Режим чтения
Скачать книгу

Тёмный читать онлайн - Александр Стрельников

Тёмный

Александр Стрельников

Что, если и темный способен на благородство и сострадание? Что, если быть темным лордом совсем не означает ненавидеть все вокруг? Что, если у него есть свой кодекс чести? Темный лорд Этьен, откликнувшись на просьбу умирающей светлой леди, попадает в круговорот событий, которые могут привести к гибели его народа. Попутно Этьен находит и новых друзей, и новых врагов. Кто победит? Тьма или то, что пытается казаться Светом?

Александр Стрельников

Тёмный

Пролог

Я пришел в этот мир, не скрываясь, но и не в полной своей силе. При переходе я вдруг ощутил чей-то пристальный взгляд, проникающий, казалось, в самые глубины сознания. Длилось это лишь несколько мгновений, но ощущение тяжелого взгляда оставило в душе очень неприятный осадок. «Что ж, – подумал я, – меня заметили». Собственно, этого я и добивался, но этот взгляд был далеко не тем, чего я ожидал. Ладно, поживем – увидим.

Небольшой мир под названием Крелот на самой окраине наших владений был красив. То, что я люблю. Никакой техники – феодализм и магия. Я с удовольствием пожил бы здесь пару десятков лет, однако сейчас у меня была иная цель.

В трактире неподалеку от места своего появления я приобрел лошадь, провизию и все, что нужно для долгого путешествия. Засим отправился в путь.

Две недели пути прошли спокойно. Я откровенно наслаждался дорогой – оказывается, уже успел позабыть, как люблю такие путешествия. Можно было почувствовать себя простым смертным, ночуя в трактирах, а то и вовсе под открытым небом, болтая с постояльцами или со случайными попутчиками. В один из дней моя лошадь захромала. Я провел пару часов в увлекательной беседе с деревенским кузнецом о его ремесле, пока он перековывал ее. Расстались мы вполне довольные друг другом.

Однако все хорошее когда-нибудь кончается. Закончилось и мое безмятежное путешествие, когда я прибыл в большой портовый город одного из королевств этого мира. У стражника на воротах я узнал, где находится недорогой, но приличный трактир, и отправился туда. Почему я выбрал недорогой, хотя с деньгами у меня проблем не было? Признаюсь, не люблю излишнего угодничества и подхалимства. А тут и хозяин себе цену знает, и постояльцы приличные, и кормят неплохо. Передав поводья подскочившему конюху, я вошел в заведение и сразу понял, что стражник меня не обманул. Внутри было светло и уютно. Мебель пусть и неброская, но основательная. Под стать мебели был и хозяин – с виду неторопливый, основательный и надежный.

– Что желаете, господин? – спросил он, цепким взглядом осматривая меня.

– Пока только обед, – улыбнувшись, ответил я. – Чем кормить будете?

– Есть луковый суп, кулеш с мясом, баранина, пироги с капустой и с яблоками. Надолго к нам?

– Пока не знаю, – произнес я. – Пожалуй, отведаю я ваш суп и кулеш. Да, еще пирог с яблоками и кувшин вина.

– Хорошо, господин, – ответил трактирщик. – Не желаете пока подняться в комнату?

– Нет, я подожду здесь. Только вино принесите сразу. Красное, – уточнил я и направился к одному из столов, сев лицом к входу.

Силу я почувствовал, допивая первый стакан очень хорошего вина. Весьма знакомую силу, хотя и изменившуюся. В трактир вошел высокий стройный человек лет тридцати. Оглядевшись, он заметил меня и двинулся к моему столику, по пути махнув трактирщику. Сел, заказал то же, что и я, подождал, пока служанка принесет кувшин и стакан. Я все это время молчал, потягивая вино. Он тоже помолчал, пристально глядя на меня, и наконец произнес:

– Здравствуй, Этьен.

– Здравствуй, Астанир.

Он помедлил, затем плеснул себе вина. Я ждал, поскольку не собирался упрощать ему задачу.

– Хорошо, – вздохнул Астанир, – спрошу напрямик. Что тебя сюда привело?

Я усмехнулся:

– А ты как думаешь?

Он пожал плечами. Мне упрощать задачу он также не собирался.

«Что ж, – решил я, – напрямик так напрямик».

– За двести лет в этом мире пропало бесследно трое темных и один светлый. Как думаешь, неужели никто не обеспокоился?

– Этого мы и боялись, – пробормотал он.

– Мы – это кто? – быстро спросил я.

– Трое темных и один светлый, – усмехнулся Астанир.

– И как вы друг другу глотки не перегрызли? – В моем голосе сквозила неприкрытая ирония.

– Долгая история. Кто тебя послал? Высший темный совет?

– Всеобщий.

– Вот как? – Астанир явно был удивлен.

– А что ты хотел? Светлые тоже забеспокоились – Тиберн не самый слабый лорд, хоть и с придурью.

– Почему ты?

– А надо было сразу армию посылать? – саркастически произнес я. – Я сам вызвался. Из-за тебя, между прочим. Так что тут у вас творится вообще?

– Ты правда хочешь знать? – Внезапная улыбка озарила его лицо.

Я кивнул.

– Хорошо, слушай.

Глава 1

Темный властелин, владыка замка Четырех Башен, магистр ордена Безглазой Ночи Астанир был в ярости. О нет, он не орал, не швырялся молниями, не грозил испепелить всех рыцарей ордена – его ярость внешне никак не проявлялась, но слуги старались держаться подальше от покоев своего повелителя, а рыцари попрятались по казармам, наплевав на ежедневные тренировки. Замок Четырех Башен затаился, пережидая гнев своего хозяина, и даже древний ужас в подземельях был тих и незаметен.

Ярость Астанира была вызвана одним простым фактом – не было в этом мире силы, противостоящей ему, не было – и все тут! Он окидывал проницающим взором землю, посылал лазутчиков, подкупал правителей и военачальников – тщетно. За то время, что прошло с момента его появления, никаких следов света он так и не нашел. Это было… Странно? Нет, это было возмутительно! Вопиющее неуважение к величайшему темному повелителю!

Астанир пнул огромную бронзовую вазу, превратив произведение искусства в груду обломков. Где же они прячутся? Неужели светлые научились обманывать, да еще так, что он не может разгадать их обман? Нет, не может быть – это противоречит их чистым и непорочным убеждениям. Ведь раньше было как: появляется темный властелин и тут же, как грибы после дождя, вырастают защитники добра – маги, воины и прочие возвышенные личности. И во главе всего этого безобразия – избранный, герой или надежда добра, а в наставниках у него – самый мудрый и всезнающий из магистров Белого ордена. Вот так, и ничуть не меньше. И тащится этот герой прямо к жилищу темного властелина, невзирая на все хитрости и обманы, да еще и друзей с собой ведет. Раньше так и было.

Раньше, но не теперь.

Вот и злился властелин, вот и прятались от его гнева слуги. Гнев этот был вызван не чем иным, как растерянностью – впервые за многие столетия Астанир не знал, что делать. Он собрал армии, он опутал сетями лжи и страха половину правителей, он натренировал рыцарей ордена Безглазой Ночи, но к чему это все? Воевать-то не с кем! Нет, он, конечно, захватил парочку близлежащих королевств, посадил на трон послушных марионеток, и теперь они исправно платят ему дань, кормят его войска да и просто услаждают самолюбие Астанира. Но при его мощи, при его хитрости и коварстве это все равно что с дубиной на комаров охотиться. Мелко и противно…

«Надо что-то делать, – решил Астанир. – Впору самому противника себе придумывать! А что, это мысль…» Размышляя, Астанир уселся в огромное, украшенное рубинами и черепами
Страница 2 из 17

кресло.

Мысли Астанира внезапно были прерваны необычными звуками, доносящимися из-за ворот замка Четырех Башен. Властелин подошел к высокому стрельчатому окну, отодвинул тяжелые бархатные занавеси и выглянул во двор замка. Удивленные рыцари ордена разглядывали кого-то за воротами. Из казарм вышел капитан стражи и поднялся на стену. После коротких переговоров с прибывшими капитан глянул на окна покоев властелина, пожал плечами и махнул стражам внизу, разрешая открыть ворота. Та-а-ак, это что еще за новости? Астанир почувствовал, как утихший гнев начинает возвращаться. Усилием воли он подавил ярость. Капитан рыцарей – неглупый человек, и если уж он рискует навлечь на себя гнев повелителя, то знает, что делает.

Астаниру стало любопытно. Он решил повременить с наказанием и посмотреть на развитие событий.

Во двор стали въезжать причудливо раскрашенные повозки. «Что это еще за цирк? – с раздражением подумал Астанир. – А, цирк и есть!»

Он отошел от окна, решив не наказывать находчивого капитана. Рыцари и вправду что-то раскисли в последнее время – что ж, пусть развлекутся. Властелин уселся в любимое кресло с черепами и снова погрузился в свои невеселые мысли.

Меж тем все повозки уже въехали во двор замка, и теперь циркачи устраивали лагерь, время от времени с любопытством оглядываясь по сторонам. Не каждый день попадаешь в главную твердыню сил зла, да и посмотреть было на что!

Четыре могучие башни из черного, с багровыми прожилками камня вздымались к небу, словно неприступные горные пики, донжон же на их фоне казался приземистым и неказистым, но это было обманчивое впечатление. Если присмотреться повнимательнее, то донжон потрясал своими размерами и дышал скрытой мощью и древней первобытной энергией. При этом он не производил впечатления цитадели зла – да, древний, да, мрачный, но циркачам и пострашнее замки видеть доводилось. Взять хотя бы замок Мертвого Орла, которым владеет барон Хемсфилл. Уродливое сооружение возвышалось над окрестными землями, как памятник злобе и безумию предков барона. Сам феодал был довольно неплохим человеком и не очень-то жаловал свой замок, но не сносить же его в самом деле? Тем более что Хемсфилл был небогат и построить новый просто не мог. А замок темного властелина даже был по-своему красив. В чем в чем, а в отсутствии вкуса строителей замка обвинить было невозможно.

Рыцари ордена Безглазой Ночи в предвкушении развлечения пытались скрыть свое любопытство под надменностью и высокомерием. Но по их нетерпеливым взглядам было видно, что они уже соскучились по простым человеческим эмоциям и с удовольствием будут восхищаться, ахать и смеяться, как простые крестьяне или горожане. Рыцари были обычными людьми, несмотря на то что служили тьме.

Вскоре на обширной площади замкового двора вырос помост – циркачи правильно рассудили, что шатер в таких условиях абсолютно неуместен и представление должно состояться прямо под открытым небом. Кое-кто из рыцарей сунулся было к циркачам с предложением помощи, но им вежливо объяснили, что артисты всегда сами готовят себе площадку. Пристыженные рыцари под легкие насмешки скрылись за спинами своих товарищей.

И вот наконец представление началось. Чего тут только не было – и гимнасты, летающие от трапеции к трапеции, и канатоходцы, танцующие на тонкой проволоке, как на паркете, и жонглеры, и фокусники, и акробаты! Но ярче всех был шут. Невысокий, гибкий и подвижный, в шляпе с бубенцами, он выделывал такие уморительные штуки, откалывал такие коленца, что рыцари задыхались от смеха. Даже Астанир, снова подойдя к окну и глядя на проделки шута, не мог не оценить его мастерство. Про рыцарей и говорить нечего – лучшей публики у этого цирка не было, наверное, никогда. Награда циркачам досталась самая щедрая!

Капитан рыцарей подошел к хозяину цирка и попросил остаться еще на пару дней, пообещав заплатить столь же щедро. Астанир снова восхитился умом своего капитана – еще несколько представлений пойдут его ордену только на пользу.

По окончании представления лагерь циркачей погрузился в обычные бытовые хлопоты – разгружались повозки, ставились палатки, кое-где уже разжигали костры. Астанир хотел было распорядиться, чтобы с циркачами поделились продуктами и вином, но капитан и сам это сообразил – кликнув несколько слуг, он отослал их в кладовые, и вскоре те вернулись нагруженные провизией, которую капитан предложил циркачам. Путь к замку Четырех Башен хлебосольным явно не был, и артисты с удовольствием приняли угощение. Астанир подумал, что такого капитана не грех и повысить или еще как-нибудь наградить. Да и представление ему понравилось, хоть он и был темным властелином.

В двери покоев деликатно постучали, и, дождавшись разрешения, вошел слуга с ужином и вином для повелителя. Перекусив, Астанир вдруг понял, что его-то проблемы никуда не делись. Заботы снова навалились на темного властелина, однако настроения думать у него сегодня уже не было. Астанир решил отправиться отдыхать.

Разбудил Астанира неясный шум, донесшийся из соседней комнаты. Раздраженно поморщившись, он пообещал себе, что испепелит того слугу, который посмел помешать отдыху своего господина. Поднявшись со своего роскошного ложа, Астанир вышел в соседнюю комнату и замер от удивления. Никаких слуг там не наблюдалось, а наблюдался шут и с ним – еще двое спутников. Астанир присмотрелся и узнал в одном из них акробатку-флейтистку – на представлении она, не прекращая игры на флейте, изгибалась под такими немыслимыми углами, словно и не человек вовсе. И при этом ни разу не сбилась с ритма и не взяла ни одной фальшивой ноты. А сейчас она стояла и смотрела на Астанира без тени страха и даже вроде бы чуть-чуть иронично. Да нет, не может такого быть, чтобы обычная циркачка так взирала на темного властелина!

Астанир с трудом сдержал бешенство и счел за лучшее перевести взгляд на третьего циркача. Час от часу не легче! Менестрель, будь он неладен! Вон и лютня за спиной. Третий артист, казалось, совсем не обращал внимания на владыку зла – его взгляд блуждал по сторонам, а сам циркач выглядел слегка рассеянным.

Шут слегка кашлянул, привлекая внимание, и Астанир посмотрел на него. Вид у шута был выжидательный.

– Ну и как это понимать? – поинтересовался Астанир, даже не пытаясь скрыть раздражения.

– А как бы вы хотели, владыка? – в ответ поинтересовался шут.

Астанир уставился на него, не в силах бороться с изумлением. Любой слуга на месте этой троицы уже летел бы сломя голову подальше от гнева властелина, а эти не только не боятся, но и просто не обращают на его гнев внимания.

– Позвольте поинтересоваться, – с безукоризненной ледяной вежливостью спросил Астанир, – как вы здесь оказались?

– Ножками притопали, как же еще? – улыбнулся шут.

«Вот наглец», – подумалось Астаниру.

– А стража?

– Да разве ж это стража? – снова улыбнулся шут.

«Испепелю всех!» – подумал Астанир, наливаясь яростью.

– Хорошо, попробуем по-другому. Что вам нужно?

– Позвольте для начала представиться, – ответил шут и шутливо поклонился. – Хьюго, к вашим услугам. Это Адель, а тот раздолбай с лютней – Тиберн.

Астанир поморщился. Нужны ему их имена! У мертвецов имен не
Страница 3 из 17

спрашивают.

– А хотели мы просто поговорить, – продолжил Хьюго, спокойно глядя в глаза Астаниру.

«Такую смелость стоит поощрить», – решил властелин и, усевшись в свое любимое кресло, жестом предложил гостям последовать его примеру. Те не замедлили воспользоваться приглашением.

– Я вас слушаю, – милостиво разрешил Астанир.

– Что ж, владыка, я, пожалуй, начну, – сказал шут. – Вы, наверное, уже заметили, что в этом мире у вас нет соперников, а значит, ваше появление здесь – ошибка.

Астанир удивленно уставился на шута. Но циркач не производил впечатления мудреца или, напротив, насмешника. Астанир легким кивком дал понять, что Хьюго может продолжать.

– Однако, как мне представляется, добровольно покинуть наш мир вы не согласитесь. Значит, будет война, будут жертвы и разрушения. А победителю достанется разоренный, полубезжизненный мир, который придется восстанавливать. Даже злу надо чем-то питаться, согласитесь.

– Допустим. Но вы же понимаете, что я все равно одержу победу, так о чем нам вообще разговаривать? – презрительно бросил Астанир.

– Ну, захватите вы мир, и что? Вы же собираетесь построить империю зла, я прав? – Властелин даже не счел нужным согласно кивнуть, а циркач продолжил: – Так вот, простым людям все равно, кто ими правит – барон, граф, король или темный властелин. «Нас не трогают, налоги не повышают – и ладно», – таковы рассуждения обычного человека. Но вас ведь это не устроит, не может устроить!

Конечно нет! Зря, что ли, Астанир почти двести лет добивался звания темного лорда?

– Я заставлю их бояться и ненавидеть меня! Я заставлю их испытывать ко мне отвращение! Если понадобится, я выпущу древний ужас из подземелий!

– Боюсь, вам это не удастся, – иронично заявила молчавшая до поры Адель.

– Почему это? – разозлился Темный Властелин.

– Тиберн, твоя очередь.

Тиберн, который по-прежнему выглядел рассеянным, стянул с плеча лютню, устроился поудобней на кресле и заиграл. То, что он пел, было немыслимо! Его видят таким? Над ним смеются? Астанир был изумлен, нет, он был раздавлен и уничтожен. Тиберн уже давно закончил, но властелин продолжал ошеломленно молчать.

Наконец он справился с собой и сдавленно выдохнул:

– Но почему? Я же все сделал правильно!

– Да, вы все делаете правильно, владыка. Но вас не с кем сравнивать, поймите. Если нет добра, то непонятно, что такое зло, и наоборот. А вы со всем своим величием и надменностью выглядите смешно, поверьте старому шуту.

– Я смешон?! – Астанир ошеломленно уставился на Хьюго. – Я, величайший из всех темных властелинов в этом мире, смешон?

– Да, – ответила Адель, – и нелеп.

Нелеп? Ну, это уж слишком! Астанир начал подниматься, чтобы растоптать, испепелить, уничтожить этих наглецов. Никому не позволено насмехаться над темным властелином!

– Постойте, владыка, – поднял руку шут, – просто подойдите к зеркалу и посмотрите на себя.

Ошалев от такой наглости, Астанир машинально подошел к висевшему на стене огромному зеркалу. В нем отразился некто почти двухметрового роста и могучего телосложения. Астанир пристально вглядывался в себя. Худощавое, заостренное книзу лицо, тонкие, надменно поджатые губы, лысый, обтянутый кожей череп, в темных глазах – отблески багрового пламени. Астанир хрюкнул, но быстро опомнился и стал смотреть дальше. Могучий торс затянут в шипастый панцирь из тусклого черного металла, на плечах – богато украшенный плащ цвета запекшейся крови, на бедрах – искусно выделанный пояс с застежкой в виде оскаленного черепа. Меч с темно-красным рубином на рукояти и эфесом опять в виде черепа, но уже рогатого. Властелин почувствовал легкую дурноту. Поножи – из того же тусклого черного металла, высокие сапоги из черной кожи с металлическими вставками, а металл этих вставок опять же тусклый и черный.

«Да что же это?» – подумал Астанир, теряя почву под ногами. Он обернулся и посмотрел на свое любимое кресло. Оно было черным, с резными черепами, и инкрустировано темно-красными рубинами. Астанир мысленно представил себя в этом кресле.

И внезапно все понял!

Темный властелин сел на пол и весело расхохотался. Замок Четырех Башен задрожал от этого смеха, рыцари ордена в панике стали выскакивать из казарм полуодетыми, но с оружием в руках, недоуменно оглядываясь по сторонам, слуги в страхе разбегались прочь, подальше от этого смеха – такого непонятного, такого непривычного. Хьюго и Адель тоже присоединились к смеху Астанира, Тиберн же лишь слегка улыбнулся кончиками губ и снова впал в рассеянное состояние. А замок уже не дрожал – он ходил ходуном до самого основания. Кое-где посыпалась штукатурка, во всех комнатах покоев властелина вылетели стекла, но Астанир уже не мог остановиться – он хохотал и хохотал. Древний ужас в подземелье в страхе пополз в ставшие родными и уютными глубины, бормоча по дороге, что, дескать, он так не договаривался, и вообще ему пора спать, так что в ближайшее тысячелетие его не трогать.

– Владыка, я думаю, не стоит рушить замок, – сквозь смех проговорила Адель. – Он еще может пригодиться.

Астанир с трудом остановил смех, снова глянул на свое отражение в зеркале и решительно сбросил плащ. Потом снял пояс с мечом и отшвырнул его в угол. Затем сменил облик на истинное обличье, став чуть ниже ростом и более стройным. Начал возиться с застежками панциря, но тщетно – они были расположены так, что ему самому было не дотянуться.

– Помогли бы, насмешники, – буркнул Астанир. Адель и Хьюго подскочили к нему и помогли снять панцирь, поножи и сапоги.

– Так-то лучше, – удовлетворенно произнес бывший темный властелин, – только, боюсь, в моем гардеробе нет ничего другого.

– У нас найдется, – заявила Адель, ничуть не смущаясь наготы магистра. Она полезла в не замеченную Астаниром сумку и достала из нее темно-синие штаны, кружевную белую рубаху, синий колет и сапоги из мягкой кожи. Астанир быстро оделся и снова глянул в зеркало.

«Хм, а мне идет», – подумал он, повернулся к циркачам и увидел, что Хьюго протягивает ему перевязь с легким мечом. Застегнув перевязь, Астанир вдруг ощутил, как вокруг поднимается древняя и могучая сила и что перед этой силой вся его мощь темного властелина – лишь мелкая песчинка. Дунь – и не заметишь, как улетела. Сила словно бы осматривалась и, видимо удовлетворившись осмотром, ушла.

Астанир потрясенно глянул на Хьюго с немым вопросом в глазах.

– Да, – ответил шут, – это то, что тебя ждало, если бы у нас не получилось.

– Кто же вы, в конце-то концов?! Уж никак не простые циркачи! – Астанир не заметил, как перешел на крик.

– Хранители этого мира, – тихо сказал Тиберн, – и ты теперь тоже.

Хранители? Астанир медленно опустился на пол. Он знал о хранителях, но никто никогда их не видел, потому они считались глупой легендой. И тут до него полностью дошел смысл слов Тиберна.

– Как – хранитель? Я – хранитель?

– А откуда, по-твоему, хранители берутся? – нахально заявил Хьюго. – Мы все когда-то хотели поработить этот мир.

Астанир посмотрел на троицу циркачей – как-то с трудом верилось, что улыбчивый Хьюго, доброжелательная Адель и рассеянный Тиберн желали захватить мир.

– Что, не верится? – улыбнулся Хьюго, словно прочтя его мысли. – Поверь, через пару
Страница 4 из 17

десятков лет ты сам себя не узнаешь. Роль шута или менестреля тебе, конечно, не по зубам…

– Рылом не вышел? – с трудом ухмыльнулся все еще ошеломленный Астанир.

– Вроде того, – хмыкнул шут. – Я думаю, тебе подойдет роль этакого авантюриста – прожигателя жизни. У тебя и фактура подходящая – вон как вымахал!

Астанир с трудом приходил в себя. Нет, потрясений на сегодня было слишком много!

– Награжу капитана по-королевски – заслужил, – пробормотал он.

– Для него награда – от тебя избавиться, большего ему не надо, – снова развеселилась Адель.

– Но меч я ему, пожалуй, подарю. Той железякой, что у него сейчас, только свиней колоть. – Астанир вдруг понял, чего ему не хватало все это время. Ему не хватало вот таких людей рядом. С ними было так легко, так свободно, словно он знал их много-много лет.

«Новая жизнь обещает быть более чем интересной», – подумал бывший темный властелин, бывший владыка замка Четырех Башен, бывший магистр ордена Безглазой Ночи и озорно, по-мальчишески улыбнулся.

Пока Астанир рассказывал, служанка принесла обед. Я с интересом слушал и с аппетитом ел. Занятная история.

– Однако, – я в удивлении покачал головой, – так просто – и все, не темный уже? Хотя ты всегда был бунтарем, потому почти двести лет и экзамен не мог сдать.

– Не скромничай, – улыбнулся Астанир, – ты тоже был не подарок.

– Хранители не подчиняются совету, так что моя задача выполнена. Почти. – Я пристально посмотрел на своего друга. Точнее, бывшего друга.

– Ты хочешь знать, что это за сила? – понял тот.

– Да, потому что и я ее почуял, когда сюда прибыл.

– Прости, Этьен, пока я не могу тебе сказать, – с сожалением проговорил Астанир. – Не я это решаю.

Я кивнул, соглашаясь. А что мне еще оставалось?

– Расскажи, как там Лаура, Карвен, Льорис?

– Карвен погиб недавно, – глухо сказал я. Боль еще не улеглась, говорить не хотелось, но Астанир имел право знать. Мы все когда-то были друзьями.

Лицо Астанира побелело:

– Как – погиб? Такого не может быть!

– Есть такой мир – Арлиция. Он на задворках, поэтому на него долго не обращали внимания, но потом вдруг вокруг него возник барьер. Почти непроходимый барьер. Был спешно собран Всеобщий совет…

Армия трех королей укрепилась в Северном проходе. Место было идеальным – неширокая долина между двумя скальными грядами, которую можно было защищать сравнительно небольшими силами при наличии резервов. Однако с резервами как раз было негусто – армия была последним оплотом перед наступающим мраком, но отступать она не имела права. Трем королевствам относительно повезло, что они были расположены за неприступными Северными горами, и падшие до недавнего времени не обращали на них внимания. Беженцы со всей Арлиции стекались к Северным горам, однако всех пустить было невозможно. Земли королевств не отличались плодородием, и прокормить огромное количество человек не было никакой возможности. По мере приближения основной армии проклятых число беженцев не только не уменьшилось, а даже возросло – люди надеялись, что за Северными горами они будут в безопасности, и рвались туда с яростью отчаяния. Солдаты армии трех королевств со слезами на глазах смотрели на оборванных отчаявшихся людей, но сделать ничего не могли, прекрасно понимая, что спасти всех невозможно.

Я стоял на вершине скальной гряды, оценивая положение. Ничего хорошего мои наблюдения мне не принесли. Положение государств было, мягко говоря, отчаянным. К вечеру к основной армии проклятых подошло еще два войска. Похоже, атака начнется не позднее завтрашнего вечера.

Плохо дело.

– Этьен, – позвала меня Лаура, – они собираются на военный совет.

– Хорошо, – ответил я, не оборачиваясь. – Дадим им немного времени.

– Уже придумал, что им сказать? – спросил Карвен.

– Правду, – пожал я плечами. – К чему нам лгать? Нам этот мир не нужен, а в помощи королям грех отказывать, даже если эта помощь исходит от нас.

Я все же решил повернуться к своим спутникам.

– Ты думаешь, это разумно? Они же столетиями не знали истинного положения вещей, – сказала Лаура.

– Мы должны как-то объяснить свое предложение помощи.

Лаура недовольно скривилась, но решила дальше не спорить. Я слегка улыбнулся, глядя на нее. Закат окрасил ее темные волосы сверкающим багрянцем, и она стала еще красивее. Я с трудом подавил желание ее поцеловать. Не место и не время. Когда все закончится, у нас будет возможность побыть наедине.

Мои спутники, конечно, волновались, но старались этого не показывать. Лаура слегка хмурилась, у Карвена на губах играла вечная ироничная полуулыбка, а Горгор казался непоколебимым, как окружающие нас скалы, но его волнение выдавали побелевшие костяшки вцепившихся в пояс пальцев.

Что ж, пора.

Я еще раз предупредил спутников, чтобы не вмешивались, пока я их не позову, сосредоточился и перенес себя в штабной шатер армии трех королей. Мое появление вызвало легкое замешательство среди всех находившихся внутри, чего я, собственно, и добивался. Со стороны это, наверное, выглядело впечатляюще, хотя я был в истинном обличье, без всяких когтей и тому подобной мишуры.

Воспользовавшись этим замешательством, я огляделся. Посередине шатра располагался стол с подробным макетом местности, на которую я только что смотрел со скалы. Вокруг стола собрался весь цвет армии и правителей Арлиции. Видимо, я застал их в момент бурного обсуждения тактики. По крайней мере, раскрасневшиеся лица и характерные позы говорили именно об этом.

Я решил прервать затянувшуюся паузу.

– Прошу прощения за то, что помешал, господа, но мне необходимо с вами поговорить, – обводя взглядом присутствующих, сказал я.

– Да кто вы такой и как здесь оказались, черт подери? – очнулся наконец один из офицеров.

Присутствующие потянулись к оружию, и я успокаивающе поднял руку:

– Я сейчас все объясню, не торопитесь нападать или звать стражников.

– Кажется, я понимаю, – пробормотал седобородый, но еще крепкий старик в длинном синем плаще.

– Насколько я понимаю, вы архимагистр ордена Магов? – вежливо поинтересовался я.

– Нет, архимагистр, к сожалению, погиб. Мне доверили его замещать. Магистр Циссин, к вашим услугам, – слегка поклонился маг.

– Лорд Этьен, – представился я в ответ.

– Что здесь вообще происходит? – громко поинтересовался кряжистый пожилой мужчина с золотой короной на седой голове. – Кто этот человек?

– Простите, ваше величество, – отозвался магистр, – я сейчас объясню. Вы позволите, лорд Этьен?

Я согласно кивнул, и он продолжил:

– Дело в том, что это не человек или не совсем человек, точно мы не знаем. С давних времен остались манускрипты, в которых говорится, что лет шестьсот – семьсот назад наш мир делился на свет и тьму, которые вели между собой борьбу за влияние.

– Игру, – негромко бросил я.

– Да, простите, игру, – слегка смутился Циссин. – И у этой игры были определенные правила, нарушить которые не могли ни темные, ни светлые. Однако потом что-то изменилось, и теперь нам противостоят проклятые, для которых этих правил не существует. Что именно произошло, ордену неизвестно.

– Позвольте, магистр, я объясню, – произнес я. – Дело в том, что темный лорд полюбил светлую леди. Все бы
Страница 5 из 17

ничего, такое бывало и раньше, но в этот раз светлая ответила темному взаимностью. Свет объединился с тьмой, и этот союз приобрел совершенно уродливую форму. Кстати, мы зовем этих темного и светлую отступниками, или падшими. Долгое время мы не вмешивались, потому что нас это не касалось, но теперь все изменилось. Лет пятьдесят назад к двоим падшим присоединились еще четверо таких же. Поначалу на это никто не обратил внимания, а когда заметили, выяснилось, что светлые не могут попасть в ваш мир – он укрыт каким-то барьером, природы которого мы не понимаем. И сила оказалась изуродована совершенно непостижимым образом. Думаю, орден это заметил.

Магистр кивнул, подтверждая мои слова.

– Кроме того, падшие не захватывают королевства, а уничтожают все на своем пути, словно власть им не очень-то и нужна. Лично я считаю, что они просто безумны. Был собран Всеобщий совет, который созывался последний раз полтора столетия назад, и он постановил, что падшие представляют собой серьезную угрозу и их надо остановить. Барьер пропустил только нас, темных, да и то лишь четверых. Ощущения от его прохождения я вам описывать не буду, скажу только, что ничего более неприятного за свою долгую жизнь я никогда не испытывал.

– То есть вы нам поможете? – оживился второй король, совсем еще молодой, но на его красивом лице уже залегли горькие складки.

– Не совсем так, как вам хотелось бы, ваше величество, – сказал я. – Наше дело – сами падшие, с их армией мы возиться не будем. Но, если нам удастся уничтожить отступников, часть их союзников, особенно из числа нелюдей, разбежится и вам станет намного легче сражаться.

– Хоть что-то, – буркнул седовласый король.

– Могу я представить вам моих спутников? – спросил я и, получив согласие, позвал остальных.

Их появление уже не вызвало замешательства, только неподдельный интерес. Я усмехнулся про себя – да, не каждый день можно увидеть темного, а тут – сразу четверо.

– Леди Лаура, – назвал я имя своей возлюбленной.

Все присутствующие поклонились ей со слегка обалделым видом. Да, Лаура и вправду выглядела потрясающе – обманчиво хрупкая фигурка, облаченная в черные кожаные доспехи, длинные темные волосы и огромные серые глаза произвели неизгладимое впечатление на собравшихся в шатре мужчин.

– Лорд Карвен.

Высокий худощавый Карвен склонил голову, не переставая тем не менее иронично улыбаться.

– Лорд Горгор.

Приземистый и широкоплечий Горгор больше всех из нас походил на воина. Мне Горгор никогда особо не нравился, но скрытая в его спокойствии мощь не могла не вызывать уважение.

– Магистр Циссин, – представился в ответ маг и продолжил: – Его величество король Алессии Бриан.

Седовласый король слегка склонил голову. В нем чувствовалось подлинное величие, которое дается только от природы. Я подумал, что подданные его не любят, но уважают и подчиняются без сомнения.

– Его величество король Элмара Артуан, – продолжил представлять Циссин.

Немолодой, но все еще гибкий рыжеволосый король внушал симпатию. Казалось, что он единственный из всех с оптимизмом смотрел в будущее. Он поклонился, глядя, впрочем, только на Лауру. Похоже, если бы не обстоятельства, он был бы не прочь за ней приударить.

– Его величество король Истурии Онвар.

Самый молодой из всех светловолосый и худощавый Онвар олицетворял собой тот тип правителя, которого любят даже враги.

– Генерал Истмир.

Огромный, похожий на медведя генерал нетерпеливо поклонился, всем своим видом показывая, что сейчас не время для подобных глупостей, однако вслух ничего не сказал.

– Генерал Варрон.

Варрон явно разделял точку зрения генерала Истмира, но тоже промолчал.

– Остальных я, пожалуй, представлять не буду, – сказал магистр. – Боюсь, у нас на это нет времени.

– Согласен, – сказал король Бриан на правах старшего. Он пристально посмотрел на меня и спросил: – Что вы намерены предпринять?

– Мы не можем проникнуть к падшим, поэтому нам придется выманить их на поле боя и постараться уничтожить отступников там.

– Как вы собираетесь это сделать? – Генерал Истмир, похоже, привык сразу брать быка за рога.

– Как только начнется атака, мы выйдем вперед и просили бы вас не мешать. Передовые войска мы уничтожим сами.

– Вчетвером? – изумился Онвар.

– Ваше величество, – мягко сказал я, – не забывайте, что мы не обычные люди.

Онвар слегка стушевался. Было видно, что он все еще не до конца верит в происходящее.

– Итак, – продолжил я, – ваши войска нам понадобятся только в самом крайнем случае. Нам нужна помощь другого рода. Магистр Циссин, орден сможет прикрыть нас магической защитой во время боя с падшими? Нам понадобится вся наша сила для атаки, поскольку нас четверо против шестерых не самых слабых лордов и леди. Да и природа их силы нам не до конца понятна.

– Конечно, мы вас прикроем! – воскликнул Циссин.

– Думаю, нам стоит принять помощь темных, хоть мне это и не очень нравится, – заявил Артуан.

– Нам тоже не совсем приятно выступать на стороне светлых сил, ваше величество, – слегка улыбнулся я.

– Ладно, решено, – хлопнул по столу ладонью Бриан. – Мы принимаем вашу помощь и сделаем все, что в наших силах, чтобы облегчить вам задачу.

Засим мы откланялись.

– Что ж, теперь нам остается только ждать, – заключил Карвен, когда мы перенеслись обратно на скалу, чтобы не пропустить начало штурма.

– Толково построено, – произнес молчавший до этих пор Горгор, глядя на укрепления внизу, – с нахрапа не возьмешь.

Я кивнул. Если нам не удастся победить всех падших, то армия трех королей все равно сможет продержаться довольно долго.

– Лаура, если все пойдет наперекосяк, ты должна будешь вернуться и сообщить об этом, чтобы совет прислал других нам на смену.

– Ни за что! – раздраженно заявила Лаура.

– Падших необходимо остановить, иначе эта опухоль расползется дальше и наша реальность превратится в подобие Арлиции!

– Почему я? Пусть Карвен возвращается!

Я подошел к ней вплотную и тихо сказал:

– Потому что я люблю тебя, а не Карвена. И хочу, чтобы ты выжила.

– Хорошо, – не слишком убедительно ответила Лаура, отведя взгляд, но я не стал настаивать дальше.

Ночь прошла спокойно. Изредка из лагеря падших доносились какие-то выкрики, но в целом противник вел себя на удивление спокойно. В лагере трех королей было тихо.

В воздухе чувствовалось чудовищное напряжение. Мы дремали вполглаза возле небольшого костерка – разговаривать не хотелось, да и о чем? Все давным-давно было сказано и повторено.

К утру я почувствовал приближение падших. Мгновенно сбросив сонливость, я поднялся на ноги. Тут же встали и остальные.

– Вот и они, – удовлетворенно сказал Карвен.

– Раньше полудня не начнут, – заявил Горгор, – а то и ближе к вечеру.

Спорить никто не стал. Основу армии падших составляли существа, дневной свет не жалующие. Кроме привычных орков, гоблинов и троллей падшим служили и другие сумеречные и ночные создания. Некоторых из них я бы и сам не отказался иметь в своем подчинении.

Горгор, как и следовало ожидать, оказался прав. Только через три часа после полудня в лагере падших начались приготовления к атаке. Мы, не сговариваясь, перенеслись в ущелье, оказавшись за несколько сотен
Страница 6 из 17

метров перед передовыми укреплениями людей. На правом фланге расположился Горгор, на левом – Карвен, мы с Лаурой встали по центру, оставив между собой зазор в полтораста – двести метров. Повернув голову направо, я ободряюще улыбнулся любимой. Она в ответ поблагодарила меня кивком и тут же отвернулась.

Авангард мы уничтожили за пару минут, не потратив ни капли силы. Мы все-таки не были людьми, а для любого лорда или леди, не важно, светлого или темного, смертные создания не представляют большой опасности, хотя и недооценивать их не стоит. Позади нас раздались восторженные крики солдат армии трех королей. Я криво усмехнулся – радоваться было рановато. Ладно, пусть немного сбросят напряжение перед боем, им это не помешает. Командиры нелюдей, похоже, не разобрались, что передовые части так и не дошли до укреплений Северного прохода, а может, это их не слишком волновало. И на нас двинули очередные силы пехоты.

Спустя час после трех атак противники, видимо, сообразили, что что-то идет не так, и отозвали войска на исходные позиции. Мы получили небольшую передышку. Вскоре из лагеря противника послышались отрывистые команды, смысл которых мы поняли спустя несколько минут. Перед нами разворачивалось в боевой порядок несколько сотен тяжелой кавалерии. Эти умники решили смести нас стремительной атакой, а после снова бросить на штурм пехотинцев.

Ну-ну…

Я вынул из ножен второй клинок (до этого справлялся и одним) и бросил взгляд на своих товарищей. Лаура выглядела вполне уверенной, хотя и слегка побледневшей. Горгор с равнодушным, почти скучающим видом помахивал двулезвийной секирой. Карвен задорно улыбнулся, заметив мой взгляд, и отсалютовал своим двуручным мечом, легко удерживая его одной рукой.

Что ж, пока все шло хорошо. Еще чуть-чуть – и падшие узнают, что атакам их войск противостоит всего четыре противника. Отступники хоть и безумны, но не дураки. Кто-то из них заинтересуется нами и явится посмотреть. Тут мы себя и проявим. Лишь бы маги не подкачали…

Остатки кавалерии беспорядочно отступали к лагерю, когда мы почувствовали приближение кого-то из падших. Я поднял руку, подавая сигнал остальным, и запустил по направлению к лагерю огненный шар. То же сделали и остальные. Не знаю, как насчет потерь, но грохнуло там неплохо! Теперь отступники знали, с кем столкнулись, и, надеюсь, очень удивились.

Ого, какой любопытный враг нам попался! Вдалеке показался силуэт направляющегося к нам лорда.

«Не лорда, – жестко одернул себя я, – падшего!»

И тут я его узнал…

– Здравствуй, Этьен. – Голос отступника разнесся над полем, хотя говорил он вроде бы негромко.

– Да, Брадо… – тихо ответил я. – Не думал, что ты опустишься до такого…

– До какого, Этьен? Разве мы с тобой в юности не мечтали властвовать над Вселенной? – Он повел рукой вокруг. – Это лишь первый шаг. Вселенная на нашей стороне – как тебе барьер, которым она нас защищает? Лично я удивлен, что вы вчетвером смогли сюда пробиться.

– Дурак ты, – бросил я в ответ. – Она не вас защищает, а от вас защищается. Вы и сами не можете выйти за барьер. – По его лицу я понял, что не ошибся, и продолжил: – И я бы никогда не принял власть такой ценой! Зачем уничтожать мирные народы, разрушать города и сжигать посевы? Ради какой цели? Вы хотите властвовать над пустыней? Даже тьма не уничтожает тех, кто склонился перед ней.

Похоже, я его задел. Он покраснел, потом побледнел, но справился с собой и сказал почти спокойно:

– Это неизбежность. Думаешь, мне самому это нравится? Но должна быть необходимая жертва, и, к сожалению, этот мир обречен.

– А вот тут ты ошибаешься, падший, – презрительно заявила Лаура, подходя ближе ко мне. – Мы здесь для того, чтобы этого не случилось!

– Зачем вам воевать с нами? – Казалось, Брадо был неподдельно удивлен. – Мы вам ничего плохого не сделали. А лучше присоединяйтесь к нам, истинным. Нам не жалко ни силы, ни власти – миров хватит на всех.

– Нет, Брадо, я останусь на своей стороне.

Истинные, значит? Он начинал меня раздражать, и следовало заканчивать разговор, пока я не сорвался и не размазал поганца! В конце концов, он пришел с миром, а даже у темных есть свой кодекс чести.

– Лучше уходи, – бросила Лаура, поглаживая рукоять своей шпаги, – или я забуду о чести и убью тебя. Мы вас остановим, так что готовьтесь к бою. У вас полчаса.

И Лаура неспешно последовала к облюбованному ею пригорочку.

– Ну если так, то будем драться, – вдруг злобно оскалился Брадо и, резко развернувшись, стремительным шагом отправился к своему лагерю. Я же, напротив, внезапно успокоился. Осталось подождать еще чуть-чуть. Думаю, что и сама тьма не знает исхода поединка.

Падшие не стали ждать полчаса. Воздух вокруг внезапно сгустился, от лагеря отступников к нам поползли бледные щупальца тумана. Я позволил себе легкую усмешку – они что, за детей нас принимают? Такими фокусами даже слабеньких магов не напугаешь! Однако вскоре я понял, что ошибался. Туман скрывал что-то большее, чем простенькие заклятия с ядом или высасыванием жизненных сил.

– Вместе, – крикнул Карвен, опередив меня на доли секунды. И мы ударили по призрачной дымке. Несколько мгновений казалось, что туман никак не реагирует на наше заклятие, но потом в нем появились прорехи, и вскоре он пополз клочьями и рассеялся. Позади расползающейся дымки появились шесть призрачных фигур. Они пока не двигались, предпочитая, видимо, действовать на расстоянии. Я ощутил направленное в нас заклятие, но тут нас прикрыла мерцающая завеса – маги ордена не опоздали!

Битва началась…

Заклятия сыпались как из рога изобилия. Большую их часть отражали маги, а от тех, что все-таки проникали через барьер, мы легко уклонялись.

Спустя вечность, а может, несколько секунд я ощутил слева вспышку темной силы. Карвен, как же так…

Нахлынула ярость, и я швырнул вперед самое мощное из своих заклятий. Две вспышки силы и крики злости дали мне понять, что я попал. Что ж, пришла пора ближнего боя, и тут у нас было преимущество – мы сражались постоянно, а падшие предпочитали действовать либо магией, либо чужими руками.

Коротко и зло рассмеявшись, я бросился вперед, на ходу вынимая из ножен клинки.

Огромный отступник, рыча от ярости, взмахивает мечом. Уклоняюсь, вскользь задеваю правым клинком его бок. Жаль, что лишь царапина… Падший быстро разворачивается, отбивая мой левый клинок. Мельком успеваю удивиться: при таких габаритах – такая прыть! Он поднимает руку. Вспышка! Кажется, маги все-таки выдохлись. Почти ослепнув от изумрудного сияния, уклоняюсь, бросаю наугад заклятие и прыгаю следом… Левый клинок сломан, болит пробитое плечо, но еще одним падшим меньше.

Почти отстраненно успеваю подумать о том, как там Горгор и Лаура, и снова бросаюсь в бой. Падшая леди неплохо владела шпагой, но с ней я справился быстро, несмотря на то что от потери крови у меня начала кружиться голова.

Оглянувшись, я понял, что бой закончен. Наши расчеты оказались верны – изменив своей изначальной силе, падшие от наших заклятий умирали насовсем. Но и Карвена они смогли развоплотить…

Неподалеку от меня кто-то из отступников пытается подняться. Похоже, угодил под чье-то заклятие. Ковыляю к нему и внезапно понимаю, кто это…

– Ну что же
Страница 7 из 17

ты, давай добивай, – хрипит сквозь кровавый кашель Брадо. В глазах у него – всепоглощающая ненависть.

Поднимаю ставший вдруг ужасно тяжелым клинок, но убить его не могу. Все-таки когда-то мы были близкими друзьями, пока его не увлекли безумные идеи о вечном правлении тьмы.

– Отойди. – Голос Лауры дрожит, но тонкая шпага твердо пронзает горло Брадо.

– Вот и все. – Я почти падаю на землю от усталости. Вокруг – дым и гарь от разлетавшихся во все стороны заклятий. Подняв глаза на Лауру, говорю: – Карвен мертв, – и вижу скорбь в ее глазах.

– Горгор сильно ранен, не знаю, выживет ли, – еле сдерживая слезы, отвечает она.

– Забирай его и уходи, а мне надо здесь закончить.

Она кивает и исчезает в дыму. В глазах у меня темнеет, и я теряю сознание…

Пришел в себя я в штабном шатре на походной кровати. Плечо было забинтовано. Подняв голову, я увидел короля Бриана. Заметив, что я очнулся, он наполнил кубок из кувшина, стоявшего на столе, и подал мне. Я сел и, взяв напиток, сделал глоток. Это оказалось довольно неплохое вино.

– Как там? – неопределенно спросил я, но Бриан понял.

– Нелюди в замешательстве. Треть армии, как вы и предсказывали, разбежалась. Но потом нашелся у них, видимо, кто-то грамотный и взял все в свои руки. Мы же воспользовались неразберихой и организовали атаку всей оставшейся кавалерией. Потрепали их здорово! – вдруг улыбнулся Бриан, разом помолодев на пару десятков лет.

– А Карвен? – глухо спросил я.

– Мы подобрали его тело неподалеку от вас, точнее, Онвар подобрал.

– Надо ему спасибо сказать.

– Очнется – скажете. Вон он, рядом с вами, – махнул рукой Бриан.

Я повернул голову и действительно увидел Онвара. На голове у него была повязка.

– Что с ним?

– Камнем из пращи получил. Хорошо вскользь. Мальчишка еще, горячий – без шлема в бой понесся. Ничего, я его еще воспитаю. – Последние слова он пробормотал почти неслышно. Взгляд, которым он смотрел на молодого короля, был наполнен нежностью. Заметив мой интерес, Бриан нехотя пояснил: – Я его дядя.

Я промолчал, удивившись про себя, как же раньше не заметил некоего сходства между ними. Помолчав немного, сказал:

– Еще я хотел бы поблагодарить магистра Циссина. Помощь ордена была неоценима.

– Почти весь орден погиб, – хмуро произнес Бриан. – Циссин тоже. Как говорят выжившие маги, их просто сожгло изнутри.

Я молча откинулся на подушку. Сердце сжала холодная ладонь. Да пребудете вы в свете, спасибо вам! Негоже, конечно, темному произносить подобные вещи, но в этот раз я был уверен, что поступаю правильно.

– Ваше величество, меня ждут, – наконец смог сказать я.

– Да какое величество, – махнул рукой Бриан. – Вы нас всех спасли. Я обязан вам всем, что у меня есть, и самое малое, что я могу сделать, – это разрешить не называть меня величеством.

Я невольно улыбнулся. Потом поднялся с кровати и попросил отвести меня к телу Карвена. Зверски болело раненое плечо, поэтому я не мудрствуя лукаво просто обхватил запястье Карвена и перенесся в условленное место, находящееся вне пространства обитаемых миров. На это ушли остатки сил, и я рухнул на то, что заменяло в этом месте поверхность. Лаура спала, сидя рядом с бессознательным Горгором. Я с трудом поднялся, подошел к ней и опустился на колени около нее. Она мгновенно проснулась и заключила меня в свои объятия.

– Где ты был так долго? – прервав наконец долгий поцелуй, спросила она.

– Потерял сознание прямо на том месте, где ты меня оставила. Как Горгор?

– Я сделала все, что могла. Жить будет, но поправляться ему предстоит еще долго.

Не знаю, сколько мы так просидели, обнявшись, пока пространство вокруг не озарилось ярким светом.

– Явились, – недовольно пробурчала, отодвигаясь от меня, Лаура.

Светлая леди появилась спустя пару мгновений.

– Что ж, дело сделано? – музыкальным голосом спросила она.

– А то вы не знаете, – произнес я с неприязнью.

– Представьте себе, нет. Барьер по-прежнему стоит, но теперь и вам, темные, туда нет хода.

– Это правильно, пусть Арлиция спокойно восстанавливает утраченное и лечит нанесенные ей раны, – ответил я.

– Значит, падших больше нет? – Радость на лице светлой почему-то меня взбесила, и я ограничился лишь утвердительным кивком. Мои чувства, как оказалось, разделяла и Лаура.

– Чему вы радуетесь? Погиб Карвен, еще неизвестно, поправится или нет Горгор, погибли люди, которые нам помогали, а вы, светлые, опять оказались чистенькими! Не надоело чужими руками жар загребать?

Лицо светлой исказилось злобой. Ее фигура налилась мощью – казалось, она сейчас уничтожит зарвавшуюся темную.

– Давай, – негромко сказал я. – Мы сейчас практически беззащитны, и у тебя есть возможность разом избавиться от троих темных.

Светлая с трудом овладела собой.

– Мы не могли преодолеть барьер, вы же знаете, – понуро произнесла она.

– Это вы так говорите, – все так же негромко ответил я.

Светлая вскинулась было, желая поспорить, но вдруг помрачнела и сказала:

– Я сама не пробовала, это высшие сказали, так что, может, вы и правы.

– Как тебя зовут? – вдруг спросила Лаура.

– Нейла. А зачем тебе? – удивилась светлая леди.

– Ты мне нравишься – ты умеешь думать. Поэтому, если мы столкнемся в одном из миров, я не буду тебя убивать, – усмехнулась моя возлюбленная.

– Я тоже, – добавил я.

Светлая вдруг негромко рассмеялась, потом спросила:

– Вам помощь нужна?

– Да, сообщи совету, где мы. Пусть вытащат нас отсюда. И еще Горгору нужен целитель.

– Сделаю, – кивнула леди Нейла и исчезла.

– У меня предложение, – сказал я, снова обнимая Лауру. – Давай устроим себе отпуск лет этак на шестьдесят?

– Я согласна, – ответила темная леди, касаясь своими губами моих.

– Брадо все же поддался, – пробормотал Астанир.

– Эй, ты о чем это? – вскинулся я.

Он помолчал, потом нехотя произнес:

– Он звал меня с собой в Арлицию, говорил что-то об изначальной тьме, но меня тогда отправили сюда. – Он невесело усмехнулся и поднял стакан. – За Карвена!

Я поднял свой:

– За Карвена!

Астанир залпом выпил вино и спросил:

– Почему не отправили высших?

– Сначала отправили, – невесело усмехнулся я. – Но они не смогли прорваться. Потребовались добровольцы, и, посовещавшись, мы втроем вызвались попробовать. К нам присоединился Горгор – до сих пор не знаю почему.

Астанир задумчиво пробормотал:

– Теперь я понимаю, зачем меня сюда отправили. Я не должен был вернуться, – поднял он на меня глаза и твердо закончил: – И я не вернусь.

– Ты и не сможешь, раз стал хранителем, – развел я руками.

– Не только поэтому, – ответил он, глядя мне за спину. Лицо его смягчилось, на губах появилась легкая улыбка.

Я обернулся. У стойки лицом к нам стояла девушка. Я невольно залюбовался – она была похожа на Лауру, но черты лица были помягче.

– Адель, – полувопросительно произнес я.

Астанир утвердительно кивнул и вдруг признался:

– Я был влюблен в Лауру с самой первой встречи, но она выбрала тебя.

– Я знаю, – слегка улыбнулся я, – но я никогда не ревновал.

– Адель совсем другая, не такая, как Лаура. Но ладно, – оборвал он себя. – Мне разрешили рассказать тебе все. Что ты с этим знанием будешь делать, решать тебе.

Я заинтересованно поднял на него взгляд
Страница 8 из 17

и поразился произошедшей с ним внезапной перемене. Из его глаз на меня словно бы взглянула вечность.

– Эта сила, которую ты ощутил, – древнее существо кар’вааз. Не удивлюсь, если Создатель не имеет отношения к появлению этих существ. Их раса была многочисленна, но обитали они вне пространства наших миров, поэтому мы с кар’вааз никогда не сталкивались, а сами они и не стремились идти на контакт. Постепенно их раса вымирала. По разным причинам, но в основном потому, что теряла смысл существования. Когда осталась лишь одна кар’вааз, она пришла в этот мир. Побродив какое-то время в смертном облике среди простых людей, она сумела вернуть себе волю к жизни. Люди ей понравились, хотя раньше они были для нее чем-то вроде муравьев. И тут появился Хьюго.

Я понимающе кивнул. Во времена моего детства о Хьюго ходили легенды, а потом он вдруг исчез. Я представляю, что он мог тут устроить!

– В-общем, она пришла к нему и предложила сделку. Разговор у них был долгим, и Хьюго все же согласился. Но не потому, что испугался, а потому, что просто устал, пресытился жизнью темного лорда. Он стал первым хранителем. Он же и придумал себе роль шута, а также создал тот самый бродячий цирк. С Тиберном было проще – его и раньше кроме песен мало что интересовало. Хотя, как ты и сказал, боец он очень неплохой. А вот с Аделью Хьюго и Тиберн намучились, кар’вааз пришлось появиться самой – только тогда Адель им поверила.

– С тобой вообще мучиться не пришлось, – слегка осуждающе бросил я.

Астанир махнул рукой:

– Ты же знаешь, я всегда был равнодушен к тьме. Как и к свету, впрочем. Кстати, не хочешь познакомиться? Ее зовут Ис’лаа.

Я огляделся. Посетителей было немного. На первый взгляд никто из них на роль древнего могучего существа не подходил – двое торговцев средней руки, молодая пара и пожилая полноватая горожанка. Тут горожанка подняла на меня глаза, и я чуть не задохнулся, почувствовав на себе тот самый взгляд, который ощутил, когда только прибыл в этот мир. Но теперь в нем чувствовалась еще и легкая ирония.

Я уважительно склонил голову, кар’вааз ответила мне легким кивком.

Я повернулся к Астаниру.

– Пожалуй, совету не стоит знать некоторых подробностей. Позаботься о моей лошади – мне здесь больше делать нечего.

– Позабочусь. Прощай. И спасибо тебе, – негромко произнес он мне вслед.

Я не ответил. Астанир нашел свою дорогу, и, даже если она не совпадает с моей, мне не в чем винить бывшего друга.

Глава 2

Голая равнина с пожухлыми кустиками каких-то колючих растений и разбросанными тут и там мелкими булыжниками совершенно не радовала взгляд. Ветер резал плоть, злобно ревел и бил наотмашь, почти сбивая с ног.

Вздохнув, я поправил шарф на лице, оставив лишь тонкую полоску для глаз, и двинулся дальше. Куда это меня опять занесло? Магия не работала, в округе живых не просматривалось. Третьи сутки я брел по этой равнине в никуда. Хотелось пить, но маленькие лужицы воды, иногда встречавшиеся мне на пути, доверия не внушали. Приходилось терпеть. Конечно, вода для меня, в отличие от многих других живых существ, не была так уж необходима для выживания, но, черт возьми, без нее так некомфортно!

В который раз за это время я вспомнил, почему здесь оказался, и в который раз скрипнул зубами. Не от злости, нет – от досады.

Позвала меня светлая. Сначала я удивился, но на ментальный вызов ответил – не каждый день темного вызывает светлый. Это оказалась Нейла, с которой я познакомился после событий на Арлиции и даже испытывал легкую симпатию.

Но к тому, что увижу, я оказался не готов.

Нейла умирала. Не так, как мы обычно умираем, чтобы возродиться. Она уходила насовсем, ее сила была почти выжжена, тело перекручено, а лицо так изуродовано, что я едва ее узнал.

– Что случилось, Нейла? – прошептал я. – Как такое возможно?

– Узнал, темный, – криво усмехнулась она. – Не надеялась, что ответишь, а тем более узнаешь.

– Но…

Она приподняла руку, прося меня помолчать.

– Нет времени, я почти ушла. – Ее лицо исказила гримаса боли, но она справилась. – Так много нужно сказать… Больше я никому не доверяю, хотя и тебе тоже не очень. Выслушай, а потом решай сам. Светлые намерены нарушить правила.

Это было странно. Светлым и в голову не должно было прийти такое кощунство – по кодексу не положено.

Я заинтересованно посмотрел ей прямо в глаза.

– Не все, только несколько высших. Сколько их и кто они, я не знаю. У них есть какой-то план, и связан он с миром Пяти Колец. Кто-то им помогает, Этьен, – Нейла почти сорвалась на крик, – кто-то страшный! Я увидела его лишь мельком. Его сила… Она просто другая, и она чудовищна!

– Это он тебя так?

– Нет, Ларита. Но заклятие его, как я полагаю. – Она закашлялась. – Все, больше не могу… Не вправе тебя просить, но… Не хочу умирать просто так!

– Я… – Горло у меня сжалось, но я сумел продолжить: – Я сделаю, что смогу.

– На большее я и не надеялась, спасибо.

И связь распалась.

– Да пребудешь ты в свете, Леди Нейла, – прошептал я.

В голове звенело от мыслей. Кто этот другой, откуда он взялся и как, тьма подери, светлые собираются нарушать правила? Что за заклятие, которое способно развоплотить одного из нас? Да, мы, конечно, не бессмертны, нас можно убить насовсем, но чтобы вот так, запросто, одним заклятием?

Странно.

Я решил узнать, что все-таки происходит. Лучше б я этого не знал…

Мир Пяти Колец – одно из красивейших творений нашего неведомого Создателя, или Конструктора, или Творца. Мы зовем это существо по-разному. Никто из ныне живущих его не видел, и куда Создатель делся, неизвестно. Лично я считаю, что это к лучшему. Существо такой мощи способно щелчком пальцев обратить в прах пару сотен миров. Мне это не по нраву, хотя кое у кого из моих собратьев иное мнение. Они все еще ищут его следы.

Но вернемся к миру Пяти Колец. Это мир, состоящий из пяти колец. Да, логично, я понимаю, но выглядит это потрясающе. Правда, жить в таком мире я бы не хотел. Кольца плыли в пространстве и соединялись между собой тонкими линиями порталов. Только те, кто владел силой, могли переноситься от Кольца к Кольцу. Забавная причуда Творца, ничего не скажешь! Пять Колец никогда не знали противостояний света и тьмы – что-то вроде нейтральной территории для переговоров или отдыха. Каждое из пяти королевств, расположенных на одном из Колец, отличалось друг от друга – два были индустриальными, одно – феодальное без магии, одно – феодальное с магией и одно – смешанное, где магия и техника развивались параллельно. Отправился я туда в одиночку, поскольку единственная, кому я доверял, Лаура, была в отключке после поражения в одном из миров. Проиграла она высшей светлой, так что это было надолго.

На всех Пяти Кольцах жизнь шла своим чередом, без потрясений. Я бродил по улицам городов, путешествовал по дорогам пяти королевств, плавал на торговых кораблях по пяти морям, но ничего подозрительного не встретил. Мне уже начало казаться, что Нейла что-то не поняла или неправильно услышала, как вдруг я наткнулся на нечто любопытное.

Был теплый осенний день. Как раз то время года, что я люблю больше всего – уже не летняя жара, но еще и не осенняя слякоть. Я расслабленно сидел на открытой террасе в одной из столичных таверн королевства
Страница 9 из 17

Варст. Вина не хотелось, и я потягивал прохладный брумдук. Традиционный для этих мест напиток почти не содержит алкоголя, но зато приятно холодит горло и освежает голову.

Я был почти уверен в том, что Нейла ошиблась, а может, и сознательно мне солгала. Однако моя расслабленность мгновенно слетела, когда я увидел огромного, почти трехметрового воина, идущего прямо посередине улицы. Поток людей расступался перед ним и смыкался позади, но, что самое интересное, люди его не замечали. Совсем. Воина для них не существовало.

«Очень сильная магия», – удивленно подумал я и аккуратно прощупал этого верзилу. Магии не было. То есть вокруг него она была, а в нем не было. Да и его самого не было – пустота. Но пустота не может ходить по улицам с щитом и мечом. Также это не было и иллюзией. Я ошарашенно стал прощупывать окружающее пространство, однако, кроме этого кокона, другой магией вокруг и не пахло.

Отойдя от первоначального удивления, я последовал за воином, не забывая при этом об осторожности.

Шли мы часа три.

Широкие городские улицы постепенно сменились узкими улочками окраин. Мы проследовали мимо обшарпанных, потрепанных временем трущоб, которые тянулись до самой городской стены. Дойдя до стены, воин повернул к Плотницким воротам.

«Интересно, что ему там понадобилось», – подумал я, осторожно пробираясь следом.

Стражники у ворот, как и горожане, воина, конечно, не заметили.

Потянулись аккуратные домики пригорода, где обитали ремесленники, работавшие в столице.

Воин двигался все дальше и дальше с размеренностью автомата. Наконец он остановился. Я наблюдал за ним, уютно устроившись в невысоком кустарнике у дороги. Спустя еще полчаса на дороге показалось несколько всадников, и я почуял силу.

Это были светлые.

Обычно лорды и леди старались путешествовать небольшими группами из трех-четырех близких друзей, а тут – сразу девять светлых, причем, судя по ауре, трое из них высшие.

Любопытно.

Я успел пригасить свою силу, чтобы меня не заметили, и теперь с интересом ждал развития событий. Один из всадников – высший лорд, спешившись, подошел к воину и поднял руку. А дальше… Дальше воин просто исчез, превратившись в маленькое облачко лилового цвета, которое подплыло к вытянутой руке светлого и растворилось в ней. Лорд поморщился и вернулся к своей лошади. И опять никакой магии я не почувствовал, поскольку тот кокон, что окружал воина, исчез вместе с ним. Я в недоумении покачал головой – это было странное заклинание, с которым я прежде никогда не сталкивался.

Любопытство стало еще сильнее.

Коротко переговорив между собой, светлые разделились. Лорд, поглотивший воина, с двумя спутниками направился по дороге в мою сторону, остальные повернули назад, хотя двое высших, как я заметил, были не слишком довольны таким решением. Видимо, этот лорд был у них за главного. Еще одной странностью было то, что я не знал никого из высших, хотя на Всеобщем совете обязаны присутствовать все, а на последнем совете я был. Ладно, с этим мне не разобраться, по крайней мере, сейчас, так что нечего голову забивать.

Я не стал сразу преследовать троицу направившихся в город светлых, а просто лег на травку и погрузился в раздумья. Спустя час, так ничего и не надумав, я отправился за ними, решив действовать по обстоятельствам.

Но на полпути я резко остановился.

Столица горела.

Поминая недобрым словом всех демонов, каких знал, я рванул к городу. Уже издалека было видно, что Плотницких ворот, через которые я выходил вслед за воином, больше нет. А дальше был хаос. Мешанина из тел, камней, кирпичей и всякого мусора плотно усеивала то, что осталось от улиц и домов. Везде бушевало пламя.

Я с трудом пробирался к центру города, но на всем пути живых так и не встретил. При этом я все равно не чувствовал никакой магии. Уже на подходе к Дворцовой площади меня вдруг осенило. Если то, что говорила Нейла, правда, я и не могу почувствовать эту магию обычным способом. Зайдя в переулок, я прикрыл глаза и стал перестраивать восприятие. Удалось мне лишь с шестой попытки, и то, что я нащупал, мне очень не понравилось. Как и сказала Нейла, эта сила была чудовищной, ни на что не похожей. От нее так и несло мерзостью. Да, я далеко не ангел, как темный лорд, я способен и на жестокость, и на изощренные пытки, но от этой силы у меня помутилось в голове.

Придя в себя через какое-то время, я до минимума снизил уровень восприятия. И подумал, как вообще светлые, которые всегда старались остаться чистенькими, могли принять подобную гадость.

С такими невеселыми мыслями я добрался до королевского дворца. Точнее, до того, что от него осталось. На руинах плясало фиолетовое пламя, на месте казарм королевской гвардии бугрились оплавленные камни, а от парка остался ровный слой какой-то оранжевой гадости.

Светлые уже отправились дальше. Направлялись они, насколько я понял, к университету ордена Магов. Я двинулся вслед за ними.

Вокруг пылали пожары, повсюду были трупы. Светлые не жалели никого и ничего. Это было не просто странно, это было безумие! Но я не верил в то, что обезумели сразу девять светлых, и хотел узнать причину того, что творилось вокруг.

Через пару кварталов меня накрыло силой, обычной природной силой. Маги ордена вступили в бой. Я ускорил шаг, насколько это было возможно, но все равно не успел. Грохот и вспышки в той стороне, где был университет, внезапно стихли, и наступила оглушающая тишина. Это было настолько нереально, что даже мне, темному, стало страшно.

Внезапно я подумал, что пора мне отсюда убираться, я узнал достаточно, чтобы обратиться к Всеобщему совету. Здесь пахло не просто нарушением правил, а еще и использованием запрещенной магии. Однако, вопреки здравому смыслу, я все же решил посмотреть, что светлые намерены делать дальше.

Они стояли втроем и, смеясь, наблюдали за горящим университетом. В радиусе нескольких сотен метров вокруг них был пустырь. То есть все вокруг было не просто уничтожено – оно перестало существовать. Если они втроем способны на такое, что же смогут сотворить вдевятером?!

Звук вернулся неожиданно. Спасли меня лишь отточенные в сотнях боев инстинкты – я успел увернуться от заклятия в спину. Подтянулась остальная компания светлых.

Не глядя, я швырнул свое заклятие в ответ и бросился прочь. Вслед мне полетели смертоносные сгустки силы. К счастью, ни один не попал. Догнали меня через несколько кварталов. Я счел за лучшее нырнуть в руины одного из домов, но отсидеться мне не дали. Развалины затряслись от ударов заклятий. Сколько продолжался этот обстрел, я не знаю.

Неожиданно все затихло, и появился он. Злоба его силы резанула по нервам ржавым клинком, я скрипнул зубами от резкой боли.

– Выходи, кто бы ты ни был!

Ну и голосочек был у этой твари. Похлеще чем ее сила. Голос то поднимался до хриплого визга, то опускался до вибрирующего рыка.

«Ага, как же, выйду, жди!» Я наконец вспомнил, что хотел отсюда убраться. Сосредоточившись, бросил себя в пространство, но в самый последний момент меня настигла волна чужой силы и сбила с пути. Я оказался неизвестно где, поскольку мое чувство ориентации также дало сбой.

Я вздохнул. Выберусь – я всегда выбираюсь.

День постепенно клонился к закату, а я все брел по проклятой равнине,
Страница 10 из 17

конца которой, казалось, не будет. Глубоко погрузившись в собственные мысли, я не сразу заметил впереди небольшую груду камней. Подумав, что это будет неплохим убежищем на ночь, я направился к ней.

В предыдущие дни мне не попадалось ничего подобного, я шел даже ночью. Как любой темный лорд, я хорошо видел в темноте, и особых хлопот мне это не доставляло. К тому же и во сне я нуждался гораздо меньше, чем люди. Да и сейчас не чувствовалось особой усталости, но грех было отказываться от такого, пусть и ненадежного, укрытия от ветра.

Подойдя к камням, я обнаружил выемку, в которую с удовольствием и улегся.

Ночь вступала в свои права. Немного стих даже раздражающий ветер. Я лежал с открытыми глазами и жалел, что не получилось взглянуть на ту тварь. Может быть, этого бы хватило, чтобы понять, с чем мы имеем дело. Но что-то мне не давало покоя, что-то болталось на краю сознания о существах с таким голосом. Я прикрыл глаза и погрузился в воспоминания.

В тот день меня и Льориса посадили под домашний арест за очередную выходку. Даже не помню, что именно мы тогда натворили. Я слонялся по своим комнатам, не зная, чем себя занять, и тут на глаза мне попался старинный фолиант. Ума не приложу, что он делал в моих апартаментах. Скорее всего, его забыла Лаура, поскольку больше я его не видел. Лаура проходила кроме основного курса еще несколько факультативов (да, в отличие от большинства из нас, она была умной и прилежной). Я откровенно скучал и стал листать книгу. По большей части там были описания различных темных и сумеречных существ, которых мы и так изучали. Но попадались и те, о которых нам не говорили.

Вспомнил!

Я резко сел, чуть не влепившись макушкой в нависающий надо мной камень. По легендам, эти существа были спутниками самого Создателя, и, когда он исчез, они погрузились в спячку. Но при этом они всегда появлялись во времена самых кровавых конфликтов между светлыми и темными, а потом опять пропадали. Свойства их магии недоступны пониманию. Природа большинства магических существ, несмотря на различия миров и принадлежность свету или тьме, однородна и питается из тех же источников, что и наша. Природа же магии спящих (я решил пока называть их так, поскольку названия так и не вспомнил), вероятно, ближе к той магии, которой пользовался Создатель, и защиты от нее практически нет. Кроме того, согласно тому фолианту, никому не удавалось убить спящего.

Внутри у меня все похолодело. Я застрял в неизвестном мире, практически лишен силы и совершенно не представляю, что мне делать дальше…

Проснулся я, ощутив поблизости чье-то присутствие. В небе уже появились незнакомые мне звезды, ветер, на удивление, совсем стих. Надо же, и сам не заметил, как задремал, не поставив при этом даже слабенькой защиты. На это сил бы мне хватило. Нельзя так расслабляться, иначе можно и не проснуться!

Мысленно ругая себя, я прощупал незнакомца. Вроде бы не опасен.

– Я тебя слышу, – негромко бросил я, не подумав о том, что язык, на котором я говорил, здесь может быть неизвестен.

Из-за камней послышался легкий смешок. Незнакомец вышел, держа руки на виду. Он был спокоен, лишь на лице читалось легкое любопытство. На человеке был плащ из плотной ткани, капюшон откинут назад.

– Прости, обычно я тут делаю привал – место уж больно удобное, – произнес он. Говорил он с легким акцентом, но вполне понятно. Значит, в этом мире известен всеобщий язык.

– Присоединяйся, места хватит. – Я сел, давая незнакомцу свободное пространство. Он помедлил, затем аккуратно распахнул плащ, достал дорожную сумку и стал деловито в ней копаться.

Я ненавязчиво наблюдал. Одет неброско, но добротно, на поясе широкий нож. Среднего роста, обычного телосложения, с открытым лицом. В целом подозрительным он не выглядел. Хотя внешность бывает обманчивой. Я в общем-то тоже не похож на жуткого темного лорда.

Тем временем незнакомец извлек из своей сумки походный котелок, разжег небольшой костерок и теперь собирался готовить себе ужин.

– Как ты здесь оказался?

Я неопределенно пожал плечами и, в свою очередь, поинтересовался:

– А ты? Не самое лучшее место для увеселительной прогулки.

– Я собираю камни, – ответил он.

Камни? Хм… Либо он дурит мне голову, либо я чего-то не знаю. Впрочем, сумасшедшим он тоже не выглядел.

– Понятно, – ответил я. – Удачно?

– Пока не особенно, всего два неплохих экземпляра. Надеюсь, завтра мне повезет больше.

По округе распространялся аромат каких-то трав. Я вдруг почувствовал страшный голод и незаметно сглотнул слюну. Незнакомец снял котелок, вынул из сумки пару сухарей, две ложки и миски.

– Угощайся.

Есть захотелось еще больше, но я покачал головой:

– Мне нечем поделиться взамен.

– А разве я прошу что-то? – улыбнулся он в ответ.

Я не заставил себя долго уговаривать и взял вторую миску. Человек приготовил довольно вкусное варево из крупы с кусочками мяса и каких-то овощей. Ели молча. Поев, незнакомец сполоснул миски из вместительной фляги, убрал их назад в сумку и сел напротив меня.

– Так все-таки, как ты здесь оказался? – спросил он, протягивая мне флягу. – Сам сказал – это не самое лучшее место для прогулок. Да и одет ты неподходяще для Долины ветров.

Долина ветров, значит? Я заметил – мне эти ветра уже порядком осточертели. И по поводу одежды незнакомец прав. Я же не собирался ни в какие путешествия и одет был для города, то есть довольно легко. Куртка из мягкой кожи из-за ветра постепенно превращалась в лохмотья, тонкая рубашка не спасала от ночной свежести, сапоги тоже начинали протираться. Единственное утешение – плотные кожаные штаны.

– Ты прав, я здесь случайно. Это долгая история, боюсь, ты в нее не поверишь.

– Я слышал много невероятных историй, которые оказывались правдивыми. Меня зовут Мартин, и, как ты уже мог понять, я заклинатель.

В его голосе чувствовалась легкая гордость. Заклинатель, вот как? Не маг, не колдун, не ведьмак, а заклинатель. Любопытно. Магии в нем не ощущалось, но чувствовалась какая-то скрытая сила, опознать которую у меня не получалось.

– Этьен.

Тьма, чуть не брякнул: «Лорд Этьен»! Следовало быть осторожным, хотя что-то мне подсказывало, что о лордах, равно как и о леди, здесь никто никогда не слышал.

Мы пожали друг другу руки. Повисло молчание. Я постепенно снова погружался в свои думы, Мартин же, похоже, ждал продолжения разговора. Минут через десять, явно поняв, что делиться с ним своей историей я не намерен, он сказал:

– Я, пожалуй, посплю до рассвета.

Я машинально кивнул, почти не уловив смысла его слов. Мартин стал тушить костерок. Заметив, что я наблюдаю за его действиями, уточнил:

– Ты не возражаешь? Просто на всякий случай. Обычно здесь тихо, но кто его знает.

Я кивнул, что не возражаю. Холодно мне не было, а ночное зрение без помех позволяло присматривать за моим новым знакомым. Мартин устроился напротив меня и вскоре задремал. Я же так и просидел до рассвета в тщетных поисках выхода из тупика, в котором оказался.

Из глубокой задумчивости меня вывел вопрос Мартина:

– Что собираешься делать дальше?

Я пожал плечами. Как выбраться из этой чертовой долины, у меня не было ни малейшего представления.

– Могу помочь, – слегка улыбнулся Мартин. – Я направляюсь в Вингаард. По
Страница 11 из 17

пути, может, еще камней наберу. Если хочешь, идем со мной.

– Согласен, – ответил я.

– Только вот переодеться тебе надо, – заявил Мартин и полез в свою сумку. Вскоре на свет появились крепкие на вид ботинки, плащ и куртка.

– Спасибо, – сказал я, без сожаления сбрасывая свою куртку и сапоги. – У тебя дело в Вингаарде? – поинтересовался я, внезапно почувствовав желание поговорить.

– Да. Меня позвали проверить крепость – там что-то нехорошее завелось. Заодно я решил пройти через Долину ветров, камней поискать. – Мартин, внезапно осекшись, бросился в сторону. Наклонившись, поднял обычный на вид булыжник и довольно улыбнулся. – Великолепный экземпляр!

Бережно положив камень в сумку, он продолжил:

– Комендант гарнизона Кай Адрант говорит, что солдаты стали вялые, службу несут спустя рукава, да и что-то тревожное чувствуется. А как солдат из крепости в лагерь перевел, все нормально с ними стало. Не иначе горпа завелась. Хотя, может, и что другое.

Горпа? Это уже интереснее. Горп мы изучали. Эти сумеречные создания живут в местах, где произошли массовые убийства или сражения. Одно условие – там должно быть здание, поскольку горпы обитают в стенах. Твари нематериальны, видеть их могут только существа с особым даром. Выходит, Мартин один из таких? Странно, я ничего в нем не чувствовал. Да, какая-то сила внутри есть, но это не талант. Точнее, не тот талант, к которому я привык, а что-то иное.

– А все-таки, как ты здесь оказался? – спросил Мартин.

– Не по своей воле, – улыбнулся я. – Я вообще понятия не имею, где я.

– Как так? – удивился Мартин.

– Не могу объяснить, – еще раз улыбнулся я.

Мартин, поняв, что большего не услышит, замолчал.

Шли мы почти весь день, изредка перебрасываясь ничего не значащими фразами. Мартин подобрал еще несколько камней, но особого восторга уже не выражал. Местность постепенно менялась, появилось даже несколько небольших деревьев. Ветер постепенно стихал и вскоре совсем спал. Воцарилась духота, и мы, не сговариваясь, сняли плащи.

Наконец, уже ближе к вечеру, показались невысокие городские стены. Городок явно был небольшой и, по-видимому, приграничный. Стража на воротах легко нас пропустила, когда Мартин показал свой знак заклинателя.

Я решил пойти со своим новым знакомым в крепость, которая находилась на другой стороне городка, поскольку делать мне было совершенно нечего, к тому же меня интересовало, как именно работает заклинатель. Дара видеть незримое у меня не было, но действительно по мере приближения к крепости нарастало какое-то довольно неприятное напряжение.

Судя по пыльным улицам, которые последний раз подметались лет десять назад, и паре десятков заброшенных домов, городок явно переживал не лучшие времена. Грязные занавески на окнах, облезлые стены домов и чахлая растительность в небольших огородиках наводили на ту же мысль.

Шли мы недолго и вскоре добрались до крепости. Как и город, она была маленькой и довольно невысокой, хотя на стенах я заметил несколько пушек. Караульные у ворот, увидев знак Мартина, вяло открыли калитку и пропустили нас внутрь. Никакого интереса мы у них не вызвали, что было довольно необычно для захолустного приграничного гарнизона, где почти никогда ничего не происходит. От караульного сержанта мы узнали, что Кай Адрант сейчас на площадке для занятий. Крепкий невысокий человек гонял солдат при помощи двух дюжих сержантов. Завидев Мартина, он широко улыбнулся и быстрым шагом направился к нам.

– Здравствуй, старый друг, – сказал он, крепко пожимая Мартину руку. – Как добрался?

– Нормально, – ответил Мартин, улыбаясь в ответ. – Не закис еще в этом захолустье?

– Да, здесь скучновато. Но скоро меня переведут в Ласкану.

– Рад за тебя! Кстати, знакомься, это Этьен.

Мы с Каем пожали друг другу руки. Комендант сразу располагал к себе – служака до мозга костей, но при этом явно не чужд простых земных радостей. Подчиненные, должно быть, его обожают. Из таких людей я старался набирать командиров своего Сумеречного легиона. Тупые фанатики мне всегда были не по душе, а такие, как Кай, служат на совесть.

– Что ж, – сказал Мартин, – пожалуй, я начну, а ты пока выводи людей.

– Что, так сразу, прямо с дороги? – удивился Кай. – Ну хорошо, как скажешь.

Вскоре под отрывистые команды офицеров и сержантов гарнизон покинул крепость.

– Вам тоже лучше уйти, – сказал Мартин нам с Каем. – Я не смогу гарантировать вашу безопасность.

– Я останусь. – Кай был непреклонен.

– Я тоже, – сказал я. – Тебе может понадобиться помощь.

– Как хотите, – пожал плечами Мартин. – Я вас предупредил.

Мартин коротким металлическим стержнем стал чертить на земле какую-то замысловатую фигуру, бормоча что-то себе под нос. Закончив, он вынул из сумки несколько небольших камней и аккуратно разложил их в пересечениях линий начерченной фигуры. Как только он положил последний камень, я почувствовал пробуждение силы. Внимательно взглянув на фигуру, я внезапно понял, что означает слово «заклинатель». В мирах, где нет свободной магии, силу призывали именно таким образом. Способы бывают разные, но в итоге заклинатель получает определенную энергию. Так вот как я смогу если не выбраться, то хотя бы связаться с кем-нибудь из своих! При условии, конечно, что удастся подстроиться под эту силу.

– Ты немного ошибся, – сказал я и, подойдя к фигуре, подправил пару линий.

– Да, так лучше, – слегка удивленно произнес Мартин.

И в этот момент нас окатило волной тошнотворного страха. Я успел закрыться, потратив остатки с трудом накопленной энергии, а вот остальным повезло меньше. Мартин присел, скривившись от боли и держась за голову, Кай потерял сознание. Линии фигуры засветились зловещим фиолетовым светом.

– Уходим, быстро! – рявкнул я, подтолкнул Мартина и бросился к Каю.

– Что… – начал было Мартин, но я его оборвал:

– Это не горпа! Твоя фигура с этим не справится, поэтому уходим. Давай, помоги мне.

Подхватив бессознательного Кая, мы бросились прочь. Выбравшись из крепости и отойдя от нее на значительное расстояние, мы аккуратно опустили Кая на землю и сели рядом.

– Как ты догадался, что это не горпа? Признаки те же, – немного придя в себя, спросил меня Мартин.

– Не совсем. Ты линии фигуры видел?

– Не успел – слишком быстро накрыло. А что?

– Они засветились темно-фиолетовым.

– Боги! – выдохнул заклинатель. – Это же пьющий жизни!

– Не знаю, как вы его называете. У нас его зовут по-другому. Пакостное создание! Эта тварь состоит только из голода, а ее оружие – парализующий страх.

– Кто ты, Этьен? Для простого путешественника ты слишком много знаешь. И ты не заклинатель – я бы почувствовал. – Мартин пристально смотрел на меня, так что я понял – придется что-то ответить.

– Я не из этого мира, – медленно произнес я, – и вернуться обратно пока не могу. Я…

Я помолчал, раздумывая над продолжением фразы.

– Скажем так, я неплохо разбираюсь в магии и кое-каких других вещах.

– Боюсь, что с пьющим жизни я не справлюсь, – грустно сказал Мартин. – Я про них только в старых книгах читал.

– По-видимому, у него логово где-то под крепостью, драться предстоит там.

– Ты не слышал, что я сказал? Я не справлюсь! Это высшие области заклинательства, они
Страница 12 из 17

доступны единицам! – Мартин почти кричал.

– Успокойся, – прикрикнул я, – и ответь. Есть ли у вас фигуры, которые дают силу? Только не силу заклинателей, а другую, магическую.

– Есть, но они очень древние и бесполезные. Зачем тебе? – удивился Мартин.

– Это для вас они бесполезные, а мне подойдут, – усмехнулся я.

Я и сам помнил кое-какие фигуры, но этот мир для меня чужой, и вполне возможно, что-то не сработает или сработает не так.

Почему я решил помочь Мартину? Во-первых, не люблю быть в долгу, а во-вторых, у меня был свой интерес. Если фигура даст мне достаточно силы, то я смогу или отправиться домой, или с кем-нибудь связаться.

Здраво рассудив, что не стоит ночью соваться в логово пьющего жизни, не зная к тому же, где именно оно находится, мы направились в дом коменданта и принялись расспрашивать пришедшего в себя Кая о подземельях в крепости. Но, как выяснилось, никаких подземелий в крепости не было, кроме парочки тюремных камер в подвале. Их мы исключили сразу, поскольку пьющие жизни просто так не появлялись – они десятками лет накапливали силу и выходили из спячки, только если их потревожили. Ничего подозрительного Кай припомнить не смог. Несколько недель назад у его людей проявились нехорошие симптомы, и он, заподозрив присутствие чего-то незримого, решил позвать Мартина.

Зайдя в итоге в тупик, мы стали думать, как нам поступить.

– Если где кто-то что-то и знает, то только в трактире, – сказал я.

– Возможно, – неуверенно произнес Мартин, качая головой.

Я повернулся к Каю:

– В последнее время чужаков в городе не было?

Кай призадумался и через несколько секунд просветлел:

– Точно! Месяца два или три назад появились трое незнакомцев, представились торговцами. Хотя товаров у них с собой не было, да и по виду на торговцев не тянули – уж больно рожи разбойничьи. Сняли комнату в трактире, заплатили за неделю вперед, а через пару дней исчезли. Я тогда еще подумал: уехали – и хвала богам!

– Уже что-то, – пробормотал я. – Значит, я в трактир.

– А мы? – спросил Кай.

– Коменданту гарнизона ничего не скажут, заклинателю тоже поостерегутся, а вот простому путнику могут и шепнуть, – улыбнулся я и, поднявшись, направился к двери.

– Пожалуй, ты прав, – задумчиво протянул Кай. Затем раскрыл поясной кошель и протянул мне несколько монет. Отказываться я не стал, поскольку денег при мне почти не было – все осталось на постоялом дворе в мире Пяти Колец.

Трактир я нашел сразу. Респектабельным он не был, в чем я убедился, едва войдя внутрь. Грязные столы, давно немытый пол, закопченные стены и потолок, простые некрашеные скамейки. Лишь у стойки сиротливо возвышались три высоких табурета. Хозяин приятных эмоций у меня также не вызвал. Этот маленький лысеющий человечек безо всякого интереса поднял взгляд, услышав скрип открываемой двери.

Я огляделся – людей в трактире почти не было, обслуги также не наблюдалось. Поэтому, решив, что за столом можно сидеть до полного посинения и ничего так и не дождаться, я подошел к стойке.

– Красного вина и чего-нибудь перекусить.

– Вино у нас дрянь, лучше возьмите пива, – ответил трактирщик, – а перекусить – хлеб с сыром и холодные жареные колбаски.

– Сойдет, – усмехнулся я в ответ. – А что людей так мало?

– Ближе к ночи соберутся, – безразлично ответил хозяин, наливая пиво из бочки в кувшин и подавая мне.

Забрав свой заказ, я опустился на скамью за одним из столов. Колбаски были пережаренными, да еще и с кусками хрящей, пиво – слишком кислым, а вот сыр мне понравился. Просидел я так довольно долго, рискнув взять вина, которое оказалось немногим лучше пива, и к нему – еще сыра с хлебом.

Меж тем за окнами совсем стемнело. Трактир постепенно заполнялся народом, но ко мне поначалу никто подсаживаться не спешил. Впрочем, как я и рассчитывал, вскоре все столы оказались заняты, и очередные трое посетителей, оглядевшись, направились в мою сторону.

– Не возражаете? – спросил один из них. – А то везде уже занято.

Я жестом показал, что не возражаю. Троица уселась напротив меня и заказала выпивку. Я молчал, прихлебывая кислое пиво. Утолив жажду, они наконец обратили внимание на меня.

– Я смотрю, вы не местный? – поинтересовался тот, что спрашивал разрешения сесть за мой стол.

– Только сегодня прибыл, – кивнул я.

– Если ищете работу, то здесь вы ее не найдете. Если привезли товары, то вряд ли вы их продадите, разве что себе в убыток. Хотя, – оглядывая меня, с сомнением добавил он, – на торговца вы не очень похожи.

Я неопределенно хмыкнул.

– Я Юрген, а это Канг и Пур.

– Этьен, – представился я в ответ.

– Так все-таки, что вам понадобилось в этом богами забытом месте? – снова спросил Юрген.

– Ищу кое-что, так что придется мне тут задержаться, – закинул я наживку.

Троица переглянулась.

– Не стоит здесь ничего искать. – Если я правильно понял, то это проворчал Пур.

– Почему же? У меня есть сведения, что как раз в Вингаарде и находится то, что я ищу.

– Те тоже так говорили. – А это уже Канг.

– Какие – те?

– Были тут до вас трое, тоже что-то искали за городом и сгинули неизвестно куда.

– Может, просто уехали, – махнул я рукой.

– Не-э-э, – помотал головой Канг. – Я в тот день как раз здесь был. Так эти с лопатами и кирками из комнаты вышли, собирались к вечеру вернуться и исчезли. И большая часть их вещей осталась. Это мне Фарни шепнул.

– Фарни – это хозяин заведения? – уточнил я.

Канг утвердительно мотнул головой.

– Только он вам ничего не скажет, – добавил Юрген. – Он почти все уже распродал. Да и не было там ничего такого, ну, ценного.

– А куда именно за город они отправились, не знаете?

– Не лез бы ты туда, парень, – снова проворчал Пур. – Слышал я, на юго-восток они собирались. То ли пещеры там какие-то древние, то ли шахты заброшенные. Вот туда они и двинули.

Значит, Кай был прав насчет тех незнакомцев. Что ж, есть с чего начинать поиски. Посидев за столом еще немного для приличия, уже глубокой ночью я вернулся в дом Кая. Услышав мой рассказ, Кай кивнул:

– Да, есть какие-то пещеры, где-то в полумиле от города. Правда, я там никогда не был.

– Найдем, – уверенно сказал Мартин.

– Я пойду один.

Нечего им там делать. Кроме того, мне, возможно, придется изменяться, а это зрелище не для простых смертных.

– Ни за что! – взвился Мартин. – Я заклинатель, и это меня Кай просил приехать! Да и тебе моя помощь может пригодиться.

Тьма с ним, хочет – пусть идет! Я почувствовал, что все-таки устал, несмотря на свою нечеловеческую выносливость.

– Так, пора отдыхать. Завтра, точнее, сегодня, будет тяжелый день.

С тем и разошлись по комнатам. В доме коменданта было довольно просторно, и места хватило всем.

Разбудил нас Кай.

– Я тут с утра съездил в лагерь и выяснил точное место. Просто так его не найдешь, так что с вами поеду я и капрал, который знает, где эти пещеры. Он там бывал и говорит, что на шахты это никак не похоже.

Не было печали, еще и этих с собой тащить! Герои, тьма их побери… Но ведь не откажешься – и так уже Мартин меня в чем-то подозревает. Правильно в общем-то подозревает. Придется разбираться на месте. Глядишь, накроет их страхом, сами никуда не пойдут.

Собирались быстро. Темнело хоть и не рано, но кто его знает, сколько мы в
Страница 13 из 17

этих пещерах проплутаем? У крыльца обнаружились капрал и четыре лошади. Лошади – это хорошо. Тащиться пешком полмили совершенно не хотелось.

– Мартин, ты готов? Фигуру вспомнил? – спросил я, садясь в седло.

Мартин в ответ кивнул. Выглядел он, надо сказать, довольно уверенно.

В пути я молчал. Кай и Мартин обсуждали каких-то своих общих знакомых, я особо в их разговор не вслушивался. Капрал же, которого, как выяснилось по дороге, звали Давро, выглядел, на мой взгляд, слегка напряженным.

Давро быстро нашел небольшой овражек в степи. В глубине овражка виднелись очертания темного провала. Видимо, это и было то, что мы искали, а именно – вход в пещеру, где должно находиться логово пьющего жизни.

– Вот это самое место, – с довольной улыбкой заявил наш проводник. – Я же говорил, господин комендант, что найду.

Улыбка выглядела слегка наигранной, но свое мнение я решил оставить при себе. Мало ли что с человеком происходит.

– Молодец, Давро, – кивнул не менее довольный Кай. – Останешься здесь, присмотришь за лошадьми.

– Но, господин комендант, – запротестовал капрал.

– Это приказ!

Давро смирился, только вздохнул огорченно. Я в который раз удивился тому, что люди сами готовы впутываться в неприятности, только дай повод. Никогда этого не понимал. Мне как лорду приходится подобной ерундой заниматься, но им-то чего не хватает? Кстати, интересно, что капралу могло здесь понадобиться? Место ведь заброшенное, да и расположено в стороне от дорог и поселений.

Мартин принялся чертить фигуру. Я внимательно наблюдал. Фигура оказалась незнакомой, поэтому пришлось постараться, чтобы запомнить мельчайшие ее детали. Рисовал заклинатель с полчаса, затем придирчиво перепроверил все линии, парочку подправил и стал расставлять камни.

– Так, Этьен, вставай вот сюда, потом я положу последний камень, чтобы фигура заработала.

Я встал, куда указал Мартин. Он положил камень, линии вспыхнули неярким желтоватым светом, и почти сразу я ощутил пробуждение силы. Увы, меня ждало разочарование – силы оказалось совсем мало, даже на связь не хватало, только на бой с пьющим жизни и трансформацию.

Минут десять я впитывал силу, пока она не иссякла.

– Неплохо, – констатировал я, выходя из фигуры.

Мартин немного повеселел и принялся собирать камни, затем уничтожил и сам рисунок.

– Ну что, идем? – спросил Кай, вынимая из седельной сумки связку факелов и направляясь к нам.

Мы с Мартином кивнули. Я факел брать не стал, полагаясь на свое ночное зрение. Подойдя к входу, я заметил какой-то наполовину засыпанный землей ящик, но указывать на свою находку не стал. Кай с Мартином зажигали факелы и ничего не заметили.

В пещеру я вошел первым, с чем никто не стал спорить. Правда, обнаружилось, что это еще не сама пещера, а просто длинный коридор, ведущий в сторону города. Внутри было сухо и тепло, что не совсем соответствовало моим ожиданиям. Ночное зрение не подводило, но я в нем особо не нуждался – темно здесь не было, да и факелы моих спутников давали вполне сносное освещение.

Пройдя несколько сотен метров, мы наткнулись на пропавших чужаков. Их лица были искажены выражением мучительного ужаса. Удивительно, но тела были почти не тронуты разложением.

– Я бы все-таки посоветовал вам обоим вернуться, – особо не надеясь, обратился я к своим спутникам.

Мартин в ответ упрямо покачал головой, Кай же на мои слова вообще никак не отреагировал. Ну и тьма с ними!

Мы двинулись дальше. Шли молча, погруженные каждый в свои мысли.

Спустя час я заметил, что проход стал понемногу расширяться. Значит, мы уже близки к своей цели. Вскоре я убедился в своей правоте – впереди показался темный провал. Мы пристально всматривались внутрь, но ничего разглядеть не удавалось.

– Дайте-ка мне факел, – попросил я. Кай зажег новый факел и передал мне. Я бросил его в провал. Идея, конечно, не самая удачная, но других у меня не было. Никакой реакции на мой бросок не последовало.

– Подождите пару минут здесь, – попросил я и пошел вперед.

Ночное зрение не сильно спасало, но в неровном свете факела мне удалось разглядеть очертания довольно просторной пещеры.

Было тихо.

Я попробовал настроиться на проницающий взор, и через несколько секунд мне это удалось. Взор получился слабеньким, однако, внимательно осмотревшись по сторонам, вскоре я все же обнаружил в одной из ниш, которыми изобиловала пещера, сгусток темной энергии.

– Я его нашел, – негромко произнес я, обращаясь своим спутникам. Они быстро присоединились ко мне.

– Где? – отрывисто спросил Кай.

– Вон в той нише.

– Я ничего не вижу, – сказал Мартин.

– Попробуй фигуру начертить. Только такую, чтобы и Кай смог увидеть.

Мартин согласно кивнул, достал из сумки стержень и принялся чертить фигуру. Я же тем временем постарался аккуратно прощупать пространство, но активности не обнаружил. Видимо, пьющий жизни спал. Хорошо бы он совсем в спячку впал, проще было бы с ним справиться.

Но моим надеждам сбыться было не суждено – существо почуяло фигуру. Накатил страх. Я закрылся и оглянулся на Кая с Мартином. Они стояли внутри фигуры и, хотя и выглядели побледневшими, падать замертво не собирались. Кай даже успел вытащить из ножен свой меч, словно такое оружие могло помочь против сумеречного существа. Хотя, если Каю так спокойнее, пусть его.

Пьющий жизни продвинулся на несколько метров и застыл. Я ощутил чужое внимание – надо сказать, довольно мерзкое чувство. Не став дожидаться, пока существо начнет действовать, я кинул в него заклятие тления. Тьма меня побери, почти никакого эффекта!

Очертания твари размазались, она бросилась ко мне. Я увернулся, попутно бросая шар темной энергии. Это оказалось более действенно. Пьющего жизни отшвырнуло в сторону, на меня накатила очередная волна страха, но теперь в ней ощущалась некая неуверенность.

– Что, тварь, не ожидала? – зло бросил я.

Существо снова двинулось ко мне. Отступив в сторону, чтобы увести его от своих спутников, я бросил еще пару сгустков темной энергии. Один попал в цель, и от пьющего жизни во все стороны разлилась рвущая нервы боль. Скрипнув зубами, я отступил, продолжая забрасывать тварь заклятиями. Неожиданно, делая очередной шаг назад, я за что-то зацепился и упал, больно ударившись спиной.

Пьющий бросился на меня. Быстро встать не получилось. Тварь зависла прямо надо мной, стало трудно дышать, по телу разлилась слабость. Понимая, что долго так не продержусь, я решился. Трансформация далась легко, облик вышел вполне стабильным. Я довольно усмехнулся и рванул когтями призрачное тело сумеречного существа, которое теперь видел во всех подробностях. На удивление, ничего ужасного и отталкивающего в нем не было – худое туловище, большая голова с маленькими фиолетовыми глазками, тонкие конечности. Если бы я раньше не ощутил его воздействия, ни за что не поверил бы, что это та самая мерзость, с которой в академии нам советовали без нужды не связываться.

Спустя пару минут все было кончено. Лоскуты темной пыли, на которые я изорвал пьющего, медленно оседали на землю, ощущение страха и боли пропало. Силы, правда, ушло немало из той, что я накопил, и той, что дала фигура.

Я поднялся, попутно возвращая себе человеческий облик, стряхнул остатки
Страница 14 из 17

пыли и внезапно наткнулся на острый взгляд Мартина. В одной руке у него был тот самый камень, который он нашел в Долине ветров, в другой – стержень заклинателя. Вот еще не хватало! Кай выглядел слегка ошарашенно, но по-прежнему крепко сжимал рукоять меча. И этот туда же…

– Я знаю, кто ты. – Мартин по-прежнему не сводил с меня глаз.

Я вздохнул и безразлично спросил:

– И что дальше?

– Не знаю, – немного потерянно произнес Мартин. – В старых хрониках слишком мало сведений о вас.

– Так, давай по порядку. О ком это «о вас»? И что в этих хрониках написано? – спросил я. – Просто мне любопытно, за кого ты меня принял.

– В хрониках говорится, что несколько сотен лет назад в одном западном королевстве появились странные незнакомцы, владеющие очень сильной и необычной магией. Выглядели они как люди, но при необходимости могли превращаться в чудовищных созданий. Эти существа подчинили себе королевство, а затем начали войну. Сначала – против соседних стран, потом двинулись дальше, оставляя за собой руины и груды трупов тех, кто пытался с ними сражаться. Тогда все выжившие маги, объединившись, выступили против этих созданий и в итоге в одной из последних битв смогли выбросить их за пределы нашего мира. Но это заклятие было настолько мощным, что магическая энергия почти исчезла. Поначалу маги рассчитывали, что она постепенно восстановится, но этого не произошло и вскоре магов в мире не осталось. Сумеречные же существа никуда не делись, а значит, кому-то надо было с ними бороться. Тогда и появились мы, заклинатели.

– А как себя называли те существа?

В горле у меня внезапно пересохло. Я уже сталкивался с подобным бессмысленным уничтожением всего на своем пути, причем совсем недавно, и воспоминания об этом до сих пор были свежи в моей памяти.

– Я плохо помню древнюю историю, никогда ею особо не интересовался. – Мартин наморщил лоб, припоминая. – То ли правдивыми, то ли настоящими, то ли еще как-то похоже…

– Может, истинными? – хрипло спросил я.

– Точно, – обрадовался заклинатель. – Только кем именно истинными, в хрониках не сказано.

– Просто истинными, – мрачно ответил я.

Получается, Брадо со товарищи были не первыми, кто искал изначальную тьму? Занятно, но пока у меня другие проблемы, а на эту тему я еще успею поразмышлять в более спокойной обстановке. А эти древние маги были крутыми ребятами, если сумели падших из мира выкинуть!

– Так тебе они знакомы? – было видно, что Мартина снедало любопытство.

– Вряд ли это те же, с кем столкнулся я, но да, мне знакомы им подобные, – и, предвосхищая следующий вопрос, добавил: – Нет, я не из них – я сражался на другой стороне.

Мартин недоверчиво хмыкнул, но продолжать расспросы не стал и принялся уничтожать фигуру, попутно собирая камни в сумку. Кай вступать в разговор не спешил и старался лишний раз не смотреть в мою сторону. Меня это почти не задело – больше интересовало, обо что же я так неудачно зацепился во время боя с пьющим жизни.

Оглядев место своего падения, я обнаружил скелет человека. Что ж, этого следовало ожидать, исходя из моих догадок о поездках капрала Давро в это тьмой забытое место. Когда-то богатая одежда на трупе почти совсем превратилась в лохмотья, а вот сумка на поясе сохранилась неплохо. Я наклонился, подобрал сумку и открыл ее. Внутри была горсть золотых и серебряных монет и небольшой листок бумаги. Я с интересом его развернул и, прочитав первые строки, позвал:

– Кай, думаю, тебе это будет интересно.

Тот помедлил немного, но подошел. Я протянул свою находку, которую он сразу принялся читать. По мере прочтения Кай становился все мрачнее и мрачнее и, наконец, зло выдохнул:

– Вот сволочь!

Увидев вопросительный взгляд Мартина, он пояснил:

– Комендант предыдущий. Это, – указал он на скелет, – один из самых авторитетных местных контрабандистов. Точнее, был. Пропал пару лет назад, как раз перед моим сюда приездом. Судя по этой записке, бывший комендант, закрывая глаза на его делишки, имел долю от прибыли. Наверное, узнав о своем переводе, он решил обезопасить себя и избавился от нежелательного партнера, который мог его выдать. Но ничего, я передам эту записку куда надо.

– Я так и думал, что здесь что-то нечисто, – кивнул я. И, заметив немой вопрос в глазах Кая, продолжил: – Сам подумай, откуда твой капрал знает это место и, по его же словам, дважды здесь побывал? Зачем простому солдату какой-то овраг вдалеке от города? Значит, эта пещера нужна была не ему, а кому-то другому, чьим распоряжениям он на тот момент подчинялся. И этот кто-то не боялся нежелательных вопросов. Ответ прост – это комендант, как самый старший по званию в гарнизоне. Только я не понимал, зачем коменданту понадобилось такое уединенное место. Не девок же он сюда водил в самом деле! Теперь мы это знаем. А еще мы знаем, что именно убийство контрабандиста пробудило пьющего жизни. Наверняка комендант об этом существе не догадывался и убивал здесь не нарочно, но все-таки именно он виновен в твоих нынешних проблемах с солдатами.

– Думаю, ты правильно догадался, – ровным голосом произнес успокоившийся Кай, – но мое отношение к тебе это не меняет.

– Твое право, – пожал я плечами. – Но совет все-таки дам. Поговори с Давро – может быть, он знает еще что-нибудь интересное.

Кай в ответ буркнул что-то неопределенное и направился к выходу, Мартин сразу к нему присоединился. На меня внимания они больше не обращали. Что ж, Этьен, не хотел ты в долгу оставаться, вот и получи в ответ благодарность. Вход в дом коменданта мне наверняка теперь заказан, придется идти в трактир. Хорошо хоть, что Кай не стал забирать найденные мною у покойного контрабандиста деньги, так что теперь мне было чем заплатить и за комнату в трактире, и за припасы в дорогу. Дольше, чем необходимо, в Вингаарде задерживаться не стоило.

Выбравшись из пещеры, я обнаружил, что меня все-таки решили дождаться. Это немного обнадеживало, хотя и обольщаться не следовало. Особенно насчет Кая.

Давро лежал неподалеку от стреноженных лошадей, закинув руки за голову и посасывая травинку. Заклинатель и комендант что-то обсуждали в сторонке, сидя на плоском камне и посматривая в сторону пещеры. Я проигнорировал их весьма далекие от дружеских взгляды и направился к ящику, который заметил перед тем, как идти в пещеру.

Ящик выглядел нетронутым – значит, капрал сюда не подходил. Достав кинжал, я поддел крышку. Внутри оказались рулоны какой-то ткани, причем выглядевшие почти новыми. Подошел Мартин и, увидев мою находку, удивленно присвистнул.

– Кай, – крикнул он, – здесь целый ящик инмирского шелка.

– Ничего себе! – произнес комендант, осматривая ткань. – Вот чем, оказывается, контрабандисты тут промышляют. Здесь же целое состояние!

Я, выполнив свою задачу, отошел в сторону, но успел заметить досадливый взгляд Давро. Что ж, наш бравый капрал был как минимум в курсе дел своего начальства, а то и получал свою часть от доли коменданта. Впрочем, это не мои проблемы. Каю здесь недолго служить осталось, он, может, и не захочет досконально во всем разбираться, удовлетворившись бывшим комендантом.

Кое-как приспособив ящик на лошадь капрала, уже ближе к вечеру мы наконец отправились в город. Добравшись до дома Кая, я
Страница 15 из 17

отдал поводья Давро и, не прощаясь, пошел прочь. Меня не окликнули.

В трактире я поужинал в общем зале, затем поднялся в снятую мной комнату. Спать не хотелось, несмотря на трудный день, и я просто прилег на кровать, размышляя насчет истинных.

Выходит, вся эта история началась довольно давно, и Брадо был лишь очередным персонажем в длинной цепочке ищущих изначальную тьму, а точнее – власть, которую она, по их мнению, должна дать. Но кому и зачем понадобилась эта сказочка для темных? И еще вопрос: есть ли у светлых такая же история про изначальный свет? Ответов у меня, естественно, не нашлось, поэтому мысли постепенно снова перескочили на мои, мягко говоря, непростые обстоятельства. Расчет на силу от фигуры не оправдался. Хоть как-то восполнить энергию я не мог, поскольку камней у меня не было, а как их распознавать, я не знал.

Мои размышления прервал негромкий стук в дверь. Интересно, кому это я понадобился?

На пороге стоял Мартин.

– Можно? – смущенно спросил он. Какого демона ему от меня надо? Я посторонился, давая ему пройти, и жестом показал на стол с двумя стульями у окна. Заклинатель присел. Я опустился рядом и вопросительно взглянул на него.

– Я… – все так же смущенно проговорил Мартин. – В общем, я извиниться пришел. Ты же нам сам взялся помогать, хотя никто тебя не просил. Да и с контрабандой… Кай почти с первых дней своего перевода сюда контрабандистов искал, только так никого и не обнаружил. А тут в один день все разрешилось. Капрал, кстати, не стал отпираться, особенно после того, как у него в комнате нашли крупную сумму денег.

Кай все-таки меня послушал. Это радует, хотя и не слишком.

– Вот, возьми. – Мартин протянул мне небольшой кошелек. – Это половина платы за работу заклинателя – она твоя по праву.

Очаровательно. В заклинателе проснулась совесть. А может, у него другая цель? Потому и выглядит таким смущенным. Возможно, следовало немного поостеречься.

– Спасибо, – спокойно сказал я, забирая кошелек. – Что-то еще?

Мартин смутился еще больше. Помолчал, видимо подбирая слова, потом решился:

– Расскажи мне про этих истинных, если не сложно.

– Хорошо, – не стал упорствовать я, – но только в обмен на информацию. Меня интересует место той битвы, когда истинных выбросили из мира. И карта нужна.

– Я согласен, расскажу, что помню. Правда, карты у меня нет, но, думаю, у Кая найдется. Только зачем тебе это место? Смотреть там по большому счету не на что. Лучше бы тебе к нашим старейшинам обратиться – у них и летописи есть. Те, что сохранились.

– У меня очень мало времени. Я же тебе говорил, что не по своей воле здесь оказался. Ладно, я, пожалуй, начну.

Я на секунду задумался.

– Вначале их было девять. Девять тех, в кого Создатель вдохнул жизнь, дал силу и право выбора. Четверо выбрали чистоту света, четверых прельстила тьма. И лишь один не смог сделать выбор – его одинаково манили и величие тьмы, и непорочность света. А еще его интересовали тайные знания, которых не открыл Создатель.

Когда выбор был сделан, Создатель явил свою волю. Отныне во Вселенной будет вестись игра, чтобы не нарушилось равновесие меж светом и тьмой, чтобы смертные могли сами решать свою судьбу. И разошлись восемь лордов и леди по мирам, и начали они игру. А девятый, так и не приняв ни одну из сторон, исчез на долгие тысячелетия. Куда – до сих пор неизвестно. Впрочем, никто этим всерьез не интересовался. Между тем игра продолжалась. У восьмерых появились потомки, которые тоже стали участниками игры. Вскоре свет и тьма заключили договор и создали Всеобщий совет, чтобы решать на нем вопросы, касающиеся обеих сил. Но спустя несколько столетий разразилась война. Светлые и темные начали убивать друг друга вне игры. Свет потерял благородство и чистоту, тьма тоже изменилась. В конце концов, высшие лорды и леди света и тьмы смогли договориться и остановить эту войну, однако многие погибли. С тех пор произошло еще три войны, которые начинались неожиданно, с небольшого конфликта, и всегда эти войны происходили, когда свет и тьма слишком сближались, нарушая при этом равновесие. Создатель надежно защитил свое творение. Хотя вражды хватало и между своими. Было одно «но» – во все времена существовали те, кто желал большей власти. Для темных это означало найти изначальную тьму. Лет тридцать назад один темный лорд объединился со светлой леди. Любовь между ними вспыхнула или просто жажда власти одолела, не знаю. Затем к ним примкнули еще четверо как темных, так и светлых. Назвались они истинными, но это мы выяснили позже. Для нас они были падшими. Что они узнали, мне неизвестно, но падшие объявились в мире под названием Арлиция и развязали разрушительную войну, как ты мне рассказывал. Всеобщим советом было принято решение остановить падших. Я и еще трое темных отправились на Арлицию. Мы смогли их уничтожить, но один из нас погиб, второй до сих пор не оправился от ранений. Из разговора с их лидером я и узнал про истинных.

– А почему отправили темных? – спросил Мартин, с интересом слушавший мой рассказ.

– Над Арлицией возник какой-то магический барьер. Светлые заявили, что не могут этот барьер пройти, поэтому пошли мы. Хотя я светлым не слишком верю.

– Значит, ты темный лорд? – уточнил заклинатель.

– А что, мой облик оставляет место для сомнений? – желчно поинтересовался я.

– Просто когда, – замялся он, – когда ты человек, не похоже, что ты служишь тьме.

– А откуда ты знаешь, каким должен быть темный властелин? – с иронией спросил я. – К тому же мы не служим тьме – скорее, это некое партнерство. И я вполне способен на подлость, жестокость и прочее. Если это необходимо по ситуации, конечно. А так… Я же не маньяк какой-нибудь, всех убивать направо и налево. Изначально в игре установлены определенные правила, кроме того, у нас есть своеобразный кодекс чести. К примеру, мы всегда отдаем долги, потому я и взялся помочь с пьющим жизни.

Мартин покачал головой:

– Все равно не верится.

Я в ответ лишь пожал плечами. Это его дело, верить или нет.

– А мертвых воскрешать вы умеете? – полюбопытствовал заклинатель.

– Воскресить кого-либо невозможно, – усмехнулся я. – А вот поднимать нежить мы умеем. Только это бессмысленно.

– Почему? – удивился он.

– Управлять армией безмозглых мертвецов трудно – проще командовать живыми, поверь мне. Особенно если они искренне преданны. Разве что поднять недавно умершего мага – у такой нежити есть подобие разума и магическая сила. Но где взять столько недавно умерших магов? – ухмыльнулся я.

– Скажи, – внезапно продолжил Мартин, – а тебе не совестно людей склонять на сторону тьмы, бросать их на смерть, самому убивать?

– Я был рожден темным, – ответил я, – так что моим мнением никто никогда не интересовался.

– Я не о том, – поморщился он. – Я о тебе лично.

– Если честно, никогда не задумывался об этом. Нам служат не только люди, но и разные не самые приятные существа. О них тоже думать? Есть цель и есть средство ее достижения. Ну вот как твои камни, например.

– Но люди не камни!

– Для меня это почти одно и то же. – Меня стал раздражать этот разговор. – Не забывай, что я не человек, я выше вас.

Мартин стушевался. Вот и хорошо. Не терплю я всех этих разговоров о морали. Просто
Страница 16 из 17

не вижу в них смысла. Я тот, кто я есть, и этого уже не изменишь.

– Твой черед рассказывать, – напомнил я.

Засиделись мы за полночь, но я получил необходимые сведения о мире, который, кстати, назывался Найрит. Он состоял из одного большого материка, окруженного океаном, и нескольких крупных и мелких островов. На самом материке было несколько довольно крупных морей. На Найрите существовало более трех десятков государств – до империй дело, как я понял, не дошло. Все названия этих стран я запоминать не стал – забивать голову лишней информацией мне было ни к чему. Кроме людей, других рас на Найрите не проживало, что не могло не радовать – объясняться с какими-нибудь эльфами или гоблинами мне не хотелось абсолютно.

Я выяснил, что место интересовавшей меня битвы находилось на западе, в королевстве Ирнон. Побережье Ирнона окружали неприступные горы, так что оставался единственный путь – на корабле через Эрдамское море. По словам Мартина, торговые корабли в Ирнон регулярно ходили из вольного города Торстаага – самого крупного порта на этой стороне моря, расположенного в шести-семи днях пути от Вингаарда.

– Слушай, я на стенах пушки видел, а ручного оружия нет?

– Есть. Аркебузы, мушкеты, пистолеты. Просто Кай все оружие приказал из крепости на всякий случай вывезти. А с собой в пещеру брать я ему отсоветовал. У Давро, кстати, пистолеты были. Он их в сумке держал, поэтому ты и не увидел.

Утром Мартин сходил к Каю и принес мне карту, подробно рассказав, как добраться до Торстаага. Дольше задерживаться в Вингаарде никакого резона мне не было, поэтому, купив у трактирщика Фарни неплохую кобылку, кое-какую одежду и припасов, ближе к полудню я отправился в путь.

Глава 3

Вокруг тянулась плоская равнина, на которой не было ничего мало-мальски интересного. Эту картину я лицезрел на протяжении всего своего пути к Торстаагу и уже просто перестал обращать на нее внимание.

Рядом мерно пылили крытые повозки. Я слегка пришпорил коня, решив поравняться с головной.

– Вот и Торстааг! – воскликнул пожилой торговец по имени Хорстен, к чьему каравану я присоединился четыре дня назад. Он не возражал, опытным взглядом определив во мне неплохого бойца. Хотя дорога на Торстааг считалась вполне безопасной, но иногда здесь все-таки появлялись залетные банды разбойников. Наемной охране на меня было наплевать, что меня вполне устраивало.

Запахло морем. Вдали постепенно стали вырисовываться очертания городских стен. Чем ближе мы подъезжали, тем выше становились стены. После убогого Вингаарда Торстааг казался огромным и каким-то слегка надменным. Было видно, что город далеко не беден и люди здесь явно знают себе цену.

Я с интересом рассматривал выглядевшие неприступными стены. Да, тем, кто вздумает напасть на этот город, придется нелегко – широкий ров, сторожевые башни и массивные ворота производили серьезное впечатление.

– Вот, теперь сами посмотрите, господин, – обратился ко мне Хорстен, прожужжавший мне все уши о красоте родного Торстаага. – Другого такого города нет во всем Найрите!

Я улыбнулся, но в разговор вступать не стал, что торговца нисколько не смутило. Он снова по двадцатому кругу начал мне рассказывать о храмах, памятниках и прочей ерунде. Я его почти не слушал, иногда, впрочем, кивая в ответ на особо восторженные возгласы.

Так, под болтовню Хорстена, мы и подъехали к городу. Заплатив страже у ворот въездную пошлину, я расстался с разговорчивым торговцем, напоследок выяснив, где находится приличный трактир, где можно остановиться. Следуя указаниям Хорстена, искал я его недолго. Это оказался трактир «Дуб и липа», вполне неплохое местечко.

Заплатив за комнату и пообедав, я решил прогуляться до порта, тем более находился он недалеко от трактира. Было часа три пополудни, поэтому шел я довольно неспешно, оглядываясь по сторонам.

Особого впечатления Торстааг на меня не произвел – типичный портовый город, каких мне довелось повидать превеликое множество. Я прогулялся по рынку, сходил на пристань взглянуть на суда, затем, заметив неподалеку от порта приличную таверну, вернулся в «Дуб и липу». Посещать таверну следовало вечером, тогда нужных мне посетителей будет больше.

Действительно, когда около десяти часов вечера я входил в приглянувшееся мне заведение, свободных столов почти не было. Заказав ужин, я облюбовал себе место в углу и принялся рассматривать посетителей. В основном в таверне отдыхали торговые моряки, судя по камзолам – из офицеров и капитанов. За одним из столов сидело четверо наемников, похожих на тех, что охраняли Хорстена. Было и несколько торговцев средней руки. Они так же, как и я, присматривались к капитанам.

Спустя примерно час я определился. Мой выбор пал на немолодого, начинающего седеть капитана, который почти не пил, говорил редко и негромко, но остальные сидящие за столом внимательно его слушали. Несколько раз к нему подходил то один, то другой торговец, но в ответ на их предложения капитан лишь отрицательно покачивал головой. Похоже, он кого-то ждал.

Так оно и оказалось.

В таверну вошел пузатый торговец и сразу от дверей направился к столу капитана. Хозяин таверны подошел к нему сам, вел себя вежливо и предупредительно, поэтому я понял, что это очень уважаемый в городе человек. Переговоры длились недолго, и вскоре торговец покинул таверну.

Я решил, что пора и мне поговорить с капитаном, и поднялся из-за стола. Но мои планы были нарушены двумя дюжинами вооруженных людей в масках, которые ворвались внутрь. Целью их был тот самый капитан, поскольку бросились они именно к его столу. Раздались крики, зазвенела сталь.

Наемники решили было вмешаться, но, потеряв одного убитым и двоих ранеными, отступились. Еще четыре или пять тел уже лежали на полу, отмечая путь бандитов от дверей до стола капитана. Действовали люди в масках решительно и эффективно. Двое спутников капитана рухнули, не успев достать оружие, остальные, выхватив длинные ножи, быстро окружили того, с кем я так хотел побеседовать, закрывая его от нападавших.

Я обнажил шпагу и успел заколоть двоих, прежде чем эти, в масках, сообразили, что происходит. В спину бить, конечно, не слишком благородно, но в таких свалках закон один – или ты, или тебя.

Грязно выругавшись, на меня набросился невысокий крепыш с топором, рассчитывая, видимо, что я подставлю под его удар шпагу. Усмехнувшись про себя, я шагнул в сторону и проткнул ему бок кинжалом, который держал в левой руке. Не останавливаясь, коротким росчерком шпаги ранил другого бандита в руку. Он с проклятием выронил меч, шарахнулся вправо и попал под удар одного из моряков.

На меня тут же налетели сразу трое. Первого я встретил выпадом в горло. Он упал, и об него споткнулся второй. Я этим воспользовался, шагнув вперед и ударив кинжалом ему в бедро. Третий, оставшись со мной один на один, ушел в глухую защиту, но фехтовать своим тяжелым мечом он явно не умел и через пару секунд с пробитым плечом отступил назад.

Не давая остальным бандитам опомниться, я пробился к столу капитана. На ногах оставались трое его спутников и он сам.

– Уходить надо, – хрипло каркнул один из моряков, – дожмут нас здесь.

Я мысленно с ним согласился. Бандитов оставалось больше дюжины,
Страница 17 из 17

но нападать они не спешили, решив, что никуда мы от них не денемся. Хорошо, что у них огнестрельного оружия нет, иначе трупов было бы больше. Странно, что ни у капитана, ни у его спутников пистолетов тоже не было…

Воспользовавшись передышкой, я огляделся.

Трактир опустел. Служанки прятались на кухне, хозяина тоже не было видно. Трое бандитов, зажимая раны, из драки явно выпали. Наемники, подняв убитого товарища, медленно пробирались к дверям – им никто не препятствовал. В принципе логично – что они могут сказать стражникам? Ворвались какие-то люди в масках, начали убивать. Опознать они все равно никого не смогут.

– Здесь есть задняя дверь, – подсказал капитан. – Можно попробовать к ней прорваться.

Мужчина, который говорил, что надо уходить, мрачно кивнул. Переглянувшись между собой, моряки резко бросились к стойке таверны, размахивая ножами. От неожиданности нападавшие растерялись, поэтому мы легко достигли задней двери, которая находилась прямо за стойкой.

– Я прикрою, уходите, – бросил я морякам, видя, что бандиты уже опомнились.

– Уверены, что помощь не нужна? – спросил капитан.

Я кивнул. Он хлопнул меня по плечу и вместе с остальными исчез за дверью. Тьма, и как мне теперь его искать? Правда, в следующую секунду мне стало не до размышлений – бандиты, раздосадованные тем, что их добыча скрылась, с яростными криками бросились на меня.

Минут десять я крутился, отбивая сыпавшиеся со всех сторон удары и не помышляя о контратаках. Несмотря на весь свой опыт, я все же получил несколько неприятных царапин и почувствовал, что начинаю выдыхаться. Всерьез я давно не дрался, больше полагаясь на магию, вот и подрастерял форму.

«Надо чаще тренироваться», – мысленно пообещал себе я с иронией, зная, что мне, как обычно, будет лень.

Спасение пришло в лице хозяина таверны и трех десятков городских стражников. Так вот куда исчез хозяин! Кое-кто из бандитов попытался сопротивляться, но их быстро успокоили тяжелыми алебардами и палашами. Увидев это, остальные побросали оружие.

Я убрал клинки в ножны и, тяжело дыша, подошел к командующему стражей сержанту.

– Вы вовремя, сержант, – благодарно произнес я.

– Скажите спасибо господину Бенро, – кивнул тот на хозяина таверны. – Это он нас привел. Хорошо, что мы как раз неподалеку были. А вы-то как в это ввязались? Господин Бенро сказал, что напали на капитана Конрада. Кстати, а где сам капитан?

– Не люблю, когда толпой на одного, – слегка усмехнувшись, ответил я. – А капитан с тремя своими товарищами ушел через заднюю дверь.

– А вас бросили, что ли? – удивился сержант. – На капитана Конрада это непохоже.

– Я сам от помощи отказался.

Прозвучали мои слова несколько самоуверенно, но сержант и хозяин уважительно глянули на меня. Значит, капитана зовут Конрад и личность он в Торстааге известная. Что ж, тем проще будет его отыскать.

Стражники между тем спокойно занимались делом – вязали оставшихся в живых бандитов, опрашивали тех посетителей, кто не успел сбежать, перевязывали раненых. Им помогали появившиеся из кухни служанки. На удивление, разгромленной таверна не выглядела – пара перевернутых столов и несколько сломанных стульев не в счет. Крови на полу тоже было немного.

– Да вы ранены, вас же перевязать надо! – спохватился вдруг Бенро. – Подождите секунду. Лиза, – окликнул он одну из служанок, – помоги господину!

Я присел за свой стол, стащил куртку и рубашку и оглядел раны. Ничего серьезного – через два-три дня и следов не останется. Служанка быстро и умело перевязала самые глубокие царапины, остальные смазала какой-то остро пахнущей мазью и вернулась к остальным раненым.

Я допил остатки вина и, откинувшись на спинку стула, прикрыл глаза.

– Ох ты! Боги мне улыбаются, – с нескрываемым удовольствием прозвучал вдруг незнакомый голос. – Господин Карна собственной персоной!

Я открыл глаза. В таверне появился высокий человек в офицерском мундире. Он стоял спиной ко мне напротив связанных бандитов, с которых уже сняли маски. Тот, кого назвали Карной, зло скривил губы, но промолчал.

– И господин Клут здесь, – повернулся офицер к другому бандиту. – Нет, определенно, у меня сегодня удачная ночь. Разбой, убийства плюс сопротивление страже. Вас ждет виселица, господа, это я вам обещаю. Уводите их.

Под дулами мушкетов бандитов повели к выходу.

Офицер, коротко переговорив с хозяином, подошел ко мне.

– Не возражаете? – кивнул он на стул. Дождавшись согласного кивка, присел.

Что ж, вопросов было не избежать. Я уже начинал жалеть, что ввязался не в свое дело.

– Спрашивайте, офицер, – вздохнул я.

– Так и слышится: «Куда ж от вас денешься», – уголком губ улыбнулся он.

Офицер был довольно молод, несмотря на залегшие вокруг глаз морщины.

– Дознаватель городской стражи Торстаага лейтенант Варден. Господин Бенро сказал, что вы ранены. Я вас надолго не задержу, не беспокойтесь, господин?..

– Этьен, просто Этьен, – представился я. – Раны не слишком серьезные, но отдохнуть действительно не помешает.

Лейтенант долго меня мучить не стал. Задал несколько вопросов, попросил подписать показания и заявил, что больше меня не задерживает. Только поинтересовался, где меня можно найти, если вдруг появятся дополнительные вопросы. Скрывать место своего пребывания я не стал и ответил, что в трактире «Дуб и липа», но долго я в городе оставаться не намереваюсь.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=22059734&lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.