго уровня, и любой из них мог быть без особых проблем уничтожен даже средним воином, но Форпост посылал их на разведку группами по десять. Второй и четвертый десяток не вернулись и, значит, были кем-то или чем-то уничтожены полностью, и довольно
Страница 7 из 20

быстро. Иначе хоть один из них вернулся бы и доложил об опасности.

Забрав у Форпоста управление над сотней костяных бойцов, Олег заслал их в оружейную с приказом взять оружие и надеть доспехи. Разумеется, дополнительная защита мертвецам не требовалась. Однако доспехи утяжеляли легкие кости, и в случае серьезной опасности Олег смог бы просто завалить врага одоспешенными костяками.

– В конце концов, – рассуждал он, – навстречу опасности лучше идти, максимально к ней подготовившись.

Услышав отдаваемые им приказы, Вереена одобрительно кивнула. Она тоже считала, что будет куда лучше, если первый удар неведомой угрозы примут на себя и без того мертвые скелеты, дав время и возможность оценить опасность и соответственно к ней подготовиться.

Наконец все было готово к спуску. Расчищенный скелетами тоннель был довольно широк, и, встав в середине строя, Олег и Вереена двинулись по нему вперед.

Освещение на шестом подземном уровне отсутствовало. Впрочем, ночное зрение демона позволяло Олегу достаточно неплохо различать путь метров на двадцать впереди себя. Большего в прямом тоннеле и не требовалось.

Первое время неожиданностей не происходило. Позвякивая кольчугами, скелеты бодро топали по тоннелю. У боковых проходов и развилок Олег выставлял стражу и мог не опасаться неожиданного удара в спину. Дорогу он выбирал, ориентируясь по направлению толстых жил темного обсидиана, служащего Форпосту в качестве энергопроводящего элемента.

Некоторую нервозность вызывало то, что магический фон, который, по мере приближения к поглотителям, должен был бы понижаться, не только не уменьшился, но и, наоборот, начал резко возрастать. Однако, поразмыслив, Олег успокоился. По-видимому, поглотители, накопив предельно возможное количество энергии и не имея возможности передавать ее накопителям Форпоста, переключились на цикл «поглощение – отдача», и сейчас шел как раз цикл отдачи. Это радовало. Какой бы ни была таящаяся угроза, возможность использования магии для ее устранения намного повышала шансы на удачный исход мероприятия.

Первый разрыв обнаружился в небольшом овальном зале, когда-то, видимо, являвшемся чем-то вроде операторской или локального центра управления. Собственно, зала как такового и не осталось. По всей видимости, здесь наступающие светлые столкнулись с сильным сопротивлением, и кто-то из магов земли, не мудрствуя лукаво, призвал каменного голема, использовав для этого материал облицовки. Желание выдержать стиль сыграло с темными плохую шутку. Природный гранит бордово-черных тонов, которым были выложены стены шестого подземного уровня, намного легче поддавался управлению магов земли, чем искусственные материалы типа кирпича.

Сейчас зал зиял голой кирпичной кладкой, кое-где из проломов сыпалась земля и сочились подземные воды, в зале валялись переломанные человеческие кости, обрывки истлевшей ткани и перекрученное железо, когда-то, по-видимому, бывшее доспехами, а посередине возвышалась конусообразная груда гранитного щебня, в который превратился голем после исчерпания вложенного в него магом энергоресурса.

Ряд обсидиановых «кирпичей», проходя по стене зала на высоте человеческого роста, обрывался в одном из крупнейших проломов, вновь продолжаясь на другой стороне и ныряя в темный боковой проход.

Тут Олег призадумался. Отправляясь восстанавливать энергосистему, он как-то не озаботился прихватить «починочный материал» и сейчас пожинал плоды своей непредусмотрительности. Конечно, можно было бы выделить Вереене несколько скелетов и послать ее наверх, но это было бы слишком долго. Пролом был велик, и заделывать его для восстановления проводящих путей пришлось бы довольно долго. И кто знает, сколько таких проломов встретится еще на пути!

Конечно, он мог бы пожертвовать частью своего воинства, заделав дыру человеческими костями. После определенных магических ритуалов, являющихся обязательной частью поднятия скелетов, кости становились идеальным проводником темной энергии. Однако терять приличную часть войска еще до первого столкновения с врагом Олегу остро не хотелось. Скелеты могли еще очень даже пригодиться, а на восстановление проводимости потребовалось бы штук двадцать как минимум.

Растерянно оглядевшись, Олег зацепился взглядом за валяющийся в углу проломленный череп и расплылся в улыбке. Проблема была решена. Разумеется, создать более-менее боеспособные скелеты из разрозненных и многократно переломанных костей погибших магов было практически невозможно. Но этого и не требовалось! А работать энергопроводящей заплаткой они смогут без проблем!

Очистив небольшой участок пола, скелеты вскоре натаскали туда множество разнообразного костного мусора. Проведя первичную инициацию, Олег не стал продолжать ритуал поднятия, а, экспериментируя на ходу, заставил кости срастись в один огромный неряшливый блин, который и был налеплен на место пролома. Оставленные с боков блина кисти рук цепко ухватились за обломанные края кирпичной кладки, надежно фиксируя его положение. Края сросшихся костей соприкоснулись с обсидиановыми дорожками, выпустили тонкие усики, как бы прорастая в прозрачный камень, по костяной заплатке словно прошла волна, подстраивая ее к неровностям пролома, и все замерло. Проводимость была восстановлена.

Олег облегченно выдохнул и устало опустился на грязный пол, сердито поглядывая на неопрятный костяной блин, никак не напоминающий то изящное кружево, которым он должен был стать по его задумке.

«Да, до истинного «скульптора кости» мне еще далеко… – самокритично подумал он. – Впрочем, чего же я хотел? Висс же предупреждал, что высоким уровням некромантии по шару научиться невозможно. И то чудо, что он мне основы преподать ухитрился. Интересно, что бы случилось, если бы я попытался создать костяного дракона или химеру смерти? Технология-то ведь, в общем, та же…»– Олег кинул на блин очередной взгляд и решил пока воздержаться от подобных экспериментов.

Отдышавшись, он построил свое воинство и уже собирался продолжить путь, как вдруг понял, что в управляющем контуре отсутствуют сигналы шестнадцати скелетов, которых он попарно расставлял для охраны боковых проходов. Отправленная на выяснение Вереена доложила, что действительно пара охраняющих ближайший боковой проход скелетов куда-то исчезла. Следов схватки не было. Судя по отпечаткам на пыльном полу, создавалось впечатление, что скелеты вдруг сами направились в глубь охраняемого ими тоннеля.

Олег непонимающе покачал головой. Такого просто не могло быть! Да, более сильный некромант мог бы переподчинить себе навербованную Олегом армию, но не незаметно же! Да и не стал бы он выдергивать их из-под подчиненного Олегу контура управления, а просто попытался захватить контроль над самим контуром. Впрочем, откуда взяться опытному некроманту в этих подземельях, где уже двадцать лет не было ни одной живой души?!

С сомнением оглядев свою «армию», понесшую первые потери, он продолжил путь. Стражников на этот раз выставлять не стал. Однако Вереена потребовала, чтобы он передал ей командование над тремя десятками. Получив желаемое, вампиресса незамедлительно переместилась в арьергард для охраны
Страница 8 из 20

тыла.

Через полчаса блужданий был обнаружен второй обрыв. К счастью, пролом был невелик, и Олег смог заделать его, пожертвовав всего двумя скелетами. На этот раз обрыв находился перед развилкой узкого коридора, где не было никаких костных останков, а посылать своих воинов на поиски Олег не рискнул, резонно опасаясь новых, более крупных потерь.

Судя по форме и внешнему виду пролома, нанесен он был специально, именно с расчетом перебить энергоподачу. Такую ровную, каплевидную, слегка оплавленную выемку мог оставить только мощный прожигающий фаербол, специально пущенный с этой целью вдоль протяжения энергоканала для его разрушения. Отсутствие в коридоре каких-либо следов боя еще больше утверждало Олега в этой теории.

– Вот интересно, – вслух подумал Олег, установив очередной блин и присаживаясь, чтобы восстановить дыхание и запас сил. Благо интенсивность энергопотока по мере приближения к цели похода резко увеличивалась, уже превышая стандартный уровень более чем в три раза. – А почему это у Форпоста была сделана только одна линия подачи энергии от резервного источника? Это же военный объект! Могли бы сделать несколько линий передачи. А то тут – раз – разрушили канал, и все, он без энергии. Как-то нелогично. Такое впечатление, что военные инженеры Цитадели не отличались высоким умом!

– С чего ты взял, что линия была одна? – возмутилась незаметно приблизившаяся Вереена. – К твоему сведению, подобные укрепления строились с трех-четырехкратным дублированием всех важнейших систем!

– Ну и где же это дублирование? – насмешливо поинтересовался Олег, небрежно кивая на одинокую линию вулканического стекла, тянущуюся вдоль стены. – Что-то не видно никаких резервных энерговодов! Зрение у меня, что ли, испортилось?

– Нет. Не зрение. Мозги! Из пяти энерговодов резервного питания три располагались непосредственно в земле и были уничтожены направленным землетрясением перед штурмом. Основной в данный момент недоступен ввиду полного обрушения стен вертикальной шахты, в которой он располагался, а тот, вдоль которого мы идем, остался единственным, который сейчас, хотя бы теоретически, возможно восстановить!

– Откуда ты все это знаешь? – пораженно спросил Олег.

– Полистала техдокументацию Форпоста, пока ты со своей приемной мамашей торговался, – улыбнулась девушка. – Скучно было, вот и решила заглянуть. Не всем же, как ты, переться на рожон, ничего не зная. Если уж решили заниматься починкой, то надо хотя бы знать, что и как чинить следует!

Олег пристыженно понурился. Несколько минут прошли в молчании.

– Ладно, приношу свои извинения мудрым инженерам Темной цитадели, – наконец пробурчал он. – Однако пора двигаться дальше. – С этими словами Олег начал было подниматься с каменного пола, но был тут же сбит с ног ловкой подсечкой Вереены.

Пронесшийся над ним сгусток черной энергии обдал магические чувства Олега запахом смерти и тлена и расплылся по черепу стоящего за ним скелета.

Следующие два комка разбились о машинально выставленный щит.

– Левый проход! – Выкрик Вереены ударил по нервам, и мощный взрывбол умчался в указанном направлении. На мгновение в колеблющемся алом свете огненного шара мелькнула кривобокая, закутанная в истлевшие тряпки фигура, стоящая в глубине коридора, а затем весь проход затопила волна яростного пламени, рожденная взрывом. Огненный язык вырвался из тоннеля, обдал нескольких стоящих поблизости от него скелетов, сплавляя в единую массу надетые на них доспехи, лизнул защиту Олега, словно пробуя на прочность своего создателя, и опал, оставив после себя запах паленого камня.

– И что это было? – непонимающе спросил Олег, поднимаясь с каменного пола и на всякий случай не убирая защит. Это оказалось мудрым решением. В следующий миг его щиты затрещали, сдерживая удар «копья смерти», нанесенный с невероятной силой.

– Всю мощность на щиты! – выкрикнула Вереена. – Больше объемными заклинаниями не бей! Меня задеть можешь! – Она отступила к стене тоннеля и словно растворилась в окруживших ее тенях.

Впрочем, Олегу так и так было не до масштабных атак. Его загадочный противник атаковал исключительно боевыми заклятиями низших уровней некромантии, но вкладывал в них настолько умопомрачительную мощь, что щиты трещали и прогибались даже при максимальном энергетическом наполнении. Олега пробирал холодный озноб, стоило ему подумать, что случится, если этот загадочный враг применит какое-либо более серьезное заклинание.

Изредка метаемые Олегом фаерболы особого вреда его противнику явно не причиняли, а «бурлящая тьма», казалось, наоборот только добавила ему энергии.

Внезапно какой-то подозрительный шум за спиной привлек его внимание. Короткий взгляд, кинутый им за спину, показал, как несколько скелетов, руководимых контуром «телохранитель», изо всех сил пытаются сдержать своего сотоварища, в которого пришелся первый удар неведомого врага. Прежде пустые глазницы его теперь горели тусклым зеленым светом, из-под доспехов стекали клочья тумана, а ранее не такой уж и сильный костяной воин легко прорывался сквозь толпу своих «сослуживцев» с явным намерением проверить крепость защищающей Олега чешуи лезвием своего слегка заржавевшего от долгого хранения меча.

Как ни мимолетно было это отвлечение от схватки, оно едва не стало роковым. Новое «копье тьмы» пробило внешний щит, который Олег не успел скомпенсировать, и мощным ударом по внутреннему щиту отбросило его, сильно приложив спиной о стену тоннеля. Внутренний одноразовый щит личной безопасности замерцал и погас, до конца исполнив свой долг, оставляя Олега совершенно беззащитным. Возвести новую защиту он не успевал, и следующий удар пришлось отводить лезвием «меча духа».

К счастью, магический меч не подвел своего хозяина. Приняв удар «черной плети» на покрытое пламенем лезвие, он на секунду замерцал, ладонь Олега кольнула резкая боль, но и гибкая веревка тьмы, протянувшаяся из коридора, вместо того, чтоб рассечь и Олега, и его меч, полыхнула рыжим пламенем и бесследно исчезла.

Ранее не тренировавшийся в использовании доставшегося ему оружия как магического артефакта, Олег обрадованно взревел и сделал резкий выпад в воздух, целя в направлении коридора, в котором скрывался загадочный враг. С лезвия меча сорвалась длинная струя пламени, с гудением распоровшая давнюю тьму подземных коридоров.

Его противник не издал ни звука, но по озарившему коридор мерцанию личной защиты Олег понял, что попал и тому сейчас приходится очень даже невесело. И тут сильный удар по плечу бросил его на пыльный пол подземелья. Обернувшись, он увидел, что его «охранную сотню» споро и деловито разбирают по косточкам около десятка скелетов с мерцающими уже знакомым зеленым светом глазницами, а один из них, видимо, самый прыткий, вновь заносит свой тесак для следующего удара. Судя по запомнившимся Олегу деталям доспехов, это были те самые, кого он оставлял охранять проходы.

Отмахнувшись левой рукой, так, что заржавленное лезвие скользнуло по прикрывающей предплечье чешуе, не нанося вреда, Олег, все так же лежа, вновь махнул «мечом духа», на этот раз вкладывая в клинок побольше энергии. Пламя заполонило коридор за ним, в лицо
Страница 9 из 20

дохнуло нестерпимым жаром. На стенах осталась широкая оплавленная полоса, а скелеты – как послушные «охранники», так и «ренегаты» – обратились в несколько кучек костного угля, сверху облицованного расплавленным металлом. Олег с уважением взглянул на все так же покрытое струями пламени лезвие меча, продемонстрировавшего сегодня просто невероятные возможности и уже дважды спасшего ему жизнь, и резко обернулся к коридору, в котором скрывался его враг. Он только сейчас сообразил, что занятый возней со скелетами, подставил тому совершенно незащищенную спину, и теперь удивлялся, что все еще жив.

Однако темнота хранила полнейшее молчание, и оттуда не спешили вылетать «копья тьмы», «черные плети» и «клубы мрака», как то было только что. Спешно восстановив защиту, Олег оглянулся на чудом уцелевший после побоища десяток скелетов и, на секунду задумавшись, отправил их перед собой. Если что, он всегда успеет их уничтожить. Так, осторожно, с максимально напряженными щитами, Олег вступил в проход, из которого подвергся столь яростной атаке. Впрочем, далеко идти не пришлось. Пройдя буквально метров двадцать, у первой же развилки он наткнулся на несколько разрубленных костяков в доспехах, видимо, некогда бывших его скелетами, «перешедшими на службу» к загадочному врагу. Также там присутствовал загадочный ком грязных тряпок, из которого высовывались частично мумифицированные, частично разложившиеся руки, крепко сжимающие какой-то то ли длинный жезл, то ли короткий посох с хрустальной черепушкой на конце. Голова у данного экземпляра валялась неподалеку, явно отрубленная ударом вейтангура. Рядом сидела виновница всего этого беспорядка, баюкающая сильно обожженную правую руку и на все лады костерящая «придурка безмозглого, который простых слов не понимает и швыряется пламенными струями, когда говорено ему – держать защиту!»

Олег виновато потупился. Как выяснилось, струя огня, выпущенная его мечом, ударила в защиту «этой вот падали с палкой» как раз в тот момент, когда Вереене удалось подобраться к нему на расстояние удара. В результате, у девушки появились сильные ожоги кисти правой руки, несколько обгорели лицо и ступни ног, а самое главное, сильно пострадал ЕДИНСТВЕННЫЙ(!!!) боевой костюм, защитивший ее тело. Именно это и злило девушку больше всего. Если ожоги уже начали регенерировать, то восстановить насыщенный древними заклятиями магов Темной цитадели костюм не представлялось возможным, что весьма эмоционально и высказывалось ему рассерженной вампирессой.

– Может быть, вернемся? – осторожно поинтересовался Олег, поднимая ее на руки и начиная осторожно вливать в нее энергию. Идти самостоятельно Вереена не могла. – Вдруг там есть еще кто-нибудь подобный? Второго боя мы не выдержим.

– Щаз-з-з! – сердито отозвалась Вереена. – Думаешь, лич потерпел бы рядом с собой конкурентов? Можешь не волноваться, если тут что и было, то этот тип, – тут она злобно взглянула в сторону кучи тряпья, – давно всех извел. Так что можем двигаться без опаски. Раз уж ради этого был угроблен мой единственный костюм, то надо хотя бы доделать дело!

– Лич?!! – Олег обернулся в сторону недавнего врага. Грязные полуистлевшие останки ничуть не напоминали аккуратного и умного Висса и его учеников, о чем он и не замедлил сообщить Вереене.

– Сравнил! – насмешливо ответила та. – Твой Висс – гений! Его заклятие привязки душ – это нечто невероятное, и при этом оно настолько просто, что его смог выучить даже такой оболтус, как ты. Но, увы, магам Темной цитадели оно так и осталось неизвестным. Так что то, что ты видишь, и есть останки самого обычного лича – тупой злобной твари, получающейся из убитого некроманта после срабатывания чар «отложенной мести» и одержимой ненавистью ко всем живым. Хватит болтать, пошли скорее. – Она взглянула на свои ступни, где сквозь обугленную корку стремительно прорастала новая кожа. Лицо вампирессы уже практически восстановилось, а вот рука затягивалась намного медленней. Сквозь окутывавший ее лечебный туман нет-нет да мелькали обгоревшие кости фаланг пальцев. Каждый раз, когда взгляд Олега скользил по ней, его охватывало острое чувство стыда и раскаяния.

– Успокойся, – наконец заметила его состояние Вереена. – Бывали у меня раны и потяжелее. Это в общем-то ерунда. За час-два затянется бесследно. А вот костюм жалко! Где я теперь другой такой добуду?

– Может быть, Висс сможет помочь? – осторожно поинтересовался Олег, медленно продвигаясь по темному коридору. Несмотря на уверенность Вереены в отсутствии более врагов, щитов он не убирал и только вложил в ножны «меч духа», чтобы освободить руки для удержания вампирессы. – Он все же очень опытный и сильный маг.

– Может, и сможет, – скаламбурила девушка, устраиваясь поудобнее и обхватив его за шею здоровой рукой. – Но вообще-то костюмы изготавливались артефакторами, в то время как он у тебя некромант. Специализация, видишь ли, немножко другая, – ехидно продолжила она.

Олег облегченно выдохнул. Раз Вереена начала язвить, значит, она действительно в порядке.

– Ну тогда и вовсе проблем нет! На Темном факультете преподают несколько цитадельских артефакторов. Правда, сейчас они заняты, пытаются создать кольца власти, но я думаю, их можно будет ненадолго от этого отвлечь.

– И что ты им скажешь? Ой, простите, пожалуйста, я тут нечаянно боевой костюм Ночной тени сжег, нельзя ли другой изготовить, а то она ругается сильно? – Вереена уже улыбалась. Ноги практически восстановились, и сейчас из обгоревших штанин выглядывали две изящные маленькие ступни, однако никакого желания покинуть уютные объятия Олега девушка не изъявляла.

– Придумаю что-нибудь, – беззаботно откликнулся тот.

Так, препираясь, они и достигли зала поглотителей. Он производил впечатление. Огромный, мрачный, весь уставленный гигантскими полупрозрачными колоннами, из которых то и дело вырывались темно-фиолетовые вспышки света. С каждой такой вспышкой Олег ощущал, как на мгновение усиливается поток протекающей через него магической энергии. К колоннам по полу, стенам и потолку спускались потеки того же темно-фиолетового света. Олег замер, ошеломленный красотой зрелища, и, лишь спустя несколько долгих мгновений, сообразил, что эти фиолетовые мазки света и есть энерговоды, до отказа заполненные не имеющей выхода энергией.

– Они просто переполнены, – прошептал он, наблюдая за игрой переливов.

Проследив за световой сетью, он нашел место последнего обрыва. Кто-то из светлых магов просто обрушил часть стены, на которой многочисленные энерговоды, подходящие к накопителям, сходились в одну точку, обращаясь в стационарный канал, исчезающий в коридоре, по которому они сюда пришли.

Аккуратно посадив Вереену возле одной из колонн – вампиресса с наслаждением приникла к поглотителю, буквально купаясь в волнах испускаемой им энергии, – он начал заделывать пролом, без сожаления пожертвовав на это почти все последние скелеты.

Покончив с этим делом, он устало облокотился о стену. Освещение зала медленно блекло, энергия перетекала по восстановленному каналу в накопители Форпоста.

– Что ж, пора возвращаться, – улыбнулась девушка. – Дело закончено.

– Минуту… Дай только
Страница 10 из 20

дыхание перевести. – Олег со вздохом отклеился от стены и поинтересовался: – Ты идти сможешь?

Вереена взглянула на свои босые ступни, слегка подвигала пальчиками и ответила: – Ну вообще-то ноги уже восстановились, но… – И намекающе перевела взгляд на усеянный острыми осколками битого камня пол.

Правильно поняв ее намеки, Олег вновь подхватил девушку на руки. И лишь когда они подходили к выходу с уровня, сообразил, что острые осколки, как и любое другое незачарованное и непосеребренное оружие, ничем не могли повредить Высшей вампирессе. Когда же он озвучил эту догадку, ответом ему был переливчатый смех:

– А может, мне просто понравилось, когда меня носят на руках?

Глава 3

Столица империи

Арагорн:

– Увидев, что нас всего тридцать, умбарские пираты громко рассмеялись. И совершенно зря, между прочим, – тридцать человек, да при шести плавающих танках…

    Из толкиенутого творчества

– Какая красота! – произнес Олег, рассматривая с невысокого холма раскинувшуюся перед ним долину широкой реки.

Впереди, на противоположном берегу, раскинулся невероятный город. Над сложенными из белоснежного известняка стенами возвышались могучие башни такого же невероятно белого цвета, освещаемые ярким полуденным солнцем. За ними, не теснясь, свободно стояли белые невысокие дома, окруженные обширными садами, и глыбой снежного замка возвышался императорский дворец. За стенами, на полого спускавшемся к реке берегу, несколько портя великолепный вид, теснились предместья, но Олег старался не обращать на это внимания. В конце концов, не может же все быть идеально!

– Я часто слышала, что Хорив – очень красивый город, но побывать как-то не доводилось, – откликнулась Вереена. – Теперь вижу, что рассказчики не врали. Говорят, второй император из династии Вольских был исключительным эстетом и к тому же отличался невероятным снобизмом. Ты знаешь, что в Хориве находится строго определенное количество особняков, построенных одновременно со стенами, так, чтобы они идеально вписывались в ландшафт, и количество это полностью совпадает с количеством знатных и богатых родов пятивековой давности, когда строился Хорив?

– Ты хочешь сказать…

– Род Бельских не только знатен, он еще и очень-очень древен и владеет огромным состоянием. Знаешь, СКОЛЬКО стоит недвижимость в стенах столицы?

– Догадываюсь.

– Вряд ли. Фантазия у тебя для этого слабовата!

– Ну это ты зря… – притворно обиделся Олег. – Я такого нафантазировать могу! Впрочем, что зря рассуждать. Все равно нам это не светит, ни при каких условиях. Поехали уже. Будет обидно, если мы не успеем добраться до ворот раньше захода солнца.

– Ну насчет «это не светит» ты ошибаешься. В светской хронике писали, что род Ленских, как и многие другие знатнейшие рода империи, в результате войны с Дарком и многочисленных проклятий сейчас не имеет главы. Победишь на турнире, что для тебя, если будешь использовать демонические способности, вполне реально, женишься на княжне, войдешь в род, – это условие императора, – и пожалуйста, владей!

– Не издевайся! – откликнулся Олег. За две недели дороги от Темной башни до Хорива не проходило и дня, чтобы девушка как-нибудь не подколола его по поводу главного приза императорского турнира.

«А еще говорит, что не ревнивая… – размышлял Олег, направляя Звездочку в сторону видневшейся вдалеке переправы. – Как же! Вот из таких же «неревнивых» негров потом и получаются всяческие отеллы».

* * *

– Рады приветствовать вас, господин! – В голосе мажордома, встречающего Олега на крыльце «небольшого» трехэтажного каменного особняка, занимающего, вместе с роскошным садом и прилегающими хозяйственными постройками, всего лишь чуть больше квадратного километра драгоценной столичной земли, действительно звучала искренняя радость. Еще бы, впервые за долгое время представитель семьи Бельских будет участвовать в Великом турнире, тем самым существенно повышая в негласной, но оттого не менее действенной табели о рангах престиж семьи и, соответственно престиж слуг.

Кивком ответив на приветствие, Олег легко соскочил с коня и, бросив повод Звездочки подбежавшему лакею, подал руку Вереене, помогая спуститься с лошади. Разумеется, бывшая Ночная тень меньше всего нуждалась в какой-либо помощи, однако с первых же мгновений пребывания в новом доме Олегу надо было продемонстрировать, для начала собственным слугам, что Вереена имеет совершенно отличный от всех остальных статус и обращаться к ней следует с соответствующим уважением.

– Прошу вас, барин, проходите! Ваши комнаты готовы. Но… Госпожа Катина не предупредила, что вы будете со спутницей. – Голос мажордома задрожал. Княгиня Бельская отличалась суровым нравом и за такую оплошность вполне могла и на конюшню отправить – «плетей вкушать».

– Благородная ларесса Вереена дель Нагаль любезно согласилась быть моей гостьей на время турнира, – как мог надменно ответил Олег. – Распорядитесь немедленно подготовить ей гостевые покои рядом с моими.

С этими словами Олег зашел в дом, оставив старого слугу в полном недоумении. Рядом с комнатами старого князя, в которых была проведена небольшая уборка, никаких гостевых покоев не располагалось. Однако старый слуга быстро сообразил, которое из ключевых слов – «рядом с моими» или «гостевые» – являлось более важным, и, хитро улыбнувшись, приказал подготовить старые покои княгини Катины, которые располагались дверь в дверь с княжескими и куда она ни разу не заходила все пятнадцать лет, прошедшие со времени гибели князя Радомира Бельского.

* * *

– Кайф! – выдохнул Олег, растянувшись на огромной княжеской постели и буквально утопая в мягчайшей перине. Он приобнял вытянувшуюся рядом Вереену и еще раз повторил: – Как здорово!

Олег и впрямь наслаждался жизнью. Обычаи империи Трир, во многом напоминавшей ему Россию века эдак семнадцатого – восемнадцатого, оказывается, совпадали и в такой немаловажной детали, как баня. И какая баня! Воистину княжеская! По крайней мере, только что посещенное им заведение вплотную приближалось по своим характеристикам к тому, что Олег до сих пор считал абсолютно недостижимым идеалом.

А плотный ужин, на котором Олег буквально обожрался невероятно вкусными деликатесами, приготовленными местным поваром, и небольшая доза хмельного (какая же баня без пива? Нет-с, господа и дамы, обычаи империи Трир подобного непотребства не допускали! Особливо ежели светлейший княжич приказать изволят!) и вовсе привели Олега в состояние полного благодушия и довольства миром и собой.

– Завидую, – без улыбки откликнулась Вереена. – Нет, правда, завидую! Черной завистью. Кому б другому могла бы и клыками вцепиться!

– Ты чего? – не понял Олег.

– Знаешь, как я баню любила! Часами могла из парной не вылазить. Мать зовет, беспокоится, а я сижу и наслаждаюсь… Пар клубится, березой пахнет… Тепло… – На последнем слове ее голос был полон такой тоски, что Олег непроизвольно встревожился.

– Ты чего? Мы же вместе в бане были? Хочешь, я снова истопить прикажу? Да она и остыть не успела, наверно!

– Вместе-то вместе, да вот только баня та для тебя была. Меня сейчас никакая баня согреть не в силах. Ты разве не
Страница 11 из 20

заметил?

Действительно, Олег еще в парной обратил внимание, что даже при максимальной температуре кожа вампирессы оставалась все такой же белой, а тело – прохладным. Однако значения этому он как-то не придал. В конце концов, краснеть вампирам и не положено, ведь так? А веником Вереена работала мастерски, так хорошо его еще ни разу в жизни не парили.

– Так что, тебе не понравилось? – убитым голосом спросил он.

– Ну почему же? Мне было приятно доставить тебе удовольствие… – дипломатично ответила девушка. – Просто… ты сам понимаешь, для нежити некоторые удовольствия отрезаны навсегда. Спасибо цитадельским мастерам, хоть часть чувствительности восстановили!

– Скажи, а если бы ты имела возможность выбирать, – задал Олег давно интересовавший его вопрос, – кем быть, тем, кто ты есть сейчас, или простой человеческой девушкой, без всяких способностей Высшего вампира и всего прочего, что бы ты выбрала?

Воцарилось долгое молчание. Вереена тихо лежала, любуясь заглядывающей в окно восходящей луной и машинально царапая когтем полированную спинку кровати. Наконец, когда Олег уже решил, что задал чересчур нетактичный вопрос и самое умное, что он может сделать, это притвориться спящим, она тихо ответила:

– Не знаю. Спроси ты меня об этом лет семьдесят назад… Я отдала бы все, в том числе и самую жизнь, за право хотя бы умереть как человек. А сейчас… Не знаю. Я приспособилась, нашла свои преимущества, в конце концов. Высшим вампирам, как оказалось, вполне доступны некоторые удовольствия живых, о которых другая нежить не смеет и мечтать. К тому же я всегда сильна, не старею, мои раны заживают почти мгновенно… – Тут она демонстративно помахала перед носом Олега правой рукой. – Будь я человеком, то после той встречи в подземельях Форпоста я навсегда бы осталась уродливой калекой, разве что удалось бы найти мага-целителя высокого класса. А так… Одна охота – и никаких следов! Так что… Наверно, нет. Я такая, какая есть, и не хочу возвращаться к далекому и почти позабытому прошлому! Вот только бывают иногда минуты слабости. Но они проходят. – Девушка улыбнулась и повернулась к Олегу лицом. – И вообще, хватит рассуждать о всякой ерунде! – резко сменив тон, добавила она. – Что нам, заняться больше нечем? – Ее рука скользнула по затылку Олега, ероша волосы, и занятие действительно немедленно нашлось.

* * *

– Тебе не кажется, дядя, что они чересчур уж близко сошлись? – Прекрасная рыжеволосая девушка с некоторой тревогой покосилась на сурового бородача в прожженном хитоне.

– А чего ты хотела? – буркнул мужчина, одним движением ладони убирая разворачивающуюся картину. – Ты ведь едва ли не сама их столкнула! Да и к тому же зачем-то поставила ему блок на память. Чего же ты хочешь? В своем теле он видел тебя только один раз, а ваше общение в мире грез вспомнить не может. С чего бы ему хранить тебе верность?

– Да тьма с ней, с этой верностью! Пускай спит с кем хочет! Но ты посмотри на окрас верхних слоев души! Он же начинает влюбляться! Ты представляешь, влюбляться в нежить! А мир грез ему помнить никак нельзя. Он для этого слишком человек. Сойдет с ума.

– Ну пока он еще не влюбился… Да и она тоже! – Бородач внимательно вгляделся в развернувшееся перед ним радужное марево. – Так: привязанность, уважение, сексуальный интерес, взаимная симпатия. Любви пока нет.

– А это что? – Огненная искра сорвалась с указательного пальца девушки и замаячила у едва заметной розовой окантовки краев.

– Ну это же только вариант.

– Да, но если так будет продолжаться, у него вполне реальные шансы!

– Так вот в чем причина! Ты смотрела судьбу?

– Да! – В голосе девушки звучал вызов.

Бородач неодобрительно качнул головой:

– Ты совсем с ума сошла с этим Избранником. Сколько можно рисковать?! То воплощение, теперь связалась с Норнами! Какую плату они затребовали?

– Неважно! – Девушка помолчала и потом, словно нехотя, все же ответила: – Возвращение в Эльтиан. В качестве Активной. Нужно очищать Фенриан от той погани, что там завелась.

– Ты и впрямь сошла с ума?!!! – Рык бородатого сотряс окрестности. – Тебе не справиться с этим… Светоносным. – Последнее слово он словно выплюнул.

– Они показали варианты. Шанс есть. Если мы, – тут она кивнула за затянутое белесой дымкой окно, – будем вместе.

– А если нет? Если он не захочет? Ты же видела сама, что ему и так неплохо! Дура! – не выдержал бородач.

– Поэтому я и попросила твоего совета, – не обращая внимания на оскорбление, ответила девушка. – А если не получится… Какая разница! Двести семьдесят три года, дядя, мне осталось двести семьдесят три года, и это мой последний шанс.

– Ты права. Но все же, разве нельзя было обойтись без этих крайностей? Можно ведь решить вопрос по-простому… – Ребро ладони бородача скользнуло по горлу в общеизвестном жесте.

– Нет. Так нельзя. – Голос девушки был категоричен. – Уж лучше хаос, чем подобная подлость. За любовь карать нельзя, ведь мы же не люди! Да и потом, какой смысл… Ведь, даже если все сложится по-нашему, на обряде он об этом узнает и не простит.

– Почему ты так уверена? Влюбленный мужчина может простить многое… Особенно ради такой девушки! – Гефест качнул кудлатой головой и, хитро прищурившись, посмотрел на раскрасневшуюся Гелиону.

– Не простит. Я бы не простила. А в таких делах, сам понимаешь, наши воззрения совпадают всегда.

– И что же делать? Раз простой путь не подходит?

– Не знаю я! Вот и позвала тебя, думала, может, ты чего посоветуешь?!

Воцарилось неловкое молчание. Гефест озадаченно теребил густую бороду, сурово хмуря брови. В голову ничего не приходило. Гелиона, первое время не сводящая полного надежды взгляда с его лица, постепенно все больше и больше грустнела.

– Да что вы дурью маетесь! – внезапно раздался тонкий голосок, и в воздухе вспыхнула яркая оранжевая искра. Вытянувшись в длину, она разрослась, обернувшись совсем молоденькой девчушкой лет тринадцати на вид. – Все ведь просто решается!

– Подслушивала?! – Бородач сурово сдвинул брови.

– На ваше счастье! – не осталась в долгу вновь прибывшая.

– Ну и что ты там напридумывала? Опять ерунду какую-нибудь?

– А вот и нет. Все просто…

По мере рассказа Младшей нахмуренное лицо Гефеста постепенно светлело, а Гелиона так и вовсе начала светиться радостью. Причем в самом прямом смысле. К счастью, среди присутствующих не было никого, кому могло бы как-то повредить небольшое повышение температуры (градусов 700–800 по Цельсию, не более), и она могла позволить себе немного ослабить барьер, отдавшись искренним эмоциям.

– Великолепная идея! – решительно высказалась она, когда Младшая закончила. – Мне это нравится! Никаких убийств и обид, все счастливы и довольны! Так и поступим!

– Идея, конечно, хороша… – отозвался на это эмоциональное высказывание Гефест. – Вот только как мы его искать будем? Да еще ведь надо будет как-то их свести вместе. А если его в том мире вообще нет? Об этом вы подумали?

– Ничего страшного, дядя, – весело махнула рукой Гелиона. – В крайнем случае, перебросим из другого мира. Не впервой. Помнишь, как с тем… ну как его там… который себя спасителем мира и великим волшебником вообразил, было?

– Сантехником? Но ведь канализацию в
Страница 12 из 20

храме он все же устроил! А остальное… Ну кто ж ему виноват, что он этих романчиков начитался? Головой думать было надо, а не штампами заезженными. Помнишь, какие глаза были у Темного Наместника, когда он вперся к нему в кабинет и начал размахивать какой-то ржавой железякой, утверждая, что он великий борец с тьмой, вооруженный магическим мечом, и пришел избавить мир от исчадия мрака. Причем тот факт, что в том мире от магического фона остались лишь жалкие огрызки, а весь манапоток разобран великими сущностями, он игнорировал напрочь.

– Ага. Зато сейчас дворец Темного имеет лучшую канализационную и водопроводную систему во всем Тьемерре. А светлые уже задолбали своими мольбами о ниспослании им аналогичного борца со светом.

Присутствующие разом улыбнулись.

– Ну ладно, – оборвал приятные воспоминания Гефест. – Займемся поисками. Чего тянуть. Ты, Геля, посмотри подходящую душу в Эльтиане, а я просею парочку соседних миров.

– А я? – раздался обиженный голосок Младшей.

– А ты смотри и учись, как осуществляется поиск, – отрезал Гефест.

Воцарилось недолгое молчание, прерванное изумленным вскриком Гелионы:

– Нашла!

Голос ее был полон искреннего удивления.

– Отлично! – обрадовался Гефест. – Где он?

– Как ни странно, в том же городе. Смотри! – Она повела рукой, открывая окно всевидения.

– Судьба иногда любит странные шутки, – начал было бог кузнецов, но внезапно осекся. – НИЧЕГО СЕБЕ МУЖИК!!! – даже присвистнул Гефест, обозревая открывшуюся картину. – И вот это и есть…

Он не закончил, бесцеремонно отодвинутый в сторону Младшей, которой тоже хотелось посмотреть. И именно она заметила то, что ускользнуло от остальных.

– Всмотритесь! – в полном восторге воскликнула девочка. – Его душа… Да он же поэт!

* * *

Олег проснулся поздним утром от громкого стука в дверь. Во дворе усадьбы царило необычайное оживление, звуки которого доносились и до его комнаты. Вереены, как всегда по утрам, рядом не наблюдалась.

Стук повторился.

– Ваша милость, вставайте, – донесся из-за дверей громкий и слегка надтреснутый голос мажордома.

– Что случилось? – В голосе Олега звучало раздражение… и, видимо, не только оно, поскольку в словах слуги, когда он отвечал, слышался сильный испуг:

– В-вы п-просили разбудить вас… Оружейник привез доспехи…

– Ладно, сейчас!

Быстро умывшись, Олег оделся и вышел из покоев. Он и впрямь просил разбудить его, как только привезут доспехи.

Во дворе, на тренировочной площадке, его встретила Вереена. Рядом с ней лежали уже разобранные и подготовленные части доспехов и переминался с ноги на ногу невысокий, но чрезвычайно широкий и накачанный мужчина, по всей видимости, тот самый оружейник.

– Доброе утро, ваша милость. Я Прошка, крепостной оружейник их сиятельства княгини Катины Бельской. Вот, доспехи привез. Все, как приказано, по меркам сделал! – низко поклонился он слегка ошалевшему от такого приветствия Олегу.

Нет, он, конечно, понимал, что в этом средневековом мире его положение было весьма высоким и, соответственно, все находящиеся значительно ниже его по социальной лестнице были обязаны отдавать ему знаки уважения. Но вот принимать поклоны и слушать самоуничижительные речи от человека в два, а то и в три раза старше его самого, к тому же, по-видимому, хорошего мастера Олегу было весьма непривычно, да и неприятно. Чтобы скрыть неловкость, он начал торопливо облачаться в доспехи. Вереена и мастер помогали, затягивая ремни и поправляя плохо сидящие детали.

Наконец эта весьма утомительная и довольно долгая процедура была закончена. На протяжении всего одевания Олег с теплотой вспоминал куда более легкий и удобный доспех Рыцаря Хаоса, в котором тренировался в Форпосте. Благодаря вложенной магии тот не имел многочисленных креплений из сыромятной кожи и мог быть одет самостоятельно, без посторонней помощи. Но увы… Появиться на турнире в Трире в доспехах одного из полков Темной империи мог себе позволить разве что какой-либо самоубийца, решивший покончить с жизнью таким вот оригинальным образом. Да и магия в любой из ее разновидностей на турнирном поле была категорично запрещена.

Когда же Олег для пробы опустил забрало и оценил угол обзора, который оставляли узкие смотровые щели, он буквально взвыл!

– Тут же ни… – Он вовремя проглотил готовое сорваться слово и продолжил, подыскав приличный аналог: – Ничего не видно! Как я в этом ведре сражаться буду? Вслепую? На запах? – Он для пробы сделал несколько шагов и едва не упал. Коленное сочленение правых поножей ощутимо заедало, и, если бы не нечеловеческая сила, которой он обладал в состоянии частичного превращения, то падение было бы неминуемым. – Да и тяжелый какой! Как в нем вообще сражаться можно?!

– Но… Ваша милость! – Оружейник резко побледнел. – Это стандартный турнирный доспех! По рекомендации императора его толщина была несколько увеличена, а размер смотровых щелей забрала – уменьшен по сравнению с боевыми доспехами, дабы предотвратить травмы участников!

Некоторое время Олег постоял, обдумывая возможность незаметно разместить на теле несколько змеек, дабы смотреть их глазами, но потом с сожалением отказался от этой идеи, поскольку решительно не представлял, куда их можно спрятать.

– А полегче варианта нет? – спросил он с тоской в голосе. Ему было заранее жаль коня, которому придется возить на своей спине, помимо и без того не самой легкой Олеговой тушки, еще и пятьдесят килограммов турнирного доспеха. Учитывая то, что и сам Олег, несмотря на всю физическую мощь, предоставляемую в его распоряжение возможностями частичного оборота, передвигался с некоторыми усилиями, это было весьма немало.

– Как бы вы хотели изменить доспех? – обреченно протянул оружейник.

– Для начала изменить шлем. Думаю, будет вполне достаточно защиты головы и неподвижной полуличины. Так обзор улучшится многократно, а нижнюю часть лица можно прикрыть…

По мере того как Олег рассказывал, оружейник все более и более смурнел лицом. Наконец он не выдержал:

– Ваша милость! Турнирный доспех строго определен, и все те изменения, что вы предлагаете внести в него, хотя и, несомненно, послужат значительному улучшению обзора и скорости движений, но, увы, запрещены. В подобном доспехе вас просто не допустят до участия в турнире, согласно пункту пятому правил проведения императорского турнира «О предотвращении гибели ненадлежаще экипированных рыцарей».

– То есть другого варианта нет? – уточнил Олег.

– Н-нет, – как-то уж слишком замявшись, ответил мастер.

– А если подумать? – Заминка не ускользнула от Олега, и на этот раз в его голосе басовой струной прозвучала нотка инфразвука.

– В-ваша милость! Не губите! – Оружейник рухнул на колени. – Не разбираюсь я в этом! Вам бы с герольдом посоветоваться надобно! Да со знатоками… Только слышал я как-то, что, кроме турнирных, дозволены лишь ритуальные доспехи, а кто ж в своем разуме на такой риск пойдет?

– Что за доспех? Ритуальный который?

– Шлем, как вы описали, снизу бармицей чешуйчатой лицо и шею прикрывает, далее кольчуга, из тех же чешуй металлических…

Слушая описание перепуганного оружейника, Олег веселел на глазах. Судя по этому самому описанию, загадочный
Страница 13 из 20

ритуальный доспех сильно напоминал доспех знатных бояр века двенадцатого-тринадцатого, который давал отличный обзор, полностью сохранял гибкость и скорость движений и к тому же давал довольно неплохую защиту. Правда, последнее интересовало Олега весьма мало. Если бы была такая возможность, он предпочел бы и вовсе отказаться от любых доспехов, ведь его родная чешуя была куда прочнее всех поделок местных кузнецов. Но увы… Без доспехов на рыцарский турнир почему-то не пускали. Так что описанные оружейником ритуальные доспехи устраивали Олега как нельзя лучше.

– Отлично, – наконец прервал Олег разошедшегося мастера. – Мне это подходит.

– Но зачем это ВАМ? Это же самоубийство! Кольчуга просто не сможет сдержать прямого копейного удара! Его-то и турнирные тяжелые панцири не всегда выдерживают! Да и в командном сражении легкая броня не сможет вас надежно защитить даже от скользящего удара булавы!

– Что ж, значит, постараюсь не подставляться под удары! – улыбнулся Олег. – Так можешь ты сделать такой доспех?

– Могу, – как-то обреченно протянул оружейник. – Но не за оставшиеся восемь дней!

Олег вздохнул, поднял забрало и взглядом попросил Вереену помочь ему разоблачиться. Расстегивая многочисленные пряжки, она как бы невзначай поинтересовалась у Олега, где и когда он собирается искать себе оруженосца. Тот только тяжело вздохнул. Об этих вопросах он пока не задумывался.

Тем временем оружейник закончил переминаться с ноги на ногу и спросил:

– Ваша милость, вы всерьез хотите идти на турнир в доспехах витязей?

– Да. – Олег с вновь разгоревшейся надеждой посмотрел на него. Идти в бой с ног до головы закованным в стесняющий движения, гулкий и неудобный панцирь, с толстым ведром на голове, которое здесь по какому-то недоразумению называли шлемом и через узкие дырки в передней части которого было практически ничего не видно, его не прельщало. – У тебя есть уже готовый? Ты успеешь подогнать его по моей мерке до турнира?

– У меня – нет. Ее сиятельство княгиня Бельская ничего подобного никогда не заказывала, да и старый князь предпочитал доспехи современного образца. Однако вы могли бы обратиться в храм Теруна. Жрецы бога грозы и войны вряд ли откажут столь знатному рыцарю в просьбе воспользоваться их ритуальными доспехами и выступить в них на Великом турнире. А если вы еще и подкрепите свою просьбу некоторым денежным пожертвованием на нужды храма…

– Вот так просто возьмут и выдадут?

– Конечно. Подобные доспехи иногда надевают в бой те, кто хочет привлечь на себя внимание Теруна. Вот только внимание этого бога далеко не всегда бывает благосклонным. Надевший такой доспех как бы делает заявление: «Победа или Смерть, а третьего не надо!»

Кивком отпустив оружейника, поспешившего собрать в беспорядке брошенные части доспеха и удалиться, Олег ухватил под локоть Вереену и в глубокой задумчивости побрел к дому.

– Ну и что ты задумался? – насмешливо спросила девушка.

– Да вот, понимаешь… Сражаться более-менее прилично в том танке, что здесь почему-то называют турнирным доспехом, я не смогу. То, что тут почему-то называют ритуальным доспехом, мне подошло бы практически идеально. Но ведь тогда придется идти до конца!

– И что тебя смущает? Ты вроде и так собирался победить? Твои возможности демона вполне это позволяют!

– Вообще-то я планировал аккуратно проиграть в последнем туре. Меня как-то не прельщает перспектива жениться на совершенно незнакомой княжне. А в этих доспехах придется драться до победы! Умирать у меня как-то нет желания. Да и внимание бога к своей персоне привлекать не хочется.

– Понятно. Мне вот что любопытно. Где ты собираешься искать оруженосца? Учти, это должен быть дворянин из достаточно знатного рода, который сам пожелает идти к тебе на службу!

– А ты на что? Или не справишься?

– Я?!! – Вереена демонстративно скосила глаза себе на грудь. – Я-то справлюсь. Вот только, если ты до сих пор не заметил, я немножко не того пола! А насчет доспехов… Думаешь, оно Теруну надо – на каждого оболтуса внимание обращать? А если даже и обратит… Помнится, ты рассказывал, что у тебя имеются личные знакомства в высших сферах. Так что не нервничай! Я – переодеваться! – С этими словами вампиресса легко взбежала по ступенькам крыльца и скрылась за дверью.

– Ничего страшного, – крикнул вслед ей Олег. – Я помню, как неплохо ты умеешь прикидываться мужчиной!

* * *

Проезжая по Хориву, Олег вовсю вертел головой. Город, по крайней мере его «белая» часть, где находились особняки наиболее богатых аристократических семейств Трира, был очень красив. Двух-трехэтажные, но невероятно просторные дома, утопающие в зелени садов за изящными оградками, сами притягивали взор. Мощенные камнем улицы были настолько тщательно выметены, что казались стерильными. А главное, здесь, как и в Антисе, видимо, была проложена подземная канализация, поскольку проникающая всюду вонь сточных канав, которая очень раздражала Олега в остальных городах этого мира, отсутствовала начисто.

Несмотря на неспешный шаг Звездочки и Грома, до императорского дворца, где производилась запись желающих участвовать в предстоящем турнире, добрались довольно быстро.

Вереена отправилась с лошадьми в ближайшую таверну, поскольку императорский дворец наверняка был снабжен сигнальными амулетами, которые неминуемо подняли бы тревогу, вступи вампиресса в их зону действия. Разумеется, бывшая диверсантка знала немало способов обмануть сигнальные чары, но все они мало подходили для настоящего момента. Так что записываться на участие в турнире Олег отправился в одиночестве.

Спросив у стражников перед парадными воротами о местонахождении «приемной комиссии» и получив, помимо указаний дороги, еще и целую кучу полезных сведений о членах комиссии, дворцовых порядках, наиболее сильных рыцарях из тех, кто уже записался на турнир, а также откровенных сплетен (и все это всего за одну серебрушку!), Олег направился в малую приемную, где и проходила запись.

Спустя час блужданий он вовсю поминал указавших ему дорогу стражников «незлым тихим словом». Огромный и роскошный дворец, который, по вынесенным из книг и фильмов представлениям, должен был просто кишеть слугами, придворными и охраной, оказался на удивление безлюдным. По всей видимости, Олег, задумавшись, где-то ошибся в многочисленных поворотах, а спросить дорогу ему было просто не у кого! Последним встреченным им человеком был какой-то невероятно разнаряженный малолетний паж, который на просьбу указать дорогу буркнул что-то невнятное и проворно скрылся в одном из коридоров.

Сейчас Олег шел по длинной галерее второго этажа, по одну сторону которой на стене висели ростовые портреты, освещаемые солнечным светом из окон другой стороны, в которых виден был яркий цветник дворцового сада. Тщательно прислушиваясь, чтобы не упустить звук шагов кого-нибудь, кто мог бы послужить ему проводником и вывести его из этого лабиринта, Олег в то же время обдумывал возможность призвать кого-либо из местных призраков, дабы поручить ему сложную и ответственную работу Сусанина.

Останавливало его то, что было абсолютно неизвестно, как отреагируют местные сигнальные амулеты, а после и охрана
Страница 14 из 20

на довольно-таки серьезное заклинание некромантии. Объяснять, что он вовсе не собирается покушаться на императора, а всего лишь искал выход к малой приемной, Олегу совершенно не хотелось.

Вдруг за одним из портретов, изображавшим высокого стройного витязя с веселой и задорной улыбкой, в пластинчатой броне, с открытым шлемом в руках и широким прямым мечом на поясе, Олегу послышалось какое-то шуршание и шушуканье. Остановившись, он прислушался:

– Растяпа! «Все надежно, все надежно»! И что мы теперь будем делать? Я из-за тебя все платье измарала в этой пыли! И приспичило тебе этот проход исследовать! – яростно шептал какой-то девичий голосок.

– Ну интересно же! И раз тут есть дверь, то должна же она как-то открываться! Подумаешь, платье! Я вот тоже вся измаралась, но ведь не кричу об этом! И вообще, давай потише, а то услышит еще кто, мигом батюшке доложат! – Второй голос был несколько звонче, несмотря на то, что его обладательница явно старалась изо всех сил сдерживаться.

– И пусть доложат! Только бы вытащили. Я темноты боюсь! И пауки тут ползают. Мама! – послышался приглушенный взвизг.

– Не пищи! Подумаешь, паучок. Ты меня на пять лет старше, скоро замуж пойдешь, а ведешь себя как маленькая!

Усмехнувшись, Олег подошел к картине и несильно постучал по раме, стараясь направить звук так, чтобы он шел сквозь стену. Его возможности во владении магией дерева и камня, которые относились к стихии земли, были совершенно ничтожны даже при использовании выданного ректором преобразователя стихий, однако на такой пустяк их вполне хватило. Шушуканье немедленно прекратилось.

– Юные леди, – вежливо начал Олег, – приношу свои извинения, что отрываю вас от ваших исследований, но из невольно подслушанного мной разговора мне показалось, что вы нуждаетесь в помощи.

За стеной послышался дружный взвизг. Затем дрожащий голос произнес:

– Вы кто? И где вы находитесь?

– Я Ариох Бельский. Прибыл сюда для записи на участие в турнире. Следуя указаниям привратных стражников по поиску малой приемной, где эта запись и происходит, благополучно заблудился и в данный момент сам не знаю, где нахожусь. Вы не могли бы подсказать дорогу? – максимально честно ответил Олег.

Из-за портрета раздалось сдавленное хихиканье. Затем все тот же голос произнес:

– Мы бы с радостью указали вам дорогу, благородный лэр, но, к сожалению, потайная дверь никак не хочет открываться. Может, вы попробуете открыть ее с той стороны?

– Попробую.

Олег отодвинул портрет и внимательно пригляделся к каменной стене за ним. Вскоре он обнаружил тонкую щель, словно очерчивающую контуры небольшой двери. Подключив магическое зрение, ему удалось обнаружить и небольшой камень, нажатие на который должно было отпирать хитроумный запор. Однако в механизм, по всей видимости, забилась пыль, поскольку на все нажатия, надавливания, а под конец и пинки Олега он не реагировал.

Подумав, Олег решил пойти другим путем.

– Отойдите от двери, – скомандовал он девушкам, объяснив ситуацию. Затем, вытащил «меч духа» и, привычным посылом энергии активировав его, всадил пылающее лезвие в узкую щель. Запахло горелым. Вокруг щели образовались потеки расплавившегося камня, а Олег, добавив в меч еще энергии, медленно повел его вниз, перерезая запорное устройство.

– Путь свободен! – горделиво произнес он, когда, поддавшись его усилиям, небольшой кусок стены медленно и вальяжно повернулся на скрытых петлях, открывая проход в темный и чрезвычайно запыленный коридор, освещаемый светом единственного факела.

Факел держала девчушка лет двенадцати, со светло-русыми волосами, в когда-то довольно роскошном, а сейчас безнадежно перепачканном в пыли и паутине платье. Рядом с ней виднелась ее соучастница по «исследованиям» – относительно высокая и стройная брюнетка лет шестнадцати-семнадцати на вид. Лица обеих «первооткрывательниц» несли заметные следы семейного сходства, а также грязи и пыли, которых в этом переходе имелось явно избыточное количество.

– Благодарю вас, лэр, – с достоинством кивнула младшая, выходя из потайного хода. Старшая, явно более стеснительная, сделала небольшой реверанс, что в исполнении только что вылезшей из подземного хода запыленной и перепачканной фигурки смотрелось довольно комично. Впрочем, несмотря на сдержанность в словах, их взгляды были полны самой горячей благодарности.

Выйдя на свет, девушки немедленно занялись своей внешностью, объявив беспощадную войну пыли и грязи на своей одежде и лицах. Но, если лица удалось привести в более-менее приемлемый вид относительно легко, то осевшая на платья грязь упорно сопротивлялась всем попыткам девушек от нее избавиться.

Олег в это время притворил дверь и повесил прикрывающий ее портрет на место. Затем он обернулся к вызволенным.

– Как мне кажется, таким образом вам от пыли не избавиться.

– А что делать? – Старшая повернулась к Олегу. – Не можем же мы выходить в жилую часть в таком виде!

Младшая мыслила более рационально. Кинув взгляд на ножны с «мечом духа» на поясе Олега, она спросила:

– Вы маг? Не могли бы вы что-нибудь сделать с этим? – Тут она неопределенным жестом провела по своему платью.

Олег улыбнулся:

– Увы. Я действительно маг, а не прачка. Тут нужны именно ее услуги. Хотя… Я мог бы наложить на вас иллюзии. Но в этом случае вам придется не отходить от меня слишком уж далеко.

– Прошу вас, лэр. И… Еще раз спасибо за наше освобождение! – откликнулась младшая.

Привычно создав иллюзию, за основу которой он взял платья девушек, такими, какими они должны были быть до чересчур близкого знакомства с потайным ходом, Олег оглядел двух молодых леди, представших перед его глазами.

– Великолепно, – протянула младшая, оглядывая себя и подругу. – И ничего не видно! Всегда бы так! Возможно, няня даже ничего и не заметит и нам не влетит!

– Не видно, только пока вы находитесь на расстоянии не более ста метров от меня, – предупредил Олег, который не счел нужным тратить много энергии на такой пустяк и наложил простейшую иллюзию. Когда я покину дворец, морок спадет. Рекомендую к тому времени сменить одежду.

– Разумеется, – улыбнулась старшая. – Спасибо вам.

– Не за что. Обращайтесь, если что, – в свою очередь, улыбнулся Олег. Он прекрасно понимал этих юных разбойниц. В свое время в его городе вряд ли нашелся хоть один старый заброшенный дом, куда бы он не лазил с компанией приятелей, таких же сорвиголов. А будь у него тогда в распоряжении целый дворец с кучей забытых и заброшенных потайных ходов… Олег мечтательно прищурился, но тут же одернул себя.

– Мы, кажется, обещали проводить вас в малую приемную, – между тем, словно в задумчивости, проговорила младшая. – Думаю, лучше поспешить. Нас наверняка ищут и, когда найдут, непременно будут… мм… воспитывать, и сдержать слово окажется несколько затруднительно.

– Как скажете, ларесса. Могу я поинтересоваться вашими именами?

У старшей изумленно округлились глаза, она уже открыла рот, чтобы что-то сказать, но ее тут же перебила младшая, на мордашке которой, впрочем, тоже появилось некоторое удивление.

– Меня зовут Эри, а вот эту великовозрастную дылду – Ира. Фамилии мы бы предпочли пока не называть.

– Сама ты дылда! –
Страница 15 из 20

возмутилась старшая.

– Девушки, не ссорьтесь, – улыбнулся Олег. – Если Ира – великовозрастная дылда, – он демонстративно взглянул на едва достающую ему до подбородка девушку сверху вниз, – то кто же тогда, по-вашему, я? – Древняя каланча, что ли?

Девушки весело рассмеялись.

– Кстати, вы зря скрываете фамилии. Неужели вы думаете, что я побегу сообщать вашим родичам о незапланированном исследовании потайных ходов? Тогда ведь и мне попадет за порчу императорского имущества в виде потайной двери. Честное слово, у меня и своих проблем хватает. Впрочем, как хотите.

Девушки переглянулись и, одновременно улыбнувшись, предложили начать выбираться в более обитаемую область дворца. По дороге завязался разговор.

– Благородный лэр, позвольте поинтересоваться, зачем вам надо в малую приемную? Там сейчас находится комиссия воителей Трира, ведущая запись достойнейших из бойцов нашей страны на Великий турнир, и больше ничего. Может быть, вас ввели в заблуждение? – начала старшая.

– Девушки, а можно без церемоний? Как-то неловко получается. Если вы просто Ира и Эри, то тогда и я – просто Ариох, без всяких «благородных лэров» и тому подобной чуши! А насчет комиссии, то мне туда и надо. На турнир записываться буду.

– Ладно. Просто ва… твоя семья всегда отличалась любовью к церемонности, – легко и почти без запинки перешла на предложенный тон Эри. – А зачем тебе записываться? Магия на турнире строго запрещена. Там по всему полю поглотители мощнейшие установлены! Даже амулеты не работают.

– Ну я и без магии довольно неплохой боец. – Олег улыбнулся. – Так что шансы на победу у меня имеются.

– Там будут сражаться лучшие бойцы Трира! – горячо высказалась старшая. – Быть просто неплохом бойцом, для того чтобы хотя бы выжить, не говоря уж о победе на турнире, совершенно недостаточно!

– Ну возможно, я не совсем правильно высказался. – Олег снова улыбнулся. – Перед тем как поступить в Академию, я был охотником на нечисть. Причем количество сраженных мной тварей значительно превышало уровень, необходимый для получения дворянства. Так что, думается, шансы у меня весьма неплохие.

– Ариох Бельский, Ариох, Ариох… – забормотала Эри себе под нос. – Вспомнила! – торжествующе вскинула голову девочка. – Вы – приемный сын княгини Катины Бельской с титулом ненаследного княжича. Интересно, по какой причине она вас усыновила? Год назад об этом ее поступке при дворе ходило множество сплетен.

– Это как раз-таки и связано с моей карьерой охотника. Я спас ее сына от клыков нежити, – похвастался Олег. Однако распространяться о том, что этой нежитью была Высшая вампиресса, в данный момент являющаяся его слугой по клятве, он не стал.

– Да-а, – уважительно посмотрели на него девушки. – Бывший охотник… Тогда у вас действительно есть хорошие шансы.

Может, это была случайность, но Олегу показалось, что при этих словах голос старшей слегка дрогнул, как будто его шансы на победу почему-то ее расстроили. Впрочем, он решил не забивать мозги ерундой. Мало ли отчего задрожал голос его спутницы. Тем более что, похоже, они подходили к обитаемой части дворца. По крайней мере, Олег уже улавливал громкие голоса, доносившиеся впереди.

– А зачем тебе это участие? – вдруг поинтересовалась Ира. – Тоже хочешь жениться на княжне Ленской? Зачем? Только не говори, что ты в нее влюблен. Ты же ее, наверно, и не видел ни разу! Тебе нужно ее приданое? – В голосе девушки слышался вызов, причины которого Олег никак не мог понять.

– Если честно – да, не видел. А что, она настолько страшная, что в нее нельзя влюбиться? Впрочем, поместья ее мне тоже не нужны. Я вообще не хочу пока жениться.

– А зачем ты тогда участвуешь? – поинтересовалась Эри. После последней фразы она с трудом сдерживала смех, кидая взгляды на свою подружку. Та, наоборот, вся покраснела, упорно отводя взгляд от Олега. Тот постепенно стал догадываться, что дело нечисто, и две его сопровождающие скрывали свои фамилии, возможно, вовсе не из-за опасения доноса родителям. Какая-то мысль упорно лезла из подсознания, что-то связанное с именем старшей из них, Ирой, но пока он пытался сообразить, что же именно, ему задали очередной вопрос.

– А что ты будешь делать, если победишь?

– Не знаю. – Олег покачал головой. – Посмотрю на девушку, может, она такая красавица, что я в нее с первого взгляда влюблюсь. А может, постараюсь смотаться побыстрее. Вообще-то, когда княгиня предложила мне участвовать в турнире, я не знал, что призом будет девушка. Думал, что будет что-нибудь попроще. Типа кубка, меча там, шлема… Поставил бы на полку и думать забыл. А вот что с этой Иреной Ленской делать – ума не приложу! – Глядя на в голос расхохотавшуюся Эри, он поспешил уточнить: – Ну помимо того, что само собой напрашивается. – Это вызвало еще более мощный приступ смеха.

Переведя взгляд на свою вторую спутницу, Олег остолбенел. Молодая девушка, вся покраснев, сверлила его далеко не ласковым взглядом. И тут его посетила страшная догадка.

– Ира? – страшась, но и одновременно будучи практически уверен в ее правильности, спросил он. – Ирена Ленская?

Девушка кивнула, не сводя с него сердитого взгляда.

– Догадался… – разочарованно протянула младшая. Олег перевел взгляд на нее.

– Эри, а как твое имя полностью? – мягко спросил Олег.

– А может, не надо? – прекратив смеяться, жалобно переспросила девочка. – Давай, я буду просто Эри?

– Надо, Эри, надо, – невольно подражая герою известного кинофильма, ответил Олег. – А то мне что-то больше не хочется изображать из себя шута.

– Что ж, справедливое требование, – внезапно вмешалась «приз» будущего турнира. – Перед вами Ее Высочество, кронпринцесса империи, Великая княжна Эриния Вольская!

Тирада явно была рассчитана на то, чтоб ошеломить, поразить и ввергнуть в священный трепет. Однако Олег, превосходно видящий сквозь собственную иллюзию перепачканное платье юной кронпринцессы, а также заметивший, с каким удовольствием названная кронпринцесса общалась на неформальный лад и как посмурнела, когда Ирена огласила ее полное имя, ошеломляться и впадать в верноподданнический экстаз категорически отказался.

К тому же задорная и авантюрная кронпринцесса здорово напоминала ему его собственную сестренку, оставшуюся где-то далеко, за границами этого мира, и одну веселую огненную элементаль, которую называли Младшей. В этой компании авантюрная дочь трирского императора смотрелась бы вполне органично, усмехнувшись про себя, подумал Олег.

Вслух же он спокойно произнес:

– Приятно познакомиться, Ваше Высочество. – И, заметив, как на лице девочки появилась грустно-величественная гримаска, добавил: – И зачем ты это скрывала, Эри?

– Спасибо, – улыбнулась Эриния. – Не обижайтесь, просто эти «Ваше Высочество» и тому подобное иногда так достают! А тут уникальная возможность пообщаться с человеком, который не знает меня в лицо, просто как человек с человеком. Я не могла упустить такой шанс! Вы меня простите?

– Мы же вроде бы были на «ты»? А, Твое Высочество? – засмеялся Олег.

– Спасибо! – повторила та, снова превращаясь из величественной принцессы Эринии просто в озорную девочку Эри.

– Кстати, мы почти пришли, – перебила их беседу юная княжна
Страница 16 из 20

Ленская. Если спуститься по этой лестнице, то попадешь в Коридор славы. В левом торце и находится малая приемная. А нам пора. Благодарю вас, лэр, за интересный рассказ обо мне.

Олег серьезно взглянул в глаза все еще сердитой девушки.

– Прошу простить меня, если что-либо из моих высказываний показалось вам оскорбительным, леди. Поверьте, у меня не было никакого желания вас обидеть. Но, согласитесь, не имея до сих пор никакой возможности вас видеть вживую, у меня просто не могло быть никакого мнения о вас. Если честно, я даже не знал, что Леди этого турнира, – он замешкался, подбирая подходящее слово, – столь юна, – наконец нашелся Олег. «И к тому же большая стерва», – добавил он про себя.

– Ваши извинения приняты, – все еще несколько холодновато ответила девушка. – Прощайте.

– Нет, до свидания, – неожиданно резко вмешалась Эриния. – Что-то мне подсказывает, – добавила она, глядя прямо в глаза Олегу, – что мы еще увидимся во время награждения победителя!

– Буду стараться, – улыбнулся тот, стараясь снять повисшее в воздухе напряжение. – До свидания, малышка, – добавил он, продолжая улыбаться, и начал спускаться вниз по лестнице.

– Я не малышка!!! – возмущенно воскликнула Эриния ему в спину.

* * *

– Ну и зачем? – спросила Ирена свою троюродную сестру и подругу, когда шаги мага перестали быть слышны. – Зачем ты настраиваешь его на победу? Ты же все знаешь! Наши отцы все решили. Победит Крайон. Это будет честная победа – кто сможет противостоять керру Равновесия? – и полезный для империи брак. Все просчитано. Все остальные керры империи либо внезапно заболели, либо разосланы с заданиями по всем углам империи.

– Не все. Вчера в Хорив прибыл сам великий Бер. Он хочет написать поэму об этом турнире. Участвовать он не будет. Знал бы он…

– Вот видишь, все просчитано. Так зачем? Все равно нам с любимым никогда не быть вместе. Так зачем ты втягиваешь сюда еще и этого Ариоха?

– Не знаю. Просто… предчувствие какое-то! А ты ведь знаешь, что у представителей нашей семьи предчувствия имеют свойство сбываться. Собственно, благодаря этому мы и удерживаем власть! И кстати, как он тебе? По-моему, куда лучше твоего Вада будет. Тот только и может, что о своей любви распинаться да стишки тебе под дверь подсовывать. Между нами говоря, довольно скверные стишки! С творчеством того же Бера они и рядом не валялись! И что ты в нем нашла? А у этого хотя бы есть вполне реальные шансы на победу. В конце концов, у нежити и скорость реакции, и сила часто бывают куда как повыше, чем у равновесных керров. А он их убивал, и не один раз! А твоему Вадилену на турнире и вовсе делать нечего!

– Я люблю Вада. И он меня – тоже. Он уже записался на участие, как я ни просила его не делать этого.

– Придурок! Его же там прихлопнут и не заметят!

– Он сказал, что не хочет жить без меня. Вчера он ходил в храм Теруна, попросил благословения и взял ритуальные доспехи.

– Терун благоволит сильным! Твой любовник – простой самоубийца! Он сам лишил себя не только шансов на победу, но и возможности просто выжить! На твоем месте я бы все же обратила внимание на Ариоха. А Вадилену… Что ж… Ты уже решила, какие цветы положишь на его могилу?

– Я надеюсь…

– Зря!

– Это ты говоришь как моя подруга или как Видящая?

– Как умный человек, которому небезразлична твоя судьба!

– Послушай, ты же Видящая императорской крови! Ты же умеешь! Посмотри вероятности, неужели нет никакой возможности?

– Дура ты, Ирка! Я же еще в возраст не вошла! Единственное, что вижу, – к этому Ариоху надо присмотреться получше. С ним многое связано. Будь я на твоем месте, то даже бы не сомневалась! Не знаю как, не знаю почему, но за ним для тебя видна надежда. Пошли. Нам пора!

* * *

– И все-таки странно, – пробормотал себе под нос Олег, спускаясь по лестнице, которая, по словам Эринии, должна была привести его буквально к самым дверям малой приемной. – Ну не может нормальный дворец быть таким пустым! Хоть кто-то же должен быть на месте! Ну не придворные – так слуги, не слуги – так хотя бы стража… а вдруг я злоумышленник какой?

Дойдя до малой приемной, о чем извещала висящая на двери табличка, на которой также было написано «Запись на турнир», он был изумлен еще больше. Она оказалась совершенно пуста!!! Заваленные свитками и листами дорогой гербовой бумаги столы явно показывали, что еще совсем недавно здесь кипела работа, однако никакой живой, да хотя бы и мертвой души в ней не наблюдалось!

– Та-ак… – протянул Олег. – Это уже показатель. Похоже, тут и впрямь происходит что-то очень нехорошее. – Проверив, как вынимается «меч духа», он на всякий случай активировал защиту и медленно и осторожно пошел назад, к лестнице. Былые навыки охотника на нечисть вернулись моментально, и сейчас Олег был готов к любой схватке. Он только остро жалел об отсутствии рядом Вереены. Какая бы напасть ни приключилась с императорским дворцом, ее вейтангур вовсе не был бы лишним.

Впрочем, выяснение причин тотального отсутствия людей в самом защищенном здании Трирской империи можно было отложить на потом. Главным сейчас было как можно скорее вернуться к оставшимся без защиты девушкам, одна из которых была наследницей престола, и вывести их в безопасное место.

Раздавшийся громкий топот заставил настороженного Олега метнуться к стенной нише. Вжавшись в камень, он окутался маскировочной «вуалью тьмы», так что теперь заметить его было весьма и весьма непросто. Впрочем, необходимости в этом не было никакой. Выскочивший из-за угла подросток в одежде младшего пажа вряд ли бы обратил на Олега внимание, даже стой тот посреди коридора.

«Путы мрака» сработали, как всегда, безукоризненно, и обездвиженный паж замер посреди коридора.

– Что случилось? – спросил Олег, выходя из своего укрытия.

Глаза мальчика изумленно округлились.

– Да вот, ваша милость, пошевелиться не могу почему-то. Вы помочь не могли бы? А то я совсем опоздаю! И так из-за этих дурацких Эрькиных поисков на начало не успел! И чего ее искать? Она ж по три раза в неделю теряется, все старые ходы лазит исследовать! – протараторил паж на одном дыхании.

– Меня интересует причина, по которой во всем дворце вот уже час как я не могу найти ни одного человека! – сказал Олег, постепенно успокаиваясь и снимая с парня обездвиживающее заклинание. Тот вовсе не выглядел перепуганным, да и бежал, по его собственным словам, не от чего-то страшного, а просто боясь куда-то опоздать.

– Как? Вы не знаете? Сейчас в большом тронном зале Бер выступает! Император разрешил присутствовать всем желающим! – Мальчишка так и пританцовывал от нетерпеливого желания броситься бежать, но сдерживался из опасения разозлить Олега.

– И что? Все там? – не поверил Олег. – Даже стража? – Такое пренебрежение мерами безопасности его поразило. – А если воры заберутся?

– Это же сам Бер!!! – поразился его непонятливости паж. – А на воротах стражу, естественно, оставили. Бежим скорее!

– Веди, – принял решение Олег. В конце концов, было очень любопытно посмотреть на местную знаменитость, ради приезда которой был учинен такой переполох.

Мальчишка только того и ждал, сразу понесшись на всех парах, так что Олегу даже пришлось его немного притормозить, ухватив за отворот
Страница 17 из 20

кружевного воротника. Быстрым шагом они двинулись к тронному залу.

* * *

Без плесени хлеб, широка кровать,

И плоть не забыла прыть.

Но не за что гибнуть и убивать.

А значит, незачем жить.

Не ведают люди большой беды,

И в мире всевластен свет,

Но тех, кто достоин моей вражды,

Под небом знакомым нет.

Зал потрясал. Не только размерами, позолотой, украшениями и невероятным количеством людей, столпившихся в нем, – похоже, мальчишка не соврал, и здесь действительно собрались ВСЕ обитатели дворца, – но и невероятной, просто невозможной для такой огромной толпы тишиной, нарушаемой лишь звонкими строками, которые читал… Олег изумленно протер глаза и перешел на демонические органы чувств, надеясь избавиться от возможных иллюзий. Тут же стала понятна причина тишины – над толпой переливалось малое заклятие приглушения, видимо наложенное кем-то из придворных магов, однако громоздкая фигура, читающая стихи на возвышении рядом с троном, ничуть не изменилась, и Олегу ничего не оставалось, как признать ее реальность.

Великий поэт Трирской империи был велик. В самом что ни на есть прямом смысле. Отрывка стихотворения, который услышал Олег, было совершенно недостаточно, чтобы судить о таланте Бера как поэта, однако даже беглого взгляда на него было достаточно, чтобы понять – определение «юноша бледный со взором горящим» тут явно не проходило.

Рост поэта был очень хорошо за два метра, так что даже очень высокий по местным меркам, Олег вдруг ощутил острое желание перекинуться в демона, дабы не смотреть на Бера снизу вверх. Огромные плиты мускулов, распирающие простую, хотя и пошитую из очень дорогого материала одежду, заставили бы бывшего Терминатора, а ныне почтенного калифорнийского губернатора позеленеть от зависти, а при желании этот гигант вполне мог бы провести киношному киборгу полную фрагментацию жестких дисков и разбор процессоров голыми руками, причем без всякой надежды на восстановление.

– Вот это мужик! – пробормотал Олег себе под нос, однако паж, приведший его в тронный зал и сейчас зачарованно внимавший звонким строкам, звучавшим с импровизированной сцены, каким-то чудом его услышал.

– Он же керр Сильный! Один из немногих выживших! – выдал он короткое пояснение. – Тише!

Олег послушно замолчал и прислушался. Надо сказать, стихи того стоили:

Как прежде, дорога бежит у ног,

И руки, как встарь, мощны.

Но мне ль родовой обнажать клинок

Во имя тугой мошны?

И топчет скакун позабытый след,

Живые густы луга…

Но жду, что отыщет разящий свет

Слепящую тьму врага[1 - Стихи Скита Зимописцева.].

Странное ощущение охватило Олега. Стихи были хороши. Безусловно, вполне хороши. Но все-таки чего-то им не хватало. Совсем немного, самую малость… И внезапно он сообразил – чего! К ним не хватало музыки! Ритмичного, жестко напевного звона гитарных струн! Пальцы его сами задвигались, словно пытаясь подобрать мелодию… И в этот момент выступление завершилось.

– Благодарю вас за внимание к моему творчеству, – басистым голосом, удивительно подходящим к его внешности, произнес поэт. – На сегодня у меня больше ничего не написано. Его Величество, – тут он отвесил короткий кивок в сторону восседающего на троне немолодого мужчины с жестким лицом и подтянутой фигурой опытного бойца, – просили меня присутствовать на Великом турнире в качестве гостя. Я постараюсь описать его, если он будет того достоин, хотя видят боги, что я предпочел бы в нем поучаствовать! Но увы… К сожалению, моя жена весьма отрицательно отнеслась к идее второго брака! – Тут он, как бы забывшись, потер лоб и болезненно поморщился. Зал разразился хохотом.

– Ларесса Иль Торасская, жена Бера, прославилась на всю империю своим крутым нравом, – прошептал сопроводивший Олега паж, перехватив недоуменный взгляд последнего. – До замужества эта воительница состояла в охране императрицы, и поговаривают, что у нее сохранилась дурная привычка разъяснять мужу свои желания при помощи кулаков и подручных средств.

– Рисковая женщина, – заметил Олег, окинув громоздкую фигуру внимательным взглядом. – А если он ответит?

– Ну что вы?!! – Изумлению парня не было предела. – Бер – благородный человек, он никогда не поднимет руку на женщину! К тому же леди Иль – тоже керр. Единственная женщина-керр из них всех!

– Благодарю вас за эту неожиданную радость. – Император встал с трона, приветствуя поэта. – Ваши стихи, как всегда, превосходны, и мы будем очень рады видеть вас в нашей ложе во время турнира. Теперь прошу вас последовать в наш кабинет. Нам бы хотелось проконсультироваться с вами по поводу известных вам обстоятельств. Прием окончен! – добавил он, обращаясь к толпящимся придворным.

Император, казавшийся рядом с поэтом невысоким, щуплым подростком, без помпы вышел в предупредительно распахнутую мажордомом боковую дверь. Следом за ним проследовали поэт-гигант, вынужденный пригнуться, проходя через отнюдь не маленькую и не низкую дверь, и несколько придворных. Остальные с шумными обсуждениями произошедшего стали выходить из тронного зала через главные двери.

Олег успел перехватить совсем было собравшегося куда-то юркнуть пажа и потребовал отвести его назад, к малой приемной. С тяжким вздохом тот подчинился.

* * *

Регистрация в качестве участника турнира прошла довольно просто, и Олег, выходя из дворца на свежий воздух, облегченно вздохнул. Единственно сложный момент возник, когда у него потребовали герб. До того момента Олег предполагал, что будет вполне достаточно просто родового герба Бельских – золотой сокол на лазоревом поле, – ан нет!

Как оказалось, у приемных детей рода герб семьи располагался в верхней трети щита, а все остальное пространство должен был занимать личный герб! Более того, как у любого мага, его личный герб должен был отражать его магическую суть. Впрочем, Олег не стал долго заморачиваться над этой проблемой.

Теперь в верхней трети его щита гордо парил золотой сокол в лазурном небе, а под ним весело ухмылялась знаменитая эмблема, которую Олег частенько наблюдал на трансформаторных будках – череп со скрещенными под ним молниями на черном фоне. Снизу это подсвечивалось тремя кроваво-красными языками пламени.

Девиз Олег упер оттуда же. «Не влезай – убьет», написанное древними рунами геральдического письма, очень колоритно смотрелось на фоне знаменитого рисунка. Демонстрируя этот коллаж при помощи простого морока, Олег с трудом удерживал себя от дичайшего хохота, однако комиссия отнеслась к его личному гербу и девизу чрезвычайно серьезно. Узнав о том, что Олег является двуталантом, со склонностью к некромантии и магии Огня, почтенные мэтры единодушно согласились в идеальном соответствии и герба, и девиза всем, даже самым строгим правилам геральдики, утвердив ненаследного княжича Бельского в качестве участника турнира.

Итак, довольный собой и жизнью, Олег наконец-то покинул дворец и, перейдя площадь, попытался войти в таверну, в которой и должен был встретиться с Верееной.

Но, увы, его намерениям осуществиться не удалось. Нечто крупное, разноцветное и дико верещащее выбило деревянную дверь трактира, к которой Олег только-только протянул руку, и со всего маху впечаталось в каменную
Страница 18 из 20

стену дома напротив. Данный процесс сопровождался большим количеством весьма нецензурных фраз, в общем знаменателе сводящихся к мысли, что красивым девушкам просто неприлично быть настолько раздражительными и выбрасывать благородных, хотя и немножко нетрезвых лэров из трактира всего лишь за попытку с ними познакомиться.

– Ну подумаешь, за задницу ущипнул, – пробормотал юноша. Олег только сейчас заметил, что «снаряд» был весьма молод, – сползая по стенке на мостовую, хорошо хоть чистую, и теряя сознание.

Ухмыльнувшись, Олег перешагнул останки входной двери и вошел в таверну. У него были вполне обоснованные догадки по поводу личности этой «красивой стервы».

Как оказалось, сделал это он весьма вовремя. Вереена развлекалась вовсю. Шестеро молодых дворян, по всей видимости, приятели давешнего «летуна», размахивая различными тяжелыми предметами интерьера, пытались зажать в угол верткую вампирессу. Как следовало из сыпавшихся с их губ незатейливых оскорблений, они намеревались отомстить за своего приятеля, покинувшего трактир столь унизительным для достоинства благородного лэра путем.

Искренне наслаждающаяся вампиресса старательно им подыгрывала. Периодически она изображала испуг, отвешивала несильные, но болезненные затрещины самым наглым, а также изобретательно посылала своих противников в самые отдаленные места, дабы там, в уединении, они могли предаться разнообразнейшим половым извращениям, стремление к которым, по мнению девушки, легко просматривалось на их не отягощенных печатью интеллекта лицах.

Глядя на покатывающихся с хохоту остальных посетителей трактира и опознавая в некоторых особо заковыристых пассажах свои излюбленные ругательства, Олег растроганно подумал: «Моя школа!»

Тем не менее следовало прекращать столь веселое развлечение. Из-за задержки с записью на участие в турнире, вызванной выступлением Бера, до заката, когда Вереена должна была быть дома, оставалось не так уж много времени, а им еще было необходимо посетить храм Теруна.

Разумеется, Олег мог сделать это и в одиночку, однако он очень рассчитывал на помощь бывшей Ночной тени при подборе доспеха.

Демоническая чешуя – вещь, конечно, хорошая, прочная и надежная, но очень неплохо, если от вражеских мечей и копий Олега будет отделять не только его природная защита, но и хороший, качественный доспех. В своей же способности отличить без посторонней помощи хороший доспех от слабого и не слишком надежного Олег сильно сомневался.

– Заканчивай, – просигналил он по каналу клятвы. – У нас еще куча дел.

– Сам виноват! – тем же способом огрызнулась вампиресса. – Сколько можно было возиться! Теперь, будь так любезен, подожди и не мешай развлекаться. – Одновременно с этим она легким движением увернулась от занесенной в богатырском ударе руки наиболее рослого из шестерки атакующих, змеей проскользнула к нему за спину и отвесила хорошего пинка. Разъяренный вопль пострадавшего сотряс округу. Сверкнули извлекаемые кинжалы.

Олег со вздохом присел за ближайший столик, признавая справедливость требований девушки. Одновременно он направил по каналу просьбу все же поспешить.

В тот момент, когда, казалось, сверкающая сталь вот-вот вонзится в тело вампирессы, на крыльце раздались тяжелые шаги.

– Что за шум, а драки нет? – раздался вопрос, произнесенный гулким басом, показавшимся Олегу странно знакомым. Обернувшись, он протер глаза. В дверном проеме возвышалась гигантская фигура Бера Торасского, того самого поэта-керра, чьи стихи в исполнении автора он совсем недавно слушал во дворце!

– А, нет, похоже, я ошибся… – удовлетворенно прогудел поэт, наблюдая замерших при его появлении сражающихся. – Вот только драка – нечестная!!! Вшестером, с кинжалами, на одну безоружную девушку! А пригнись-ка ты, благородная ларесса, я тоже поучаствую! – С этими словами он подхватил огромный, тяжеленный дубовый стол и с размаху запустил им в группу атаковавших Вереену молодых дворян.

Положение сразу же изменилось. Четверо парней, на которых пришелся удар необычного снаряда, мгновенно прекратили свою антиобщественную деятельность и прилегли отдохнуть на грязный и весьма заплеванный пол таверны. Грустно вздохнув (по каналу до Олега донеслось печальное: «Нет в жизни счастья! Подраться в свое удовольствие, и то не дают!»), Вереена парой быстрых движений вырубила оставшихся, после чего подняла глаза на неожиданного заступника и вдруг застыла без малейшего движения, точно статуя.

По каналу до Олега донеслись отголоски вихря эмоций, вдруг вспыхнувших в душе девушки. Восхищение, уважение, интерес, желание тесно сплетались с печалью, надеждой и каким-то новым, неназываемым чувством, от которого сладко щемило в груди и которое сам Олег испытывал, вспоминая о рыжей богине.

– Позвольте представиться, прекрасная леди, – первым нарушил молчание поэт. – Меня зовут Бер.

– Бер Торасский, – необычайно тихо и медленно произнесла вампиресса. Буря в ее душе успокаивалась, сменяясь твердой решимостью. – Я вас знаю. У вас прекрасные стихи. Спасибо за помощь. Меня зовут Вереена дель Нагаль.

– Дель Нагаль? – изумленно протянул гигант. – Но ведь…

Она не дала ему закончить:

– Я единственная, кто остался. Последняя из рода. Можете не беспокоиться, у меня нет к вам претензий. Все было честно… Такова война. И не волнуйтесь, здесь я нахожусь абсолютно законно и не буду мстить. Я всего лишь сопровождаю одного из участников турнира, княжича Бельского. Пойдем. – Она быстро подошла к вставшему из-за стола Олегу и буквально силком потащила его к выходу.

– Постойте!!! – воскликнул ошарашенный поэт. Его глаза, казалось, прикипели к затянутой в черную одежду фигурке вампирессы, и весь облик выражал растерянность, изумление и желание продолжить знакомство. Однако девушка и влекомый ею растерянный, ничего не понимающий в происходящем Олег уже вышли из трактира.

– Что на тебя нашло? – поинтересовался Олег, как только прошла первая растерянность от неадекватных действий Вереены.

Гром и Звездочка двигались по направлению к храму Теруна, и все вроде было замечательно, однако Олега сильно беспокоило состояние его спутницы. Она сидела на коне, сильно ссутулившись и наклонив голову, скрывая свое лицо за длинными прядями черных волос. Попытавшись при помощи канала подсмотреть ее эмоции, Олег был вынужден отпрянуть и максимально прикрыть взаимодействие – такая буря чувств бушевала в душе у девушки. – Ты что, так разозлилась из-за того, что тебе помешали самостоятельно разобраться с этими обормотами? Но он же действовал из лучших побуждений! И, может быть, объяснишь, почему он так странно среагировал, когда ты назвала свое имя? – спросил Олег, решив попытаться разговорить замкнувшуюся в себе Вереену.

– Да при чем тут это… – с горечью протянула девушка. – Все куда хуже… Просто… Ты не из этого мира, и иногда это явно видно. Я должна его убить! Но я не хочу этого делать! И в то же время… Оставив его в живых, я предаю память предков!!!

– Убить? Почему?! За что?!!! Он же помог тебе из лучших побуждений!

– Да забудь ты об этой несчастной драке! – сорвалась на крик вампиресса. Олег в первый раз видел обычно невозмутимо-ироничную бывшую Ночную
Страница 19 из 20

тень в таком состоянии, здорово напоминающем банальную истерику. – Все гораздо хуже! Он – барон Торасский!

– Ну и что? Ты хочешь сказать, что между вашими родами вендетта? И оно тебе надо – волноваться из-за таких пустяков? Все равно от твоего рода осталась ты одна. Может, стоит забыть о давних раздорах? – Олегу показалось, что он нашел причину волнения девушки. – Тем более что, судя по отголоскам твоих эмоций, которые я почуял через канал, он тебе приглянулся… – Олег усмехнулся. На самом деле ему было весьма неприятно, что женщина, которую он уже привык считать своей, заглядывается на других мужчин, однако время высказывать претензии было явно неподходящим.

– Если бы родовая вражда… – мечтательно протянула Вереена. – Тогда все действительно было бы намного проще. Увы…

– Да в чем причина?!! – не выдержал Олег.

– Во время Войны Магов большая часть графства Нагаль вместе с ближайшими соседями подпала под удар вызванного светлыми огнешторма и ныне называется Выжженными Землями. Меньшая часть – уцелела, по договору о разделе Темных земель отошла во владение империи Трир и была отдана императором одному из своих вассалов, покрывшему себя славой во время войны. Ныне она носит название баронства Торасского, – коротко объяснила девушка.

– Та-ак, – протянул Олег. – И сейчас ты считаешь себя обязанной убить захватчика?

Девушка уныло повесила голову.

– Ну что ж… У любой сложной задачи всегда есть простое решение, – улыбнулся Олег. – Ты не забыла, что находишься у меня в рабстве? Так вот, я, злобный тиран и подлый рабовладелец, категорически запрещаю своей рабыне причинять какой-либо вред здоровью и жизни Бера Торасского. Разве что это будет необходимо для самозащиты, – подумав, добавил он, ощущая, как напрягся канал клятвы, фиксируя приказ.

Судя по просветлевшему лицу Вереены, она совсем забыла о своем подчиненном положении и такая возможность избежать убийства, не вступая в конфликт со своей совестью и не поступаясь родовой честью, ей даже в голову не приходила.

– Спасибо! – Голос Вереены звучал необычайно мягко и растроганно. – Слушаюсь и повинуюсь, о мой грозный повелитель! – своим обычным ироничным тоном добавила она спустя секунду. – Знаешь, оказывается в рабстве иногда бывают и свои преимущества…

– А то! – ухмыльнулся Олег. – Я это понял сразу, как только обзавелся такой очаровательной рабыней! – Он многозначительно подмигнул Вереене и соскочил с коня. Перед ними возвышалось высокое белое здание, напоминавшее миниатюрную крепость, – храм Теруна.

* * *

В храме все произошло очень быстро. Узнав о желании Олега выступать в ритуальном доспехе и получив солидное пожертвование, жрец – немолодой мужчина крепкого телосложения с повадками и движениями опытного бойца-рукопашника – провел его в небольшую комнату за алтарем, всю увешанную разнообразными видами брони и оружия, и предложил выбирать. После некоторых колебаний Олег остановил свой выбор на прочной и удобной кольчуге, дощатой броне поверх нее и шлеме-шишаке с прикрывающей верхнюю часть лица металлической полумаской и чешуйчатой бармицей, спадающей вниз и защищающей лицо и шею. Такой выбор сильно изумил Вереену, которая мягко намекнула Олегу, что, несмотря на несомненные достоинства подобного шлема, он мало подходит для прямой копейной сшибки и не сможет защитить от копейного удара в лицо.

Ухмыльнувшись, Олег ответил, что вовсе не намерен позволять всяким там «железным болванам» тыкать себе в лицо различными острыми предметами, так что этот аргумент не подходит. Зато обзор в подобном шлеме куда лучше, да и бармица вполне способна защитить от скользящего удара в общей свалке, а большего ему и не требуется. Все равно сражаться по стандартным схемам для него равносильно самоубийству. Так что подобной глупостью он заниматься не намерен. В конце концов, кто, как не сама Вереена, учил его вольтижировке? Или она сейчас сомневается в своем ученике?

Услышав такое заявление, девушка лишь качнула головой, признавая действительно немалые успехи Олега на этой ниве. Жрец же, невольно ставший свидетелем данного обсуждения, хладнокровно порекомендовал Олегу в этом случае не пользоваться стандартными рыцарскими седлами с высокой лукой, поддерживающей спину наподобие спинки глубокого кресла, а взять седло, которым пользовались бойцы Пограничья, как раз и славившиеся своим умением обращаться с лошадьми.

Услышав это предложение, Вереена только кивнула. Именно пограничной технике вольтижировки она и обучала Олега.

Выбор щита занял немало времени. Когда же Олег наконец-то выбрал, то его выбор заставил жреца изумленно присвистнуть. Небольшой треугольный щит по размерам был даже несколько меньше стандартного рыцарского щита, однако, будучи изготовлен из цельного листа довольно толстой стали, весил несоразмерно много. Впрочем, куда больше жрец изумился, когда Олег, обрядившись в выбранный доспех, взяв щит и сняв со стены висевший там огромный фламберг, легко выполнил несколько фехтовальных приемов, проверяя возможности щита.

В состоянии частичного превращения вес щита почти не ощущался, а вот наличие хоть одного безусловно надежного средства защиты было необходимо. По правилам турнира, менять в процессе боя поврежденное оружие или доспехи было запрещено, так что цельностальной щит в этом случае был идеальным вариантом.

Кроме того, Олег прихватил из храма тяжелую булаву, которую он решил взять в качестве альтернативного оружия вместо «меча духа». Легкий одноручный меч без возможности использовать заключенную в нем магию был явно слабоват против закованных в тяжелую броню бойцов. Использовать его как эсток для поражения сочленений доспехов врага Олег не мог ввиду недостаточности своих навыков фехтовальщика и потому решил не рисковать. А после удара булавой, да со всей демонической дури, даже у самого бронированного соперника возникнут серьезнейшие проблемы со здоровьем.

Набор вооружения, которое Олег взял из храма, завершался длинным турнирным копьем – лэнсом, с чашечкой-гардой для упора руки и тупым наконечником – коронелем. Тупые копья на турнирах начали использовать совсем недавно, по распоряжению императора, которому надоела частая гибель поединщиков в таранных сшибках. Жрец, в отличие от Олега, этим обстоятельством был весьма недоволен, утверждая, что именно с подобного и начинается падение воинского духа и общий развал великой империи.

– Глядишь, так скоро вообще на турнирах боевое оружие запретят, – ворчал он. – Поединщикам мечи тупить прикажут, да острия у мечей скруглят! Куда это годится… Так вот привыкнут воины на тупом оружии биться, а там и вовсе на деревянные мечи перейдут! Сглупил тут Его Величество, как есть сглупил! Я, конечно, понимаю, мужчин после войны мало осталось, людей беречь надо… но не такими же методами! Так ведь и вовсе воинский дух выхолостить можно, Теруна прогневить!

Олег слушал, молча кивал, про себя благословляя доброго и мудрого императора. Он вовсе не был уверен, что легкая броня и его родная чешуя смогут выдержать полутонный удар, нанесенный на всем скаку острием заточенного в иголку рыцарского копья. С тупым наконечником, если он ошибется и пропустит
Страница 20 из 20

копейный удар в корпус, шанс выжить будет довольно приличный. Каковы у него шансы на выживание, если удар нанесен острым копьем, Олег предпочитал не прикидывать.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/aleksey-glushanovskiy/stezya-charodeya/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

Стихи Скита Зимописцева.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.