Режим чтения
Скачать книгу

Влюбленная принцесса читать онлайн - Джуд Деверо

Влюбленная принцесса

Джуд Деверо

Ланкония #2Монтгомери и Таггерты #2

Принцесса маленького европейского государства Ария чудом уцелела во время страшного шторма, настигшего ее корабль вблизи берегов Америки. От верной гибели девушку спас отважный офицер Джей-Ти Монтгомери – мужчина, с первого же взгляда покоривший ее сердце.

Что теперь предпочтет Ария? Корону и трон – или жизнь самой обычной женщины, чьи дни полны счастья, а ночи – блаженства?.. Пока красавица размышляет над своим будущим, тайные враги покушаются на ее жизнь.

И защитить ее может только любимый.

Джуд Деверо

Влюбленная принцесса

Jude Deveraux

THE PRINCESS

Печатается с разрешения издательства Pocket Books, a division of Simon & Schuster Inc. и литературного агентства Andrew Nurnberg.

© Deveraux, Inc, 1987

© Перевод. В. И. Агаянц, 2015

© Издание на русском языке AST Publishers, 2015

* * *

Глава 1

Ки-Уэст, Флорида, 1942 год

Джей-Ти Монтгомери вытянул длинные ноги и поудобнее устроил травмированную лодыжку на одном из ящиков, сложенных на дне моторной лодки.

Унаследовав семейные черты нескольких поколений своих предков, он был очень красив. Даже с короткой стрижкой, предписанной уставом военно-морского флота, он выглядел чертовски соблазнительно: темные волосы, сверкающие синие глаза, губы, то твердые, как мрамор, то мягкие и нежные, как ласковый ветер Флориды, ямочка на подбородке и нос, который можно было бы счесть великоватым, будь его обладатель менее крупным мужчиной. Мать Джей-Ти всегда говорила, что так называемый нос Монтгомери – попытка Господа защитить лица отпрысков их рода от кулаков тех, кому не по нраву баснословное упрямство представителей этой славной фамилии.

– Мне этого не понять, – проворчал Билл Фрейзер, поворачивая моторку. Плотный и коренастый, на шесть дюймов ниже Джей-Ти, он казался крепким, как бетонный блок, а его светлые волосы уже начали редеть, хотя Биллу едва исполнилось двадцать три. Фрейзер дорожил дружбой с Джей-Ти. Полгода назад Билл выбрал лучшую девушку из числа поклонниц приятеля и женился на ней.

Не потрудившись ответить другу, Джей-Ти закрыл глаза и вдохнул прохладный и соленый морской воздух. Какое счастье, что не нужно дышать запахом смазочного масла, слышать неумолчный шум машинного отделения, отвечать на бесчисленные вопросы и нести ответственность за других…

– Будь я, как ты, холостяком, – не унимался Билл, – я бы предпочел остаться на Дюваль-стрит, а не тащиться черт знает куда, на заброшенный остров, чтобы куковать там в одиночестве.

Джей-Ти лениво приоткрыл один глаз, покосился на Билла и принялся разглядывать поросшие мангровыми зарослями островки. Ему трудно было объяснить, что он чувствует, другу, выросшему в большом городе. Монтгомери рос в Мэне, вдали от людской суеты и шума машин, на берегу океана. Другим мальчишкам в шестнадцать лет покупают первый автомобиль, а Джей-Ти получил в подарок парусную лодку. В восемнадцать он уже запросто отправлялся один в море на трое суток. Он мечтал о кругосветном путешествии на своей посудине, но тут японцы атаковали Перл-Харбор, началась война и…

– Эй! – окликнул его Билл. – Ты уверен, что провизии достаточно? Мне сдается, тут не слишком-то много еды. Долли говорит, ты и без того слишком тощий.

При упоминании о хорошенькой молодой жене Билла Джей-Ти добродушно усмехнулся.

– Еды вполне достаточно, – заверил он приятеля и снова закрыл глаза. «Горожане никогда не научатся смотреть на море как на огромную кладовую». Монтгомери прихватил с собой сеть, удочку с крючками, пару походных котелков, небольшой ящик с овощами и комплект столовых принадлежностей. Он рассчитывал пожить несколько дней по-королевски. При мысли о тишине, покое, одиночестве и полнейшем безделье Джей-Ти нетерпеливо заерзал на жестком сиденье моторки.

Билл засмеялся, его невыразительное лицо сморщилось.

– Ладно, я тебя понял. И все же ты настоящий псих. А впрочем, это твоя жизнь. Коммандер ждет тебя обратно в следующий понедельник, я приеду за тобой.

– А вот и мой остров, – оживился Джей-Ти.

– Понять не могу, как тебе удается отличить один здешний островок от другого, но дело твое. Одно хорошо: тут тебе будет так одиноко, что в понедельник ты наверняка с радостью вернешься к работе.

Джей-Ти скорчил жалостливую гримасу. Он мечтал лишь о том, чтобы побыть в тишине и покое, послушать шум ветра и барабанную дробь дождевых капель о брезент палатки и, наконец, насладиться вкусной едой. Вместо набившего оскомину флотского пайка его ожидали свежая рыба, омары, креветки, морские гребешки и…

– Приглуши мотор! – крикнул он Биллу. – Мы сейчас выскочим на песок.

Билл осторожно причалил к белому песчаному берегу.

Стараясь не сгибать обожженную ногу, Джей-Ти выпрямился во весь свой немалый рост, перешагнул через борт лодки и ступил на мелководье. Неуклюже шагая в тяжелых армейских ботинках по скользкому дну, он с нетерпением предвкушал, когда можно будет избавиться от сковывающей движения формы.

– Тебе лучше отправляться, похоже, скоро начнется дождь. – В голосе Джей-Ти сквозило нетерпение.

– Намек понял, ты хочешь поскорее меня спровадить. Ладно, приеду за тобой в воскресенье.

– В воскресенье вечером, – уточнил Джей-Ти.

– Как скажешь, вечером так вечером.

Билл с помощью друга оттолкнул лодку от узкой полоски берега и завел мотор.

Джей-Ти постоял у кромки воды, провожая глазами моторку, пока та не скрылась за соседним островком, потом расправил плечи и вдохнул полной грудью влажный солоноватый воздух. Запах гниющих водорослей, свежий морской ветерок и шелест мангровых деревьев в глубине острова напоминали о доме.

Джей-Ти сгреб в охапку большую часть вещей и зашагал вдоль берега на север. Он заприметил этот островок почти год назад: разглядел в бинокль с палубы корабля, когда командование флота направило его в Ки-Уэст руководить ремонтными работами на судоверфи. За год Джей-Ти прочитал несколько книг об окружающих Ки-Уэст островах, и у него появилась мечта побывать на одном из них, побродить среди мангровых зарослей.

Остров казался диким и неприступным. Ветви деревьев спускались до самой земли и переплетались, образуя непроходимую стену. Джей-Ти сорвал с себя рубашку, достал мачете и принялся прорубать узкий проход сквозь заросли в глубину острова. Он рассчитывал найти источник пресной воды.

Потребовалось четыре часа тяжелой работы, чтобы выйти к роднику. К тому времени Монтгомери скинул с себя всю одежду и остался в одном белье. Ожоги на левой стороне тела еще не зажили, и кожа начала чесаться от пота. Тяжело дыша, Джей-Ти остановился и огляделся. С трех сторон его окружали приземистые мангровые деревья с блестящими листьями, а впереди виднелась небольшая проплешина – клочок земли, усеянной обломками раковин и бурыми сухими водорослями. Ручей начинался где-то за деревьями и протекал чуть поодаль. Здесь было достаточно места для походной палатки, костра и ящиков с провиантом, а о большем Джей-Ти и не мечтал.

Он вытер лицо от пота и пустился в обратный путь по тропе, которую только что проложил. Прорубая дорогу в зарослях, он нарочно описывал петли
Страница 2 из 20

и зигзаги, а дважды даже опускался на колени и проползал под свисающими к земле ветвями, прежде чем снова взяться за мачете. Он не хотел, чтобы свежие следы привели нежданных гостей к его убежищу. Вблизи архипелага Флорида-Кис несколько раз всплывали немецкие подлодки, Джей-Ти вовсе не улыбалось проснуться среди ночи, почувствовав холодное прикосновение штыка к горлу.

Солнце уже клонилось к закату, когда он перенес все свое имущество по извилистой тропинке к ручью. Достав из вещмешка веревочную швабру, он в одних шортах, в ботинках и с ножом на поясе вернулся на берег. Там он скинул ботинки и неспешно вошел в теплую воду.

– Славное местечко, – одобрительно проворчал он, вспоминая холодные воды залива Мэн, где прошло его детство.

Войдя в воду по грудь, он нырнул и легко проплыл под водой к остову потопленного судна – черной громадине, слегка выступавшей над поверхностью моря. Мелководье вблизи Ки-Уэст было усеяно такими вот обломками затонувших кораблей, следами жестокой, разрушительной войны. Под водой было темно, но Джей-Ти различил во мраке сгусток черноты – силуэт мертвого судна. Он сунул швабру в дыру в проржавевшем корпусе корабля и покрутил. Потом осторожно вытащил вместе с четырьмя омарами, запутавшимися в веревках. Один омар успел сорваться и ускользнуть, прежде чем ныряльщик выбрался на берег, зато трех других удалось благополучно вытащить из воды. Джей-Ти быстро проткнул им клешни и понес свою добычу по тропинке к ручью.

Вскоре возле палатки уже ярко пылал костер, а в котелке над огнем кипела вода. Ловко, привычным движением Джей-Ти проколол панцири всем трем омарам, прежде чем бросить их в кипяток. Эти омары отличались от тех, к которым он привык дома, в Мэне: они были мельче, пятнистее, но при варке краснели точно так же.

Час спустя он зашвырнул пустые панцири в воду и с блаженной улыбкой забрался в гамак, который натянул между двумя деревьями. В неподвижном воздухе разливался нежный аромат цветов, море тихонько плескалось о берег, от сытного ужина клонило в сон. Почти забытое чувство покоя неожиданно вернулось к нему, впервые с того дня, как Джей-Ти покинул дом.

Спал он необычайно крепко (такого с ним не случалось уже год), и снились ему горы креветок на завтрак. В первый раз за долгие три недели он не видел во сне тот жуткий пожар и себя в огненной ловушке, не просыпался в холодном поту, с бешено колотящимся сердцем.

На рассвете он еще спал и во сне безмятежно улыбался, оттого что рядом не было вышколенных сестер в накрахмаленных чепцах, чтобы в пять утра сунуть ему под нос стерильно чистый стальной лоток со словами: «Ну, как мы себя сегодня чувствуем?» Со счастливым вздохом он повернулся на другой бок и принялся досматривать сон про желтохвостую рабирубию, поджаренную на костре.

Когда раздались первые выстрелы, Джей-Ти так крепко спал, что даже не услышал их, а проснувшись, не сразу сообразил, что это за звук. Засыпая, он чувствовал себя в полнейшей безопасности, и теперь чутье подсказывало ему, что выстрелы предназначались кому-то другому.

Джей-Ти стряхнул с себя сон и уселся, прислушиваясь к шороху листвы. Что-то случилось. Знать бы, что именно. Он спрыгнул с гамака, не обращая внимания на боль в левом боку, натянул ботинки, поспешно завязал шнурки, схватил винтовку и как был – в одних шортах, с ножом на поясе – бросился к берегу.

Выйдя к воде, он не увидел и не услышал ничего подозрительного.

– Это был просто сон, – пробормотал он, и его разобрал смех. – Надо же было так всполошиться из-за пустяка. – Джей-Ти повернулся и шагнул было обратно к тропе, но в этот миг выстрелы прогремели снова.

Низко пригнувшись к земле, Джей-Ти побежал на звук. Вскоре он их увидел. В моторной лодке было двое мужчин. Один сидел у руля, другой стоял, целясь из винтовки в какое-то пятно на воде. Джей-Ти прищурился, вглядываясь в море, солнечные блики мешали рассмотреть таинственный предмет. Темный и круглый, он напоминал… человеческую голову!

В военное время случается всякое, и голова на воде вполне могла принадлежать какому-нибудь немецкому шпиону, заслужившему смерть, но Джей-Ти действовал не раздумывая. Двое против одного – нечестно, это единственное, что занимало все его мысли. Он спрятал винтовку за деревом, сбросил ботинки и вошел в воду.

Джей-Ти старался плыть бесшумно, внимательно следя за мужчинами в лодке и за темной головой на поверхности воды. Когда голова исчезла под водой и больше не показалась, он нырнул, незаметно проскользнул под носом лодки и поплыл вниз, в глубину, в темную толщу воды.

– Вот ты где! – крикнул мужчина в лодке, заметив движение под водой, и в следующий миг воду прошили пули, а Джей-Ти почувствовал, как плечо обожгло болью.

Он продолжал плыть, опускаясь все ниже и ниже, широко открытыми глазами всматриваясь в воду. Он уже довольно долго пробыл под водой и собирался подняться к поверхности, глотнуть воздуха, когда заметил безжизненное согнутое тело, медленно погружавшееся на дно. Джей-Ти резко брыкнул ногами и нырнул еще глубже. Он обхватил тело за талию и рванулся вверх. Справа виднелись корни мангровых деревьев, и Джей-Ти устремился к ним. Его легкие горели огнем, кровь бешено стучала в ушах.

Вынырнув на поверхность, он думал лишь о глотке воздуха, а вовсе не о мужчинах в лодке. Непослушными руками он ухватил за волосы человека, ради которого рисковал жизнью, и высунул из воды его голову, но тот не подавал никаких признаков жизни. Мужчины в лодке заглушили мотор. Они были всего в нескольких футах от мангровых корней, Джей-Ти отчетливо видел перед собой корму моторки и согнутые спины мужчин, напряженно вглядывавшихся в толщу воды.

Монтгомери начал бесшумно протискиваться в самую гущу корней. Когда острые как бритва раковины моллюсков, покрывавшие корни, полоснули его по обожженному боку, Джей-Ти едва не вскрикнул, но не издал ни звука и продолжал пятиться, таща за собой бесчувственное тело. Раковины впивались в кожу, и малейшее движение причиняло жгучую боль. Мужчина у руля взялся за весла и принялся разворачивать лодку.

– Ты в нее попал, – проворчал он. – Пора убираться отсюда.

– Я хочу убедиться, что она мертва, – возразил тип с винтовкой.

«Она?» Джей-Ти повернул голову и заглянул в бледное лицо жертвы, за которой шла такая жестокая охота. Это была молодая девушка, красивая, с тонкими чертами. Похоже было, что она мертва.

Джей-Ти внезапно охватил гнев. Ему хотелось расправиться с двумя негодяями в лодке, стрелявшими в девушку, но его единственным оружием был короткий нож, ожоги на боку еще не зажили, и вдобавок он даже не представлял себе, насколько глубоко вошла пуля в плечо.

Он крепче прижал к себе девушку, пытаясь защитить ее хрупкое тело от острых раковин, и ощутил прикосновение мягкой женской груди. Его захлестнула волна сочувствия к этому слабому, беззащитному созданию, он прищурился и окинул злым взглядом спины мужчин в лодке.

– Я слышу какой-то шум. Похоже на моторку, – с беспокойством заметил сидящий. – Она мертва, поехали отсюда.

Второй мужчина молча повесил на плечо винтовку, уселся на скамью
Страница 3 из 20

и сделал знак своему приятелю заводить мотор.

Джей-Ти дождался, когда моторка скроется из виду, и начал пробираться сквозь переплетение корней в открытую воду, прикрывая собой девушку от острых раковин. Раненой рукой он прижимал к себе неподвижное тело девушки, а здоровой греб, пока не достиг берега.

– Только не умирай, милая, – твердил он, вытаскивая девушку на песок. – Пожалуйста, не умирай.

Он осторожно положил девушку на живот и принялся делать ей искусственное дыхание, стараясь вытолкнуть воду из легких. Незнакомка была одета в закрытое платье с длинными рукавами, высоким воротом и пышной юбкой. С ее темных волос, собранных в узел на затылке и сколотых шпильками, ручьями текла вода. Под мокрым платьем угадывалась великолепная фигура, высокая, стройная, с узкими бедрами и тонкой талией, которую Джей-Ти легко мог бы обхватить ладонями. Намокшая ткань отчетливо обрисовывала высокую грудь. Девушка лежала, повернув голову набок, ее щека, оттененная густыми черными ресницами, казалась белой и гладкой, как фарфор. Это хрупкое существо напоминало редкий, драгоценный цветок, никогда не видевший солнечного света. «Как можно было поднять на нее руку?» Джей-Ти захлестнул гнев, сейчас он готов был убить тех, кто посмел обидеть прекрасную незнакомку.

– Дыши, детка, дыши ради папочки Монтгомери, давай, милая. – Он осторожно сдавил ребра девушки, а затем поднял вверх ее руки.

Из раненого плеча струилась кровь, а порезы от острых раковин (их было не меньше полудюжины) кровоточили еще больше, но Джей-Ти этого не замечал. Не переставая ритмично нажимать девушке на ребра, он закрыл глаза и прочитал коротенькую молитву.

– Ну давай же, постарайся, пожалуйста, – шептал он. – Сейчас не время сдаваться. Ты в безопасности. Я не дам тебя в обиду. Пожалуйста, малышка, ради меня.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем по телу девушки пробежала дрожь. «Жива!»

Джей-Ти, не помня себя от радости, поцеловал ее в бледную, холодную щеку и принялся с новой силой нажимать ей на ребра.

– Давай, милая, осталось немного. Сделай глубокий вдох, ради папочки. Дыши же, черт тебя побери!

Ее снова сотрясла дрожь, изо рта у нее хлынула вода, и Джей-Ти пронзила острая жалость к бедняжке. Девушка попыталась подняться, но тут же скорчилась в приступе кашля.

Джей-Ти улыбнулся, его охватило невероятное облегчение. Он коротко поблагодарил про себя Господа и порывисто прижал девушку к груди.

– Молодец, детка, слава богу. – Счастливо улыбаясь, он погладил ее по мокрым волосам и похлопал по стройной спине.

– Вы… кх-кх… – Незнакомка попыталась что-то сказать, но кашель не давал ей выговорить ни слова.

– Молчи, милая, побереги силы, отдохни. Сейчас вся вода выйдет, и тебе станет легче. – Он ласково обнял ее и начал укачивать.

– Вы… кх-кх… не… – Девушка снова закашлялась.

– Да, милая? Ты поблагодаришь меня позже. Сейчас тебе лучше переодеться во что-нибудь сухое. Как насчет горячей рыбной похлебки? – В его голосе звучала искренняя забота.

Девушка сделала попытку вырваться, и Джей-Ти выпустил ее из рук, снисходительно улыбаясь ей, как несмышленому ребенку.

Ее поразительная красота завораживала. В ее тонких чертах и в совершенной форме головы было что-то несовременное, какая-то неизъяснимая прелесть. Казалось, она сошла с одного из старинных портретов. Джей-Ти растроганно потрепал незнакомку по плечу. Его переполняла нежность.

Она открыла было рот и снова зашлась кашлем, но Джей-Ти терпеливо дожидался, пока девушка сможет заговорить, и лишь сочувственно улыбался, ласково поглаживая ее по спине. Наконец ей удалось откашляться.

– Не смейте… кх-кх… ко мне прикасаться… я… кх-кх… особа королевской крови, – прохрипела она и резко выпрямилась, надменно вскинув голову.

Джей-Ти не сразу уловил смысл ее слов и продолжал оцепенело смотреть на нее.

– Я принцесса крови, а вы… – она презрительно оглядела обнаженную грудь Джей-Ти, – не смейте ко мне прикасаться.

– Будь я проклят, – выдохнул Джей-Ти, отпрянув. Никогда еще его так подло не предавали. Он мгновенно вскочил на ноги, оставив принцессу сидеть на песке, и ринулся в заросли.

Глава 2

Ария осталась сидеть на берегу. У нее болела голова, в легких саднило, ноги ныли, и больше всего ей хотелось сейчас лечь на песок и заплакать. Но те, в чьих жилах течет королевская кровь, не плачут.

Теперь Ария была одна в незнакомой стране, всю ночь ей пришлось сражаться за свою жизнь, а спасший ее мужчина вел себя очень странно. Она посмотрела на мангровые заросли и нахмурилась. Интересно, когда же он принесет обещанный рыбный суп? Хотя… он не одет. Принцесса крови не должна позволять мужчине появляться перед ней без одежды, будь то слуга, муж или туземец с богом забытого острова.

Ария вспомнила, что вытворял этот островитянин. Как он ее называл! Усилием воли она заставила себя не краснеть при мысли о тех фривольностях, которые позволял себе этот дикарь. А как он ее облапил! Никто и никогда не обращался с ней так бесцеремонно.

Она уселась в тени под пальмой. Ей хотелось прислониться к стволу и дать отдых спине, но она не осмелилась. Она боялась заснуть. Что, если островитянин, явившись с супом, увидит ее спящей? Принцессе не подобает спать на глазах у аборигенов.

Ария выпрямилась, повернулась лицом к океану, и ее мысли невольно вернулись к событиям последних суток.

Прошедшая ночь была самой ужасной в ее жизни, впрочем, любой на месте Арии сказал бы об этой ночи то же самое. Три дня назад принцесса впервые покинула свою родную страну Ланконию. Она прибыла в Штаты с официальным визитом по приглашению американского правительства и исправно играла свою роль, следуя протоколу, пока ее министры вели бесконечные совещания с правительственными чиновниками. Время принцессы было расписано по минутам, ее ожидала череда деловых встреч и приемов. Король, ее дедушка, предупреждал, что за радушием американцев скрывается корыстный интерес, желание подобраться к ланконийскому ванадию, но поездка внучки в Америку представлялась ему полезной, Ария должна была набираться опыта.

Американцы хорошо принимали принцессу, хотя вели себя не слишком почтительно. Они вежливо кланялись, а в следующую минуту могли взять ее под локоть и сказать: «Осторожнее, милочка, не оступитесь».

Они приземлились в каком-то месте под названием Майами и тут же пересели в маленький самолет, чтобы лететь в самую южную точку Штатов, Ки-Уэст. Там Арию должны были сопроводить на крупную военно-морскую базу и показать, как ремонтируют военные корабли, поврежденные во время боев. К сожалению, в программе ее двухнедельной поездки по стране значилось великое множество военных баз, госпиталей и сиротских приютов, а также обедов, устраиваемых комитетами солдатских матерей и вдов. Ария мечтала о том, чтобы хотя бы раз проехаться верхом на хорошей лошади, но жесткий график официальных визитов не оставлял ей ни минуты свободного времени.

В Ки-Уэст от самого трапа самолета тянулась красная ковровая дорожка. Арию встречали грузные, пышнотелые дамы в непристойно коротких шифоновых платьях и с массивными
Страница 4 из 20

букетами цветов. Ария, любезно улыбаясь, приняла цветы, хотя у нее нещадно болели ноги и кружилась голова от жары. Она трижды с трудом подавляла зевоту, передавая букеты фрейлине, которая тотчас же вручала их американскому правительственному чиновнику; тот поспешно совал букеты в руки младшему офицеру, дальше цветы переходили к шоферу и в конечном счете оказывались в длинном черном лимузине.

На территории военно-морской базы Арию препроводили в ее покои, и принцессе пришлось сделать над собой усилие, чтобы скрыть изумление. Похоже, американцы прочесали весь остров в поисках золоченой мебели и безделушек, а все трофеи собрали в этой комнате. Резная аляповатая мебель в унылом, мрачном здании военной базы выглядела крайне нелепо.

Ария изобразила любезную улыбку и бросила на фрейлину предостерегающий взгляд, чтобы та ненароком не обидела американцев каким-нибудь неосторожным замечанием. Она старалась не смотреть на раззолоченный гарнитур, от одного вида которого бросало в дрожь. До банкета оставался час, и скоро должны были явиться две фрейлины-камеристки, чтобы помочь ей одеться.

Во время банкета она сидела на возвышении за длинным столом, окруженная генералами и городскими чиновниками в пропахших нафталином костюмах. Каждый из них выступал с пространной речью, и Ария изо всех сил старалась не показать, что ей безумно хочется спать. Вдобавок она изрядно проголодалась, но не отваживалась есть, потому что в зале на протяжении всего банкета было полно фотографов. Они могли подловить момент, когда она жует или глотает, и сделать скандальный снимок. Особе королевской крови приходится вести себя крайне осмотрительно в присутствии папарацци, так что Ария почти не притронулась к еде.

В свои покои она вернулась в полночь, еле живая от усталости. Тяжелое платье для официальных встреч так и тянуло ее к земле. В шесть утра ее ожидал завтрак с крупным политиком, а в семь ей предстояло осмотреть нечто малопонятное под названием «лаборатория по разработке гироскопического компаса».

Она стояла посреди комнаты, дожидаясь, пока фрейлина-камеристка снимет с нее платье, а горничная приготовит ванну, и тут ей на голову набросили что-то тяжелое – мешок или одеяло, – подхватили на руки и куда-то понесли.

Она уже начала задыхаться, когда похитители (их было двое) сняли с нее мешок.

– Вам хорошо заплатят, если вы вернете меня невредимой, – заговорила Ария, но ей немедленно заткнули рот кляпом и связали веревками руки и ноги. Бандиты затолкали ее на заднее сиденье машины и покатили прочь.

Мама и дедушка с детства твердили ей, что членов королевской семьи опасности подстерегают на каждом шагу.

Лежа на заднем сиденье автомобиля, она не теряла присутствия духа. Она теребила веревку, стараясь ослабить петли, и узлы постепенно поддавались.

За все время пути мужчины не обмолвились ни словом. Наконец машина остановилась, похитители вышли, и Ария ощутила соленый запах океана. Она успела освободить руки и развязать ноги, но набросила на себя веревочные петли, сделав вид, что по-прежнему связана. Ария решила, что на базе уже подняли тревогу и теперь прочесывают все окрестности, оставалось только дождаться подходящего момента и сбежать.

Похитители решительно направились к ней, но прежде чем принцесса успела сообразить, где находится, ей снова набросили на голову мешок. На этот раз ее погрузили в лодку.

– Пускай подышит напоследок, – проворчал один из мужчин, заводя мотор, и второй сдернул мешок с ее головы.

Теперь принцесса смогла как следует рассмотреть своих похитителей. Это был дурной знак: похоже, бандиты не собирались оставлять ее в живых. Ария вдохнула свежий воздух океана и принялась смотреть вдаль.

Примерно час спустя один из похитителей обратился к другому:

– Мы достаточно далеко от берега. Давай покончим с этим. – Он заглушил мотор, лодка медленно остановилась, и сидевшей на деревянной скамье Арии показалось, что она видит впереди зеленый островок.

Второй мужчина вскинул винтовку и проверил, заряжена ли она.

Ария не стала мешкать. Она еще раньше успела сбросить с себя веревки и теперь резко вскочила и прыгнула в воду. Крошечная лодчонка покачнулась, изумленные похитители замерли от неожиданности, и Арии удалось выиграть несколько драгоценных секунд. Она нырнула, но когда голова ее показалась над водой, мужчина в лодке выстрелил. Пришлось нырнуть снова. Что было после четвертого погружения, она уже не помнила, Ария очнулась на песке в объятиях молодого мужчины, который нашептывал ей непозволительные слова.

И вот теперь она сидела под пальмой на пустом берегу, страдая от удушающей жары и голода, еле живая после бессонной ночи и выпавших на ее долю испытаний, и единственным обитателем этого богом забытого островка был полуголый простолюдин.

Ария встала, расправила мокрое платье, пригладила волосы и решила поискать островитянина. Американцы не умеют себя вести, она давно это поняла. Почему бы этому мужлану не извиниться за то, что он посмел так небрежно прикасаться к особе королевской крови? И почему он так долго не возвращается? Не несет еду? Придется его поискать, а потом пускай он доставит ее в город, на базу. Наверное, в правительстве все сбились с ног, разыскивая высокую гостью.

Ария целый час бродила по узкому, пропахшему водорослями берегу, но не нашла никаких следов островитянина.

В полдень она вернулась под пальму. Жара, голод и бессонная ночь вконец ее измучили. Ария вытянулась на песке и заснула. Когда она пробудилась, уже стемнело. В зарослях протяжно кричали какие-то птицы, а из кустов доносились подозрительные шорохи. Ария придвинулась ближе к пальме и обхватила руками колени. Ее все еще клонило в сон, и она ненадолго задремала, прислонившись спиной к стволу, но вскоре проснулась и задумалась о том, что происходит на военно-морской базе. Если дедушке уже сообщили о ее исчезновении, он, должно быть, страшно волнуется. Нужно как можно скорее добраться до базы и оповестить весь мир о том, что принцесса Ланконии в безопасности.

Взошло солнце, и Арию начали терзать сомнения. Что, если полуголый американец покинул остров и она осталась одна? Неужели ей суждено умереть здесь?

Внезапно солнце загородила чья-то тень. Подняв глаза, Ария увидела перед собой мужчину, которого искала. Его распахнутая рубашка обнажала грудь, покрытую темными волосами, и Ария смущенно отвела глаза.

– Проголодалась? – спросил он.

– Да.

Американец показал ей связку рыбы, но принцесса не повернула головы. Тогда он бросил рыбу на траву и начал собирать сухие ветки.

– Послушайте, – снова заговорил он, – мне думается, начало вышло не слишком удачным. Возможно, я действительно обращался с вами слишком вольно, вдобавок меня беспокоила рана от пули, которую я получил, вытаскивая вас из воды, но мы могли бы еще раз попробовать пообщаться. Что скажете? Меня зовут Джей-Ти Монтгомери.

Ария повернула голову и бросила на американца настороженный взгляд. Он сидел на корточках у костра и переворачивал рыбу на прутиках. С волосатой грудью и с черной щетиной на щеках он казался
Страница 5 из 20

настоящим дикарем, варваром вроде Аттилы, вождя гуннов из книжек по истории, и ничуть не походил на порядочного, цивилизованного человека. Мама предостерегала ее от подобных мужчин, вернее, от мужчин, одетых непристойно. Вряд ли мама подозревала о существовании таких опасных типов, как этот Монтгомери. С ними следует держаться построже и не позволять им никаких вольностей.

– Как вас зовут? – спросил он улыбаясь.

Его улыбка показалась Арии возмутительно фамильярной. Это неуместное панибратство следовало пресечь как можно скорее.

– Обращайтесь ко мне «ваше королевское высочество», – холодно отчеканила она, приняв неприступный вид.

Американец отвернулся, улыбка сошла с его лица.

– Ладно, принцесса, как хотите. Вот, держите. – Он протянул ей рыбу на прутике. Ария в замешательстве посмотрела на рыбину. Невежливо отказываться от угощения, но как, скажите на милость, это есть? – Ешьте. – Джей-Ти положил рыбу на пальмовый лист и пододвинул к Арии.

Ария в отчаянии смотрела на рыбу, не зная, как к ней подступиться, и тут, к ее ужасу, Монтгомери уселся по другую сторону костра и взялся за другую рыбину.

– Вы не смеете, – прошептала она.

– Не смею? В каком смысле? – нахмурился американец, поднося ко рту кусок рыбы.

– Не смеете сидеть рядом со мной. Вы простолюдин, а я…

– Ах вот вы как! – воскликнул дикарь, вскакивая на ноги. Он шагнул к принцессе и теперь грозно возвышался над ней, сложив руки на груди. – Я сыт вами по горло. Сначала я рискую жизнью, спасая вас, и вместо благодарности слышу: «Не смейте ко мне прикасаться, я особа королевской крови!» Потом я приношу вам поесть, а вы воротите нос, да еще требуете, чтобы я обращался к вам «ваша светлость», а теперь…

– Ваше высочество, – поправила его Ария.

– Что? – поперхнулся Джей-Ти.

– «Ваше королевское высочество», а не «ваша светлость». Я наследная принцесса. Когда-нибудь я стану королевой. Вы должны обращаться ко мне «ваше высочество», и вы должны немедленно доставить меня на военно-морскую базу. И еще мне нужны нож с вилкой.

Американец произнес на родном языке несколько слов, которым гувернер никогда не учил Арию. Неужели он рассердился? Но почему? Ему оказали честь, разрешили сопроводить на базу принцессу крови. Ему будет о чем рассказывать внукам. Пожалуй, не стоит обращать внимание на вспышку гнева этого дикаря. Недостатки воспитания и дурные манеры делают простолюдинов такими несдержанными.

– Я хотела бы отправиться в путь сразу после еды. Если вы вымоете нож, что у вас на поясе, я могла бы им воспользоваться.

Монтгомери сорвал с пояса нож, открыл его и метнул, так что он вонзился в землю в каком-то дюйме от руки принцессы, но та и бровью не повела. Простолюдины бывают непредсказуемы, а буйный нрав делает их опасными. С ними нужна твердая рука.

Ария вынула из земли нож и повелительным жестом махнула в сторону океана:

– Можете идти. Подгоните лодку, я скоро буду готова.

Островитянин издал короткий смешок. «Неплохо, – подумала Ария. – Кажется, настроение у него исправилось. Должно быть, он понял, что вел себя как капризный ребенок».

– Да, принцесса, сидите здесь и ждите. – С этими словами американец повернулся и ушел.

Ария подождала, пока Монтгомери скроется из виду, и придвинула к себе пальмовый лист с рыбой.

– «Принцесса», – проворчала она, – этот мужлан обращается ко мне, словно к какой-нибудь овчарке.

Она не сразу сообразила, как лучше взяться за рыбу. Она никогда не ела руками. Поэтому поискала острую палочку, подержала ее в пламени угасающего костра и принялась есть при помощи палочки и ножа. К собственному удивлению, она съела все три рыбины, которые оставил ей американец.

Наступил полдень, а островитянин так и не появился. «Похоже, он очень медлительный, – заметила про себя Ария. – Если на то, чтобы поймать три рыбины, у него ушел весь день, то доставить лодку он сумеет дня через два, не раньше». Время шло, а Монтгомери все не возвращался. «Неужели все американцы такие? Дедушка ни за что не потерпел бы подобного обращения, слуги во дворце всегда были великолепно вышколены. Конечно, по сравнению с Ланконией Америка – молодая страна, но удивительно, как она до сих пор не развалилась, если все здесь такие невежественные и нерасторопные, как этот дикарь. И как они собираются выиграть войну, не имея ни малейшего представления о дисциплине? Америке нужен не только ванадий. Население этой страны слишком разболтанно, его следует вымуштровать».

К вечеру пошел дождь. Легкая изморось очень быстро сменилась настоящим ливнем, поднялся ветер, и стало холодно. Ария, съежившись под пальмой, поджала ноги и прикрыла их юбкой.

– Ни за что не стану представлять его к медали, – пробормотала она, трясясь от холода. Струи дождя заливали лицо, губы Арии посинели, а зубы выбивали чечетку. – Этот мужлан скверно несет службу.

Сверкнула молния, и на принцессу обрушились новые потоки воды.

– Неужели вам не хватило ума укрыться от дождя?

Подняв голову, Ария увидела американца. Он по-прежнему был полуодет, а щетина на щеках стала еще темнее.

– Где лодка? – громко спросила она, стараясь перекричать шум ливня.

– Никакой лодки нет. Нам придется пробыть на острове еще три дня.

– Но я не могу здесь оставаться. Меня будут искать.

– Может, мы обсудим это в другой раз? Сейчас вам придется перебраться к моему костру, хоть я от этого и не в восторге. Вставайте и следуйте за мной.

Ария встала, держась за дерево.

– Вы должны идти позади меня.

– Не понимаю, как это вас до сих пор никто не прикончил. Что ж, идите вперед, ведите меня.

Ария тотчас сообразила, что понятия не имеет, куда идти.

– Можете идти первым, – милостиво разрешила она.

– Как вы добры, – живо откликнулся американец.

«Ну наконец-то, первые почтительные слова, которые он произнес», – отметила про себя принцесса.

Островитянин зашагал к зарослям, а Ария подождала, пока он отойдет на несколько шагов, и двинулась следом. Ей не хотелось идти слишком близко, американец не вызывал у нее доверия. Она старалась держаться на расстоянии в несколько ярдов от своего провожатого, но за пеленой дождя потеряла его из виду, остановилась и замерла, глядя прямо перед собой, неподвижная, как статуя.

Прошло несколько мучительно долгих минут, прежде чем дикарь вернулся.

– Держитесь ближе ко мне, – рявкнул он. Непозволительно громко, как показалось принцессе. Американец зашагал было вперед, но вдруг обернулся и схватил Арию за руку.

Принцесса пришла в ужас: дикарь прикоснулся к ней, несмотря на запрет. Она попыталась вырваться, но этот страшный человек держал ее крепко.

– Похоже, вы напрочь лишены здравого смысла, но у меня, слава богу, с мозгами все в порядке, – яростно проговорил он и потянул Арию за руку.

Этот мужлан слишком дерзок. Что он себе позволяет? Американец бросился вперед по тропинке, волоча принцессу за собой. Он крепко вцепился ей в руку, словно собака в кость. Время от времени он прикрикивал на нее, велел пригнуться, а один раз схватил за плечи, толкнул на землю и приказал ползти сквозь заросли! Ария пыталась возражать,
Страница 6 из 20

объясняла дикарю, что он должен был прорубить ей дорогу, но мужлан ничего не желал слушать. Он тащил ее за собой по болоту, волок по земле, словно куль с тряпьем, и она с отвращением вынуждена была подчиниться грубой силе.

Наконец они вышли на прогалину, и Ария в ужасе огляделась. Она совершенно не понимала, где находится. Дикарь заставил ее петлять и окончательно запутал. Стоя под дождем, она растерянно потирала запястье, там, где он сжимал его своей лапищей. Неужели этот человек здесь живет? Ария ожидала увидеть хотя бы хижину, но между деревьями темнел кусок черной ткани наподобие маленького шатра, а рядом громоздились деревянные ящики. В Ланконии не знали такой ужасающей нищеты.

– Залезайте внутрь! – крикнул он, указывая на обрывок тряпки, растянутый между тремя ветками. Его жилище было убогим, но сухим. Ария опустилась на колени и заползла в шатер. Пока она вытирала лицо, мужлан вполз вслед за ней. Принцесса не поверила своим глазам. Это было чудовищно даже для американца.

– Вон! – приказала она срывающимся голосом. – Вам не дозволено…

Дикарь грозно надвинулся на Арию и наклонился к ней, так что их носы едва не соприкоснулись.

– Вот что, леди, – глухо произнес он, и от звуков его голоса у Арии по спине поползли мурашки. – С меня довольно. Я замерз, промок и проголодался, по вашей милости меня чиркнуло пулей, и вдобавок к ожогам порезался. Вы испортили мне первый и единственный отпуск за все время войны. Выбирайте: остаться здесь со мной или убираться отсюда и сидеть на своей королевской заднице под дождем. Так-то вот. И клянусь богом, если вы скажете хоть слово насчет того, что мне дозволено и чего не дозволено, я вышвырну вас вон.

Ария растерянно моргнула. Совсем не так представляла она себе Америку и американцев. Возможно, она взяла неверный тон. Дикарь, судя по всему, отличался на редкость свирепым нравом. Он вполне мог начать палить из винтовки в принцессу крови, как те бандиты, что ее похитили.

– У вас не найдется сухой одежды? – спросила Ария тем любезным тоном, каким обычно обращалась к приближенным, и одарила дикаря одной из самых благосклонных своих улыбок.

Американец застонал, потянулся в угол палатки и открыл металлический ящик.

– У меня есть белая морская форма, больше ничего.

Он швырнул форму Арии на колени, потом отвернулся, улегся на прорезиненный пол палатки, натянул на себя одеяло и закрыл глаза.

Арии нелегко было скрыть охватившее ее смятение. Неужели это и есть Америка? Здесь полным-полно головорезов. Сначала вас похищают, потом пытаются пристрелить, беспардонно называют милой и деткой и в довершение бросаются ножами. Принцесса стиснула зубы и гордо выпрямилась. Нет, она не станет плакать, ни за что, ни при каких обстоятельствах.

Ария понимала, что не стоит и пытаться расстегнуть платье. Она никогда прежде не раздевалась сама и не представляла, как это делается. Кое-как прикрывшись сухой одеждой, она улеглась как можно дальше от американца, дрожь пробирала ее до костей.

– Ну, что теперь? – проворчал островитянин, поднимаясь. – Если вы боитесь, что я на вас наброшусь, то можете успокоиться. Я никогда еще не встречал менее интересной женщины, чем вы. – Ария продолжала трястись. – Если я вылезу из палатки под дождь, вы снимете с себя мокрые тряпки и переоденетесь в сухое?

– Я не знаю, как это сделать, – призналась Ария, стараясь не стучать зубами.

– Что? Как – не знаете?

– Вы не могли бы не кричать на меня? – попросила принцесса и села. – Я никогда раньше не раздевалась сама. Пуговицы… Не представляю, как их расстегнуть…

Американец изумленно воззрился на Арию. «И чего он, собственно, ожидал? – с раздражением подумала она. – Что принцессы крови чистят столовое серебро и штопают чулки?» Она выпрямилась и гордо вскинула голову:

– Прежде мне не приходилось одеваться самой, но, думаю, я быстро научусь. Если бы вы объяснили мне, я…

– Повернитесь, – сердито скомандовал американец. Взяв Арию за плечи, он рывком повернул ее к себе спиной и принялся расстегивать пуговицы на платье.

– Боюсь, я не могу позволить вам прикасаться ко мне… напомните, как ваше имя?

– Джей-Ти Монтгомери.

– Да, Монтгомери, я думаю…

Джей-Ти побагровел от гнева.

– Лейтенант военно-морского флота США Монтгомери, а не просто Монтгомери, как какой-нибудь чертов камердинер, – отчеканил он. – Лейтенант Монтгомери. Вам ясно, принцесса?

Почему этот человек все время кричит? Разве он не умеет нормально разговаривать?

– Да, конечно, – примирительно проговорила она. – Я понимаю, вы хотите, чтобы к вашему имени добавляли титул. Он перешел к вам по наследству?

– Берите выше. Я его заслужил. Получил за то… что сам себе расстегивал и застегивал пуговицы на рубашке. А теперь снимите наконец платье, или вы хотите, чтобы я вас раздел?

– Я справлюсь.

– Вот и славно. – С этим он отвернулся и снова улегся на пол.

Следя глазами за американцем, Ария избавилась от мокрого платья. Она не решилась снять белье и сухую морскую форму натянула поверх влажной нижней сорочки. Ария долго вертела в руках моряцкое обмундирование, прежде чем сообразила надеть его через голову, так что улеглась она не скоро.

Прорезиненный пол палатки отсырел, мокрое белье липло к телу, а с волос капала вода. Ария съежилась на скользком полу, пытаясь согреться, но ее по-прежнему сотрясала дрожь.

– Черт возьми, – проворчал лейтенант Монтгомери, потом повернулся, накинул на принцессу одеяло и притянул ее к себе, тесно прижав ее спину к своей груди.

– Возможно, мне не пристало… – начала было она.

– Замолчите, – перебил ее американец. – Замолчите и постарайтесь заснуть.

От его огромного тела исходило блаженное тепло, и Ария не стала протестовать. «Надеюсь, мама на небесах меня сейчас не видит», – с надеждой подумала она, прежде чем провалиться в сон.

Глава 3

Проснувшись на следующее утро, Ария не увидела рядом американца. Она медленно вытянулась на полу палатки и сосредоточенно нахмурилась, перебирая в памяти события кошмарного вчерашнего дня. Нужно было во что бы то ни стало вернуться на военно-морскую базу и оповестить весь мир – а главное, дедушку – о том, что принцесса Ланконии жива и здорова. Ария выползла из тесной палатки и поднялась на ноги. Рядом у ручья дымился небольшой костер, но лейтенанта нигде не было видно. Морская форма свободно болталась на ней, рукава куртки свисали до колен, а слишком длинные штанины волочились по земле. Путаясь в широких брюках, с трудом переставляя ноги, Ария повернулась и подняла с земли так и не просохшее платье.

Дождь прекратился, солнце уже начинало припекать, и погода обещала быть жаркой. Ария обвела глазами крошечную прогалину, окруженную со всех сторон деревьями с блестящей листвой. Островитянин по-прежнему не показывался.

Боязливо прислушиваясь к каждому шороху, она сняла с себя морскую форму.

– Здесь слишком жарко, чтобы таскать на себе такую кучу нижнего белья, – послышался голос у нее за спиной.

Ария испуганно ахнула и прикрылась платьем.

Джей-Ти поднял с земли свою белую форму и недовольно нахмурился,
Страница 7 из 20

разглядывая грязные пятна.

– Вы определенно не испытываете никакого уважения к чужой собственности, леди.

– Не леди, а ваше королевское…

– Да-да, знаю. «Ваше королевское ярмо на шее», вот вы кто. Так вы собираетесь нацепить на себя эту оснастку или так и будете стоять, держа ее в руках?

– Вам следует уйти. Я не могу одеваться на глазах у мужчины.

– По-моему, вы сильно преувеличиваете действие своих чар, принцесса. Можете расхаживать передо мной хоть голой, меня это не впечатлит. А сейчас поторапливайтесь. Одевайтесь, будете чистить креветки.

Ошеломленная Ария не сразу пришла в себя.

Монтгомери шагнул к ней и выхватил тяжелое платье у нее из рук. Затем вытащил нож и, к ужасу принцессы, отхватил длинные рукава и укоротил подол примерно на фут, безжалостно разорвав ткань.

– Так-то лучше, – с удовлетворением произнес он, возвращая ей изуродованное платье. – И поскорее избавьтесь от половины белья, а не то вас хватит тепловой удар. Не рассчитывайте, что я брошусь вас снова спасать. Мне с лихвой хватило первого раза, я хорошо усвоил урок.

Он подхватил с земли рыбацкую сеть и направился к небольшому ручью.

Ария все еще стояла неподвижно, когда минут десять спустя Монтгомери вернулся с сетью, полной шевелящихся креветок.

– Дожидаетесь горничной? Ладно, сейчас я вам помогу. – Он швырнул сеть на траву, грубо выхватил платье из рук оторопевшей принцессы, набросил ей на голову и резко дернул вниз, оцарапав Арии нос жесткой тесьмой. Потом живо просунул ее руки в обкромсанные рукава и молниеносно застегнул пуговицы на спине. Все это он проделал с нежностью акулы, свирепо атакующей беззащитную жертву.

Ария терпела издевательства молча, гордо выпрямив спину. Этот человек безумец, решила она. Его разум поражен тяжелым недугом. Она осторожно отодвинулась от американца и уселась на деревянный ящик. Укороченное платье едва прикрывало колени, а руки оказались обнажены до самых плеч.

Дикарь молча швырнул ей на колени сеть с креветками.

Ария не вскрикнула, не вздрогнула от испуга и ничем не показала своего отвращения.

– Можно мне воспользоваться вашим ножом? – прошептала она.

Американец протянул ей нож. В его глазах мелькнул интерес.

«Принцесса обязана есть все, что ей предложат, – мысленно напомнила себе Ария. – Недопустимо обижать подданных, отвергая их угощение». Она осторожно распутала рыболовную сеть. При виде пучеглазых тварей с множеством ножек и усиков ее охватило омерзение, желудок свело судорогой. Ария сделала глубокий вдох, как перед прыжком, затем проткнула ножом одно из отвратительных созданий и медленно, очень медленно поднесла ко рту. Тоненькая ножка жуткого существа дернулась и коснулась ее губ. Ария закрыла глаза, борясь с приступом тошноты.

Она уже готова была положить многоножку в рот, когда американец схватил ее за руку.

– Неужели вы так голодны? – спросил он сдавленным голосом.

– Не сомневаюсь, ваша пища восхитительна. Просто я никогда не пробовала это блюдо прежде. Думаю, мне оно тоже понравится, как и вам.

Монтгомери как-то странно посмотрел на Арию, забрал у нее наколотое на нож существо и сеть с остальным уловом.

– Сначала их нужно сварить и почистить, – объяснил он. Ария с удивлением увидела, как он вываливает многоножек в котел с кипящей водой. – Неужели вы никогда раньше не видели креветок?

– Видела, разумеется, но мне подавали их на блюде и они ничем не напоминали этих розовых копошащихся тварей. Естественно, я их не узнала.

– И все же вы собирались есть их в сыром виде. Откуда вы приехали?

– Из Ланконии.

– Ах да, я забыл. Страна гор, коз и винограда, верно? Что вы делаете в Америке?

– Я здесь по приглашению вашего правительства. Должно быть, мое внезапное исчезновение вызвало страшный переполох. Вы должны…

– Не начинайте снова. Если бы я мог избавиться от вас, я бы давно это сделал. Поверь мне, сестренка.

– Я вам не сестра, я…

– Августейшая заноза в заднице, вот вы кто. Не сидите сложа руки, начинайте чистить креветки, а я пока займусь соусом.

– Извините, но я вам не судомойка и не горничная.

Монтгомери шагнул к Арии и угрожающе навис над ней, заслоняя солнце. По обыкновению, он был одет неподобающе: в шорты и распахнутую на груди рубашку. Перед лицом принцессы, как два могучих столба, возвышались его ноги, неправдоподобно длинные, бронзовые от загара и волосатые.

– Вы в Америке, принцесса, а здесь у нас все равны. Хотите есть – значит, надо трудиться. Я не собираюсь подавать вам завтрак на золотом блюде. – Он швырнул к ее ногам нож и плоский кусок дерева. – Принимайтесь за работу.

– Не думаю, что американское правительство одобрит ваше поведение, лейтенант Монтгомери. Америке необходим ванадий, которого так много в моей стране, и вряд ли я соглашусь поставлять его вам, если вы будете дурно обращаться со мной.

– Дурно обращаться? – вскипел дикарь. – Да я спас вам жизнь! Взгляните только, чего мне это стоило. – Он сорвал с себя рубаху, обнажив левое плечо, и Ария увидела глубокую багровую борозду на смуглой от загара коже и множество уродливых порезов, покрывавших руку и ребра. Нога американца тоже была исполосована чем-то острым, незажившие раны выглядели устрашающе.

Ария в ужасе отвернулась.

– Вам не следует показывать мне подобные вещи. И пожалуйста, не ходите полуодетым в моем присутствии.

– Вы принимаете как должное, что люди рискуют ради вас жизнью, да?

– Мои подданные…

– Подданные? Проклятие! Займитесь лучше креветками. Если мне придется чистить их самому, вы не получите ни кусочка, так и знайте.

– Не могу поверить, что вы станете морить меня голодом.

– А ты попробуй, детка, и узнаешь.

– Лейтенант Монтгомери, не смейте называть меня…

– За дело! – прорычал американец.

Ария подцепила ножом вареную креветку, положила ее на кусок дерева и попыталась разрезать, но нож только скользнул по панцирю.

– Вы хоть что-нибудь умеете делать? – Он схватил нож, зажал в левой руке креветку, проворно отрезал ей голову, отделил хвост и одним ловким движением освободил от панциря. – Видите? Это просто.

Арию передернуло от отвращения.

– Еду нельзя трогать руками.

Монтгомери недоверчиво уставился на нее:

– А как же вы едите кукурузу в початках? Хот-доги? Гамбургеры?

– Я никогда не ела ничего подобного и не собираюсь, если это нужно брать руками.

– А яблоки?

– Я пользуюсь ножом и вилкой, разумеется.

Американец немного помолчал, разглядывая принцессу, словно видел перед собой инопланетное существо, потом схватил ее за руку, быстро вложил ей в ладонь жирную креветку и сжал ее пальцы. Ария попыталась вырваться, но он крепко ее держал. Потом он заставил ее взять в другую руку нож и наглядно показал, как чистить креветки.

Ария зажмурилась, с трудом сдерживая подступающую тошноту, но ужасный человек дождался, пока она откроет глаза, и продолжил экзекуцию.

– Все поняли, принцесса? К моему возвращению вы должны осилить не меньше половины.

Когда он ушел, Ария облегченно вздохнула, но, окинув взглядом огромную гору креветок, впала в уныние. Она сражалась с мерзкой тварью минут пять и кое-как
Страница 8 из 20

очистила, хотя большая часть мяса осталась в панцире.

Услышав позади презрительное фырканье, Ария подскочила от неожиданности.

– Вам следовало предупредить о своем приближении. Как вы смеете врываться в мои покои без предупреждения?!

– Это мои покои. Вы даже десять креветок не смогли осилить. Если так дальше пойдет, мы умрем с голоду.

Под колючим взглядом Монтгомери принцесса принялась неуклюже разделывать очередную креветку и тут же порезалась. Потрясенная, она выронила нож и уставилась на палец, из которого текла струйка крови.

Лейтенант схватил ее за руку и осмотрел порез.

– Нет, вы только представьте себе! Ваша кровь такая же красная, как и у нас, плебеев. Подержите руку в ручье.

Ария не двинулась с места, тогда Монтгомери потащил ее за собой к ручью, подтолкнул к воде и заставил опустить руку в воду.

– Леди, вы самое бесполезное существо из всех, кого я видел в жизни. Ни на что не годное создание, живущее в башне из слоновой кости. Интересно, чем занимаются такие, как вы? Женятся на себе подобных и производят на свет потомство, еще более никчемное, чем они сами?

Ария почувствовала, как ранка на пальце начала пульсировать.

– Я помолвлена с графом Джулианом Борган-Хессия.

– Правда? – Джей-Ти поднес к глазам руку Арии и осмотрел порез. – А вы с ним хотя бы знакомы?

– Разумеется. Мы встречались трижды и танцевали четыре раза.

– Целых четыре раза! Удивительно, как это вы не забеременели. Что вы так на меня уставились? Идите к костру и занимайтесь креветками.

Грубый, пошлый мужлан.

– Я поранила руку. Я не могу… Где тут у вас… уборная?

– Видите деревья вокруг? Это один большой туалет.

Стараясь сохранять спокойствие, Ария зашагала по узкой тропинке в глубину зарослей, все дальше и дальше от ручья и от бесноватого американца. Лейтенант Монтгомери внушал ей отвращение. Никто и никогда не говорил с ней в подобном тоне. Это просто неслыханно, чтобы люди так разговаривали друг с другом! Этот человек – настоящий дикарь, но она не намерена опускаться до его уровня и вести себя так же гадко и вульгарно, бормотала она про себя. Ее мучили голод и жажда, терзала жара, но находиться рядом с этим неотесанным грубияном было выше ее сил.

Найти дорогу к берегу оказалось непросто. После долгих блужданий Ария вышла наконец к океану. Она надеялась, что мимо проплывет какое-нибудь судно и подберет ее. Чуть живая от усталости и нестерпимой жары, она медленно побрела вдоль берега, проваливаясь по щиколотку в гниющие морские водоросли. Щуря слезящиеся глаза, она тщетно всматривалась в пустой горизонт.

На песке лежало несколько крупных раковин, а рядом Ария заметила какие-то странные предметы, напоминающие узкие голубые воздушные шары. Она наклонилась и протянула руку к одному из них.

– Не прикасайтесь!

Ария отдернула руку и обернулась на крик. Дикарь наблюдал за ней сверху, стоя на возвышенности, откуда легко просматривался весь берег.

– Вы за мной следите?

Монтгомери снял с плеча винтовку, бросил вниз, на песок, и спрыгнул сам.

– Так вы говорите, что в вашей стране большие запасы ванадия?

– Огромные. – Ария склонилась над странным воздушным шаром.

– Это ядовитая голубая медуза, – быстро выпалил лейтенант, – ее щупальца больно жалят. Можно получить смертельный ожог.

– О! – Ария выпрямилась и направилась дальше вдоль песчаной полосы. – Может, теперь вы оставите меня в покое?

Но настырный американец не отставал.

– Хотите, чтобы я дал вам умереть? У вас особый дар навлекать на себя неприятности. Мне не нравится, что вы болтаетесь на берегу. Те двое, что пытались вас убить, могут вернуться.

– Уверена, правительство уже подняло всех на ноги. Меня ищут. Возможно, с вашей военной базы отправят на поиски спасательные катера.

Они подошли к пальме, и лейтенант уселся под деревом, прислонив к стволу винтовку.

– Я хорошенько подумал и решил, что мой долг – защищать вас, вернее, ваш ванадий. Вам лучше вернуться к палатке.

Узкая полоска берега резко обрывалась в воду, дальше идти было некуда.

– Нет, благодарю, лейтенант Монтгомери. Я лучше буду сидеть здесь и дожидаться катера. – Она уселась на песке, выпрямив спину, сложив руки на коленях.

Джей-Ти лениво привалился спиной к стволу пальмы.

– Что ж, я не против. Только не старайтесь сбежать, держитесь на виду. Нам предстоит провести вместе три долгих дня, я собираюсь доставить вас на базу в целости и сохранности. Когда вам надоест разыгрывать из себя гордячку и голодать, дайте мне знать. Я наловил синих крабов на обед.

Ария не удостоила лейтенанта вниманием, и тот вскоре задремал, растянувшись на песке. Солнце жарило все сильнее, у Арии в животе урчало от голода, а разыгравшееся воображение подсовывало ей картины одна другой соблазнительнее. Представив себе молодого барашка с зеленым горошком и тимьяном, принцесса тяжело вздохнула. Солнце стояло высоко, играя бликами на поверхности воды, но сколько Ария ни всматривалась в даль, она не заметила ничего похожего на катер или лодку.

Прямо у ее ног в волнах лениво перебирала плавниками огромная рыба. Ария вспомнила, как американец наткнул рыбу на вертел и поджарил на открытом огне. Тогда-то принцесса и ела в последний раз, а с тех пор прошло немало времени. Возможно, ей и удастся развести огонь, но вот как поймать эту рыбину?

Ария покосилась на лейтенанта и поняла, что он спит. Винтовка лежала рядом, в двух шагах. Принцесса неплохо стреляла из ружья; начав охотиться на дичь еще ребенком, она не пропустила ни одного охотничьего сезона.

Ступая тихо, чтобы не разбудить варвара, Ария подкралась к винтовке и только протянула к ней руку, как Монтгомери схватил ее за запястье.

– Что вы задумали? Решили избавиться от меня?

– Я собиралась поймать рыбу.

Лейтенант озадаченно нахмурился, но в следующий миг его губы растянулись в усмешке.

– Что? Решили использовать винтовку вместо удочки? А пули как наживку?

– Что за нелепость? Никогда не слышала ничего глупее. Вы самый несуразный человек из всех, кого я встречала. Я собираюсь подстрелить рыбу.

Нахальная улыбка Монтгомери стала еще шире.

– Подстрелить рыбу? Из винтовки М-1? Леди, вы не сможете даже выстрелить из нее, не то что попасть в цель. Отдача собьет вас с ног.

– Да? – Ария подняла винтовку, потянула на себя затвор, проверяя, заряжено ли оружие, и, прежде чем лейтенант успел произнести хотя бы слово, вскинула винтовку к плечу, прицелилась и выстрелила. – Еще патрон, – сухо скомандовала она, протягивая руку.

Лишившийся дара речи Джей-Ти молча вложил в ее ладонь длинный винтовочный патрон.

Выстрел прогремел снова. На этот раз Ария стреляла вверх, целясь в стаю диких уток, вспугнутых первым выстрелом. Подстреленная птица камнем упала в воду в нескольких футах от берега. Принцесса опустила винтовку и обернулась к лейтенанту.

Джей-Ти спустился к воде и подобрал крупного красного люциана. Пуля начисто срезала рыбе голову. Чуть поодаль на воде плавала утка с отстреленной головой.

– Как видите, принцессы тоже кое на что годятся. – Ария надменно вскинула голову и зашагала по тропинке
Страница 9 из 20

к ручью. – Можете приготовить мне утку на обед, – бросила она через плечо.

Монтгомери с винтовкой на плече догнал принцессу в два больших прыжка, резко развернул к себе и сунул ей в руки рыбу и дичь.

– Можете есть свою добычу, только готовьте ее себе сами. Я вам не слуга, советую это усвоить, пока мне не пришлось вколачивать вам в голову эту мысль.

Ария безмятежно улыбнулась в ответ:

– Мужчины всегда бесятся, оттого что я стреляю лучше их. Скажите, лейтенант Монтгомери, вы хороший наездник?

– По крайней мере я способен сам одеться и прокормить себя. А теперь отправляйтесь в лагерь и принимайтесь ощипывать утку. И на этот раз доведите дело до конца.

– Ненавижу его, – прошипела Ария, выдергивая утиные перья. – Ненавидела вчера. – Она с усилием выдернула еще одно перо. – И буду ненавидеть завтра.

– Так вы еще не ощипали птицу?

Ария вздрогнула от неожиданности.

– Вы хоть понимаете, что снова сидите на солнце?

– Я буду сидеть, где мне нравится.

Джей-Ти безразлично пожал плечами и занялся крабами.

– Я всегда буду его ненавидеть, – вполголоса проворчала Ария. – Думаю, утка готова, – объявила она, вставая, и тут все поплыло у нее перед глазами, ноги подкосились, и она рухнула на траву.

Очнулась она в гамаке. Над ней склонился лейтенант Монтгомери, хмурый как туча.

– Чертова дамочка, – тихо пробормотал он и добавил громче, сверля ее сердитым взглядом: – Вы перегрелись в вашем проклятом платье, обгорели и проголодались. – Он отвернулся, чертыхаясь про себя. – Я заслужил Серебряную звезду за все, что мне пришлось с вами вытерпеть.

Ария чувствовала себя отвратительно. Обожженные на солнце руки горели огнем, покрасневшая кожа была горячей даже на ощупь. Лейтенант отошел к костру и тут же вернулся с миской, полной рыбы и крабов. Ария попыталась усесться в гамаке, но обморок лишил ее сил. Мрачно наблюдая за ее бесплодными попытками, лейтенант беззвучно выругался, потом опустил миску с едой на землю и подхватил принцессу на руки.

– Не смейте! – гневно воскликнула Ария, возмущенная таким бесцеремонным обращением. Она попыталась принять гордую позу, но в объятиях варвара это было нелегко.

Джей-Ти усадил взбешенную принцессу на деревянный ящик и плюхнул ей на колени миску с едой.

– Я мог бы взять с собой на остров троих маленьких детей, и с ними у меня было бы меньше хлопот, чем с вами, – пробурчал он. Заметив, что принцесса так и не притронулась к пище, он раздраженно застонал и вручил ей нож. – А слова «спасибо» нет в вашем лексиконе?

Ария оставила это едкое замечание без внимания, но принялась за рыбу и крабов. Ей стоило большого труда помнить о хороших манерах и не наброситься с жадностью на приготовленную лейтенантом еду. Принцесса держалась церемонно, как на приеме, и неспешно клала в рот маленькие кусочки. Монтгомери в это время возился у костра, переворачивая утку на вертеле.

Прежде чем Ария покончила с крабами, американец бросил ей в миску добрую четверть жареной утки. Несколько долгих мгновений принцесса соображала, как лучше подступиться к дичи, а потом, деликатно придерживая мясо кончиками пальцев, ловко справилась с задачей с помощью ножа и съела все до последнего кусочка.

При виде пустой миски Джей-Ти удивился, но, встретив полный ярости взгляд принцессы, предпочел воздержаться от комментариев.

– А теперь вам придется раздеться, – объявил он.

– Что, простите?

– Вы только что упали в обморок, не забыли? Во Флориде слишком жарко, чтобы носить на себе столько амуниции. Я расстегну вам пуговицы, а затем вы зайдете за деревья и снимете с себя лишнее белье. И не смотрите на меня так, будто я покушаюсь на вашу честь. Если бы мне нужна была женщина, я выбрал бы попышнее и уж явно попокладистее вас. – Он резко повернул Арию к себе спиной, расстегнул пуговицы на платье и подтолкнул ее в сторону зарослей.

Ария с гордо поднятой головой прошествовала по тропинке к деревьям. Она понимала, что лейтенант прав, ей не хотелось больше лишаться чувств, но наглость, с которой этот мужлан отдавал приказания ей, особе королевской крови, приводила ее в бешенство.

Она спряталась за деревьями, сняла платье и нерешительно замерла, не зная, как быть с бельем. Сначала она избавилась от тяжелой нижней юбки, которую утром пришлось подвернуть на талии, чтобы не торчала из-под укороченного платья. За юбкой последовала шелковая нижняя сорочка, но на этом дело застопорилось. Розовый атласный корсет на шнуровке, надетый поверх пояса для чулок, не желал поддаваться. Ария попыталась его перекрутить, чтобы дотянуться до шнуровки, но куда там. Проклятый корсет, туго стягивавший талию, не сдвинулся ни на дюйм. Ария снова натянула платье, подобрала нижнюю юбку с сорочкой и вышла из-за деревьев.

Лейтенанту хватило одного беглого взгляда на ее фигуру, чтобы вынести вердикт:

– Этого недостаточно.

– Я не стану…

Не говоря ни слова, Джей-Ти распахнул на спине платье принцессы, в мгновение ока разрезал ножом застежку на корсете и махнул рукой в сторону деревьев.

Сбросив с себя остатки белья, Ария почувствовала неимоверное облегчение. Жесткий пояс, больно врезавшийся в тело, и плотные чулки сковывали движения, не давая коже дышать. Разгуливать без чулок и белья было верхом неприличия, но в шелковом платье, надетом на голое тело, принцесса куда меньше страдала от жары.

Конечно, теперь кое-где платье слишком откровенно облегало фигуру. Без тугого корсета и пояса тонкий шелк лишь подчеркивал соблазнительные округлости груди и бедер. Принцесса никогда прежде не показывалась на людях в таком виде. В четырнадцать лет, когда у Арии только намечалась грудь, мама немедленно заказала ей корсет. «Тело принцессы не должно колыхаться при ходьбе», – объяснила она. Корсет полагалось снимать только на ночь.

Ария помедлила, прежде чем выйти из-за деревьев. Ей нужно было собраться с духом и снова почувствовать уверенность в себе. Наконец она вскинула голову, расправила плечи и решительно двинулась сквозь заросли. Теперь ее фигура казалась пышнее, грудь и бедра так и выпирали, но Ария решила не придавать этому значения. Если она не станет обращать внимание на эти досадные мелочи, ужасный американец ничего не заметит.

Здесь она ошиблась. Лейтенант уставился на нее тяжелым, неподвижным взглядом, как только она вышла на прогалину. Он так и пожирал ее глазами. Ария не удостоила нахала вниманием и свернула на тропинку, ведущую к берегу.

– Куда это вы собрались?

– На берег, буду дожидаться катера.

– Ну уж нет. Вы останетесь здесь.

– Лейтенант Монтгомери, никто не вправе отдавать мне приказы, разве что король.

– Тогда, детка, считай меня здешним королем. Я рассудил, что, как офицер флота, я обязан действовать в интересах своего правительства, то есть защищать вас вместе с вашим ванадием. Вы останетесь здесь, у меня на глазах, и не пытайтесь скрыться, это бесполезно.

Ария смерила его презрительным взглядом и продолжила путь.

Монтгомери мгновенно схватил ее за руку.

– Может, у вас плохо со слухом? На острове можно наткнуться не только на американцев. В здешних водах
Страница 10 из 20

не раз засекали немецкие подводные лодки.

Ария раздраженно вырвала руку.

– В Германии у меня есть родственники. Возможно, они доставят меня домой, к дедушке. Я не испытываю ни малейшего желания оставаться в Америке.

Американец отступил на шаг и с ужасом посмотрел на Арию, словно увидел перед собой ядовитую змею.

– Мы воюем с Германией, – прошептал он.

– Это ваша страна воюет с Германией, а моя нет. – Она успела сделать несколько шагов по тропинке, прежде чем Джей-Ти снова поймал ее за руку.

– Погоди же, маленькая предательница, ты останешься здесь, со мной, хочешь ты того или нет. А завтра, когда сюда приедет мой друг, я доставлю тебя в Майами и сдам правительству. Американскому правительству, так и знай.

Он ухватил Арию за локоть и бесцеремонно потащил к ручью, словно какой-нибудь куль с тряпьем. Всем своим видом этот мужлан будто говорил: «Я отдал приказ, а мои приказы не обсуждаются».

Ария опустилась на землю под деревом, прислонилась к стволу и принялась ждать. Она не собиралась объяснять дикарю, не способному видеть дальше собственного носа, что каждая минута промедления отнимает у ее дедушки месяцы жизни. Теперь в Ланконии наверняка уже объявили о ее исчезновении, и дедушка очень тревожится. Старому королю однажды уже пришлось пережить страшную трагедию, когда умер его единственный сын и наследник, отец Арии. Девочке тогда едва исполнилось пять. С тех пор юная внучка стала единственной надеждой старика. Ария должна была взойти на трон, ее готовили к этому с детства: преподавали историю, обучали премудростям экономики и политики. Американец, лежавший с книжкой в гамаке, видимо, думал, что смыслит что-то в патриотизме, а сам прохлаждается на острове, в то время как его страна участвует в разрушительной войне. Ни один монарх не стал бы отдыхать на островах, пока его народ воюет. Королевская семья должна служить примером для своих подданных.

Ария знала, что, решившись продать американцам ванадий, старый король думал о том, как воспримут это в Германии, но Ланкония остро нуждалась в деньгах. Заявив о своем нейтралитете, страна лишилась импортных поставок и оказалась отрезанной от остального мира.

Гадкий Монтгомери назвал Ланконию страной гор, коз и винограда. Ланкония действительно славилась своим вином, но теперь виноградникам грозила гибель. Превыше всего на свете старый король ценил безопасность своей внучки. Он знал, что, отправляя Арию в Америку, многим рискует, и все же пошел на риск, так важна была для страны ванадиевая сделка.

И вот теперь принцесса оказалась пленницей какого-то безумца, дремучего и невежественного, не способного понять, как важно ей выбраться на свободу с этого безвестного, богом забытого островка.

Оставалось лишь надеяться, что американцы не сразу сообщили королю дурную весть об исчезновении внучки. Хотя, кажется, американские газеты обожают вынюхивать чужие тайны, а здесь пахнет громким скандалом.

Ария покосилась на лейтенанта и заметила, что тот заснул в гамаке. Стараясь ступать как можно тише, она прокралась сквозь заросли и устремилась к берегу.

Когда принцесса вышла к морю, солнце уже клонилось к закату и горизонт скрывался в серой дымке. Внезапно в отдалении послышался шум мотора, и Ария стремглав побежала на звук. Обогнув мысок, она увидела внизу приставшую к берегу моторку и троих мужчин, сгрудившихся вокруг суденышка. Принцесса махнула рукой и открыла было рот, чтобы окликнуть их, но в следующее мгновение оказалась распластанной на песке под тяжестью тела лейтенанта Монтгомери.

– Ни слова, – прошипел он ей в ухо. – Молчите. Не знаю, кто эти люди, но они явно не на пикник собрались.

Ария не ответила, она едва дышала. С трудом высвободив руку, она попыталась оттолкнуть Монтгомери. Тот откатился в сторону, но не ослабил захват и так тесно прижал к себе принцессу, что она осталась лежать, придавленная к земле.

– Тихо! Они смотрят сюда. – Он зажал ей рот ладонью.

Ария с возмущением сбросила его руку, не сводя глаз с мужчин на берегу. Один из них закурил и остался стоять возле лодки, а двое других подхватили со дна тяжелый ящик и потащили к зарослям. Вернулись они уже налегке, после чего все трое забрались в лодку и отчалили.

Все это время Джей-Ти крепко держал свою пленницу.

– Можете меня отпустить, – хмуро заметила Ария, когда лодка скрылась из виду, но Монтгомери не торопился ослабить хватку. Его рука медленно скользнула к бедру принцессы.

– Что за белье на вас надето? Вы стали выглядеть совсем по-другому. – Мама не учила Арию, как вести себя в подобных обстоятельствах, но первобытный женский инстинкт подсказал, что делать. Она пихнула мерзавца локтем под ребра, резко откатилась в сторону и вскочила на ноги. Американец остался лежать, потирая бок. – Должно быть, я слишком долго торчу здесь, на острове, если даже вы вдруг стали казаться мне лакомым кусочком. Возвращайтесь-ка в лагерь.

– Что эти трое оставили в ящике?

Джей-Ти поднялся с земли.

– О, я смотрю, принцесса сгорает от любопытства. Надо было разрешить вам отчитать этих молодчиков за то, что они мусорят на вашем острове.

– Но этот остров принадлежит Америке, – озадаченно возразила Ария.

– Ладно, пойдемте, – с досадой проворчал Монтгомери. – Неужели у вас так плохо с юмором? – Он зашагал вдоль берега, и она поплелась за ним.

– Только когда нас держат в плену, – хмуро откликнулась она. – И не смейте протягивать ко мне руки.

– Да вас давным-давно следовало прибрать к рукам. Сколько вам лет?

– Не думаю… – начала было Ария и вздохнула. – Двадцать четыре.

– В военное время в Америке вас можно считать старой девой. Что за человек этот ваш принц, за которого вы собрались замуж?

– Он граф и состоит в родстве с королевскими домами Англии и Норвегии.

– А-а, понятно, вы произведете на свет породистых сосунков. Этот тип ваш родственник?

Презрительный тон лейтенанта заставил Арию вспыхнуть от гнева.

– Дальний. Четвероюродный брат.

– Что ж, будем надеяться, что ваши дети не станут законченными идиотами. А кто выбрал его вам в мужья?

– Лейтенант Монтгомери, ваше любопытство неуместно. Вы касаетесь глубоко личного.

– Может, я просто пытаюсь узнать побольше о вашей стране, о ее традициях, обычаях и так далее. А вам разве не интересно, как живут в Америке?

– Я изучала вашу историю. Отцы-пилигримы прибыли сюда в семнадцатом веке, в битве при Аламо перебили всех техасцев, ваша система правления основана на конституции, у вас…

– Нет, я имел в виду нас, американцев.

Ария ненадолго задумалась.

– Я нахожу американцев чрезвычайно странными. Должна признаться, посещение вашей страны не доставило мне особого удовольствия.

Джей-Ти рассмеялся, будто принцесса сказала что-то забавное. Поравнявшись с тем участком берега, где трое незнакомцев пришвартовали лодку, он остановился и коротко скомандовал:

– Ждите здесь. Я не шучу, оставайтесь на месте. – Он скрылся в зарослях, но довольно скоро вернулся. – Ворованные боеприпасы, консервы и обмундирование. Здесь у них целый склад. Должно быть, те трое задумали сбыть все это на черном
Страница 11 из 20

рынке.

– На черном рынке?

Лейтенант подхватил Арию под локоть.

– Давайте-ка выбираться отсюда. Воры могут вернуться. Думаю, сегодня ночью они совершат еще парочку подобных рейсов. Я непременно доложу о них командованию, когда вернусь на базу. – Ария решительно вырвалась из рук американца и, гордо вскинув голову, зашагала в глубь острова. – Только королевским особам позволено идти рядом с вами, верно? – крикнул Джей-Ти ей вдогонку. – А как насчет графа Джулиуса?

Ария остановилась и смерила лейтенанта надменным взглядом.

– Его зовут граф Джулиан, и в присутствии публики он всегда держится позади меня. – Принцесса повернулась и продолжила путь.

– А когда он станет вашим мужем и королем?

– Он не станет королем, если только я не издам специальный декрет, что вовсе не входит в мои намерения. Мне предстоит унаследовать трон, я буду королевой, а мой супруг – принцем-консортом.

– Если он никогда не станет королем, зачем же ему жениться на вас?

Руки Арии под складками платья сжались в кулаки. Этот мужлан уже не в первый раз заставлял ее забыть о том, что особам королевской крови следует скрывать свои чувства.

– Он предан Ланконии, – коротко ответила принцесса, – и он любит меня.

– При том, что вы встречались всего четырежды? – изумился Джей-Ти.

– Трижды, – поправила его Ария. – Я больше не намерена отвечать на ваши вопросы. В ваших библиотеках наверняка есть книги о Ланконии. Что вы подадите мне на ужин?

– На ужин мы с вами приготовим севиче[1 - Перуанское блюдо из сырой рыбы, маринованной в лимонном соке или соке лайма с маслом, луком и специями.]. Вы когда-нибудь резали лук, принцесса? Готов поклясться, эта работа вам понравится.

Глава 4

Ария понюхала руки и скривилась. Пахли они отвратительно, жуткий луковый запах въелся намертво. Теперь от него не избавишься, обреченно подумала она. Бросив взгляд в сторону костра, Ария увидела лейтенанта Монтгомери, устроившегося на ночь в гамаке. Принцессе постели не нашлось.

– Где я буду спать?

Солдафон не потрудился даже открыть глаза.

– Где хотите, принцесса. У нас свободная страна.

Начинало холодать, Ария зябко обхватила себя руками и объявила:

– Я бы предпочла спать в гамаке.

Лейтенант, не открывая глаз, сделал приглашающий жест:

– Добро пожаловать, детка. Я не против.

Ария тяжко вздохнула.

– Полагаю, было бы нелепо надеяться, что вы уступите мне гамак.

– Нет, это уж слишком. Собираясь на остров, я рассчитывал на себя одного. У меня здесь всего один гамак и одно одеяло, но я готов разделить с вами постель. Уверяю, вам ничто не угрожает, я собираюсь спать, и только.

Ария опустилась на землю под деревом. Становилось все холоднее, поднялся ветер, и у нее по коже поползли мурашки. Она с завистью покосилась на проклятого американца, уютно свернувшегося в теплом гамаке, прислонилась к пальме и закрыла глаза, но сон не шел. Ее колотила дрожь, зубы стучали от холода. Ария встала и побрела вдоль ручья.

Обойдя прогалину кругом, она бросила робкий взгляд на лейтенанта. Он вроде бы спал, но отодвинулся от края гамака, освободив место для Арии. Поддавшись безотчетному порыву и стараясь не думать о том, что сказала бы мама, увидев ее в этот миг, она забралась в гамак и улеглась рядом с американцем. Она сделала попытку повернуться к нему спиной, но ей никак не удавалось принять другую позу в тесном гамаке, сетка впивалась в бок, и было больно спине.

– Простите, – извинилась она, словно случайно толкнула лейтенанта на улице, и легла так, что ее голова оказалась у него на плече. Ария попыталась стянуть полы рубашки и прикрыть грудь Джей-Ти, но не сумела вытащить их из-под его спины. Пришлось положить голову ему на грудь. Как ни странно, ощущение оказалось вовсе не таким уж противным.

Монтгомери обхватил Арию обеими руками и тихонько засмеялся. Принцесса решила не придавать этому значения. Главное, не думать о том, что происходит, иначе можно сойти с ума. В конце концов, отчаянное положение иногда требует отчаянных мер. Вдобавок от могучего тела лейтенанта исходило необыкновенно приятное тепло. Погружаясь в сон, Ария согнула ногу в колене, закинула ее на ноги Монтгомери и счастливо вздохнула.

– Просыпайтесь, уже утро, – проворчал прямо ей в ухо злой, раздраженный голос.

Ария, не открывая глаз, еще теснее прижалась к американцу.

Тогда Монтгомери схватил ее за плечи и встряхнул, заставив открыть глаза.

– Я велел вам вставать.

– Доброе утро, – произнесла она, но в следующий миг дикарь вытолкнул ее из гамака, и она шлепнулась на землю. – Я прекрасно выспалась, а вы?

– Нет! – рявкнул лейтенант. – Я спал отвратительно. Честно говоря, я вообще почти не спал. Слава богу, сегодня я от вас избавлюсь. После такого «отпуска» я с радостью снова отправлюсь на войну. – С этими словами он спрыгнул с гамака и сердито потопал в сторону тропинки.

Ария проводила его взглядом и радостно просияла. Она толком не поняла, что случилось с лейтенантом, но его хмурый, унылый вид привел ее в прекрасное расположение духа. Принцесса подошла к ручью и посмотрела на свое отражение в воде.

Немало представителей знати добивались ее руки, но чаще всего эти мужчины не были с ней знакомы. Они хотели заключить брак с королевой, не важно, красавица она или дурнушка. Граф Джулиан, шестнадцатью годами старше своей невесты, попросил у дедушки разрешения на брак, когда Арии было всего восемь.

Принцесса провела рукой по грязным, всклокоченным волосам. Будь они чистыми… Она бросила опасливый взгляд на пустую тропинку и, не увидев Монтгомери, заглянула в ящик с провизией. Шампуня там не оказалось, зато нашелся большой кусок мыла и куцее полотенце.

Ария поспешно сбросила с себя одежду и ступила в ручей. Она как раз намыливала волосы, когда вернулся лейтенант. Выйдя на прогалину, он застыл с открытым ртом. Принцесса схватила крошечное полотенце и попыталась укрыться за деревом.

– Уходите! Ступайте прочь! – крикнула она.

Монтгомери повернулся и покинул лагерь с выражением тупой покорности на лице.

Ария со счастливой улыбкой принялась мурлыкать себе под нос веселую мелодию. Этот мерзкий человек говорил ей ужасные вещи. Он нагло заявил, что равнодушен к ее чарам. «Можете расхаживать передо мной хоть голой, меня это не впечатлит». Как бы не так! Ошеломленный взгляд Монтгомери и его трусливое бегство доставили ей огромное удовольствие. Конечно, жалкий дикарь не стоил ее внимания, хотя иногда мужчины этого сорта… Достаточно вспомнить кошмарную историю, случившуюся с одной из ее незамужних кузин. Бедняжка родила ребенка, а отцом оказался лакей, который каждый вечер заводил часы у нее в спальне. Арии не полагалось об этом знать, но отголоски громкого скандала достигли ее ушей. Она слышала, как мама сказала тете, что лакей просто загипнотизировал несчастное дитя. Интересно, похож ли лейтенант на того лакея?

Ария неторопливо оделась, решив обойтись без белья, и принялась причесываться. Когда вернулся Монтгомери, она все еще расчесывала волосы гребнем.

– Я поймал омара на завтрак, а в ящике с продуктами есть галеты.

Лейтенант
Страница 12 из 20

замолчал, устремив на Арию тяжелый пристальный взгляд. Принцесса с легкой улыбкой продолжала играть с волосами, подставляя длинные темные пряди утреннему ветерку.

Внезапно Джей-Ти схватил ее за плечи и резко повернул к себе лицом.

– Леди, вы играете с огнем. Возможно, вы принимаете меня за одного из ваших слуг, которого можно безнаказанно дразнить, чувствуя себя в полнейшей безопасности, но вы ошибаетесь.

Стиснув плечи Арии, он рывком притянул ее к себе и впился в ее губы хищным, голодным поцелуем. Потом неожиданно прервал поцелуй и оттолкнул ее.

– Вы двадцатичетырехлетний ребенок, невинная маленькая девочка, и я сохраню вас такой для вашего графа. Только не испытывайте мое терпение. Я вам не слуга, и я далеко не безопасен. А теперь тащите-ка сюда вон ту сеть с креветками.

Потрясенная Ария не сразу нашлась с ответом. С ужасом глядя на лейтенанта, она прижала ладонь к губам. Джулиан поцеловал ее лишь однажды, но тот поцелуй был легким и нежным, и, разумеется, граф спросил разрешения, прежде чем коснуться ее губами. Поцелуй лейтенанта был совсем иным, жадным и страстным.

– Ненавижу вас, – прошептала Ария.

– Отлично! Я тоже не испытываю к вам особой любви. А теперь – брысь!

Завтрак прошел в угрюмом молчании.

Выкурив сигарету, Монтгомери поднялся, угрюмо приказал принцессе оставаться на прогалине и исчез в зарослях.

Ария долго сидела неподвижно, обхватив руками колени, и думала о дедушке. Если бы только можно было вернуться домой, оказаться в окружении близких людей, среди знакомых вещей.

Напрасно прождав несколько часов, Ария направилась по тропинке к океану. Она нашла Монтгомери лежащим в распахнутой рубашке под пальмовым деревом, единственным на всем берегу. Лейтенант дремал, винтовка стояла рядом, прислоненная к пальме.

– Снова надумали порыбачить? – лениво поинтересовался он, не открывая глаз.

Ария не ответила, поскольку в этот миг послышался шум моторки.

Джей-Ти тотчас вскочил на ноги.

– Спрячьтесь, – скомандовал он. – И оставайтесь здесь. Не выходите, пока я не убедился, что все в порядке. – Низко пригнувшись, он схватил винтовку и побежал вдоль берега.

Ария укрылась за деревом, следя глазами за удаляющейся фигурой лейтенанта. Обогнув мысок, Монтгомери выпрямился и бешено замахал, приветствуя кого-то в лодке. Принцесса вышла из-за дерева, разгладила юбку и с величавой грацией, отличающей особ королевской крови, прошествовала по берегу к лейтенанту Монтгомери и человеку в моторной лодке.

– Никогда в жизни так никому не радовался, как тебе! – воскликнул лейтенант, обращаясь к коренастому, плотному человеку, казавшемуся рядом с ним коротышкой.

– Долли заставила меня приехать пораньше. Она навоображала себе бог знает что. Только и твердила про всякие ужасы, которые могли с тобой приключиться. Вдобавок я подумал, что было бы неплохо немного порыбачить, прежде чем мы двинемся в обратный путь.

– Нет, спасибо. Мне не терпится вернуться на базу, по крайней мере там безопасно.

– Видать, тебе тут пришлось несладко одному. Я же говорил… – Он осекся. – Ну ты даешь, черт возьми, – пробормотал он, с восхищением оглядывая Арию. Он сразу распознал в ней леди высшей пробы. В ее походке и осанке, в гордой посадке головы чувствовалась привычка повелевать. Билл знал, что в семье его приятеля водились денежки, именно такая красотка и подошла бы Джей-Ти. Неужто Монтгомери задумал жениться? Эта мысль привела Билла в восторг: бедняга терзался ревностью из-за дружбы красавца лейтенанта с Долли. – Какого дьявола ты морочил мне голову? А я уж было поверил, что ты тут изнываешь от одиночества.

– Это не то, что ты думаешь! – раздраженно рявкнул Джей-Ти и повернулся к Арии. – Я же велел вам не показываться.

Билл понимающе ухмыльнулся. Влюбленные голубки повздорили. Ну ничего, милые бранятся – только тешатся. Он внимательнее присмотрелся к Арии и недоуменно наморщил лоб.

– Я вас где-то видел, мисс? Джей-Ти, ты не хочешь нас познакомить?

Монтгомери удрученно вздохнул.

– Билл Фрейзер, это ее королевское высочество… – Он вопросительно посмотрел на Арию: – Я не знаю вашего имени.

– Принцесса! – потрясенно выдохнул Билл. – Вот на кого вы похожи. На принцессу, которая позавчера посещала нашу верфь.

– Но я была здесь, – возразила Ария, удивленно подняв брови. – Я здесь уже несколько дней. – «Если не долгие годы», – с горечью добавила она про себя.

Джей-Ти, мрачный как туча, схватил ее за руку и поволок к пальме.

– Эй, – нерешительно запротестовал Билл, – ты уверен, что с принцессами можно так обращаться? Я хотел сказать, не будет ли неприятностей? Кажется, нам важно сохранить добрые отношения с ее страной и всякое такое?

– Да, что-то в этом роде. – Джей-Ти подтащил принцессу к дереву. – А теперь расскажите мне, почему те двое стреляли в вас.

– Стреляли? – испуганно охнул Билл, припустившись следом за другом. – Когда я ее видел, она стояла в окружении полусотни охранников в форме. Я и слыхом не слыхивал ни о какой стрельбе.

– Послушай, Билл, – нетерпеливо перебил его Джей-Ти. – Когда твоя принцесса посещала верфь, эта принцесса была здесь, со мной.

Билл заметно смутился.

– У вас есть сестра?

– Сестра не похожа на меня, – растерянно отозвалась Ария.

– Давайте выкладывайте, – поторопил ее Джей-Ти.

Принцесса коротко изложила историю своего похищения и рассказала, как ей удалось бежать.

– Вы не способны расстегнуть пуговицы на платье, но сумели освободиться от веревки? – Лейтенант недоверчиво нахмурился. Принцесса смерила его неприязненным взглядом.

– Люди способны на многое, когда речь идет о спасении жизни.

– Гм! – громко хмыкнул Билл, стараясь привлечь их внимание. – Думаете, те двое похитителей подсунули вместо вас двойника?

– Двойника? – удивленно переспросила Ария.

– Кто-то выдает себя за вас, – объяснил Джей-Ти, и принцесса потрясенно замолчала.

Билл мрачно уставился на приятеля, склонив голову набок.

– А откуда мы знаем, которая из принцесс фальшивая?

Джей-Ти внимательно оглядел Арию с головы до ног.

– Эта точно настоящая, готов прозакладывать голову. Клянусь жизнью, разыграть подобный спектакль невозможно.

Билл посмотрел на Арию так, словно только что ее заметил.

– Моей жене страсть как хотелось на вас полюбоваться. Когда я в тот день вернулся домой, она буквально засыпала меня вопросами о вас… то есть о той принцессе. Ей хотелось знать, какое на вас платье, какая прическа и носите ли вы корону. – Он немного помолчал и добавил: – Но, как я теперь понимаю, это были не вы.

Ария изобразила подобие улыбки.

– Возможно, когда-нибудь я предоставлю вашей супруге аудиенцию.

Билл с выпученными от удивления глазами повернулся к Джей-Ти:

– Так она на самом деле принцесса?

– Более или менее. Надо решить, что делать дальше.

– Да что тут решать? – не согласилась Ария. – Вы должны доставить меня в город и связаться с властями. Я объясню, что произошло, правительство примет меры, и самозванку разоблачат.

– А как они узнают, кто из вас настоящая принцесса? – возразил Джей-Ти тоном отца, увещевающего непослушного
Страница 13 из 20

ребенка.

– Вы им скажете. Вы ведь американец.

– Но я ведь простолюдин, припоминаете? – язвительно заметил Джей-Ти.

– Я думала, все американцы равны, – гневно парировала его выпад принцесса. – Меня убеждали, что голос каждого американца необыкновенно важен. Каждый из вас король в своей стране.

– Вы… – начал Джей-Ти, побелев от ярости.

– Погоди-ка, – перебил его Билл. – Неужели мы не можем решить это дело без ругани?

Джей-Ти окинул принцессу угрюмым взглядом.

– Вы знакомы с какими-нибудь крупными шишками из Вашингтона? С генералами? Сенаторами?

– Да, генерал Брукс провел неделю в Ланконии, стараясь уговорить моего дедушку отправить меня в эту поездку. Дедушка неохотно…

– Ее дед – король, – пояснил приятелю Джей-Ти. – Значит, нам надо доставить вас в Вашингтон к генералу Бруксу.

Ария решительно выпрямилась.

– Что ж, я готова. Отправимся в путь, как только мне доставят одежду. Ох! – Она вдруг осознала весь ужас своего положения. Впервые в жизни принцесса оказалась без роскошного гардероба, без парикмахера, без фрейлин. Даже вернуться в Ланконию было теперь далеко не простым делом. – Так эта женщина действительно похожа на меня? – прошептала Ария.

– Если подумать, вы намного красивее ее, – ухмыльнулся Билл.

Джей-Ти недовольно скривился, услышав замечание друга.

– Послушайте, нам очень важно заполучить ванадий для Америки. Я подозреваю, что вас похитили и заменили двойником как раз для того, чтобы самозванка передала ванадий врагу.

– Ванадий? – Билл озадаченно почесал в затылке.

– Редкий металл, его добавляют в сталь, чтобы придать ей прочность, – нетерпеливо пояснил Джей-Ти и добавил, критически оглядев Арию: – Ни один генерал не согласится принять вас в таком виде. Мы сможем добраться до Майами в твоей лодке, Билл?

– До Майами? Это займет несколько часов.

– И все же нам придется туда прокатиться. Мы посадим принцессу в поезд на Вашингтон и покончим с этой историей.

– Но она иностранка, одна в чужой стране. Вдруг с ней что-нибудь случится? – забеспокоился Билл.

– Война в разгаре, ты не забыл? Нам с тобой предписано вернуться к работе завтра в девять утра. В военное время тебя не станут судить за опоздание, а просто поставят к стенке. С принцессой все будет в порядке, как только она доберется до генерала Брукса.

– Джей-Ти, ты сошел с ума. Мы доберемся до Майами только к полуночи. Лучше сразу сдать ее властям, и пусть они сами с ней разбираются.

– Нет, – коротко ответил Джей-Ти.

– Но ты можешь, по крайней мере, объяснить мне, что у тебя на уме? В конце концов, теперь я тоже увяз в этом деле по уши.

Джей-Ти остановился и обернулся к другу:

– Кто-то в Ки-Уэст пытался убить принцессу. Если она явится к городским властям и попытается разоблачить самозванку, то не проживет и двух дней. Я слышал о генерале Бруксе, у него есть голова на плечах. Он решит, что делать в этой ситуации.

– Похоже, ты больше доверяешь начальству, чем я.

Билл вслед за приятелем опустился на четвереньки и пролез сквозь кусты. Полчаса спустя они погрузили в лодку все пожитки Джей-Ти. Теперь можно было отправляться в путь. Когда Билл протянул руку, чтобы помочь Арии забраться в лодку, Джей-Ти раздраженно прошипел:

– Она скорее грохнется оземь и расплющит себе физиономию, чем прикоснется к тебе. – Он подхватил принцессу за талию и перебросил через борт. – Сидите здесь и ведите себя смирно.

Лодка тут же рванула с места и понеслась вперед с огромной скоростью. Арии пришлось крепко вцепиться в деревянную скамью, единственную на этом крохотном суденышке.

Вечером они пристали к берегу Ки-Ларго, чтобы заправиться горючим. Ария осталась в лодке, хотя мышцы у нее совершенно одеревенели от напряжения: все время пути она боялась выпустить из рук скамью. Впрочем, особам королевской крови нередко приходится сидеть неподвижно долгие часы, и Арию готовили к этому с детства.

– Где тут можно купить сандвичи? – спросил Джей-Ти смотрителя пирса.

– На дальнем конце пристани, – откликнулся тот.

Билл остался с Арией, пока Джей-Ти ходил за едой.

– Что это? – озадаченно спросил он приятеля, заглянув в пакет с бутербродами. – Зачем тебе вилка и нож? Да еще фарфоровая тарелка?

Джей-Ти выхватил пакеты из рук Билла.

– Ты готов отправляться? – раздраженно рявкнул он.

– Тебя дожидался, – сварливо отозвался Фрейзер, перелезая через борт.

Джей-Ти оттолкнул лодку от берега, запрыгнул в нее и сел к рулю. Запустив мотор и взяв курс на север, он извлек из пакета дешевую тарелку, за которую пришлось заплатить втридорога, небрежно швырнул на нее сандвич с яичным салатом и протянул Арии вместе с ножом и вилкой.

Впервые за последние несколько дней принцесса взяла в руки столовые приборы, а не палочки или рыбацкий нож. Увлекшись едой, она не заметила, как изумленно вытянулось лицо Билла, не спускавшего с нее глаз.

– Настоящая принцесса, – потрясенно пробормотал он. – Жду не дождусь, как расскажу обо всем Долли. То-то она удивится.

– Долли ни о чем не узнает, – с нажимом произнес Джей-Ти. – Никто не услышит ни слова об этой истории. Мы сохраним ее в секрете.

Билл открыл было рот, чтобы что-то сказать, но, покосившись на приятеля, благоразумно промолчал.

Они добрались до Майами к полуночи.

– Придется ждать до утра, пока откроются магазины, – озабоченно заметил Билл. – Начальство не погладит нас по головке, если мы опоздаем. Во флоте этого не любят. Думаешь, нам светит гауптвахта?

Джей-Ти выпрыгнул из лодки, не дожидаясь, пока она вплотную подойдет к причалу.

– Привяжи лодку и извлеки принцессу. Мне нужно позвонить.

Ария неуверенно ступила на мостки и сделала несколько шагов, стараясь держаться как ни в чем не бывало, хотя ее шатало от усталости.

– Дело улажено, – сообщил Джей-Ти, вернувшись почти сразу. – Через пару минут за нами приедет такси, мой друг встретит нас в магазине одежды. Поезд отходит в четыре утра. Вперед, принцесса, нам предстоит отправиться за покупками. Надеюсь, вы не слишком устали. Ничего, посещение магазина вас взбодрит.

Ария гордо выпрямилась и одарила лейтенанта колючим взглядом.

– Я вовсе не устала.

Вскоре показались огоньки фар, автомобиль въехал на пирс и остановился, взвизгнув тормозами. Джей-Ти, не желая терять ни минуты, бесцеремонно толкнул Арию на заднее сиденье.

– Мне она кажется чертовски милой, – возмутился Билл, – думаю, тебе не стоит так обходиться с ней.

Джей-Ти, не ответив, уселся вперед и назвал шоферу адрес. Такси заскользило по безлюдным темным улицам.

– Ты уверен, что там открыто, парень? – полюбопытствовал таксист, обращаясь к Джей-Ти.

– Когда мы доберемся, будет открыто.

Машина остановилась напротив небольшого магазинчика в жилом районе, в окружении дорогих особняков, скрывавшихся за увитыми плющом изгородями.

– Мне здесь не очень-то нравится, – с сомнением заметил Билл. – Похоже, нам тут нечего делать. Думаю, лучше бы прокатиться в центр.

Джей-Ти выбрался из машины.

– Да, это то место, что нам нужно, – пробормотал он, направляясь к длинному черному «кадиллаку», который медленно полз вдоль
Страница 14 из 20

бордюра. Билл поспешно выскочил из автомобиля. – А вот и мой друг. Простите за беспокойство, Эд, – проговорил Джей-Ти, протягивая руку солидному седовласому мужчине. – Я ни за что не стал бы тревожить вас среди ночи, если бы не военная необходимость.

– Какие пустяки, – отмахнулся тот. Уверенная манера держаться и холеная внешность выдавали в нем человека состоятельного. – Продавщицы до сих пор нет? – осведомился он, недовольно нахмурив брови.

– Нет, – подтвердил Джей-Ти. – Как ваша семья?

– Прекрасно. Один мальчик учится в Йеле, другой служит в военно-воздушных силах. Как ваша матушка?

– Тревожится за своих сыновей.

Мужчина постарше улыбнулся и достал бумажник из внутреннего кармана плаща.

– Надеюсь, этого будет достаточно.

У Билла округлились глаза, когда солидный джентльмен вручил Джей-Ти пачку банкнот в четыре дюйма толщиной.

– Полагаю, да, – усмехнулся лейтенант Монтгомери, – но вы ведь знаете женщин.

– Могу я ее увидеть?

Джей-Ти подошел к такси и распахнул дверцу. Ария изящно выскользнула из автомобиля.

– Ваше королевское высочество, для меня большая честь встретиться с вами, – произнес седовласый.

Ох уж эти американцы с их диковинными манерами, подумала Ария. Мужчина заговорил сам, не дожидаясь, пока к нему обратятся и представят его особе королевской крови. Впрочем, по сравнению с тем, что ей пришлось вытерпеть на острове от лейтенанта Монтгомери, обращение этого незнакомца можно было считать верхом галантности. Ария приветствовала мужчину легким кивком.

Джей-Ти собрался было сделать принцессе очередное замечание, но в эту минуту в переулок въехал темный «шевроле». Из автомобиля вышла высокая худая женщина с ястребиным носом, явно чем-то рассерженная.

Ни для кого не секрет, что самые великие снобы – продавщицы в дорогих магазинах одежды, а эту продавщицу подняли с постели посреди ночи.

Она надменно вскинула голову и окинула неприязненным взглядом стоявших на тротуаре мужчин.

– Это просто возмутительно, – гневно выпалила она. – Подумаешь, война! Какое мне до нее дело? – Она повернулась к Арии и презрительно прищурилась. – Так это с ней, что ли, мне предстоит работать?

Все трое мужчин одновременно сделали попытку заговорить, но вперед выступила Ария.

– Вы откроете ваш магазинчик и покажете мне товары. Если они достаточно хороши, я куплю у вас пару вещей. – Это было сказано таким властным, повелительным тоном, словно продавщице только что была оказана великая честь, и мужчины изумленно застыли, не в силах вымолвить ни слова. – Живее! – добавила Ария, будто стегнула хлыстом.

– Да, мисс, – пролепетала сраженная продавщица, нашаривая в сумочке ключи.

Ария переступила порог магазина, как только в зале вспыхнул свет, и с любопытством огляделась. Она никогда прежде не бывала в магазинах готового платья. Вместо эскизов одежды и образцов тканей здесь висели костюмы. Принцессе никогда еще не приходилось мерить одежду, не сшитую на заказ специально для нее. Ощущение было довольно странным.

Продавщица у нее за спиной беседовала о чем-то с лейтенантом, и Ария задумчиво провела рукой по рукаву шелковой блузки цвета слоновой кости. Тонкий креп показался ей приятным на ощупь. Рядом на длинной стойке висела желтая блузка в мелкий черный горошек. Арии давно хотелось взглянуть на себя в желтом. Интересно, пойдет ли ей этот цвет? Пожалуй, не такая уж это глупая мысль – шить платья заранее. Когда сразу видишь, как выглядит готовая вещь, куда легче сделать выбор. Тут можно не осторожничать и позволить себе самые рискованные эксперименты.

– Эй! – прошипела продавщица, протягивая Джей-Ти клочок бумаги с телефонным номером. – Позвоните и скажите Мейвис, чтобы немедленно явилась сюда.

Джей-Ти отправился звонить Мейвис.

– Кто он такой? – шепотом спросил Билл, кивнув в сторону седовласого незнакомца, умудрившегося открыть магазин посреди ночи.

– Один из друзей моей мамы. Владелец крупного банка, – отозвался Монтгомери, набирая номер Мейвис.

– Я жду, – нетерпеливо позвала Ария из примерочной комнаты.

Банкир уехал, прибыла Мейвис, и Билл с Джей-Ти уселись на низкие золоченые стулья в салоне.

– Это никуда не годится, – заключила Ария, рассматривая себя в зеркале.

– Но это костюм от Мэнбоше[2 - Мэнбоше (Мэн Руссо Боше, 1891–1976) – американский дизайнер одежды, известен прежде всего как создатель дорогих вечерних туалетов.], – робко запротестовала продавщица. – Если немного убрать вот тут и подобрать подходящие перчатки…

– Возможно. А теперь насчет этого костюма.

– От Скьяпарелли?

– Его я возьму. Упакуйте как следует.

– Да, – нерешительно произнесла продавщица. – Ваш багаж здесь, мадам?

– У меня нет багажа. Вам придется достать какой-нибудь чемодан.

– Но, мадам… мы не торгуем чемоданами.

Ария недовольно поморщилась. Как можно быть такой бестолковой?

– Так достаньте что-нибудь. И я хочу, чтобы вещи тщательно упаковали, заверните их в папиросную бумагу.

Женщина попятилась к двери, что-то шепнула Мейвис, и та тут же выскочила из магазина. Продавщица повернулась к Джей-Ти:

– Боюсь, нам потребуется время. Нужно будет кое-что переделать.

Лейтенант встал и отрывисто бросил:

– Времени нет. Через несколько часов я должен явиться на службу в Ки-Уэст. Какой у нее размер?

– Шестой. У мадам идеальная фигура, но иногда вещи не вполне соответствуют размеру, – дипломатично пояснила продавщица.

– В таком случае отберите для нее все, что у вас имеется, шестого размера.

У продавщицы изумленно округлились глаза.

– Но это обойдется вам в целое состояние. И талоны на одежду…

Джей-Ти достал из кармана свернутую в рулон пачку сотенных купюр и принялся отсчитывать деньги.

– Вы можете сказать, что вся одежда шестого размера оказалась испорчена и ее пришлось изъять. Поверьте мне, Дядя Сэм не станет переживать из-за нескольких платьев, от этой леди он получит взамен нечто гораздо более ценное.

– У нас есть и туфли, – заявила женщина, не сводя глаз с пухлой пачки. Лейтенант Монтгомери кивнул и отделил еще несколько банкнот. – А также перчатки, чулки и, конечно же, белье. Еще мы торгуем драгоценностями.

Джей-Ти перестал отсчитывать купюры и крикнул:

– Принцесса, вам нужны драгоценности?

Громкий окрик разбудил задремавшего Билла, бедняга едва не свалился со стула от неожиданности.

– Мне понадобятся изумруды и рубины, но только если они темно-красные. Бриллианты и жемчуг тоже, разумеется.

Лейтенант весело подмигнул продавщице.

– Не думаю, что она согласится на стекло и позолоченные побрякушки. Как по-вашему?

– У нас есть пара бриллиантовых серег.

Джей-Ти отсчитал еще несколько сотенных бумажек.

– Мы их берем. Итак, давайте все, что у вас есть шестого размера.

В следующее мгновение в дверях появилась Мейвис. За ней плелся сонный человечек с ручной тележкой, на которой высилась гора дорожных чемоданов, обтянутых голубой тканью с белой кожаной окантовкой.

– Куда дальше? – хмуро проворчал он.

Джей-Ти шагнул в сторону, уступая человеку дорогу, и тот, следуя указаниям Мейвис, покатил чемоданы в глубину
Страница 15 из 20

зала.

– Прекрасно, мадам, – восхитилась продавщица, войдя в примерочную. – Вы прелестно выглядите.

Ария внимательно оглядела себя в зеркале. Впрочем, элегантный наряд всего лишь полдела, решила принцесса, сравнивая себя с американками. Ее длинные волосы были откинуты назад и небрежно закручены в узел, а бледное лицо казалось бесцветным.

– Ваш красивый молодой человек начинает терять терпение, – извиняющимся тоном заметила продавщица.

– Он вовсе не мой, и я не нахожу его особенно красивым, – раздраженно возразила Ария, вытягивая шею, чтобы взглянуть на стрелки на чулках. – Вы уверены, что в Америке женщины носят такие короткие платья? – Не дождавшись ответа, Ария подняла глаза и увидела, что продавщица застыла в немом удивлении.

– По-вашему, он не красивый? – выговорила она наконец.

Ария поймала себя на мысли, что никогда толком не присматривалась к лейтенанту Монтгомери. Она откинула занавеску в примерочной и окинула хмурым взглядом своего мучителя.

Он сидел на низком стуле – дешевой подделке под старину, – глубоко засунув руки в карманы и вытянув вперед длинные ноги, так что Мейвис приходилось обходить их кругом. Ария отметила широкие плечи и плоский живот Монтгомери, темные волнистые волосы, синие глаза, обрамленные густыми ресницами, тонкий прямой нос, безупречно очерченные губы и едва заметную ямочку на подбородке. Задернув занавеску, она повернулась к зеркалу.

– Думаю, эта шляпка подойдет.

– Да, мадам. Так он настоящий красавчик, разве нет?

– И я беру все чулки. Можете упаковать также темно-зеленый шелковый костюм.

– Да, мадам.

Продавщица ретировалась, не решившись повторить вопрос.

Оставшись одна, Ария улыбнулась своему отражению в зеркале. Она провела несколько дней на острове наедине с исключительно красивым мужчиной и даже не заметила этого. Конечно, всему виной безобразные манеры Монтгомери. Грубость и неотесанность этого мужлана полностью затмили его физическую привлекательность. Дома, в Ланконии, сестра поддразнивала Арию, смеялась, что той придется иметь дело с симпатичными американскими офицерами, и надо же такому случиться, что Ария действительно оказалась одна на романтичном острове в компании с очень красивым американцем, но даже ни разу не взглянула на него.

– Принцесса, нам пора. Поезд отходит через час, а нам надо еще добраться до вокзала, – сердито прорычал Джей-Ти из-за занавески.

Ария на мгновение зажмурилась, собираясь с силами, затем расправила плечи и вышла из примерочной. «Может, он и красив, так что с того? – с досадой подумала она. – Говорят, дьявол тоже красив. Теперь я точно знаю, что это правда».

Билл громко присвистнул при ее появлении, и Ария сочла этот звук оскорбительным и непристойным, но прежде чем она успела открыть рот, мужчина, доставивший чемоданы, тоже издал пронзительный свист, и принцесса поняла, что таким странным образом американцы выражают ей свое восхищение.

Лейтенант Монтгомери, разумеется, ничего не сказал, лишь молча ухватил ее за руку и потащил к дверям.

Ария ловко вырвалась из его лап – за последние несколько дней она в совершенстве овладела этим приемом – и решительно уселась на стул.

– Я никуда не поеду с такими волосами.

– Вы сделаете то, что вам говорят. И скажите спасибо, что…

Тут продавщица отодвинула его в сторону и, достав из кармана гребень, подошла к принцессе.

– Если позволите…

– У нас нет времени на всякие выкрутасы, – сурово отчеканил Джей-Ти.

Женщина проворно расчесала спутанные волосы Арии, быстро заплела их в косу и уложила вокруг головы.

– Похоже на корону, – улыбнулась она.

Посмотревшись в карманное зеркальце, Ария убедилась, что ее волосы аккуратно причесаны, и улыбнулась.

Джей-Ти выхватил у Арии зеркальце.

– Вы успеете налюбоваться собой в поезде. Идемте. Нас дожидаются две машины: одна для нас, а вторая для вашего проклятого багажа. – Он бесцеремонно потянул Арию за собой к дверям.

Лейтенант собирался усадить принцессу в такси, когда из магазинчика выбежала продавщица с флаконом духов.

– Это вам, – сказала она, вручив Арии духи. – Желаю удачи.

Ария привычным жестом протянула женщине руку ладонью вниз.

Повинуясь глубинному инстинкту, который не смогла уничтожить даже полуторавековая история американской независимости, продавщица почтительно коснулась кончиков пальцев принцессы и присела в неуклюжем реверансе. Потом внезапно выпрямилась, красная как рак, и смущенно попятилась.

– Надеюсь, новая одежда придется вам по вкусу.

Джей-Ти, слегка оторопевший от разыгравшейся сцены, подтолкнул Арию к автомобилю, но тут путь им преградил Билл.

– Ваше королевское высочество, экипаж подан, – торжественно провозгласил он, выступая вперед.

Ария одарила его ослепительной улыбкой и грациозно скользнула в такси. Билл уселся в машину, открыв дверцу с другой стороны, и Джей-Ти последовал за ним.

– Я все думаю, что бы сказала моя женушка, если бы узнала обо всем, – мечтательно протянул Билл, когда машина рванула с места. – Она ни за что не поверит, что я знаком с настоящей принцессой.

– Может быть, вы как-нибудь посетите меня в Ланконии? Мой дом всегда открыт для вас.

– Дом? А разве вы живете не во дворце? – разочарованно пробормотал Билл, и его подвижное лицо мгновенно вытянулось, как у обиженного ребенка.

– Дом каменный, ему триста лет, и в нем двести шесть комнат.

– Значит, это дворец. – Глаза Билла восторженно заблестели, и Ария с трудом сдержала улыбку. Растроганная простодушной радостью Билла, она мысленно дала себе слово встретить его с женой в аратонской короне, украшенной рубином размером с куриное яйцо.

– Если вы двое закончили любезничать и сюсюкать, нам лучше перейти к делу, – сухо бросил Джей-Ти. – Вот, принцесса. – Он вытащил пачку зеленых банкнот.

– Что это? – нахмурилась Ария, глядя на деньги в тусклом полумраке салона.

– Деньги! – раздраженно рявкнул лейтенант.

Ария с презрением отвернулась:

– Я не собираюсь прикасаться к деньгам.

– Ну точно принцесса, – изумленно прошептал Билл.

Джей-Ти протянул руку и схватил изящную кожаную сумочку, лежавшую на коленях у Арии. Внутри оказался один лишь отделанный кружевом платочек.

– Смотрите, я кладу сюда деньги. Когда доберетесь до Вашингтона, наймете носильщика, чтобы он донес вам чемоданы до машины. Дадите ему вот эту купюру с цифрой «один». Никаких нулей, понятно? Попросите носильщика найти вам такси. Таксист довезет вас до отеля «Уэверли». Дадите шоферу пятидолларовую купюру. В отеле спросите Леона Каттона. Если его не окажется на месте, пусть вызовут его по телефону. Каттону скажите, что вы подруга Аманды Монтгомери.

– Но я не знакома с этой женщиной.

– Вы знакомы со мной, а я ее сын. Если вы не назовете это имя, вас не поселят в гостинице. Леон всегда держит свободный номер на случай непредвиденных обстоятельств, но вам нужно будет сослаться на мою мать, чтобы получить его. Здесь тоже не помешает выложить пару «зелененьких».

– «Зелененьких»?

– Покажете им стодолларовую банкноту, это их заинтересует. Впрочем, ваша манера держаться и обилие
Страница 16 из 20

багажа без того привлекут внимание гостиничной обслуги. Ах да, вот, возьмите. – Он вынул из кармана небольшую коробочку и передал ее Арии.

В коробочке Ария обнаружила бриллиантовые серьги. Достав одну, она поднесла ее к глазам, чтобы рассмотреть в свете фар встречной машины. Пять небольших камушков не особенно высокого качества. Принцесса недовольно поморщилась, но надела серьги.

– Вы хоть когда-нибудь говорите «спасибо»?

– Я дам Америке ванадий, – ответила принцесса, глядя прямо перед собой.

– Что ты на это скажешь, Джей-Ти? – ухмыльнулся Билл.

– Прежде ей надо еще добраться до своей страны, а для начала убедить наше правительство в том, что произошла подмена. Посмотрим, как ей это удастся.

Билл ласково потрепал принцессу по руке, отчего Ария едва заметно вздрогнула.

– Не волнуйтесь, милая, любому ясно, что вы самая настоящая принцесса.

– Не прикасайся к ней и не называй ее милой. Она особа королевской крови, – язвительно заметил Джей-Ти.

– Да отстань ты, – огрызнулся Билл.

Остаток пути прошел в гнетущем молчании.

Глава 5

Притихшая Ария сидела в просторном номере «люкс» отеля «Уэверли». В ушах ее все еще звенел издевательский смех гостиничной обслуги. Раньше ей не приходилось подвергаться насмешкам, ощущение было ужасным. Ни за что на свете принцессе не хотелось бы пережить его снова.

Поезд оказался грязным, тесным и вдобавок битком набитым солдатами, которые так и норовили пощупать молодую красивую пассажирку. В ответ на гневную отповедь принцессы они лишь оглушительно расхохотались.

Оказавшись в Вашингтоне, Ария совершенно растерялась, и все наставления лейтенанта Монтгомери насчет денег вылетели у нее из головы. Носильщик готов был целовать ей ноги, получив банкноту, а таксист почему-то оскорбился и повел себя возмутительно грубо, накричав на принцессу из-за обилия багажа.

В отеле у стойки администратора выстроилась очередь, и когда Ария потребовала, чтобы ее пропустили вперед, публика недовольно заворчала. Принцессе пришлось выслушать массу нелестных замечаний в свой адрес и враждебных выкриков насчет чемоданов, загородивших холл. Казалось, толпа вот-вот бросится на нее с кулаками.

Ария понятия не имела, что значит «встать в очередь», но кое-как разобралась. К стойке администратора она подошла вконец усталой и раздраженной. К несчастью, служащий отеля выглядел таким же злым и измочаленным. Когда Ария сказала, что хотела бы занять номер из нескольких комнат, он рассмеялся ей в лицо, а затем, к ужасу принцессы, громко повторил ее просьбу стоявшим в холле людям. Слова человечка за стойкой вызвали в очереди буйное веселье. Над Арией потешался весь отель.

Вспомнив совет лейтенанта Монтгомери показать «зелененькие», она помахала сумочкой перед лицом этого несносного служащего, но тот почему-то захохотал еще громче.

После бессонной ночи Ария чувствовала себя ужасно. Она возненавидела Америку вместе со всеми американцами и начисто забыла все, что говорил ей Монтгомери. Вдобавок от волнения, усталости и пережитого стыда она растеряла все английские слова. Чем больше она смущалась, тем сильнее становился ее акцент.

– Аманда Монтгомери, – с усилием выдавила она из себя.

– Я вас не понимаю, – пожал плечами служащий отеля. – Вы, случаем, не немка?

Внезапно в холле воцарилась тишина, и вся толпа враждебно, с подозрением уставилась на Арию.

Принцесса в отчаянии повторила имя матери лейтенанта, и тут откуда-то сзади появился другой работник отеля. Этот человек оказался управляющим, и имя Аманды Монтгомери оказало на него магическое действие. Он выбранил человека за стойкой, сделал знак коридорным и без промедления проводил Арию к лифту. Управляющий рассыпался в извинениях, умоляя простить нерадивого служащего, оказавшего гостье такой нелюбезный прием. «В военное время невозможно найти приличный персонал», – посетовал он.

Оставшись одна, Ария погрузилась в невеселые мысли. Ей страстно хотелось принять ванну, но как это сделать? Управляющий, мистер Каттон, просил позвонить ему, если ей вдруг что-нибудь понадобится, но Ария не нашла в номере сонетку, сколько ни искала.

Раздался стук в дверь, и хотя ответа не последовало, дверь распахнулась и коридорный вкатил в комнату багаж. Сложив чемоданы в шкаф, слуга встал посередине комнаты и выжидающе уставился на Арию.

– Вы можете идти, – распорядилась принцесса. Коридорный презрительно фыркнул и направился к двери. – Постойте! – окликнула его Ария, схватив сумочку. Она успела заметить, что американцы готовы на все ради зеленых бумажек, а банкноты с нулями доставляют им особую радость. Она вытащила одну такую банкноту. – Мне нужна камеристка. Вы не знаете женщину, которая согласилась бы прислуживать мне? Помогла бы мне одеться, приготовила ванну и распаковала вещи?

При виде стодолларовой купюры коридорный выпучил глаза.

– А это надолго? Моя сестра, пожалуй, взялась бы, но она не станет всю жизнь гнуть на кого-то спину.

Теперь настала очередь Арии удивляться. В ее стране вовсе не считалось зазорным быть чьей-то служанкой. Фрейлины принцессы принадлежали к самым знатным аристократическим семействам Ланконии.

– Всего на несколько дней, – справившись с оторопью, произнесла она.

– Я позвоню сестре, – кивнул коридорный и подошел к черному телефонному аппарату, стоявшему на столике у окна.

Раньше Арии приходилось звонить по телефону, но номер для нее всегда набирал кто-то другой, и теперь принцесса с любопытством следила за тем, как коридорный крутит телефонный диск. Когда человек в ливрее заговорил с сестрой, Ария перешла в спальню.

Сестра коридорного – хмурая, недовольная женщина – явилась только через два часа. Она сразу дала понять принцессе, что не потерпит, чтобы с ней обращались как со служанкой. Если бы не война, она ни за что не согласилась бы кому-то прислуживать, воинственно заявила эта дама. В конце концов она неохотно согласилась сделать то, о чем ее просила Ария.

В четыре часа пополудни принцесса добралась наконец до постели. Она успела принять ванну, вымыть голову и даже съесть весьма посредственный обед и теперь собиралась поспать хотя бы несколько часов.

Стоило ей закрыть глаза и начать проваливаться в сон, как громкий телефонный звонок заставил ее испуганно вскочить.

– Да? – ответила она, с трудом ворочая языком. – Это ее королевское высочество.

– Не забываете о своем титуле даже во сне? – ехидно осведомился знакомый голос.

– Что вам угодно, лейтенант Монтгомери? – Ария выпрямилась и расправила плечи, готовясь к бою.

– Билл упросил меня позвонить. Он желал убедиться, что с вами все в порядке.

– Ну разумеется, у меня все в порядке.

– С гостиницей проблем не возникло?

– Нет. Все были крайне любезны и предупредительны, – солгала Ария.

– Вы уже встречались с генералом Бруксом?

– Я сделаю это завтра.

– Завтра? А чем же вы занимались сегодня?

Арии хотелось крикнуть, что ей пришлось выстоять очередь, подвергнуться издевательствам гостиничной прислуги, выслушать обвинение в шпионаже и в довершение долго уламывать озлобленную
Страница 17 из 20

служанку приготовить горячую воду для купания, но она ограничилась коротким ответом:

– Я мыла голову и принимала ванну.

– Ну конечно. Мне следовало бы догадаться. Для принцессы на первом месте – удовольствия. Я позвоню завтра вечером, узнаю, что сказал Брукс.

– Не стоит утруждать себя. Уверена, ваше правительство будет радо избавиться от самозванки.

– Полагаю, вы не читали газет, – заметил Монтгомери, немного помолчав. – Та принцесса – точная ваша копия. Она пользуется бешеным успехом, все от нее в восторге. Возможно, мои сограждане так полюбили фальшивую принцессу, что не захотят променять ее на настоящую.

Взбешенная Ария с грохотом швырнула трубку на рычаг.

– Вот мерзавец! – проворчала она, вставая с кровати и направляясь в гостиную. Принесенная вместе с обедом газета лежала на столе.

На второй странице красовалась фотография очень похожей на Арию женщины. Улыбаясь двум мужчинам в форме, самозванка разрезала ножницами широкую ленту. Подпись внизу с воодушевлением сообщала, что ее королевское высочество, очаровательная принцесса Ария из Ланконии совершает поездку по стране, неся Америке мир и надежду. Взглянув на фотографию, Ария тотчас узнала кузину Мод.

– Так ты всегда завидовала мне, Сисси Неженка? – изумленно прошептала она, вспомнив давнее детское прозвище кузины. Внимательнее присмотревшись к снимку, Ария заметила за спиной у Мод надутую от гордости леди Эмир, тетю Неженки. Тетка явно ревностно оберегала племянницу и скорее всего старалась не подпускать к ней остальную свиту, и все же кто-то должен был заподозрить неладное. – Неужели ни один человек не догадывается, что это не я? – всхлипнула Ария, стараясь сдержать слезы.

Она вернулась в постель, но почти всю ночь проворочалась без сна. Утро принесло с собой новые несчастья. Новоиспеченная горничная разразилась гневной тирадой и ушла, как только Ария вытянула ногу, чтобы служанка надела ей чулок. Принцессе пришлось одеваться самой. Это заняло у нее целых три часа. К счастью, шляпа с вуалью помогла скрыть жалкое подобие прически, которое Арии с грехом пополам удалось соорудить у себя на голове.

Покидая гостиницу, Ария чувствовала себя не слишком уверенно, но все же высоко вскинула голову и приняла гордый, неприступный вид. Мужчины в холле снова проводили ее восхищенным свистом, но принцесса не удостоила их даже взглядом.

Заметив швейцара, Ария воспрянула духом. Она объяснила, что ей нужен генерал Брукс, швейцар дунул в свисток, и перед входом в отель тут же появилось такси. Ария указала на длинный черный «кадиллак» на другой стороне улицы. Шофер стоял рядом с машиной, лениво прислонившись к капоту.

– Я хочу этот автомобиль.

Швейцар перебежал улицу, лавируя между движущимися машинами, и что-то сказал шоферу. Тот кивнул в ответ.

– Он доставит вас в Пентагон.

Ария уже поняла, что всякий американец рассчитывает получить плату за свои услуги. Она вручила швейцару купюру с двумя нулями, тот торжественно кивнул и распахнул перед принцессой дверцу лимузина.

Ария уселась на просторное мягкое сиденье и закрыла глаза. В этой роскошной машине впервые с того момента, как ее похитили, она испытала блаженное чувство покоя, словно вернулась домой.

Шофер помог ей выйти из машины и почтительно придержал входную дверь в Штаб национальной обороны. Когда Ария протянула ему одну из немногих оставшихся купюр, он решительно качнул головой:

– Мне уже заплатили.

Принцесса растроганно улыбнулась, любезность американца приятно удивила ее.

Минуты, проведенные в шикарном салоне лимузина, были всего лишь затишьем перед бурей. Переступив порог Пентагона, Ария остолбенела от неожиданности: министерство обороны гудело, как растревоженный улей. По коридорам и лестницам в спешке сновали люди, слышались громогласные начальственные распоряжения, трещали пишущие машинки, и всю эту какофонию звуков перекрывал взволнованный голос диктора: бесчисленные радиоприемники, расставленные по всему зданию, передавали сводку новостей.

Ария обратилась к женщине за стойкой регистрации и спросила генерала Брукса.

– Вам туда, – махнула рукой регистраторша (изо рта у нее торчали карандаши). – Спросите там.

Ария сделала несколько шагов по коридору и остановила пробегавшего мимо мужчину.

– Я не его секретарша, – раздраженно бросил тот. – Идет война, вы что, не знаете?

Принцесса попыталась расспросить еще пятерых сотрудников министерства, но никто не смог сказать ей ничего вразумительного, все они старались поскорее избавиться от докучливой посетительницы. Одни советовали ей прийти через неделю, другие предлагали дождаться окончания войны. Пока Ария блуждала по бесконечным коридорам Пентагона, на нее дважды наставляли винтовку. Наконец кто-то грубо схватил ее за руку и вытолкнул из здания на автостоянку.

Ария решительно поправила жакет, сдвинула набок шляпку и снова вошла в Пентагон. Если американцы не желают слушать правду, она сочинит для них подходящую сказочку. Принцесса выбрала кабинет, где было больше всего людей, вышла на середину комнаты и произнесла будничным тоном, не повышая голоса:

– Я немецкая шпионка, но я раскрою свои секреты одному лишь генералу Бруксу.

Это заявление произвело эффект разорвавшейся бомбы. Все тотчас бросили свои дела и уставились на Арию. На мгновение в комнате воцарилась гробовая тишина, но в следующий миг кабинет будто взорвался. Заговорили все разом. Вооруженные солдаты сбежались изо всех коридоров и окружили Арию.

– Не прикасайтесь ко мне! – вскрикнула она, когда один из охранников схватил ее за плечи и приподнял над полом.

– Я сразу поняла, что это шпионка, как только ее увидела! – завизжала какая-то женщина. Арию потащили вдоль длинного коридора. Люди вскакивали из-за столов и бежали к дверям, чтобы поглазеть на немку. К счастью, шляпка сползла ей на лоб и закрыла пол-лица. «Ни за что больше не покину Ланконию», – поклялась себе принцесса. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем солдаты втолкнули ее в кабинет и усадили на стул.

– Дайте-ка на нее взглянуть, – послышался чей-то сердитый голос.

Ария подняла голову и сдвинула шляпу на затылок. Перед ней стоял генерал Брукс и сверлил ее хмурым взглядом.

– Как приятно видеть вас снова, – невозмутимо произнесла принцесса и протянула руку, словно встретила генерала на торжественном приеме.

У генерала Брукса глаза вылезли из орбит.

– Вон! – скомандовал он столпившимся в комнате солдатам.

– Но она может быть опасной, – возразил охранник, целясь в Арию из уродливого черного пистолета.

– Я как-нибудь справлюсь с ней, – язвительно заметил генерал. Когда за солдатами закрылась дверь, он поспешно обернулся к Арии: – Ваше королевское высочество! – Брукс легко коснулся руки принцессы. – Когда я в последний раз слышал о вас, вы были в Виргинии.

– Не я, а кто-то очень похожий на меня.

Генерал нахмурился, испытующе глядя на Арию:

– Я попрошу, чтобы нам принесли чаю, и вы мне все расскажете.

Ария съела все, что было на чайном подносе, и генерал распорядился насчет обеда, продолжая настойчиво забрасывать
Страница 18 из 20

мнимую шпионку вопросами. Он заставил ее пересказать все подробности их встречи в Ланконии. Брукс желал удостовериться, что перед ним настоящая принцесса.

В два часа Арию проводили в маленькую гостиную, где она смогла немного отдохнуть, а полтора часа спустя отвели в кабинет, где ее дожидались четыре генерала и двое хмурых мужчин в штатском. Принцессе пришлось повторить им свою историю.

На этот раз она старалась проявлять сдержанность, не показывая нетерпения, раздражения и усталости. Ария осознала наконец всю серьезность своего положения. Если эти люди не поверят ей и не помогут вернуться домой, она потеряет все: имя, титул, право на трон, людей, которые ей дороги, и даже национальность. Тогда королевой Ланконии станет самозванка. Жадная, завистливая женщина, равнодушная к судьбе страны и заботящаяся лишь о собственной выгоде.

Ария выпрямилась, вскинула голову и принялась отвечать на бесконечные вопросы американцев.

В десять ее отослали обратно в гостиницу, приставив к ней вооруженную охрану. Женщина в форме сержанта вспомогательной службы сухопутных войск приготовила принцессе ванну и, отправив Арию купаться, тщательнейшим образом обыскала ее вещи. Ария сразу разгадала ее маневр и, желая предоставить охраннице побольше времени, сидела в воде, пока кожа не сморщилась. Лишь к полуночи ей удалось наконец добраться до постели.

Под потолком просторного кабинета в Пентагоне витали сизые клубы табачного дыма. На массивном столе красного дерева, засыпанном крошками от засохших бутербродов, теснились пустые бокалы и пепельницы, полные окурков. К острому запаху мужского пота примешивался явственный запах гнева.

– Мне это не по нутру! – выкрикнул генерал Лайонс, яростно перекатив влажный огрызок сигары из одного угла рта в другой.

– Полагаю, у нас достаточно доказательств, что девушка говорит правду, – возразил конгрессмен Смит. Он единственный из шести собравшихся выглядел на удивление свежим, если не считать черных кругов под глазами, следов бессонной ночи. – Вы же видели шрам у нее на левой руке? В нашем досье говорится, что в двенадцать лет она упала с лошади во время охоты.

– Но кто знает, которая из двух принцесс нам больше подходит? – кисло заметил генерал О’Коннор. – По большому счету, Ланкония не слишком-то важна для Америки. Сейчас нам нужен ванадий. Если самозванка нам его даст, думаю, Америке не стоит вмешиваться.

– Ланкония – ближайший сосед Германии и России. Сейчас русские – наши союзники, но ведь они коммунисты и после войны…

– Откуда нам знать, что случится с Ланконией после войны? Допустим, мы посадим эту принцессу на трон. Но в досье говорится, что она в родстве с кайзером Германии. Что, если она выйдет за немца?

Все шестеро мужчин заговорили одновременно. Наконец генерал Брукс грохнул кулаком по столу, призывая собравшихся к тишине.

– Нам нужно посадить ее на трон, дело ясное. Она обещала дать Америке ванадий в обмен на нашу помощь, вы все это слышали. И ей придется сдержать слово, если мы найдем для нее мужа-американца.

– Американца? – изумленно выдохнул конгрессмен Смит. – Но члены королевских семей вступают в брак только с равными по происхождению. Голубая кровь и всякое такое, знаете ли. Мы же не собираемся свергать монархию в этой стране? Где же мы ей найдем американского принца?

– Эта девочка пойдет на все ради своей страны, – заявил Брукс. – Помяните мое слово, если мы потребуем, чтобы ради возможности вернуться на трон она вышла за американца, а после сделала его королем, принцесса согласится.

– Но мы ведь только что слышали доклад, она помолвлена!

– Я знаком с ее женихом. – Генерал Брукс презрительно фыркнул. – Напыщенный коротышка, он ей в отцы годится. Этот хлыщ охотится за нашей принцессой ради денег.

– За нашей принцессой? – с сомнением проворчал генерал Лайонс.

– Она станет нашей, если мы ей поможем и приставим к ней американца. Только подумайте, мы откроем военные базы под боком у России и Германии!

В комнате воцарилось молчание.

– Так кого мы сделаем королем? – подал наконец голос конгрессмен Смит.

– Того, кому мы сможем доверять. Истинного патриота, не какого-нибудь там хлюпика-либерала из «сердобольных».

– У него должно быть безупречное происхождение, – напомнил Брукс. – Мы не можем предложить принцессе в мужья гангстера или слабоумного придурка. Мы посадим на трон лучшего из лучших, настоящий цвет нации.

Генерал Аттенберг звучно зевнул.

– Предлагаю на этом прерваться. Обсудим кандидатуры завтра.

Остальные с готовностью согласились.

На следующее утро, сонно моргая и щуря покрасневшие глаза, мужчины встретились снова.

После четырех часов ожесточенных споров удалось отобрать шесть имен. В список вошли два молодых конгрессмена, состоятельный делец средних лет и трое отпрысков старейших американских семейств (предки одного из них прибыли к берегам Америки на «Мейфлауэре»).

Каждая кандидатура подверглась длительному всестороннему обсуждению, а затем список был передан специальной комиссии. Задание немедленно объявили делом первостепенной государственной важности. Необходимо было тщательно проверить каждого претендента, перетрясти его биографию и внимательно, под микроскопом, изучить всю его жизнь, выискивая хотя бы малейшее пятнышко грязи. Прежде чем выдвигать своего ставленника, следовало выяснить, не числится ли за ним чего-нибудь неблаговидного.

– Да, и проверьте заодно этого Монтгомери, – добавил, немного подумав, конгрессмен Смит. – Узнайте, что он за птица. Поглядим, умеет ли этот парень держать рот на замке.

Три дня Арию держали в гостиничном номере, будто пленницу. У дверей ее комнаты круглосуточно стояла вооруженная охрана, и еще несколько солдат дежурили на улице под окнами. Наутро второго дня благодаря любезности генерала Брукса принцессе доставили толстую пачку журналов.

Ария уселась в кресло и принялась внимательно изучать журналы. Впервые ей представилась возможность поближе познакомиться с американским образом жизни. Чтение оставило неприятный осадок: похоже, американцы настолько пусты и легковесны, что их интересуют лишь кинозвезды и певички из ночных клубов. В одном из номеров журнала «Лайф» кто-то аккуратно вырезал несколько страниц, но, просмотрев страничку с содержанием, Ария нашла упоминание о статье, посвященной наследной принцессе Ланконии.

На четвертый день в шесть утра к ней в номер явились три женщины в форме военнослужащих сухопутных войск, чтобы помочь принцессе одеться. Они действовали ловко и расторопно, молча выполняли все указания Арии, не выражая ни протестов, ни жалоб.

В восемь принцесса уже была в Пентагоне и сидела за длинным массивным столом вместе с шестью уже знакомыми ей мужчинами. Без долгих предисловий ей объявили, что она должна будет выйти замуж за американца и возвести его на престол.

Ария попыталась скрыть охвативший ее ужас. Эти вояки, похоже, не сомневались, что могут выдвигать любые условия. Она принялась терпеливо объяснять, почему брак с американцем совершенно для нее неприемлем.

– Мой супруг станет
Страница 19 из 20

принцем-консортом, ни один американец не обладает королевством, чтобы объединить его с моей страной.

– А как вам «королевство» Америка? – саркастически заметил один из генералов.

– Это невозможно, – отрезала Ария, теряя терпение. – Вдобавок у меня уже есть жених. Мой народ не поймет, если я вдруг разорву помолвку, а дедушка-король тем более.

Принцесса была уверена, что положила конец нелепому спору, но американцы и не подумали отступить. Конгрессмен Смит изложил Арии свой вздорный, безумный план.

– Если мы поменяем местами вас и самозванку, не выяснив предварительно, кто задумал и осуществил подмену, за вашу жизнь никто не даст и ломаного гроша. Одно неверное слово, и вы сыграете в ящик.

– В ящик?

– Умрете, – сурово отчеканил конгрессмен. – Нам нужно знать, кто пытался вас убить и какие силы желают помешать Америке получить ванадий. В этом замешан кто-то из вашего окружения.

Ария не ответила, хоть и понимала, что американец прав. Она почувствовала, как кровь отливает от лица, и попыталась подавить подступающую панику. Не имело смысла рассказывать этим людям, что самозванка – ее кузина. Сисси не хватило бы ума организовать похищение. Нервная и пугливая кузина Мод выступала в роли марионетки. Она изображала принцессу, но кто-то другой управлял ею, подсказывая, что делать и как.

– У нас есть кое-какие преимущества, – заговорил крупный седоголовый мужчина с грудью, увешанной медалями. – Прежде всего ваши враги не подозревают, что вы живы, а значит, не ожидают вашего появления.

– Мы предлагаем следующий план, – произнес другой генерал. – Пускай принцесса-самозванка завершит путешествие по Америке и вернется в Ланконию, там мы ее и схватим. Тут на сцене появитесь вы, и злоумышленники обязательно попытаются заполучить вас, чтобы заменить вами исчезнувшую принцессу.

– Таким образом мы сумеем выяснить, кто замыслил переворот, – заключил конгрессмен Смит.

Генерал Брукс откашлялся, прочищая горло.

– Тут следует внести небольшую поправку. – Он выдержал многозначительную паузу. – Прежде вам придется стать американкой и обзавестись американским мужем.

Ария недоуменно нахмурилась. Она не поспевала за ходом мыслей своих собеседников.

– Но я не американка. Разве меня можно принять за американку?

– Мы вас обучим.

– Но зачем? – в отчаянии воскликнула Ария. Ей вдруг безумно захотелось вернуться домой. Она устала от чужой еды, чужих обычаев и чужого языка, устала от необходимости тщательно обдумывать каждое произнесенное слово. Устала от косых взглядов людей, подозревающих ее в шпионаже, и от недовольства служанок в ответ на просьбу помочь надеть чулки. В Америке ее окружали враждебность и непонимание, и она была сыта этим по горло. Ария мечтала лишь об одном: поскорее оказаться дома.

Генерал Брукс сжал ее ладонь, но Ария даже не попыталась высвободить руку.

– Если мы избавимся от самозванки, а вы станете вести себя в привычной манере – говорить повелительным тоном, церемонно держаться и есть булочки вилкой, – те, кто покушался на вашу жизнь, сделают это снова, и на этот раз их попытка может оказаться более успешной. Мы хотим заставить ваших врагов срочно искать другую женщину на роль принцессы. Женщину, похожую на вас. И тут мы подсунем им «американку». Возможно, они захотят подготовить вас, научить хорошим манерам, чтобы легче было выдать вас за принцессу.

– Научить меня хорошим манерам? Выдать меня за принцессу? – Ничего глупее Арии еще не приходилось слышать. Слова генерала мигом развеяли ее ностальгические грезы. Брукс ободряюще улыбнулся ей, но остальные участники совещания таращились на нее с невозмутимо-серьезными лицами.

Ария сосредоточенно наморщила лоб, стараясь осмыслить диковинный план.

– Мне нужно сыграть роль американки, тогда из меня попытаются сделать принцессу?

– Думаете, у вас получится? – взволнованно выпалил конгрессмен Смит.

Ария, надменно вскинув брови, смерила его холодным взглядом.

– Полагаю, изобразить принцессу мне не составит труда. – Все, кроме Смита, рассмеялись. – Но для этого мне вовсе не нужен муж-американец, – осторожно добавила Ария. «Если пойти на небольшую уступку и согласиться на часть плана, возможно, о нелепых дополнительных условиях они и не вспомнят», – решила она.

Генерал Лайонс подался вперед, навалившись грудью на стол.

– Мы готовы рискнуть своими шеями ради вас, но только при одном условии: вы должны возвести на трон американца. Если вы не согласны, вот дверь и можете идти на все четыре стороны. Будем считать, что мы никогда о вас не слышали.

Ария растерянно молчала. Неужели они это всерьез?

– Но я же согласилась дать вам ванадий, – нерешительно пролепетала она.

Конгрессмен Смит ответил ей холодным, непреклонным взглядом.

– Откровенно говоря, мы хотим большего. Ванадий нужен нам сейчас, пока мы воюем. Но приходится думать и о будущем. После войны нам понадобятся военные базы в Ланконии. Удобные позиции, откуда мы сможем приглядывать за Германией и Россией.

– Если вы выиграете эту войну, – уточнила Ария, едва сдерживая переполнявшую ее ярость. – Если победит Германия, Ланкония окажется в плачевном положении. Принц-консорт американец будет считаться врагом. – Принцесса гневно сверкнула глазами – похоже, этих политиканов нисколько не заботила безопасность ее страны.

– Мы выиграем войну, а ваш супруг должен будет стать монархом, – ледяным тоном отрезал Смит.

– Я не могу… – начала было Ария, но растерянно замолчала. Эти люди требовали от нее слишком многого. Вдобавок к немалым дипломатическим и военным уступкам она должна пожертвовать собственной свободой. Принцесса опустила глаза, пытаясь собрать воедино разбегающиеся мысли. А если отказаться? Что тогда? Неужели придется остаться навсегда в этой безумной, несуразной стране?

Ария вскинула голову. Шестеро мужчин с суровыми, хмурыми лицами выжидающе смотрели на нее. В этот миг дверь отворилась, и женщина в военной форме, бесшумно скользнув к генералу Бруксу, что-то шепнула ему на ухо. Тот торопливо кивнул остальным.

– Принцесса, – сказал он, поднимаясь, – нам придется ненадолго вас покинуть. Я попрошу проводить вас в комнату отдыха.

Американцы вышли, оставив Арию в одиночестве. «Конечно, манеры у них ужасные, но, по крайней мере, они дали мне время подумать», – сказала себе принцесса, следуя по коридору в сопровождении вооруженных охранников.

* * *

Шестеро мужчин вошли в кабинет, где их дожидались четырнадцать измученных офицеров с красными от недосыпания глазами. За минувшие трое суток ни одному из них не удалось урвать и часа, чтобы поспать. Эти люди скрупулезно собирали информацию о кандидатах в мужья для принцессы Арии. Им была предоставлена полная свобода действий. Имея в своем распоряжении самые современные транспортные средства, какими только располагал Пентагон, порученцы успели объездить все города, где родились и жили кандидаты, и побеседовать с их знакомыми. Одной из сотрудниц в интересах дела пришлось за эти три дня трижды сделать завивку «перманент»: она знала, что охотнее всего женщины делятся
Страница 20 из 20

сплетнями в салонах красоты. И вот теперь четырнадцать самоотверженных патриотов, слишком утомленных, чтобы обмениваться впечатлениями, сидели и молча смотрели друг на друга.

Когда шестеро хмурых мужчин шагнули в кабинет, порученцы встали и отдали честь, а один лейтенант с папкой в руках выступил вперед.

– Что вам удалось выяснить? – нетерпеливо обратился к нему конгрессмен Смит.

– Боюсь, результаты вас разочаруют, сэр. «Чарлз Томас Уолден», – зачитал лейтенант и принялся описывать великолепную родословную этого молодого человека.

– По-моему, звучит неплохо, – пожал плечами генерал Брукс. – Что же с ним не так?

– Он гомосексуалист, сэр.

– Еще один, – простонал генерал.

Второй кандидат, успешный бизнесмен, в шестнадцать лет женился на женщине из самых низов и теперь вынужден был выплачивать ей чудовищные суммы, чтобы она держалась от него подальше. Он так и не сумел развестись с этой особой.

Третий жених оказался заядлым игроком, а семья четвертого с начала войны успела нажить себе состояние, спекулируя на черном рынке. Один из молодых конгрессменов погряз в коррупции и вовсю торговал своим голосом.

– А как насчет последнего кандидата из списка? – проворчал генерал Брукс.

– Бабушка с дедушкой немцы. Мы не можем ему доверять.

– Так что же нам теперь делать? – хмуро пробасил генерал Лайонс. – Время не терпит. Самозванка через две недели вернется в Ланконию и займется поставками ванадия. Если она передаст его Германии, нам придется развязать боевые действия на территории Ланконии, и тогда о разработке месторождений можно будет забыть.

– У меня есть брат, – робко предложила одна из женщин-офицеров, и никто не рассмеялся в ответ.

После короткой паузы поднялся молодой второй лейтенант.

– Господа, я хотел бы зачитать доклад, который может показаться вам интересным. Это досье на лейтенанта Монтгомери, спасителя принцессы.

– У нас нет времени… – начал было конгрессмен Смит, но его перебил генерал Брукс.

– Читайте, – отрывисто пролаял он.

– «Джарл Тайнен Монтгомери вырос в штате Мэн, в небольшом прибрежном городке, который фактически принадлежит его семье. Они владельцы судоходной компании «Уорбрук шиппинг»».

Докладчик выдержал короткую паузу. Теперь все внимание присутствующих было приковано к нему. Членам комиссии не требовалось объяснять, что такое «Уорбрук шиппинг». С началом войны компания первой перестроила свои заводы и принялась производить военные корабли. Военно-морские силы США были многим обязаны этому индустриальному гиганту.

– «Его предки прибыли в Америку еще во времена правления Елизаветы Первой, королевы-девственницы, так что кое-кто из них встречал в Новой Англии отцов-пилигримов. Девиз этого семейства – «Не продавай ни пяди земли», и потомки до сих пор свято чтят фамильные традиции. Они все еще владеют в Англии землей, некогда принадлежавшей их пращуру Ранульфу Уорбруку, жившему в тринадцатом столетии. Для Америки восемнадцатого века они уже тогда были немыслимо богаты, а потом один из них женился на женщине по фамилии Таггерт, округлив и без того огромный капитал, и к концу жизни супруги прибрали к рукам добрую половину штата Мэн. В начале девятнадцатого века потомки Таггертов покинули Восточное побережье, отправились на заработки и потеряли все, однако в восьмидесятые годы некто Кейн Таггерт вернул фамильное состояние с лихвой. Тетя лейтенанта Монтгомери приехала в Колорадо и вышла замуж за сына Кейна Таггерта. Теперь они живут в мраморном особняке, и им принадлежит сталелитейная компания «Фентон-Таггерт стил».

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/dzhud-devero/vlublennaya-princessa-12045656/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Сноски

1

Перуанское блюдо из сырой рыбы, маринованной в лимонном соке или соке лайма с маслом, луком и специями.

2

Мэнбоше (Мэн Руссо Боше, 1891–1976) – американский дизайнер одежды, известен прежде всего как создатель дорогих вечерних туалетов.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.