Режим чтения
Скачать книгу

Украинский дневник читать онлайн - Илья Барабанов

Украинский дневник

Илья Барабанов

Ангедония. Проект Данишевского

Специальный корреспондент «Коммерсанта» Илья Барабанов – один из немногих российских журналистов, который последние два года освещал войну на востоке Украины по обе линии фронта. Там ему помог опыт, полученный во время работы на Северном Кавказе, на войне в Южной Осетии в 2008 году, на революциях в Египте, Киргизии и Молдавии. Лауреат премий Peter Mackler Award-2010 (США), присуждаемой международной организацией «Репортеры без границ», и Союза журналистов России «За журналистские расследования» (2010 г.).

«Украинский дневник» – это не аналитическая попытка осмыслить военный конфликт, происходящий на востоке Украины, а сборник репортажей и зарисовок непосредственного свидетеля этих событий. В этой книге почти нет оценок, но есть рассказ о людях, которые вольно или невольно оказались участниками этой страшной войны.

Революция на Майдане, события в Крыму, война на Донбассе – все это время автор этой книги находился на Украине и был свидетелем трагедий, которую еще несколько лет назад вряд ли кто-то мог вообразить.

Илья Алексеевич Барабанов

Украинский дневник

© Барабанов И.А., текст

© АО «Коммерсантъ»

© ООО «Издательство АСТ»

Вступление

В 2008 году случилась война в Южной Осетии. Грузия тогда открыла для русских журналистов штаб в Гори и они могли спокойно освещать войну с двух позиций: и из Цхинвали, и из Грузии.

Сегодня, спустя почти два года с начала событий в Киеве, я перечитываю свою декабрьскую запись из 2014-го и думаю, что что-то тогда предугадал, хотя во многом после этого еще сто раз ошибся.

После Осетии многие российские официальные лица переживали: мы проиграли информационную войну, но это было абсолютно объяснимо. Пока штаб в Гори работал, иностранных корреспондентов на территорию Южной Осетии через российскую границу просто не пропускали, так что журналисты всех мировых СМИ вынуждены были давать картинку лишь с одной стороны. За 6 лет российская пропаганда сделала огромный шаг вперед: работать в Донецк пускают почти всех, но при этом 85 % сограждан искренне верят, что:

– в Киеве власть захватила хунта

– эта хунта разрушает Донбасс

– нацисты уничтожают русскоязычное население

– хунта же сбила малайзийский «Боинг»

– российских военных на Донбассе нет.

Только если ты находишься на месте, можно понять, что все это ерунда. Сидя в Москве, когда ты слышишь эти тезисы из 183 источников одновременно, любой, даже самый ранее разумный человек, начинает в них верить.

После моей первой командировки на Майдан мой редактор сказал: «Плохо отработал». Он сказал, что я не прочувствовал масштаб события, которое разворачивается. Сейчас, собрав тексты за почти два года вместе, я понимаю, что он был прав. Я не верил до конца, что революция, которую в Киеве назовут революцией Достоинства, это что-то серьезное: согласись тогда Виктор Янукович на отставку правительства Николая Азарова, извинился бы он за отказ от подписания договора о евроинтеграции, договорился бы с оппозицией – можно было бы избежать такого количества жертв? Вопрос, на который я не знаю ответа.

Не стал бы Владимир Путин вводить «вежливых людей» в Крым, проводить референдум и присоединять полуостров, к которому непонятно, как теперь строить мост – можно было бы избежать такого количества жертв? Вопрос, на который я не знаю ответа.

Откажись Петр Порошенко или Александр Турчинов от идеи проведения антитеррористической операции, не появились бы в апреле 2014-го года танки в Краматорске и Славянске – можно было бы избежать такого количества жертв? Вопрос, на который я не знаю ответа.

Сначала я думал пойти по самому простому пути: собрать свои заметки за все время Майдана, крымского кризиса, донбасской войны и из них собрать книгу. Я даже это сделал, но понял потом, что что-то важное в заметки не входило, а какие-то статьи и не стоят того, чтобы их перечитывать. И с Майданом, и с Крымом, можно теперь в этом признаться, я чуть опаздывал в понимании: мне казалось, что здравый смысл вот прямо сейчас возобладает, люди на чем-то сойдутся, договорятся, большой войны не случится. Перечитывая собственные тексты, мне кажется, что окончательно я «понял» происходящее лишь в мае, когда Янукович уже бежал, Крым «отжали», а на донецкий аэропорт летели военные вертолеты. Спустя полтора года я понимаю, что вот тогда, у забора, пережидая обстрел, пришло окончательное понимание: цивилизованно договориться тут не получится, начинается большая война.

Спустя еще какое-то время я решил, что в собрании одних заметок смысла нет, и попытался по фейсбуку, дневниковым записям и тем же репортажам проследить, как в общем обычный политический корреспондент, абсолютно не включенный в украинскую политическую реальность, превратился в военкора, для которого пока и в обозримом будущем новости из Украины куда интереснее российских.

6 декабря 2013

В силу возраста я пропустил Майдан-2004, не случилось тогда командировки, и поэтому, наверное, долгое время не мог понять глубинной логики новой украинской революции. В Молдавии, Киргизии, Египте все было куда динамичнее, понятнее, быстрее. Тут же ветераны первой революции задумчиво говорят: «Майдану надо раскачаться», – и закуривают, сидя у бочки с костром.

Тысячи, а под вечер десятки тысяч людей стоят, произносятся речи (спикеры сплошь украиноязычные и на русском для той же восточноукраинской аудитории почти никто не говорит, что, на мой взгляд, плохо), но по факту ни черта не происходит, и мне, как человеку пишущему, придумать новый сюжет на каждый день довольно сложно. Что тысячи стоят – эта информация в абзац, ну два уложится – если постараться.

Завтрашний день, кажется, спасает РПЦ. Днем обещают крестный ход православной общественности против «евросодомитов».

9 декабря 2013

Задача пропагандиста в случае с украинским кризисом должна была бы, наверное, сформулирована следующим образом: объяснить украинцам, что с Россией им будет куда лучше, чем с ЕС. «Россию» и «Вести недели» здесь все смотрят, и Дмитрий Киселев блестяще решил ровно противоположную задачу: над ним смеются и все понимают, что лучше с чертом лысым, чем с такой «Россией». А каждый журналист из Москвы, выходя на Майдан, в голове держит стандартную объяснялку, что российские СМИ и российское телевидение – это не одно и то же.

Так что назначение Киселева командовать всей внешней пропагандой выглядит из Киева так: если задача российских властей в том, чтобы над страной потешались во всем мире – кандидатура выбрана блестяще. Если же задачи ставятся другие, то кто-то из кадровиков сильно накосячил.

22 декабря 2013

Ранним утром у строя солдат внутренних войск и спецназа «Беркут» стояла одинокая женщина с фотографией молодого человека в милицейской форме. В противостоянии наметилось затишье – петарды и шумовые гранаты вокруг не рвались, а оппозиционеры использовали передышку, чтобы восстановить разрушенные за ночь баррикады вокруг сожженных полицейских автобусов, перегородивших улицу Грушевского.

– Это ваш родственник? Он пострадал в столкновениях? – спрашиваю женщину с фото.

– Надеюсь, не пострадал. Это мой сын, его только осенью призвали во
Страница 2 из 9

внутренние войска, и он должен быть где-то там, в оцеплении, – ответила женщина, неопределенно махнув рукой в направлении выстроившихся за ее спиной правоохранителей. – Не знаю, зачем я здесь стою, но надеюсь, что хотя бы меня «коктейлями Молотова» забрасывать не будут.

Боевые действия со стороны оппозиции ведет «Правый сектор» – объединение разношерстных националистических организаций, не подчиняющееся единому лидеру и не имеющее строгой координации. Штаб «Правого сектора» расположился на пятом этаже Дома профсоюзов – прямо над штабом партии УДАР Виталия Кличко. Стеклянные двери изнутри завешены одеялами. Посетителей встречают передовицы газеты «Бандеровец» и листовка «Воля или смерть».

Представитель движения Андрей Тарасенко стоит на лестничной клетке, не пуская внутрь штаба, и уверяет, что никто толком не представляет численность «Правого сектора».

– С нами националисты, футбольные фанаты, – говорит он. – Активисты не только с Западной Украины, много и киевлян.

Вдруг рация у него на груди начинает трещать, и голос приказывает: «Срочно на Грушевского!» Разговор обрывается.

Позиции на улице Грушевского националисты заняли несколько дней назад, и с тех пор здесь постоянно находится от нескольких сот до нескольких тысяч человек – в зависимости от времени суток. Подходы к Раде и кабинету министров перекрывают правоохранительные органы. Границей между сторонами стали сожженные милицейские автобусы, вокруг которых оппозиционеры ежедневно сооружают все новые баррикады.

Здесь же, в здании Академии наук Украины, открылся пункт медпомощи. Над входом развевается белый флаг с красным крестом, в нескольких местах пробитый пулями.

– Беркутовцы даже нас обстреливали! – жалуется пожилой охранник в военной форме, каске и с палкой, похожей на черенок лопаты. Говорит, что он офицер запаса, приехал из восточных регионов, а работает в промышленности, но подробнее рассказывать о себе не хочет: – Раненых каждый день много. В основном осколками от шумовых гранат.

В подтверждение своих слов он достает пакет, набитый большими металлическими шурупами, не очень похожими на фрагменты гранат. По его словам, правоохранители ведут по оппозиционерам также огонь резиновыми и пластиковыми пулями.

Внутренние войска и спецназ перекрыли не только саму улицу Грушевского, но и заняли холм в соседнем Мариинском парке. С возвышенности им, с одной стороны, проще забрасывать нападающих гранатами и камнями, с другой – там они сами представляют прекрасную мишень. Из-за этого основные столкновения происходят у примыкающего к холму памятника тренеру Валерию Лобановскому. Путь к нему прикрывает колоннада футбольных касс стадиона «Динамо». Прячась за колонны, националисты подбираются максимально близко к противнику и забрасывают его «коктейлями Молотова» и петардами.

На протяжении всего последнего вечера с памятника по холму шел огонь из новогодних салютов. Беркутовцы в темноте прикрывались щитами и прятались за деревьями, а оппозиционеры находили их лазерными указками и обстреливали. Когда снаряд попадал в цель и разрывал фейерверком строй бойцов, толпа взрывалась радостными криками и аплодисментами.

А напротив входа в здание Академии наук умельцы с чертежами в руках на протяжении всего дня сооружали катапульту. Ей даже успели завести аккаунт в Twitter. «Выпустила в сторону «Беркута» около 100 кг камней. Не утомилась», – сообщалось в нем. На деле катапульту до поздней ночи тестировали. На моих глазах последний залп из нее попытались произвести около часа ночи.

К тому моменту стало известно, что СМИ опубликуют законы, которые оппозиция назвала диктаторскими. Все ждали, что спецназ пойдет на штурм баррикад.

В три часа ночи бойцы «Беркута» действительно стали забрасывать оппозиционеров светошумовыми гранатами, заставив их отступить. Две колонны вошли на освобожденную территорию, за несколько минут разрушили так и не заработавшую катапульту, а отступая, развалили сооруженные за день баррикады. После чего отошли на занятые ранее позиции.

По данным штаба оппозиции, в результате столкновений на улице Грушевского пострадало более 1,4 тыс. человек. В медпункте мне рассказали о нескольких сотнях раненых. По официальным данным, пострадавших чуть более ста, из которых 40 человек доставлены в больницы. Как минимум 22 задержанным в ходе беспорядков активистам власти намерены предъявить обвинения в организации массовых беспорядков, что по новым законам грозит им сроком до 15 лет заключения.

Если еще пару дней назад лидеры оппозиции говорили о проведении досрочных президентских выборов как об одном из главных требований, то сейчас они, похоже, готовы согласиться на меньшее. Во всяком случае лидер фракции «Батькивщина» Арсений Яценюк заявил, что власти необходимо сделать три первоочередных шага: «отвести силы безопасности, «Беркут» из центра Киева и остановить насилие, отменить пакет диктаторских законов и отправить в отставку правительство». «Из-за того что президент молчит два месяца и скрывается, мы имеем то, что имеем сегодня на улице», – добавил он, оговорившись, что переговоры лидеров оппозиции с президентом должны пройти в публичном формате. «Сидеть с Януковичем за столом и пить чай я не буду», – предупредил господин Яценюк.

А вот Виталий Кличко вчера вновь попытался встретиться с Виктором Януковичем, но тот его не принял. Пресс-служба президента сообщила, что господин Кличко в итоге поучаствовал в заседании рабочей группы по урегулированию кризиса под председательством секретаря Совбеза Андрея Клюева. В партии УДАР эту информацию опровергли, заявив, что Виталий Кличко покинул администрацию, когда Виктор Янукович отказался от встречи.

24 декабря 2013

После штурма баррикад сотрудниками внутренних войск МВД и «Беркута» на улице Грушевского полоса огня разделяет оппозиционеров и силы правопорядка. Периодически стороны перебрасываются камнями, но до новых боев дело вчера не доходило. Правда, всю ночь по Киеву шли столкновения милиционеров с активистами «Автомайдана» – движения, патрулирующего город и занимающегося поиском и поимкой провокаторов, так называемых титушек.

И все же особо активные оппозиционеры порывались продолжить бои.

– Настоящий мужчина умирает только раз, – горячился мужчина лет 40, объясняя своей спутнице необходимость борьбы.

– Уймись, дурак, один раз все умирают, – обрезала она его.

Противоборствующие стороны подсчитывали вчера потери. Пострадавших в зависимости от характера травм развозят в разные городские больницы. Оппозиционеров с самой распространенной травмой – головы – везут на окраину Киева в городскую клиническую больницу скорой помощи. С травмами глаз – в Александровскую.

В отделении травматологии больницы скорой помощи врач осматривает очередного пострадавшего: у него сильное рассечение головы, сломан нос. У входа в кабинет окончания осмотра ждут два сотрудника милиции.

– Я сегодня в три утра смог уехать домой, всю ночь шли раненые, – говорит главврач больницы, хирург Александр Ткаченко. – А в ночи больницу заблокировали активисты с Майдана в масках и с палками – сторожа напугали. Среди оппозиционеров прошел слух,
Страница 3 из 9

что раненых из больниц «Беркут» увозит в камеры. Искали они «Беркут», искали, да никого не нашли. Ко мне привозят больных, а не наоборот.

За ночь в больницу привезли восемь человек, шесть из них были госпитализированы. Всего, по словам доктора, после столкновений на улице Грушевского в его больнице были госпитализированы 17 человек. 12 из них находятся под охраной милиции, и после выписки им будут предъявлены обвинения.

– Вообще, не стоит людей бить, – рассуждал доктор. – Они же терпят, терпят, а потом возьмут и ответят. Людей же всяко больше, чем милиционеров.

Погибших в результате столкновений, рассказывает Александр Ткаченко, сразу с улицы увозили в главное бюро судебно-медицинской экспертизы, морг № 1 на Оранжерейной улице, рядом с печально известным парком Бабий Яр.

В Минздраве Украины мне подтвердили, что туда были доставлены тела двух погибших в результате перестрелки на улице Грушевского в ночь на 22 января, а также тело активиста из Львова Юрия Вербицкого, который 21 января вместе с еще одним оппозиционером Игорем Луценко был похищен неизвестными. Тело Юрия Вербицкого было обнаружено в лесу под Киевом со следами побоев. Игорь Луценко после избиения смог выбраться из леса и находится в больнице.

В морге на Оранжерейной улице посетителей встречает запертая дверь с кодовым замком. Давать комментарии журналистам без санкции следователя здесь категорически отказываются.

Представители оппозиции утверждают, что в результате столкновений погибло не меньше пяти человек. В то же время в ГСУ МВД Украины заявили, что ведомство подтверждает пока лишь факт гибели двух людей в результате беспорядков на улице Грушевского. Это 20-летний Сергей Нигоян из Днепропетровска и гомельчанин Михаил Жизневский.

Знакомые Михаила рассказывают, что, переехав на Украину, он жил в Белой Церкви.

– Он симпатизировал УНА-УНСО, но в последнее время примкнул к активистам партии УДАР Виталия Кличко, – говорит знакомый Михаила Жизневского, попросивший не называть его имени. По его словам, из Белоруссии Михаил сбежал в 18 лет по политическим соображениям.

По данным ГСУ МВД, за все дни беспорядков за медицинской помощью обратились 254 сотрудника милиции, 104 человека были госпитализированы. В органы внутренних дел за это время были доставлены 73 человека, 52 оппозиционера задержаны, 44 объявлено о том, что они подозреваются в участии в беспорядках, 21 активист был взят под стражу по решению суда.

Да и в течение всего вчерашнего дня милиционеры продолжали задерживать одиноких оппозиционеров на улицах, примыкающих к майдану Незалежности. На моих глазах сотрудники правоохранительных органов неожиданно атаковали группу из четырех молодых людей с флагами Украины, направлявшихся на Майдан. Две девушки и один молодой человек были задержаны, их четвертому товарищу удалось скрыться от милиционеров бегством.

27 января 2014

Виктор Янукович готов отдать правительство оппозиции, об этом стало известно сегодня.

Почти сразу после того, как стало известно о сенсационном предложении президента Украины, Арсений Яценюк появился на Майдане. Лидер фракции «Батькивщина» не исключил, что может согласиться возглавить правительство. «Мы не боимся отвечать за судьбу страны», – объявил он и обозначил ключевые требования оппозиции: освобождение заключенных, амнистия для участников протестных акций, отмена «диктаторских законов» и возврат к конституции 2004 года, ограничивавшей полномочия главы государства.

Эти требования не сильно отличаются от того, на что уже, похоже, готов пойти президент Украины. Но выступление Арсения Яценюка вызвало рев недовольства стоявших на площади людей.

После митинга на брифинге в Доме профсоюзов Арсений Яценюк повысил планку требований. Он сказал, что освобождение экс-премьера Юлии Тимошенко и подписание президентом соглашения об ассоциации с ЕС не менее важные условия. Но обсуждались ли они во время переговоров лидеров оппозиции с Виктором Януковичем в администрации президента на Банковой улице, осталось неясным. В сообщении на сайте президента о том, что на встрече речь шла о судьбе госпожи Тимошенко, не сказано ни слова.

Стало ясно: даже если лидеры оппозиции и примут предложенные условия, еще не факт, что им удастся убедить людей покинуть майдан Незалежности, а тем более баррикады на улице Грушевского. То, что митингующих предложенный компромисс не удовлетворит и они продолжат требовать отставки Виктора Януковича и проведения досрочных президентских выборов, подтвердил и последовавший вслед за тем штурм Украинского дома на Европейской площади.

В здании, которое раньше было Музеем Ленина, а во время «оранжевой революции» – штабом Виктора Ющенко, расположились бойцы внутренних войск МВД, и митингующие решили, что готовится атака с тыла на баррикады на Грушевского. Ночью толпа из 5–8 тыс. человек оцепила здание, митингующие выбили стекла на первом этаже и принялись забрасывать засевших внутри силовиков петардами и камнями. Те, в свою очередь, бросали в штурмовавших светошумовые гранаты и поливали их водой.

Противостояние длилось несколько часов, пока в переговоры не включился лидер партии УДАР Виталий Кличко. Ему удалось убедить солдат, что вреда митингующие им не причинят, и около четырех часов утра они организованной колонной покинули осажденное здание.

Раздумывание оппозиционных лидеров над предложением президента оказалось в тени другого события – прощания с погибшим на баррикадах на улице Грушевского белорусом Михаилом Жизневским. Отпевание прошло в Михайловском соборе Украинской православной церкви Киевского патриархата. Ровно в час дня, когда должна была начаться служба, в собор с цветами вошли Виталий Кличко, Арсений Яценюк и Олег Тягнибок. С ними пришли оппозиционные политики Петр Порошенко и Юрий Луценко. Из Минска приехал экс-кандидат в президенты Белоруссии Владимир Некляев.

Спустя десять минут группа активистов «Правого сектора», лица которых скрывали черные балаклавы, внесла в храм гроб с телом погибшего. Священникам пришлось задержать начало службы, так как собор не мог вместить всех пришедших и внутри образовалась небольшая давка. В приделе, стараясь не попадать в объективы телекамер, службу отстоял и известный музыкант, лидер группы «Океан Ельзи» Святослав Вакарчук.

Отпевание продолжалось чуть менее часа, на улице окончания службы ждали несколько тысяч человек. Вынос гроба с телом толпа встретила криками «Герой!». Гроб погрузили в черную «Газель», после чего многотысячная траурная процессия двинулась по центральным улицам Киева, перекрывая движение. У зданий МВД и Службы безопасности Украины процессия ненадолго останавливалась, скандируя: «Фашисты!» и «Герои не умирают!» Пройдя по Владимирской улице и улице Богдана Хмельницкого, колонна вышла на Крещатик, перегороженный баррикадами у здания киевской городской администрации, захваченной протестующими еще два месяца назад. Проехать в оставшийся в баррикадах проход «Газель» не могла, так что гроб снова выгрузили и понесли дальше на руках в сторону майдана Незалежности.

Активисты «Правого сектора» расчищали проход, казаки из службы обороны Майдана кричали: «Шапки долой!»,
Страница 4 из 9

женщины крестились. Когда гроб с телом вынесли на площадь, на Майдане, кажется, впервые за месяцы политического кризиса на Украине наступила полная тишина. «Янукович – убийца!» – начала было скандировать толпа. «Замолчите, люди, это не политическая акция», – оборвал их молодой человек с флагом партии «Свобода».

Конечной точкой траурной процессии стали баррикады на улице Грушевского, где и погиб Михаил Жизневский. Похоронить его собираются в родном Гомеле.

19 февраля 2014

Бои на Майдане продолжаются уже в 30–40 метрах от сцены, с которой продолжают выступать, петь гимн и молиться.

Буду очень удивлен, если за ночь не разгонят митингующих.

Ну и, да, останавливаться в гостинице «Днепр» в этот раз было не лучшей идеей: Европейская площадь уже под контролем внутренних войск и «Беркута», так что попасть в гостиницу сегодня ночью вряд ли получится.

20 февраля 2014

С утра в занятой «Беркутом» зоне на улице Грушевского и Европейской площади муниципальные службы пытались навести порядок после прошедших накануне боев. По помещениям сгоревшего магазина детской одежды на улице Грушевского бродила его хозяйка Лариса Гетман-Гедунец, безуспешно пытаясь найти уцелевшие вещи. «Я вообще за свободу, но против всех этих разрушений, – вздохнула она. – Если бы на часок не уснула, удалось бы потушить магазин».

На Европейской площади в этот момент разворачивали полевую кухню, выстроившимся в очередь бойцам выдавали сосиски, гречку, стакан чая. «Из бронежилетов мы вот такие пули доставали, – рассказывал один из офицеров «Беркута». – Эта пуля была выпущена из пистолета Макарова, а эта – из автомата Калашникова». Лицо и руки у мужчины сильно обожжены. «Мы наступали цепью, а наши ребята падали и падали», – говорит он, потом замолкает, закуривает и уходит. В результате столкновений, по официальным данным, погибли десять сотрудников правоохранительных органов. А всего 26 человек.

Постепенно, шаг за шагом наступать на позиции протестующих бойцы «Беркута» продолжали всю ночь и весь вчерашний день. Но задачи быстро зачистить майдан Незалежности им так и не поступило. Огненная цепь, разделяющая оппозиционеров и силовиков, растянувшаяся от гостиницы «Украина» на Институтской улице до Дома профсоюзов на Майдане, сдвинулась с вечера 18 февраля в сторону центра площади не более чем на 20–30 метров.

Начиная каждое новое наступление, бойцы забрасывали митингующих светошумовыми гранатами. Те отвечали им залпами петард и камней. Основные столкновения происходили на выходе с Институтской улицы. Наступая, бойцы «Беркута» поджигали ближайшие к ним палатки митингующих. На Крещатике разбирали мостовые, а через Майдан выстроилось несколько живых цепей, передававших снаряды на передовую.

После каждой активизации силовиков через Майдан в сторону Михайловской площади уносили новых раненых. Основной характер травм – осколочные ранения ног и глаз. До определенного момента на Майдан еще могли проехать «Скорые», в которые грузили окровавленных мужчин. «Я буду видеть?» – спрашивал один из них доктора, лицо мужчины было залито кровью. Врач пожал плечами и ничего не ответил.

Тяжелораненых отправляли в городские больницы, пострадавших с легкими травмами поднимали до Михайловской площади, где в трапезной одноименного монастыря добровольцы развернули что-то вроде госпиталя. Оперировали пострадавших и в самом Михайловском соборе: помещение разделили на несколько зон, в одном пределе складировали медикаменты, в другом – лечили, центр храма заняли спящие. Здесь же ночью находились и тела четырех погибших в результате столкновений.

Вокруг Михайловской площади между тем продолжались столкновения оппозиционеров с неизвестными провокаторами. На перекрестке Владимирской и Большой Житомирской улиц был расстрелян корреспондент газеты «Вести» Вячеслав Веремий. «По нам стреляют из боевых! – кричал один из активистов, демонстрируя стреляные гильзы. – В регионах снова поднимаются люди, и Януковичу после стольких смертей не удастся теперь уйти от ответственности».

Непродолжительная пауза в противостоянии наступила около двух часов ночи, когда по не выясненным пока причинам загорелся Дом профсоюзов, в котором находились штабы «Национального сопротивления», «Правого сектора», активистов партии УДАР Виталия Кличко. Здесь же располагались госпиталь, пресс-центр и пункт приема еды. На большом экране, установленном на фасаде здания, с декабря шла прямая трансляция происходящего на Майдане. Когда экран погас и через него стали пробиваться языки пламени, стало понятно, что потушить его силами одних протестующих не удастся.

Запертые на верхних этажах люди, используя экран как лестницу, спасались из охваченного огнем здания. Активисты пытались вынести с нижних этажей скопившиеся за три месяца пожитки. «Это наверняка милиционеры подожгли, чтобы не вести переговоры об освобождении здания», – рассуждали в толпе.

В МВД Украины ответственность за поджог здания возложили на активистов «Правого сектора», которые «пытались скрыть таким образом следы своей противоправной деятельности».

Перестав метать гранаты, бойцы внутренних войск позволили работать на площади подъехавшим пожарным, но потушить здание было уже не в их силах. Ближе к утру они его покинули – после обрушения конструкций между четвертым и пятым этажами. Дом профсоюзов продолжал гореть и на протяжении всего вчерашнего дня.

Лидеры оппозиционных фракций, пока на Майдане продолжалось противостояние, вели переговоры с президентом Виктором Януковичем. Но диалог в очередной раз закончился ничем. Янукович заявил, что оппозиционеры перешли границу, призвав людей к оружию.

«Я еще раз призываю лидеров оппозиции, которые утверждают, что они тоже стремятся к мирному урегулированию, немедленно отмежеваться от тех радикальных сил, которые провоцируют кровопролитие и столкновения с правоохранительными органами. Либо признать, что они поддерживают радикалов. И тогда с ними будет другой разговор», – говорится в распространенном вчера заявлении главы государства.

Но руководители оппозиционных фракций в Верховной раде не спешат отмежеваться от Майдана. Вождь националистической «Свободы» Олег Тягнибок продолжал выступать со сцены в тот момент, когда его сторонников буквально в 50 метрах забрасывали светошумовыми гранатами. «Если лидеры оппозиции попробуют откреститься от происходящего, толпа развесит их на рождественской елке», – сказал один из митингующих.

21 февраля 2014

На Майдане у входа в отель «Казацкий» лежало десять трупов. Большинство людей погибли от пулевых ранений в голову. Вокруг толпились журналисты, медики, митингующие. Подоспевший священник читал молитву, одна женщина плакала, другие крестились, мужчины, проходя мимо, снимали шапки и каски. «В прямом смысле слова день траура получается», – пробормотал стоявший рядом со мной человек и тут же покинул площадь.

– В укрытие! Снайперы снова стреляют по медикам! – закричал вдруг кто-то, и толпа бросилась врассыпную.

Впрочем, еще кто-то предположил, что огонь велся не по медикам, а по группе, готовившей очередную порцию «коктейлей Молотова», – установить это было
Страница 5 из 9

невозможно.

Минут через пятнадцать к отелю подъехала маршрутка, в которую начали грузить погибших. Все тела в машину не поместились, и толпа остановила проезжавшее такси. Загрузив на заднее сиденье еще два тела, скомандовали водителю: «Вези в Михайловский собор». Тот повиновался.

Перемирие, о котором накануне после долгих переговоров договорились лидеры оппозиции с президентом Виктором Януковичем, оказалось под угрозой с самого начала – радикальное крыло митингующих решение политиков встретило без энтузиазма. Лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош сразу заявил, что националисты с перемирием не согласны и продолжат противостояние. Тем не менее ночь на Майдане прошла относительно мирно.

Однако с наступлением утра протестующие перешли в наступление на позиции внутренних войск на площади. Силы правопорядка сопротивления не оказали и, бросая светошумовые гранаты, отступили на Институтскую улицу, а также в сторону улицы Грушевского, освободив блокированные до того момента Европейскую площадь и Украинский дом. Уходя, бойцы оставили на Крещатике водомет, который протестующие тут же сожгли.

– То они нас лупили, а теперь мы на прежнее место вернемся, – делился с соратником молодой человек с булавой в руках. Оба бегом направились с Европейской площади в сторону вновь занятых баррикад.

На улице Ерушевского противоборствующие стороны чуть не сошлись врукопашную. У стадиона «Динамо» и в Мариинском парке протестующие заняли оставленные ранее баррикады и оказались в какой-то момент вплотную к цепи солдат внутренних войск. Но начавшиеся переговоры дали результат – солдаты покинули опасную зону, отойдя к Верховной раде.

Из Рады и других зданий правительственного квартала к тому моменту уже началась эвакуация сотрудников. Но идти на штурм правительственных зданий оппозиционеры не спешили. «Остановитесь и укрепляйте занятые позиции, не продвигайтесь дальше», – уговаривали их ораторы на Майдане.

В этот момент со стороны Институтской улицы и гостиницы «Украина» снова открыли огонь. Снайперы стреляли как с крыши самой гостиницы, так и из соседних зданий – постояльцы «Украины» также оказались под огнем. Остановившиеся там журналисты рассказывали, что простреливается выход из отеля и что огонь ведут по тем, кто пытается выходить в прямой эфир с балконов.

– Не выходи за баррикаду, убьют! – предупредил меня кто-то, когда я поднялся на холм к Октябрьскому дворцу. Мимо на носилках пронесли мужчину, он не шевелился. Потом еще двух раненых.

Точное число погибших от пуль снайперов не знает, наверное, никто. Помимо трупов у отеля «Казацкий» 12 тел доставили в холл гостиницы «Украина», где развернули полевой госпиталь и где хирурги оперировали раненых. Протестующие с баррикады на Городецкой сообщили мне, что только на их участке «минимум пятеро погибших». Рассказывали, что смертельное ранение получила медсестра Олеся Жуковская, девушка даже успела оставить сообщение в соцсетях: «Я умираю».

– Увозим многих, но сколько точно пострадавших – не знаем, нам не докладывают, – сказал мне медик, дежуривший у машины «Скорой помощи» на Европейской площади.

В Киевской горадминистрации сообщили, что до 15.00 в бюро судебно-медицинской экспертизы доставлено 67 трупов. А по данным МВД, 130 сотрудников правоохранительных органов доставлены в медучреждения с огнестрельными ранениями, 13 силовиков погибли.

Ближе к середине дня, когда на экстренное заседание стала собираться Рада, на прилегающих к Майдану улицах наступило относительное затишье. На Институтской и Грушевского, а также на Европейской площади протестующие стали вновь возводить баррикады. Депутаты Рады обещали, что намерены не расходиться до тех пор, пока не примут решения, способствующего остановке насилия. По словам одного из лидеров Партии регионов Сергея Тигипко, необходимо срочно утвердить новое правительство, которое поддержат все фракции.

Партию власти покинул глава киевской городской администрации, распорядившийся пустить в городе метро, которое не работало больше двух суток. А протестующие на Майдане стали ждать нового наступления силовиков и введения в городе чрезвычайного положения.

24 февраля 2014

Постановление об утверждении Александра Турчинова и. о. главы государства до досрочных президентских выборов 25 мая поддержали 285 депутатов Рады. Ожидалось, что парламентарии утвердят и нового премьера, а в кулуарах обсуждалось, что на этот пост претендуют Юлия Тимошенко, Петр Порошенко и Арсений Яценюк. Но до голосования дело не дошло, а экс-премьер выпустила заявление с просьбой не рассматривать ее кандидатуру на пост главы кабинета министров. По словам ее пресс-секретаря Марины Сороки, Тимошенко планирует на несколько дней уехать к маме, которую не видела два с половиной года. Если сразу после освобождения накануне экс-премьер заявляла о намерении бороться за президентский пост, то уже вчера ее пресс-секретарь утверждала, что этот вопрос «не ко времени».

На Майдане же прощались с погибшими в результате недавних столкновений. Вечером в субботу на площадь доставили гроб с телом очередного погибшего. Мужчина из Львовской области получил на Институтской улице смертельное ранение, два дня врачи боролись за его жизнь, но он скончался. Пока гроб с телом несли по площади, стоявший рядом со мной мужчина поднял на руки ребенка и сказал: «Видишь этот ящик? В нем несут дядю. Этого дядю убил Янукович».

Отпевание закончилось, майдановцы исполнили гимн Украины, и ведущий пригласил на сцену нового оратора: «Юлия Тимошенко!» Толпа одобрительно загудела.

Экс-премьер вышла на свободу в субботу вечером. Одним из первых она связалась с лидером «Батькивщины» в Раде Арсением Яценюком.

– Юля едет на Майдан, – торжественно объявил он журналистам и отправился в киевский аэропорт Жуляны встречать рейс из Харькова.

По пути из аэропорта произошла заминка: машину остановили активисты самообороны Майдана, которые попросили сидевших в ней помнить, что победа революции принадлежит народу, а не политикам. Юлия Тимошенко пообещала, что не забудет этого. Перед тем как отправиться на Майдан, она заехала на улицу Грушевского, где начались столкновения с силовиками, и почтила память погибших.

На сцену Майдана Юлию Тимошенко вынесли в инвалидном кресле. Она выглядела уставшей и постаревшей.

– Родные мои, – обратилась она к собравшимся и рассказала о визите на Грушевского, где «дотронулась до камней и мешков» (из которых сделаны баррикады). – Когда снайперы пускали пули в сердца ребят, они пускали их в сердце каждого. Если мы дадим им уйти от ответственности, если простим каждого, кто пустил пулю в сердца наших героев, будет позор навеки.

Она извинилась «за всех политиков» и пообещала стать гарантом того, что люди будут знать обо всем, что обсуждается за кулисами:

– Хочу одна за всех сказать: политики не были достойны вас, вашей крови. Хочу сделать все, чтобы вы увидели других политиков, чиновников. И чтобы вы были частью построения новой страны.

Пока Юлия Тимошенко говорила, за ее спиной постоянно стоял Арсений Яценюк. Лидера партии УДАР Виталия Кличко, который, согласно социологам, имеет неплохие шансы в борьбе за
Страница 6 из 9

президентское кресло, на сцене не было. Не оказалось там и лидера «Свободы» Олега Тягнибока.

Экс-премьер призвала людей не расходиться с площади:

– Пока вы не завершите это дело до конца, до последнего шага, никто не может уйти.

Но уже следующий оратор, экс-глава МВД Юрий Луценко, говорил так, будто все уже сделано и Майдан может расходиться. Он с ходу заявил, что в этот день страна покончила с диктатурой Януковича, после чего стал благодарить всех – от казаков и активистов самообороны до поваров и журналистов.

Президента Виктора Януковича госпожа Тимошенко призвала доставить на Майдан. Однако точное местонахождение главы государства неизвестно. Периодически появлялись сообщения о том, что президент, экс-глава МВД Виталий Захарченко и бывший генпрокурор Виктор Пшонка пытаются покинуть страну. Новый глава МВД Арсен Аваков признал вчера: новая власть не знает, где они находятся.

Сам Виктор Янукович в субботу в эфире харьковского телеканала 112 заявил о том, что в стране происходит госпереворот и что он не намерен покидать пределов Украины. Рада ответила на это постановлением о самоустранении главы государства от исполнения обязанностей. В кулуарах депутаты признавали, что юридически постановление мало что значит, процедура вынесения импичмента куда более сложная, но юридические нюансы, похоже, уже никого не интересовали.

Зампред Партии регионов Сергей Тигипко после заседания Рады заявил, что надо уметь уходить в отставку. А вчера теперь уже бывшая правящая партия открестилась от своего лидера, возложив на Виктора Януковича всю ответственность за столкновения и жертвы: «Мы решительно осуждаем преступные приказы, приведшие к человеческим жертвам, к пустой казне, огромным долгам, позору в глазах украинского народа и всего мира. Миллионная партия фактически оказалась заложником одной коррумпированной семьи».

Власть президента рухнула стремительно. Еще два дня назад он при посредничестве иностранных дипломатов подписывал с лидерами оппозиции соглашение об урегулировании кризиса. К вечеру того дня силовики покинули правительственный квартал, после чего все правительственные здания, включая администрацию президента на Банковой улице, оказались под контролем активистов Майдана. Только что подписанное соглашение протестующие отвергли, появившихся на площади лидеров оппозиции освистали, пригрозив штурмовать Раду.

В ночь на субботу депутаты от оппозиции долго вели переговоры с представителями «Правого сектора», выясняя, смогут ли они собраться на заседание, или же Рада будет взята штурмом. От «Правого сектора» депутатам пришел ответ: «Голосуйте спокойно».

Вместо Рады в субботу утром активисты взяли под контроль оставленную Виктором Януковичем президентскую резиденцию «Межигорье» в 20 км от Киева, открыв ее для посещения всех желающих. Посмотреть на то, как жил глава государства, приехали тысячи киевлян, так что у входа в резиденцию выстроилась длинная очередь.

На территории кто-то играл в гольф клюшками с инициалами В. Я., кто-то осматривал гараж с раритетными автомобилями, кто-то гулял по набережной с дебаркадером, выполненным в форме парусного судна XVII века с надписью «Галеон» на борту, и вольерами с фазанами.

– Я как услышала, что резиденцию открыли, сразу приехала, – делилась со мной проживающая под Киевом пенсионерка. – Интересно же увидеть, на что наши деньги уходили.

А девушка, стоя у клетки с фазаном, звонила подруге:

– Приезжай, пока не закрыли.

Активисты же обнаружили в резиденции не уничтоженную прежними обитателями документацию. Из бумаг можно узнать о том, во сколько обходилось госбюджету содержание «Межигорья». К примеру, в июле 2010 года на его содержание ушло 51,849 млн гривен, €256 тыс. и 4,3 млн руб., в октябре того же года – 66,606 млн гривен, €2,667 млн и 6,444 млн руб.

25 февраля 2014

На балконе четвертого этажа дома, что на улице Прорезной у самой баррикады, стояла девица приятных форм и в одном халате, активно ругалась по телефону со своим молодым человеком.

– Пусть ты отрицаешь, но я достоверно знаю, что до 5 утра ты был у Татьяны. Как я могу тебе теперь верить?

Под окнами собралось к тому моменту около 20 человек, преимущественно активистов «Свободы» Олега Тягнибока, которые активно решали, за кого болеть в разгорающемся конфликте.

Минут через 15, когда юноша признал, что был у Татьяны, но, похоже, продолжал стоять на том, что ничем предосудительным они с ней не занимались, я не выдержал и покинул место схватки. Проходя через Майдан, представил себе, как Виктор Федорович звонит человеку, с которым пока не может встретиться, и жалуется: «Володя, пусть ты отрицаешь, но я достоверно знаю, что до 5 утра ты обсуждал мою судьбу с Бараком. Как я могу тебе теперь верить?»

27 февраля 2014

На трассе Симферополь – Севастополь одинокий сотрудник ГАИ дежурил в окружении десятка добровольцев из отрядов самообороны.

– Ждем, когда из Киева к нам поедут бандеровцы наводить свои порядки, – пояснил один из них. – Готовы дать отпор и защитить наших милиционеров.

– Еще готовы не пустить в город чиновников, назначенных нелегитимной киевской властью, – вмешался в разговор другой.

С восьми утра у севастопольской горадминистрации начали собираться люди. Они ждали начала чрезвычайного заседания Верховного совета Крыма в Симферополе и обсуждали новость о том, что новый глава МВД Украины Арсен Аваков приказал распустить спецподразделение «Беркут».

На свое новое рабочее место приехал Алексей Чалый, утвержденный на народном сходе 23 февраля мэром города. Собравшимся он объявил, что севастопольский «Беркут» вернулся из Киева, но расформировывать его не станут. «Деньги на зарплаты есть», – сообщил он, и толпа встретила слова овацией.

Мэр в окружении охранников из активистов самообороны ушел в здание, а на площади Нахимова начался стихийный митинг.

– Мы не янки, мы славяне, наши братья – россияне, – скандировали люди.

– Мы как крейсер «Варяг», который вышел в море, чтобы дать последний бой! – кричал пожилой мужчина.

– Нет, «Варяг» шел на гибель, а мы «Аврора», подающая тревожные сигналы, – спорила с ним пенсионерка.

На площадь приехал депутат российской Думы Алексей Журавлев, которого собравшимся представили почему-то как помощника Владимира Путина по безопасности.

– Ни одна европейская страна не вкладывала столько в развитие Украины, как Россия, – заявил Журавлев на митинге. – Российский народ готов всячески помогать Крыму и севастопольцам в борьбе с бандеровскими бандами.

Правда, когда его попросили уточнить, как именно Россия готова помочь Севастополю, депутат сообщил, что горожане вполне сами могут себя защитить и поддержка со стороны Москвы может быть разве что гуманитарной. После чего взял охапку гвоздик и ушел возлагать их к памятнику защитникам города.

На площади в этот момент набирали добровольцев, готовых ехать в Симферополь «отстаивать интересы Крыма».

– Автобусы ждут мужчин! – кричал в мегафон мужчина в казачьей форме, уговаривая сомневающихся. – Съездите, помитингуете, а к вечеру вернетесь героями.

В итоге с площади Нахимова в Симферополь уехали три автобуса с добровольцами.

Неожиданно по толпе пробежал слух,
Страница 7 из 9

будто к общежитию «Беркута» возле городского рынка стягиваются милиционеры, чтобы разоружить и задержать спецназовцев. Несколько десятков человек бросились на помощь. У общежития, впрочем, выяснилось, что задерживать никто никого не собирается.

– К нам приезжал глава ГУВД, сообщил о новостях из Киева, но что с нами будет дальше, никто толком не понимает, – рассказал вышедший навстречу людям офицер «Беркута». По его словам, в результате столкновений в столице пострадали восемь бойцов из Севастополя, большинство вернулось домой и проходит здесь лечение, в Киеве остался лишь один сотрудник, получивший огнестрельное ранение в грудь и не подлежащий пока перевозке.

– А вот в Симферополе на днях четверых бойцов похоронили, – сообщил стоявший рядом казак.

– В других областях наших коллег ставили на колени, унижали. Только здесь нас защищают, – поблагодарил собравшихся офицер «Беркута» и удалился.

Люди успокоились и принялись обсуждать свое будущее.

– Когда в Киеве заварилась эта каша, нам, в общем, было все равно, – признался один мужчина. – К оранжевым здесь доверия нет, но и донецкие всех допекли. Любая власть всегда брала десятину, но при этих откаты по 50 % стали. Сейчас люди просто растеряны и боятся, что в город приедут провокаторы устанавливать свои порядки.

– Хорошо было бы, если б нас и весь юго-восток к себе Россия забрала, – стала рассуждать одна из женщин. Но тут в разговор вмешалась депутат горсовета Нина Прудникова:

– От вас журналисты таких слов и ждут, чтобы показать потом, какие мы экстремисты. Оставили бы нас в покое – и люди бы не волновались. Раскола страны никто на самом деле не хочет.

Тем не менее Симферополь вчера едва не раскололся по национальному признаку. У стен Верховного совета проходили сразу два митинга, которые приобрели очертания позиционной войны. В отличие от Севастополя, где противостояние развернулось между сторонниками и противниками Майдана, столица Крыма оказалась втянута в тройственную борьбу: к ней подключились еще и представители живущей на полуострове многочисленной (260 тыс.) татарской общины.

Крымские татары выступили с позиций, близких Майдану. Их лидеры категорически против любых разговоров о воссоединении Крыма с Россией, а акция во главе с председателем Меджлиса крымско-татарского народа Рефатом Чубаровым прошла под лозунгом «За единство Украины». В Меджлисе заявили, что на митинге крымских татар собрались 30 тыс. человек. Они выступили против проведения внеочередной сессии Верховного совета, на которой, по слухам, должен был решаться вопрос о статусе Крыма. Глава Верховного совета Владимир Константинов слухи опроверг, однако этим сторонников новых киевских властей не успокоил. Традиционные лозунги Майдана «Банду геть!» и «Слава Украине!» доносились из толпы вперемежку с «Аллах Акбар!» «Россия! Россия!» – скандировали рядом участники второго митинга.

Столкновений между представителями двух лагерей избежать не удалось. Сначала дрались российскими и украинскими флагами, потом в ход пошли ножи.

Страсти стали стихать, когда объявили: заседание Верховного совета отменено – из-за отсутствия кворума.

1 марта 2014

Вчера киевский друг рассказывал конспирологическую версию, будто Владимир Путин намерен прибавить к России «рог» от Донецка до Одессы и вплоть до Приднестровья.

Я скептически качал головой и не верил, что такое возможно.

Теперь сначала буза в восточных регионах и российские флаги в Донецке, Харькове, Николаеве и далее по карте. А теперь еще и обращение к Совету Федерации с просьбой разрешить применение армии по всей Украине, а не только в Крыму.

Кажется, это называется войной.

2 марта 2014

Пока война не началась, а московские политологи продолжают бряцать оружием, расскажу историю.

Номеров в симферопольских гостиницах давно, естественно, нет, так что коллега Илья Азар снял натуральную мазунку в частном секторе, больше подходящую партизанам, чем журналистам. Сюда мы веселой компанией и заселились.

Сейчас, впрочем, выяснилось, что домик непростой. Стучат в дверь, Азар орет с дивана, что, мол, открыто, я плетусь отпирать. На крыльце стоит опрятный мужичок лет 40.

– У вас тут девушки раньше работали… – повисает пауза.

– Какие еще девушки? – удивляюсь я.

– Хороооошие, – улыбается мужик.

Но сегодня ему не повезло.

3 марта 2014

Голосование в Совете Федерации по обращению президента Владимира Путина застало меня в поезде из Киева через восточные области страны в Крым. Сразу после единогласного одобрения сенаторами возможности использования армии украинские СМИ принялись сообщать о том, что российские военные замечены уже не только в Крыму, но и чуть ли не в Запорожской области. В Запорожье в поезд села местная жительница Ольга с двухлетним сыном, направлявшаяся на отдых под Севастополь.

– В городе все спокойны и больше боятся появления активистов «Правого сектора» из западных областей, чем российских войск с востока, – рассказала она. – Войска в конце концов постоят и уйдут и своих порядков наводить не станут.

Впрочем, по словам женщины, в военном вмешательстве особой потребности нет:

– Покажите мне в Запорожье хоть одного человека, которому бы что-то угрожало или запрещали говорить на русском. Люди просто хотят, чтобы их оставили в покое и позволили спокойно работать.

До Симферополя поезд дошел без дополнительных остановок или досмотра пассажиров. На вокзале военных также не оказалось, не было их больше и у здания Верховного совета Крыма. Правда, о том, что неопознанные военные блокируют украинские воинские части, вчера на протяжении всего дня сообщали из Севастополя, Феодосии, Евпатории и Перевального. В Симферополе примерно 80 активистов местной самообороны также заблокировали воинскую часть № 2542 на улице Карла Маркса. Кварталом выше дежурил военный грузовик, вокруг которого расхаживали человек десять в камуфляже и с оружием. Опознавательных знаков на военных не было, номера с грузовика были сняты.

– Люди решили, что надо снять с части украинский флаг и повесить российский, – объяснил происходящее дежуривший тут же сотрудник ГАИ.

Активисты самообороны выдвинули другую версию: по их информации, в части укрылся представитель президента Украины в Крыму Сергей Куницын.

– Вот мы и решили заблокировать часть, подождать его, – пояснил мне один из активистов.

Командир части полковник Игорь Мамчур, в свою очередь, говорит, что подчиняющиеся ему военнослужащие остаются верными присяге, снимать флаг не намерены, как и подчиняться крымскому правительству.

– Военные подчиняются лишь верховному главнокомандующему, президенту, – сказал Мамчур.

На уточняющий вопрос, какому из президентов, Виктору Януковичу или Александру Турчинову, полковник ответил, что лично он подчиняется командующему ВМС Украины контр-адмиралу Денису Березовскому, который находится в Севастополе, а вот кому подчиняется господин Березовский, полковнику Мамчуру неизвестно.

На этот вопрос ответил сам Денис Березовский, который 1 марта указом господина Турчинова был назначен командующим ВМС страны. Вчера вечером контр-адмирал сообщил, что «присягнул на верность крымскому народу», а
Страница 8 из 9

премьер автономии Сергей Аксенов объявил о создании ВМС Крыма и о назначении их командующим Дениса Березовского. А вечером, как сообщил ИТАР-ТАСС, и. о. министра обороны Украины Игорь Тенюх отстранил господина Березовского от исполнения обязанностей за неспособность организовать управление войсками в экстремальных условиях.

По словам полковника Мамчура, армия не может выступать против гражданского населения, участвующего в протестных акциях, а лишь защищает территориальную целостность страны от иностранного военного вмешательства. Нахождение на той же улице грузовика с вооруженными людьми полковник таким вмешательством не считает.

– До тех пор пока президент РФ не отдал приказ о вводе войск и эти люди не надели опознавательных знаков, мы можем говорить лишь о присутствии в городе неопознанных вооруженных лиц, – сказал Игорь Мамчур.

А председатель Верховного совета Крыма Владимир Константинов объявил, что ситуация на полуострове «с божьей помощью стабилизировалась». По словам спикера, оппозиция в Киеве «три месяца давала пример экстремизма, теперь они считают себя властью».

– Они показывали, что не надо работать, встречаться с людьми, а надо брать оружие и захватывать здания, добиваясь так своих целей. Этому же учили всю Украину, кто-то научился и в Крыму, – прокомментировал спикер попытки захвата административных зданий в автономии.

На прямой вопрос, видимо, киевских журналистов, признают ли власти Крыма правительство Арсения Яценюка, спикер ответил уклончиво:

– Вы в Киеве сами разбирайтесь, кто главный, а мы займемся проблемами автономии.

А на мою просьбу уточнить, сколько военных, помимо представителей Черноморского флота, прибыло в Крым за последние дни, ответил:

– Большого военного вмешательства мы не заметили.

4 марта 2014

База ВМС Украины в Севастополе в осаде какой день, сейчас мы сидим под дождем у аэропорта Бельбек, где с утра была стрельба.

А вчера в Бахчисарае. И до этого в Симферополе.

Ситуация в общем стабильная, но всюду одинаковая. Никто присягать правительству Аксенова не спешит вовсе. Солдаты стоят, видно, что боятся, но оружие не сдают.

И вот я сижу под этим дождем в своем сука зимнем пуховике, в котором мотаюсь по Украине уже две полные недели и думаю, какая ж сволочь докладывает Владимиру Владимировичу, будто все 22 тысячи крымских военных перешли в подчинение крымского правительства?

5 марта 2014

– Напряженная обстановка сохраняется вокруг штаба ВМС Украины в Севастополе, вокруг аэропорта Бельбек, возле Симферополя военные грузовики без номерных знаков продолжают подвозить к воинским частям бетонные блоки и блокировать их, – сообщил мне вчера представитель медиацентра Минобороны Украины Владислав Селезнев.

У штаба ВМС в Севастополе на протяжении уже нескольких дней проходит стихийный митинг, активисты самообороны полуострова блокируют выезды с базы, на которой находится новый командующий ВМС Украины контр-адмирал Сергей Гайдук, тут же дежурят активисты партии «Русский блок» и вооруженные люди без опознавательных знаков.

– Ждем, пока военные определятся, на чьей они стороне, – пояснил мне один из членов «Русского блока».

За ночь активисты притащили из соседних магазинов множество деревянных поддонов, завалив ими ворота и лишив таким образом военных возможности покинуть расположение части. Вплоть до утра вторника распространялись слухи, что командование Черноморского флота предъявило украинским коллегам ультиматум: либо сдать оружие, либо в пять утра начнется штурм не желающих подчиниться крымскому правительству частей. Российское Минобороны еще позавчерашним вечером эти слухи опровергло, да и штурма в итоге не последовало.

Правда, чуть не дошло до стрельбы в части № 4515, обслуживающей аэропорт Бельбек. Объект уже несколько дней блокирован силами самообороны, в которую вошли многие вернувшиеся на полуостров из Киева бойцы спецподразделения «Беркут». Украинские военнослужащие согласились опечатать склады с оружием и боеприпасами, а также не покидать с оружием расположения воинской части, однако пытаются продолжать нести службу в аэропорту.

– На утреннем построении выбрали добровольцев, и они без оружия, с флагами и песнями пошли к аэродрому. Им навстречу вышли несколько человек, выпустили четыре очереди в воздух. Но после переговоров нескольких все же пропустили – обслуживанием объекта надо же заниматься в любом случае, взлетно-посадочные полосы расчищать, – рассказал мне один из военнослужащих части.

По его словам, аэродром сначала взяли под контроль морпехи Черноморского флота, а затем их отвели, и объект занял какой-то спецназ.

– У многих украинских военных русские жены, работающие на базах Черноморского флота. Я сам родом из Курска, но так вышло, что Украине присягал. У нас всегда были отличные отношения, но не можем мы сдаться, мы же Севастопольская бригада тактической авиации, – объяснял мой собеседник. – Понимаете? Севастопольская.

В какой-то момент руководство воинской части решило открыть ее территорию для журналистов. Под крыльями «МиГа», установленного на территории части как памятник погибшим, прятались от дождя офицеры, обсуждали последние новости и звали обедать в столовую. А начальник штаба бригады полковник Виктор Кухаренко рассказывал тут же, что, по его информации, воинских частей, присягнувших правительству Крыма во главе с Сергеем Аксеновым, нет.

Господин Аксенов, в свою очередь, объявил вчера в Симферополе, что дата референдума о будущем полуострова может быть снова перенесена: состоится он не 30 марта, а в ближайшем будущем. Правительство Крыма, по его словам, полностью контролирует ситуацию в автономной республике, а военным, перешедшим на сторону его правительства, он пообещал поднять зарплату до российского уровня.

6 марта 2014

На въезде в Евпаторию у дороги, ведущей к воинской части 4519, где дислоцируется Евпаторийский зенитно-ракетный полк, припаркованы десяток машин, вокруг которых стоит группа людей с российскими флагами. У одного из мужчин в руках автомат.

Немногочисленный митинг проходит и у самых ворот части. При появлении журналистов люди начинают хором скандировать:

– Армия с народом! Крым, Россия вместе!

Командир части полковник Андрей Матвиенко рассказывает, что в прошлую пятницу на командный пункт полка неподалеку от города прибыло около 40 вооруженных людей без знаков отличия.

– Они сказали, что служат в Черноморском флоте. Представлялись как майор Коля, майор Сергей, – говорит он.

Гости предложили организовать совместное дежурство, но украинские коллеги ответили отказом. Ночь прошла спокойно, а 1 марта неизвестные ворвались в командный пункт и уничтожили кабели связи. Казарму с оружием украинские военные успели, по словам полковника, забаррикадировать.

Во вторник, когда крымский премьер Сергей Аксенов объявил, что все военнослужащие в Крыму подчинились новой власти полуострова, к части 4519 прибыло уже около 200 вооруженных людей.

– Командовал ими полковник Дятлов, и они уже были в форме, с шевронами, – рассказывает Андрей Матвиенко. – Но я не могу согласиться на совместное дежурство с чужими военными. У меня же тут
Страница 9 из 9

зенитный ракетный комплекс «Бук-Ml», и я отвечаю за то, чтобы эти ракеты не направили, куда не надо.

Информацию о том, что его военнослужащие присягнули новому правительству Крыма, офицер опровергает:

– Мы присягали Советскому Союзу. Когда его не стало, присягнули украинскому народу. И третий раз присягать не собираемся.

Его заместитель подполковник Александр Ломака уточняет:

– Представители совета министров Крыма были в части, агитировали солдат, обещая высокие зарплаты и достойные соцпакеты, но конкретно ничего не сказали, и люди не поняли, зачем им присягать правительству, легитимность которого под вопросом.

Рядом с офицерами прохаживается человек в штатском, который представился Юрием Жеребцовым.

– Сергей Аксенов попросил меня представлять правительство Крыма в Евпатории, – говорит он, но никаких документов, подтверждающих свои полномочия, показать не может. – Воинская часть принадлежит народу Крыма, ее дальнейшая судьба будет понятна после референдума о будущем полуострова, а прибывшие военные находятся здесь как гаранты стабильности.

Несколько десятков вооруженных людей без знаков отличия заняли один из корпусов воинской части. С журналистами они не разговаривают, но расступаются, когда я иду к плацу, над которым продолжает развеваться украинский флаг.

– Доверия у нас нет ни к новому украинскому правительству, ни к правительству полуострова, – говорит один из украинских солдат. – Но службу надо продолжать, а из-за этой ситуации боевые дежурства сейчас не проводятся, небо открыто и неподконтрольно. Получается, что сейчас в Крым что угодно может прилететь.

По словам солдат, 70 % военнослужащих части – местные. Людей, которые митингуют у входа в часть, они не знают, расшатать ситуацию вокруг части пытаются в основном по ночам, когда журналисты разъезжаются.

– Во вторник вечером непонятный провокатор кричал нам, что они убьют российского военного, свалят это на нас и так развяжут конфликт, – жалуется боец.

По словам полковника Андрея Матвиенко, его подчиненные продолжают подчиняться командиру тактической группы «Крым» генерал-майору Олегу Струцинскому, который координирует свою работу с Киевом. Струцинский вчера предупредил, что попытки неизвестных военных, блокирующих украинские части в Крыму, развернуть зенитно-ракетные комплексы «Бук» могут «создать угрозу несанкционированного применения оружия против летательных аппаратов в воздушном пространстве Украины».

13 марта 2014

Это простая мысль, но большие потрясения дают власти карт-бланш на любой беспредел. На волне крымского патриотического угара можно закрыть, разогнать, заблокировать все, что угодно.

Так Путин избирался на первый срок на волне второй чеченской. Так закручивались гайки после ужаса Беслана. Сейчас повод другой, но используют его в Кремле все для того же.

И вряд ли кто возьмется предсказать, скольких еще переедет каток, пока эта волна не спадет.

14 марта 2014

Около полуночи поезд Москва – Николаев, в котором мы ехали в Херсон, остановился на украинской границе на станции Зерново в Сумской области. Часом раньше мы без проблем прошли российскую таможню и границу. Я и фотокорреспондент «Ъ» Александр Миридонов как-то сразу вызвали подозрение у украинских пограничников. Они потребовали командировочный лист и, забрав его вместе с журналистскими удостоверениями, ушли совещаться. Но при этом предупредили: «На всякий случай соберите вещи: россиян досматриваем по особому порядку».

Из соседнего купе выселяли российского моряка, направлявшегося к месту прохождения службы в Николаев. Судьбу всех троих решили за две минуты до отправления поезда.

– Сходите – разберемся, и, если к вам нет претензий, поедете дальше, – пообещали пограничники.

Разбираться, впрочем, никто не стал. Первым делом нас провели в здание вокзала, где кассирша аннулировала наши билеты. После этого нас и моряка, представившегося Александром Валентиновичем, отвели в управление погранслужбы Украины. У ворот – вооруженный часовой, у входа в здание – наспех сооруженная баррикада из белых мешков, набитых песком.

В присутствии понятых, одним из которых стал все тот же снятый моряк, провели личный досмотр, после чего начался допрос, который вел уже не пограничник, а мужчина в штатском, представившийся капитаном оперативно-разыскного отдела Игорем Осадчим.

– Жаловаться на нас можете любому начальству в Киеве, – сразу предложил господин Осадчий, сообщив, что в соответствии с законом о приграничном контроле Украины всех россиян последнее время проверяют по «второй линии».

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/ilya-barabanov/ukrainskiy-dnevnik/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.