Режим чтения
Скачать книгу

Виолетта. Жила-была… лич читать онлайн - Елена Кароль

Виолетта. Жила-была… лич

Елена Кароль

Папа – некромант, мама – дриада, эльфы – враги, ты… самую капельку нежить. Неправильная нежить. Живых не ешь, совесть не потеряла, а разум и подавно.

Что делать, как быть? Вот в чем вопрос!

Хотя… нет, не вопрос. Конечно же отомстить, с глобальной перспективой не только всех виновных наказать, а и счастье свое обрести да замуж выйти. Хотя какой там замуж, для начала пусть поухаживает да в любви признается, ведь пускай ты немного мертвая… но когда это останавливало некромантов?

Елена Кароль

Виолетта. Жила-была… лич

Пролог

– Да… Да…

– Нет!

– Тьфу ты… демоново полнолуние!

Троица студентов столичной Академии магии, дождавшись полуночи, кралась в ту часть кладбища, которая уже лет триста как была заброшена. По слухам, именно там когда-то убили студентку-некромантку выпускного курса. Впрочем, ни тела, ни причин, ни доказательств… лишь сумасшедший магически нестабильный фон, который за все эти годы так и не смогли зачистить даже полным кругом. И теперь раз в тринадцать лет, на полный Планетарный парад, кладбище сходило с ума, раз за разом выплескивая на жителей ближайших улиц фантомные ужасы этой ночи. Говорят, та студентка была профи по части создания фантомов, и вообще о ней каких только слухов не ходит…

Впрочем, на этот ночной поход подвигла их отнюдь не уверенность в своих силах и не желание попробовать себя в сфере зачистки. Да-да, именно эти студенты не были ни старшекурсниками, ни тем паче выпускниками, ни даже некромантами. И уж тем более не безумцами и берсерками, а всего лишь целителями, причем первокурсниками, по своей глупости проспорившими ночь на кладбище. Мухоморовка, честно говоря, мало кого до хороших и умных дел доводила. Вот и наша компания, отмечая в студенческом кабачке «Три Фэ» свою первую сданную сессию, слегка перепила и на свое горе умудрилась проспорить пятикурсникам-некромантам ночь на небезызвестном кладбище. Все бы ничего… стандартные ночи этого кладбища ничем не примечательны, и обычно здесь тише и безопаснее, чем на тех же припортовых улицах, но вот ведь незадача… Мало того что полнолуние, так еще и парад планет на носу. И неудивительно, что Тод был слегка сер лицом, Патрик периодически прикладывался к предусмотрительно взятой с собой литровой бутыли мухоморовки, а Стен чертыхался практически на каждом шагу и с тоской поглядывал через плечо на удаляющиеся ворота кладбища, где стояла пятерка выпускников-некромантов и с ехидными улыбками контролировала их шествие.

Как ни странно, именно эти ворота никогда и никто не охранял – за прошедшие сотни лет немного нашлось безумцев, решивших свести счеты с жизнью столь экзотическим способом: сойти с ума от страха и стать пациентом Центральной лечебницы. Ведь не было ни восставших скелетов, ни зомби, ни призраков, ни рэйфов, ни упырей, ни умертвий и уж тем более ни одного зарегистрированного случая возрождения лича. Ни-че-го. Лишь неделя диких кошмаров. Впрочем, местные уже давно поняли: достаточно уехать от эпицентра на эту самую недельку километра на два и все – никаких кошмаров, никаких последствий.

Вот только…

– Итить его!

– Тшш!

– Эх…

Три вздоха на разные голоса, но, что удивительно, парни не сворачивают, а продолжают идти именно туда, где чернеет старинный склеп древнего и весьма уважаемого рода ит’Торро. Им всего только и надо, что просидеть под его стенами до утра и принести в доказательство цветы гипносолнуха, раскрывающего свои лепестки навстречу полной луне в три часа ночи. Ерунда? Да, конечно…

Гордость, попытка не уронить свою честь в глазах старшекурсников и дикая вера в великий и могучий «авось». Авось пронесет? Ведь до парада еще целых три дня!

Глава 1

Где-то на краю сознания плавало странное предчувствие. Такое знакомое, такое… ну вот, опять. Опять этот демонов парад планет приближается. Ладно, проснусь, хотя… как же мне все это осточертело! Почти триста лет, и… и ни черта путного. А всего-то и надо, чтоб хотя бы тройка целителей… Как же просто!

До сих пор такого не случилось ни разу. И ведь до папы-то не достучишься… заперли меня… Как же качественно заперли…

– Тод, сюда…

Мм? Странное чувство, зарождающееся внутри меня, было похоже на удивление, смешанное с минимальной толикой надежды. Оно заставило вырастить маленький глазик на веточке и посмотреть туда, откуда донесся возглас. Так-так… оу… э? Да!!! Быть не может! Не может…

О боги, неужели…

Да-а!!!

Сначала второй глаз, а затем еще четыре, от неуемного, дикого желания вырастить не только глазки, но и ручки… и вообще – плети, чтобы спеленать этих троих и заставить выполнить то, что позволит мне обрести хотя бы подобие плоти. Не до жиру – мне бы вырваться отсюда… хоть на миг, хоть на секунду, на мгновение!!! И тогда… Прикрыв ресничками все шесть глаз, сдержанно вздохнула, и по воздуху тотчас же поплыла первая дымка фантома. Все, что я могу… вот только этого слишком мало. Этот гаденыш постарался… еще ни один фантом не пролетел дальше метра, чтобы полностью не преобразиться. А преображаются они жутко… Будь я живой, наверняка бы сама каждый раз пугалась. А так ничего… хоть какое-то развлечение. Я даже вывела своего рода закономерность в их преображении и научилась находить в их создании некое извращенное удовольствие. Хорошо, что я полукровка…

– С-с-стен…

Первым фантом заметил парнишка с веснушчатым носом и побледнел настолько сильно, что пропали даже веснушки, что уж говорить о нездоровом алкогольном румянце. Почти ребенок, хотя… лет шестнадцать ему уже, наверное, есть. Да, точно. Первый курс, не иначе. Ох, как же я вас люблю, мальчики!!! Вот только орать не стоит. Тишина это так хорошо…

Приближающийся парад планет придал сил, и их мне хватает, чтобы слегка вырастить и укрепить траву под их ногами и обездвижить начинающих паниковать парней.

Облизнувшись, прикрыла глаза. Какая сладкая волна паники… Последние лет двести не было и того…

– Ш-ш-ш… ш-ш-ш…

– А-а-а!!!

Как ни странно, но заорал лишь один из них, второй просто уплыл в спасительное небытие обморока, а третий, похоже, просто потерял голос. Какая прелесть! Купаясь в волнах их страха и при помощи травы вытягивая из них ту самую каплю целительского дара, который позволит мне обрести тело, убрала лишние глаза и смогла начать создавать лицо, выбрав для этого участок более или менее гладкой коры. Да, при жизни я была красивой, но вот что получится сейчас… даже не хочу загадывать. Получилось бы хоть что-то!

Когда студенты уже почти подошли к склепу и стали решать, где бы им расположиться, чтобы была возможность относительно комфортно скоротать ночь, начало происходить нечто странное. Во-первых, Тоду не понравилась старая яблоня. Чем именно, он понять не мог, но в этой тьме ему вдруг показалось, что дерево на них… смотрит. Чертовщина… Нет, если… Да что там… Когда они выберутся отсюда, он ни капли спиртного больше в рот не возьмет! Ведь выпил-то все Патрик, будь он неладен…

Поморщившись, парнишка отвел взгляд от неправильной яблони и тяжело вздохнул. Нет, он не трус, но и приятель Пат хорош… Теперь вот отдуваться-то всем приходится! Лучше других Стену – он демона помянет, и весь страх проходит… А вот о себе Тод такого бы
Страница 2 из 26

не сказал. Да, он боится, себе-то можно в этом признаться…

Впрочем, когда прямо перед ним начало формироваться облако фантома, стало не до самокопания. В первые секунды Тод просто потерял голос, но когда фантом оформился, превратившись в их препода философии мэтра Савроса, он не выдержал и окликнул парней, ушедших чуть вперед:

– С-с-стен…

Видимо, заикающийся шепот говорил намного больше вопля, так как друзья моментально обернулись и… Патрик просто шмякнулся в обморок, а Стен заорал что есть сил, когда мэтр Саврос вдруг преобразился в истекающего слизью зомби низшего порядка и протянул к нему свои руки. Впрочем, одна из рук тут же отвалилась и с мерзким чпоком шлепнулась на землю, чтобы расплескаться у их ног вонючей лужей.

– А-а-а…

– Ш-ш-ш… тш-ш-ш…

А вот это уже шелестела яблоня…

– Ох, пресветлые боги…

Когда на поверхности растрескавшейся от старости коры начало проявляться женское лицо, уже и Тод со Стеном последовали за Патриком, свалившись кулями на землю.

– М-да. Хорошо, я человечиной брезгую… – Поморщившись от четкого запаха мочи, попыталась размять шею. Что-то неприятно хрустнуло, так что пришлось замереть и прислушаться к остаткам своего некогда живого и вполне себе симпатичного тела. Демоны!

Эм… добро, папа не слышит. Поморщившись, на этот раз уже в ответ на свои манеры, которые благодаря векам «нежизни» оставляли желать лучшего, повнимательней присмотрелась к пребывающим в обмороке парнишкам. Так-с… человек, человек и… ррраш!

Ощерившись, с трудом разогнула скрюченные пальцы. Эльф. Ненавижу эльфов! Впрочем, этот, кажется, полукровка… Когда пелена ярости чуть спала, я смогла рассмотреть его ущербность. Ну-ну… какая у нас любвеобильная и неустойчивая мамочка была… Презрительно скривив губы, а точнее, попытавшись это сделать, поняла: губ у меня нет. Черт! Прости, папа.

Так… а что у меня есть? Судорожный вдох, впрочем, дышать смысла не было, и я поднесла руки к лицу. Хотела бы сказать, к глазам, но боюсь, глаз у меня тоже пока нет. Е…перный театр… как таковых рук тоже нет…

М-да… Итак, кто же я? Не зомби точно. Разум со мной. Но и живой меня уже не назовешь – я помню каждое мгновение своей смерти. Умертвие? Косой взгляд на валяющихся парней – и, брезгливо отвернувшись, я покачала головой. Нет, я не умертвие, иначе уже жрала бы этих безумцев. Неужели повезло? Прислушавшись к своим ощущениям, немного постояла, чтобы в первый раз почти за триста лет попытаться очистить сознание и потянуться к силе.

Твою… ошарашенно выпучив отсутствующие глаза, с трудом поверила своему счастью. Высшая нежить! Моего дара хватило! Это же… невероятно! Немного фантазии, удачи, силы и изворотливости – и я смогу стать почти живой!

Второй взгляд на парнишек – и на этот раз моя почти улыбка не предвещала им ничего хорошего. Первокурсники… Какая прелесть! Как говорится, сила есть – ума не надо. А ведь это именно то, что нужно! Что нужно мне!

Взгляд на небо – серебристая красавица Ирташ омыла меня своим призрачным светом. Да, с днем рождения, Виолетта.

А теперь пора приступить к очередной фазе бытия.

Следующие полчаса я посвятила тому, что ставила на парнях свои метки. Ничего сложного или предосудительного (для меня) – просто-напросто они станут моими магическими донорами и проводниками на территорию Академии. Не думаю, что за это время что-то существенно изменилось. Маги по своей сути те еще консерваторы, так что… так что скрестим пальчики… Фыркнув на белеющие костяшки своих пальцев, прищурилась от удовольствия – один из парнишек ненадолго пришел в себя, но, увидев меня, пискнул и снова потерял сознание, успев поделиться со мной силой своего страха. Да, пожалуй, в моем новом образе есть свои плюсы. С юмором же у меня давно было все черным-черно – спасибо папе. Впрочем, и за силу ему спасибо. В кои-то веки я рада, что ко мне перешел его дар некроманта. Если бы еще не внешность мамы… Вот это воспоминание заставило меня скривиться. Да уж, дали боги подарочек – кукла. Натуральный румянец, белоснежная кожа, изумрудные глаза, ладная фигурка… Даже некромантский балахон не всегда помогал.

Зато сейчас! Довольная ухмылка счастливой кошки, обожравшейся сметаны, – и я заканчиваю ставить метку на последнем целителе. Нет, выпивать я их не буду, не стоит – эти мальчики еще не отработали свое предназначение. И да, я еще умею планировать на будущее… а их смерть ничего хорошего мне не принесет – лишь расследование места трагедии и ее причин. А вот с этим мне стоит быть как можно более осторожной.

Месть – это такое блюдо… Был бы язык – точно бы облизнулась.

Последний взгляд на дело рук своих, и я ухожу, чтобы раствориться в ночи. У меня так много дел до рассвета…

«Кто ходит в гости по ночам, тот поступает мудро… Одежка там, одежка сям… и будет личу счастье…» Мурлыкая себе под нос переиначенную детскую песенку, завернулась в тиснутый с окраинного двора плащ. На время сойдет, а там видно будет, может, и не понадобится больше ничего. К отцу я идти не торопилась, да и не стоило пока. Наверняка ведь захочет если не упокоить, так изучить. А уж отругает и накажет точно. Нет-нет, сначала дело! А там, глядишь, и чуть понятней станет… Главное – не торопиться, собирать силы и информацию. Наверное, за эти годы мой враг стал… вряд ли магистром, для этого он слишком ленив. Но боюсь, его папик устроил ушастого куда-нибудь на хлебное место. Не думаю, что в Академию. Может, в Совет? Вполне в его стиле…

В размышлениях дойдя до Академии, не забывала и оглядываться по сторонам. Нет, нападения я не боялась. Сейчас я самое страшное, что может случиться в этом относительно благополучном городе. Я сравнивала нынешнюю столицу со своими воспоминаниями. Не слишком многое изменилось… да что там, почти ничего. А уж Академия так и вовсе – как стояла, так и стоит. Величественная, сияющая, гордая… Скривившись, перешла на магическое зрение и присмотрелась к ограде. Насколько я помню, в мое время в ее защите было как минимум пять лазеек. Можно, конечно, создать иллюзию и пройти через центральный вход, благо слепки аур мальчишек позволят мне прошмыгнуть беспрепятственно, но так у меня уйдет много сил, которых на текущий момент не в избытке. А посему… вот она, родимая!

Не совсем там и не совсем то, но именно она поможет мне пройти.

Оп-па!

– Стоять!

Мм? Подобравшись, поплотнее запахнула плащ и лихорадочно начала наводить иллюзию. Черт, лишь бы пронесло…

– Хм…

Уж не знаю, какую сигналку я задела или внутренний патруль специально караулил именно этот ход, но я успела буквально в последний момент, после чего меня весьма бесцеремонно развернули за плечи и откинули капюшон. Твою… чтоб тебе диареей неделю мучиться!

Отшатнувшись, чтобы у мужчины не получилось взять меня за подбородок, как он уже намеревался, ибо иллюзия тогда бы точно развеялась, слегка окрысилась. Внешность я создавала по памяти, но не уверена, что преуспела, – отсутствие тренировки не давало мне полной гарантии в том, что я выгляжу так, как хотела. А уж отсутствие волос так и вовсе сложно объяснить… На вид-то они есть, но вот трогать… трогать фантом – дело неблагодарное.

– Первый курс? – Три парня, обступившие меня и грамотно отрезавшие пути к отступлению, старательно
Страница 3 из 26

вглядывались в глаза, ища страх, но находя лишь злость, что, кажется, их удивляло. Ну да… факультет боевой магии, это вам не шанежки из-под стола тырить. Впрочем, до некромантки пятого курса им ох как далеко… пускай эта некромантка так и не закончила Академию.

– Эм, мальчики, светает скоро… Я пойду? – Отведя взгляд в сторону, прикусила губу и попыталась вспомнить азы обольщения. Легкий глэм в моем случае лишним не будет…

– Имя, курс, направление, адепт. – Если двоих из них мне удалось очаровать, то тот, кто до сих пор держал меня за плечо, поддаваться не хотел. Демон, мать его… ну и отца тоже. Чистокровный… чтоб ему… ни одна девка месяц не дала!

– Летта… – Пролепетав, постаралась унять злость, взамен распахнув ресницы и явив ему дриадскую зелень глаз. Демоны не любят дриад, равно как и дриады не выносят спесивых демонов… Глядишь, быстрее отпустят. – Первый курс, целитель.

– Дриада?

Странная заинтересованность вместо обычной брезгливости привела меня в некоторое недоумение. Кто за эти триста лет сдох, а я и не в курсе?

– Да. – Поджав губки, почувствовала, что у меня не так много времени. Черт! Слишком сильная аура! – Я это… лунники собирала…

Вынув из кармана руку, предъявила парням доказательство того, что за пределы Академии я ходила не просто так, а по необходимости. Да, я некромант, но из-за своей второй половины сущности я кое-что понимаю и в целительском деле, и в травничестве. А эта мелкая травка, весьма ценная в зельеварении, цветет именно в полнолуние и только ночью. Неужели они тут именно поэтому?

– Шагом марш в постель. Но я тебя запомнил. Попадешься второй раз – отправишься к ректору.

Отпустив мое плечо, мужчина сделал шаг назад, и его приятели расступились, чтобы я беспрепятственно прошмыгнула между ними и чуть ли не сломя голову понеслась к спальным корпусам Академии, буквально секунды отсчитывая до того момента, как спадет морок. Уф… успела! Спрятавшись за дальним дубом, а затем и вовсе войдя в его гостеприимные объятия, чтобы раствориться в его стволе, успела услышать, как они поймали кого-то еще:

– Стоять! Имя, курс, направление, адепт…

Чудно… А теперь отдыхать. Утро вечера мудренее. Вырастив на ветках пару глазиков для контроля за местностью, сама же укутала свое тело в некую полудрему, которая позволяла не только экономить силы, но и начать подпитываться от источника самой Академии. Вы меня убили, вы меня и оживите…

– Салим, что думаешь? – Камил, заметив несвойственную демону отрешенность, решил полюбопытствовать.

– Думаю, девчонка-дриада была под мороком.

– Да ну?

– Не заметил? – Кривая усмешка, и старший из их тройки осуждающе качает головой. – Глэм в глаза, и вы вообще ничего не соображаете?

– Глэм? – на этот раз вскинулся и Роган. – Брешешь!

– Да неужели? А расскажи-ка мне, Роган, какого цвета были волосы у девицы?

– Волосы? – Снова вопрос, но парень лихорадочно ковыряется в памяти, чтобы уже через секунду чертыхнуться: – Точно глэм! Вот малявка! Найду, уши оторву!

– Не найдешь. По крайней мере сразу.

Чересчур уверенный тон демона озадачивает обоих его друзей. Ну да, в отличие от него, они полукровки, но тем не менее пятый курс как-никак!

– Ты слишком уверен. Причина? – Парни уже заканчивали ночное дежурство, так что потрепаться была возможность. Они переловили почти всех отсутствующих, а кого не поймали, те наверняка придут только утром, когда ворота будут открыты официально. – Неужели она не дриада?

– Дриада. Но точно не первый курс. А может, даже и не совсем дриада…

– Почему тогда отпустил, если она солгала?

– Зато я теперь знаю, чем мы займемся после экзаменов. – Знающая улыбка охотника – и в его глазах на миг проблескивает огненная искра. Вот такой вот огненный он демон. – Кто говорил, что стало скучно жить? Как вам вариант: охота на дриаду-обманщицу? Кто первым найдет, того и добыча. А девица-то по-любому славная…

Дружные оскалы – и парни хлопают друг друга по плечам. Вот Салим, вот затейник! А то ж! Каникулы вместо стандартно-скучных обещают стать весьма и весьма интересными. А может, и не только каникулы. Такова природа демонов – дай им только повод поохотиться.

А эта пигалица, кажется, неплохо умеет маскироваться. Тем слаще будет победа, когда они поймут, кто же это был на самом деле. Запах-то они запомнили, впрочем, как и голос, и примерные параметры, – на территории Академии не так много дриад, чтобы они не уложились хотя бы в две недели. Так что…

– Чур я беру на себя первый курс.

– Я второй.

– Не вопрос. А я, пожалуй, присмотрюсь к остальным…

Салим был просто уверен, что девчонка не являлась первокурсницей, хотя и в форме целительницы первого курса. Иллюзия. Это уж он смог разнюхать. Особый запах, как и тот, что окружал ее всю. Всю… с этой пигалицы станется быть магистром Агнессой! Чуть-чуть поморщившись, демон снова закопался в своей памяти. Нет, точно не магистр. Та не была бы так зла, скорее раздосадована, но не зла, как эта… Летта. Летта… от какого же имени это сокращение? А ведь это ее… ее имя. Слишком уверенно она его назвала, без заминки. Так-с… А вечер перестает быть скучным!

Мысленно облизнувшись, Салим подмигнул парням и отправился на боковую. Патрульным, пришедшим с ночного дежурства, полагалось аж четыре часа сна, которыми не стоило разбрасываться. А вот во сне он и прикинет, как лучше разоблачить эту куколку. Или он не Салим Саломэн ит’Санэ! Еще ни одна юбка от славного представителя княжеского рода не смогла скрыться!

А глазки у нее прелестные… Вот только не чистокровной дриады. Интересно… Оч-ч-чень интересно…

Глава 2

Раннее утро принесло с собой позабытую свежесть предрассветной росы и уверенность в том, что я поступаю правильно. Да, именно правильно. Пускай это не жизнь в их понимании, но это уже и не смерть – не то небытие, в котором я пребывала последние двести восемьдесят шесть лет. Да уж… старушка. Косая ухмылка на свои пальцы, которым пока не хватало силы, чтобы нарастить плоть до конца, кое-где еще виднелись кости, но я уже знала, что мне предстоит сделать дальше. Как удачно, что время близится к концу сессии…

Во время своей полудремы я уже набросала план дальнейших действий, но пока мне стоило переждать хотя бы сутки, избегая более тесного общения с живыми, чтобы дуб, который я выбрала в качестве временного убежища, смог напитать меня своей жизненной силой. Может, стоило пожалеть, что я не полноценная дриада, – процесс бы прошел намного быстрее, но… но я не привыкла жалеть о несбыточном. Если бы да кабы… ах, если бы я была мужчиной! Да-да, тогда бы этот ушастый гаденыш точно бы не обратил на меня свое сиятельное внимание.

Скривив губы, мотнула головой. Нет, не время. Сначала устроюсь здесь и займусь разведкой на местности. Дядюшка Тобиус ох как любил по вечерам вспоминать похождения своей бурной молодости. И порой мне даже удавалось кое-что почерпнуть из его рассказов и для себя. Благо века нежизни не повлияли на память.

Жаль, к отцу пока нельзя… точно ведь накажет. Снова качнув ветвями, словно головой, почувствовала легкую грусть. Да, странно, что моя к нему привязанность не ушла вместе с остальными чувствами. Впрочем, я всегда была неправильным смеском. Ни человек, ни дриада, ни целитель, ни
Страница 4 из 26

некромант… лишь фантомы у меня всегда получались идеально. В чем причина подобной шутки богов? Да какая к дэвам разница! Главное, я почти жива, а все остальное… со всем остальным я разберусь в свое время.

Снова вогнав себя в подобие сна, расслабила руки-веточки и стала ждать вечера. Этой ночью мне придется снова вернуться на кладбище – никто не должен знать, что кошмары Планетарного парада закончились. И никто не должен связать мое появление с тем, что происходит каждые тринадцать лет. Это было, есть и будет, а я… а я приехала из дальней деревни и буду обучаться в Академии на первом курсе на отделении целителей. Осталось подобрать подходящую «жертву» и стать ею…

День прошел без происшествий. Я выбрала вполне тихое место – ни гуляющих парочек, ни шебутных компаний, ни уединяющихся зубрил – боковую аллею чуть в стороне от основной массы зданий. Впрочем, достаточно было пройти всего метров пятьдесят, и она выходила на центральную, а оттуда уже прекрасно просматривалась вся площадь перед Академией.

Прикинув, что у меня еще есть время выйти через центральные ворота, а сил уже вполне достаточно для того, чтобы обернуть себя стандартным мороком, решила не искушать судьбу. Наверняка лазейки снова будут охраняться, а если я попадусь этим самоуверенным самцам снова, то… то не стоит загадывать наперед, кому в этом случае повезет. Пойду через ворота.

Выскользнув из гостеприимного дуба, не забыла отблагодарить его за теплоту и поддержку – не перестаю удивляться тому, что природа до сих пор признает меня своей дочерью. Что же я провернула в своем посмертии, раз она не считает меня нежитью? Неужели причина в приютившей меня яблоне? И об этом стоит подумать.

Поправив капюшон и проверив морок, довольно кивнула: на вид руки были вполне живыми, с тоненькими розовыми пальчиками, почти как в то время, когда они действительно были живыми. Может, чуть бледнее, чем раньше, но и я не демон или оборотень, чтобы красоваться темным оттенком кожи или тем хуже – загаром.

Центральные ворота, как и в мое время, никем живым не охранялись – лишь затейливая магическая вязь, не позволяющая шастать посторонним, но и это не составило для меня проблемы – я до сих пор являлась студенткой Академии, да и слепки с аур троицы целителей сделали меня более чем живой. Обернув вокруг себя слой на слой, напряглась лишь в самом конце, когда невидимый щуп привратника-призрака скользнул по открытому участку лица.

Прошла. Чудесно!

Спрятав за ресницами довольный, но слегка потусторонний блеск зеленых глаз, поторопилась в сторону кладбища. Представление скоро начнется. Грех опаздывать ведущему режиссеру данного спектакля. Жаль, никто не оценит.

Пробираясь уже по кладбищу, шла по боковой аллее, заросшей крапивой и бурьяном. Какая мерзость. Неужели то, что раз в тринадцать лет здесь неделю властвуют кошмары, стоит того, чтобы так запустить столь великолепный ландшафт?! Нет, придется прибраться! Впрочем, чуть позже.

Дойдя до того самого склепа и бросив на него взгляд, полный ненависти, не смогла удержаться, чтобы капельку не подпортить его внешний вид, дав силу подземным корням пробить себе дорогу на поверхность, да так интенсивно, что по одной стене пошла трещина. Сейчас незаметная, но пройдет не так много времени, и именно она станет причиной его разрушения. Понимаю, сам склеп ни в чем не виноват, но именно его сильнейшие эманации не позволили мне уйти путями дриад. Именно внутри него произошло то, из-за чего я стала такой. Именно там…

Нет. Не время.

Подойдя к яблоне, давшей мне приют, погладила древнюю кору. Яблони столько не живут, лишь душа дриады, заключенная в ней, позволила ей просуществовать столько лет. Не пройдет и года, как она иссохнет и станет мертвым остовом. Спасибо тебе, яблонька…

Словно чувствуя мое присутствие, ветви потянулись ко мне, и я услышала ее просьбу. Даже так? А ту ли ты просишь? Я ведь сама нежить… Впрочем, если хочешь, то мне совсем не трудно. Протянув руку, в которую буквально через минуту легло маленькое яблочко, выросшее у меня на глазах, убрала его в карман. Даже деревья порой просят о последнем желании. Я посажу тебя, милая. Чуть позже. Последний раз погладив стремительно умирающее дерево, отдавшее остаток сил этому яблочку, отправилась дальше. Я не буду ночевать здесь – я никогда не страдала мазохизмом – и проводить ночь в месте своего трехсотлетнего заключения не планирую.

Пятьдесят шагов до следующего более или менее богатого захоронения – и губы скривились в циничной усмешке. Памятник в виде ангела. Что ж, самое место для запланированного ночного кошмара. Присмотрев неподалеку молодую березку, вошла в нее – неожиданности в виде туристов мне не нужны, а посему подстрахуемся заранее.

Ночь прошла весьма плодотворно и без эксцессов. Стандартный набор фантомов, вот только на этот раз пришлось уже прилагать усилия, чтобы самой сделать их как можно более кошмарными и отправлять туда, куда и все прошлые разы, а именно за пределы кладбища. Плен склепа спал, и ничто больше не влияло на их структуру. С одной стороны, я чувствовала себя более свободной, но вот с другой… сил уходило намного больше. Но все равно оно того стоило. Иллюзия, что я до сих пор мертва. Пускай думает, что он в безопасности…

Под утро сил почти не осталось и пришлось воспользоваться связью с целителями. Вот уж что пришлось кстати. Мне подпитка, а им урок: не все так безопасно, как кажется. Пожалуй даже, мне их немного жаль… Однако я лукавлю – мне их совсем не жаль. Но и абсолютного безразличия нет. Кажется, я стала опять же неправильной нежитью. С остатками былых чувств, с остатками былых планов, с надеждой на месть и дальнейшее существование. А может даже, и почти жизнь.

Мм… одиночество приучило меня слишком много думать и размышлять. Впрочем, думать никогда не вредно.

А теперь пора приступить к поискам жертвы женского пола. Прикрыв глаза и проверив морок на прочность, слегка подпитала его и снова приглушила связь с целителями. Не стоит тянуть из них слишком много – глядишь, еще в лазарет загремят. А там, если и не скоро, то все равно поймут и найдут мои печати. Нет уж, сначала я попользуюсь ими, а чуть позже, может, и еще от кого запитаюсь. У меня будет как минимум сорок однокурсников.

Легкая улыбка предвкушения – и я отправляюсь обратно в Академию. Пункт номер два стоит начать воплощать именно сейчас.

Небольшая заминка, буквально за тридцать метров до того, как я оказалась в воротах Академии, привела меня в некоторое недоумение. Та самая троица целителей, ставших моими магическими донорами, шатаясь и поддерживая друг друга, шла со стороны улицы, что славилась студенческими кабачками. Фу… алкоголики малолетние! Слабаки! Одна-единственная ночь на кладбище – и они уже слюни пускают. Одно слово – целители.

Повоспитывать их, что ли? Все равно в первое время, пока буду обживаться и заново знакомиться с Академией, особо нечем будет заняться.

– С-с-тен, а я те говорю, что это не гоблиновка! Я с нее никогда так себя не чувствую! Да мы вы… выпили-то… – Парнишка, выглядевший чуть покрепче двух других, втирал что-то эльфу-полукровке, а веснушчатый рыжик просто висел у него на плече, и ему было уже все равно.

Хм, неужели я там слишком много вытянула
Страница 5 из 26

из них?

Слегка подправив внешность, изменив ее на более человеческую, причем с лицом весьма стандартным и незапоминающимся, подошла к ним чуть ближе. Так и есть. Вот черт! Пожалуй, именно алкогольная интоксикация повлияла на то, что силы покинули их намного быстрее, чем я предполагала.

– Мальчики, вам помочь? – Прощебетав как можно более сочувственно, я заработала два мутных взгляда.

– Ты кто?

– Летта.

– А-а-а… – Протянув так, как будто это все объясняло, Патрик вздохнул и кивнул. Кажется, им было уже все равно, кто я, лишь бы помогла. И этот приду… человек не придумал ничего лучшего, чем сгрузить на меня спящего товарища. – Помогай.

Скривившись от того, что меня поняли буквально и даже, кажется, не поняли, что девушки в принципе не таскают на себе парней, пускай даже таких малахольных, как этот рыжик, я чуть пригнулась под весом мальчишки. Нет, мне не было тяжело – оказывается, я стала намного сильнее, но вот если бы я этого не сделала, то выглядела бы гораздо более странно. Хотя куда уж больше!

– Идем. – Запоздало сообразив, что я одна вроде как не справлюсь, парень подхватил рыжика с другой стороны, оставив мне лишь половину веса, и представился: – Патрик, с факультета целителей. Извини за вид, но мы слегка того…

– Вижу. Не страшно, – буркнув и чуть приглушив непонятно откуда возникшую злость на придурков, мотнула головой. – Веди, помогу.

– Ты целитель?

– Угу…

– А я тебя не помню…

Черт, разговорчивый какой!

– Вы проспитесь лучше, а чуть позже познакомимся нормально.

В принципе переживать сильно не стоило – первые курсы были весьма загружены непривычной интенсивной учебой, так что мало кто был друг с другом сильно знаком. К тому же обычно существует два-три потока целителей и всегда можно отбрехаться, что я с другой группы. Но вот с поиском жертвы стоило поторопиться. Мне понадобится ее внешность и ее имя, причем быстро.

Доковыляв с парнями до их корпуса, распрощалась с ними на входе и пообещала, что проведаю их вечером, авторитетно заявив, что им в первую очередь необходимо именно проспаться – так уйдут практически все симптомы. А там уже разберемся, алкогольное ли это отравление или что-то иное. А то самое иное пройдет уже часа через два, максимум три. Лишь бы у них не хватило ума доковылять до лазарета.

Отойдя от корпуса и обнаружив неподалеку от него спрятанную в кустах лавочку, некоторое время просидела, чтобы проследить за искорками, плетущимися по коридорам спального корпуса. Итак… ага, третий этаж, пятая комната от левой лестницы. Спать, карапузики, спать! Ай, молодцы!

Искорки чуть притухли, и я покинула свой пост. А теперь стоит направиться к женскому общежитию.

Снова заняв весьма удобную позицию в кустах неподалеку от женского спального корпуса, прикрыла глаза и скользнула путеводной нитью по этажам. Утро довольно раннее, так что почти все жильцы внутри, а мне нужна… слабенькая, тускленькая неудачница, первокурсница-целитель. Вот стадо непуганое… повезло местным все-таки, что я не умертвие. Чуть скривившись в ответ на беспечность нынешних адептов, верящих в незыблемость защиты Академии и не ставящих на двери и окна даже элементарную защиту от нежити и нечисти, наконец нашла более или менее подходящую искорку. А вот и моя девочка… Все равно, если не на этом, так на следующем курсе отчислят, так что… не скажу, что делаю благое дело, но мне нужнее.

Поднявшись на второй этаж, свернула в нужную комнату. Сегодня мой морок намного стабильнее и сильнее, так что я могу легко терпеть чужие касания, но не слишком долго. Впрочем, обниматься я ни с кем не собираюсь. Разве что по делу…

Хищный оскал – и я для проформы стучу в дверь, чтобы распахнуть ее уже через секунду и, зайдя внутрь, тихо прикрыть ее за собой.

– Здравствуйте, девочки…

Три пары зареванных глаз вместо приветствия, и я приподнимаю фантомную бровь. Вот так так… Кажется, я идеально вовремя!

– А теперь расскажите-ка мне, ревушки, по какому поводу влагой друг с другом делимся?

Сила смерти, именно сейчас ставшая доступной мне в полном объеме, позволила накинуть на первокурсниц легкую нить подчинения. А им не так уж и много было надо… Свободная жилетка. И ерунда, что незнакомая. Ага… ого… вот кобелюки!

Оценивающий взгляд на русоволосую и весьма симпатичную, но, уже отсюда чую, довольно-таки спесивую девицу, послужившую причиной неуда у всех троих, – и я морщусь. Как пошло и банально! Ну, дала бы ему, не обломилась. Вижу же, что не девочка давно. Так нет, гордость взыграла… Ну и где теперь твоя гордость? Предмета-то все равно не знаешь. И если подружки смогут пересдать, вызубрив материал заново, то ты… в общем, сама дура. Не место таким в целителях. Да и в магичках, если уж на то пошло. Замуж по залету за какого-нибудь увальня-подкаблучника – вот и весь сказ. Впрочем, ее имя мне подходит, так что сегодня именно ей не повезет еще раз.

– Виона, пойдем со мной. У меня есть к тебе разговор. Конфиденциальный. Возможно, я знаю, как тебе помочь… – Усыпив подружек, затянула на девице нить чуть посильнее и потянула за собой. Она ничуть не сопротивлялась. Так легко, что даже противно.

На выходе из корпуса перехватила ее под локоток, чтобы выглядеть как можно более естественно, и, пытаясь создавать видимость непринужденной беседы, повела на выход за пределы Академии. Если я попытаюсь провернуть все, что задумала, именно здесь, то защитная сигнализация точно взвоет, и разоблачения мне не избежать. Нет-нет, подобного в моих планах точно нет. А прогуляться мне не трудно. Отсидела уже свое.

Перестав разговаривать уже метров через пятьдесят от ворот, прикинула, что опять придется идти на кладбище. Тьфу ты! Кажется, с ним я распрощаюсь совсем не скоро – мало того что буду вынуждена пару дней прятать там эту куклу, так еще и неделю «парада» отработать. Ну да ничего… Зато попрактикуюсь уже сознательно! С чувством, толком и задором!

Стараясь осматриваться по сторонам как можно непринужденнее и улыбаться наименее кровожадно, на этот раз уже окольными путями я дошла до дальней калитки старого кладбища. Как удачно, что в свое время я любила по нему гулять, романтичная была…

Фыркнув, направилась в сторону нужного склепа. Не того, к которому была привязана сама, а совершенно в другой стороне – чем дальше мы будем от того самого места, где «живет дух невинно убиенной студентки», тем меньше шансов на то, что нас обнаружит очередная порция любителей адреналина. А такие были, есть и будут. Самое смешное, не ночью, когда я обретала максимальную силу, а именно днем, когда кладбище было идеально спокойным. Увы, оно действительно и во многом благодаря мне было идеально спокойным. Желая сохранить хоть какое-то подобие жизни, я все эти годы тянула силу не столько из растений, сколько из умерших, но не ушедших, похороненных здесь. И на данный момент из пятнадцати призраков, трех полтергейстов, двух умертвий и семерых условно зомби в «живых», если можно так выразиться, остались лишь два призрака. Самые адекватные – без них мне стало бы окончательно скучно, – и я оставляла их на самый крайний случай. Впрочем, им об этом знать совсем не обязательно. К чему лишний раз огорчать тех, кем я еще не раз смогу воспользоваться?

А я такая, теперь я много что
Страница 6 из 26

могу.

– Ингрид, душечка, выходи… Я знаю, ты уже не спишь. – Зайдя в склеп старинного дворянского рода, усадила Виону в уголочек, а сама, как ни странно, обратилась к практически неприметному, но буквально слегка отличающемуся по цвету камню в ровной кладке стены: – Ингрид, это Виолетта. Выходи.

Не наблюдая ответной реакции, прищурила глаза и немного разозлилась:

– Ингрид, а я ведь говорила, что больше предупреждать не буду… – Руку на камень и моя злость течет прямо в него, чтобы силой выдернуть ту, что не захотела явиться добровольно.

– Ви! – Дикий визг ударил по ушам, но мне он не страшен – я, как и она, давным-давно мертва. Может, лишь Виона слегка пострадает…

– Цыц!

– Ви… Виечка… – Извивающийся в моей руке призрак молодой женщины, которую я держала за полупрозрачное горло, хлопал ресничками и пытался изобразить саму невинность. Ну-ну… Солнышко, золотко… не серчай, лапушка…

Лопоча извинения и уверяя меня, что не виноватая она, а оно само как-то так, она соображала долго. Но наконец и до призрака дошло, что что-то не так.

– Ты… но… живая?

– Лучше. – Растянув губы в усмешке, но все еще оставаясь немного разозленной, я скинула морок и показала зубы. – Лич.

– Твою… – Выпучив на меня призрачные глаза, Ингрид попыталась поперхнуться воздухом. – Как?

– Не суть важно. Теперь главное то, что я могу предложить тебе кое-что поинтереснее. – Разжав руку, я брезгливо откинула от себя призрака и стряхнула с пальцев прилипшую к ним эктоплазму. – Видишь ту куклу? Хочешь немного пожить в ее теле?

Заинтересованный взгляд на сидящую в углу девушку – и призрак моментально подлетает к ней, чтобы пройтись глазами по лицу и фигуре.

– За что подарок? – Голос из визгливого моментально становится деловым и собранным. Вот за что она мне нравится, эта разбитная деваха, так за цепкий и абсолютно не женский ум.

– За услугу.

– А что просто ее не убьешь?

– Ингрид, я же дриада! – Добавив в голос как можно больше натурального возмущения и патетических ноток, подняла палец кверху и нравоучительно продолжила: – Дриада просто физически не способна на убийство.

– Да-да… – Отмахнувшись, словно я несу чушь несусветную, Ингрид не переставала рассматривать зазомбированную Виону. – Ты это тем расскажи, кого за предыдущие три столетия выпила… Ладно, не злись. Я согласна на все, что ты предложишь.

Не став осаживать забывшееся привидение, я подошла и четко объяснила все то, что нам предстояло сделать. Я действительно в какой-то мере дриада и просто убить эту подвернувшуюся мне девицу у меня рука не поднимется. Если есть возможность обойтись без убийства, то я ею воспользуюсь. Заодно Ингрид развлечется…

– Согласна?

– А то! Ты не представляешь, как я тебе благодарна буду! На какой срок?

– Не больше месяца, иначе она сойдет с ума. Но твоя задача – уехать как минимум в соседнее герцогство и выйти замуж. По возможности забеременеть.

– Не вопрос. – Сверкнув глазами, Ингрид предвкушающе облизнулась. – Сейчас?

– Сейчас все подготовим, и сутки тебе на адаптацию. Завтра вечером уже отправимся в город.

– Отлично! Я готова.

Подготовка к ритуалу и сам ритуал заняли у нас практически весь день. Я намного больше вымоталась морально, чем магически и физически, но результат того стоил! Так я обрела устойчивую внешность Вионы, которая требовала подпитки лишь пару раз в неделю, приобрела ее запах, ее голос, попутно забрала ее небольшую искру целителя, полностью лишив девушку дара, а сама Виона стала одержимой духом Ингрид. Не забыла я и о том, чтобы предварительно выяснить все мелочи и подробности жизни девчонки: полное имя, имена родителей, прочую родню, день рождения, увлечения, успехи и неудачи, предпочтения и неприязни, друзей, подруг, приятелей…

– Ну что? Проверка связи? – Взяв девушку за плечи, всмотрелась в ее глаза. – Ты тут?

– Мм… мэ-э… я… да.

Наконец справившись с непослушным языком, Ингрид-Виона кивнула, но слегка отсутствующий взгляд говорил о том, что адаптация действительно необходима.

– Понимаешь меня?

– Да.

– Сидишь и не высовываешься. Приду за тобой завтра вечером, и не приведи боги, ты меня ослушаешься. Убью, к чертовой бабушке. Окончательно. Усекла?

– Да… – Очередной кивок и уже более осмысленный взгляд.

– Молодец. Все, до завтра.

Оставив на Ингрид белье и, взамен изъятой верхней одежды, завернув ее в свой плащ, чтобы тело Вионы не промерзло, сама облачилась в ее платье первокурсницы, которое полагалось целителям, – темно-зеленое с белым передником. У меня еще по плану поход в «свою» комнату и проверка своих новых соседок. Интересно, если я «помогу» им завалить экзамен, я останусь жить одна или ко мне кого-нибудь подселят?

С удовольствием распустив по плечам отросшие благодаря ритуалу копирования внешности волосы, я неторопливо брела обратно в Академию. А жизнь-то, кажется, налаживается! Ладно-ладно, почти жизнь. Главное – не забывать делать вид, что дышу. А то попадется какой-нибудь особо внимательный ботан и… хана маскировке, привет, горы трупов.

– Эй…

Времени до того, как ворота Академии закроются на ночь, оставалось не так много, поэтому когда я поняла, что окликнули именно меня, то особой радости не испытала. Вот черт… Кого нелегкая принесла? Оглянувшись и признав в парне одного из тех, кто поймал меня прошлой ночью, чуть нахмурилась. Ну что опять?

– Ты ведь первокурсница?

– Да. – Добавив во взгляд побольше настороженности, нахмурилась.

– С вами на потоке учится девушка по имени Летта?

– Летта? – Если честно, то в первые секунды я опешила. Что эти самцы о себе возомнили? Зачем я им понадобилась? – Летта… нет, не припомню. А что? Зачем она тебе?

– Не твое дело. – Моментально потеряв ко мне интерес, парень сморщил нос и тут же, заметив вдалеке кого-то еще из первокурсниц, даже не попрощавшись, отправился дальше.

Вот за это демонов и недолюбливают. Их манеры и обаяние проявляются лишь тогда, когда это выгодно им. Все остальное время они считают нас, то есть людей, существами низшего порядка. А ведь сейчас я выгляжу именно как человек. Русоволосая, немного кудрявая, сероглазая, чуточку курносая милашка. Плохо, что милашка… ну да ничего, справлюсь. Вспомню навыки антиобаяния и эти полгодика продержусь только так. Важно не попадаться на глаза отцу и ректору. Лишний повод для разоблачения мне не нужен. Поэтому и факультет я выбрала не некромантский, а целительский.

Проследив глазами за демоном, чуточку поджала губы. Форс-мажор грозит возникнуть совсем не там, где можно было его ожидать. Я совсем не рассчитывала на подобное внимание, тем более со стороны демонов. Кто бы мог подумать?! Интересно, какой бешеный зомбяк их покусал и за какое место? Да-а… кажется, за эти триста лет нравы стали еще хуже, чем были в мое время. Ладно, разберемся.

Без проблем поднявшись в теперь уже окончательно «свою» комнату, зашла внутрь и обнаружила до сих пор спящих «подружек». Вот и славно. Попутно обновив и углубив их сон, решила получше осмотреться… Благодаря тому что девушки спали на своих постелях, не составило труда определить, что третья и на данный момент свободная кровать принадлежит Вионе, то есть мне. Заодно и шкафчик с тумбочкой проверила. Фу, ну и вкус! Розовое, лиловое, в
Страница 7 из 26

кружавчиках, рюшечках… брр! Хорошо, что форма для учебных будней стандартная. Нет, первую же стипендию потрачу на новое белье и пару нормальных платьев на выходные. Это же невозможная безвкусица!

Сейчас же собрала в дорожную сумку пару платьев, смену белья, обувь, которая пригодится Ингрид на первое время, несколько булочек из буфета для поддержания сил Вионы на ночь и, накинув плащ, который скроет мою фигуру, поторопилась на выход. Ночная смена на кладбище ждет своего исполнителя.

Глава 3

Закинув сумку с вещами в склеп Ингрид, а заодно проведав ее и обновив инструкции, я с удовольствием отработала ночь. Благодаря ритуалу сил во мне стало намного больше, так что даже под утро тянуть их из целителей не пришлось. Тьфу ты, целители! Обещала же зайти… Впрочем, потерпят. Я дама, мне положено слегка запаздывать.

Перед выходом с кладбища на всякий случай осмотрелась, но, никого не заметив, легкой походкой девушки, чья совесть чиста, как утренние капли росы, отправилась в Академию. Пересдача назначена на десять утра, так что стоит поторопиться и привести себя в подобающий студентке вид. Этого преподавателя по основам руноведения я не знала. Наверняка новенький. Ничуть не странно – явно за триста лет сменился не один состав. Благодаря нашему ректору и его несколько своеобразным представлениям об учебном процессе мало кто из магистров не основных направлений задерживался долго на своих постах. Лишь те, без кого он не мог обойтись, и те, кто заглядывал ему в рот и, пардон, лизал зад.

Вот такой у нас ректор.

Хотя об этом мало кто знал, лишь те, у кого получилось перейти ему дорогу. Мне вот «посчастливилось»… Даже помощь и заступничество отца не помогли – удар пришел оттуда, откуда я не ожидала. Сынок. Наследничек Лардониэль. Тварь ушастая. Впрочем, он еще свое отхватит… и папуля его отхватит – теперь меня хватит на всех. Чуть позже.

Освежившись в комнате и наведя «правильный» макияж, постаралась придать себе вид понеказистей и побледнее. Модная среди эльфов благородная бледность чудно гармонировала с темно-зеленой формой, а убранные в тугой пучок волосы придавали мне вид ботанки. Очки бы еще… но среди целителей нет индивидов с плохим зрением – в первую очередь они учатся исцелять самих себя, ибо нет ничего страннее и подозрительнее, чем больной целитель.

Привела себя в порядок, только после этого разбудила однокурсниц – время еще было, так что ко мне никаких претензий.

– Карина, Амелия, вставайте… – Добавив в голос совсем немного силы, сняла с девушек сонливость. – Вы не идете на пересдачу?

– Пересдачу?

– Как пересдачу? Она же завтра!

Двойной вопль, когда я осуждающе покачала головой, и дикий визг с закатыванием глаз, когда они поняли, что я не шучу.

– Мы пропали…

– Меня папа выпорет…

– Да? – С умилением вдыхая волны паники, исходящие от девушек, как ни странно, решила над ними сжалиться. Вот черт… была неправильная дриада, теперь неправильный лич. – Карина, Амелия, только не говорите, что ничего не учили. Вы ведь все прекрасно знаете, и только то, что я отказала магистру, подставило вас под удар.

И, снова добавив в голос той самой силы, которая практически загипнотизировала однокурсниц, продолжила:

– Вы все знаете, вы все помните. Сейчас одеваемся, умываемся, расчесываемся и идем на пересдачу. Если по-хорошему не захочет, то требуем независимую комиссию и сдаем. Да?

– Да…

– Да…

Под впечатлением от моего командирского тона обе девчушки, как одна, поднялись с постелей и отправились в ванную.

М-да… не проколоться бы со своей силой… Эх, как же это сладко! Именно в этом состоит странное блаженство: ощущать, что ты всевластна. Пускай пока над теми, кто из-за своего юного возраста, малой силы и незнания не может противостоять, но ведь столица тоже не сразу строилась? Да-да! И я смогу изучить свои возможности, постепенно экспериментируя, и у меня уже целых пять подопытных.

Блаженно улыбаясь и строя планы на предстоящие каникулы, отслеживала, чтобы девушки оделись и привели себя в боевой порядок. Оглядев однокурсниц, утвердительно кивнула. Такими они нравились мне намного больше.

– Прекрасно. Идемте.

Подхватив заранее собранную сумку с тетрадками и зачеткой, не забыла проконтролировать, чтобы и девушки взяли свои. Надо же, в мамочку, что ли, решила поиграть? Или нет, кажется, я понимаю, что со мной происходит. Я снова поставила перед собой цель и собираюсь ее достигнуть. Дурацкая привычка, но с этим ничего не поделать – склад ума и черта характера. Папа частенько сетовал, что я не родилась мальчиком, с подобными лидерскими замашками я бы точно выбилась в магистры. Увы, мало того что девчонка, так еще и смазливая…

Мысленно цыкнув на невеселые воспоминания, неизвестно как всплывшие на поверхность сознания, постаралась сосредоточиться на предстоящей пересдаче. А она легкой точно не будет. Мало того что необходимо показать знания, так еще и необходимо показать те самые знания. То, что должна знать именно первокурсница-целительница, а никак не пятикурсница-некромантка.

Но кто сказал, что мы ищем легкие пути?

Мельком пролистав тетрадки до того, как разбудила девчонок, я знала, что Виона была на редкость неприлежной ученицей. Минимум записей с лекций и все больше какие-то каракули, которые она, похоже, пыталась выдать за романтические рисунки. Ни ума, ни таланта. Как она вообще умудрилась поступить? Хотя уже не важно – она выполнила свое предназначение.

– Ви, нам сюда… – Окликнув меня, когда я, задумавшись, прошла мимо кабинета, Амелия украдкой вздохнула.

– Да, задумалась… – Вздохнув, я попыталась улыбнуться, но, судя по сморщившемуся носику Карины, получилось у меня плохо. Черт, надо бы потренироваться перед зеркалом. Теперь у меня много времени для тренировок – спать-то не надо. – Итак, готовы?

– Не…

– Ну…

– Вот и чудно!

Не став заострять внимание на невнятном лепете однокурсниц, постучалась и, дождавшись разрешения, вошла.

– А, адепт Тихонко? Пришла-таки? Проходи, раздевайся, здравствуй.

Пока я пыталась на всякий случай покрепче стиснуть зубы, чтобы, не приведи боги, не ляпнуть какую-нибудь колкость в ответ, и повнимательней рассмотреть магистра рунологии, тот, в свою очередь, старался раздеть меня взглядом, ничуть не смутившись зашедших за мной девушек, которые стремительно пунцовели, расслышав последнюю реплику.

Эльф. Полукровка. Ненавижу эльфов!!!

– Светлого утра, магистр Иннораввиэль. – Подойдя ближе, чтобы успеть заметить в его оливковых глазах промелькнувшее удивление то ли от моего ровного ответа, то ли от моей новой внешности, опустила глазки в пол и прощебетала: – Вы ведь не сердитесь на Карину и Амелию? Поверьте, они очень прилежные и перспективные адептки. Вы ведь знаете, как важны для нашей чудесной Академии первоклассные целительницы? Поверьте, мы с вами всегда можем решить возникшее между нами недопонимание наедине. Не стоит ведь вовлекать в наше маленькое недоразумение посторонних? Вы удивительно проницательный и талантливый магистр рунологии. Не стоит ломать жизнь перспективным адепткам. Вы ведь дадите им шанс? – Стоя от него так близко, что умудрялась ощущать его запах, а также вовсю делясь с ним дриадским обаянием, я щебетала и
Страница 8 из 26

щебетала, постепенно вливая в слова самую капельку силы. Этот полукровка слишком слаб духом, чтобы успешно мне сопротивляться. Да к тому же не такой уж он и сильный маг… теоретик. Кобелина! По-любому один из лизоблюдов ректора! Ничего-ничего… и тебе отольется. – Магистр Иннораввиэль?

– Мм… да. Пожалуй, перспективных адепток действительно стоит оставить. – Выделив интонацией слово «перспективных», да так, что я с трудом не скривилась от отвращения, магистр продолжил, не переставая скользить по моей форме взглядом: – А что касается вас, адептка Тихонко, то, думаю, вы понимаете, что нам стоит не только позаниматься углубленно, но и как можно более продуктивно? Вы ведь в отстающих… Как насчет вечерних занятий? Думаю, раз пять для начала нам хватит…

Масленый взгляд остановился в районе груди, так что пришлось контролировать дыхание – не забываем, для них всех я живая… Удивительно, какой мерзкий смысл можно вложить в самые обычные слова! Но не будем цепляться к тону, попробуем для начала согласиться.

– Вы правы, магистр. У меня ужасная память. А эти руны… они такие… рунные! – Хлоп-хлоп ресничками, и я складываю руки перед собой. – Конечно же я буду рада, если вы уделите мне несколько вечеров и подтянете по вашему удивительному предмету. Ведь руны невероятно важны в целительстве!

Пытаясь не переборщить с патетикой, снова опустила очи долу. Черт, я его точно убью первым!

– Скажите, девочки могут рассчитывать на зачет?

– Давай. – Барский взмах рукой – и он милостиво расписывается в их протянутых зачетках. О да… – Свободны.

Девчонки, сначала пискнув от счастья, но затем бросив на меня сожалеющие и сочувствующие взгляды, ураганчиками вылетели из аудитории, оставив нас одних. М-да, попадалово. Как-то не планировала я такую легкую победу… Пора расплачиваться? Хмурый взгляд на закрывшуюся дверь, и я снова опускаю ресницы – играть, так до конца.

– Магистр Иннораввиэль, вы невероятно благородный преподаватель. Поверьте, я никогда не забуду о вашем поступке. – И, снова начав тянуть время и рассыпаясь в благодарностях, на этот раз я стала плести заклинание, чтобы внедриться в его энергетическую структуру. Ненавижу похотливых козлов, пользующихся своим положением! – Вы так любезны… И девочек не обидели, и со мной будете индивидуально заниматься… Как я могу вас отблагодарить?

На последних словах подавшись чуть вперед, словно невзначай прикоснулась к его руке, тем самым завершив внедрение заклинания-паразита. Чудно, теперь у нас точно сменится преподаватель!

– Придешь сегодня же. В семь. Улица Кочевников, одиннадцать. – Мерзкая ухмылка – и он кладет поверх моей ладошки свою, тем самым запечатывая ее между своих рук. – И без опозданий. Там я и приму твои благодарности.

– Как скажете, магистр. – Высвободив пальцы, я торопливо покинула аудиторию, на выходе чуть не врезавшись в парочку студентов, решивших выбрать именно этот момент, чтобы зайти. Ох, как вовремя!

Но к семи ты уже будешь гадить дальше, чем видишь! Проклятия высшего порядка долго плетутся, но еще дольше лечатся. А если не обратиться к целителям вовремя… Ух!

А я пересдам кому-нибудь другому.

Не знаю, все ли кровожадные мысли отразились на моем лице в полном объеме, но когда я наткнулась на девушек, как ни странно, но ожидавших меня за углом, то их расширенные от ужаса глазенки немного поубавили мой пыл. Черт! Совсем забылась! Веду себя, как… как в свои шестнадцать, когда только-только создала зомби высшего порядка! Тихо-тихо, Ви… ты уже степенная матрона, ты вообще мертвая матрона. А мертвые не скалят зубы в предвкушении мести. Хотя почему нет? Скалят, только не при всех.

– Виона, он тебе… он тебя… вы того?

– Амелия, магистр Иннораввиэль был невероятно любезен, что согласился со мной позаниматься в вечернее время у себя дома. – Убрав ехидство до лучших времен, обуздала свои не вовремя вылезшие на поверхность чувства и сухо закончила: – Сегодня в семь я иду к нему.

– Но… ты…

– Амелия, перестань. Я пойду не ублажать этого осла ушастого, а заниматься! – Припечатав как можно жестче, тонко улыбнулась. – И если он надеется на что-то другое, то он глубоко ошибается. Вы ведь слышали, что он зовет меня именно заниматься?

– Да, но…

– И без «но»! Вы зачеты получили? Получили. А то, как его получу я, не ваша забота. – Под конец чуть придавив их силой, зло сверкнула глазами, но тут же прикрыла веки. Что-то я чересчур вспыльчива… не к добру. – Девочки, а нам не пора ли отметить ваш последний зачет? Например, походом по магазинам?

Широко улыбнувшись, заметила, что они немного расслабились. Виона та еще любительница яркого шопинга, и то, что я заговорила об этом именно сейчас, съехав с неудобной темы, им было весьма и весьма знакомо.

– Мне папа только через два дня денег пришлет… а стипендия только завтра.

– А мне через неделю пришлют…

– У меня есть. Одолжу. – Трехсотлетнее заключение на кладбище имело свои преимущества – я знала обо всех схронах и кладах, когда-либо там закопанных, и в принципе на текущий момент была весьма состоятельной нежитью. Так еще утром я не поленилась и прихватила пару кошелей с серебром, недавно припрятанных местными криминальными личностями. С них не убудет, а мне на безбедное существование пока что хватит. – Идем?

– Откуда?

Весьма неуместный вопрос, но я ответила лишь загадочным взглядом.

– Оттуда. Что купим?

Старательно переведя тему разговора, начала выведывать их предпочтения в одежде, безделушках и еде. Попутно мы забежали в корпус, чтобы скинуть ученические сумки и форму и переодеться в повседневную одежду (розовое платье – фу!), после чего поторопились оттянуться в торговых рядах.

Так, с легким сердцем мы растранжирили почти треть экспроприированного кошеля с серебром. И вдруг мне на глаза попалась магическая лавка с артефактами. Хм, странно. Именно сейчас, будучи нежитью, я чуяла, что от нее несет темной грязной энергией. Помню, она здесь стояла еще в то время, когда я дышала сама, а не для того, чтобы ввести в заблуждение окружающих. Но тогда подобной грязи здесь не было. Или я ее не чувствовала?

В целом же город действительно изменился настолько несущественно, что я узнавала многие лавки, магазины и даже кондитерские с многочисленными уличными кафе. Заодно присмотрела кое-что для нашей вечерней вылазки с Ингрид.

Но эта лавка… Пожалуй, я наведаюсь в нее через недельку. Ночью. Когда закончится парад планет, а вместе с ним и ночи кошмаров.

– Ви? Что ты там увидела? – Амелия, заметив мою странную задумчивость, потянула меня за рукав нового жемчужно-серого платья. – Лавка некромантов? Зачем тебе?

– Некромантов?

– Ну да, разве не видишь их знак сбоку на вывеске? – Ткнув пальчиком на действительно некромантский знак, Амелия поморщилась. – Пойдем отсюда, здесь плохо пахнет.

Плохо? Принюхавшись, ничего не почувствовала. Или она не о запахе? Дав себя увести и подставив уши для их восторгов от новых покупок, сама же попыталась проанализировать. Нет, слишком мало информации. А насчет запаха… Неужели Амелия чует остаточные следы грязной энергии? Вот так так… забавно. Нужно быть еще осторожнее.

Во время прогулки мы пару раз останавливались в уличных кафе, чтобы перекусить и выпить по
Страница 9 из 26

кружечке чая, – девчонки наверстывали суточное голодание, я же ограничилась лишь чаем – не было смысла загаживать мертвое тело едой, которая была ему не нужна. И еще одна проблема. В принципе жидкости я могла употреблять в неограниченном количестве, но вот с твердой пищей дела обстояли намного хуже. Как мне это скрыть? Пришлось отшутиться, что нет аппетита, мол, переживаю, думая о вечернем свидании, и вообще я на диете. Вот только на такой диете долго не высидишь… Ладно, что-нибудь придумаю, пока время есть – неделя каникул позволит что-нибудь да сообразить.

Когда мы вернулись в свою комнату, пришло время начать собираться на «свидание».

Девчонки прониклись моментом и старались даже взглядами не намекать, как они мне сочувствуют, но напряжение вокруг все же витало.

– Перестаньте, я не на смерть иду, а на занятия. – Одернув их, когда их жалостливые взгляды стали совсем невыносимы, скривилась. – Вы лучше в комнате приберитесь, заодно дурные мысли из головы уйдут.

Кивнув на сваленные на столе пакеты с покупками, я последний раз взглянула на себя в зеркало и осталась весьма довольна увиденным – скромное темно-серое платье, волосы стянуты в тугой пучок – подхватила сумку и вышла, бросив уже в дверях:

– Приду – проверю.

Забавно, но, кажется, девчонки решили признать мое негласное лидерство. Дверь еще закрывалась, а они уже поторопились к пакетам. Впрочем, они слишком внушаемы и достаточно вести себя с ними чуть жестче и уверенней, чтобы они начали выполнять мои команды. Дети еще, что с них взять? Шестнадцать-семнадцать лет… Если для обычных людей это уже вполне детородный возраст, то для магов это практически детский сад. Быстро взрослея телом, они отстают в ином развитии: наивны, плохо ориентируются в обычных бытовых вопросах, так как у них все уходит на обуздание силы. Что уж тут говорить о сексе… Может, так к курсу третьему они уже достаточно обвыкнутся и начнут интересоваться противоположным полом, а пока… пока для них это слишком дико – пойти и отдаться за зачет.

Даже странно, что сама Виона была столь подкована в этом вопросе. Может, из-за того, что магии в ней – кот наплакал, может, воспитание подкачало, но что есть, то есть. Впрочем, мне-то какое дело?

На данный момент интересно другое: как, зная особенности молодых магичек, магистр Иннораввиэль смел практиковать подобное к ним отношение? Или действительно он был в курсе того, что Виона далеко не невинна? Все равно козел! Ладно, проверим, как он там поживает.

Город я знала прекрасно, так что через десять минут неторопливой ходьбы я оказалась перед вполне респектабельным домиком под номером одиннадцать на улице Кочевников. Так-так…

Тук-тук.

Постучавшись, но вполне ожидаемо не дождавшись ответа, решительно толкнула незапертую дверь. Все правильно, зачем уважаемому магистру запираться? Полуэльфу, преподающему в Академии, совершенно некого бояться. Может, лишь мстительной студентки? Хотя ему это знать совсем не обязательно.

– Магистр Иннораввиэль? – Немного постояв в коридоре, чтобы привыкнуть к чужому дому, заодно осмотреться и принюхаться, немного злобно ухмыльнулась. Обоняние у меня отличное, собаки отдыхают. Фи… а до целителя он, кажется, так и не дошел… – Магистр Иннораввиэль? Вы дома? Это Виона, я пришла, как мы и договаривались. Где вы?

Говоря как можно громче, чтобы он услышал даже оттуда, где сейчас находился, сама же начала потихоньку обходить гостиную первого этажа, дав ему время собрать себя в кучу и попытаться спуститься вниз.

О боги, а они бы с Вионой друг другу подошли. Никакого вкуса – сплошные аляпистые безделушки и показуха. Даже странно, что он при всем при этом полуэльф.

– Виона… – Услышав слабый стон со стороны лестницы, я обернулась, чтобы увидеть сверхбледное лицо мэтра. – Сегодня занятий не будет, иди домой.

– Магистр? Вам плохо? – Изобразив тревогу, я прижала кулачки к груди. – Что с вами?

– Кажется, я приболел. Иди домой. – Еще больше серея лицом, магистр держался из последних сил, но на последнем слове все же не утерпел и рванул наверх.

С трудом удерживая лицо, чтобы не расхохотаться в голос, я дождалась, когда он скроется, а затем с полузабытым чувством гордости от отлично выполненной работы расположилась в кресле. Пожалуй, не стоит с таким лицом выходить на улицу – еще подумают, что я его убила… Ха!

Тук-тук…

Мм???

– Магистр Иннораввиэль? Вы дома? – Я лишь успела натянуть на лицо постное выражение, когда дверь распахнулась и в дом полуэльфа решительным шагом зашел… оборотень. Че-е-ерт!

Паника еще не успела захватить меня своими щупальцами, как я на автомате начала окутывать себя дополнительным мороком, рывком вытянув из тройки целителей необходимую мне силу. Чистокровные оборотни слишком чувствительны к нежити. Как бы не заподозрил чего…

– Кто такая? – Заметив меня, мужчина резко сократил между нами расстояние и практически навис сверху. Симпатичный… большой… опасный. Очень опасный!!!

– Ви… – Мне уже не приходилось играть – я вжалась в кресло и с трудом сдерживалась, чтобы не подобрать под себя ноги и не завизжать. Внутри меня зрела уверенность, что, чем быстрее я сбегу, тем целее останусь. Инквизитор… ох, мамочки мои… Темно-серая форма, выгодно подчеркивающая его массивную фигуру и практически не изменившаяся за эти три столетия, четко говорила: передо мной следователь не самого малого ранга. Лишь значок его должности я не узнала… что-то новое.

– «Ви» – что?

– Виона… – сглотнув, продолжила я под его настойчивым взглядом, – первый курс. Целитель. Магистр пригласил меня на дополнительные занятия, но он это… кажется, он заболел. Я пойду?

– Сидеть! – Тихий и достаточно нейтральный голос, но пробирает до самых костей, и я уже не так уверена, что быть нежитью – это хорошо. Это плохо… ой как плохо… особенно рядом с представителем подобной службы. – Чем заболел?

– Я не знаю. – Дышим… не забываем… – Я только что пришла. А он спустился, а потом снова ушел… вот.

Дуру изображать не пришлось. Глядя в его желтые звериные глаза, мысли путались сами собой, а наружу выходили практически бессвязными наборами букв. Кажется, он был в курсе того, какое впечатление производил, так как в глазах промелькнуло ничуть не скрываемое презрение. Это-то мне и помогло капельку прийти в себя… Не понял. Уф…

– Давно?

– Только что.

– Еще раз – полное имя, факультет.

– Виона Тихонко, первый курс, вторая группа, целитель.

– Иди домой. – Почти неуловимое презрение в голосе, и он отступает на шаг, чтобы я смогла подняться с кресла и обойти его, чуть ли не рванув на выход. – Если у меня возникнут к тебе вопросы, я пришлю вестника. Игнорировать не советую.

– Да-да… – Закивав, как болванчик, вывалилась на улицу и первые метров пятьдесят практически летела сломя голову. Лишь завернув за угол, резко затормозила и прижалась к каменной кладке дома. Ох… ох-ох-ох… угораздило… ох, предчувствует моя мертвая задница, мне это аукнется, но как же быть-то? Скрываться нельзя – сразу вызову подозрения. Впрочем, я же ни в чем не виновата.

Оглядевшись по сторонам и поняв, что привлекаю к себе ненужное внимание, поджала губы и, отлепившись от стены, потихоньку побрела к Академии, не забывая прикидывать, куда я
Страница 10 из 26

вляпалась и чем мне это грозит. А вопросов было много. Причем странных. Очень много и очень странных.

Глава 4

До Академии я дошла, не особенно глядя по сторонам. Чересчур сильно погрузилась в размышления, поэтому, когда на воротах впечаталась в сильное мужское тело, с трудом сдержалась, чтобы не выругаться. Нет, ну что за день, а?!

– Смотри, куда прешь! – Если от ругательств я удержалась, то от злобного шипения – нет. Мне «посчастливилось» врезаться в того самого демона. Ох, боги, неужели это расплата за почти невинное проклятие? – Троглодит!

– Хэй-хэй? – Придержав меня за локоть, второй рукой мужчина потер грудь, куда я весьма успешно приложилась лбом. – Я-то смотрю, а вот ты… Тебя какая муха укусила, девочка?

– Ядовитая! – Дернувшись, отобрала конечность и, задрав подбородок повыше, снова злобно фыркнула. Шаг в сторону, и я, полная собственного достоинства, зашагала в сторону женских корпусов.

Однако он быстро очухался и окрикнул:

– Эй, а ну стой!

Ой, черт, не успела. Рывок к деревьям, и я скрылась в ласковых объятиях клена. Уф, успела…

– Эй? Тьфу ты, куда? – Удивление, смешанное с недовольством от того, что добыча сбежала.

Я, само собой, не торопилась отвечать. Ха! Не дура чай, хотя веду себя подчас весьма странно. Нет, кажется, стоит углубленнее изучить повадки новорожденных личей. Решено, завтра же окапываюсь в библиотеке! Это что за наплывы несдержанной агрессии? Что за неадекват, который выдаст меня лучше, чем прямое признание? Да я даже при жизни такой не была!

Тем временем демон уходить не торопился, начав старательно обнюхивать местность. Га-а-ад!

– Дриада, значит… – Демон начал размышлять вслух, и я едва сдержалась, чтобы не оскалиться и не позволить корням клена начать опутывать его ноги. Какой сообразительный! Нет, ну точно откат от проклятия! – Летта-а-а… я знаю, ты здесь… выходи…

Ну-ну, нашел дуру. Ща, только педикюр закончу! И почему это он решил, что я Летта? На понт берет? Вырастив пару глазиков на внутренних веточках, присмотрелась повнимательней. Точно на понт! А лицо-то неуверенное… Зови-зови, глядишь, когда-нибудь и дозовешься. Кого-нибудь. Нет здесь Летты, есть Виона, и она чистокровный человек. А человеки в деревьях не прячутся, не-а.

Постояв еще минут пятнадцать и, видимо, поняв, что здесь ему ничего не светит, демон все же ушел. Я проследила, чтобы он отошел достаточно далеко, и лишь тогда выскользнула из гостеприимного клена, погладив его кору за помощь, поторопилась к себе в комнату.

– А вот и я. – Заявив о себе прямо с порога, заметила, как украдкой переглянулись девчонки, а затем с удивлением посмотрели на часы, висящие над дверями. – Что?

– Ты быстро…

– А он заболел. – Беспечно отмахнувшись, прошла к своей кровати и села, решив, что время есть и их любопытство я, так и быть, утолю. – Я только пришла, а он уже был такой серый-серый… Иди, говорит, домой, все отменяется. А потом к нему вообще инквизитор пришел и выгнал меня. Так что вот, зря вы переживали…

– Заболел?

– Инквизитор?

– Угу. Не спрашивайте, сама ничего не пойму. Но думаю, нам об этом знать не стоит. Инквизиторы это такая штука… а этот вообще оборотень, представляете? Еще и следователь! – Развлекая в первую очередь себя, внимательно всматривалась в их лица. Может, что знают?

– Оборотень? Сам Теодор Урван???

– Хм, сам не сам… если честно, то он не представился. Он так своими глазищами желтыми сверкал, что я чуть не забыла, как меня зовут! – Делая большие глаза, я пыталась состроить соответствующее выражение лица, а именно возмущенно-напуганное.

– Точно он! – Уверенно кивнув, Карина прижала ладошки к щекам и смешно округлила глаза. – Ой, а что он там делал? Он же следователь со свободным доступом!

Услышав необычное словосочетание, нахмурилась. Что еще за свободный доступ?

– Честно, даже думать об этом не хочу и вам не советую. Все, проехали и забыли. Меньше знаем – крепче сон.

– Да-да… – Усердно закивав, девушки согласились, что совсем не наше это дело – знать о загадочных делах инквизиции. – А как же ты теперь сдашь?

– Как и планировала, попрошу комиссию. С этим-то, я думаю, проблем не возникнет. – Легкомысленно пожав плечами, я закрыла тему и, потихоньку разобрав покупки, заодно положила в сумку кое-что из того, что мне понадобится для ночи. – Так, девочки, не скучайте, я на свидание.

– Свидание???

– О да! Представляете, возвращаюсь домой, и тут – бац! Мужчина… высокий, красивый, сильный! И говорит… – Уверенно неся чушь, рассказала доверчивым однокурсницам сказку чуть ли не о любви с первого взгляда, взяв за основу описание внешности того самого демона, но сделав его человеком. – И он тут же пригласил меня на свидание! Так что…

Блестящие от предвкушения глаза – и я уже в дверях машу им ручкой, успев сказать, что вернусь, скорее всего, к утру. Судя по их мало удивленным мордашкам и отсутствию возмущения, они уже были в курсе любвеобильности Вионы, и очередная «любовь с первого взгляда» неожиданностью для них не стала. Тем лучше! А вот, кстати, и еще одна мысль, куда мне пристроить второго призрака: найду ему одинокого и более или менее респектабельного и симпатичного носителя, который будет числиться в моих официальных любовниках. Идеальное решение!

– Ингрид? Ну как ты? – Зайдя в склеп и найдя глазами девушку, внимательно прошлась взглядом по ее лицу.

– Уже хорошо. Только скучно. – Глянув на меня вполне осознанно, она скривила губы, но тут же чуть заискивающе улыбнулась. – Мы идем?

– Да. Давай только приведем тебя в товарный вид.

Через полчаса из склепа вышли две девушки, чем-то настолько неуловимо схожие, что если бы та, что выглядела почти как сестра милосердия, убрала с лица постное выражение, то можно было бы принять их за близнецов. Вторая же была удивительно мила и весьма качественно накрашена. Тот самый макияж, следы которого незаметны на лице, но весьма выразительно подчеркивает и глубину серых глаз, и пухлость юных губ. Скромное, но удачно подобранное персиковое платье акцентировало тонкую девичью талию, высокую аккуратную грудь и аппетитные бедра… Русые волосы, собранные в простую, но тем не менее изящную прическу, не мешали разглядеть и изящные розовые ушки с маленькими сережками, и мягкий изгиб юной шеи… В общем, из склепа вышла конфетка. В сопровождении серой мышки.

– Мы меня не слишком?

– Не слишком. Зато улов точно будет. Поверь, у меня нет желания тратить вечера на сидение в кабаках, – презрительно сморщив носик, мотнула я головой, – пошли.

– Как будто у меня есть желание… – пробурчала Ингрид, но я-то слышала, что она едва сдерживает энтузиазм. С предвкушением она вдохнула свежий воздух полной грудью и поправила сумку с вещами на плече. – Идем уже, поохотимся.

– Идем.

Сдержанно хмыкнув на определение того, чем мы планируем заняться, я подхватила девушку под руку и направилась в ту сторону, где еще днем присмотрела весьма презентабельный и уютный кабачок. Легенда была – проще некуда. Две сестры, одна магичка, а второй не повезло (хотя это еще как посмотреть). Та, что без дара, приехала погостить к той, что успешно сдала первую сессию, и вот они решили отметить это событие в одном из многочисленных столичных кафе. Не самое престижное – студентки
Страница 11 из 26

все-таки, но и не самое затрапезное – деньги у девушек есть. Вся соль в том, что той второй, что приехала погостить, пора обратно, но вот ведь незадача… не с кем!

А вот и он, кабачок «У Чарли». И кухня тут, судя по запахам, неплохая, и спиртное в наличии, и мужской контингент имеется, причем не из рабочих. Купцы средней руки, лавочники, караванщики, их охрана – кабачок расположен на одной из сквозных улиц, идущих прямиком от Восточных ворот к рынку, поэтому подцепить здесь подходящего мужчину шанс весьма велик. Подошли мы уже к тому моменту, когда практически все столики были заняты, но все же удалось найти свободный у дальней стены. Практически идеально!

Что ж, загадаем, что все случится именно сегодня. Я не кривила душой, когда говорила, что не желаю проводить здесь вечера. Мало того что уйма самолюбивых самцов, так еще и придется контролировать себя – делать вид, что ем и пью. Так что моя новая цель – закончить с этим делом в кратчайшие сроки.

– Заказывай, но что полегче.

– Я понимаю. – Серьезно и собранно кивнув, Ингрид дождалась, когда к нам подойдет подавальщица и надиктовала заказ. – Кого-нибудь уже приметила?

– Пара вариантов есть, но не самых лучших.

– Как скажешь. – Помолчав немного, Ингрид украдкой осмотрелась сама и тут же словила парочку оценивающих и еще парочку откровенно сальных взглядов. – Так, кажется, мы перестарались…

– Не трясись. Твоя «сестренка» магичка. Будут мешать – приголублю проклятием.

– Да?

– Да.

– Оу… – Прикрыв задорный блеск ресницами, Ингрид оценивающим взглядом прошлась уже по мне. – Ты ж вроде как нынче в целителях…

– И что? Одно другому не мешает. Сила-то универсальна. Да и проклятия разные бывают… Например, самые безобидные – икота или чесотка. Проходят сами собой через полчаса, но пока действуют – жить мешают. Можно наслать неуклюжесть, так что запинаться будет на каждом шагу, заикание, недержание…

– Все-все, верю-верю! А тебя не накажут?

– А пусть докажут.

Растянув губы в усмешке, сама посмотрела туда, откуда Ингрид достались те самые сальные взгляды. Купец… какой недальновидный купец. Во-первых, старый. Во-вторых, не слишком богатый. Такому только и остается, что окидывать молодок сальными взглядами. Нет, с его стороны нам ничего не грозит, не посмеет. А вот от столика слева… демон-полукровка. Это уже хуже. Такой слово «нет» не поймет. Вот только в наших планах кандидат должен быть чистокровным человеком. Мало того что он нам станет мужем, так еще и окрутить такого намного легче. Запомним и будем иметь в виду, да и парочку проклятий можно уже заранее подготовить. Допустим, ту же самую неуклюжесть, а может быть, даже и… да, точно.

Прошептав короткое четверостишие, отправила волну силы в сторону столика полукровки. Теперь дядечка решит выпить… чуть больше своей обычной нормы. Ну, пусть не чуть, а много больше, но нам он уже не страшен – напьется в кратчайшие сроки, и мы ему будем неинтересны.

– Ты есть совсем не будешь?

– Разве только сидр сухариками закусывать… – Скривившись от аромата принесенного ужина, с раздражением проследила, с каким удовольствием Ингрид приступила к его поглощению.

– Ну давай, сестренка, за удачу. Покажи им всем! – Протянув мне навстречу бокал и чокнувшись, девушка с блаженством приложилась к напитку. – Как же я по всему этому соскучилась!

– Хм, хотела бы я разделить твое удовольствие… – поджав губы, качнула головой я. – Развлекайся, пока есть время. Только спиртным не увлекайся, ей еще рожать.

– Не буду, я не запойная, – фыркнув, Ингрид снова приложилась к бокалу, – я просто… ладно, не бери в голову. У нас ведь праздник? Давай его отметим. За тебя, милая. Знаешь, а я все-таки рада, что ты смогла освободиться.

– Ты не представляешь, как я рада… – Чокнувшись снова и отпив небольшой глоток, изобразила подобие улыбки. – Ладно, не будем о грустном. Как тебе во-о-он тот типчик?

Переключив внимание Ингрид на вновь зашедшую компанию, состоявшую из шестерых мужчин, указала глазами на молодого человека, шедшего последним. Неплохой экземпляр – молод, симпатичен, в меру состоятелен. Кажется, из когорты купцов…

– Не слишком молод?

– Ин, тебе самой сейчас семнадцать.

– Да?

– Угу.

– У, черт, я бы того взяла, что третьим идет. – Указав на мужчину лет на десять – пятнадцать старше, осанка которого выдавала в нем бывалого воина, девушка облизала губы. – Вку-у-усный…

– Наемник. Думаю, даже командир охраны каравана. – Пройдясь цепким взглядом по серьезному лицу и пропорционально скроенной фигуре, успела отвернуться до того, как он взглянул на наш столик. – Слишком серьезен и для нашей авантюры не подойдет. Нам нужен телок, а не волк.

– Ну да… Эх, жаль. Вот бы мне это тельце наподольше…

– Обещаю, закончишь с этим делом, придумаем что-нибудь другое.

– Обещаешь? – Полные надежды глаза, и после моего кивка – радостный визг, который привлек к нам всеобщее внимание. – Ух, Ви, как же я тебя люблю!

– Угу, нас сейчас за лесбиянок примут. – Оторвав от себя ее руки, которыми она решила меня обнять в порыве чувств, перегнувшись через стол, добавила: – Ин, твой зад в центре внимания.

Увы, в этот момент Ингрид наклонилась настолько сильно, что ее попа действительно стала неким завлекательным моментом.

– Упс… – Смутившись, девушка поторопилась отлепиться и вернуться на место. – Все смотрят?

– Все. – Фыркнув в бокал, я успела заметить оценивающие и весьма одобрительные переглядывания мужчин. – Виона, ты нынче звезда вечера.

– Виона?

– Привыкай.

– А-а-а… ну да. А ты?

– Летта.

– Ясно. – Серьезный кивок, и я была рада, что не ошиблась, выбрав ее. Ингрид прожила достаточно и прекрасно осознавала, кто здесь и сейчас главный, равно как и то, что наш план не терпит оплошностей, а спорить по пустякам, задавать глупые вопросы не стоит.

Первые подвижки начались минут через сорок – за это время мужчины успели отужинать и теперь намного чаще поглядывали в нашу сторону, пытаясь понять, когда наступит благоприятный момент для того, чтобы мы согласились на их компанию. Женщин в кабачке было немного – примерно одна дама на четырех кавалеров, так что наш план имел все шансы на успех.

Как я и планировала, полудемон не отрывался от кувшина и совсем скоро стал поглядывать на мир мутными от переизбытка алкоголя в крови глазами. Купец, сообразив, что кроме как поглядеть ему сегодня больше ничего не светит, отправился в комнаты наверх, видимо, он именно здесь остановился на ночь. Из кандидатов оставалась та самая последняя компания и еще тройка молодых мужчин, но мне показалось, что они местные, просто ждут кого-то. В нашу же сторону и те и другие периодически поглядывали, так что к концу часа я уже устала прикладываться к бокалу и закусывать засахаренными орешками. Черт, я так возненавижу любую еду!

– Виона, еще немного и меня стошнит…

– Миленькая, потерпи… Давай еще минуток десять? – Прекрасно видя по моему лицу, что я не шучу, девушка задумалась над выходом. – А может…

– Девушки, вы не откажете нам в компании? – Первой, к моему неудовольствию, созрела троица местных.

Вопросительный взгляд Ингрид на меня, но отказать им – и мы будем выглядеть странно. Жаль, очень жаль… что ж, проклятие на косноязычие ждет своих
Страница 12 из 26

носителей. Пожав плечами, дескать, мне все равно, попутно начала плести вязь заклинания: так они очень быстро поймут, что сегодня ни один из них не в ударе.

И верно, десяти минут хватило, чтобы их то краснеющие, то бледнеющие от неловкости лица в достаточной мере меня развеселили. Скомканно извинившись, мужчины ретировались сначала от нашего столика, а затем, расплатившись, покинули кабачок. Так, у нас не слишком много времени…

– И чем же столь милые девушки смогли напугать тройку бравых стражников? – Вопрос прозвучал из-за спины, что немного напрягло. К чему показуха?

– Ох, сама ума не приложу… – пролепетала Ингрид и стрельнула глазками на меня, дав понять, что подошли именно те, кто нам нужен. – Такие интеллигентные и вежливые господа, а как начали знакомиться, так они словно волколаком укушенные подскочили. Может, фаза луны не та… знаете, говорят, парад планет плохо влияет на тех, у кого совесть нечиста…

Неся полную чушь, Ингрид успешно разыгрывала простушку, радующуюся свободным ушам. Я же сидела тихо и отвечала лишь на те вопросы, которые были обращены непосредственно ко мне. Как ни странно, снова подошли трое: тот самый молодой парень, его отец – мужчина в возрасте, но при этом обаятельный балагур, все еще сохранивший былую стать, и командир, на которого положила глаз Ингрид.

Так-так… Отправив призраку мысленный кулак, чтобы не смела строить глазки командиру наемников, дала ей знак сосредоточить внимание на молодом купце. Та незаметно сморщила носик, но меня поняла – проколов нам не надо.

В целом вечер прошел неплохо. В первую очередь мы вроде бы невзначай выяснили, что караван задерживается в городе на сутки, а уже послезавтра вечером отбывает в Ларивию.

– Ви, может…

– Нет, ну неловко же…

– Что вас смущает, милые девушки? – приподнял брови купец, бонн Наролж, уловив наше обоюдное смущение.

– Вионе пора отправляться к нашей тетушке, но…

– Летта, это… это же неприлично! – сделав большие глаза, замотала головой Ингрид. – Что обо мне подумают?

– Виона, господа купцы – самое идеальное решение! – Придавив сестренку тоном, немного просяще посмотрела на купца, внимательно слушавшего наши пререкания. – Бонн Наролж, вы не окажете нам услугу? Вионе пора отправляться в путь, но мы никак не можем подобрать подходящий нам вариант путешествия. Сюда она приехали с подругами, но так вышло, что девушки уже уехали, а Виона задержалась. И теперь мы в затруднении… понимаю, просить вас о подобной услуге неприлично, но я вижу, что вы весьма уважаемый и благородный господин…

И снова плетя словесное кружево, я весьма витиевато выразила свою мысль, которую можно было сказать всего четырьмя словами: возьмите сестренку с собой.

– Не вижу затруднений. – Стоило мне закончить просьбу, как мужчина тут же согласно кивнул. – С транспортом проблем нет, единственное, что действительно ей будет сложно, это путешествовать в компании, состоящей исключительно из мужчин, но воины они надежные, проверенные, так что если вы переживаете за свою репутацию, могу уверить, ей ничего не грозит. Конечно, было бы идеальным вариантом, если бы вы ехали вдвоем или хотя бы под присмотром гувернантки, но раз сложилась такая щекотливая ситуация, то мы просто не можем вас оставить без участия. Верно, сынок?

Сынок, давно и безнадежно заблудившийся взглядом среди юных прелестей Вионы, все же нашел в себе силы кивнуть. Ха! У меня прекрасно получаются не только фантомы – точечный глэм в моем исполнении просто идеален! А все дело в том, что я, в бытность свою живой, частенько подобным приемом отвлекала от себя внимание, переключая интерес мужчин с себя на подвернувшихся под руку девушек. В общем, выживала, как могла. Вот и сейчас – все внимание на Ингрид-Виону, а я… я ее серенькая сестренка, которой не очень повезло с внешностью.

Вот только не нравились мне взгляды командира Врахана. Вроде бы и чистокровный человек, но, похоже, с интуицией у него все отлично – все это время он не ослаблял внимания, и мне приходилось прилагать некоторые усилия, изображая, что увлечена орешками и сидром.

Кажется, я ненавижу не только эльфов… орехи и сухарики уже прочно укрепились пунктом ниже.

– Где вы остановились? – решил поинтересоваться Врахан, когда мы уже договорились о времени отправления и о небольшой плате за столь любезную услугу. – Время уже позднее, мы проводим вас.

Оу… а вот это не по плану. Черт, неувязочка! Не скажем же мы, что живем в одном очень миленьком склепе при старом кладбище? Не оценят юмора… А ведь нам необходимо именно на кладбище – время уже к ночи, и мне пора приступать к своим обязанностям местного ужаса на крыльях ночи.

– Бонн Врахан, не стоит беспокоиться, Летта вполне успешно может дать отпор любому. – Ингрид, пока я размышляла, как бы отделаться от совсем ненужного сопровождения, взяла инициативу в свои руки. – Вы не смотрите, что она такая худенькая – магами становятся не благодаря ширине плеч и величине мускулов. Она прекрасно может справиться с любым, просто наложив на него проклятие, извините за откровенность, поноса.

– Проклятие? – Все повернулись в мою сторону, и мне пришлось бросить угрожающий взгляд на прикусившую язык девушку. Целители не специализируются на проклятиях. – Но вы ведь сказали, что обучаетесь на целителя?

– Да, все верно. Но поверьте, порой стоит знать кое-что и сверх того, что требует специализация. Очень помогает в жизни. Не все господа благородны, как вы. – Убрав эмоции, просто пожала плечами. А с призраком у меня сегодня состоится очень серьезный разговор! – Знаете, бывает так, что порой некому встать на твою защиту, и тогда приходится быть чуть изобретательней противника. А небольшое расстройство кишечника весьма способствует увеличению шансов на победу.

– М-да… – Переглянувшись, мужчины почти синхронно покачали головами. Вот только и это их не проняло. – Девушки, но я настаиваю. Ваши способности – это, конечно, прекрасно, но и район тут по вечерам не самый благополучный, стукнуть по голове и утащить за угол могут в разы быстрее и надежнее любого заклинания или проклятия.

Говоря с такой уверенностью, что я даже слегка озадачилась, а не практиковал ли он это сам, Врахан в это время смотрел именно на меня, видимо сообразив, что в нашей «семье» я была за старшую. Эх, не был бы он командиром этого каравана, глядишь, и взяла бы его к себе. Носителем души Франклина. А так… какой экземпляр пропадает! Вот бы у него в мозгах покопаться! А то чует моя мертвая попа: мы у него под подозрением, наверняка не раз за время путешествия проверит, а не авантюристка ли Виона.

Авантюристка.

Еще и одержимая.

– Вы чрезвычайно любезны, бонн Врахан. Пожалуй, нам будет очень приятно воспользоваться вашим щедрым предложением. – Не став отвечать, куда именно он будет нас провожать, с милой улыбкой согласилась на навязанный эскорт. Что же, придется еще капельку помагичить, не страшно.

Расплатившись за ужин, распрощались с купцом и его очарованным сыном и поторопились выйти в ночь – меня уже откровенно воротило от запахов не столько еды, сколько множества живых тел, так что закруглились мы весьма и весьма вовремя.

Переходим к плану «бэ»: заведи настойчивого командира туда, не знаю
Страница 13 из 26

куда.

Глава 5

План был проще некуда. Чтобы наш уважаемый командир в случае нападения имел возможности для маневра, мы шли следующим образом: в его левую руку весьма крепко – но с милой и, я бы даже сказала, глупой улыбочкой – вцепилась Виона-Ингрид, а я, в свою очередь, шла рядом с ней. Правая рука воина должна быть свободной… угу.

Но на самом деле свобода маневра была нужна прежде всего мне самой. Стоило нам отойти от кабачка на пару десятков метров и отступить в тень, куда не доставал свет магических фонарей, как я моментально оставила вместо себя фантом, просто перебирающий ногами и придерживающийся темпа движения нашей компании, а сама, на несколько мгновений закутавшись во тьму, поторопилась в студенческую таверну, вверх по улице, чтоб забронировать комнату для двух девушек и заодно кое-что внушить хозяину.

Благодаря тому что Ингрид весьма неплохо чуяла, где я нахожусь, я абсолютно не переживала, что она пройдет мимо или потеряется. Переговорить и обсудить новый план возможности у нас не было, но призрак была более чем понятлива. Пара взглядов – и она уже кивает, заранее соглашаясь со всем тем, что сделаю я.

На наше счастье, места в таверне были, а из-за позднего времени внизу присутствовало не слишком много народу, так что, зайдя внутрь и моментально отыскав хозяина глазами, я отозвала его в сторонку, и уже через пару минут у меня имелся ключ от номера, а сам хозяин был более чем уверен, будто бы мы живем здесь уже три дня. Неплохо. Никогда не понимала любви некоторых личностей манипулировать разумными существами, но, кажется, именно в этот момент я начала познавать некоторую прелесть… вот только странная горечь не давала насладиться этим чувством в полной мере. Может, потому, что слишком легко все получилось, а мне никогда не приносили удовольствия слишком легкие победы.

Так, не о том думаю. Впрочем, если инквизитор мной заинтересуется, это будет ох как сложно. Чуть вздернув подбородок, прикрыла глаза… какая вкусная мысль… стоит очень тщательно ее взвесить. Но не сейчас, пока я еще не знаю всех своих и самое главное – его возможностей, совать свою мертвую тушку в его когтистые лапы… Нет, я не настолько наивна. Отучили.

– Ну вот мы и пришли… – Вернувшись на место фантома как раз перед дверями таверны, приняла как можно более безмятежный вид. – Бонн Врахан, благодарю, вы воистину галантный кавалер.

– Не стоит. Проводив вас лично, я буду знать, что вы в целости и сохранности. Спокойной ночи, девушки. – Ответив чуть резче, чем стоило, мужчина тем не менее вежливо поклонился и, прежде чем окончательно уйти, внимательно осмотрел не только саму таверну, но и всех, кто внутри, уделив внимание и хозяину. Зуб даю, завтра придет с расспросами. Вот только я уже предусмотрела подобный поворот и подстраховалась. Однако закрепить результат лишним не будет.

– Спокойной ночи, бонн. – Уверенно потянув «сестренку» за руку на второй этаж, я не стала затягивать прощание. Он выполнил свою задачу, так что нам больше не о чем говорить.

Уже в комнате, чья обстановка была весьма неприхотлива – недорогой стандарт на двоих, сначала плотно прикрыла дверь, не постеснявшись запереть ее на ключ, а затем развернула «сестренку» к себе. Кажется, на моем лице было написано все, что я планирую сказать, так как Ингрид отшатнулась и тут же брякнулась на колени, заскулив и сложив руки в умоляющем жесте:

– Ви… Ви, только не развеивай… у-у-у… я ду-у-ура-а-а… уй… каю-ю-юсь…

– Ты не дура… ты… – Брезгливо сморщившись, я отошла и села на стул. – Ингрид, кончай, ты отвратительная актриса.

– Да? – Шмыгнув носом, девушка нахмурилась и обиженно продолжила: – А мне говорили, что прекрасная…

– Может, для остальных это так, но я вижу намного больше остальных. – Положив ногу на ногу, проследила, как она снова неуверенно шмыгнула носом и махнула рукой. – Кончай на полу валяться, застудишь еще что-нибудь важное. Поняла уже свои проколы?

Усердно закивав, да так, что я обеспокоилась, как бы не оторвалась ее голова, девушка тем временем поднялась и перебралась на кровать.

– В общем, так: обо мне никому и ничего. Да, сестра, да, магичка. Целитель из середнячков. Все. Командиру глазки не строить, твоя задача – Курт. Без вариантов. Не справишься – пеняй на себя. Вопросы?

– Нет. – Чуть испуганно мотнув головой, так как мой тон был категоричным и вопросов как таковых не подразумевал, Ингрид еле слышно вздохнула, а затем снова кивнула. – Я все поняла, прости. Сначала дело, а развлечения потом.

– Вот и умница. Я на кладбище, приду к утру. Если Врахан будет за нами следить, то должен увидеть, что утром я выйду именно отсюда. Все, отдыхай, теперь тебе это необходимо…

Оставив ключ Ингрид, но для страховки установив на дверь небольшую контролирующую печать, я наложила на себя морок молодого парня и в таком виде отправилась на отработку. Ночи кошмаров пора начаться…

– Я иду, по городу иду, по улице иду, я обязательно к тебе дойду…

До наступления полуночи еще время было, так что шла я, не сильно торопясь, по дороге размышляя о том, где бы мне взять подходящего мужчину и чем бы ему стоило заниматься в то время, пока он не был мне нужен.

Уже подходя к кладбищу, снова со стороны калитки, сначала уловила смазанное движение, а затем почувствовала, как меня весьма качественно взяли в захват, а к горлу приставили нож. Оу… какая прелесть!

– Пикнешь – убью, – раздался немного хрипловатый шепот в ухо, и до меня долетел отвратительный запах перегара. Фу… этого еще для полного счастья не хватало! – Где деньги, дрянь?!!

В молчании скосив глаза, разглядела весьма сильные и, как ни странно, ухоженные руки. Судя по тому, как меня держали, мой незадачливый грабитель был выше меня и весьма силен. Лица видно не было, но… кажется, на ловца и зверь бежит. Не думала я, что на кладбище нынче так неспокойно. Кто бы мог подумать!

– Что молчишь, девка?! Отвечай! – Пока я прикидывала, как бы поудачнее его обездвижить и оприходовать для своих нужд, а лучше бы для начала еще пройти чуть подальше внутрь аллеи, мужчина начал чересчур нервничать, а его нож опасно впиваться в мое горло.

– Пытаюсь для начала понять, о каких деньгах речь…

– Склеп барона Генгеля!

– А… эти… дома. – Судя по тому, как его рука застыла, а сопение стало сильнее, мой ответ его возмутил и ошарашил настолько, что мужчина, кажется, позабыл все слова. Приличные уж точно. Иначе к чему бы ему…

– Дрянь, да я тебя…

– Мм… заманчиво… – мурлыкнула, потеревшись щекой о его руку. – Идем, я знаю такой чудный склепик, тут неподалеку… заодно покажешь мне, как это…

Последнее его доконало окончательно – рука дрогнула, и нож на пару сантиметров вошел в горло. Ну вот, теперь еще тело латать…

– Дорогой, ты такой неаккуратный… Давно девушки не было? – Вздохнув настолько печально, насколько могла, я повернула голову на сто восемьдесят градусов и лениво приподняла бровь, рассматривая опешившее лицо не слишком трезвого мужчины. Так-с… помыть, побрить… ладно, сойдет. Не красавец, но мне особо и не привередничать – для дела подойдет. – Скажи, ты к нежити как относишься?

– К… не… не… а-а-а…

– Ну да. Тебя что-то смущает? – Вырастив себе пару фантомных клыков, параллельно не забыла опутать его ноги
Страница 14 из 26

травой, чтобы не дергался. – Как девушку зарезать, так горазд, а как за свои поступки ответить, так слова растерял. – Наслаждаясь его страхом, улыбнулась во всю ширину рта, который вдруг стал ну о-очень широким. От уха до уха. И очень клыкастым…

– Ты… ты… упырь?!

– Не-а. – Постепенно завораживая бледнеющего мужчину, освободилась от захвата и встала перед ним ровно. – Нет, дорогой, ты не угадал. Тебе не повезло. Упырь бы тебя просто съел, а я тебя буду пользовать.

Последний виток силы, направленной на подчинение, и я резко скомандовала:

– За мной!

На сей раз мы отправились к склепу Франклина. Призрак был мужчиной в годах, но его слегка готичный юмор был мне настолько близок, что его, как и Ингрид, мне выпивать не хотелось. Почти дружеские пикировки и подколки, когда раз в тринадцать лет я входила в полную силу, доставляли мне такие редкие моменты радости, что отказаться от них было сложно.

– Фрэнки… Фрэнки, не заставляй меня кричать, выходи. – Зайдя внутрь небольшого склепа, пальцем указала бандиту угол, и тот безропотно в него направился, чтобы встать и замереть лицом к стене. – Да развернись ты, тупица…

– Ви? Ви, милашка, глазам своим не верю! – Призрак, выскользнувший из дальней стены, раскинул руки в стороны, словно собирался меня обнять.

Пришлось поднять ладонь. Объятия эктоплазмы – удовольствие из сомнительных.

– Вот только без лапания…

– Деточка, да я ж разве…

– Мне-то лапшу не вешай, – за эти годы прекрасно изучив его любвеобильную натуру, покачала головой я. – Я так понимаю, ты уже успел с Ингрид пообщаться?

– Да, – моментально посерьезнев, кивнул призрачный мужчина и словно бы невзначай подлетел ближе к бандиту. – Надеюсь, это именно то, о чем я думаю?

– Да, – не став ходить вокруг да около, согласилась я. – Осталось узнать, где я прокололась и как высоко он забрался в местной иерархии. Ну что, подходит?

Старательно осмотрев сначала лицо, а потом, ничуть не стесняясь, ощупав тело, Франклин, довольный результатом, кивнул:

– Прекрасная форма. Не смазлив, что меня весьма радует. Обратила внимание на руки?

– Да.

– Думаю, не рядовой исполнитель.

– А то, что пьян?

– Могу предположить, все дело в том, что ты разворошила весьма важную для них нычку. Возможно, именно он за них ответственный…

– Мм… – прикинув немного, качнула головой вместо ответа. – Да, она была из свежих. Что-то я и правда поступила неосмотрительно. Ладно, думаю, именно ее можно будет вернуть. Других нам более чем достаточно. Ну что, будем производить полное слияние или еще подумаешь?

– Ви, такая большая девочка и такие провокационные вопросы… – Укоризненно и слегка снисходительно по-отечески покачав головой, призрак ухмыльнулся. – Давай сначала на неделю, но с абсолютным погружением. Если не смогу с ним слиться, то на более долгий срок слияние будет нерациональным. Как раз успею выяснить, что да как. Ну а если он подойдет по всем параметрам, то буду умолять тебя о снисхождении…

Хмыкнув в ответ на его последние слова, а в особенности отметив тот тон, с которым он их произнес, я цыкнула. Никакого уважения к личу, кстати.

– Фрэнки, только честно. Что можешь сказать по поводу моей структуры? Мне кажется, я что-то упускаю…

– Не считая того, что тебя только что зарезали? – Легкомысленный тон, но его взгляд серьезен и внимателен. – Знаешь, девочка, ты ведь и умирала неправильно… да и я не большой специалист в магии. Так что прости, но вопросы немного не по адресу. Да, мне кажется, ты действительно лич и твоя сила осталась с тобой. Мало того – она стала намного более концентрированной, и это вижу даже я. Но вот тому, что твоя аура гораздо живее, чем бывает у немертвых, этому я объяснения найти не могу.

– Но я лич?

– Да. Может… – Чуть замявшись, призрак подлетел ближе и начал всматриваться вглубь меня. – Слушай, если существуют полудриады, почему бы не появиться полуличу? Черт, звучит безумно, но…

– Ладно, вижу, что ты ничего нового мне не скажешь. – Отмахнувшись от его дикого предположения, хотя оно было весьма созвучно с моими собственными мыслями, прикинула, что лишнего времени на неторопливые и вдумчивые дискуссии именно сейчас у меня нет. Пора за работу. – Фрэнки, я сейчас заряжу серию фантомов на ночь, а часика через два вернусь, и начнем внедрение. Так что без глупостей. Понял?

– Как скажете, моя госпожа. – Решив немного спаясничать, призрак изящно поклонился и даже умудрился облобызать мою руку. – Вы моя прекрасная леди и ваше слово для меня – закон!

– Шут… – фыркнула я, хотя от его слов стало капельку веселее, и стряхнула с руки призрачные слюни, а после отправилась создавать фантомы. Серию с временным интервалом сотворить не слишком сложно, были бы силы. А их у меня с каждым днем все больше, так что… вперед и с песней!

Ночка вышла насыщенной – мало того что фантомов настрогала от души, так еще и Фрэнка на новое местожительства определила. Бандита звали Винсент, и он действительно оказался не последним полукровкой в теневом сообществе нашей столицы, мало того – бастардом одного высокопоставленного нелюдя в Совете. Да, как ни странно, но он был полукровкой. И почему я не заметила сразу? Впрочем, рекши в своей человеческой ипостаси мало отличимы от людей, а с учетом того, что Винс нечистокровный рекш, то в принципе ничего удивительного. Попутно выяснили, что от отца-рекша ему достались такие способности, как ночное видение и быстрота реакции, а также чуткий слух, обоняние, ну и, конечно, склонность к авантюрам и экстриму. Чистокровные рекши имели хвост и в боевой ипостаси покрывались чешуей, но полукровкам подобный тюнинг доставался редко. Так и Винс оказался этим обделен – ни хвоста, ни чешуи, лишь зрачки, сейчас вытянутые в ниточку, и змеиной расцветки радужка глаз – желто-зеленая.

– Фрэнки? – Пощелкав пальцами перед его глазами, добилась с трудом сконцентрированного взгляда. – Слышишь?

– Дэ-о-а… – Справившись с неподатливыми губами, мужчина сморгнул несколько раз, сконцентрировал внимание на мне и повторил: – Да.

– Отдыхай и обживайся. Вечером приду, принесу перекусить и проверю, как ты. Да?

– Да.

– Вот и славно…

До утра оставалось не так много времени, так что стоило поторопиться – мне еще в таверну возвращаться и делать вид, будто бы я всю ночь сладко проспала в своей кровати. Как же это полезно – отсутствие необходимости во сне! Так много всего успеваю… Жаль, не все из запланированного. Хотя, чем больше имеешь, тем больше хочется… Эх, сплавлю Виону и хоть немного руки развяжутся.

Снова накинула на себя морок молодого парня и, осмотревшись на предмет посторонних, заторопилась в таверну «Живучий хомяк». Забавное название… Интересно, хомяк действительно был живучим? Или с нашего потока кто-то постарался?

– Виона, подъем. – Охранка на двери стояла не потревоженная, так что беспокоиться было не о чем. Я зашла в комнату и, вернув себе внешность серой мышки, не дотрагиваясь до девушки, разбудила ее.

– Мм…

– Просыпайся, мне пора.

– Уже? – Сладко потянувшись, Виона-Ингрид приоткрыла глаз и нашла меня взглядом.

– Да, мне еще в Академию. Как ни странно, но дел по горло.

Проверив самочувствие одержимой и выдав последние инструкции, я удостоверилась, что мы поняли
Страница 15 из 26

друг друга правильно: она определяет девушку в надежные руки Курта и не позднее чем через месяц добровольно покидает тело, предварительно заблокировав все лишние воспоминания. В итоге когда настоящая Виона придет в себя, то о произошедшем будет вспоминать, как о мутном сне, а затем и это немногое потихоньку забудет. Не думаю, что девчонка стушуется и не поймет, что парень – идеальный для нее вариант. Молод, симпатичен, богат, при влиятельном отце… В этих делах девчонка далеко не блондинка. Как я поняла, она и в Академию поступила, дабы женишка поперспективнее подцепить. Сама из городка в паре суток езды, но гонору… В целом я не прогадала.

– Ну все, прощаться не будем, через месяц свидимся, – улыбнулась я на прощанье.

– Спасибо, Ви.

Расчувствовавшись снова, Ингрид полезла обниматься, и я решила, что пару мгновений потерплю – призрак мне еще пригодится, и разбрасываться подобными ценными кадрами мне не с руки.

– Все, до встречи.

Выйдя из таверны, пару мгновений постояла на пороге. Что ж, с этим, пожалуй, все. Теперь переходим к следующему пункту. А именно: розыску своего куратора и выяснению, кому мне сдавать рунологию. Кстати, стоит поинтересоваться, что там с незадачливым полуэльфом? Жив, нет? Лучше бы, конечно, нет, но думаю, господин инквизитор быстро просек ситуацию – в этом они профи. Так что наверняка обессилен, но жив. Ну да ладно, если будет мешать, придумаю что-нибудь другое.

– Девочки, привет. – Натянув на лицо улыбку еще на подходе к Академии, в свою комнату я зашла уверенно и, естественно, без стука.

Однокурсницы уже не спали и вовсю обсуждали, чем займутся на каникулах. Их нам отмерили аж целую неделю, два дня из которых уже прошли.

– Привет… – Амелия, не разглядев на моем лице ни тени сожаления о моей «развратной», как они наверняка думали, ночи, осуждающе поджала губы. – Ты… как его зовут-то, хоть спросила?

Мысленно хмыкнув, посмотрела на нее, как на маленькую. Амелия покраснела, а мне стало грустно. Они и есть маленькие, это мне уже больше трехсот.

– Да, его зовут Винсент. И он очень порядочный мужчина. Вы не думайте, мы с ним всю ночь говорили о звездах… он так много о них знает… – Начав аккуратно развешивать лапшу, потихоньку ослабила их неприязнь и недоверие, упокоив совесть и усыпив мораль рассказами, что… ни-ни! Токмо поцелуй в щечку на прощанье! – Вот так. А сейчас мне пора. Мне еще по поводу пересдачи узнавать. Все, девочки, не знаю, вернусь или нет, так что не ждите, гуляйте без меня, а вечером у меня снова свидание.

Выйдя из спального корпуса, прикинула, что по времени наши преподаватели уже должны быть на своих местах. Не думаю, что я такое уж редкое исключение – не сдавшие с первого раза были всегда и на всех курсах. Даже я в свое время умудрилась на втором курсе физическую подготовку завалить… Но тогда у нас был экспериментальный курс – пытались подтянуть нас до уровня боевых магов, но… на нас все и закончилось.

Так что как действовать, я примерно догадываюсь. Имя куратора я узнала заранее, как и то, что он самый обычный человек и у нас преподает зельеварение. Тем проще – в свое время предмет мне нравился, и проблем с нахождением общего языка я не видела – сработаемся.

– Магистр Премиус? – Вежливо постучавшись и дождавшись разрешения, я вошла в кабинет преподавателя. Тут же пробежалась глазами по обстановке и остановила взгляд на маленьком щупленьком дедушке, который смотрел на меня слегка вопросительно и несколько… удивленно?

– Виона? Что случилось?

Так… мы близко знакомы? Или у него такая манера общения со студентами? Черт, незадача.

– Магистр Премиус… – Жалобный взгляд, закушенная губа, и, подойдя поближе, я сначала немного замялась, но все же решилась. – У меня с рунологией…

– Да-да, наслышан. – Удручающе покивав, снова прошелся по моему лицу взглядом. А глаза у него умные, очень умные… стоит поосторожничать. – Что делать будешь?

– Я пересдать хочу.

– Да? Уверена? – Странный смешок, но на этот раз я добавляю во взгляд уверенности.

– Да. Я хочу. Я знаю.

– Знаешь? – Тут он рассмеялся почти в открытую. – Милая, да ты…

Не став заканчивать предложение и приподняв брови при виде моих сурово поджатых губ, дедок замолк.

– Значит, говоришь, знаешь… – Очередной оценивающий взгляд, и я начала потихоньку закипать. Нет-нет… я спокойна, я абсолютно спокойна… только боюсь, мне еще не раз аукнется Вионина дурость… – Ну и что? Дуй к магистру Иннораввиэлю. Сдавай.

– А…

– Что?

– Видите ли, в чем дело, я не уверена, что… – Не став сдерживать раздраженный вздох, снова жалобно похлопала ресничками. – Я боюсь, он отнесется ко мне предвзято. Можно мне комиссию?

– Комиссию? – Удивившись так сильно, что даже отложил книгу, которую читал до моего прихода, магистр глянул на меня уже поверх очков. А не простые очки… заметив на дужке пару рун, занесла себе отметку в память. – Не много ли хочешь?

– Хочу учиться дальше.

– Эх, девочка, оно тебе надо, а? Весь семестр же дурью маялась… Разве не поняла, что тебе здесь не место?

Начав странные уговоры, но тем не менее чуть ли не утроив бдительность, отслеживая мои эмоции, зельевар перестал быть похожим на доброго дедулю. Так… кто же ты, магистр? И повадки-то такие знакомые… ох, какие знакомые… чер-р-рт…

– Нет. Я. Хочу. Имею право! Магистр!!! Да что же вы! – Вспылив, так как это было правильной реакцией, я начала размахивать руками и убеждать бывшего (а может, и не бывшего) сотрудника нашей бравой инквизиции, будто бы я осознала, что мое предназначение именно учиться в нашей любимейшей Академии. Минут десять патетики, и потом я попыталась удариться в слезы, но… увы, немертвые не умеют рыдать, у нас просто нет лишней жидкости в организме, а посему… – Ну, пожа-а-алуйста-а-а…

Сложив ладошки в умоляющем жесте, я снова занялась хлопаньем ресничками и закусыванием пухлой губки. Главное не переусердствовать.

– Ладно. Уговорила, идем. Но если не сдашь, то пеняй на себя.

Немного смягчившись, но все-таки сурово погрозив мне пальцем, чтобы я не расслаблялась раньше времени, магистр встал со стула, и мы поторопились в деканат. Как я поняла, сдавать придется прямо сейчас… Вот и отлично! Разберусь с этим делом – и у меня еще пять дней на себя любимую!

Глава 6

А в деканате я чуть было не спалилась… Папа. Суровые, но такие родные черты постаревшего лица… черные волосы, почти черные глаза, волевой подбородок с ямочкой, хищный нос… и несколько новых морщин на лбу. Папа…

Едва ли не столкнувшись с ним в дверях, с трудом удержалась, чтобы не податься вперед и не обнять такого родного и дорогого мне человека, но… Безэмоциональный взгляд, скользнувший по моему лицу, отрезвил вовремя. Я не Виолетта, я Виона. Я не полудриада, я полулич. И я обязана разобраться со своими врагами сама, потому что только тогда мне не будет стыдно за себя.

– Магистр Рамадай, утро доброе. Не поможете нам? – Куратор, словно издеваясь надо мной, по-дружески поприветствовал отца и указал на меня. – Девочка жаждет пересдать рунологию на комиссии. Первый курс. Адептка перспективная, но вот усидчивости ей… занять бы не мешало.

С удивлением отметив то, что обо мне так лестно отозвались, исподлобья и немного хмуро глянула на самого сильного из некромантов
Страница 16 из 26

этой Академии, да что там Академии – страны! Потомственный в хрен знает каком колене… он же меня раскусит, как гнилой орех. И накажет. Не потому, что я лич, а потому, что позволила им это с собой сделать.

– Нет, Премиус. Прости, но я тороплюсь. – Снова мазнув по мне взглядом, отец отмахнулся и кивнул внутрь кабинета. – Дариша и Юбэр, думаю, смогут тебе помочь.

– Да-да… Что ж, беги, коли так необходимо… – Странно покачав головой, словно знал причину поспешного ухода моего отца, куратор махнул мне рукой, и мы отправились на поиски каких-то Дариши и Юбэра.

С одной стороны, я испытала невероятное облегчение, что не придется мяться и бояться за свое разоблачение под испытующим взглядом сурового некроманта, но с другой – так хотелось во всем признаться, так хотелось попросить совета, поддержки, в конце концов! Но нет. Сама вляпалась – сама выберусь.

Уйдя в себя, я тем не менее отслеживала наше перемещение и, когда мы остановились возле стола, где сидели два преподавателя, гном и полудриада, тут же сосредоточила все внимание на них. Итак, гном… Гадать не стоит – магистр Юбэр. Думаю, артефактор. На нем были очки, весьма схожие по исполнению с очками магистра Премиуса, и кожаная куртка грубой выделки, прямо на которую было нашито несколько интересных штучек. Я не большой специалист в артефактах, но то, что это именно они, – чую. Интересно, моя магическая чуйка стала намного сильнее, чем раньше… и это запомним.

Пока Премиус здоровался с преподавателями и разъяснял, что же мы от них хотим, я переключила свое внимание на полудриаду. Не целитель. Думаю, скорее биолог. Во взгляде не столь много доброты и светлой силы, чтобы быть целителем. Вероятно, она теоретик, не практик. А такой дорога только в методисты, травницы или биологи. Судя по возрасту, первые два пункта вряд ли, так что остается только в биологи – дама была уже в той поре, когда пора заводить внуков. Как, впрочем, и гном. Сладкая парочка…

Озадачившись несвоевременной мыслью, все же решила, что она не лишена здравого зерна. Все может быть…

– Итак, поможете нам?

– Если девочку не смутит, что экзамен начнется прямо здесь и сейчас… – Полудриада, похоже решившая пойти на небольшую подлянку из-за того, что мы прервали их тет-а-тет, тем не менее весьма ласково улыбнулась. Что совсем не вязалось с тем, как она решила поступить. Да, подло. Если бы я не была в себе так уверена, то подобный поворот событий привел бы меня в полный раздрай. А так ничего… Но я тебя запомню, Дариша…

Гном только кивнул, вторя своей коллеге, и взгляды преподавателей скрестились на мне.

– Я согласна. – Нейтральный тон, но во мне закипает злоба. Как был гадючник, так и остался, ничего не меняется. Жаль… Как жаль, что у власти подобные индивиды. Как жаль, что нельзя просто взорвать все к чертовой бабушке. Необходимо уничтожать не исполнителей, необходимо уничтожать тех, кто стоит во главе подобного гадства. Вот только до них не так просто добраться… Но у меня много времени. Так много, что им и не снилось.

– Что ж, начнем.

Магистр Премиус, почти неуловимо сморщившись от подобного поворота дел, оказался на редкость галантным кавалером и, прежде чем сесть, предложил мне стул. Эм… он меня пугает. Пугает своим нестандартным подходом. А это чревато. Все, что я не могу проанализировать и понять, подлежит как можно более тщательному изучению. Он наверняка до сих пор действующий агент… Как ректор подобное пропустил? Или это вижу только я одна? Нет, стоит не просто утроить – удесятерить бдительность!

Час мучений и старательной задумчивости – и я таки наскребаю на зачет. Ну да, пришлось попотеть, «вспоминая» то, чего не могла знать дурочка Виона и что я сама знала почти в совершенстве. Руны в нашем деле очень и очень важны, но еще более важным было не дать им понять, что мои знания в разы глубже и шире тех, что я им показываю.

– Что ж, Виона, ты меня приятно удивила. Думал, будет хуже. Можешь же, когда хочешь! – Расписываясь в моей зачетке, заодно заполняя лист пересдачи, магистр Премиус похлопал меня по плечу, и мне пришлось удержаться, чтобы не дернуться, – прикосновения живых были мне до сих пор неприятны. – Иди, деточка, отдыхай с чистой совестью.

– Спасибо. Большое спасибо. – Поблагодарив преподавателей несколько раз, причем не забыв об отдельной благодарности дриаде, чтобы усыпить ее бдительность и лишний раз польстить (наверняка она у нас будет что-нибудь вести во втором семестре), я просто сияла от удовольствия, хотя игра давалась с трудом. Меня тянуло на воздух, от всех этих запахов было неуютно и хотелось чуть ли не срочно помыться.

Странная брезгливость для нежити… и с этим стоит разобраться.

Буквально вылетев на улицу, развалилась на ближайшей лавке. Уф-ф-ф… кажется, будет сложнее, чем я думала. Нет, необходимо думать, как я могу защитить себя от всего, что приводит меня в подобное неуравновешенное состояние. Может, зря я затеяла всю эту канитель с учебой? Хотя как по-другому я смогу тут находиться? Ладно, пока терпимо, но озаботиться этим вопросом необходимо уже сейчас.

Прикинув, что по времени дело к обеду, возвращаться в комнату не стала. Мне нет резона составлять компанию девочкам за едой – буду делать вид, что ем при случае. А сейчас же стоит заняться библиотекой. Она уже давно манит меня тем, что от нее можно попытаться добиться ответов на кое-какие вопросы. Пора.

За эти годы также неизменным оказалось и месторасположение библиотеки – отдельное здание чуть левее учебных, два этажа вверх и как минимум два вниз. По крайней мере мне точно известно о двух, но я практически уверена, что в наличии еще один. Слишком много за все годы изучения магии скопилось той литературы, которая чересчур опасна для всеобщего пользования. Кстати, я не сомневаюсь и в том, что где-то среди всего этого книжного рая находится и схрон с артефактами. Я умела не только слушать, но и слышать, а также распознавать среди пустых сплетен зерна истины – и все мои наметки указывали на то, что третий подземный этаж и артефакторный схрон существуют.

Думаю, совсем скоро я посещу и то и другое.

Неторопливо бредя по притененному коридору библиотеки, старательно принюхивалась к любым отголоскам магии, которые могли бы мне помочь. Так-с, вот так так… Странной мрачной сыростью неожиданно потянуло со стороны подсобных помещений. В свое время я думала, что там находятся комнаты для дежурных, ну и склад для всякого барахла типа метел, тряпок, свитков на утилизацию… ан нет, судя по магическому запаху, именно там расположен спуск вниз.

Почти неуловимый, едва ли заметный… но такой на данный момент родной. Хотя нет, никогда не любила запах тлена. Мирилась, да, но не любила. Интересно, что же там такое хранится, что настолько фонит? Или совсем защита прохудилась? Ладно, всему свое время. Не сейчас.

– Здравствуйте…

Увидев на своем неизменном посту тетушку Гриппарзину, я слегка растерялась от неожиданности, даже пару раз сморгнула. Но нет, это действительно она. Гоблинша, которая еще во времена моей учебы походила на иссохшую нежить, по-прежнему сидела в полумраке за своим столиком и вязала очередной полосатый носок. Интересно, кто их вообще носит? И расцветка-то чудовищная! Лилово-салатово-сине-желтый носок. Мрак!

– Ну,
Страница 17 из 26

здравствуй, коль не шутишь… – Глянув на меня из-под кустистых бровей, библиотекарша забавно подергала носом, а затем резко насторожилась. – А ну-ка… подойди-ка поближе, детка…

А при этих словах насторожилась уже я. Кроме нас в нижнем читальном зале находилось не больше десятка студентов, так что следовало проявить особую осторожность. Тетушка давно смущала меня своим возрастом, но теперь, кажется, стало кое-что понятно. Какая отлично загримированная нежить… Интересно, чье исполнение?

Вот только подходить я не торопилась, остановившись от ее стола метрах в трех, а она в свою очередь не спешила меня разоблачать и кричать на всю библиотеку. Так мы и застыли, обе хищно раздувая ноздри, хотя в этом не нуждались.

– А ну-ка пойдем… попьем чайку…

Отложив вязанье окончательно, библиотекарша поднялась с насиженного места и, махнув мне рукой, чтобы я следовала за ней, отправилась за ближайшие стеллажи, где, как я знала, находилась ее комната отдыха. Вот так так… Каждый новый день неожиданней предыдущего!

Подождав, когда я пройду в комнатку, чье убранство было весьма неприхотливым – стол, три стула, тумбочка, небольшой комод, кровать и маленькое узкое окошко, в которое не просочился бы даже ребенок, – тетушка плотно прикрыла дверь и первая села на стул, ничуть не тревожась, что я начну буянить.

– Могла бы сказать здравствуй, но, вижу, смысла нет – желать здоровья мертвой… Что привело тебя сюда, дочь смерти?

– Давно вы сами такая? – Сев на стул напротив, подняла на нее потяжелевший взгляд. Моя маскировка, похоже, оставляла желать лучшего.

– Ох, давно, детка, почти триста лет уж как…

– Почти? Конкретно?

– Двести восемьдесят пять с половиной, если уж быть абсолютно точной. Конкретно количество дней интересует или так сойдет? – Странно ухмыльнувшись, гоблинша снова дернула носом. – Я тебя знаю? Больно уж говор знаком…

Да уж, тетушка не зря отличалась феноменальной памятью. Но вот дата… Ее убили сразу после меня?!

– Знакомы. Но пока не время. Кто ваш создатель?

Всей своей силой ощущая, что она намного ниже меня в иерархии нежити, я не стеснялась задавать вопросы, хотя, помнится, курса так до третьего я даже порой робела перед ней… Ох и суровая была женщина! А мне с книгами, как назло, не всегда везло. То порву, то заляпаю… то слизью, то кровью…

– Имя, детка…

– А ха-ха не хо-хо?! – снова вспылив, сузила я глаза.

– Ну как же… – Ничуть не испугавшись, гоблинша цыкнула, словно именно этого ей не хватало, чтобы меня опознать. – Ви, а ты ничуть не изменилась. Только зачем личину-то напялила?

– Так, смотрю, разговор уходит не туда… – пару раз сжав и разжав кулаки, помрачнела я, хотя, казалось, куда уж больше. – Вам с посмертием или как?

– Не пугай, пуганая уже. И не боись – не выдам. Как смогла-то? – И снова ни капли испуга, лишь искренняя заинтересованность. – Мы уж думали, ты все… того. Как не смогла сразу, так и все… надежды-то не было…

Говоря странными незаконченными предложениями, тетушка словно начала разговаривать сама с собой, полностью уйдя в себя и не обращая на меня никакого внимания. Если честно, то я немного растерялась. Какого лешего? Что я и озвучила.

– Бонна Гриппарзина! Какого лешего тут происходит?!

– Тш-ш-ш… не кричи, детка. – Вынырнув из разговора с самой собой, гоблинша погрозила мне шишковатым пальцем. – Давай так, приходи, как стемнеет, часиков в одиннадцать… как раз Эдуардо и Микаэло подойдут…

– Не могу, ночью я занята. Еще четверо суток минимум. – Поджав губы, поморщила нос. – Давайте коротенько. Если честно, то ощущаю себя идиоткой.

– Да… знакомое чувство. Я первые годы ощущала себя обманутой и опустошенной… – Отведя глаза, гоблинша рассказала настолько невероятную историю, что мои брови самовольно уползли на лоб, да так там и остались.

– Да быть не может!!!

– Думаешь, я вру?

– Я… – Сжав пальцы в кулаки снова, раздраженно рявкнула: – Да я вас за такое!!!

– Тю, детка, ты думаешь, это угроза? Впрочем, знаешь, я, наверное, буду тебе даже благодарна… – Усталая улыбка, больше похожая на оскал, и она печально покачала головой. – Даже мы многое не знаем… Но я уверена, что все, что выпало на нашу долю, это всего лишь элемент одной большой мозаики. И теперь, глядя на тебя, я уверена, что именно ты была ее центральным фрагментом. Когда не получилось с тобой, они принялись крушить и куролесить… многие тогда пострадали, вот только мало кто об этом знает. Я ведь не просто так об Эдуардо и Микаэло вспомнила… они ж нынче призраки… причем не вольные, а под принуждением. Помнишь Эдуардо?

Эдуардо… знакомое имя, но… Покопавшись в памяти, нахмурилась:

– Завхоз?

– Да, детка.

– В призраках?

– Да.

– На фига?

– Многие знания – многие печали…

– Но в призраках-то зачем? – Не знаю уж, что во мне перемкнуло, но почему-то логика буксовала. Понять замыслы этих гадов я не могла.

– Можешь задать вопрос непосредственно ректору… – И снова тонкая улыбка, но на этот раз с сочувствием. Однако, видя мой изумленный взгляд, она сжалилась и пояснила: – Он до сих пор пользуется его знаниями и изворотливостью. Мало того, на нем такая сильная привязка, что Эдуардо не может ему отказать, как пытался, когда был еще живым.

– Бред… А Премиус?

– А что Премиус?

– Он ведь с инквизиции.

– Да??? – Изумление гоблинши было настолько неподдельным, что оставалось только заскрипеть зубами. Твою… извращенную фантазию!!!

– Вы не в курсе. – Уже не спрашивая, а просто констатируя факт, откинулась на спинку стула. Нет, права тетушка, нам необходимо предметно поговорить. Очень предметно. – Слушайте, может, вы ко мне?

– Никто из нас не имеет возможности выйти за территорию Академии.

– Жаль… Тогда только к концу недели. Днем?

– Призраки не смогут.

– Не принципиально. Мне бы для начала в общем и целом… а то чувствую себя глухой и слепой. Триста лет прошло, а такое ощущение, будто я в другой мир попала! Где законы? Где устои? Где инквизиция, мать ее?!

– А вот с этим как раз все весьма и весьма загадочно… – Прищурив мутно-карие глаза, гоблинша решила меня просветить. – Лет пять назад у них сменился начальник. Не из наших он…

– Что значит «не из наших»?

– А то, что последние пятьсот лет в начальниках у инквизиции были исключительно выкормыши нашего «славного» ректора. – Хрипло засмеявшись, гоблинша смогла удивить меня в очередной раз. Вот так так… теперь понятно даже все то, что казалось невозможным.

– И кто это безумец? – Не стала добавлять «решивший перейти дорогу самому Атроранвиэлю», но это было понятно и без слов.

– Из драконов он…

– Драконов?!! – Не была бы мертвой, заработала бы инфаркт. – Как???

– Знаешь, детка, для немертвой ты слишком эмоциональна… – И снова тонкая усмешка, и гоблинша вроде как осуждающе покачала головой. – Как, как… вот как-то так. Прислали. Сказали: «Нате!» Вариантов никто не предоставил. Так у него и в подчиненных теперь исключительно оборотни да горные орки. Замы – драконы. Так что помяни мое слово, еще лет десять – и нашему ушастому хана… Знаешь, как я жду этого дня? Этот выкормыш пресветлого леса настолько зажрался и распоясался, что рано или поздно это неминуемо. Жаль только, что поздно… для многих наших поздно…

Вот дела… Еще каких-то
Страница 18 из 26

десять лет – и было бы поздно уже для меня. Как же вовремя меня разбудили-то!

Проговорив с тетушкой еще около часа и выяснив несколько скользких моментов, не забыла спросить и кое-что важное.

– Гарантии, что вы не расскажете ему обо мне?

– А ему нынче не до нас. Третий год как за него взялись плотно, тут же ему стало не до нас… Лишь наложил запрет на общение с инквизицией и кое-какие ограничения контактов с прочими живыми. – Ехидно подмигнув, бонна добавила: – Вот только на тебя подобное не распространяется. Ты, как мы. И даже круче, много круче…

Хихикнув, гоблинша на этом не остановилась, а все продолжала похрюкивать и подхихикивать в кулак, словно стеснялась рассмеяться громко. Да уж… Я вообще ни разу не видела, чтобы она смеялась, так что… В общем, без комментариев.

– Мне есть смысл ставить на вас свой запрет?

– А и давай. Черт его знает, что этому хрену в его ушастую голову придет. Три года не трогал, а сейчас как начнут его за яйца брать… Давай, детка, подстрахуйся, а мы-то уж тебе поможем, чем сможем.

Проведя несложный, но магически серьезный ритуал, накладывавший запрет на посторонние мысли и слова обо мне, я весьма тепло распрощалась с гоблиншей и пообещала подойти к ней завтра с утра. К тому моменту она подберет всю интересующую меня литературу и перенесет в свою коморку, где смогу позаниматься без проблем и лишних глаз и ушей.

По поводу подземных этажей я пока интересоваться не стала – мне бы уже с имеющимися данными разобраться. Нет, кто бы мог подумать?! Запрещенная черная магия в стенах Академии! Причем в этом деле замешана чуть ли не половина преподавателей! И ведь не все несогласные в итоге увольнялись! Кое-кто сначала умирал, а уже затем в виде нежити уезжал из города, чтобы затеряться на просторах нашей необъятной страны.

Твари!

Но что меня интересует, так это отец. Мне плевать на всех остальных… Он единственный родной мне человек в этом мире, и для меня важно знать то, что он в этом деле не замаран. Но сомнения – это такая мерзкая штука… Я не могу поверить в то, что он в этом участвует, но мне не менее трудно объяснить, почему тогда он до сих пор преподает. Остаться чистеньким, когда все остальные по уши в дерьме? Папа может… он многое может.

Но ректор может больше.

Глава 7

К тому моменту, как мы распрощались с тетушкой Гриппарзиной, время приблизилось к той самой отметке, когда добропорядочные граждане пьют чай и отдыхают от суеты дневных дел. У меня же этих самых дел было выше крыши. Так, прикинув, что не плохо бы покормить и проведать Франклина, я снова направилась в сторону кладбища, по пути забежав в одну из многочисленных таверн и взяв еды навынос – тушеное мясо и хлеб. Ничего, надеюсь, уже к утру он придет в себя и будет в состоянии добраться до «своего» дома, где сможет поесть и поспать в свое удовольствие.

– Фрэнки? Как ты? – Зайдя в склеп и отыскав глазами одержимого, я подошла ближе и внимательно всмотрелась в его чуть мутные глаза.

– Неплохо. Еще не отлично, но уже неплохо. – Немного устало кивнув, мужчина с надеждой посмотрел на мою сумку. – Поесть, случаем, не принесла? А то тело молодое, причем уже сутки голодное… Знаешь, как жрать охота? Я уж думал пойти травы погрызть…

– Принесла. – Чуть усмехнувшись, тут же передала ему то, что купила. – Что-нибудь интересное узнал?

– О, малышка, ты не поверишь, я узнал сто-олько всего интересного… – Стараясь не накидываться на еду и уж тем более не чавкать, мужчина блаженно прикрыл глаза. – А запить есть?

– Держи. – Предусмотрительно купленная бутыль кваса перекочевала к нему, и он выпал из реальности на довольно продолжительное время.

– Ви, ты богиня…

– Хм… – Со снисходительной усмешкой наблюдая за тем, как Фрэнки ест, я внимательно рассматривала его заново.

Что сказать? Экземпляр мне попался на удивление приличный. Еще вчера я сумела оценить и силу его рук, и рост, и комплекцию. Сейчас же я рассматривала лицо и отслеживала реакцию. То, с каким небрежным достоинством он ел мясо с хлебом, выдавало его превосходное воспитание и отличную подготовку в первую очередь в физическом противостоянии – движения были скрупулезно четкими и до миллиметра выверенными.

Не спорю, они могли принадлежать и самому Франклину, но если бы тело не было к ним приучено, то они выглядели бы намного более смазанными и неуверенными. Кажется, эти двое нашли друг друга.

– Итак, душа моя, слушай. – Отложив в сторону остатки каравая, Франклин улыбнулся, и на его небритых щеках обозначились ямочки, сразу выдававшие в нем отменного ловеласа. Какая прелесть… – Наш Винс не такая уж мелкая пешка. Правая рука одного из заместителей главы гильдии воров, а кроме всего прочего – ответственный за квартал лавочников. Это его идея – хранить кое-какие сбережения на твоем кладбище, и именно поэтому отсутствие трех из семи схронов так сильно ударило по его самолюбию, что он решил напиться и лично поймать того, кто посмел его так унизить. К нашему счастью, об этом еще никто не знает, иначе часы Винса были бы сочтены – гильдия подобного не прощает.

В течение вечера Фрэнки потихоньку обрисовал ситуацию в городе и гильдиях, и мы подробно разобрали наши дальнейшие планы и действия. Надеюсь, я не слишком самонадеянна, раз решила влезть в большую игру серьезных дяденек, но по-другому просто нельзя – если я хочу первая взять этих ушастых за яйца, то мне следует активизировать все свои силы и возможности.

Благодаря тому что Фрэнки уже достаточно плотно поработал с памятью и воспоминаниями Винса, он смог рассказать, что в последние годы инквизиция весьма тщательно отслеживает не только работу Академии и всех перспективных магов-выпускников, но и имеет своих стукачей практически во всех теневых гильдиях. Главы вовремя поняли, что стоит хотя бы сделать вид, будто они не против сотрудничества, если хотят сохранить хоть каплю той власти и могущества, что доступна им сейчас. В любом случае теневые гильдии были, есть и будут, вопрос в том – кто ими станет руководить и какие заказы они начнут выполнять. А в руководстве гильдий дураков не было никогда.

– В общем, вот такие дела, малышка. – Промочив горло, пересохшее от длительной речи, Фрэнки прикрыл глаза. – Кроме всего прочего Винс еще и контролирует стукачей инквизиции.

– Ну прямо мастер на все руки…

– И не говори. Но знаешь, боюсь, для тебя это будет не лучшим вариантом – проводить время с ним. Мало того что тобой заинтересуется гильдия воров, так еще и инквизиция не постесняется сунуть к нам свой длинный нос. Знаешь уже, что там большой барабум намечается?

– Знаю, уже просветили. – Вкратце пересказав свой разговор с библиотекаршей, я увидела яростно поджатые губы.

– Тварь… Слушай, давай его убьем?

– Фрэнки, ты ему на один зуб… – Немного грустно ухмыльнувшись, я отрицательно качнула головой. – Ты думаешь, он просто так все эти годы ректорствует? Думаешь, никто не пытался? Этот длинноухий слишком силен, умен и изворотлив, чтобы мы могли так просто его убить… Да и не хочу я, чтобы было просто. Я хочу, чтобы он мучился… долго… так долго, чтобы вся его жизнь, все его мерзости одна за другой прошли у него перед глазами, и он прочувствовал на себе все, что испытали его жертвы. – С наслаждением
Страница 19 из 26

представляя процесс, прикрыла глаза и растянула губы в улыбке. Вот только улыбка эта не затрагивала душу. Да и какая душа у неживой? Правильно, мертвая.

– Ты слишком жестока для дриады.

– Дриада умерла, Фрэнки. Остался человек-некромант. Мертвый некромант. А ты сам знаешь, кем мы становимся, если нас не упокоить по всем правилам. Я – лич. – Предостерегающе подняв руку, чтобы предупредить все его возражения, отрезала: – Все. Не стоит об этом. Лучше устраивайся на ночь, а я отправлюсь на свой пост. Мне еще несколько ночей кошмарить, не стоит расслаблять и настораживать местное общество – им и без меня есть о чем подумать.

Развернувшись и выйдя из склепа, не обратила внимания на его серьезный и оценивающий чисто мужской взгляд. Франклин всегда думал, что он настоящий мужчина, а ко мне относился, как и положено настоящему мужчине: мол, пусть она считает себя сильной, но как бы то ни было – она всего лишь девушка, а девушкам всегда необходимо то самое сильное плечо, на которое они могут опереться. Это не любовь, что вы… Это скорее та самая искренняя благодарность, которая может не только горы свернуть. Эта благодарность может и яйца кое-какому ушастому открутить… Ради нее он способен даже на это. А ушастый… Что ж, не повезло ушастому. Очень и очень сильно. Маленьких девочек обижать нельзя.

Привычно отработав ночь, утром зашла за Франклином, и, вернув на места все воровские схроны, мы отправились инспектировать его дом. Впрочем, нет, не совсем дом – Винсент жил на втором этаже частного особняка. Его хозяйкой была женщина в годах, которая смотрела на постояльца сквозь пальцы, – лишь бы платил вовремя. Думаю, здесь не обошлось без магической пиявки, той самой, которая отвечала за безразличие. Кроме того, что в распоряжении Винса был весь второй этаж с тремя комнатами и отдельным санузлом, хозяйка, бонна Нарима, готовила, прибирала и стирала по мере необходимости. Лишь в одну комнату ей был заказан вход – там, в так называемом кабинете, Винс хранил кое-что из рабочих инструментов да кое-какую мелочь, необходимую в его деле. Что мне понравилось больше всего, так это то, что имелась и уличная лестница, непосредственно ведущая на второй этаж, так что для того, чтобы мы попали к нему в апартаменты, совсем не обязательно было идти через дом.

– Проходи, крошка.

– Винс, я тебе скоро по зубам вмажу. – В секунду разозлившись, подняла на него потяжелевший взгляд. – Кончай меня так называть, я себя грязной чувствую, слово девочка по вызову.

– Ты моя подружка или как? Что злишься? – Ничуть не испугавшись моей угрозы, Винс (мы решили, что Фрэнк теперь исключительно Винс, чтобы мы не прокололись) распахнул передо мной дверь. – Или передумала?

– Нет, не передумала. Ненавижу эти сюсюканья. – Пройдя внутрь дома и осмотревшись, одобрительно кивнула – обстановка была истинно мужской: все на своих местах и ничего лишнего. А благодаря стараниям хозяйки еще и чисто. – Милая и Ви – это все, на что я согласна.

– Извини, исправлюсь. Давай только, если придется изображать на людях, ты потерпишь все, что придется, иначе окружающие не поймут. Я слишком серьезная фигура, чтобы мной могла помыкать девчонка-первокурсница. Договорились? Дома можешь делать со мной все что угодно, даже на шею залезть – противиться не буду, прекрасно осознаю, кто ты и кто я.

– Договорились, – фыркнула я и немного расслабилась – все же Фрэнки тот еще затейник и манипулятор. О его прошлой жизни я знаю очень мало, но кажется, в свое время он также был связан с теневыми гильдиями. Правда, с какой конкретно, я так и не узнала, да мне, впрочем, и не было это интересно. – Ладно, давай проверим, как ты поживаешь.

Осмотрев жилище закоренелого холостяка, пришли к выводу: жизнь прекрасна! Ну, по крайней мере к такому выводу пришел Винс, выудив из буфета внушительный кусок подкопченного окорока и пару бутылок столового вина.

– Винс, с утра пьют либо аристократы, либо дегенераты, – чуть укоризненно приподняв бровь, я смотрела, как он пьет прямо из горла, – не увлекайся.

– Прости, малыш, соскучился. – Извиняющаяся улыбка – и он лукаво подмигнул. – А я, между прочим, в каком-то роде аристократ. Ерунда, что бастард… одно другому не мешает. А будучи Фрэнком, так и вообще… – Не закончив предложение, мужчина недовольно сморщил нос, словно был раздосадован, что обмолвился о своей прошлой жизни. – Так, малыш, я тебя уверяю, ни в чем предосудительном, а именно: алкоголизме и прочих пагубных привычках замечен не был и не собираюсь. Просто именно сейчас мне необходимо немного расслабиться – слияние не самая приятная штука, а Винс все-таки полурекш, он пытается сопротивляться до сих пор. Даже несмотря на то, что у него ничего не получается, он прекрасно осознает все, что происходит.

– Даже так? – слегка удивившись, нахмурилась я. – Но он под контролем?

– Полным. Он понимает, что ему нечего не светит, и поэтому бесится. Не переживай, я намного сильнее его духовно, да и твои печати идеальны. Но к экзорцисту нам ходить не стоит.

– Да уж, – ухмыльнувшись на то ли шутку, то ли подколку, покачала я головой. – Ладно, ты осваивайся, живи жизнью Винса и постарайся сдерживать свою любвеобильную натуру. Верности не требую, но чтобы без фанатизма – сюда не водить, здесь наша территория.

– Как скажешь, милая, – чуть съехидничав, мужчина подмигнул и снова отпил, с удовольствием причмокнув, – я люблю тебя уже только за это и буду верен тебе вечно.

– Ну-ну… завели козла в огород… – Скептически хмыкнув, почувствовала укол зависти. Что Ингрид, что Фрэнки… они имеют возможность просто жить и получать от жизни маленькие удовольствия, а не довольствоваться существованием. Мне же доступна пока только месть…

– Малыш, ну что ты? – Заметив мою хмурость, Винс попытался дотронуться до моей руки. Когда же я ее отдернула, то поморщился и резко выдохнул: – Извини, я постоянно забываю, что ты сейчас другая. Но знаешь, я не стал бы утверждать категорично, что ты именно лич, а не что-то иное. Ты слишком неправильный лич.

– Молчи. – И снова непонятная злость. Я прервала его, пока злоба не переросла в ярость. Ненавижу, когда меня жалеют. Жалость унижает и делает слабым. А я сильная. Пускай и мертвая. – Больше не заговаривай об этом, мне неприятно. Если у меня будут наметки, я первая сообщу тебе об этом.

Резко стало неприятно, а от взгляда на еду еще и противно.

– Винс, мне, пожалуй, пора. Я зайду вечером, перед кладбищем, обсудим новости.

– Извини. Я больше не буду. – Серьезный и твердый взгляд без единого намека на высокомерие или обиду, и я просто кивнула, чтобы через минуту уйти. Мы поняли друг друга, больше не стоит затрагивать неприятную тему.

На этом удача решила, что ее благосклонности пора бы и честь знать. Стоило мне зайти на территорию Академии, как мне в руки спланировала мерцающая снежинка, служащая для доставки магических вестников. Кому это я понадобилась?

«Адептка Тихонко, жду вас в 11.00 по адресу: улица Сиреневых Дум, 8. Следователь 4 ранга Т. Урван».

Выругавшись вполголоса, отчего мимо проходящий парень даже присвистнул и заработал мой ненавидящий взгляд, задумалась. Зачем я ему могла понадобиться? Еще и четвертого ранга… Хм, хорошо, папа не слышит, как я ругаюсь. Ну что поделаешь,
Страница 20 из 26

очень уж редко на кладбище добропорядочные граждане забредали, все больше специалисты по подзаборной брани. Особенно когда подходило время фантомов. Эх, как же выразительна бывает самая обычная речь! А уж если на тролльем или гномьем – стихи слагать можно!

Так, отвлеклась.

Вопрос дня: что делать? Идти или не идти – не вопрос. Идти. Иначе найдет сам, и тогда уже не факт, что отделаюсь простым испугом. Прикинув, что до одиннадцати еще есть немного времени, поторопилась в библиотеку – предупредить и спросить совета. Все же тетушка Гриппи та еще старая кошелка. Несмотря на смерть, гоблинский ум и извращенная женская логика остались при ней – может, что дельное посоветует.

– Ох, детка, повезло так повезло… – всплеснула руками библиотекарша, узнав мою проблему. – Заходил он как-то сюда… Эх, была бы живой, сама бы ухлестнула – огонь, а не мужчина! Еще бы не инквизитор – цены бы мужику не было! Ох, помню, была я лет на пятьсот моложе… – Мечтательно закатив глаза, бабулька сладко причмокнула и расплылась в предвкушающем оскале.

– Бонна, ваши воспоминания это, конечно, прекрасно, но я не за тем вам это рассказала. Мне необходима защита. Посоветовать сможете что-то путное?

– Дай подумать… – Вынырнув из сладких воспоминаний, гоблинша нахмурилась и серьезно задумалась. – Вариантов не так много. В первую очередь тебе необходима уверенность и сила. С уверенностью сама, а вот с силой… У тебя же есть доноры?

– Да, трое. Но они так себе…

– А демон?

– А что демон?

– Ну, тот, который охотится за дриадой?

– О боги, а вы-то откуда знаете? – опешив от ее осведомленности, недовольно поморщилась я.

– Благодаря Эдуардо и Микаэло мы знаем почти обо всем, что происходит на территории Академии, а эта шпана даже не скрывает своих намерений. Это ты днями и ночами по своим делам пропадаешь, а эти балбесы уже почти всех молодок перещупали, совсем страх потеряли. Если Салим еще пытается головой думать, то Камил и Роган вообще оболтусы оболтусами. Знаешь же, что когда у демонов начинается «охота», то отказывают мозги.

– Да уж… Так что вы предлагаете?

– Поцелуй силы – самое простое.

– Оу… ну и где мне этого любвеобильного искать? – Хмыкнув на ее предложение, сама же прикинула, что она действительно права. Силы у чистокровных демонов немерено, а благодаря поцелую я выпью из него столько, что без проблем смогу не только встретиться с инквизитором, так еще и весьма успешно обвести его вокруг пальца, не дав разоблачить в себе нежить. – Где ходит наш рогатенький?

Почему именно он? А почему бы и нет? Охота на охотника это так забавно.

– Вариантов не так много, мальчишка наверняка на территории Академии и сейчас либо у себя в комнате, либо в спортзале, сама знаешь, боевики любят это дело. А уж тем более демоны. Ты, кстати, не забывай, что он из огненных, так что поаккуратнее – ожоги на нежити заживают очень плохо.

– Спасибо, учту. – Поблагодарив и за информацию, и за совет, поторопилась по указанным пунктам. Времени все меньше, а опаздывать на «свидание» с инквизитором мне не с руки – эти типы до жути придирчивы даже к таким, казалось бы, милым девичьим пустячкам, как опоздания. – Если будет время, я зайду к вам после, но если нет, то только завтра.

– Беги уже, деточка… – Поджав тонкие старушечьи губы, гоблинша с грустью посмотрела вслед девушке. Почти девочке… как же отвратительно устроена жизнь, если на долю таких милых детей выпадают столь мерзкие испытания. А ведь она была совсем другой… В меру наивной, в меру доверчивой, но никогда не грубой и цинично-расчетливой. Что же он сделал с тобой, детка… Как же носит земля этого ирода, душегуба проклятущего?! Нет, бонна уже давно не боится умереть окончательно – все, что в ее силах, она сделает, но ушастый обязательно получит по заслугам!

Начав со спортзала, я не прогадала, демоны именно там проводили свое свободное время, красуясь друг перед другом. Как ни странно, но девушек среди них не было – на боевом факультете вообще редко когда обучались представительницы женского пола, а то, что сейчас шла неделя каникул, объясняло отсутствие и остальных. Целители, травницы и медиумы отдыхали в других местах – кто по домам разъехался родных навестить, кто еще куда.

Проскользнув внутрь помещения и найдя глазами группу «своих» демонов, ненадолго задумалась. Как же мне выманить его на улицу? Нет, был, конечно, вариант: просто подойти, взять за руку и увести, но слишком уж много посторонних. Боевики, а уж тем более пятикурсники, не такие дураки, чтобы хоть кто-то да не заметил нитей принуждения. Нет, стоит подумать…

Находясь в некотором оцепенении, я стала разглядывать сильные натренированные тела и прикидывать подходящие варианты, глядя как бы сквозь них, поэтому не сразу поняла, что и сама оказалась замеченной. Сначала они переглянулись, затем подмигнули… Пара оценивающих свистов, ставших, вероятно, реакцией на сам факт моего присутствия. Наверняка подумали, что я немного не в себе – пришла и пялюсь на разгоряченных парней. Да уж, сотни килограммов мяса…

Поморщилась от неприятного запаха мужского пота. Мое обоняние – моя печаль. И опять же это не прошло мимо них.

– Привет. – Ближайший ко мне парень, как оказалось полуэльф, решил проявить свой интерес.

– Привет.

– Ты к кому?

– Мне бы Салима… – потупив глазки, решила «поскромничать» я.

– Эй, Салим! – крикнул через плечо полуэльф и усмехнулся, начав рассматривать меня чуть более пристально. – Тут к тебе девушка.

– Девушка?

Окрик парня привел всех в странное возбужденное состояние, и не прошло и минуты, как я оказалась в центре почти идеального круга. Круга молодых мужчин-боевиков. Старательно сдерживая неприязнь от резкого запаха молодых тел, ровно встретила вопросительный и почему-то немного неприязненный взгляд подошедшего среди прочих демона.

– Мне кое-что известно о той, что тебя интересует. – Не став говорить прямо, решила немного заинтриговать мужчину. – О той, кого вы ищете.

– Говори. – Лениво протянув слово, демон тем не менее выглядел более чем заинтересованным. Да уж, не умеют они свой азарт скрывать, ох не умеют…

– Не здесь. Не при всех. – Поджав губы, я чуть потупилась. Я мышка… я мышка… я очень скромная мышка…

– Ладно, идем. – Не став кочевряжиться, мужчина махнул рукой, и его ничуть не смутили возбужденные свисты остальных, всю дорогу доносившиеся нам в спины. Стоило нам выйти из здания, где располагались спортзалы, как он весьма небрежно развернул меня к себе и заявил: – Говори, я слушаю.

– Не здесь, – поморщившись на его полнейшее отсутствие у него манер, мотнула головой в направлении парка. – Она там.

– Что за чушь?

– Почему чушь?

– Что за глупая игра?

– Это не игра.

– Ты… – сузив полыхнувшие огнем глаза, демон раздраженно дернул головой, – ты меня за дурака держишь?

– Салим, ты мне не веришь? – Подняла на него полные грусти глаза, затем опустила и попыталась пожать плечами. – Ты мне делаешь больно…

Раздраженно прошипев, он убрал от меня свои руки и тут же сложил их на груди, всем своим видом демонстрируя недоверие и даже некоторое презрение. Я что-то упускаю…

– Почему ты мне не веришь?

– Ты уже пятая.

Презрительная усмешка знающего себе цену мужчины
Страница 21 из 26

заставила меня недоуменно нахмуриться:

– Пятая? Кто пятая?

– Пятая, кто утверждает, что знает о той, кого я ищу. Мне это надоело. Знаешь – говори, а если врешь и так глупо шутишь, то свободна, никуда я с тобой не пойду.

– О боги… – Возведя глаза к небу, даже не нашла сразу слов. Идиотизм, по-другому не назовешь. Ну да ладно, хана моей репутации… Впрочем, не моей, а Виониной. – Салим, ты реально идиот.

– Что?!

А вместо ответа я подалась вперед и, не дав ему опомниться, притянула к себе и прикоснулась губами к его губам. Теплые, живые… Сильные. Вкус-с-сные…

С моей стороны поцелуй выглядел более чем целомудренно – мне достаточно было просто касаться его, чтобы сила, повинуясь призыву, начала перетекать в меня. Его же в это самое время окутывала такая невероятная эйфория, что руки снова стиснули меня за плечи, не позволяя отстраниться, губы приоткрылись, а наглый язык попытался проникнуть и отметиться на завоеванной территории.

Тьфу ты, гадость какая. Одно слово – самец.

Успев взять столько силы, сколько мне было необходимо, до того, как он окончательно потерял над собой контроль, рывком отстранилась и, установив зрительный контакт, приказала:

– Хватит! – Глаза демона, полыхающие огнем желания, вызвали неприязнь, и прежде чем продолжить, я вытерла губы рукавом. – Салим, достаточно. Тебе достаточно…

Перейдя на вкрадчивый шепот, чтобы окончательно загипнотизировать демона, я старательно его просканировала на предмет своих следов. Нет, ничего… Да я молодец! А энергии-то в нем… ух, мама дорогая! Какой прекрасный донор!

– Салим, тебе не стоит возвращаться к друзьям. Ты притомился. Сейчас тебе необходимо поспать, а во сне к тебе придет твоя дриада…

– Дриада…

– И поцелует.

– Поцелует…

– Иди, – прозвучало завершающее слово приказа, и демон моментально потерял ко мне всякий интерес, развернулся к спальным корпусам и чуть ли не бегом отправился на встречу со «своей» дриадой.

О боги…

Возведя глаза к небу, фыркнула на весь мужской род. Да уж, обмельчали маги, ох как обмельчали… Но похоже, что это заслуга нашего безмерно уважаемого ректора – на Салиме не было ни единой мало-мальской защиты от нежити, и это наводило на совсем безрадостные размышления. Жаль, как жаль, что это нынче мне во благо, ведь теперь я на другой стороне.

Окинув взглядом окрестности и констатировав, что моя подпитка осталось нашей маленькой тайной, я, в свою очередь, поторопилась на рандеву со следователем Т. Урваном. Интересно, что же ему все-таки от меня понадобилось?

Глава 8

К моему безмерному удивлению, по адресу, указанному в вестнике, находился самый обычный жилой дом. Ну и как это понимать? Если честно, то я думала, что меня вызвали в их управление.

На всякий случай снова сверившись со своей памятью и внимательно рассмотрев номер дома (весьма и весьма респектабельного дома), я качнула головой и все же решилась – время неминуемо приближалось к одиннадцати, и тянуть дальше смысла не было.

На стук вышел слуга и, оглядев меня с ног до головы, кажется, остался весьма недоволен увиденным. Вообще-то я не на выставку пришла, да и не к нему, если уж на то пошло.

– Здравствуйте, я к господину Урвану, он прислал мне вестника, чтобы я подошла по этому адресу. – Сразу расставив все необходимые акценты, я с вызовом глянула на позволившего себе лишнее слугу. Слуги так нагло себя не ведут, особенно у следователей инквизиции. А значит, он не слуга или не только слуга. Впрочем, меня это не касается.

– Как вас представить?

– Адептка первого курса целителей Виона Тихонко.

– Проходите. – Процедив, словно сделал мне превеликое одолжение, странный слуга прошел вглубь дома, и мне не оставалось ничего иного, как последовать за ним. Странные следователи, странные слуги… непонятно по какому поводу вестники… бред бредом!

Раздраженно сверля взглядом затылок невысокого темноволосого парня, являющегося чистокровным человеком, я очень сильно желала наслать на него хоть какое-то проклятие, но увы… здравый смысл подсказывал, что если я не сдержусь, то это будет фатальной ошибкой. Да они специально провоцируют! Вопрос только – именно меня или это на всех гостей распространяется?

Нет, я не узнаю этот мир. Что звучит реалистичнее: сошла с ума я или все-таки мир?

– Проходите. – После короткого стука распахнув передо мной очередную дверь, странный слуга зашел следом и представил меня: – Адептка Виона Тихонко.

– Да, я в курсе. Свободен.

Комната, куда мы вошли, больше всего походила на кабинет, хозяином которого, если не ошибаюсь, был сам высокопоставленный господин инквизитор.

Слуга удалился, а на меня уставились два желтых пронзительных глаза. Завораживающе… Оборотни всегда были для меня чем-то недостижимым. В мое время в нашей стране их были единицы. Их страна слишком далеко от нашей, интересы обоих государств не пересекались, но сейчас… Сейчас мне казалось, что я попала в сказку. Страшную сказку, но такую реалистичную. Личи, одержимые, контролируемые умертвия, драконы, оборотни…

– Здравствуйте, – потупила я глазки в пол, сложив руки перед собой, как самая настоящая школьница. Почему-то рядом с этим инквизитором хотелось стать очень хорошей девочкой, очень-очень. Чтобы не выпорол. – Вы мне прислали вестника…

– Да, Виона, проходи. – Прекратив буравить меня взглядом, мужчина одними глазами указал на стул. Сам же он сидел за массивным столом из… если мне не изменяет зрение, дикой вишни и являл образчик сурового, но милосердного господина. Ой, игро-о-ок… – Ну что ж, девочка, а расскажи-ка мне о своих взаимоотношениях с магистром Иннораввиэлем.

– Взаимоотношениях? – Поперхнувшись воздухом, как самая что ни на есть добропорядочная бонни, расширенными глазами уставилась на оборотня. Красив… как же он невероятно хищно красив! – Каких?

Снисходительный взгляд вместо ответа, и я рада, что немертвые не умеют краснеть. Кажется, вместо щек и шеи у меня начала краснеть душа, те самые ее остатки, которые отвечают за стыд. О боги, какая харизма!

– Господин Урван… он мой учитель. Между нами нет ничего, кроме взаимоотношений ученик – учитель. Это правда, – немного укоризненно посмотрев на прищурившего глаза оборотня, украдкой вздохнула я. Мамочка моя распутная, никогда не думала, что у меня сорвет башню от мужчины, который может убить меня в три секунды. А ведь именно это он сделает, если узнает, кто сидит перед ним.

Вот только… а почему меня, собственно, так плющит?

Пытаясь не сильно елозить на неудобном стуле и одновременно силясь проанализировать, что же со мной творится, с удивлением констатировала: я его хочу. Мать моя дриада, зачавшая меня по пьяни… Так, это не та история.

Я же мертвая!

Безмерно удивившись своим внутренним выводам, подняла глаза на притихшего следователя. Он же, в свою очередь рассматривая меня как нечто невзрачное и весьма убогое, видимо, прикидывал, как же полуэльфа угораздило со мной связаться. А мне почему-то стало обидно и так захотелось показать, что я не она, а я – это я… Я! Красивая! Зеленоглазая! Идеальная!!!

Ша!

Зажмурившись, с трудом удержалась от того, чтобы не начать его зачаровывать. О боги, да это не мои желания! Токи демонской энергии, рванувшие к источнику моего желания, пошатнули меня
Страница 22 из 26

на стуле, и я…

– Адептка? – Встревоженный голос следователя привел меня в чувство, а когда я открыла глаза, то поняла, что лежу на полу, а он склонился надо мной. – Виона, что с вами?

Ладонь сама скользнула к его лицу и завладела мужской щекой. Живой, теплый… даже скорее горячий… Улыбка сама скользнула на губы, а глаза не смотрели никуда, кроме как на его уста. Наверняка такие же горячие, как и щека… сильные, сладкие… Соскользнув со щеки на шею, ладошка начала притягивать к себе мужчину, но, встретив сопротивление, мозг попытался взять на себя управление. Увы… чувственность, разбуженная дармовой демонской силой, в этот момент была сильнее.

– Виона! – Резкий окрик в ответ на мои дикие действия.

Однако я смотрю на него так снисходительно и по-взрослому, что великий и ужасный следователь четвертого ранга мешкает всего секунду… которой хватает, чтобы притянуть его к себе и поцеловать.

Легко, всего лишь коснувшись его твердых и горячих губ, но этого мгновения достаточно, чтобы понять – двуипостасный будет моим. Не сейчас, не сегодня… Но кажется, у меня появилась еще одна цель. Намного слаще предыдущей… По-моему, я нашла, ради чего мне стоит продолжить существовать после того, как я разберусь с целью номер один.

Столько дикой и притягательной силы – и все это будет моим. Скоро.

– Адептка!

Неприятный рывок – и вот я на диванчике, а следователь разъяренным демоном нависает надо мной и едва ли не шипит:

– Адептка!

– Да?

– Что за поведение?!!

– Вы такой красивый…

Внутренне обзывая себя последними словами, не могла удержаться от несвойственного себе поведения. Я прибью себя потом, ночью…

– Так. – И снова резкий рывок, и вот он уже за столом, а я в пяти метрах от него, на диване. Странно, почему он не предложил мне сесть на него сразу? Он намного мягче и удобнее стула… – Виона, не дури. Что нашло?

– Вы…

– А ну прекрати! – Кажется, мое поведение выбивало его из привычной колеи, потому что он неприятно рявкнул, а у меня аж под коленками задрожало… Какой самец! – Так, четко и по делу!

– Да, бонн… – Сложив ручки на коленях, запорхала ресничками, отчего оборотня аж перекосило. – У меня с ним ничего не было. Совсем-совсем ничего. – И, поджав губы, прошептала уже для себя: – Но с вами я бы не отказалась…

Последний вздох сожаления от того, что он так недостижим, и я поднимаю на следователя кристально чистые глаза. Да, как ни странно, но я не лгу, и как ни удивительно, но он это понимает. Хорошо, что он не слышал моих последних слов… Могла бы краснеть – точно была бы уже бордовой. Хорошо, что папа о моем позоре никогда не узнает.

– Хорошо. Ты пересдала?

– Да, магистр Премиус помог мне с комиссией, и я пересдала. Еще вчера. – Не став удивляться его осведомленности, я смотрела куда угодно, но только не на него. Иначе сорвусь. И он меня убьет.

– Можешь подтвердить при свидетелях, что магистр Иннораввиэль намекал тебе на вариант сдачи его предмета через интимные отношения с ним?

– Да.

Еще несколько вопросов, а именно: не знаю ли я его врагов и других девушек, кому бы он предлагал подобное, но в ответ – лишь мое уверенное «нет».

– Хорошо. Можешь идти, но имей в виду: ты можешь понадобиться снова, поэтому не удивляйся, если я пришлю вестника.

– Да. – Последний тоскливый взгляд на такие… такие… такие недостижимые губы, и я снова отвожу глаза, чтобы уже в дверях услышать его такой долгожданный выдох и замереть буквально на секунду. Нет, показалось… Пора идти к Винсу, и пускай он говорит, какая я дура. А я именно дура. И как такое могло случиться?

За адепткой закрылась дверь, и буквально через три минуты в нее проскользнул Акур. Пару мгновений постоял у входа, а затем решительным шагом подошел к столу и, пощелкав пальцами перед невидящим взором своего начальника, добился раздраженного рычания:

– Отстань.

– Что не так? Неужели она причастна?

– Нет. Но с ней самой что-то не то.

– Хм?

– Я ей понравился.

– О… – Зависнув на пару мгновений, паренек затем расхохотался так громко и так искренне, что вызвал повторный рык. – О да… с ней действительно что-то не то. Она… она нереально больна!

И снова хохот, а инквизитор прикрывает глаза, и перед его внутренним взором встают серые… нет, не серые, а зеленые… Почему зеленые? Нет, скорее серые с прозеленью… Так, кажется, у него галлюцинации из-за длительного воздержания.

М-да, ее бы переодеть да по-другому причесать… Прикинув и так и этак, Урван резко одернул сам себя. Да что ж это такое?!! Он уже думает, как соблазнить этого ребенка? О боги, да она даже целоваться-то не умеет!

Хотя если подумать и поверить полуэльфу, то не все так просто с этой адепткой. Тот утверждал, будто бы она чуть ли не сама вешалась на него, причем умудрялась даже на лекции выряжаться так, словно не понаслышке знала о взрослой стороне жизни. Как узнать? Как узнать, если сейчас она выглядит чуть ли не как сестра милосердия? Вот только взгляд… Взгляд, полный желания, трудно спутать с чем-то другим, да и ее слова себе под нос… У оборотней-инквизиторов отменный слух. А еще отменный нюх. У них многое что отменное…

Раздраженно глянув на Акура, Теодор прищурил глаза.

– Начальник, ты меня пугаешь… – Заметив пристальный и такой знакомый взгляд, парнишка резко прекратил веселиться и даже сглотнул. – Только не говори, что…

– Ага…

– Изверг.

– Ага…

– Тиран.

– Ну да.

– Деспот.

– Ты так любезен… – Уже щурясь от удовольствия, следователь весело фыркнул: – Еще скажи – самодур.

– Само… – Начав повторять, парень осекся, поджал губы и вздохнул, Теодор снова в своем репертуаре. – Рассказывай уже, что задумал?

– Слушай…

Выслушав очередную гениальную задумку своего начальника, парень пожевал губами и скептически осмотрел оборотня:

– Ты уверен, что больна она, а не ты?

– Мальчик мой, больна эта страна, а мы всего лишь лечим ее теми способами, которые подойдут ей лучше всего.

– М-да… Ладно, я пошел?

– Иди.

Отослав помощника, инквизитор снова углубился в размышления. А зеленые глаза идут ей больше…

– Ты что сделала? – Выпученные глаза и приоткрытый рот Винсу не шли. Как и очумевшее выражение лица.

– Тебе с какого конкретно места повторить?

Пока я дошла до квартиры одержимого, я уже успела успокоиться и проанализировать свое поведение. Да, ужасное. Но все-таки объяснение ему было: передозировка халявной силы, причем иного, абсолютно не моего уровня, а именно – демонской. Слишком уж представители этого вида зациклены на своих желаниях, причем еще и сила-то мужской была… Хотя не думаю, что с женской было бы лучше – наоборот, хуже. Я бы его там и раздела, ну и еще что-нибудь… наверное.

Прикрыв глаза, как ни странно, улыбнулась. Да, воспоминания были приятными.

– Ви!!!

– Что?

– Ты что, не понимаешь, куда голову суешь?!!

– Винс, перестань. Ничего непоправимого не произошло. Зато теперь он точно меня ни в чем не подозревает…

– Ошибаешься, детка. Ох как ошибаешься… – Осуждающе покачав головой, мужчина нахмурился, словно что-то припоминая, а затем выдал: – Этот Тео тот еще тип. По моим наметкам, он самый безжалостный из их братии, и, кроме того, у него нет постоянной женщины. Впрочем, это проблема всех инквизиторов-оборотней – они слишком чувствительны к
Страница 23 из 26

эмоциональной составляющей партнера. А из-за их специфичной профессии они вынуждены чуть ли не блюсти целибат – зачастую идет отторжение партнера именно по эмоциональной составляющей. Страх – вот что испытывают рядом с ними почти все, в том числе и те, кто ни в чем не виноват. Вспомни свою первую встречу.

– Ну да, ты прав… А сейчас? – Задумчиво качнув головой, я погрузилась в свои воспоминания. Это хуже, чем я думала. Винс прав, это плохо. – Неужели все дело в переизбытке силы?

– Не знаю. – И, снова недовольно поморщившись от того, что у него не было четкого ответа, мужчина встал и начал мерить шагами комнату. – Но для тебя будет лучше, если он не придаст этому значения и вы больше никогда не встретитесь. Поверь мне, малыш, инквизиторы не та игрушка, с которой стоит играться.

– Утешил…

– Ты ведь именно за этим ко мне пришла – за вправкой мозгов? – Чуть усмехнувшись, Винс остановился напротив меня. Мы расположились в его гостиной, и я сидела на вполне удобном и мягком диванчике.

– В принципе да, – не став лукавить, кивнула я. Он прав. – И знаешь, ты мне даже помог. – Переждав его чисто мужскую усмешку превосходства, уточнила: – Но не вправкой мозгов, а информацией. Теперь мне понятно, почему он был ошарашен моим поведением. Ладно, спасибо, что выслушал, а мне, пожалуй, пора – я уже второй день до библиотеки дойти не могу, а чем дольше тяну, тем больше заморочек и вопросов. Давай, до завтра.

Распрощавшись с одержимым, действительно поторопилась в библиотеку Академии. Информация – это сила, а именно с ней у меня пока туго – пора бы восполнить интересующие меня пробелы.

Следующие несколько суток прошли четко по задуманному плану. Днем я протирала стул в каморке библиотекарши, штудируя как разрешенные, так и запрещенные фолианты и конспектируя все то, что могло мне понадобиться для дальнейшего воплощения моих планов и замыслов. А почитать было что. Как оказалось, я все-таки не лич. Но кто конкретно, я так и не нашла ответа. Не живая точно – мне не было нужды питаться и спать, в качестве энергии для существования я могла пользоваться как силой деревьев, оставаясь внутри них на несколько часов, так и жизненной силой разумных, как в случае с парнями-целителями или демоном.

Но… но было одно огромное «но». У меня остались практически все чувства и привязанности. А в случае с личем подобного быть просто не могло – они бесчувственные твари, целью которых является лишь месть. В моем варианте она присутствует, но вот ведь незадача – не только она. Кроме всего прочего у меня проявился интерес к инквизитору, изначально лишь как к источнику силы, но чем больше я об этом думала, тем сильнее осознавала, что как мужчина он также исключителен. Но еще бо?льшая незадача – никак нельзя мне с ним встречаться… ну вот никак.

Еще один пункт, отрицающий мою принадлежность к личам: я вернула себе плоть, перестав быть похожей на иссохшую мумию даже тогда, когда снимала морок Вионы. Да, решила поэкспериментировать вчера ночью на кладбище. Ко мне в гости пришли посторонние, так мало того, что эти недоумки ошалели от счастья, когда к ним вышла юная дриада, так в итоге я сама еле ноги унесла, как только они осознали, какое именно счастье им привалило.

Сознаюсь, сглупила. Было бы проще их всех зазомбировать и умертвить, но в тот момент я почувствовала себя самой обычной девчонкой, на которую надвигаются трое озабоченных мужчин. Так что, спрятавшись в первое попавшееся дерево и переведя дух, я наслала на этих подонков такие страхи, что уже они улепетывали что есть мочи, забыв, что буквально секунду назад сходили с ума от вожделения.

Весь остаток ночи я анализировала свои знания и ощущения и пришла к выводу: я новый вид нежити. Не лич, не драугр, так как сохранила свою силу, размеры и внешность, не упырь, поскольку в крови не нуждаюсь, не гуль, ведь материальную пищу на дух не переношу, не уж тем более привидение или призрак – тело мое более чем материально. С Рыцарем смерти себя сравнивать тоже смысла нет – при жизни я точно ни в каком месте рыцарем не была.

В общем, пора писать о себе любимой диссертацию – точно стану дипломированным магистром. Ага, некромантии, если папочка меня раньше времени не отшлепает до смерти.

Поутру вернув себе морок Вионы, я отправилась в последнюю свою вольную прогулку по городу – с завтрашнего дня начинались занятия в Академии, а впереди была последняя ночь Планетарного парада. В общем, махнув ручкой кладбищу и распрощавшись с кошмарами, я с чистой совестью направилась прикупить кое-что из одежды и канцелярских принадлежностей – учебу я забрасывать не планировала, так как легенду все еще нужно было поддерживать, а гардероб стоило пополнить уже потому, что основные вещи я отдала Вионе-Ингрид.

Итак, последний день каникул и, как всегда, куча всего непеределанного. Что ж, вперед и с песней?

Глава 9

Внимательно обойдя рынок, а именно продуктовую его часть, и стараясь не шибко кривиться от разнообразных и отнюдь не самых приятных ароматов, я снова зацепила взглядом ту самую некромантскую лавку, чей запах нам не понравился в наш первый день шопинга с моими однокурсницами. Чуть притормозив возле нее, прикрыла глаза и, словно задумавшись о чем-то своем, исключительно девичьем, на самом деле постаралась принюхаться, подключив все свои обновленные рецепторы чувств.

Страх, боль, кровь… смерть. Ритуалы на живой крови? Как недальновидно и мерзко… Поморщившись, решила, что сегодняшняя ночь у меня будет более чем плодотворной. Соваться в эту клоаку при свете дня смысла нет – если что и найду, то только запахи и полунамеки, а вот ночью… Тонко усмехнувшись, отправилась дальше и едва не зарычала от раздражения, когда заметила, как от дальней стены отлепилась практически неуловимая тень. Мои ощущения буквально вопили: тень следит именно за мной.

Так-так-так… Один-единственный вопрос: от кого? Кто заказчик? Надо признать, вариантов довольно много.

Гильдия, инквизиция, Академия, полуэльф… Возможен даже, как ни странно, пятый вариант, который я не могу подобрать с ходу, – в этом сумасшедшем городе возможно абсолютно все. И даже то, что кажется вовсе безумным.

Смысла вычислять от противного конкретного заказчика пока что нет. Как обычно, логика доведет до одного, а реалии окажутся на сто восемьдесят градусов иными. Пока он не несет мне угрозы, а просто следит, значит, включаем режим «студентка-целительница» и занимаемся именно тем, чем планировала, – шопингом.

На пару мгновений остановившись точно в том же месте, где замешкалась девушка, Акур принюхался, и его внимание резко переключилось на новую цель, а чувствительный нос скривился от отвращения. Ого… да девчонка не так проста! Заметка на память. И, снова найдя малявку глазами, он поспешил слиться со следующей стеной. Что поделать, если все твои умения – это слияние с тенью и изумительный нюх на запрещенную магию… Ну, есть еще, конечно, кое-что по мелочи, но вслух об этом говорить не стоит. Эти мелочи необходимы исключительно по работе, а не для светской беседы. Так что вперед и поскорее… Потерять адептку во время шопинга – это самое глупое, что он может сделать.

Через три лавки и полтора часа я наконец-то выявила личность шпиона. Тот самый
Страница 24 из 26

неправильный слуга господина инквизитора. Так-с… ну и что им от меня надо? Стандартная проверка или я под подозрением? Знать бы еще каким… Жаль, нельзя его поймать и хорошенько поковыряться в его воспоминаниях. Благодаря информации, которой со мной крайне щедро делился Винс, я знала, что нынешние инквизиторы и их подчиненные защищены чуть ли не идеально. Еще ни одного не удалось поймать и допросить без последствий – срабатывала какая-то странная связь, настроенная на захват, и на место происшествия практически моментально телепортировалась группа быстрого реагирования, ГБР, состоящая из пятерки орков-боевиков, на которых практически не действовала ни одна магия, и одного следователя-оборотня, что курировал операцию. Так что не оставалось ничего иного, как терпеть и делать вид, будто я не замечаю его присутствия.

Или пошутить? Хочется, как же хочется… вот только аукнется же мне эта шутка… ох как аукнется. Ладно, как станет вовсе невтерпеж, так и пошучу, а пока не стоит.

Закончив с покупками, забежала в таверну, где уже не раз брала тушеное мясо с овощами и свежую выпечку для Винса, и отправилась к своему «любимому» на обед. Винс просыпался как раз не раньше полудня, а все потому, что, как и некроманты, представители теневых гильдий предпочитали работать в ночь. В любом случае инквизиция рано или поздно узнает, что я с ним встречаюсь, если уже не узнала – к Винсу я заходила каждый день, – так что и сегодня делать исключение не стоит.

Поднявшись по лестнице и стукнув лишь для проформы, прошла в коридор и, прислушавшись к пока еще сонным звукам его квартиры, отправилась в гостиную, которая, кроме всего прочего, служила ему и чем-то вроде кухни. Оставив покупки на столе и решив, что разберет он их сам, направилась в кабинет – будить Винса смысла не было, он уже прочувствовал мое появление, так что скоро встанет сам, а наблюдать, как мужчина одевается и умывается, большого желания у меня не возникало.

– Привет, как ночь?

И верно, не прошло и пятнадцати минут, как идеально опрятный, умытый и выбритый Винс прошел в комнату, остановившись четко напротив, и задорно подмигнув. Кажется, у кого-то ночь прошла не в пример удачней моей.

– Неплохо. Не считая того, что засветилась Летта, но надеюсь, они если и вспомнят мое дриадское лицо, то только в кошмарах.

– Рассказывай.

Моментально посерьезнев, мужчина расположился в кресле напротив, и я рассказала ему не только о том, до чего дошла в своих размышлениях по поводу того, кем я не являюсь, но также о ночном инциденте и о замеченной мной утром слежке.

– В какой момент ты его обнаружила? – решил уточнить он.

– Уже на рынке.

– То есть откуда он тебя ведет, ты не можешь сказать?

– Че-е-ерт!!! – Не самая приятная мысль все-таки дошла до моей мертвой головки. Неужели с самого кладбища? Кажется, кое-кто попал…

Лихорадочно перебирая в памяти каждую минуту своего пути, я стала отматывать мгновение за мгновением. Вот я отвлекаюсь на ту неправильную лавку, и в поле моего зрения попадает тень, вот еще раньше я обхожу рынок тихой улочкой, чтобы зайти не со стороны продуктовых рядов, а со стороны лавок… Вот самое начало утра: я, выходя из боковой калитки кладбища и щуря глаза на встающее солнце, прикидываю свой путь… Есть!

Скрипнув зубами, признала, в первую очередь для себя: он вел меня с самого кладбища. Неуловимая тень, ничем не отличающаяся от утренних теней, ждала меня сразу за калиткой. Черт, надо было его там и упокоить.

– Ну?

– С кладбища.

– Черт!

– Угу…

– А вчера?

– Нет, вчера не было. – Нахмурившись от невозможности понять, как же он нашел меня утром, мотнула головой.

– Что будешь делать? Убьешь его?

– Уже нет смысла. – Передернув плечами, поджала губы. – Наверняка его хозяин уже в курсе моих передвижений. Проще придумать сказку о том, что я собирала травы. Кстати, там они весьма разнообразны и многочисленны, если знать, где искать…

Ухватив мысль за хвост, решительно кивнула. Если уж не получится отмазаться от посещения кладбища, так стоит придумать весомую причину тому, чем я там занималась. На звезды любовалась! Вот такая я неправильная целительница! Раздраженно поморщившись, заодно похвалила себя за предусмотрительность. Я действительно собрала кое-какие травы, набирающие максимальную силу именно в полнолуние, да к тому же еще и при параде планет. Лунник, гипносолнух, рьяноцвет… самый простецкий лопух, подорожник, нан-корень и мать-и-мачеха, только с увеличившимися раз в десять полезными свойствами.

Да, запасливость и предприимчивость мне прививали с детства, ведь никогда не знаешь, в какой момент понадобится то или иное зелье или тот или иной артефакт. Полезности карман не тянут. Жаль, что я до сих пор не знаю, где мои студенческие вещи, – среди них мне больше всего дорог мой ритуальный кинжал, который подарил мне папа, когда я поступила в Академию.

Только, наверное, будет очень странно выглядеть целительница с кинжалом некроманта. Тут же мои мысли переключились на загадочную лавку, и я моментально приняла новое решение – присмотреть себе кинжальчик именно там. Почему нет? В нашем законодательстве нежить не попадает под категорию граждан, а значит, и наказать меня за воровство по законам нашей страны никто не сможет. Ежели только убить… именно как нежить.

Вот только я не собираюсь никому давать такой шанс. Хватит уже с меня и одного раза.

– Ви? У тебя сейчас такое кровожадное выражение лица… Все-таки решила его убить? – Винс, не мешавший моим размышлениям, не выдержал и подал голос. – Может, не стоит?

– Нет, я уже о другом думаю. – Обеспокоенность его голоса заставила чуть приподнять брови и отрицательно мотнуть головой. – Что-нибудь знаешь о лавке некроманта на улице Малых лоточников?

Короткая задумчивость с небольшим уходом в себя… и мужчина отрицательно покачал головой:

– Нет, это вне моей компетенции. Что тебя интересует?

– Запрещенная магия, там ею не просто фонит, а воняет.

– Я узнаю, но только вечером.

– Не стоит, я сегодня туда сама схожу. – Строгим тоном, так как не была уверена, что для Винса это пройдет без последствий, повторила еще раз: – Нет, и не смей. Сейчас ты жив и намного более уязвим, чем я, а потерять тебя по глупой неосторожности я не хочу. Если лавка действует, причем, судя по остаточным эманациям, весьма успешно, то у нее слишком могущественные покровители, причем я подозреваю, что даже знаю кто – тебе с ними не тягаться.

– А сама? – Выглядевший более чем недовольным, мужчина явно обиделся и напрягся. – Ты… – Но, как ни странно, продолжать не стал, лишь выдохнул через сжатые зубы и едва слышно выругался.

Да-да, я твой создатель и начальник. Я твоя богиня… ты сам это признал.

– Будь осторожна, ты все же не боевик. – Совладав с обидой, Винс посмотрел на меня умудренными глазами Фрэнка. – И что бы ты ни думала, ты мне дорога не как создатель и хозяйка, а как друг.

Отведя глаза, несколько мгновений рассматривала окно. Спасибо… В моей жизни было немного друзей, но, кажется, настоящие появились лишь после того, как я умерла.

– Я зайду вечером. – Благодарный взгляд вместо ответа, и я, подхватив пакеты, ухожу. Надо поторопиться в свою комнату в Академии – стоит разобрать покупки, ведь уже завтра
Страница 25 из 26

начинаются занятия, а ночью я буду слишком занята.

– До вечера.

Закрыв за девушкой дверь, Фрэнк не смог удержаться, чтобы не выругаться снова. Ну куда она свой нос сует? Мало ей эльфов?! Почему она не понимает, что она не всесильная Смерть или Кара, а всего лишь девчонка, которой дали второй шанс жить?! Тот самый шанс, который она весьма успешно сводит к нулю! А ведь он еще не сказал ей, что и в гильдии воров ею заинтересовались. Черт! И не убьешь ведь всех любопытных. Инквизитор еще этот… вот уж кто станет их главной проблемой. Судя по слежке, он либо ее подозревает, что, по сути, не так уж страшно, либо… либо все-таки запал, что страшнее в разы. Буквально до смерти.

Возле самой Академии сегодня было не в пример многолюдно. Ну и многоэльфно. А уж как многодемонно… Еще чуть-чуть дриадно и самую капельку рекшно. Скользнув взглядом по все прибывающим студентам, отгулявшим недолгие срединные каникулы, краем глаза зацепила компанию демонов и конечно же Салима. Этот красавчик выделялся даже среди своих. Наверное, если бы я была демоницей, я бы точно слюнями по нему истекла, как те соплюшки, что стоят чуть поодаль. Высокий, медногривый – волосы средней длины собраны в высокий хвост, чуть ниже линии их роста на лбу красуются два маленьких черных рога, в правом ухе серьга-гвоздик с рубином, которая свидетельствует о том, что он весьма приближен к правящей династии демонов. Мощная шея, широкие плечи, сильные руки, узкая талия, длинные ноги и весьма аппетитные бедра… Хм, какое пропорционально сложенное мясо. А уж на мордашку-то природа и вовсе не поскупилась – лет через пятьдесят он станет удивительно притягательным мужчиной, если его кто-нибудь не убьет раньше. Жизнь практикующих магов-боевиков весьма зыбкая субстанция – одно неосторожное движение, один неправильный пасс, одно не до конца просчитанное задание и все… нету больше мага. Или есть, но частично, это уже зависит от нашей братии – целителей и некромантов.

Да-да, не удивляйтесь, иногда некромант может быть намного полезнее целителя. Впрочем, это уже подробности и сейчас не стоит о них.

Скользнув взглядом по его друзьям и однокурсникам, снова посмотрела на демоненка. Так, кажется, мой интерес не остался незамеченным… Салим, найдя меня взглядом среди множества заходящих в ворота Академии студентов, поджал губы и чуть прищурил глаза, полыхнувшие алым. Ой, я тя умоляю… уже перепугалась, аж до дрожи поджилок.

– Виона? – Несколько шагов – и вот он уже нависает надо мной. – Поговорим?

– Салим? – Ответив «любезностью на любезность», протянула ему пакеты. – Донесешь – поговорим.

От такой наглости мужчина опешил и без слов взял покупки в руки, хотя по его предварительным наметкам он наверняка планировал меня потрясти, если не что похуже. Эх, плакала моя репутация… Мысленно хихикнув, сделала моську кирпичом и решительно потопала к своей комнате. Я девушка, мне положено изображать легкомысленность, а он мужчина – пускай таскает. Ну что поделать, если он глупый мужчина?

– Виона, ты удивительно нагла для человечки, – подал голос Салим, отойдя от шока уже через пару минут и преодолев всего треть пути до женского корпуса.

Хм, а он не очень глуп, так средне…

– Знаешь, говорят, наглость – второе счастье… а что еще нам, убогим человечкам, остается?

– Что ты сделала со своей внешностью?

– А что я с ней сделала? – Избрав сверхлегкомысленный тон, пожала плечами и включила «блонди». – Мне нравится. Тебе нет?

– Мне все равно. Но я поспрашивал кое-кого, кто хорошо тебя знает… ты изменилась. В чем причина? В преподе?

– Эх, Салим… – Покачав головой на сверхпредприимчивого и сообразительного демона, удрученно поджала губы. – Все-то ты понимаешь… А если и так, то что?

– Ничего. К чему тогда выпендривалась первый семестр, если не рассчитывала на подобный эффект?

Странные и на удивление умные вопросы заставили взглянуть на мужчину под другим углом. Умен, паршивец. По крайней мере выводы делать умеет.

– Заигралась, с кем не бывает.

– Теперь решила поиграть в «ботанку»?

– Салим, к чему такие вопросы? Хочешь стать моим парнем? – Цинично приподняв бровь, повернула к нему насмешливое лицо. – Не стебает с «обычной человечкой» встречаться?

– Ну ты и загнула. – Хохотнув на мое предположение, демон мотнул головой. – Нет, у меня к тебе интерес другого характера.

– Ого! Ты начинаешь меня пугать…

Пикировка, больше походившая на дружескую, стала меня забавлять, но мы уже подошли к корпусу, где прогуливалось немало девушек, так что стоило придержать свое неуемное желание расхохотаться, причем как можно громче. Казалось, остатки той энергии, что я позаимствовала у него, стремились выплеснуться наружу самыми яркими эмоциями и привлечь его внимание.

Ну вот, не было печали – теперь откат придется сдерживать.

– Так, Салим, спасибо, что донес, мне пора.

– А поговорить? – Почти искренняя обида, но я вижу в его глазах отголоски азарта. Его самого забавляет эта невинная игра в «нехочу-небуду-незнаю».

– Через час в северо-западной части Академического парка. – Прикинув, что времени мне разобрать вещи хватит, назначила место, где тусовалось меньше всего народу. Хочет поговорить – поговорим, не вопрос, но вот свидетелей мне не нать. Если разговор свернет не в то русло, будет намного проще его прервать и повернуть так, как устроит именно меня.

– Не прокатишь? – Ехидный прищур и оценивающий взгляд, но я кивнула более чем серьезно. – Ладно, я буду ждать. Но если не придешь…

– Ой, не пугай. – Отмахнувшись, забрала у него пакеты и поторопилась к себе.

Парочка гламурных фиф из демониц уже кидали на меня убийственные взгляды. О боги, еще этих куриц от убийства и прочего членовредительства своей тушки отваживать… Ну, Салим, ну, удружил, козявка мачеобразная! Ладно, отвод глаз и псевдофантомы еще никто не отменял. Справлюсь, а если будут чересчур настойчивы, то обновлю свои знания по проклятиям – в свое время по ним у меня была более чем твердая пятерка.

В комнате я управилась даже раньше, чем думала, – девчонки где-то гуляли, и никто не помешал мне разложить все купленное именно так, как я хотела, заодно подготовить кое-что на вечер, припрятав в сумку. Времени еще вагон. В общем, пригладив волосы и «освежив» бледноватый макияж, я отправилась на переговоры с демоном. Что же этот рогатенький хочет мне поведать?

– Виона, я здесь. – Голос раздался со стороны небольших зарослей ежевики, так что пришлось направиться к ним.

Странно. Не я одна хочу уединения? Или задумал что?..

Легкий скан на возможные ловушки, и меня настораживает странное плетение прямо у меня на пути. Вот… редиска. Чуть усилив защиту, шагнула прямо в петлю и тут же почувствовала, как меня слегка приподнимает над землей и окутывает невидимыми путами. Вот так так… значит, решил поиграть в свою игру? Молодец, сообразительный мальчик.

– А теперь поговорим. – Отлепившись от дерева, демон шагнул ко мне и, приподняв мой подбородок двумя пальцами, провел отросшим когтем по щеке. – Кто ты такая?

– Мм… – Если не учитывать того, что его путы я могла порвать в два счета, то на текущий момент я была в состоянии лишь говорить, но никак не двигать руками и ногами. – Тебя конкретно интересует что? Четче
Страница 26 из 26

формулируй вопрос, пожалуйста.

Решив, что скромничать и тихушничать мне не с руки, включила «стерву». Надоели эти самоуверенные самцы… прям до чертиков надоели!

– Ну ты и ехидна. – Приподняв брови с некоторым восхищением, мужчина повернул мою голову сначала вправо, потом влево, словно прицениваясь. – Летта, это ты?

– Что за чушь?

– Отнюдь.

– И откуда такая уверенность?

– А почему бы и нет?

– Опять ведь на понт берешь… – Улыбнувшись от того, как меня забавлял весь этот разговор, легко освободила одну руку и провела пальчиками по его щеке, да так, что демон дернулся от неожиданности. – Хочешь, еще раз поцелую?

Резко расширенные зрачки вместо ответа, и он отпрыгнул единым махом на два метра назад. Я же в это время освобождаюсь окончательно, а с моего лица не сходит «ласковая» улыбка. Ох, как я тебя приголубить хочу, рогатенький…

– А теперь по делу. Да, тогда ночью была я. Вопрос исчерпан или тебе еще что-то надо? – Весьма удачно для меня демон уперся спиной в дуб, так что я просто подошла ближе и, несмотря на то что была ниже его на голову, морально «нависла» над ним. Сказать, что Салим был шокирован, – не сказать ничего. Кажется, демоненок до сих пор не мог поверить в то, что это происходит на самом деле. Мало того что так запросто признаюсь во всем, так еще и нерушимые путы сняла.

Угу, нерушимые. Для тех, кому подвластна сила смерти, это не проблема. Для меня опасен лишь истинный огонь, да и то я уже не уверена. Впрочем, пробовать не тороплюсь, обойдемся.

– Ты кто?

– Говорю же, Летта…

– Виона! Ты… – Взяв под контроль свое недоумение, мужчина разозлился. – Что за поцелуи?! Что за бред?! Ты как освободилась, черт возьми?!

– Салим, зайка… – При этих словах демона передернуло, а я продолжила: – Ты задаешь слишком много вопросов. Хочешь ответы? С тебя желание. Один ответ – одно желание.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/el-sanna/violetta-zhila-byla-lich/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.