Режим чтения
Скачать книгу

Желтый меч читать онлайн - Иар Эльтеррус, Мария Суворкина

Желтый меч

Мария Суворкина

Иар Эльтеррус

ДевятимечьеЖелтый мир #1

Когда стальной клинок становится единственным другом в этом мире – что может быть лучше, чем прислушаться к его голосу и шагнуть на дорогу в иной мир – мир, принадлежащий тебе? Но суровая действительность быстро разбивает мечты юной Хранительницы: из-за оставленного предшественником закона ей приходится оказаться в теле мужчины, и только потом начинать долгий поход по огромному миру, в котором очень многие хотят только одного – чтобы Желтый Воитель навсегда покинул Анлион. И никому не известно, как закончится противостояние сильнейших мира сего и молодого Желтого Воителя…

Роман написан при участии Сергея Зонина.

Иар Эльтеррус, Мария Суворкина

Желтый меч

Медленно плетет судьбу веретено —

Затмение наступит, все давно предрешено:

Придет Мессия, всех поставит на колени.

Он не всесилен, только блеск в глазах.

Мы не просили, жили без его знамений

Сто поколений, сотни лет назад.

    «Мессия». Группа «Ария»

Пролог

Две тысячи лет… Уже две тысячи лет меня носит по этой маленькой планете. Я побывал в руках рыцарей и священников, был орудием возмездия, изгоем и долгожданным гостем.

Кем я только не был за прошедшие две тысячи лет.

Перед моими глазами промелькнула история человечества. Я помню Иисуса Христа. Видел, как Его распяли, я находился рядом. Но что я мог поделать?..

Я видел, как убивали Его последователей. Я и сам убивал их.

А потом убивал тех, кто отказывался принять Его учение. Я видел, как по всей Европе горели костры, заживо сжигая людей. Даже мне становилось не по себе на этих казнях.

Кто я? Или что я? Стальная игрушка, волей судьбы заброшенная в иной мир, где я – чужой. Но я должен оставаться здесь. Моя миссия еще не завершена. И, боюсь, никогда не завершится. Однажды я покину этот мир, но потом снова вернусь. Вернусь, чтобы найти человека, способного стать моим Хранителем. Я ждал его две тысячи лет. Что ж, подожду еще. Столько, сколько понадобится. Я чувствовал, как пробуждаются мои собратья, нашедшие Хранителей, как они уходят на поиски своих Драконов.

Но как тяжело лежать в маленькой пыльной комнатенке после всех этих лет… Лет геройства и смерти. Лет убийства и воздаяния. Мое прошлое в этом мире оказалось забыто – и я стал всего лишь игрушкой. О, если бы они знали…

А моего Хранителя все нет. Что ж… Я умею ждать.

* * *

Темные силы надвигаются на наш злосчастный мир. Нет и не видно выхода из тупика, в который нас загнали последователи Желтого Воителя…

Владея великой магией, оставленной ушедшим Повелителем, они способны на многое. И людям не удержать их. Не удержать от неуемной жажды власти и наживы, от желания окончательно поработить всех вокруг.

Я – никто. Обычный человек, оказавшийся не в том месте и не в то время. Странно, что я вообще еще жив. Но это ненадолго – по моим следам уже идут убийцы. И не сегодня-завтра они меня настигнут.

Но разве моя смерть что-то может изменить? Увы, нет. Я умру – и останусь забытым в веках. Мое имя сотрется из памяти людей на следующий же день. Эта рукопись наверняка будет сожжена или просто выброшена на свалку, где и сгинет. А ведь здесь я собрал все предания и легенды о великом Желтом Воителе, который однажды вернется. Вот тогда-то моя душа, которая будет бесцельно бродить по этому страшному, но родному миру, и найдет успокоение.

Кем был Желтый Воитель? Не знаю. И хотя я всю жизнь посвятил этому, читал архивы храмов Воителя, рукописи, написанные им самим – до сих пор не знаю. Он и великий герой, и страшное проклятие нашего мира. Он – Дракон и Меч. Хранитель. Желтый Дракон. Желтый Меч. Меч Изменения Постижений…

Пусть мое имя забудут, но я все же подпишусь. Возможно, хотя бы один человек раскроет книгу и прочтет эти строки. Меня зовут…

* * *

Планета… Маленький шарик, парящий в межзвездной пустоте, завис на экранах. Движением когтя я могу приблизить или удалить его, представить в инфракрасном свете или в радиоволнах. Парой движений – связаться с любым из братьев, обитающих там, или пронизывающих, как и я, пустоту пространства. Тремя движениями и кодовой фразой – обратить этот мир в пылающий ад.

Но сколь же далеко все это от НАСТОЯЩЕЙ силы…

Я даже не могу послать спутники-разведчики, чтобы не прозевать приход моего Брата… Они не позволят мне. Они и так ненавидят наши корабли и боятся их, – не стоит давать очередной повод для упреков и подозрений. Я могу только ждать.

Возможно, в этот самый момент где-то там, внизу, Брат приходит в этот мир. Почти нагой, почти беззащитный, не имеющий представления ни о несчастной Вселенной, куда его вынесла слепая сила Предела, ни о тяжести миссии, которая его ждет. Ему предстоит одолеть многие тысячи миль в окружении бесчисленных толп двуногих убийц. Если бы я точно знал, что он здесь – плюнул бы на все договоры и обрушил на планету сотни десантных модулей – подобрать, защитить, объяснить. Но только из-за собственных подозрений начинать войну, в которой погибнут миллиарды разумных существ, слишком расточительно. Даже для меня.

И я снова привычно набираю на виртуальной клавиатуре надоевший код.

– Диспетчерская? Это желтый-ноль. Прошу коридор для посадки.

Глава I

– Удовлетворительно, – преподавательница пристально посмотрела на меня, наверняка ожидая, что я начну ее уговаривать не ставить тройку.

Тройка – это конец. Это значит, что я останусь на полгода без стипендии. Придется, во-первых, забыть об Интернете, а во-вторых, найти дополнительную работу.

Я мысленно застонала. И так было чертовски тяжело совмещать репетиторство с учебой, да и пятеро моих так называемых «ученичков» оптимизма не прибавляли – все оказались на поверку такими дубами, что не приведи господи! И все это счастье выпало мне. Что ж, надо было раньше думать, куда идти работать, правда, студентов мало кто хочет видеть в рядах сотрудников, вот все представители славного братства и выкручиваются как могут. Ну а на зарплату простого репетитора в маленьком городе не особо разгуляешься, если учитывать основные траты – ту же выделенную линию Интернета. А еще надо на что-то жить… Материально зависеть от родителей не хотелось, поскольку я с ними сильно поссорилась по поводу той же Сети. И мириться пока не собиралась. Нет, они у меня хорошие. Но только вот иногда стереотипы зашкаливают. Что значит «не знакомься с людьми в Интернете»? Опасно? А то у меня своей головы нет, так, чайник стоит…

А преподавательница пишет, торопится… С каким-то особым нажимом и радостью выводит «удовл.» в зачетке. Да уж, последний и самый жуткий экзамен – термех – уничтожил надежды на стипендию.

Ладно, я тебе этого не прощу, можешь мне поверить…

Конец января на дворе. У меня есть неделя каникул – и снова в универ, к любимым интегралам и дифференциалам. Хорошо хоть руководитель темы курсовых еще перед Новым годом выдал, обещая потом уехать в Москву на пару месяцев. Так что получается?.. А получается, что на будущей неделе начну делать наброски курсовой вперемежку с вылазками на работу.

Но вот отдых мне обломился. Идти домой совершенно не хотелось. Что меня там ждало? Для начала хорошая порция упреков от родителей на тему «а почему тройка», «неужели нельзя было уговорить» и все
Страница 2 из 31

такое. Хотя весь поток прекрасно знает, что вариант договора с этим преподавателем может вылиться только в определенную сумму взятки. Нет уж, справимся и так. Но почему, интересно, мне так везет, а?

Кого я спрашиваю? Себя, что ли? Начальная стадия шизофрении, наверное. Скоро начну видеть тени умерших… Отца Гамлета, например.

По привычке я пошла к остановке. И тут в голову пришла запоздалая мысль:

– Мечи привезли!

Мечи – моя тайная дикая страсть. Никто не знал, что я с детства изучала кендо. Сначала билась деревянными клинками, которые сама же и делала. Потом раздобыла меч из простой стали, выкованный нашими местными умельцами. Не одна я была такой сумасшедшей. Андрей, основатель нашего клуба, стал моим учителем. Мечником он оказался великолепным, мне так и не удалось его победить.

Когда начала работать, накопила на сувенирный меч. Их часто продавали в одном очень интересном и необычном магазине, «Кристалле». Длинный, красивый, настоящий меч… Да уж, не простая железка, которой я сражалась всю жизнь.

И сегодня в «Кристалле» должны были появиться новые мечи. Может, что-то подходящее и попадется… Я могла часами бродить по маленькому залу магазина – и чего там только не было! Древние кинжалы и мечи сменялись все более и более современными – и так дело доходило до сувенирных, часть из которых нельзя было даже назвать мечами – стилизация, не более того.

Тот сувенирный клинок, немного обработанный умельцами, оказался неплохим оружием, но я понимала, что он не мой. Не тот, которым я действительно хотела бы сражаться. В нем не было личности мастера – обычная дешевая штамповка. Конечно, не такая уж дешевая для меня, но все же…

Я замерла у прозрачной витрины магазина, с ужасом глядя внутрь. Одного случайного отблеска хватило, чтобы понять – кто-то держит в руке меч. Мой Меч…

Не помня себя, я рванулась в магазин, пытаясь совладать с чувствами. Только не хватало сорваться… Этот Меч должен стать моим!

Подойти к мужчине было невозможно: двое дюжих охранников стояли так, словно намеревались закрыть своего работодателя от всего на свете. Я замерла у порога, не сводя глаз с потенциального покупателя.

– Ну и как я вам? – держа меч, он обернулся к секьюрити.

– Нормально, шеф. По-моему, даже здорово… – высказался один из них.

Мне вдруг стало смешно. Никто не может выглядеть здорово с чужим мечом в руке…

– Что-то не так? – он заметил мимолетную насмешку. В глазах зажегся странный, но почему-то знакомый огонь. – Не нравится, что ли?

– Нет. Это не ваше оружие, – спокойно отвечаю я. – Это мой Меч.

От такой наглости он даже дар речи потерял. Так и смотрел на меня, удивленно приподняв бровь и крепко сжимая оружие. Что-то подсказало мне, что именно сейчас решается судьба этого Меча, и отступить – значит потерять его навсегда. Ловлю на себе возмущенно-недовольные взгляды продавца-консультанта, обрадованного возможностью продать товар, но сейчас он меня волнует меньше всего на свете.

– Вы еще найдете свой настоящий меч, – говорю тихо, чтобы слышал только он. – А этот оставьте мне.

– У тебя денег-то на него хватит? – в глазах мужчины промелькнули насмешливые искорки.

Бросаю быстрый взгляд на ценник, укрепленный почему-то у гарды, а не на ножнах. Их вообще не было. М-да… Никто и не сомневался.

– Не хватит. Соберу в ближайшее время.

– А я куплю сегодня.

– Не советую. Это мой Меч. И я никому его не отдам.

Он во второй раз потерял дар речи. Неудивительно. Мало кто вообще решился бы спорить с таким важным человеком. И тут – я, непонятно откуда взявшаяся. Но… Я знала, чувствовала, что этот Меч должен стать моим. Во что бы то ни стало. Видимо, окончательно сорвало крышу…

– Твой меч? Ты хоть драться умеешь, леди?

– Конечно, – словно со стороны слышу холодный как лед собственный голос.

– Ну что ж… – он на минуту задумался. – Тогда у тебя есть только один выход.

– И какой же?

Осторожно положив оружие на прилавок, он достал из кармана записную книжку, открыл ее наугад, набросал несколько слов и вырвал лист.

– Жду тебя там через час. Знаешь, где это?

Да, я знала. Летом клуб часто собирался именно на том заброшенном пустыре для тренировок, да и зимой временами приходили – почему-то там редко вырастали огромные сугробы. Ну а зима в этом году была совсем малоснежная. Странно только, что этот человек выбрал именно наш пустырь… Или он знает намного больше, чем мне кажется?

– За час я не успею забрать меч.

– Он тебе не понадобится. Говоришь, этот – твой, вот и докажи это. Приходи и докажи.

– Хорошо. Я приду, – согласно киваю, машинально опуская листок с адресом в карман. Вообще-то он мне совсем не нужен.

Тут же мужчина, достав из кейса пачку банкнот, кладет их на прилавок.

– Упакуйте.

Только в автобусе я подумала о том, почему сразу и без вопросов поверила этому человеку. Могло ведь оказаться, что он просто нашел хороший способ отвязаться от глупой девчонки, послав ее куда подальше – пустырь находился на самом краю города, пройдет как раз около часа, пока я туда доберусь. Но внутренний голос упорно твердил, что он не обманет, придет. И тогда… Тогда все будет зависеть только от меня.

«Лендровер» остановился у пустыря одновременно со мной.

– Надо же. Я думал, ты испугаешься.

– И навсегда потеряю Меч? Да ни за что.

Он покачал головой, то ли удивляясь, то ли восхищаясь. На сей раз охранники остались в машине, а в руках мужчины сверкали два меча – мой, поблескивающий ярким солнечным светом даже в такую пасмурную погоду, как сегодня, и еще один – для меня самый обычный, ничем не выделяющийся из тех, которые мне приходилось видеть.

Я осторожно беру протянутый мне меч и, немного повращав его в руке, понимаю, что не ошиблась. Он словно стал продолжением моей руки, я точно знала его расположение в каждую долю секунды с точностью до миллиметра. Это казалось странным – до сих пор моим основным оружием был катана, а этот меч явно не принадлежал японской культуре. В его европейском происхождении и сомневаться не приходилось, в памяти даже всплыло название таких клинков – «Great Sword». Но все это было совсем неважно, даже то, что сами методы работы отличались, меня совсем не волновало, – я знала: Меч поможет.

Бешеное вращение клинка заставило моего соперника отшатнуться. Неудивительно… С такой-то скоростью легко можно порубить в капусту любого встречного и поперечного. Другой разговор, что сражаться в таком темпе можно было не так долго, как хотелось бы.

– Неплохо. Что ж, давай посмотрим, на что ты способна ради этого клинка. Говоришь, я найду свой меч? А если я его уже нашел? – он нарочито внимательно рассматривает свое благородное оружие. Не обращая на него внимания, я тем временем рассматриваю свое.

Типичный для Великого меча широкий, плоский и равномерно сужающийся клинок украшала невероятная гравировка. Поблескивающие желтые огоньки неведомого пламени летели от головы Дракона, обвившегося вокруг гарды, и путались в ветках какого-то вьющегося растения, покрывавшего весь клинок и тщательно оттененного сияющей желтой краской. Но почему-то рукоять оказалась намного длиннее, чем полагается такому клинку – я легко могла взяться за нее двумя руками, как привыкла. Вероятно, этот меч еще не был в бою. Скорее всего, он
Страница 3 из 31

изготовлен не так давно, – но изготовлен настоящим мастером своего дела. И снова странность – никакого клейма, даже заводского штампа нет. На миг мне показалось, что меч засиял спокойным желтым светом, который залил весь пустырь. Но никто, кроме меня, этого света не заметил. Да и не мог, наверное…

– Эй, ты меня слышишь? – голос вывел меня из ступора. – Мы сразимся. Победишь – меч останется у тебя. Проиграешь – попадает в мою коллекцию. Такого интересного клинка мне еще встречать не доводилось… Будет достойным украшением стены моего особняка.

– Не проиграю. – И моя уверенность в этом стала непоколебимой. Но почему-то я тихо добавляю еще три слова: – Мне нельзя проигрывать.

Я склонила голову в легком поклоне и сбросила плащ, оставшись в свитере и джинсах. Январь выдался теплым, а длинная одежда только стесняет движения. Противник последовал моему примеру, но бросил куртку в салон автомобиля. Ну да, это только я могла так картинно бросить плащ куда угодно, в лучших традициях фэнтези. Все равно ему уже третий сезон пошел, да и отличался он удивительной немаркостью.

Клинки скрестились со звоном, высекая тысячи искр. Я поняла, что он не сомневается в своем превосходстве. Но, после пары минут боя разведки ради, мне хватило бы и нескольких секунд, чтобы убить его. Ну или просто победить. Он не соперник. После андреевой-то подготовки…

Мой любимый прием – выбить меч из руки противника и поймать его на лету. Отточив этот прием до совершенства, я не могла выполнить его разве что в тренировочном бою с Андреем. Тот каким-то десятым чувством узнавал, что я собираюсь делать, и вовремя блокировал удар. Но этому человеку явно не хватало мастерства.

Клинок соперника взлетает к небу и падает точно в мою левую руку, лезвия тут же скрещиваются и опускаются на плечи мужчины. Теперь одно мое движение – и он покойник.

Тут же показались охранники, но были остановлены одним движением ладони хозяина. Он внимательно и странно спокойно смотрел на меня. Знакомый взгляд…

– Тебя учил Андрей Ветров? – как гром среди ясного неба прозвучал вопрос.

– Да. Ты что, его знаешь? – от удивления я как-то сразу перешла на «ты».

– Конечно. Когда-то давно он был моим учеником… Только он давно превзошел меня в мастерстве. А ты, я гляжу, превзошла и его.

– Нет. Мне ни разу не удавалось…

– С этим мечом – удастся. Это действительно твой меч.

– Значит…

– Он остается у тебя, мастер.

Я?! Мастер?! Не веря своим ушам, я опускаю клинки и, осторожно перехватив за лезвие оружие моего противника, возвращаю его. Он только кивает, берясь за рукоять, и продолжает говорить:

– Каждый настоящий меч должен иметь достойного хозяина. А вы нашли друг друга.

– Да, я знаю. Спасибо…

– Да не за что. Я тоже когда-то был мастером…

Я прижимаю Меч к себе, не желая ни на мгновение выпускать из рук. Даже не верится, что это случилось. И было совсем не так сложно, как показалось на первый взгляд…

– Тебя подвезти?

– Не стоит. Здесь остановка недалеко. Есть только во что завернуть?

– Магазинная упаковка. Почему-то его без ножен продавали.

– Найдем, – я пожимаю плечами. Проблема ножен решалась просто – они заказывались у одного из наших ребят-умельцев.

Упаковывая Меч, я молчала, не зная, что сказать. А столько всего хотелось…

– Андрею что-нибудь передать? – неожиданно вспомнила я про учителя.

– Не надо. Он думает, что я погиб. Пусть так и останется. Не рассказывай ему о нашей встрече.

– Хорошо, – соглашаюсь я и бегу к автобусу.

Еще добрый час езды – приехали… Так, а что сказать дома? Мое явление с мечом будет очень и очень веселым… Ох не нравится мне все это, честное слово…

«Уехали в деревню. Приезжай двухчасовым», – короткая записка стала временной отсрочкой… Но казнь неминуема… Вот как приеду… Лучше и не думать. Но успеть на двухчасовой автобус было уже невозможно, так что моя «экзекуция» откладывалась до следующего рейса.

Я развернула Меч и снова внимательно рассмотрела его. Яркие солнечные лучи, падавшие на клинок, играли веселыми зайчиками. Меч словно пригрелся в моей руке, выпускать его не хотелось.

Короткий виноватый взгляд на катана, висящий на стене. Что ж… Не им мне биться на очередном турнире. Я нашла настоящее оружие, которое останется со мной до конца жизни.

– Ну что, Солнце, знакомиться будем?

Я осторожно провела лезвием по запястью. Кровь залила клинок, постепенно куда-то исчезая. Странно…

«А почему Солнце?» – меня словно кто-то спросил. Только вот разговаривать с самой собой я давно привыкла, вот и не обратила внимания на неизвестно откуда возникший вопрос.

– Желтый… Солнечный Меч. Солнце.

«Ну, пусть Солнце. Мне нравится. Хотя вообще-то меня зовут Изменяющий Постижения. Необычный ты Хранитель. Никто до сих пор не догадался сам познакомиться… Только ты. Всем остальным приходилось указывать».

Только сейчас до меня начало доходить, что этот голос не бред моего больного сознания. Со мной кто-то разговаривает….

– Кто ты?! – панически вскрикиваю я, судорожно оглядываясь. Никого. Тишина стоит мертвая. Только будильник, стоящий на сабвуфере, методично отсчитывает секунды.

«Ну вот… Опять все то же…» – тяжелый вздох.

– Кто ты такой? И где ты?

«В твоей руке. Меч я. Названный почему-то Солнцем».

– Меч?!

«Меч, – подтвердил голос. – А ты – мой Хранитель. Я жду тебя на этой планете уже две тысячи лет. Даже больше. Думаю, ты и сама догадываешься, что вскоре нам предстоит покинуть этот мир. Тебя ждет Дракон. И твой мир. Мир, который принадлежит тебе одной. Мир, за который ты несешь ответственность».

– Что за бред?

«Говори со мной мысленно. Ты же не слышишь моих слов. А сумасшедшей тебя и так считать будут… И это не бред. Это правда. Скажешь, что ты не хотела сбежать отсюда? Сбежать от родительских упреков, ленивых учеников, неинтересной учебы? Не хочешь? Извини, не верю. Ты – мой Хранитель. Я могу читать твои мысли и память, как открытую книгу. Ну и, к слову сказать, являюсь самой вредной личностью из триады Дух-Меч-Дракон. Только во время философских размышлений немного могу исправиться».

– Читаешь, значит… Свинство! – Ага, так я ему и поверила! А что произнесла это вслух? Так мало ли что я говорю!

Мой таинственный собеседник (я все еще не могу поверить, что со мной говорит мой новый Меч) весело усмехается. Будто знает, что все это – правда. Что здесь я всегда была чужой. Одиночкой. Всю свою не такую уж и долгую жизнь.

«Может, и свинство. Но по-другому я не могу. Тебе придется пройти нелегкий путь, Хранитель. К сожалению, нас вряд ли слишком любят там. После того, что натворил твой предшественник».

«Какой еще предшественник?» – мысленно, говоришь? Что ж, попробуем…

«Твой. Думаешь, я в первый раз прихожу на Землю в поисках Хранителя? Нет, нет и еще раз нет! Я был здесь не однажды. Я многое видел, многое знаю. Возможно, мои знания и пригодятся нам».

«Ничего не понимаю, – со вздохом падаю в любимое кресло, положив Меч на колени. – Будь добр, объясни».

«Ладно. Только… Попробуй пока просто поверить, ладно? Потом ты убедишься во всем сама. Итак, очень давно Великие Маги и прочие не менее могущественные сущности сцепились так, что мироздание по швам затрещало. Как говорится, разошлись во мнениях по давно забытому поводу. На
Страница 4 из 31

деяния этих, с позволения сказать, экспериментаторов, обратил внимание сам Творец. Думаю, ты понимаешь, просто так Он не вмешается. Слишком уж серьезные дела заварились. И грозила серьезная, действительно серьезная опасность гибели нескольких вселенных. Творец забрал куда-то всю эту братию. Однако оставлять вселенную без контроля было нельзя, и Он повелел придумать что-нибудь эдакое. Вот эти наглецы и придумали… До сих пор не понимаю, как им такое в головы пришло. Они слили в общий котел все свои силы: Свет, Тьму, Равновесие, Приращение, Превращение, Изменение, Стихии… В общем, все, что им подчинялось. Получившуюся адскую смесь позже назвали Пределом. Затем разделили „варево“ на девять частей. И каждую из них – еще на три части. Меч, Дух и Дракон. Меч, как ты уже знаешь, я. Дух – это ты. А вот Дракона нам придется поискать. В другом мире. После слияния трех частей на свет рождается Владыка Предела – существо, контролирующее определенный домен вселенных, включающий немалое число населенных миров».

«Нет, это все же полный бред… Или у меня крыша поехала…»

«Если бы. Самая настоящая реальность, менять которую придется именно тебе. Как-никак в нашей троице Дух – ведущий. И я, и Дракон будем находиться в полном твоем подчинении».

«Не нужны мне марионетки…»

«Марионетки?! Не болтай ерунды. В полном, но далеко не беспрекословном. Ни я, ни Дракон не дадим тебе творить беспредел!»

«Не дадите? И правильно… Я такого могу натворить…»

«А то я не знаю, – Меч словно улыбнулся. – Не впервые с Духом сталкиваюсь. Все вы, Хранители, таких дел наворотить можете! Потому-то вас так хорошо помнят… И так настойчиво пытаются убить до объединения с Драконом. То ли дело Мечи».

«Мечи ничем не лучше. Поскольку именно они приводят Хранителей в мир. Значит, меня будут пытаться убить?»

«Будут, – признался Меч. – И очень настойчиво будут. По всему Анлиону ходят легенды о Желтом Воителе. Последний его приход был на редкость кровопролитным».

«Что такое Анлион?»

«Так твой мир называется. У каждого мира есть название. Этот, например, зовется Землей».

«Тоже мне новость!»

«Я же сказал например. И нечего привязываться к названиям. У нас что, дел мало?»

«Ты что, постоянно мои мысли читаешь?!» – осторожно поинтересовалась я.

«Ясное дело, читаю. И нечего раздражаться, не поможет».

«А нечего по мозгам шарить!»

«Привыкай. Я теперь постоянно буду в твоих мозгах, такова уж ноша Хранителей. И я все время буду с тобой».

«И как это ты себе представляешь? Ножны для тебя сделать? И носить на поясе, да?»

«Ну почему же на поясе? Я слишком заметен, к сожалению… Да и для меня другие ножны существуют».

«Это какие?»

Короткий, ехидный смешок Меча насторожил меня.

Ох, и не нравится мне все это… Что-то он задумал. Какую-нибудь мелкую пакость… Или крупную.

Крупную. И очень!

«Ты что делаешь?!»

Меч разворачивается ко мне острием, которое касается уже порезанного запястья, и на мгновение замирает.

«Мои ножны – рука Хранителя. Прими как данность, пожалуйста, – он словно вздохнул. – Не сопротивляйся».

«Отдай мне контроль. Я сама».

Я выпрямляю руку и с силой вонзаю в нее Меч. Из глаз вылетают искры от боли.

«Ну-ну, успокойся, – тихо шепчет мне Солнце. – Так только в первый раз бывает. Сейчас все поправим…»

Боль быстро утихает… Хорошая штука этот Меч…

«Я не „штука“, – тут же начинает возмущаться он. – Вот и помогай тут всяким… Хранителям».

«Перестань, Солнце. Ты хороший».

«Ага, а потом они понимают, что Меч обидели и подлизываться начинают. Ты определенно самый странный Хранитель из всех, что у меня были… К тому же раньше все мои Хранители были мужчинами», – неожиданно признается он.

«М-да… Раз я у тебя одна такая, единственная и неповторимая, береги, будь добр».

От такой наглости он даже дар речи потерял. Хе-хе…

«Что-то тебя здесь держит, – неожиданно сказал Солнце после пары минут гробового молчания. – И крепко так держит».

«В смысле?»

«Я уже две минуты и пятнадцать секунд пытаюсь перенести нас в Анлион. Но что-то мешает. Вернее, кто-то».

«Может быть…»

«Что значит „может быть“?! Других вариантов нет! Именно ты не даешь нам переместиться. Что тебя держит здесь?»

«Видимо, обещание держит».

«Не понял?»

«Ты же мысли читаешь? Ну, вот и прочитай, раз такой умный!»

«Хранитель, перестань. Не все мне пока доступно… Я все-таки не самый сильный из Мечей Предела… К тому же в твоей памяти есть такие захламленные углы, что я пока не рискую туда соваться».

«Так бы сразу и сказал. В общем, слушай. Где-то года два назад я спросила маму, как бы она отнеслась к тому, что я неожиданно уеду из дома далеко и надолго…»

«Так ты знала?! – прервал меня Меч. – Ты ЗНАЛА, что я ищу тебя?!»

«Да ничего я не знала. Так просто спросила… Так вот, она сказала, что это ее убьет…»

Меч замолчал. Минут на пять, – но мне они показались часами.

«И что теперь? – устало спросил он меня. – Останешься здесь до тех пор, пока…»

«Не знаю. Сейчас пойдем на автобус… Вот до дома доедем – там и посмотрим. Я тогда сказала, что заеду попрощаться. Но здесь уж точно не останусь».

«И то хлеб», – вздохнул Меч, огорошенный новостью. Впрочем, неудивительно. Вряд ли его предыдущие Хранители такое отмачивали. Но я дала слово.

«По-моему, глупо соваться в другой мир без НЗ. Запасемся в деревне, возьмем у брательника туристическое снаряжение».

«Это хорошая мысль, – одобрил он. – Кто знает, где нас выкинуть может? Окажемся на вершине Харионов – вот тогда будет весело. Это горы такие, – тут же пояснил он. – Самые высокие в Анлионе. И самые жестокие. Столько там народу погибло…»

«Спасибо, Солнце, ты умеешь утешать, – с сарказмом говорю я. – Что еще?»

«А я почем знаю? Меня там две тысячи лет не было… Многое у вас за это время изменилось? Во-от! Думаешь, там меньше перемен?»

Перемен! – требуют наши сердца.

Перемен! – требуют наши глаза.

В нашем смехе и в наших слезах,

И в пульсации вен:

«Перемен!

Мы ждем перемен!», —

напевала я старую песню Цоя, вдруг пришедшую на ум. В тему, впрочем…

«Ничего песенка, – оценил, называется… – только тебе, похоже, по ушам медведь пробежался».

«И сама знаю! Нет бы утешить…»

«Ха! Ты только с эльфами соревноваться не вздумай».

«С эльфами?! Так в Анлионе и эльфы живут?! Чего это ты молчишь, а?»

«Да ничего… Они – вечные противники магии Предела, которую тебе предстоит освоить. И, естественно, твои враги. Давние враги, между прочим. А поскольку живут они по три-четыре тысячи лет, могут встретиться и такие, кто видел и помнит предыдущего Хранителя. Как тебе такой расклад? Учитывая, что эльфам от него ничего хорошего не было. Хорошо, если на молодого эльфа нарвешься, они любопытные… А старые сразу стрелять начинают. Об эльфийской меткости ты знаешь».

«Чем дальше – тем веселее… Ладно, Солнце, потопали на остановку, что ли? Пора уже».

«Не бойся, не опоздаешь».

«Слушай, – почти через полчаса нарушила молчание я. Неразговорчивый у меня Меч какой-то. – Почему же вы с Драконом не помешали прошлому Хранителю? Тогда б и эльфы не были так враждебно настроены».

«А он не слушал, – признался Солнце. – Ни меня, ни Дракона… Тем более что мы не особо-то и протестовали, сами думали, что перворожденные слишком зарвались. Вот и получили… Незадолго до того,
Страница 5 из 31

как Воитель ушел из мира, эльфы начали страшные бунты, вырезая порой целые деревни и маленькие города. Мстили за своих, убитых Арлингом».

«Кем?»

«Арлингом. Так звали моего прежнего Хранителя. Странно, что нам вообще удалось дойти до Дракона, этот парень умудрялся влезть во все дыры, которыми щерился мир».

«Чтоб ему пусто было, – пожелала я. – И как теперь с эльфами разбираться? Поэтому они магию Предела не любят?»

«И поэтому тоже… Так что нам придется нелегко. Но надо торопиться».

«Куда? За нами что, волки гонятся?»

«Хуже».

«Вот как? И что же?»

«Боюсь, что готовится Слияние всех частей Предела… Я знаю, что проснулись все Мечи, почуяв своих Хранителей. Как только они встретятся – все уйдут на поиски Дракона. Пока этот мир покинул только Черный».

«Хех. Значит, ты номер два?»

«Ну да. Только если ты долго тут канителиться будешь, то как бы не стать номером девять. А я говорил, нам, возможно, потруднее придется, чем прочим».

«Чего еще Арлинг натворил такого, чтоб мне жизнь медом не казалась?»

«Увидишь», – многообещающе сказал он. Что-то мне это уже не очень нравится…

Слово за слово – мы и не заметили, как добрались. Осталось отмахать полтора километра по железной дороге – и дома. Самое паршивое, что могло случиться, разумеется, случилось. А именно – сильный западный ветер в лицо, швыряющийся мелким колким снегом. Погодка, блин! Да и вечер, когда семейство соберется, обещает быть веселым…

Началось все по обычному сценарию «Как сдала?», и дальше по списку: «Неужели?» «Почему?» «Недоучила!»

Понеслась… Интересно, это когда-нибудь закончится?

«Слушай, и каждый раз так?» – заинтересованно спросил Меч.

«Почти. Иногда спокойно – если „отлично“ получу. За четверку тоже нечто подобное. Но эта тройка прибила мою стипендию, так что сам понимаешь…»

«Повезло тебе. Долго терпеть будешь?»

«Да ладно. Пусть выговорятся…»

Пусть. Я ведь вижу их в последний раз… наверное… На Земле меня держало только обещание попрощаться. И ничего больше. В темном углу коридора уже ждал заранее собранный походный рюкзак, нагло стянутый у брата. Как, впрочем, и нехитрое туристическое снаряжение – спальный мешок, котелок, классный армейский ножик (Меч только хмыкнул, увидев его)… В общем, все, что могло понадобиться в новом мире. Заранее «очистив» пластиковую карточку, я оставила брату три тысячи, чтобы как-то скомпенсировать ущерб.

– Еще долго? – спросила все же я после получаса выволочки. Впервые все это меня совершенно не трогало… М-да, здорово-то как…

Родные как-то внезапно замолчали и переглянулись.

– Куда-то торопишься? – влез брательник.

– Да. Мам, помнишь, я говорила, что однажды могу уехать? Далеко и надолго. Так вот, я уезжаю.

– Сейчас?

– Нет.

«Что?!»

«Солнце, если я скажу „да“, меня свяжут по рукам и ногам. Этого хочешь?»

– И когда же?

– Скоро. На каникулы не останусь – меня ждут.

– Кто, интересно?! Никуда ты не поедешь!

«Картина Репина „Приплыли“… Меч, что скажешь?»

«Скажи „пока“ – и валим!»

– Кому надо – те и ждут. Я уеду завтра. Возможно, навсегда. И вообще, сюда я приехала только для того, чтобы попрощаться. Помнишь, я обещала…

«Завтра?!»

«Меч, до полуночи – два часа. Потерпим?»

Надо было все-таки часика полтора повременить с рассказом… Уй. Отпускать меня никто никуда не собирался, тут уж все встали на другую сторону баррикады. Но, к счастью, все решили, что я собираюсь ехать с утренней маршруткой.

Три минуты первого. Подождав для верности еще минут пять, – часы спешат, чтоб их уронило – я влезла в прочные удобные ботинки, выкопанные из завалов демисезонной обуви, и накинула легкую куртку.

– Ты куда?

– Ушла, – привычно бросила я на ходу. Только вот не думала, что на этот раз слово прозвучит буквально. – До свидания.

Подхватив рюкзак, я вышла на улицу и поежилась. Все же весенняя куртка от пусть и легкого зимнего морозца – не защита.

«Что теперь делать?»

«Да ничего… А свет во дворе выключить ума не хватило?»

«М-да, упущение. Да кто ж знал, что он не нужен?!»

«Я знал».

«Мог бы и подсказать, раз такой умный, – огрызнулась я. – Не возвращаться же теперь?»

«Нет, конечно. Ну ничего страшного, зайди за угол гаража, что ли… Кажется, там потемнее».

«Зачем тебе темнота?»

«А ты хочешь засветиться? Чтобы все село знало? Пожалела бы хоть родственников. Я-то знаю, что такое русская деревня».

«Откуда бы», – проворчала я, пробираясь за гараж. За что я люблю свои армейские ботинки «тракторы» – они плотно облегают икры и не промокают. Это сейчас оказалось очень кстати – за пять часов намело столько снега, что хватило бы на всю зиму, наверное.

«Ладно, дальше-то что?»

«Да ничего. Просто не мешай мне».

Последнее, что я увидела в этом мире, прежде чем меня окутала тьма – это была мама, спешащая ко мне. Прости меня, мама. Но я предупреждала… Говорила, что однажды мне придется уйти. Уйди далеко и надолго. Может, даже на всю жизнь. Не могу поверить, что позволила втравить себя в эту авантюру. Но Меч, как ни странно, прав. Мне в этом мире нет места. Я – Хранитель!

Триста, триста десять, триста двенадцать… Крылья выгибаются от немыслимой нагрузки, набегающий поток рвет перепонки, кости трещат, кажется, их сейчас вырвет из суставов… Вой двигателей остается далеко позади, сносимый упругими воздушными струями… Летный комбинезон прилипает к чешуе, волны бегут по нему, гася турбулентность, на дисплее перед глазами мелькают цифры. Сила тяги, сопротивление воздуха, нагрузка на скелет в разных точках, высота, запас мощности… и, конечно, самое главное – скорость! Ну, еще капельку… триста двадцать один… Он выдержит, он точно выдержит, расчеты не могут подвести…

– Алый-217, Алый-217, ответьте! Это диспетчерская!

Неожиданный возглас в наушниках сбил концентрацию. Испустив рев досады и разочарования, молодой дракон содрогнулся всем телом и сбросил тягу. Показатели скорости начали стремительно падать. Ничего. Он еще превзойдет Барьер, во что бы то ни стало проломит эту проклятую воздушную стену. Не на истребителе, не в комфортной кабине шаттла, а сам, на собственных крыльях!

Заложив в воздухе вираж и полностью погасив избыток скорости, курсант отключил реактивный ранец и перешел к самостоятельному полету. Только полностью выйдя из маневра, он позволил себе ответить на вызов.

– Диспетчерская, Алый-217 здесь. Выполняю утреннюю программу полетов на ускорителях, у меня еще три часа по расписанию, в чем дело?

– Извини, Закат, – голос в наушниках стал заметно мягче. – Я знаю, как ты это дело любишь, но тут срочный вызов. Нужно быть на восточной башне Адмиралтейства к полудню. Сможешь?

– Смогу, куда я денусь… – буркнул юноша. – Что там хоть за дело, ты не в курсе?

– Ну-у-у… вообще-то это не мой уровень доступа…

– Ой, Тосиро, брось. Чтобы в эфире Антара хоть один сигнал прошел мимо тебя? Не поверю хоть режь.

– Ладно, ладно, но учти – ты ничего не слышал и не знаешь. А то мне хвост накрутят так, что месяц сидеть не смогу.

– Что, дело настолько серьезно?

– Серьезнее некуда. Тебя желает видеть Желтый Лидер.

– О нет, только не это…

– Это самое, – рожица дракона в углу дисплея ехидно ухмыльнулась. – Долетался, краснокрылый? Вот засадят на пару лет зубрить матчасть…

– И ты хочешь сказать, что ради
Страница 6 из 31

втыка одному гиперактивному курсанту сам Лидер тратит свое время? – Закат с силой ударил хвостом по воздуху. – Не смеши. Скорее, меня пошлют испытывать новейший крейсер, а ты так и останешься сидеть здесь, подслушивая признания в любви всяких желтопузиков, едва вставших на крыло.

Тосиро фыркнул в ответ, и друзья рассмеялись.

– Выслать за тобой флаер? – спросил диспетчер, когда смех немного утих.

– Да нет, сам успею.

– Ну смотри… Опоздаешь – по головке не погладят. Ты Старика знаешь. А перед Лидером он, небось, и вовсе на рогах ходит, пытаясь показать, как заботится о дисциплине.

– Да знаю я, знаю. Но уж двести километров сам как-нибудь пролечу. На нормативах и дистанции были побольше, и время поменьше.

– Так сколько лет с тех нормативов прошло… – грустно отозвался Тосиро.

– А нечего в кресле хвост отсиживать! – подмигнул Закат. – Ладно. До связи, диспетчерская!

– До связи, Алый-217. Маршрут свободен, попутного ветра.

Раздался щелчок, и в наушниках наступила тишина.

Дракон, конечно, не собирался лгать другу. Он действительно мог пролететь это расстояние самостоятельно, уложившись в заданное время, и даже собирался так поступить. Поначалу. Но потом любопытство взяло верх, и он щелкнул переключателем реактивного ранца. Взревели двигатели, и курсант помчался вперед, разрывая упругий неподатливый воздух. Слишком уж хотелось поскорее узнать, что требуется от него самому Желтому Лидеру. Древнейшему из драконов Анлиона. Носителю легендарной силы Предела. Адмиралу Первой Межзвездной эскадры.

Разумеется, Закат не раз видел Лидера – и на голограммах в учебнике истории, и в онлайновых трансляциях… Но только снижаясь на башню, он понял, что изображения не давали настоящего представления о размерах древнего ящера. Желтый достигал почти пятнадцати метров в высоту, стоя на задних лапах, а размах крыльев приближался к тридцати пяти метрам. При этом адмирал совсем не казался хрупким и изящным, как многие большие драконы. Массивный, широкоплечий, он напоминал комплекцией скорее шагающий танк, чем летательный аппарат. Мощный мускулистый хвост, казалось, мог без особого усилия проломить стену башни, а гладкая золотая чешуя была похожа на броневую обшивку.

«Теперь понятно, почему даже мастера воздушного боя не рисковали выйти против него… – ошеломленно подумал юноша, складывая крылья над посадочной площадкой и отдавая салют при спуске. – Он же любого простым тараном расплющит, никаких боевых искусств при такой силище не надо!»

– А вот и Закат Аркон, – представил его Старик, движением когтя вызывая из пола еще одно кресло, – один из наших лучших пилотов и, безусловно – самый наглый и безбашенный.

– Превосходно, – низким гулким голосом отозвался гость. – Мне такой и требуется.

– Для чего требуется? – не выдержал курсант. – Мне, конечно, очень приятно и почетно вас видеть, адмирал, но у меня сейчас по плану отработка высотного маневрирования, и я хотел бы знать, чего ради капитан срывает меня с занятий! Знаете, как трудно потом ввести тело в правильный режим, если график сорвешь?

У Старика чуть не отвалилась челюсть, и когти прочертили в полу длинные царапины. Как можно в таком тоне говорить с самим основателем рода?!

Однако Лидера такая дерзость, похоже, ничуть не побеспокоила. Напротив, в его янтарных глазах, каждый размером с иллюминатор небольшого корабля, зажглась искорка интереса.

– Тело воина должно всегда быть в полной готовности, – медленно сказал он. – Независимо от количества тренировок и от времени. В реальной войне не будет возможности подготовиться и настроить себя. Враг старается застать тебя тогда, когда ты наиболее беззащитен, а значит, если хочешь победить, ты не должен открываться никогда. Ищи такие способы поддержания формы, которые не требуют регулярных графиков и правильного настроения.

– Вы прилетели сюда, чтобы читать мне мораль? – холодно поинтересовался Закат.

Никому, даже мудрейшим и древнейшим из драконов, он не собирался давать собой помыкать или учить жизни. Юноша не подозревал, что именно это качество и привлекло к нему внимание Лидера. Независимое, в меру агрессивное мышление – это именно то, что необходимо для выживания среди людей.

Адмирал удовлетворенно кивнул. За внешней бравадой скрывался действительно стальной стержень воли. Мальчишка может проиграть, может даже попасть в плен – но рабом в душе он не станет никогда.

– Нет, мой юный друг. Я прилетел, чтобы предложить тебе очень важное, но в то же время очень опасное задание.

Ершистость алого дракона мгновенно пропала, теперь он смотрел на гостя предельно сосредоточенно и внимательно, пытаясь понять, насколько значительные перспективы перед ним открываются. В его воображении явно уже мелькали межзвездные экспедиции и испытания новейших моделей кораблей. Увы, действительность оказалась гораздо прозаичнее. Серьезные дела, возможно, связанные с выживанием всей расы, решаются не в небесных высях, а здесь, на скучной и грязной земле. И настоящий подвиг – это зачастую тяжелая и тоскливая работа, в которой нет ни красоты, ни романтики.

– Какое задание? – наконец спросил Закат.

– О содержании миссии ты узнаешь лишь тогда, когда дашь свое согласие, и пройдешь всю подготовку. Если откажешься, мы просто забудем этот разговор.

– Сколько займет подготовка?

– Заранее не могу сказать. Возможно, пару месяцев… а может и десятки лет. Все зависит от того, насколько способным ты окажешься.

– Но хоть в чем она будет состоять, я могу узнать?

Желтый слегка прикрыл глаза, как будто их сковало дремотой.

– Можешь. Тебе предстоит разучиться летать.

«Он… посмел… сказать…»

В следующее мгновение поток плазмы с температурой в несколько тысяч градусов пронзил воздух, и разбился о широченную грудь дракона-великана. Старик – капитан Норсар Элас, инструктор летной школы – кинулся наперерез взбесившемуся ученику, но Лидер оказался быстрее. Огромная лапа перехватила горло курсанта, слегка сжала, поднимая в воздух, и тот поперхнулся собственным жгучим выдохом…

– Крылья, огонь и гнев дракона не все решают, мальчик, – тихо сказал старейший. – Даже если это такие крылья и такой огонь, как у тебя. На всякую силу найдется бульшая сила.

Лишь после этого он отпустил молодого пилота и позволил подоспевшим медикам оказать бедняге первую помощь.

Три месяца назад, к всеобщему удивлению всех людей и, в частности, магов, за помощью обратились эльфы. Эльфы! Сами весьма и весьма могущественные маги… Выяснилось, что среди них нашелся отступник, который рискнул проникнуть в запретную библиотеку и вынести оттуда бесценные фолианты, написанные самим Желтым Воителем. Именно в них описывались приемы Высшей магии, подвластной только самому Воителю и его приближенным, которым он позволил овладеть мощью Черной магии, запрещенной во всех десяти мирах Анлиона – Магии Предела.

Новоявленный черный маг стал слишком силен, эльфы не могли справиться с ним самостоятельно. Хуже всего, что могущественные колдуны перворожденных не могли и не хотели работать друг с другом – только с людьми. Потому-то изгнаннику легко удавалось уходить от разного рода ловушек, поставленных для него то соотечественниками, то
Страница 7 из 31

людьми.

Их было пятеро. Самые сильные маги во всем Анлионе, они никого и ничего не боялись. Или, что вернее, убеждали в том всех остальных. Потому что каждый боялся одного – возвращения Желтого Воителя. Они жили далеко друг от друга, каждый на своей планете, благо их хватало. И по мере возможности старались не лезть в вотчину других, признавая их привилегию на правление странами этих самых планет. Нет, разумеется, у каждой был формальный правитель, но за его спиной серой тенью стоял тот или иной маг. Наличие у каждого планеты не мешало магам люто ненавидеть друг друга. За что? А этого сказать никто не мог.

Сейчас каждый из них сидел и пристально смотрел в хрустальный шар, внутри которого клубился серо-желтый дым, постепенно становящийся прозрачным. Короткий щелчок – и маги увидели «нежно любимых» коллег, так же пристально уставившихся в свои шары.

– Думаю, все понимают, зачем я позвал вас, – негромко произнес высокий мужчина в бесформенной грязно-синей хламиде, которую носил, не снимая ни на минуту. – У наших собратьев – эльфов – проблема. И решить сами они ее не могут…

– И чего же перворожденные на сей раз натворили?

– Упустили одного из своих, тайно овладевшего началами так называемой черной магии. Или, что вернее, магии Предела.

– Новый маг Предела?! – вскрикнула Лейдена, старейшая из Высших магов, уже несколько десятков лет безуспешно пытающаяся найти себе преемника. – Но мы не можем выдать его им!

– Это еще почему? – возмутился Андор, ее вечный оппонент и брат. – Не думаешь, что потом это всему Анлиону боком выйдет? Эльфы Предел не любят… А раз так, то гонять мальчишку будут нещадно.

– А этот парень, мне кажется, не любит своих сородичей. И я сделаю его своим учеником, – она обвела пристальным взглядом каждого из магов. – Кто-то против?

– Зачем, Лей? – удивленно спросил ее брат.

– Зачем, зачем… Затем, что мое время подходит к концу. Но у меня до сих пор нет ученика, некому передать власть. Так что эльф станет Высшим магом. И точка, – решительно заявила Лейдена.

– Раз уж ему приходится скрываться на наших планетах от сородичей… Не думаю, что у тебя что-то получится, – раздраженно буркнул Жоффер, неформальный глава Высших магов, владеющий самой большой и спокойной планетой Анлиона – Карией. – Ты только представь, эльфийская община с Лэйсора, что на Воине, запросила у всех прочих государств свободный доступ карательной бригады, чтобы отловить беглеца!

– Да ладно? Манитальцы и оширцы просто счастливы будут… – заметил Фанилар. – Бесплатные рабы.

– Как же! – усмехнулся глава. – И те, и другие уже дали разрешение и обещание оказать всемерное содействие.

– Почему же? – удивился Леот, самый молодой из магов, который только десять лет назад вошел в состав Высших после смерти своего учителя.

– Местные маги, стоящие за спиной того или иного монарха, очень не хотят появления еще одного мага Предела, – пояснил Жоффер. – Нас-то они тоже не очень любят. Скорее, очень даже не любят. И мне не хочется ссориться с эльфами из-за одного мелкого мага, поскольку…

– Хватит лить воду, – прервала его Лейдена. – Я буду вытаскивать парня. Вытаскивать любой ценой, слишком давно мы не могли найти мага, способного принять Предел. Он станет моим учеником, я так решила.

– И это мне не нравится, сестренка. Не иначе, Воитель снова на пороге этого мира.

– Наоборот, в таком случае магов Предела должно появиться очень много, – возразила она. – Поскольку Воителю нужны слуги. А тут…

– Извините, но вам не кажется, что магов Предела рождается как раз очень много?.. – Леот задумчиво пожевал губу, так и не сумев избавиться от детской привычки. – Только вот стихийники, наши вечные друзья-соперники, умело их вычисляют и уничтожают.

Маги замерли, встревоженно переглянувшись.

– Нет, молодой человек. Даже если стихийные уничтожают детей на Воине, с нашими-то планетами такой фокус им провернуть не удастся. Просто никто не рискнет. Они знают, на какие карательные меры мы можем пойти, если что-то заподозрим.

– Боюсь, что ты ошибаешься, Лейдена, – вздохнул он. – Мне вот что вчера только сообщили: маги отыскивают детей, способных стать магами вообще. И чтобы особо не мучиться, забирают их у родителей, якобы в ученики. И в ближайшем лесу убивают. Я тоже сначала не поверил, пришлось проследить за таким «учителем», самым опасным и сильным…

– И что?

– А ничего. Перенесся к нему поближе, переоделся в нищего и замаскировал магическую ауру. И нагло проследил за ним, когда он решил, что рядом никого нет…

– А что ребенок?

– Да ничего. Дурак я, что ли, лишать себя мага? Тем более, мага, благодарного за свое спасение? Отдал его в ученики одному из моей свиты. Но мальчик вряд ли сможет принять Предел. Он станет сильным колдуном, это однозначно. Но его удел – стихии. Вот так вот. Думаю, на ваших планетах творится нечто подобное. Поэтому магов становится все меньше, и они все слабее.

– Честное слово, я даже представить себе такое не могла, – растерянно сказала Лейдена. – Какие же мы идиоты, проморгали такое… Молодой человек, снимаю шляпу.

– Так… С новыми магами понятно, придется действительно что-то предпринимать. Мы слишком расслабились и стихийники решили, что им все доступно. Однако вернемся к эльфам. Они ведь попросили нас посодействовать. И убить пойманного эльфа, если тот окажется на какой-то из наших планет. Сюда соваться они все же не рискнули.

– И то хорошо.

– Но маги с Воины уже активно сотрудничают с ними. И где именно скрывается беглец, не ясно.

– Стоило бы проверить порталы между планетами. На них же стоит сигнализация Предела.

– Думаешь, может сработать? Она все же рассчитана на уровень силы самого Воителя.

– Может статься, эльф не намного слабее, – заметила Лейдена. – Кто-нибудь знает, как его хотя бы зовут? Проверку переходов я возьму на себя.

– Рэллмар. Только пусть каждый сам проверит порталы на своей планете. Не хватало нам только грызни между собой сейчас… А вот Воину, планеты эльфов, драконов и криэйторов придется разделить между нами.

– Что-то мне не кажется, что парень рискнет скрываться среди эльфов, драконов или криэйторов… И те, и другие, и третьи его же сразу в порошок сотрут… – насмешливо осклабился Фанилар.

– Не скажи… Если парню повезет наткнуться на Желтого Адмирала, тот наверняка почувствует силу Предела. И сам начнет тренировать его.

– Он как, до сих пор отряды поиска снаряжает?

– А то. Кажется, начал новую подготовку. Маниталец говорил, что он снова появлялся на Воине.

– Знать бы еще, когда Воитель придет. И придет ли вообще на нашем веку…

– Конечно, знать неплохо бы, – усмехнулся Леот. – Не хотелось бы дождаться его возвращения. Вряд ли новый Хранитель с Мечом захотят нас терпеть. Скорее – публично казнят под аплодисменты народа. Учитывая опыт предшественников…

– Хватит нести чушь, мальчишка! Ты еще слишком молод, чтобы думать о том, что нам делать с Воителем, – осадил его Жоффер. – И дело не в том, что он сделает с каждым из нас, а что сотворит с миром. В отличие от некоторых, – язвительно усмехнулся он, – я всегда успею отступить, даже Воителю будет трудно найти следы. И мне не составит большого труда потом восстановить власть. Но расхлебывать
Страница 8 из 31

последствия придется всю оставшуюся жизнь. Кому-нибудь здесь надо напоминать, скольких неприятностей стоил нам запрет на оружие для женщин? А ведь это только мелкий его каприз…

Леот иронично посмотрел на него, но ничего не сказал. Знал, что идти против Жоффера сейчас нет смысла. Да и опасно это, слишком опасно…

– Жоффер! Ты специально напоминаешь о той моей ошибке, когда этот закон едва всех нас в могилу не свел? Когда оказалось, что Лейдена прекрасно сражается… – Андор здорово разозлился. – Воителю стоило бы немного подумать, прежде чем действовать.

– А когда это он думал? – скривилась Лейдена.

– И снова отошли от темы. Что будем делать с эльфом?

– Что-что… Искать, – заметил Леот. – А потом отдадим Лейдене.

– Если эльфы или стихийники не найдут его раньше нас, – усмехнулся глава. – Что касается меня, то я предпочту избавиться от него. Или отдать сородичам.

– Но он маг Предела. Пусть недоученный, но все же… – нахмурился Андор.

– То-то и оно, что все же. Нам еще надо как-то успеть со своими магами разобраться. Поскольку, надеюсь, никому из нас не нужна потеря нескольких десятков перспективных юных колдунов и ведьм в год, – прервал его Фанилар, – я склонен согласиться с Жоффером. Эльфа лучше убить.

– Спасибо за информацию, Леот, – Лейдена бросила на Жоффера и Фанилара злой взгляд. – Я откланиваюсь, мальчики. Дел у нас теперь по горло, – и она исчезла в туманной дымке. Остальные маги тоже растаяли в глубине шара.

Леот продолжал сидеть, задумчиво глядя на ставший темным шар. Самый молодой из всех магов Предела в Анлионе, он не мог не думать о своем будущем. И прекрасно знал, что его ожидает, если вдруг вернется Желтый Воитель. Неожиданно в памяти Леота всплыла картина, как его старый учитель, Сайд, передал ему клеймо мага Предела.

Старик умирал. Он едва мог двигаться, даже шевельнуть рукой было сложно. Юноша стоял на коленях, понимая, что помочь ничем нельзя. И знал, кто виноват во всем. Несколько дней назад учитель сообщил ему, что один из Высших магов, Жоффер, может попытаться его убить. И вот, это случилось.

На ладони старика появилось что-то ярко-желтое, слепящее глаза.

– Дай руку, – еле слышно прошептал он.

Их ладони соприкоснулись. Боль… невыносимо сильная боль пронзила руку, распространяясь по телу.

– Так должно быть, Леот, – голос учителя обрел силу, казалось, он абсолютно здоров. – Так всегда бывает, когда маг принимает метку Предела. Теперь ты, Леот, займешь мое место в совете Высших магов. Теперь ты можешь использовать магию Предела свободно, она подчинится тебе. Сам Желтый Воитель дал избранным эту возможность – управлять Пределом… Маги забыли, кому они должны быть благодарны. Помни, не сопротивляйся Воителю, если он придет на твоем веку. В его силах лишить тебя всего… Даже магии Предела… – голос старика слабел с каждой секундой. Пока его рука не упала на постель. Глаза безжизненно смотрели в потолок.

Как оказалось, полностью управлять Пределом могли лишь маги, носящие клеймо Желтого Воителя. Всем остальным магия Предела давалась через боль. Причем, чем выше уровень заклинания, тем больнее было магу. И стоило превысить уровень, определенный для каждого его умом, знаниями и врожденными способностями, как наступала смерть. И только знак Воителя, один из пяти, позволял работать с величайшей силой этого мира свободно, отменяя все негативные эффекты.

Прошло больше двух тысяч лет с момента ухода Воителя в никуда. И никто не мог сказать, удалось ли Мечу отыскать его вновь.

Леот тяжело вздохнул и подошел к тщательно зашторенному окну. Из всех Высших магов только он рисковал и хранил шар связи не в подвале. И никак не мог понять, а зачем это им надо. От Воителя все равно не убережет, а идиотов, решивших связаться с Высшим магом, в ближайшем окружении не наблюдалось. Но все равно почему-то ему стало сильно не по себе. Словно только что он сам навлек на себя беду.

Резким движением отдернув штору, Леот рывком распахнул окно. Веселый, вечно юный ветер ворвался в давно не проветриваемую комнату, внеся в нее свежесть недавно прошедшего дождя. Маг глубоко вдохнул принесенную ветром прохладу и улыбнулся. Не все еще потеряно, не все. И с Желтым Воителем вполне можно ужиться.

Главное – не опоздать… Не упустить миг, когда он вернется, чтобы присягнуть ему на верность. Да, старым магам нечего было терять, они и сами понимали, что их время близится к концу. И могли рискнуть, чтобы не допустить Воителя в мир. Ему же придется сильно поостеречься, чтобы не оказаться между молотом и наковальней. Но это будет очень, очень сложно. Даже почти невозможно. Но… почти. Шанс, пусть весьма призрачный и ненадежный, остается, несмотря ни на что.

Он повел рукой в сторону. Шар связи тут же уменьшился в несколько раз и медленно подлетел к нему. Не глядя, маг осторожно поймал маленький шарик и положил в карман. Что ж, эксперименты с Пределом даром не пропали, теперь он всегда мог связаться с любым из Высших или узнать, что в мире делается.

Маг быстро шел по коридорам башни, разгоняя улегшуюся было пыль плащом, практически не обращая внимания на пугливо жмущихся к стенам слуг. Раньше он иногда пытался представить себя на их месте, понять, каково это – бояться Великого мага. Нет, ничего не получалось. Как он не старался, не мог взглянуть на себя с другой стороны. Потому и прекратил обращать на слуг внимание. А те только и рады были.

Из-за угла, навстречу магу, выбежал маленький мальчик, спасенный вчера. Он доверчиво улыбнулся Леоту и подбежал к нему, пытаясь на ходу изобразить смирение. Впрочем, непоседливые бесенята, прыгающие в его глазах, никуда не исчезли.

– Добрый день, учитель. Вы будете сегодня что-нибудь мне показывать?

– Конечно, Син. Конечно, буду, – маг улыбнулся, провожая взглядом непоседливого ученика, который еще даже не научился как следует ориентироваться в огромной башне, но пытался изучить ее всю и сразу.

Леот коротко усмехнулся, вспомнив, как крупно надул всех. Мальчик-то оказался магом Предела. Причем таким магом, что сам Леот ничего не будет стоить рядом с ним лет этак через двадцать. Что уж говорить о стариках, чья сила ослабевала с каждым днем? Особенно Лейдена… Он ясно понимал, почему она так стремится найти себе преемника. Знает, что отдавать свою планету кому бы то ни было из оставшихся магов опасно для всего Анлиона. Просто потому, что остальные тут же объединятся и начнут войну против него. Тут даже военная мощь драконов не сможет остановить их. Эльф… Никогда еще не было эльфа среди Высших магов. Что ж, значит, будет. Ничего, с этим тоже можно будет смириться. А потом подбросить этого мальчика, Сина, в преемники к кому-то из стариков. Например, Жофферу. А смысл? Став Высшим магом, Син перестанет доверять учителю. Наоборот, будет пристально следить, как бы тот чего не подстроил.

«Хотя чего это я?» – спросил маг себя, останавливаясь на полдороге.

Чтобы такие мечты получили хотя бы призрачную надежду на исполнение, надо продержаться эти двадцать лет. И надеяться, чтобы Воитель обошел Анлион стороной.

– Мечтать не вредно, – сказал он неожиданно вслух, заставив слуг еще сильнее вжаться в стены. Потом оглянулся на них, улыбнулся и скрылся в лаборатории. Его там ждал
Страница 9 из 31

маг-убийца…

Легко отводя глаза простодушным смертным, Рэллмар, тот самый темный колдун, за которым гонялись по всем десяти мирам, спокойно обедал в главной таверне Калтора, одного из самых красивых человеческих городов. Поставив вокруг себя мощный, практически непроницаемый щит, он был уверен, что даже сильный маг не сможет увидеть, кто он на самом деле. Со стороны он покажется обычным, ничем не примечательным человеком. Эльф едва слышно вздохнул. Да, он легко мог сделаться обычным для любого мага, но вот капюшон, надвинутый на лицо, так или иначе сильно привлекал внимание всех. Он неслышно проклял эту странную открытость людей, так несвойственную эльфам. Мало того что нужно удерживать антимагический щит, так еще приходится постоянно держать на себе заклятие неприметности. Рэллмар снова вздохнул, посетовав, что у него не было настоящего учителя, который мог бы дать реальные знания по теории и практике этой странной, непохожей на обычную, Высшей магии. Вот бы автор этой запретной книги и стал его учителем… Но это невозможно. Слишком много лет прошло, разве что эльфы живут столько.

Заметив краем глаза вошедших в таверну солдат, эльф поневоле насторожился. Еще у ворот города он слышал, что его сородичи обратились за помощью к людям. Теперь его будут ловить все. Разве что к драконам податься, чтобы не быть казненным. Но те не слишком-то любят гостей. Тем более эльфов, с которыми они враждовали уже… один Воитель знает сколько тысячелетий. И, кажется, именно из-за Воителя, которого драконы поддерживали.

Рэллмар зло прищурился, снова прокляв про себя Воителя. Впрочем, было за что. Именно из-за придуманного им закона казнили его подругу, Алиэни, которая случайно коснулась меча своего отца. На беду, это случилось на глазах всего поселка… Снова и снова эльф давал себе обещание: пока жив он, Рэллмар, черный маг, Воитель простится с жизнью, если вернется в Анлион. Эльф был полностью уверен в том, что магия, которой ему удалось овладеть, намного сильнее магии Воителя. Так что тот не сможет причинить эльфу серьезный вред. Да если и сможет… Не страшно. Главное – отомстить за Алиэни…

Перебросившись несколькими словами с трактирщиком, который, чуть поколебавшись, кивнул в сторону эльфа, патруль подошел к нему. Тот снова безмолвно выругался и принялся быстро-быстро плести заклинание маски, которое могло примерно на полчаса придать ему образ человека.

– Извините за беспокойство, – начал сержант.

Рэллмар милостиво кивнул. Что ни говори, а манитальская стража в последние столетия отсутствием вежливости не страдала. Хватило нескольких инцидентов, случившихся с путешествующими инкогнито принцами крови, королями и магами. Так что дальновидные манитальцы предпочитали не рисковать и не наживать на свою голову лишних врагов. И без того всему Анлиону было известно, что местный король – ставленник кого-то из Высших магов. За что Манитал очень не любили все остальные правители, ведь за спиной почти каждого из них стоял призрак местного мага.

– Снимите капюшон.

– С какой стати? – холодно поинтересовался он. – Я что-то сделал?

– Нет, что вы. Просто нашему патрулю поручено проверить всех, кто хоть как-то пытается скрыть свое лицо.

– Вот как? И зачем же? – эльф изо всех сил тянул время. Ему нужно было еще несколько десятков секунд…

– Мы разыскиваем беглого эльфа, черного мага. Поэтому нам приказано…

– Я понял, – кивнул он, сбрасывая капюшон и открывая лицо. – Только мне не кажется, что я хоть чем-то похож на эльфа…

Личина, созданная Рэллмаром, была поистине жуткой. Он на славу постарался, лепя обезображенное какой-то неведомой болезнью лицо.

– Вот так-то, – вздохнул он, снова скрываясь под капюшоном. – Приходится прятаться, чтобы не пугать людей своим видом.

– Еще раз извините. Сами понимаете, служба, – пожал плечами сержант и, бросив на трактирщика злой взгляд, вышел из таверны.

Эльф облегченно вздохнул. Да, он был черным магом. Да, достаточно сильным. Но это не могло спасти от всех прочих, открывших настоящую охоту. Стихийники, что люди, что эльфы – все хотели его убить. За что? Почему черная магия считается запретной? Рэллмар не знал. В его жизни осталась только одна цель, один путь, изменить которому он не мог.

Калтор остался позади: Рэллмар ушел из города тем же вечером, понимая, что долго оставаться на одном месте равносильно самоубийству. А самоубийцей он не был. Но почему-то знал, что покидать Манитал пока не стоит. Что-то ждало его здесь, что-то важное. Поэтому он спокойно шел по извилистой дороге к Сардону, столице островного государства.

Он настороженно прислушивался к каждому звуку леса, зная, что за ним повсюду идет охота. Только вот и подумать не мог, что король Манитала, извечный ненавистник эльфов, разрешит карательной группе свободный проход по стране в поисках беглеца.

Когда из-за кустов полетели эльфийские стрелы, Рэллмар поначалу оторопел. И только спустя бесконечно длинную секунду произнес отрывистое заклинание защиты.

К сожалению, проку от него уже было немного: мага успели блокировать. Несколько стрел вонзилось в его тело, он упал, корчась от невыносимой боли, причиняемой отравленными наконечниками.

– Вот и конец… – прошептал он, увидев, как над ним склонились две фигуры: эльфийская и, как ни странно, человеческая. В том, что человек был сильным магом, сомневаться не приходилось.

– Нет, Рэллмар, это еще не конец! Еще не конец! Тебе предстоит… – эльф не закончил, остановленный строгим взглядом человека.

Яд полностью парализовал Рэллмара, он не мог даже пошевелиться. Но при этом сознание его было ясным. Фэннор. Сильный яд, добываемый из соков нескольких деревьев. Он полностью парализует жертву, оставляя ее в полном сознании. Чрезвычайно выгодное средство для палачей… Впрочем, им активно пользовались все, кому очень хотелось что-то узнать: паралич вовсе не мешал жертве чувствовать боль…

Жоффер поморщился, обдумывая свои промахи. Неслабые такие промахи… Как он мог допустить, чтобы низшие маги начали убивать потенциальных адептов Предела? И этот выскочка Леот еще будет указывать на них! Самым же неприятным было, что на Карии, его планете, размах убийств достиг невероятных размеров. Ни у кого до такого не доходило…

Да и Лейдена… Эльф среди Высших магов! Магов Предела! Это надо же было придумать! Так что придется как можно скорее заняться еще и ликвидацией этого… наглеца. Осмелившегося прикоснуться к книгам магии Предела и очень опасного для него Жоффера. Что-то он сильно сомневался, что эльф будет счастлив от перспективы оказаться в такой компании.

Но сначала Леот. Этот опасен уже сейчас. Потому что может рискнуть и попытаться уничтожить всех. Лет через двадцать сил у него будет более чем достаточно для того, чтобы сразиться со всеми сразу… А вот он, Жоффер так не может. И никогда не сможет. Ему придется убивать всех поодиночке, и чужими руками.

Да еще эти дурацкие предположения о новом приходе Желтого Воителя. Вот только его здесь и не хватает для полного счастья. А ведь вполне может явиться… Учитывая, что Леот оказался прав, и среди найденных Жоффером молодых магов сразу двое были потенциальными магами Предела. А это о чем-то да говорит… Значит, придется
Страница 10 из 31

активизировать все свои разведывательные сети, чтобы не пропустить появление Воителя. И, пока тот будет неспособен себя защитить, уничтожить.

Короткий приказ начальнику разведывательной сети на планете Леота, Анадале, был послан. Только большие надежды на эту структуру возлагать не следовало, поскольку Леот очень тщательно уничтожал всех агентов, способных нанести ему сколь-нибудь существенный вред. А те, кто еще остались, не представляли большой ценности, и не могли добыть необходимой информации. Да уж, это не Манитал, правитель которого шагу ступить не мог без ведома Высшего мага.

– Тебе конец, парень. Стоит мне вызвать тебя на поединок… И ты – труп, – прошипел Жоффер.

Он знал, что это так. Слишком молод Леот, мальчишке не хватит опыта, чтобы противостоять ему. И он это понимает ничуть не хуже, поэтому всеми силами будет уклоняться от открытого конфликта, юля и выкручиваясь. Да и вызывать его было бы слишком опасным. Кто знает, как поведут себя другие маги. Жоффер был уверен, что Фанилар полностью поддержит его, но вот Лейдена и Андор, скорее всего, станут на сторону мальчишки. Да уж, хорошо его подготовил Сайд, очень хорошо. Настолько, что Жоффер тысячу раз себя проклял за решение избавиться от старика – Леот оказался в тысячу раз хуже. И намного сильнее. Причем неясно еще, как он себя поведет в случае прихода Воителя.

Воитель… Почему-то мысли Жоффера неотрывно вертелись вокруг самой таинственной личности Анлиона. Кто он такой? Откуда приходит и куда уходит вновь? Что предпримет в очередной раз? Вопросы витали в воздухе, но никто не мог дать на них ответы. Разве что Дракон. Только вот он сильно не жаловал магов. Особенно – Высших магов. Было за что, впрочем…

Хотя Воитель с ними со всеми. Стоило бы подумать и о собственных планах. О грандиознейших планах захвата Анлиона. Никто до него не осмеливался даже подумать о перспективе стать единственным магом Предела, сильнейшим магом мира. А он, – он смог разработать комбинацию, которая поможет дойти до цели.

При всех своих амбициях, Жоффер не терял голову, понимая, что абсолютной власти хочется не ему одному. И за нее придется драться. Драться со всеми: с другими Высшими магами, потом с магами стихий… Вряд ли все они будут с нетерпением ждать, когда кто-то возьмет на себя функции общего правителя. Так что торопиться не стоило, совсем не стоило. Надо еще немного подождать…

Движением ладони Жоффер вызвал огромную, на всю комнату, схему Анлиона, на которой можно было рассмотреть мельчайшие детали каждой планеты. А также всех союзников и противников Великого мага. К сожалению, таковых было слишком много… Лишь его мир, Ксеал – планета Фанилара, Манитал да несколько крохотных, почти ничего не значащих местечек по разным планетам других магов. Эльфы, криэйторы и драконы особо им не рассматривались, поскольку никогда не ввязывались в людские конфликты. Впрочем, с войны криэйторы наверняка поимеют свой жирный кусок. В буквальном смысле. Воина. Именно эта планета представляла наибольшую опасность для его планов. Слишком уж там тряслись над своей свободой и независимостью. Маги могли спокойно творить, что им заблагорассудится, воинцы не протестовали даже против оружейных запретов. Но стоит только позариться на их свободу… как все будет забыто. Что поделать, резиденция Воителя. И две тысячи лет так и не смогли изменить их. Что за люди!..

Невиданно мощный всплеск Предела мгновенно разрушил всю схему, прокатившись волнами по комнате. Он наполнял мага энергией невероятной силы, настолько невероятной, что тому едва удавалось удерживать ее в узде. Слишком много ее было… Жоффер рухнул на пол, кусая губы от сильной боли.

Так же неожиданно Предел погас, словно успокоился после бурной радости. Радости?! Маг вскочил и со всех ног бросился в подвал.

Шар уже давно обрел прозрачность. Лес… Поляна… Что это?..

Из травы поднялась девушка, машинально стряхивающая с себя прилипшие сухие травинки и оглядывающаяся по сторонам.

Взгляд мага пробежался по ее фигуре. Мужская одежда… Странно. Длинные волосы скреплены каким-то блестящим украшением. Оглядывается так, словно впервые видит окрестный лес…

– Нет… Не может этого быть… Не может быть, чтоб Воитель…

Девушка посмотрела в глаза магу и улыбнулась. Тут же шар подернулся дымкой, в которой проступили очертания Высших магов.

– Что это было? – спросила Лейдена, обращаясь к Жофферу.

Ответить он не успел.

– Это Воитель, Лейдена, Желтый Воитель… – тихо прошептал Андор. – Вот только его нам сейчас и не хватало… Да еще и девчонка…

– Да ей лет пятнадцать! Она такого тут натворит… Нам же потом и разгребать придется.

– Поэтому, – вставил Жоффер, – придется избавиться от нее. Пусть лучше все останется неизменным. Воитель наверняка поставит весь Анлион на уши. Мало никому не покажется…

– А может, не стоит идти против Воителя? – спросил Леот.

– Что?! – единый возглас остальных магов заставил его поднять руки и изобразить на лице смущение.

– Извините. Неудачная шутка.

«Шутка… Как бы не так, мальчишка. Теперь ясно, на чьей стороне ты собираешься играть… Значит, за Воителя… Что ж, ты подписал себе смертный приговор. Пусть ты о нем еще и не знаешь…»

Быстро переговорив о самом насущном, маги разбежались. Теперь Жоффер был полностью уверен, что на голову новоявленного Воителя свалятся тысячи неприятностей. Уж в этом-то Высшие преуспели. Но вот мальчишка Леот может испортить всю картину… Что ж, значит, его придется убирать. И как можно скорее.

Весенний лес весело шумел, радуясь новому дню, солнцу, свету. По небольшой полянке в такой глуши, куда очень редко забирались люди, то и дело пробегали мелкие и крупные грызуны, летали бабочки, пели птицы. Ручеек, струившийся из ключа, бьющего в самом центре полянки, тихо журча, сбегал по камням к корням деревьев, щедро орошая их.

И вдруг все стихло. Гнетущая тишина на несколько минут повисла над лесом. Ни ветра, ни пения птиц, ни шелеста травы – ничего не было слышно.

Неожиданно из воздуха на полянке появилась девушка, тут же упавшая в траву.

«Приехали, – спокойно сказал Меч. – Мы в Анлионе».

«А почему тут темно?» – мысленно спросила она.

Меч захохотал.

«Глаза открой, чучело! День на дворе».

Девушка поднялась на ноги и осмотрелась. Звуки возвращались в лес, вновь наполняя его жизнью.

«Еще будешь обзываться, огребешь. Это я тебе обещаю».

«Уже боюсь, – хмыкнул Меч. – Напугала…»

«А зря не боишься, – заметила она, подходя к ручью и глядя на свое отражение. – Мало ведь не покажется… Ме-е-еч», – протянула она.

«Что?»

«А куда это мой шрам делся, а?»

«Какой еще шрам?»

«Который я в схватке получила. В самом-самом первом бою».

«А-а… На виске, что ли? Убрал. Очень он тебе нужен, что ли? И не только шрам убрал, если ты еще не заметила».

«Та-ак…» – она придирчиво оглядела свое тело, крутясь волчком по полянке.

«Слушай, у меня уже голова кружится, – пожаловался Меч. – Перестань!»

«Потерпишь, – коротко ответила она. – Значит, так. Ликвидировал все шрамы. Спасибо. Врожденный вывих тоже изничтожил, судя по всему. Силушки добавил… Вроде все?»

«Нет. Еще ускорил реакцию, улучшил растяжку и гибкость…»

Зря он так сказал. Девушка тут же растянулась в шпагате и,
Страница 11 из 31

быстро поднявшись на ноги, сильно прогнулась назад, сложившись пополам.

«Здорово! А раньше никогда не получалось!»

«И почему мне так везет с Хранителями, сказал бы кто? Никогда на месте не усидят, – проворчал Меч и продолжил, обращаясь уже к девушке: – Отдыхать времени нет. Поскольку я почти на сто процентов уверен, что местные маги почувствовали всплеск сил Предела и выслали ударную группу. Очень хочется надеяться, что Дракон поступил так же… В противном случае нас ждет очень короткое путешествие».

«Большое тебе человеческое спасибо, Солнце, – огрызнулась она. – И куда же идти, а?»

Люди здесь бывали настолько редко, что троп не наблюдалось. Кроме, разве что, звериных. Пожав плечами, девушка прикинула по еще невысоко поднявшемуся солнцу расположение сторон света, подхватила рюкзак, забросив его на плечо, и пошла на запад.

«Чем тебе так запад понравился?»

«А какая на фиг разница, куда идти? Если учесть, что никаких дорог нет? Главное – выбраться из леса».

«Главное – понять, на какой из десяти планет Анлиона мы находимся».

«Что?! И ты не сказал, что в этом чертовом мире целых десять планет?!»

«Ты не спрашивала. Да и толку? Все равно за две тысячи лет измениться могло слишком многое. Так что я даже предположить не могу, кто сейчас против кого дружит. И где носит старину Дракона».

«У драконов есть планета?»

«Говорю же, понятия не имею. Надо выйти к людям и попытаться все разузнать. По крайней мере, в наш последний приход драконы владели тремя мирами».

«Десять миров… И как они расположены? В одной планетарной системе?»

«Да».

«И как же? В Солнечной, если знаешь, десять планет. Но жить можно лишь на Земле. Ну, может, и на Марсе».

«А здесь все десять планет расположены в одной системе на одном расстоянии от Солнца. Хотя раньше они были раскиданы по разным, что всем мешало. Позапрошлый Хранитель и придумал такую примочку. По принципу розетты Кемплерера поставил все планеты туда, куда было нужно. Сработало, как ни странно…»

«Это что за зверь?»

«Здрасте! И кто тут у нас фантастикой увлекается? Ладно, слушай. Для образования розетты Кемплерера берутся несколько, в нашем случае – десять, планет с примерно одинаковой массой. Они помещаются в вершины правильного многоугольника и затем разгоняются до одинаковой угловой скорости относительно центра масс всей получившейся системы. Как ни странно, получившееся образование оказалось абсолютно стабильным».

«И все это счастье на одной орбите?»

«Ага».

«Весело…» – задумчиво протянула она.

Звериная тропа сузилась, но вскоре вывела на вполне сносную грунтовую дорогу. Сносную для того, чтобы идти пешком. Вряд ли кто-то из землян рискнул бы ехать по ней даже на велосипеде – настолько она была изрыта.

«Здесь что, трактора ездили? Хотя, судя по колдобинам – касемсоты, не меньше…» – сказала девушка, оглядев колею.

«Кто-о?»

«Касемсоты. Это местное название огромных тракторов под маркировкой К-700. Мы видели один такой, когда приехали в деревню».

«Тогда уж не местное, а земное, – сухо заметил Меч. – Я не знаю. Может, за прошедшие два тысячелетия Анлион вышел на новый уровень развития. Но, если честно, мне такой расклад очень не понравится… Потому что тогда от меня не так и много толку будет – от пули мало что может помочь… А я, хоть и Меч Предела, но не всемогущий. И вряд ли смогу тебя воскресить, если какой-нибудь ярый противник Воителя пошлет тебе в сердце пулю десятого калибра. А если еще и разрывную какую-нибудь…»

«Хорошо хоть предупредил, – заметила она. – Ладно, будем надеяться на то, что местный народ не ушел дальше меча и секиры».

Она шла по относительно ровной обочине дороги почти целый день, в течение которого Меч хранил какое-то смущенное молчание, явно что-то напряженно обдумывая. Причем обдумывая так хорошо, что Хранитель чувствовала словно кручение шестеренок в рукоятке. Видимо, за неимением головы, именно там и хранились мозги Меча.

«Слушай, может, хватит издеваться?»

«А ты сам? Набрал в рот воды… А если бы я наткнулась на кого-то за день? А ты молчишь как рыба об лед».

«Я очень рад, что ты пока ни на кого не наткнулась».

«Это почему же?»

«Потому что. Как думаешь, какие мысли может вызвать одиноко бредущая по пустынной дороге девушка?»

«Разные, – она усмехнулась. – И что ты предлагаешь?»

«Предлагаю найти укрытие на ночь. Здесь очень быстро темнеть будет. Судя по всему, мы не так уж далеко от экватора. И еще… Учти на будущее. Боюсь, что в Анлионе существует рабство. Так что тебе следует быть очень осторожной, чтобы не стать добычей какого-нибудь работорговца, попавшегося на дороге…»

«Что-о?! Рабство?..»

«Оно самое. Мы с Арлингом пытались изжить его, но, скорее всего, как только он ушел – все вернулось на круги своя».

«Ничего. Я окончательно это искореню», – пообещала Хранитель, зло прищурившись.

Она вдруг свернула с дороги и, углубляясь в лес, прошла несколько сотен метров, пока не наткнулась на небольшое, но глубокое озерцо с чистой прозрачной водой.

«Да, я вот еще что забыл сказать».

«Что-то страшное, таинственное и неизвестное?» – меланхолично отозвалась девушка.

«Нет, не страшное. Забыл сказать об одном моем важном свойстве. Хотя это уже наше свойство. Ты можешь наложить на какой-нибудь предмет свое личное… ну, клеймо, что ли. А уже я могу совершать с ним различные действия».

«Вот как? Здорово… – протянула она, мгновенно заинтересовавшись. – Что за клеймо, и как его накладывать? И что за действия?»

«Твой личный знак. Как он будет выглядеть – это уж тебе решать. Накладывать же несложно. Сейчас поймешь как. Это будет твоим первым уроком магии Предела».

На мгновение сознание Хранителя накрыла тьма. А когда она схлынула, знание о клейме уже прочно обосновалось в ее памяти.

«Ну?»

«Не нукай. Значит, так. Клеймо дает тебе много разнообразных преимуществ. Начиная с того, что ты можешь мгновенно переместить к себе предметы, и до наделения способностями к магии Предела. Но это только для магов».

«Та-ак… очень интересно… А людей могу перемещать?»

«Тебе что, все и сразу надо?»

«А то».

«Ну, извини… – Меч даже задохнулся. – Сил вытащить человека у тебя, может, и хватит. Но вот вряд ли он выйдет из свернутого пространства живым. Тебе для этого придется освоить магию Предела практически в совершенстве. Пока ты можешь накладывать клеймо и вытягивать небольшие предметы».

Как и обещал Меч, стемнело очень быстро. Только до темноты, следуя указаниям Солнца и собственной памяти, пришлось построить довольно удобный и просторный шалаш и сплести из травы сетку от насекомых, похожих на комаров, которые уже начинали покусывать Хранителя, заставляя ее работать быстрее.

Скромный ужин, состоявший из пакета «бомж-лапши», она сгрызла всухую, несмотря на ворчание Меча о том, что так она испортит желудок, затем прикончила три крупных зеленых яблока и маленький пакетик сока. Поев, девушка растянулась на травяной постели и почти мгновенно уснула.

И вот, веселое солнце, выглянувшее из-за горизонта и тут же нашедшее просвет в ветвях шалаша, заиграло на лице юного Хранителя солнечными зайчиками.

«Доброе утро, Солнце».

«Доброе, – отозвался Меч. – Хотя я не спал».

«Что так? Бессонница замучила?»

«Я вообще никогда не сплю, – усмехнулся
Страница 12 из 31

Изменяющий Постижения. – Таким уж меня придумали».

«Весьма полезное свойство. Жаль, я таким не обладаю», – посетовал Хранитель, выбираясь из шалаша наружу, где был тут же осыпан росой, неосторожно задев низко нависшую ветку.

– Яу!

«Осторожнее… Так ты долго будешь учиться двигаться».

«В смысле, двигаться? – в голосе Хранителя мелькнули панические нотки. – Ты что еще со мной сотворил, железка?»

Поднявшись на ноги, Хранитель прислушался к ощущениям собственного тела. И эти ощущения ему очень не понравились…

«Пообзывайся, пообзывайся… – тут же обиделся Меч. – Я, между прочим, защитил тебя от неблагоприятных последствий. На случай, если законы Арлинга все еще действуют в этом мире…»

«Что ты со мной сделал?!» – догадка пришла как-то сразу, из ниоткуда. Но вот поверить в такое было сложно. Хотя… не верить тому, что сам же чувствуешь – первая стадия идиотизма.

– Либо меня конкретно глючит, – пробормотал Хранитель уже вслух, – либо ты из меня мужика сделал. Охренеть можно…

«Чужое… все чужое… Не я. Кто-то другой… – мысли испуганно метались, не желая выстраиваться в ровный ряд. – Что со мной… Зачем? Не верю… Не могу поверить. Так не должно быть… не должно. Это мне снится. Это все плохой сон. Я сейчас проснусь – и все будет по-прежнему. Как всегда», – уговаривал себя Хранитель.

«Ты что, ругаешься?»

«Да иди ты…»

Он закрыл глаза и прислушался к новым ощущениям собственного тела. Все изменилось. Мир стал иным, не таким, как ему виделось раньше. Словно… потух. Да и тело повиновалось с трудом. Больше не было легкости, привычные движения стали настолько чуждыми, что он не решался даже шагу ступить. Да ко всему прочему… Юноша покраснел и закусил губу, вспомнив еще об одной детали различия между мужчиной и женщиной.

Все еще не веря себе, он подобрался к озеру, осторожно переставляя все еще не очень-то слушающиеся ноги.

– МЕЧ!!! Ты самая последняя сволочь в этом мире!!! – разгневанный крик человека пролетел по весело шумящему утреннему лесу, заставив его на минуту смолкнуть.

Из озерца на Хранителя смотрело отражение. Мужчины…

– М-м-мать твою… – он отшатнулся от воды и наконец-то рискнул опустить взгляд на свое тело. Точнее, на то, во что оно превратилось.

«Вот так-то, Айран».

«Как ты меня назвал?»

«Айран. Это твое имя здесь, в Анлионе. Мне пришлось сделать так. Поверь, тебе такое… изменение не помешает».

Юноша вцепился в ствол ближайшего дерева, прислонился к нему спиной и медленно сполз на землю. Его ощутимо трясло в ознобе, не очень-то понимая, что происходит, он уставился в одну точку, пытаясь собраться с мыслями. Получалось плохо, как всегда при сильном волнении. Все эмоции словно отрубило, душа и тело превратились в каменное изваяние.

– Зачем, Меч? – обреченно спросил он. – Можно же было… по-другому…

«Арлинг когда-то принял дикий, просто чудовищно дикий закон, по которому любая женщина, любая, заметь, коснувшаяся оружия, без разницы какого – будь то меч, лук, арбалет – каралась смертью. Можно было разве что ножи использовать. Лезвие которых не длиннее пяти сантиметров. А я под эти критерии не очень-то подхожу».

«И поэтому ты…»

«Да, Айран. Поэтому. Мне как-то не очень улыбается еще две тысячи лет сидеть на Земле в ожидании очередного Хранителя. А в том, что тебя казнят, как только увидят меня, сомнений нет. Вряд ли этот закон отменили, слишком уж памятны были амазонки, из-за которых Арлинг и сотворил этот кошмар. Ему и во сне привидеться не могло, что следующим Хранителем может оказаться женщина. Мне тоже».

«Спасибо, блин, – постепенно Айран приходил в себя. – Ты мне чертовски помог! Подумать о том, как я привыкать буду, трудновато было, наверное, да?! А как двигаться теперь предлагаешь?! Мне и ходить-то сложно… Сам говорил, что на меня начнется охота! И как предлагаешь драться, а?! Да меня ребенок без проблем теперь уложит! И будет прав! Да и не хочу я мужиком быть! Какого… А, чтоб тебя…»

Рывком поднявшись, юноша быстро сбросил с себя всю одежду, теперь уже абсолютно убедившись в смене своего пола, и, глубоко вдохнув, нырнул в озеро. Холодная вода обожгла кожу, возвращая ему прежнее спокойствие.

«Псих!»

«Да пошел ты!» – Хранитель окончательно разозлился на Меч.

«Слушай, я же как лучше хотел…»

«Меч, тебя точно не русские делали? – остывая, спросил Айран. – Хотелось как лучше, а получилось, как всегда… Что мне теперь со своим новым телом делать, а?»

«Да ничего. Я заменил рефлексы на соответствующие мужские. Слава Творцу, опыт такого превращения у меня есть. Так что тебе хватит пары часов тренировки, чтобы прийти в норму и…»

«Так, все ясно, – он не дал Мечу закончить фразу. – Значит, я могу пользоваться этим телом как родным. Это хорошо…»

«А будет еще лучше, если ты наконец всплывешь. Потому что ты уже минуты две как под водой», – скептически заметил Изменяющий Постижения.

«Ну, раз ты так хочешь…»

Нескольких мощных гребков Хранителю хватило, чтобы добраться с середины озера до берега.

«Ладно, утренний душ принят, – усмехнулся он, натягивая на себя одежду. – М-да… Меч, лучше сразу скажи, что я смогу когда-нибудь вернуть мое тело назад. – И угрожающе спокойно добавил: – Но если это на всю жизнь…»

«Как тебе заблагорассудится, – быстро ответил тот. – Это не так уж и сложно, в принципе. А к чему ты сейчас об этом заговорил?»

«А к тому, избавляться ли мне от части гардероба, или нет. Как выяснилось, пока не стоит. Хоть что-то хорошее».

Он снова разглядывал свое отражение, пытаясь привыкнуть к новому виду.

«Я себя и в зеркале теперь не узнаю, – вздохнул Айран. – Меч, а почему у меня глаза зеленые, а? Были ведь карие».

«А какая разница?»

«Да никакой… Спросить, что ли, нельзя?»

«Знаешь, я цвет глаз не менял. Это уже ты».

«Я?!»

«Ты – самый сильный маг Предела в этом мире, Айран. Запомни, будь добр».

Глава II

Хранитель отмерял километры, шагая по дороге. Казалось, этот молодой человек весьма беспечен, поскольку он даже не пытался оглядываться, опасаясь встречи с бандитами, которых в последнее время немало ошивалось около Сардона. Непонятно почему в последние несколько месяцев Манитал привлекал к себе десятки банд, промышлявших ранее на планетах Высших магов. Только вот пару месяцев назад те решили жестко навести дома порядок и устроили такое… Доставалось всем – и простым магам, промышляющим на местах, и бандитам, на которых маг случайно нарывался в своих странствиях, и простым людям. Непонятно за что, правда. Для острастки, видимо.

Таким образом, все более или менее думающие атаманы быстро удрали с насиженных мест. А поскольку в мирах других магов шли такие же «зачистки», то оставалась только Воина. Появиться на планете эльфов – гарантированное рабство, драконов – сиюминутное выдворение обратно, криэйторов – в лучшем случае немедленная смерть, а скорее всего – что-то намного хуже.

А Манитал был удобен, потому что именно там находился один из тайных порталов, известных только бандитам, что вполне устраивало их и очень не нравилось стражникам.

Айран шел по дороге к морю, абсолютно не зная, куда он идет. И показная беспечность, увы, была такой и фактически. Поскольку он просто не подумал, что на него вообще может кто-то напасть. За два дня пути ему так и не встретился
Страница 13 из 31

ни один человек.

Меч почему-то молчал. Сколько Айран не пытался вызвать его на разговор, доставая всеми возможными способами, но Изменяющий Постижения упорно молчал. Не то напряженно думал, не то просто сломался. Так что молодому человеку осталось только развлекать себя самому, придумывая для Меча различные прозвища.

И неудивительно, что он споткнулся о растянутую кем-то на дороге веревку.

«ПАДАЙ!» – закричал тут же проснувшийся Меч.

«Сейчас», – лениво подумал Айран, крепко обидевшийся на молчавший до сих пор Меч. Это была его последняя мысль. Потому что последовал чудовищный удар в грудь, и сознание человека откатилось куда-то в небытие. Впрочем, Солнце достаточно быстро извлек его оттуда, не переставая ругать незадачливого Хранителя на все корки.

Как бы мало времени не прошло, Айран с удивлением обнаружил, что люди в этом пустынном лесу все же есть, поскольку оказался крепко связан и брошен у корней огромного дерева.

«Какая прозорливость, радость ты моя! – не замедлил съязвить Меч. – И что теперь делать собираешься?!»

«А вот щас руки освобожу, тебя достану и уложу тут всех», – спокойно ответил Хранитель. Меч успел убрать тупую боль в груди.

«Между прочим, этот удар сломал тебе ребро, – вздохнул тот. – Слушай, хватит тебе дуться, а? Пойми ты наконец, что здесь шуточки не шутят. Или шутят, но очень и очень злые… С таким исходом, который меня никак не устраивает».

«А не фиг было меня в мужика превращать!»

«Айран, как думаешь, что бы эти разбойники сделали сейчас с девушкой, а? Я просто не рискнул».

Разбойники? Действительно. Банда, обосновавшаяся на большой поляне в глуши, вполне соответствовала данному определению. Поскольку в этот самый момент они дружно потрошили рюкзак Хранителя, не всегда понимая назначение того или иного предмета.

Айран наблюдал за ними из-под ресниц, тщательно притворяясь, что все еще в ауте.

«Между прочим, за нами сейчас весьма пристально следят. Поэтому не думай, что не являешься объектом внимания», – заметил Меч.

«Кто следит?»

«А я почем знаю? Не вижу, он за стволом дерева. Но чувствую его ауру».

«Каким таким образом? Раз я – маг Предела, я тоже могу чувствовать обращенное ко мне внимание. Тогда…»

«Стоп, дай по тормозам. Сейчас поймешь».

Айран неожиданно понял, что у него открылось второе зрение. И он видит не только ауру человека, прячущегося за стволом, но и маленькие пятнышки различных мелких животных, снующих вокруг и практически не обращающих внимание на людей. Поняв, что, наблюдая за всеми живыми существами в округе легко и свихнуться, он легким усилием стер следы животных.

«Эй! Ты как это сделал, а?»

«Да просто… Подумала, что они только мешают и мысленно стерла картинку».

«Ага… надо же… Не думал, что ты с места в карьер сорвешься. Только будь повнимательнее с фразами. Сказанешь что-то типа „я стерла“, – Меч тщательно выделил голосом последнюю букву, – и попадешься, как кур…»

«В ощип. Ага, учту. Что за тип за спиной, как думаешь?»

«Сам и спроси», – огрызнулся Меч, вновь занявшийся какими-то своими тайными расчетами и предоставивший Хранителю возможность выпутываться самому.

Айран тяжело вздохнул, поняв, что с Мечом ему здорово «повезло». Потом приподнялся и передвинулся поближе к дереву, облокотившись на него. Разбойники тут же переключили внимание на пришедшего в себя пленника и столпились вокруг, с нескрываемым интересом разглядывая незнакомую одежду путника.

– Ты кто?

– А ты? – юноша внимательно всмотрелся в лицо главаря, запоминая его на всякий случай.

– Хватит препираться! – мгновенно вскипел тот. – Никто не смеет перечить великому Дорону, главному атаману Кэйдеи и Воины!

– Ага. А я и не препираюсь. Меня зовут Айран, если вам так интересно.

– Что ты делаешь здесь? – продолжил главарь допрос, видимо, удовлетворенный первым ответом пленника.

– Хотелось бы еще узнать, где это «здесь…» – задумчиво протянул тот. – Я не местный.

– Мы поняли, – усмехнулся бандит. – Здесь – это Манитал. Островное государство…

«Надо же, какие слова знает!»

«Думаешь, он мало тебе сказал? Как же! Мы на Манитале!» – Меч был не то просто невероятно доволен, не то сильно удивлен.

«Мне это ничего не говорит».

«Зато мне – говорит! Это большой остров на Воине – личной планете Арлинга!»

– Что ты здесь делаешь?! – заданный уже непонятно в который раз вопрос оставался без ответа. Юноша, заболтавшись с Мечом, забыл про продолжавшийся допрос.

– Не ваше дело.

– Значит, самый умный? – прорычал главарь, явно не страдавший избытком этого самого ума, поэтому всеми силами старающийся восполнить его недостаток недюжинной грубой силой. И, судя по всему, это ему пока удавалось… – Ничего, вот побываешь на рабском рынке – узнаешь, каково со мной спорить!

«Значит, рабство здесь существует… – заметил Хранитель. – Меч, с этим надо в любом случае кончать…»

«Кто б сомневался. Только сначала нам отсюда стоило бы живыми выбраться. Вернее, тебе. Меня-то они убить все равно не сумеют. Я и так вроде неживой».

«Видали мы таких неживых», – протянул Айран, снова наблюдая за бандитами, которые вернулись к дележу добычи.

Он внимательно следил за ними, запоминая, кто присвоил его вещи. Оставлять их разбойникам юноша явно не собирался. Мало того что каждая из вещей была необходима одинокому страннику, так еще все они были памятью об оставленном далеко доме…

«Слушай, поосторожнее. Мне не улыбается снова шастать по Земле еще две тысячи лет, хорошо?»

«Ладно. Не волнуйся».

«И еще. Я бы не советовал пока доставать меня на всеобщее обозрение. Потому что неизвестно, как люди могут воспринять новый приход Воителя. Мало ли».

«Ладно, сначала разведаем обстановку», – согласился юноша.

Человек, стоящий за деревом, потихоньку приближался к нему. Айран не спускал с него глаз, следя вторым зрением за аурой. Ему казалось, что этот человек вскоре станет его спутником. Хранитель прикрыл глаза, продолжая следить и за бандитами, и за этим неведомым человеком.

– Ты кто такой? – тихий шепот достиг его ушей. Незнакомец говорил едва слышно, Айрану даже пришлось изрядно напрячь слух, чтобы разобрать слова.

– Айран. Только ты это уже слышал, мне кажется.

– Слышал. Но мне ты можешь сказать чуть больше, если хочешь. Я точно такой же пленник…

– И что? Это не означает, что я могу тебе доверять.

– В общем, да, – согласился он, подумав. – Меня зовут Рион. И эти, – последовал короткий кивок в сторону разбойников, – решили продать меня в рабство. В Ошир. Думаю, тебя туда же отправят…

– Ошир? Это где ж такое?

– Действительно, ты не местный. Ты что, прибыл с планеты кого-то из Высших магов? Да и там, думаю, об Ошире наслышаны…

– Нет, не оттуда. До моей родины так просто не добраться… Это слишком далеко.

– И где же она?

– Далеко, – повторил Хранитель, явно не собираясь рассказывать первому встречному о Земле.

– А вот я – местный, маниталец, – вздохнул Рион. – И попался, как последний идиот! Был бы чуть-чуть повнимательнее – ни за что бы меня не поймали. А так…

– А так попался, как кур в ощип… Ладно, будем выбираться.

– Выбираться?! Ты что, сумасшедший?

– Есть немножко, – ухмыльнулся Хранитель. – Или ты предпочитаешь отправиться в Ошир?

– Нет уж, спасибо! Я с тобой,
Страница 14 из 31

если что-то придумаешь. Мне пока никаких мыслей в голову не приходит, к сожалению.

– Ничего, что-нибудь да придумаем. Для начала можно их всех уложить…

– Ты точно сумасшедший. Во-первых, чем? А во-вторых, как ты собираешься справляться с двумя десятками дюжих мужиков, а? Ты что, мастер клинка?

– Ну, дома меня так и назвали – Мастер. С большой буквы, – снова улыбнулся Айран, не теряя хорошего настроения, несмотря на пессимизм нового знакомого.

– Вот как?! – Рион снова с ног до головы оглядел землянина и покачал головой. – Не верю. Тебе лет-то сколько?

– Девятнадцать. Только вот не думаю, что возраст что-то решает.

– Да чтоб меня Воитель забрал! – выругался тот, однако в глазах его мелькал неподдельный интерес к странному парню, бесстрашно желающему бросить вызов целой банде. – Это безумие! Но попробовать все равно стоит. Лучше уж погибнуть в схватке с бандитами, чем быть проданным в рабство!

– Воитель – заберет, можешь быть уверен. Когда-нибудь. И я тоже в рабство не собираюсь.

«Эй, эй! Лучше уж так, чем мне снова ждать».

«Тебя не спросили, Меч! Ты сказал, что этот мир – мой. Значит, я буду менять его так, как мне заблагорассудится. И сейчас ты мне не помешаешь!»

«Ладно, мешать не буду, – язвительно заметил тот. – Только вот могу предложить несколько иной способ спасения. Например, усыпить всю гоп-компанию. До утра. И надежно».

«Тогда уж вечным сном, – мысленно усмехнулся Хранитель. – Надежней некуда будет. Ладно, Солнце, подумаю. Только как?»

«А ты маг Предела или кто?»

«Ясненько… Заклинание только нашепчешь, договорились?»

– Айран? Ты что, уснул? – громкий шепот Риона едва не привлек внимание бандитов.

– Тише ты. Нет, я задумался. Есть и второй вариант, только я пока не знаю, смогу ли его осуществить…

– Что за вариант? – тут же заинтересовался тот. – Может, он даст нам чуть больше шансов на спасение…

– Можно попробовать усыпить их всех. Надежно усыпить, чтоб не проснулись…

– Вечным сном? Но так и планируем…

– Да нет, не вечным. Крепким, долгим и полезным для здоровья. Я, видишь ли, еще и маг… Недоученный, правда, но все же могу попробовать…

– Куда меньший риск для наших шкур, – кивнул Рион. – А раньше чем думал?

– Мне как-то привычнее мечом махать, чем магией пользоваться. Недавно только выяснил, что могу стать магом. Вот так вот.

– Ну у тебя и семейство! Сейчас же в первую очередь проверяют, может ли человек магом стать, а уж потом учат драться. А у тебя все наоборот… Ты вообще откуда такой?

– Оттуда. Меня семейство и драться-то не учило, это чисто моя инициатива. Даже здорово противились все.

– Ничего не понимаю. Это где ж такой маразм процветает? Главное – не попасть бы к вам в гости…

– Не волнуйся, тебе это не грозит. Мне, скорее всего, тоже. Так уж получилось, что домой я вряд ли вернусь. Даже если удачно выполню свою миссию здесь.

– Вот как?

– Вот так, – кивнул Айран. – Только я от того не слишком сильно расстраиваюсь.

– Даже так… Бывает… Ладно. Когда начнем?

– Ближе к ночи. Как всегда.

Шпион не успел даже вскрикнуть. Многолетние тренировки в Школе Тихих Шагов, эликсир, усиливающий чувства, от природы быстрые рефлексы и недюжинная сила – все это оказалось абсолютно бесполезным. Метнувшаяся из-под потолка тварь одним ударом выбила у него весь воздух из легких, и вопль ужаса перешел в хриплый выдох. Следующие мимолетные касания длинных когтей отсекли кисти рук, державшие оружие. А потом острое жало вонзилось в шею, и последняя мысль «Волкопаук… прятался в тени… Искаженные в городе…» погасла, задавленная накатившей темнотой и болью.

Хонтарг, не шевелясь, ждал, пока сервозверь уложит жертву на деревянную лавку лицом вниз, вылижет с пола все следы крови (ее, как охотник и рассчитывал, оказалось не так уж много – когти были смазаны составом, вызывающим почти мгновенную блокировку сосудов) и переварит отрубленные кисти. Мимоходом отметил про себя: «Доработать у этой породы координацию движений – выводок получился быстрый, но несколько неловкий». После чего бесшумно выскользнул из кустов и положил пальцы на виски парализованного лазутчика.

Так, имя, возраст, лица знакомых, навыки боя, имена, явки, пароли… Ничего особенного, обычная суета мягких и слабых созданий, мечтающих хоть на миг ощутить себя крутыми и сильными. Хотя этот крепкий попался, успел заметить сервозверя и от психического допроса даже в кому не впал – легкий шок, пройдет через пару суток. Пожалуй, если повозиться, из него получится полезный инструмент.

Раздев шпиона и натянув на себя его одежду, Хонтарг навьючил бессознательное тело на спину волкопаука и мысленным приказом отправил того на север, к ближайшему порталу. Путь зверюге предстоял неблизкий и довольно опасный, но она свою роль уже сыграла. Доберется – еще сгодится, нет – сумеет уничтожить себя и пленника так, чтобы магам не досталось малейшего кусочка усовершенствованной плоти. Возможно, если перехватят – даже лучше, сочтут обычной вылазкой за свежим мясом. Вряд ли их поисковые заклинания сумеют определить, что на Воину прошли не три, а четыре существа. Только два из них до поры до времени были очень плотно прижаты друг к другу – фактически сращены в единую тварь, которая после перехода разделилась.

Способ образования подобных «сиамских близнецов» был одним из фирменных секретов Хонтарга, и месяц назад он скорее удавился бы, чем поделился им с кем-нибудь. Но сейчас – другое дело. Впервые за полторы тысячи лет его собратья отложили в сторону такое увлекательное занятие, как Война за Подземелья, и объединились для отражения внешней угрозы. Приход Воителя… Если бы тело марионетки было для этого приспособлено, Хонтарг бы содрогнулся. Предыдущее «знакомство» с этим единым в трех лицах монстром обернулось многовековым падением некогда могущественной культуры и истреблением девяти десятых населения цветущей планеты. Геноцид не был завершен лишь потому, что у Воителя нашлись более важные дела. И хотя криэйторы, сами будучи весьма жестокими и циничными существами, считали такое вполне естественным и не были склонны впадать в ярость от одного упоминания, инстинкт самосохранения был им совсем не чужд. И позволять чудовищу закончить то, что было начато в предыдущее пришествие, они никак не собирались.

Спустя десять минут из вентиляционного окошка постоялого двора выскользнул богато одетый молодой человек, в кошеле которого приятно позвякивала приличная сумма. Убедившись, что нежелательных свидетелей рядом нет, он зашагал по дороге к центру города, следя за каждым шагом, чтобы не превысить доступную людишкам скорость. Это было очень важной деталью, хотя Хонтарг всегда считал себя опытным кукловодом, и не первый век учился имитировать людские повадки. Но его нынешняя марионетка была по сути своей уникальна. Даже при глубоком магическом сканировании она выглядела, как заурядный усовершенствованный охотник за рабами, люди называли таких тварей Притворщиками. Но в действительности ее возможности были гораздо шире. Модифицированные мышцы, биооружие третьего поколения, изменчивый в широких пределах метаболизм, качественно новая, «ячеистая» структура мозга и множество других незаметных дополнений делали ее способной
Страница 15 из 31

в одиночку вырезать небольшую армию, голыми руками разобрать на запчасти темпларский бронеход, или даже потягаться со звеном боевых магов.

Создавалась эта великолепная боевая единица с одной-единственной целью – найти и устранить Хранителя, прежде чем он сможет объединиться с Драконом. Ну и по возможности уничтожить Меч – если он вообще поддается разрушению. Лорды Подземелий прочли все древние хроники, перерыли собственную память за несколько тысячелетий и сумели составить достаточно подробное представление о том, что есть Хранитель, каковы его тактико-технические характеристики и уязвимые места. Оказалось – все не так уж страшно, как утверждали легенды. Да, быстр – реагирует почти с десятикратной скоростью, движется – раз в пять-шесть быстрее обычного человека. Форсированный метаболизм и биометаллические мышцы марионеток последнего поколения позволяли развивать двадцатикратные ускорения. Да, силен – крепкие накачанные мышцы атлета. Но вырвать столетний раалх с корнем ему явно не под силу – а многие сервозвери проделывали это играючи. Да, живуч, как сволочь – тяжелые раны затягиваются за несколько минут. Но оторванную голову обратно прирастить не сможет. Есть, конечно, еще Меч, способный прорезать каменную стену, как бумагу. Так нечего под него подставляться! Ну и, разумеется, маг – сильнейший в этом проклятом мире. Но пока он еще научится толком этой магией владеть… Словом, поединок с новорожденным Хранителем представлялся делом сложным, но вовсе не безнадежным. Особенно, если поручить это дело новейшей машине-убийце, созданной с учетом знаний всей расы криэйторов.

Всего таких созданий было около двух сотен, но остальные пока лежали в ледниках про запас. Только девять через различные порталы ушли на Воину – по одному в каждое государство, кроме Темпларии, Лэйсора и Антара. Соваться под нос к драконам, эльфам и технарям Лорды все же не рискнули. У первых двух слишком малое население, чужака сразу вычислят. А у техножрецов, чтоб они подавились своими железками, компьютерный учет всех подданных и опознавательные чипы в одном месте.

Вскоре он уже стучался в двери ничем не приметного домика на окраине города. Судя по вывеске, здесь торговали скобяными изделиями. Однако память, похищенная у лазутчика, говорила, что можно приобрести и кое-что гораздо более интересное.

– Я от дядюшки Рогала, – произнес Притворщик, когда хозяин лавки вышел к покупателю. – Нужно сбрую для тороддов прикупить.

Сердце человека забилось немного чаще, а запах выдал мгновенно всплывшую настороженность.

– Пройдемте наверх, соларий, – сказал продавец после минутной игры в гляделки. – Я покажу вам образцы.

– Идиоты… – прошептал Айран, не сводя глаз с разбойников, укладывающихся спать. Они яростно ссорились, решая, кто останется в дозоре. На планету спускались сумерки.

– Почему?

– Потому что связывать они не умеют. Я мог бы спокойно освободиться через пять минут после того, как пришел в себя. Честное слово, думаю, даже перебить их большой проблемы бы не составило…

«Говори, да не заговаривайся. Рион-то вообще без оружия», – напомнил Меч.

«А я как-никак Мастер. Да и ты не железка».

– Лучше не рисковать…

– Да уж знаю. Еще несколько минут, пусть чуть-чуть успокоятся… Двигайся ко мне, развяжу. Может, нам придется быстро уносить ноги. Я не уверен, что у меня хватит сил усыпить всех.

– И какой дурак отпустил недоученного мага на задание? – спросил Рион себя, понимая, что Айран все равно не ответит.

– Никакой не отпускал, я сам ушел, – невозмутимо отозвался тот. – Так уж вышло…

Хранитель только прислушался к затеянной бандитами свалке, как вперед вышел атаман.

– А ну тихо, уроды! – рыкнул он. – Надоели! Сегодня в охране ты, ты и ты, – он ткнул пальцем в первых троих, попавшихся ему под руку. – Будете спорить – отправитесь в лес. Одни. И не думаю, что у кого-то из вас есть подорожный знак, чтобы предъявить Псам Короны.

Свара тут же сошла на нет. Дозорные расселись по углам лагеря, поглядывая на неподвижно лежавших пленников. Но, судя по всему, стеречь лагерь всю ночь они не собирались.

Легким прыжком Айран вскочил на ноги. В тот же миг Предел отозвался на зов. Легко творя заклинание, текст которого тихо нашептывал Меч, Айран видел, как поднявшиеся было бандиты вновь опускаются на землю, медленно засыпая.

Бешеной неукротимой волной бился Предел, разливаясь безграничным морем энергии в сознании Хранителя. Тот же, оставаясь маленькой точкой посреди океана, черпал силы из него, наполняя свое заклинание необходимой мощью. Он знал, что этот океан всегда подчинится ему. Когда все закончилось, Айран легко свернул огромные потоки энергии в маленький, ярко горящий огонек. И не потушил его, а оставил гореть.

«Надо же… Ты как догадался, что с Пределом именно так надо работать, а?» – поинтересовался Меч.

«Никак не догадался. Знал, что должен сделать именно так. Что с разбойниками?»

«Что-что… Дрыхнут за милую душу».

Лагерь действительно спал мертвым сном. Айран подошел к ближайшему охраннику и опустился на колено, проверяя, жив ли тот. Казалось, что он под наркозом.

– Хорошо, – улыбнулся он. – Растем, однако. Рион, ты там не отключился?

– Нет, – молодой человек поднялся с земли и подошел к Хранителю. – Это было здорово.

– Ты что, тоже маг?

– Нет, куда мне! Только вот тебя словно какая-то дымка окутала…

«Меч?»

«Да… Упустил. Дымка – это и есть Предел. По крайней мере, так его некоторые могут видеть. Я передам тебе информацию, как эти следы скрывать. И ставить непроницаемые щиты. Потому что желающих поживиться магом Предела будет, скорее всего, много».

«Ты как всегда оптимистичен».

«Ты не болтай, а думай. А сейчас валите отсюда. Думаете, утром за вами не погонятся?»

«Погонятся, кто б сомневался. Только вот вещи заберем».

Вихрем пронесшись по поляне, уже бывшие пленники быстро собрали все свои вещи. Айран не забыл захватить и пару мечей из обширного арсенала разбойников. На всякий случай. И только потом они ушли.

– Думаю, стоит идти пока лесом, не выходя на дорогу. Весь лес не прочешешь, а вот тракт обязательно проверят, – заметил Рион.

– Ты здешний – тебе лучше знать. На местности хорошо ориентируешься, в болото нас не заведешь?

– Так здесь же нет болот. В один из своих приходов Желтый Воитель полностью преобразовал нашу планету. Так что теперь здесь нет землетрясений, вулканов, пустынь… И благоприятный климат. Везде. Что на севере, что на юге.

«Что на экваторе. Ясно, почему здесь не жарко. А я-то уж думала… Солнце, ты почему мне не сказал?»

«А зачем? Не к спеху было. Вот, Рион рассказал же тебе».

«Зато я выгляжу полной идиоткой».

«Айран, перестань. И сколько раз тебе говорить, следи за языком».

«Это ты перестань. Что-то мне говорит, что Рион останется со мной. Так что он может и знать».

«Не советовал бы. Ты встретил его только сегодня. Кто знает, как он относится к закону?»

«Меч, будь другом, а? Хорош считать меня мужчиной! Не волнуйся, я не оговорюсь».

«Ладно. Только смотри у меня».

Хранитель покосился на своего новоприобретенного спутника, сосредоточенно изучающего какие-то ему одному известные приметы. Рион… Раздумывая над тем, как бы узнать его отношение к старым законам Арлинга,
Страница 16 из 31

он невольно отмечал в сознании особенности парня.

Высокий, намного выше него, очевидно – сильный. Еще очевиднее – хорошо владеет мечом. Такие потертости на ладонях ни от чего другого появиться не могут. Симпатичный… Наверняка девушки за ним толпами бегают. Только вот вряд ли он сильно интересуется ими, сейчас у парня куда более серьезные проблемы…

А что, если…

– Жалко, что со мной сестра не пошла. Она куда лучше меня ориентируется где бы то ни было… – неожиданно сказал Айран.

Рион умудрился споткнуться на ровном месте и ошалело уставился на него.

– Ты что, с ума сошел? Думаешь, разбойники стали бы церемониться с девушкой?

– А она никогда не попала бы к ним в руки. Потому что, во-первых, она куда осмотрительнее. А во-вторых, она намного лучше меня владеет мечом.

– Мечом?! Но… по закону Воителя, любая женщина…

– Вот потому-то и не взял ее с собой. А как бы сейчас было легче…

«Айран, что за ахинея?»

«Надо же узнать, как он отреагирует?»

«Сумасшедшая».

«До тебя только что дошло или чуть раньше?» – усмехнувшись, ответил Хранитель.

– Знаешь… Мне, конечно, особой разницы нет, владеет ли женщина оружием или нет. Но у нее же есть свой меч? Значит, первый же встречный имеет право убить ее. И нас.

– А нас-то за что?

– За то, что не убили ее раньше. Ты разве не знаешь? Воитель ведь на этот закон еще и заклятье какое-то положил. Если вдруг случится, что четырнадцать женщин одновременно будут держать в руках оружие, тут же взрыв уничтожит и их, и всех случайно оказавшихся рядом…

«Добрый мир, блин. А почему четырнадцать?»

«Не думал, что все так обернется. А четырнадцать – потому что Арлинг был родом из Китая. Можешь не удивляться. Там это число считается несчастливым».

«А чего вы хотели?! Попался бы мне этот самый Арлинг сейчас… Душу бы из него вытрясла».

– М-да… Потому-то и не взял ее с собой. Хорошо бы, если бы кто-то отменил этот закон.

– Хорошо… Только вот никто, кроме Воителя, этого сделать не сможет.

«Это еще почему?»

«Все законы Арлинга подкреплялись магией, Рион же сказал. Так что отменить их может только равный по силе маг. Думаю, ты догадываешься, что таких здесь, кроме тебя, не существует».

– Сволочь ваш Воитель. И вообще, стоило бы ему морду набить за такие дела… Что ж, значит, придется выходить на тропу войны с его законами. Ну и со всеми несогласными магами…

Рион снова споткнулся. Пойти против законов Желтого Воителя – это еще куда ни шло, от них многие пострадали, даже Высшие маги, владеющие силой Предела… Но пойти против магов?! Он было подумал о том, чтобы побыстрее отделаться от невольного попутчика, но, зная, что тот на Манитале впервые, не мог его бросить одного в лесу. Как-никак, парень недавно спас его от неминуемого рабства. Да и был магом… Явно неслабым. Кто знает, на что он еще способен…

«Стой!!!» – Меч еще никогда не был таким взволнованным.

«Что шумишь?»

«Прислушайся к себе! Где-то рядом есть маг Предела! Сильный маг! И он умирает!»

Айран неожиданно замер на месте и вскинул голову, прислушиваясь к чему-то. Потом вздрогнул, словно его облили ледяной водой, и, не говоря ни слова, бросился куда-то в сторону, через кусты. Рион последовал за ним, решив, что маг, что-то почувствовав, спасается от преследователей.

Через пять минут сумасшедшего бега по кустам они наткнулись на огромное дерево, к которому был привязан человек. Его полуобнаженное тело покрывали многочисленные неглубокие раны. Но они не представляли большой опасности, кроме разве что одной…

Ножик сам собой лег в руку. Острое лезвие пробежало по веревкам, разрезая их. Айран едва успел подхватить несчастного на руки и медленно опустить на землю, одновременно зажимая ладонью небольшую рану возле сердца, из которой толчками била кровь. Вся земля под деревом была залита этой кровью… Но слабое, едва заметное дыхание говорило о том, что человек еще жив.

Нет, он ошибся. Это был не человек. На руках Хранителя лежал эльф.

«Ну ничего себе! – присвистнул Меч. – Чтобы эльф стал магом Предела! Это что ж здесь такое творится-то?!»

– Айран, забудь о нем! Это же Рэллмар, эльф-беглец, черный маг!

– Рэллмар? Черный маг, говоришь… А мне-то какое дело?! Ему нужна помощь.

«Меч, я что-то не врубилась. Каким это образом черная магия оказалась связана с магией Предела? Ты же говорил, что тьма – это одна из составляющих».

«Сам хотел бы понять. А вот в том, что эльфа преследуют, я уже уверен».

«Я не оставлю его здесь».

«А я этого и не прошу. Наоборот, нам никогда не помешает союзник, учитывая, что за тобой началась охота».

«С чего ты взял?» – разговаривая с Солнцем, Айран не терял времени зря. Вытащив из рюкзака плотно свернутый спальный мешок, он перенес истекающего кровью эльфа на него.

Взгляд Хранителя случайно упал на кисть правой руки эльфа. Все пальцы были отрезаны. Пошарив взглядом вокруг, заметил их у корней дерева.

– Елки-палки… – невольно вырвалось у него. Айран перевел взгляд с искалеченной ладони на грудь раненого. – Мало того что изранен весь, так еще и артерия повреждена… Да еще возле самого сердца… Ой, как плохо…

– Скорее всего, это эльфийские палачи постарались. За Рэллмаром охотились по всему Анлиону. Охотились все кому не лень – и эльфы, и маги. Он – адепт черной магии, несущей зло всем…

– Рион, давай я буду судить, кто какой магии адепт, ладно? Ты же в этом не смыслишь ничего… А вот тьму я в нем не чувствую.

– Так ведь… Магия тьмы и черная магия – это же разные вещи.

«Черт… Меч, ты мне об этом сказать не мог?»

«А я знал?! Они за две тысячи лет, судя по всему, тут так все извратили».

Айран почувствовал на себе пристальный внимательный взгляд Риона. Быстро и осторожно перетягивая рану эльфа, он одновременно пытался понять, как объяснить ему свое появление и незнание самых очевидных вещей. Оставался только один вариант. Рассказать все.

– Хочешь понять, что и почему? – спросил Хранитель, внимательно посмотрев на него. – Что ж, пожалуй, тебе стоит знать.

– Что именно?

– То, почему я оказался неизвестно где, почему не знаю самого очевидного, известного каждому ребенку, почему хочу спасти эльфа, наконец…

– Стоило бы, – просто кивнул он.

– Хорошо. Начнем с того, что Анлион я совершенно не знаю. И Воина – первая планета, на которой я побывал. Потому что я родом из другого мира. И нечего удивляться. Так случается… Иногда.

– Ты… из другого мира?! Но как это возможно? Так же может только… Воитель?! – В глазах Риона отразился неописуемый ужас, он отскочил в сторону, машинально доставая из ножен меч.

Айран на него не смотрел: в этот момент он заканчивал перевязывать рану на груди эльфа. Только было ясно, что они пришли слишком поздно, и Рэллмар обречен.

– Именно. Я – Желтый Воитель, – Айран вздохнул и поднялся на ноги. – Рион, перестань. Во-первых, я с тобой драться не собираюсь. Во-вторых, ты никогда не сможешь со мной справиться.

Словно в тумане, тот посмотрел на Айрана. Парень оказался вовсе не так прост, как показалось вначале. Сам Воитель… Но… если так… То…

Мысли заметались в голове, пока среди сумбурного потока не показалась одна, самая ясная: надо присягнуть ему на верность. И тогда он окажется полностью свободен от воли отца… Если сам Желтый Воитель окажется его покровителем, то даже Высшие
Страница 17 из 31

маги не смогут ему приказывать. Что уж говорить… Он будет свободен! Но все же не стоит пока вылезать. Интересно, что Воитель сделает для перворожденного?

– Так, как теперь старине Рэллу помочь? – вздохнув, спросил себя Айран.

А эльфу с каждой секундой становилось все хуже. Он уже едва дышал, ослабев от потери крови.

«Меч, что мне делать?»

«Сначала придется пальцы на место прирастить… Справишься? Нельзя воину-магу без рук. Но тяжеловато придется… Это посложнее, чем разбойников усыплять».

«Догадываюсь».

Вновь волны Предела поднялись в сознании Хранителя. Только сейчас он чувствовал, что еще немного – и магия выйдет из подчинения. И, наверное, убьет его. Однако другого шанса не было.

«Стой, хватит наращивать мощь. Теперь направь магию на его руку».

– Ясно… – прошептал он.

Попятившись далеко в сторону, Рион не мог понять, что творится. Слишком тяжело Айрану, даже ему было это понятно. Выдержит ли?

Потоки Предела ослабели, вновь свернувшись в маленький огонек. Хранитель упал на землю рядом с эльфом, тяжело дыша.

«Солнце, переливание нужно».

«Да знаю… Слушай… Кажется, ты брала катетер?»

«А чью кровь-то переливать будем? Не думаю, что моя или Риона подойдет эльфу. Или можно магией Предела?»

«Нельзя, к сожалению. Это новый уровень, которого ты еще не достигла, и просто не сможешь справиться с потоком сил. Так что сделаем так: я изменю состав твоей крови, но не всей, только той, которую будем переливать. Чтобы отторжения не возникло… А уж тебе-то я лишние пару-тройку литров легко организую».

«Большое тебе за то спасибо. Думаю, когда-нибудь мне это очень даже понадобится…»

– Ты что делать собираешься? – поинтересовался Рион, разводя костер и краем глаза следя за Хранителем.

– Кровь переливать придется. Он умирает от ее потери…

– Наверняка дело рук эльфийских палачей… Только через день-два они придут за телом…

– Обломится им, – буркнул Воитель, обрабатывая спиртом из аптечки руку эльфа, на которой едва-едва просматривались вены. – Рион, будь добр, затяни-ка жгут.

– Думаешь, кровь человека не убьет его? – тот с сомнением поглядел на Рэллмара.

– Меч помочь обещал, – улыбнулся Воитель. – Мне очень не хочется терять мага, который может стать моим другом… Ему тоже.

– Но он же эльф… А эльфы и Воитель всегда враждовали…

– Этому придет конец. Но Рэллмару не стоит пока знать, кто я на самом деле. Сначала придется сломать стереотипы…

– Кого сломать?

– Не кого, а что. Стереотипы, – кровь быстро-быстро побежала по резиновой трубке. – Как бы объяснить попроще… То есть обычно сложившееся с детства отношение к чему-то конкретному, изменить которое очень и очень сложно.

«Объяснила, блин».

«Иди ты лесом».

Не обращая внимания на легкое головокружение, появившееся через несколько минут и усиливающееся с каждой секундой, Айран продолжал следить за перетекающей кровью. Одновременно пытаясь придумать, как объяснить эльфу способ его спасения. Он маг, поймет, что обычные методы тут не помогут. И не настолько идиот, чтобы не заметить укола. Или не заметит?

«Между прочим, скоро уже тебя от потери крови спасать придется, – заметил Меч. – Думаю, хватит. Ты отдала уже почти два литра».

«Ты уверен?» – Айран засыпал на ходу.

«Уверен. Потому что ты уже с ног валишься. Давай, перевязывай раны – и спать. За ночь я приведу тебя в полный порядок».

– Рион… Помоги, пожалуйста…

– Что мне сделать?

– Вынь катетер из руки Рэллмара и перевяжи рану. И еще… Думаю, сегодня ночью дозор ставить не будем. Я не в состоянии, а тебе тоже отдых не помешает, – Айран зубами разорвал упаковку с новым бинтом и быстро намотал его на руку.

– Уф… Не думал, что так тяжко придется… – вздохнул он, поднимаясь на ноги и пытаясь удержать равновесие.

Ночь вступала в свои права, окутывая лес мягкой пеленой. В небе загорелись тысячи звезд. Айран посмотрел на них, по привычке пытаясь найти знакомые созвездия, которых не могло быть в ином мире. Он тяжело вздохнул и повернулся к своему спутнику, собираясь что-то ему сказать.

Молодой человек выхватил из ножен меч и швырнул его под ноги Айрану, потом опустился на одно колено. Тот с удивлением посмотрел на него.

– Рион?..

– Повелитель, я клянусь жизнью и честью…

«Молчи, только молчи! Он приносит тебе клятву верности!»

«Спасибо, что сообщил, а то я не догадалась, – с нескрываемым сарказмом сказал Хранитель. – Я знала, что он останется со мной».

«Только не раскрывай ему пока свою истинную сущность. Хватит с него на сегодняшний день».

Последний звук клятвы рассеялся в воздухе.

«Что теперь?»

«Забыла, как в рыцари посвящали?» – теперь уже Меч позволил себе отпустить колкость.

Айран улыбнулся. Рион смотрел на него с нескрываемым волнением. Что, если Воитель не примет его клятвы? Тогда… Он перевел взгляд в сторону, на рюкзак, рядом с которым валялись мечи, забранные Айраном у разбойников. Так один из них и есть Изменяющий Постижения? Какой-то он обычный…

Додумать Рион не успел: Айран вытянул левую руку и, взявшись правой за появившуюся из запястья рукоятку, одним коротким рывком выдернул Меч. Так вот он, Изменяющий Постижения! Легендарный Меч, который приводил Воителя в Анлион. Значит, парень не соврал. Он и в самом деле Желтый Воитель…

Казалось, по лезвию Меча струятся потоки ярко-желтого пламени, исчезающие у острия. Янтарные глаза дракона горели, словно пронизывая насквозь и читая душу. Рион замер, понимая, что его клятва принята.

Айран коснулся Мечом плеча своего первого соратника.

– Я принимаю твою клятву, – спокойно сказал он. – И налагаю на тебя клеймо…

Он коснулся предплечья вассала. Вновь потоки Предела заструились в сознании. И в воздухе раздались почти никому не понятные в этом мире слова одного из самых сложных заклинаний. Уже невидимая дымка Предела окутала и Айрана, и Риона.

– А теперь встань. И никогда больше не вставай на колени. Мне без разницы, перед кем. Уяснил?

«Але, Воитель! Между прочим, он эти слова как приказ воспримет! А если…»

– Только у тебя есть право на выбор. Может всякое случиться. Так что смотри сам…

– Хорошо, господин.

– Айран. Зови меня так. И еще. Я не собираюсь кричать на каждом углу, что вернулся в Анлион. Не думаю, что прошлое пришествие всем пришлось по вкусу. Так что лучше никому не знать, кто я.

Я опускаюсь сквозь тьму. Куда-то вниз. Или вверх… Здесь ничего не видно, я не могу определить направление. Но это разве важно? Для меня все уже закончилось. И этот неожиданный свет не может быть правдой, наверняка он всего лишь иллюзия, которую я хочу увидеть.

Нет. Не хочу. Не надо продолжать эти пытки. Я не хочу…

Отворачиваюсь от света, но он все приближается, неумолимо и неотвратимо. Что ж… Пусть так. Мне уже все равно.

Но вместо обжигающего огня меня касается легкое приятное тепло. Оно словно наркотик заставляет забыть обо всем, тянет за собой, назад, туда, откуда я падал. Я оборачиваюсь, хочу увидеть источник этого сияния.

Она… Алиэни?! Но нет – стоило моим глазам чуть привыкнуть к свету, как я увидел девушку. Человека. И она, улыбаясь, протягивала мне руку. Зачем? Почему? Разве кто-то из людей может думать о том, чтобы спасти меня, черного мага? Не понимаю… А она ждет, словно знает, что я пойду с ней. А почему бы и нет?
Страница 18 из 31

Что мне терять?

И вкладываю свою ладонь в ее руки.

А она улыбается – но в ее руках мелькает нож. Какой-то странный, не похожий ни на один виденный мною. Но рассмотреть его не успеваю: лезвие, сверкнув, рассекает кожу. И наши раны соприкасаются, смешивается кровь. А я получаю возможность рассмотреть ее внимательнее. Хочу что-то сказать, но она останавливает меня – и тянет за собой, вверх, к яркой желтой точке в черном небе. И почему я не видел ее раньше? Почему мне казалось, что кругом только тьма – и ничего кроме? Но…

Холодно.

Значит, так? Это и есть смерть? Не думал… Считается, что умерший черный маг попадает в пекло. А оказывается, все наоборот – в холод… Надо же…

Больно.

А я думал, что мертвые не могут чувствовать боль… Хотя… Тогда им безразлично – жара или мороз. Но я замерз! Ничего не понимаю. И почему-то не могу открыть глаза. Больно… И болит все, что только может болеть.

Впрочем, неудивительно… Я помню, как и меня, и магов скрутил приступ сильной боли. Я чувствовал, как подчиняющаяся мне темная стихия взорвалась такими потоками силы, словно в этот мир пришел кто-то, кого она с нетерпением ждала, и ждала целую вечность. Ладно хоть это продолжалось не так много времени. Для них… Для меня же – длилось невыносимо долго. Потому что появился эльфийский палач… Рука… Они отрезали мне пальцы… Да, я умер. Теперь я в этом уверен. Потому что после нового, невероятно мощного всплеска черной магии, случившегося где-то рядом, оба мага потеряли сознание. И кто-то, дрожа за свою шкуру, решил избавить меня от страданий, ударив в сердце… Я рад, что так случилось. Я умер быстро, кажется… Уже просто не мог терпеть эту адскую боль…

Чего они хотели от меня? Не знаю… И не хочу знать. Теперь это не имеет значения. Я умер… И этого изменить никому не дано.

У меня просто нет сил. Поэтому и глаз открыть я не могу. Но… разве у мертвых могут быть силы? Оказывается, могут.

Я чувствую, как на меня ложится мягкая теплая ткань. Это уже ни в какие ворота не лезет… Я умер вообще или как?! Чьи-то руки осторожно, стараясь не причинить лишней боли, поправляют одеяло так, чтобы мне было удобнее. Только один эльф во всем Анлионе мог позаботиться обо мне. Только моя Алиэни… Значит, Творец пожалел нас и решил соединить после смерти. Что ж, тогда и смерть не столь страшна. Наоборот, я даже рад, что умер…

– Алиэни… – кажется, мне удалось прошептать ее имя. Но это стоило мне тех немногих сил, которые тут же покинули меня, прихватив и сознание.

Не знаю, сколько прошло времени. Кажется, теперь я могу различать звуки. Чей-то голос… Но точно не ее. Кто же это? И где Алиэни?

Говорить не могу. Не то нет сил, не то просто в горле пересохло. И никак не могу понять, где же я теперь. О Творец!

– Алиэни… – шепчу я, пытаясь открыть глаза. Кажется, стало получаться. Только вот почти ничего не могу различить. Кажется, надо мной ветви высоких деревьев. И маленький кусочек голубого неба.

– Рэллмар? Пришел в себя? – услышал я чей-то веселый голос. Незнакомый. Но… Я еще жив?!

– Кто вы?

– О-о, наверняка идет на поправку! Правда, Рион?

– Где я?

– Там же, где мы тебя нашли. В лесу то есть.

– Каком еще лесу? И где Алиэни?

– Манитальском, – ответил другой голос. – Наверное, тебя поймала эльфийская группа, рыскающая по окрестностям. Но никого рядом не было. Ты был один.

– Ее же убили из-за Воителя… – прошептал я, но, еще мало что различая, почувствовал, как мои неведомые собеседники переглянулись. – Полгода назад… Я ведь тоже умер?

– Нет, Рэллмар, ты еще жив, – ответил мне первый голос. – Хотя был на грани.

Зрение постепенно восстанавливалось. Теперь я смог рассмотреть своих спасителей. И едва не потерял челюсть. Кто мог предположить, что люди помогут умирающему эльфу?!

– Значит, еще повоюем… Спасибо. Только вот, боюсь, теперь эльфы и за вами начнут охоту.

– Не начнут. Если не узнают, кто увел эльфа у них из-под носа, – мальчишка, сидевший рядом, открыто улыбнулся. – Ты пойдешь с нами?

– Думаю, не тебе стоит задавать этот вопрос, – заметил я, переводя взгляд на второго, выглядевшего значительно старше.

– Да какая разница? – пожал плечами тот. – Ну, Айран спросил. Да, – он щелкнул пальцами, словно что-то вспомнив, и подошел ко мне.

– Меня зовут Рион. Этого парня – Айран. Скажем, мы путешественники.

– Рэллмар. Но мое имя вы откуда-то знаете…

– Его сейчас все знают, – усмехнулся мальчишка. В его зеленых глазах светилось искреннее любопытство.

– И куда же вы идете?

– Пока – гуляем по Воине. Потом пойдем на другие планеты Анлиона. Наверное, – опять ответил Айран. Невольно у меня возникло впечатление, что именно мальчишка главный в этой странной паре. – А может, и не так. Еще не знаем, не решили. Предлагаю присоединиться к нашей веселой компании.

– С моим приходом станет еще веселее, – вздохнул я. – И как долго я был без сознания?

– Ну, нашли мы тебя позавчера ночью… Сколько ты лежал там до того – я просто не знаю.

– А какое сегодня число?

Айран бросил вопросительный взгляд на своего спутника. Он что, даже дат не знает?!

Рион ответил. Ничего страшного, они меня подобрали, скорее всего, через несколько часов после экзекуции, продолжавшейся примерно два дня. Сколько точно – я не помню… Но это значит, что очень и очень скоро палач придет, чтобы забрать мое тело…

– Надо уходить. Скоро за мной придут.

– Встать можешь? – мгновенно подобрался Айран.

– Попробую…

– Значит, не можешь, – констатировал он. И я тут же почувствовал, как прибывают силы. Откуда?! Как?! Я взглянул на ауру мальчишки. Ничего себе! Я никогда не видел даже бледного подобия таких цветов! И он… Он… черный маг?!

– Ты черный маг?! – вырвалось у меня.

Мальчишка только кивнул, призывая на помощь силы, которые мне неподвластны, которые я никогда не смог бы подчинить, даже если бы учился всю свою жизнь. Значит, именно этого юношу встречали черные силы, именно ему они так обрадовались. Другого слова я и подобрать не мог. Значит… Он может обучить меня.

– Ты научишь меня всему, что знаешь сам?

– Постараюсь, – кивнул он. – Но я еще очень мало знаю. Жаль, нет ни одной книги.

– У меня есть, – улыбнулся я. Перед тем как идти в Сардон, я спрятал все свои книги на опушке леса. – Так что могу тебе их дать.

– Было бы здорово, – обрадовался Айран. В его живых глазах тут же вспыхнули искорки нескрываемого интереса. – Ну что, теперь лучше?

– Лучше? Да я горы свернуть могу! – И я быстро поднялся на ноги. – Жаль, ничего из оружия у меня нет. Как и более или менее нормальной одежды.

Одежда Айрана тоже показалась мне весьма странной…

– Мечом владеешь? Возьмешь один из моих, – ответил он тут же и задумался. – А вот что касается прикида…

– При… кого?!

– Возьми, – Рион внимательно посмотрел на меня, потом перевел взгляд на своего спутника, хмыкнул и достал из сумки рубашку и легкий плащ. – Тебе это понадобится.

Я быстро оделся. М-да, немного великовато, но особого выбора не было.

– Думаю вот, – вздохнул Айран, – на людях тебе придется носить капюшон…

Оставалось только согласиться.

«Может, не стоит расходовать себя так активно?» – поинтересовался Меч, почти два дня хранивший строгое радиомолчание.

«Хорош ворчать, Солнышко, – от Хранителя лились потоки какого-то
Страница 19 из 31

непонятного тепла. – На мелочах ведь учиться надо».

«Что-то слишком уж хорошее у тебя настроение, – заметил Меч. – Надо бы подпортить».

«Как именно? Солнце, что опять не так?»

«Я почувствовал настоящую темную силу. А точнее, магию Искажения, которой пользуются только криэйторы. И я готов поклясться, что в скором времени они выйдут на охоту за неким Желтым Воителем. Не знаешь такого, часом?»

«Что за звери?» – голос Хранителя стал предельно сосредоточенным.

«Неточное определение. Звери намного добрее этих… монстров. Потому что никто, попавший к ним в лапы, живым не возвращался. Точнее, не возвращался самим собой. То, что они проделывали с живой плотью – иногда шокировало даже меня. А смерть от рук криэйторов… Поверь, это слишком страшно, – голос Меча невольно дрогнул. – Одного из Хранителей они убили. Причем так, что… Нет, не буду рассказывать. Одно скажу: если ты попадешься в руки криэйторов, я лучше сам тебя убью. Так будет намного честнее с моей стороны… И безболезненнее».

«Вот как…»

«Именно. А выглядят… Тоже не райские зверушки. Отдаленно похожи на драконов, но при этом умеют летать между планетами. Без какой-либо техники. Дышать им тоже не нужно. Внешность – самая омерзительная, ни с кем не спутаешь. Если, конечно, они не превращаются в кого-то, чтобы замаскироваться. Как правило, в людей. Эльфы слишком красивы и слишком замкнуты – никакой информации из них не вытащишь. А вот разговорить человека ничего не стоит. И такая вот веселая банда выйдет на твои розыски. Если еще не вышла. Кстати, именно их ты должна поблагодарить за то, что я смог превратить тебя в мужчину».

«Меч. Напомни. Мне. Уничтожить. Их. Всех».

«Обязательно, – усмехнулся тот. – Они, когда издевались над одним из твоих предшественников, превращали его в женщину и обратно. У женщин больше чувствительных точек, но у мужчин ниже болевой порог… Хорошо хоть я запомнил процесс».

«Лучше б забыл».

«Не-ет, Айран. Ты еще поймешь, кем в этом мире быть лучше».

«Все как всегда великолепно… Ладно, будем решать проблемы по мере их поступления. Думаю, Рэллмара нам удалось привязать к себе. Только вот зуб даю, он считает, что я тоже черный маг. И еще мне придется обучать его».

«Он очень силен, далеко пойдет. Главное – чтобы не перешел на чужую сторону. Это нам совсем не нужно. Поэтому тебе не помешало бы привязать его клятвой. Хотя бы ученичества, что ли… и навесить на нее какую-нибудь примочку в виде антизаговорщика. Сначала я тебя обучать буду. А вот книжки, которыми он поделиться обещал, очень даже пригодятся».

«Слова-то какие знаем… Нет, Солнце, так нельзя. Он свободен. И я не могу связывать его магической клятвой. Просто не имею права. Разве что какой-нибудь помощник могу навесить, как на Риона. Но он с этим и сам справиться может».

«Начались закидоны, – проворчал недовольный Меч. – И вот еще что. Ты чем думала, когда разбойников этих усыпляла?!»

«А чего ты только сейчас про них вспомнил?»

«А того! Между прочим, они до сих пор не проснулись. И еще дня четыре не проснутся! Это ж надо было такую силу влить в заклинание! Неудивительно, что сама потом выжата была как лимон! И разбойники, и эльф… Да еще догадалась на Риона заклинание навесить… Совсем рехнулась, да? А если бы пришлось от кого отбиваться?! Тебе ж пришлось бы! А ты ведешь себя как безответственная девчонка! Пора бы понять, что ты – Воитель! И этот мир вскоре будет держаться только на тебе!»

«Меч, хорош кричать. А то меня ностальгия замучает, – холодно ответила она. – Это во-первых. А во-вторых, меня никто не спрашивал, идти сюда или нет. Я вообще могла бы не вспомнить про мечи тогда, еще дома. И ты висел бы сейчас на стенке в доме того коллекционера. Так что перестань ругаться, легче никому не станет».

«Мне станет легче, – проворчал Солнце. – Ладно, перестаю».

«Что-то надо с теми гавриками делать, которые разбойники. А то их сожрут… Или они откинут сапоги от обезвоживания…»

«Не волнуйся, не откинут. Ты их погрузила в сон типа анабиоза, у них все жизненные процессы затормозились раз этак в тридцать. Так что ничего с ними не случится. Проснутся скоро. А от зверья всякого я защиту навесил. Мимоходом».

«Тогда все пучком».

«Творец…» – лишь вздохнул в ответ Меч.

Распластанное тело молодого мужчины билось в конвульсиях на белом хирургическом столе. Его рывки были достаточно сильны, чтобы разорвать не очень толстую стальную цепь, но наручники из композитных волокон крепко сдерживали извивающуюся жертву. Время от времени прикованный издавал крики боли или приглушенно матерился. Все это фиксировали бесстрастные зрачки видеокамер.

Над телом измученного, но не утратившего свой пыл «пациента» склонилась фигура в белом халате. Время от времени «врач» прикасался к разным точкам на теле распятого металлическим щупом нейроиндуктора. Эта безобидная на вид палочка жгла страшнее раскаленного железа. От простого прикосновения к коже боль растекалась волной по всей поверхности, а если уж мучителю удавалось найти нервный узел (что происходило довольно часто, ибо перерывы определялись вовсе не замешательством хирурга, а всего лишь его желанием сохранить объект в сознании), то внутри все словно взрывалось. Пораженное место вспыхивало ледяным огнем, волны судорог расходились по всему телу, мышцы пронзали тысячи невидимых иголок, а легкие разрывались в попытке втянуть хоть глоток воздуха.

«Прекрати это, – шептал коварный голос где-то в голове. – Прекрати, ты же можешь. К демонам это дурацкое задание, пусть ищут для него другого сумасшедшего! Это же так просто – достаточно лишь превратиться! Превратись, и щуп не сможет причинить боль сквозь чешую. Превратись, и наручники автоматически откроются, чтобы ты не переломал себе кости. Превратись и разорви на части киберхирурга, запрограммированного безумным садистом! Впрочем, это даже не превращение, ты просто станешь самим собой! Сбрось эту нелепую человеческую оболочку и раскрой крылья, которых ты не чувствовал уже полгода! Вернись в небо, дракон!»

Самое мерзкое заключалось в том, что он знал – это не иллюзия, не ложные обещания. Достаточно сменить облик, и боль действительно прекратится. Он действительно сможет вернуться к полетам, и ему ничего за это не будет. Желтый Лидер всего лишь пожмет плечами и найдет другого кандидата для своей сумасшедшей миссии.

Только он скорее бы сдох в этой пыточной камере, по недоразумению названной «кабинетом тестирования рефлекторной сопротивляемости», чем позволил самодовольной желтопузой скотине одержать над собой верх. Лидеру приходилось и пытки переносить, и в человеческом облике жить не годами – десятилетиями. Так что же, он, Закат, слабее? Хвоста с два!

Очередной прилив агонии, очередные спазмы, очередная волна жидкого огня по самым уязвимым местам мягкого маленького тела. Но крылья не расправлять ни за что на свете!

– Парень далеко пойдет, – заметил синекрылый ящер, устроившись в силовом кресле и глядя на монитор, где бился в захватах краснокожий юноша, изрыгая проклятья и пытаясь разорвать сверхпрочное волокно голыми руками. – Шесть часов нейротестирования – рекорд для этого поколения. Я в свое время продержался восемь, но…

– Но ты – особый случай, – кивнул сидящий напротив. –
Страница 20 из 31

Подобных тебе не появлялось на свет уже почти шесть веков и, надеюсь, не появится еще хотя бы столько же. С меня хватило и одного.

– Поздно спохватываешься, – хмыкнул синий. – Вот этот мальчик вполне может меня превзойти. И не только в устойчивости.

– Не дай Воитель, то есть я! – Желтый Лидер почесал когтем у основания рога и, наклонившись к монитору, произнес: – Остановить программу.

Машина в белом халате ушла в свою нишу, смолкло гудение подавителей и подлый шепот гипноблока. Разомкнулись кандалы на руках и ногах, и молодой индеец тут же спрыгнул с койки. Пошатываясь, сделал несколько шагов – чувства еще не доверяли обретенной безопасности и ожидали боли в любую секунду, отчего колени дрожали, а руки так и норовили принять защитное положение. Не изменился один только взгляд – дерзкий, решительный. Черные глаза уставились в видеокамеру с таким вызовом, словно хотели прожечь ее насквозь.

– Ну что у вас там дальше по программе, Лидер? Сколько еще тысяч тестов мне надо пройти, чтобы вы убедились в моей профессиональной пригодности?

– Ни одного.

Закат так и сел на месте.

– Я что, провалился? Или все-таки…

– Ты прошел, – и, прежде чем ошеломленный Закат успел толком осознать факт своей победы, адмирал добавил: – Твой средний результат – лучший за последние сорок лет, так что ты получаешь звание командира группы внедрения и мои личные рекомендации.

Несколько секунд юноша обалдело тряс длинной гривой черных волос, пытаясь уложить сказанное в голове. Затем он подпрыгнул чуть ли не до потолка и испустил победный клич драконьей эскадрильи, только что расстрелявшей в честном бою превосходящего врага. Человеческие голосовые связки были не в состоянии адекватно передать этот звук, но звучало все равно впечатляюще.

Оба старших ящера с улыбками наблюдали за этим выплеском накопившейся страсти. Синий думал, что отдал бы оба крыла за то, чтобы его сын, когда появится на свет, обладал хоть половиной силы воли этого победоносного юнца. И о том, что после выполнения задания надо будет найти любой способ отнять парня у адмирала и перевести под личное командование. Возможно, даже познакомить со своей дочерью – они могут составить совсем неплохую пару…

А Желтый думал о том, что способность перенести самые чудовищные мучения – далеко не главное достоинство героя. Он знал в своей жизни многих слабаков и трусов, которые сломались бы не то что от пытки – даже от простой угрозы ее применения. Но это не мешало им оставаться вполне порядочными и добрыми существами. А вот то, что сразу после такого испытания молодой дракон сохранил способность искренне радоваться чему-то, кроме прекращения боли, – в самом деле уникальное качество, которому просто нет цены.

– Агент Аркон, прошу ровно через двадцать четыре часа прибыть в космопорт Эйтал, к малой посадочной площадке 17-4, – сказал Лидер, когда эхо торжествующего вопля наконец-то утихло. – Будучи командиром группы, вы можете позволить себе опоздание, но я бы на вашем месте не стал этого делать из уважения к будущим подчиненным.

И сразу, без малейшей запинки, звонкий ответ:

– Слушаюсь, товарищ адмирал!

Леот прошелся по комнате, служившей ему кабинетом, и бросил задумчивый взгляд в полуоткрытое окно на собиравшуюся грозу. Похожая гроза собиралась и над его головой. Поскольку на охоту за Воителем выйдут абсолютно все, кто не хочет попасть под раздачу. И если главная угроза будет устранена, то конец настанет и ему, Леоту. Слишком уж он насолил Жофферу. А как магу с ним пока равняться не приходилось. Мало, очень мало опыта… Что поделать, придется как-то мешать криэйторам. Иначе… Иначе конец придет не только ему, но и Анлиону. Леот ясно понимал, что миру перемены нужны как воздух. И даже больше. Потому что он мерно катился в пропасть. И никто, кроме Воителя, не в состоянии справиться с этим бардаком.

По крыше забарабанили крупные капли дождя. Леот распахнул окно настежь, понимая, как его душат стены башни, покидать которые, увы, удается все реже и реже. Воитель бы забрал Жоффера!

В дверь постучали. Нетерпеливо обернувшись, он повел рукой, открывая ее. За порогом стоял вызванный агент. Руководитель его разведки на Воине. Леот передернул плечами, пытаясь представить, во что обошлось его магам тщательное прикрытие агента от шпионов Жоффера и остальных Высших.

Руководитель совсем не походил на шпиона. Обычно это мелкие незаметные люди в скромной одежде – еще в молодости Леот повидал немало таких. Но его агент походил скорее на воина, чем на лазутчика. Ростом под потолок, богатырского телосложения, настоящие лопаты вместо рук и низкий громоподобный рык вместо голоса. Вдобавок огромный, богато изукрашенный двуручник на плече – признак скорее чванства и склонности к показухе, чем настоящего боевого умения. Барона Корцени редко кто принимал всерьез, в нем видели только тупого и донельзя самоуверенного громилу. Как правило, это было последней ошибкой тех, кому пришлось с ним столкнуться.

Гигант слегка наклонил голову, кивая магу. Для него это было равнозначно низкому и раболепному поклону.

Леот мысленно улыбнулся, вспомнив, как впервые повстречал этого человека. А ведь тот был разбойником, одним из многих шастающих по лесам. И рискнувших напасть на человека, носившего мантию мага. Что ж, несколько лет обучения сделали свое дело, теперь это был самый лучший и преданный ему человек. И ему маг мог доверить любое дело, зная, что оно будет выполнено в срок.

– День добрый, барон.

– Добрый день, ваше могущество, – разговаривая с сюзереном, агент всегда старался умерить мощь своей глотки, но все равно голос доносился будто из трубы. – Я в вашем распоряжении. Зачем вызывали?

– Да ладно тебе «могущество, могущество», – Леот отошел от окна и устроился на краешке стола, указав барону на кресло. – Заладил. Договорились же, что ты называешь меня по имени. А дело такое…

Маг задумчиво посмотрел на противоположную стену, по которой метались тени молний. Настолько задумчиво, что барон обернулся, проверяя, не появилось ли там чего нового. Нет, все осталось неизменным.

– Ты знаешь, что Желтый Воитель вернулся в Анлион?

Брови барона взметнулись на лоб.

– Нет, конечно! Это давно случилось? Информация достоверная?

– Надо же… Хорошо прячется… Случилось совсем недавно, несколько дней назад. Но у нее проблемы. Большие проблемы. Сам понимаешь, за Воителем гоняться будут все кому не лень. Учитывая же то, что она толком не владеет магией Предела… В общем, если постараться, убить ее можно очень даже легко.

– У НЕЕ?!

– Именно. Как ни странно, в этот раз Воитель пришел в облике женщины. Очень надеюсь, что никто из обывателей не сможет убить ее. Как-никак нарушен один из важнейших законов… А информация достоверная. Сам видел. Да и такой всплеск сил Предела ни один маг не мог не почуять.

– Как не понять, – хмыкнул барон. – А мы, значит, играем на его стороне против всех. Рискованно, но и куш большой. Мне придется прирезать или вывести из игры почти четверть активных агентов – они Воителя ненавидят кровно. Остальных аккуратно сниму с текущей работы и брошу на поиски. Кто еще знает о пришествии?

– Все Высшие маги уверен. Остальные… Может, кто-то поймет. Но, думаю, они вряд ли
Страница 21 из 31

полезут со своими догадками. Так и погибнуть несложно. А вот терять четверть агентов мне не хотелось бы… Ладно. Пятая колонна нам тоже не нужна, – Леот побарабанил по столу. – Но нам надо не только найти Воителя, но и сбить со следа остальных. В противном случае вполне может статься, что кто-то успеет раньше. Что тогда будет – сам понимаешь.

– Да уж не маленький… – в устах барона это заявление звучало забавно – маленьким его бы назвал разве что самоубийца. – Значит, для начала скормим им приманку, это правильно. А уже потом пойдем на охоту сами. Известно хотя бы на какой она планете?

– На Воине. С чего б я тебя звал тогда… – Леот снова прошелся по комнате, а потом сел в кресло, стоящее напротив разведчика. – Значит, так… В ресурсах я тебя не ограничиваю. Но будьте осторожны там, не привлекайте внимания. Да кому я это говорю, – оборвал он себя. – Еще есть вопросы?

– Континент, страна?

– Манитал. Только вот кажется мне, что в ближайшее время она покинет остров. Слишком маленький. Так что вы должны отыскать там ее следы до того, как они окончательно потеряются. И завести остальных в дебри погуще….

– Ясно. Я пущу две приманки, если ты не против. Одну на Сатари, другую в Темпларии. Заварится такая каша, что им будет не до проверок Манитала.

– Смотри, как бы прямиком на нее не вывести. А так, засылайте сколько хотите. Хоть десять. В идеале, конечно, найти ее и переправить сюда. Но боюсь, что остальные почувствуют Предел, когда она пройдет через Портал. Вот тогда все веселье здесь начнется…

– Ей… – барон повторил это слово, будто пробуя его на вкус. – А зачем ей через Портал? Ей же Дракон нужен, правильно? А Желтый сейчас на Воине, значит, к нему и пойдет. Кстати, драконы, получается, теперь наши союзники?

– Как будто она о том знает… – вздохнул Леот. – Да и Желтый не в курсе. Разве что вы и скажете. Только она вполне может не поверить… Это надо будет тоже с умом провернуть. Что касается драконов. Да, союзники. Только все равно лучше не становиться у них на пути. Они-то не знают, что мы не собираемся убивать Воителя.

– И убедить их в этом будет сложновато, – кивнул Корцени, словно этого и ждал. – Ничего, не впервой помогать кому-то втемную. Прикроем как сможем.

Он почесал голову.

– Ну, озадачил ты меня, хозяин. Не думал, что при жизни придется Воителя встретить… Да еще в женском обличье… Прямо сказка какая-то, а не работа. Только страшноватая сказка.

– А ты представь, как Воитель меня озадачил… Думаешь, я о том думал? Как же! Я надеюсь на тебя, – Леот поднялся, давая понять, что аудиенция закончена.

– Не подведу, – коротко сказал руководитель разведслужбы. – Сдохну, но притащу его тебе.

И быстро вышел, не дав хозяину времени возразить что-то.

– Кто кого еще притащит… – скептически заметил он, разглядывая теперь уже высокий потолок. По углам висела паутина.

Тихая волшебная музыка разливалась потоками. Полутемная комната была освещена только несколькими свечами, стоявшими у стен.

Она неслышно скользила по комнате. Тени пламени играли на ее лице, коже, одежде… От эльфийки никто не мог отвести глаз. Она была слишком прекрасна.

Двое телохранителей не двигались с места, но завороженно следили за каждым ее шагом. А вот у раскинувшегося на диване человека лет сорока руки нервно сжимали края одеяла, а поза выдавала предельное напряжение… Он то краснел, то бледнел, и время от времени забывал дышать, пораженный в самое сердце нечеловеческой красотой.

Она улыбалась.

Ему казалось, что эта божественная улыбка предназначена только для него. Но он не знал, не мог знать правды. Да и кто бы мог подумать, что эта юная эльфийская девушка на самом деле послана, чтобы убить его?

Осторожно приблизившись к стене, она как бы случайно задула сразу две свечи. Мужчина напрягся, поняв, что последует вскоре.

Эльфийка продолжала скользить вдоль стены, погружая комнату в темноту. Охранники было заволновались, но нетерпеливый жест хозяина, приказывающего им покинуть его покои, успокоил их. Наконец, и последняя свечка потухла.

Силуэт эльфийки едва угадывался в темноте, чуть подсвеченной неярким светом звезд, пробивающемся из-за неплотно задернутой шторы.

Внезапно ровный перелив музыки прервал тихий хрустальный звон, словно нечто легкое упало на пол и разлетелось тысячами маленьких, почти невидимых осколков. Эльфийка чуть не сбилась с ритма танца, но ее «клиент» не изменил положения, и она вовремя поняла, что звук раздался лишь в ее сознании. Люди почти слепы и почти глухи, они не могли услышать зов Зеркала…

В этот миг она порадовалась, что комната погружена в темноту. И мужчина не увидел, как исказилось ее лицо, а губы беззвучно произнесли ругательство. Только зова и не хватало. Учитывая то, что она наконец-то подобралась к человеку, за которым охотилась уже несколько месяцев. И сегодня она должна была его убить… Кинжал тут же лег в руку. Успеет?

Она скользнула к дивану. Скривившись от отвращения, прижалась к мужчине, который тут же протянул руку и попытался ее обнять. Попытался. Потому что в следующий же миг острый кинжал пронзил его сердце. Короткий предсмертный хрип – и задание выполнено. Она тяжело вздохнула. Не успеешь вернуться, как снова куда-то посылают. А в том, что для нее есть работа, она была уверена.

Скользнув к окну, она улыбнулась, распахивая до конца заранее приоткрытую створку, обернулась, бросив быстрый взгляд на уже остывающий труп, и выбралась наружу, цепляясь за малейшие неровности каменной кладки. Вскоре дом остался далеко позади.

Путь в резервное укрытие отнял всего двадцать минут. Раньше, чем поднялась тревога, она уже была в безопасности. Идеальная операция, наставники могли бы ею гордиться. Прежде чем поднимется тревога и по городу забегают глупые неуклюжие стражники, она уже успеет сменить имя, лицо и одежду. Пусть ищут…

Вернее, успела бы, если бы не Зеркало. Поверхность артефакта ходила перламутровыми волнами, явный признак, что маг по ту сторону пребывал в крайнем нетерпении, почти в ярости.

Она тяжело вздохнула, покосившись на Зеркало. Не хочется, очень не хочется отвечать. Она слишком устала за эти месяцы, чтобы сразу приниматься за новое задание. Но что поделать…

Бегло осмотрев себя – нельзя же появляться перед рассерженным магом растрепой! – она коснулась артефакта.

Поверхность постепенно прояснилась. По ту сторону находился ярко освещенный зал, и зеленоватое сияние лесного полдня залило темную комнату. Но того, кто стоял перед Зеркалом, она ожидать никак не могла. Это что же в мире случилось, что Лавар Ослепительный решил покинуть свое укрытие?! По слухам, маг не показывался в свете уже более двенадцати веков…

И он… пришел… к ней?! О Воитель!

Эльфийка удивленно смотрела на мага, не в силах вымолвить ни слова. Слишком уж неожиданным оказалось его появление.

Неожиданно очнувшись от собственных мыслей, она низко поклонилась магу.

– Прошу меня простить, – нежный голос эльфийки журчал, словно весенний ручей. – Я не могла даже подумать о том, что это вы вызываете меня… Я выполняла задание.

– Я знаю, девочка. – В голосе неожиданного гостя все же прозвучал мягкий укор, но одновременно и прощение. – Но сейчас все твои задания теряют срочность, есть более важная
Страница 22 из 31

миссия. Теперь ты работаешь не на принца Демиара, а на всю нашу расу в целом. С ним уже все согласовано. Непосредственным руководителем буду я.

– На… всю расу?! О Воитель! Что же случилось? – она отпрянула от Зеркала так быстро, словно этот маг представлял опасность для всех эльфов.

Собеседник грустно улыбнулся.

– Ты сама сказала… Именно Воитель и случился…

– В… воитель? – запнувшись, переспросила она. – Получается… Он пришел в Анлион?! Это не сказки?!

– Какие уж тут сказки, – вздохнул маг. – Все очень даже реально. Ты правильно поняла, он в нашем мире. И именно в этом заключается твое задание.

Она прищурилась. Работа. Всего лишь обычная работа, к которой она привыкла за почти пятьсот лет жизни. Какая разница, кто станет жертвой: никому не известный купец или сам Желтый Воитель? Никакой. Разве что с ним будет куда больше хлопот. Не так-то просто его разыскать, скорее всего.

– Я должна его убить?

Эльф прикрыл глаза.

– Малышка, во-первых, убийц у него хватит и без тебя. А во-вторых, Воитель десяток таких, как ты, к ужину ломтиками настругает и не заметит этого. Забудь о грубой силе, это не наш путь. Мысли как истинный эльф. Ищи тонкое, но красивое и результативное решение.

– Но… Все эти годы меня готовили именно как убийцу… И я все же могу оказаться сильнее его…

– Не можешь, – твердо ответил маг. – Твоя задача – за короткое время завербовать среди смертных как можно больше опытных убийц. А также палачей, сыщиков и дознавателей. Тех, кого не сможешь нанять, убедить или соблазнить – убирай. Все люди этих профессий в ближайшие месяцы должны работать на нас или не работать вообще. Область работы – весь север Юнирены.

– Вот как… Это получается, что я с Воителем и не пересекусь.

– Очень хотел бы на то надеяться, – кивнул маг. – Потому что стоит тебе попасть ему в руки – и живой уже не выберешься. Думаю, ты и сама не хуже это понимаешь. Но главное – он сумеет выжать из тебя всю нужную ему информацию. И не отрицай. Он из другого мира…

– Ладно, допустим, я наняла всех этих людей. А зачем?

– Мы должны вычистить всех его возможных подручных. Это единственный хоть сколь-нибудь эффективный метод борьбы. На твою долю тоже достанется несколько ликвидаций, но силами одних Перворожденных эту работу не выполнить. Приходится привлекать всех, кто в принципе может ее делать.

– Понятно. Но тогда моя работа – искать не палачей, их везде достаточно, а людей, которые вообще могут стать вассалами Воителя. Или этим кто-то другой заниматься будет?

Лавар едва уловимо поморщился.

– Палачи понадобятся для работы с теми, кто годится в вассалы. Нужно, чтобы они умирали медленно и страшно – чтобы как можно меньше смертных возжелало последовать их путем. Самих предполагаемых союзников этой твари будут искать другие, тебе нужно держать наготове тех, кто ими займется, и вовремя спускать их с цепи. У тебя есть связи в преступных кланах, вот почему я решил направить тебя на вербовку, а не на розыск.

– Теперь понятно, – эльфийка задумалась, вспоминая, кто из ее «друзей» мог бы помочь с этим делом. – Я полагаю, приступать немедленно?

– Да. Никто не знает, когда нам все это может понадобиться. Может случиться, уже завтра. Так что…

– Хорошо, я все сделаю, – она снова поклонилась.

– И еще одно, – очень тихо сказал древний маг. – Это грязная работа. Обычно мы действуем тоньше и чище, но сейчас просто не осталось времени. Поэтому ты должна приложить все усилия, чтобы смертные не узнали о смысле операции и о том, что за ней стоим мы. Все – это значит ВСЕ. При малейшем подозрении немедленно зачищай следы и уходи. Если не сможешь уйти… убей себя.

Она вскинула голову.

– Хорошо. Я сделаю все так, как вы сказали.

– Удачи, девочка.

По Зеркалу вновь прошли перламутровые волны и древний артефакт превратился в обычный, ничем не примечательный предмет обихода.

Неожиданный шум заставил эльфийку насторожиться. Слишком много времени она потратила на разговор, уже началась погоня. И если ее сейчас поймают, то… Мало того что она окажется в людской тюрьме, так еще и задание провалит. А если учесть, что она теперь стала одной из ответственных за судьбу всей расы… Права на ошибку просто не осталось.

Глава III

К точке сбора он спустился на собственных крыльях, заложив настолько крутой штопор, что находящиеся внизу (все уже в человеческих обличьях, за исключением Желтого Лидера) испуганно шарахнулись – им на мгновение показалось, что алый дракон потерял управление и вот-вот рухнет на площадку. А когда в тебе меньше двух метров роста, четырехтонная туша, разогнавшаяся до скорости гоночного автомобиля, становится очень серьезной угрозой. Но в последнюю секунду, когда столкновение уже казалось неизбежным, Закат одним точно рассчитанным движением крыльев затормозил в воздухе, и, уловив момент нулевой горизонтальной скорости, преобразился. На площадку с высоты двух метров спрыгнул уже человек.

– Рисуешься? – недовольно проворчал Лидер. Однако его глаза то и дело вспыхивали добродушным смехом.

– Никак нет, товарищ адмирал! Отрабатываю трансформацию!

– Думаешь, в Темпларии или Картелине нам придется часто менять облик? – с сомнением спросил один из сидящих.

Закат внимательно оглядел всех собравшихся, прежде чем ответить. Отныне это – его группа. Все – смуглые, раскосые, с черными глазами и волосами, у людей это называется «монголоидная раса». Следовательно, в драконьем облике они должны быть золотыми или бронзовыми. Разумный выбор, учитывая, что люди бывают помешаны на чистоте подвида и непохожих на себя могут сразу обратить в рабство, не задавая вопросов. То есть попытаться обратить, конечно, вряд ли у них получится с первого раза захватить четырех хорошо обученных драконов, но о секретности можно будет забыть.

Крупный и довольно толстый человек средних лет, длинные волосы связаны на затылке в узел, тело покрыто татуировками, с изображениями (однако!) драконов.

Стройная девушка лет восемнадцати, с небольшой грудью и узкими бедрами, волосы до середины спины, гибкая и подвижная, как ртуть.

Худой долговязый юноша, лет двадцати-двадцати двух, прическа из разряда «я у папы дурачок», глаза глубокие и грустные, в руках пистолет-автомат темпларского производства (с кем это он тут воевать собрался?), короче – типичный балбес, впервые взявший в руки оружие и не знающий, куда его деть. Однако если присмотреться – довольно крепкий, жилистый, да и движения тренированного бойца – немного более резкие, чем надо, но точные и уверенные. Именно он и задал вопрос о превращениях.

– В норме – нет, – ответил Закат. – При нормальном ходе операции мы все полгода должны провести в этом виде, – он похлопал себя по упругой мускулистой руке. – Но если одного из нас все же вынудят принять истинный облик, нужно будет как можно быстрее сменить его обратно. А во время стресса загнать себя в трансформацию очень сложно, если кто не пробовал – поверьте мне на слово.

– Ты прав, – коротко сказал здоровяк. – Нас всех учили, что если превратился, миссия уже провалена, но это не совсем так. Если кто-нибудь не знает, человеческие маги могут создавать эликсир, позволяющий на короткое время превратиться в дракона. У каждого из нас будет с собой
Страница 23 из 31

склянка этого эликсира, я позабочусь. Так что в принципе, если быстро вернуться в прежний вид, можно замести следы.

– Из чего делают этот эликсир? – спросил внимательно слушавший Лидер.

– И почему на курсах человеческой культуры нам ничего о нем не говорили? – подала голос девушка.

– Там много компонентов, но основой служит наша кровь. А на курсах вам ничего не скажут, потому что большинство преподавателей еще сами понятия не имеют. Я узнал об этом всего три года назад, чисто случайно.

– Они убивают драконов?! – Закат ощутил, как сами рвутся из пальцев когти, и ему стоило большого труда удержать себя в рамках приличия.

Лидер мрачно рассмеялся.

– Попробовали бы только. Нет, конечно нет, успокойся. Драконья кровь – весьма распространенный компонент алхимических заклинаний, наша разведка довольно часто продает ее магам в обмен на информацию или услуги. Но о таком применении, следует признаться, я слышу впервые. Даот, потом расскажете мне подробнее об этом эликсире и его эффекте?

– Разумеется, товарищ адмирал. Мой рапорт уже есть в базе данных, но очевидно, за прошедшее время никто не удосужился его прочесть, или прочли, но не сделали никаких выводов…

– Кто-то в Первом Гнезде сильно получит по рогам, – тихо прорычал себе под нос адмирал, – впрочем, мы отвлеклись от темы. Представьтесь друг другу, состав группы я утверждаю.

– Почему так быстро? – Даот недоумевающе посмотрел вверх, где, закрывая небо, нависала огромная драконья голова. – Обычно же два месяца на тестирование психологической совместимости…

– Считай это интуицией. Даю двое суток отработки на полигоне, потом получаете снаряжение, шесть часов на подгонку и тестирование, и ровно через три дня от этого момента – вылет.

– Какой-то вы нервный в последнее время, товарищ адмирал, – пропела нежным голоском девушка, – торопитесь сильно, рычите на всех… Может, вам надо поделиться своими проблемами с красивой самочкой-психологом, чтобы снять напряжение?

– Если бы я сам знал, в чем эта проблема состоит… – вздохнул Дракон, не заметив подколки. – Что-то тревожит, а что – понятия не имею.

Внезапно он вскинул голову и взревел:

– Р-р-разговорчики в строю! Совсем дисциплину забыли, ящерицы крылатые! Живо представились, и на полигон, пока хвосты не поджарил!

Расхохотались все, даже суровый Даот. Роль тупого вояки шла Лидеру примерно так же, как роль кувалды – суперкомпьютеру. Но имена тем не менее назвали быстро и четко. Все же годы учений даром не прошли.

– Даот Эребус, действительный агент второго уровня, тридцать два года стажа, восемь завершенных акций, постоянная легенда – темпларский паладин высшей защиты, телохранитель.

– Закат Аркон, кандидат-агент второго уровня, два года стажа, ни одной завершенной акции, временная легенда – наемник из Картелина, телохранитель и проводник.

– Сима Оитари, кандидат-агент третьего уровня, пять лет стажа, одна завершенная акция, временная легенда – темпларская техножрица в паломничестве.

– Ант Наст, кандидат-агент третьего уровня, четыре года стажа, ни одной завершенной акции, временная легенда – сын преуспевающего темпларского торговца, эксперт по оружию.

Наступила минутная тишина, каждый обдумывал то, что услышал от остальных.

– Я не понял, – подал наконец голос худощавый Ант, – почему командир именно Закат? Из нас четверых у него самый маленький опыт, а звание у Даота выше!

– Потому, – мягко ответил старейший, – что ты учитываешь только опыт агентурной работы. А я – и вашу предыдущую подготовку. До того как я его завербовал, Закат несколько раз выполнял обязанности командира эскадрильи в боевом патруле. Он отвечал за жизни других драконов, и отзывы его подчиненных всегда были только лучшие. Даот – великолепный разведчик, но он одиночка по натуре, и может только советовать, а не приказывать. Агент Аркон отдаст команду, зная, что группа ее выполнит.

– Ясно, – кивнул юноша, хотя невооруженным взглядом было видно, что он не согласен. Закат запомнил эту реакцию и сделал мысленную пометку – с мальчишкой надо будет поработать. Причем грубой силой такого не уломаешь – не тот характер. Придется долго и очень аккуратно доказывать свою компетентность, свое право руководить.

«А я-то сам в этом праве уверен? Работа среди людей – это не космос, и даже не атмосферные полеты. Гораздо более грязная, опасная и нестабильная среда…»

Но он знал, что скорее пожертвует собственным хвостом, чем откажется от доставшейся ему чести. Хотя… это собственным. А чужих жизней ему тоже не жалко?

«Если другие под моим командованием погибнут, я что, буду потом все валить на Лидера, дескать, он неправильно назначил?! Нет уж, поздно будет тогда оправдываться».

Он еще раз оглядел своих будущих напарников и возможно – ведомых. После чего подошел к голове Лидера.

– Простите, товарищ адмирал, могу я поговорить с вами наедине перед вылетом на полигон?

Дракон, вероятно, что-то понял, потому что внимательно посмотрел на молодого пилота и кивнул остальным.

– На взлет. Он вас догонит.

Все трое отсалютовали, и последовательно перекинувшись, поднялись в безоблачное небо. Закату тоже захотелось расправить крылья, однако он легко подавил порыв и опустился на скамейку.

– Товарищ адмирал, у меня есть сомнения по поводу моей кандидатуры в роли ведущего… то есть командира группы.

– И какого же рода? – с интересом посмотрел на него Дракон. – Ты не уверен в своей квалификации?

– Нет, подготовка у меня отличная, тут скромничать не буду. Но есть подозрение, что я слишком честолюбив для этой задачи. Мои амбиции могут погубить группу или привести к провалу задания.

Несколько секунд Желтый оторопело взирал на стоящую перед ним фигурку индейца, после чего запрокинул голову и от души расхохотался.

– А я-то думал, что после всех этих тысяч лет меня уже ничем не удивишь! Ты хоть понимаешь, что только что сказал, мальчик?!

– Э-э-э-э… – Закат явно не ожидал подобной реакции и несколько растерялся.

– Понимаешь, карьерист и честолюбец, который сам признает собственную неадекватность – это такое чудо природы, которое и Желтому Воителю повторить не под силу! Позднее ты поймешь… Ладно. К делу. Скажи мне одну вещь – когда ты командовал эскадрильей, тебе случалось подвергать опасности жизнь ведомого?

– Только один раз.

– И ты это сделал ради карьеры? Ради того, чтобы самому добиться успеха, даже если он погибнет?

– Конечно нет!!! – Заката аж передернуло от подобной мысли.

– Вот видишь. Я даже больше скажу – под твоим крылом пилотам часто было безопаснее, чем где-то еще. Потому что самые опасные столкновения и полеты ты брал на себя, не желая отдавать славу кому-либо еще. Твои амбиции могут довести тебя до гибели, это так. Но группу ты не подставишь, я ручаюсь. Поверь древнему ящеру на слово.

Закат опустил голову.

– Очень надеюсь, что вы правы, Лидер. Я беру командование. И постараюсь не подвести. Ни вас… ни их.

– Вот и молодец. А теперь – ключ на старт, хвост пистолетом и живо догонять своих! На полигон ты должен прилететь первым.

Лес. Лес. Снова лес. Разве что эльфу, всю жизнь обитавшему там, было хорошо среди густых зарослей. А вот привыкшего к открытым пространствам Айрана он уже стал
Страница 24 из 31

тяготить.

Манитальский лес мало чем отличался от земного. Разве что деревья были другими. Похожими на привычные дубы, липы, клены – но все равно другими. Чуть-чуть отличающимися…

Неожиданно Айран резко остановился, уставившись на неприметное деревце, почти скрывшееся за другими. Рион посмотрел в ту же сторону. Айдар. Невероятно редкое растение, неудивительно, что на него все обращают внимание. Но чтоб Воитель, который ничего толком о мире не знает…

Бросив рюкзак на землю, Айран сошел с тропы и подошел к дереву, прижавшись к нему всем телом.

– Здравствуй…

«Айран, ты рехнулась? – язвительно поинтересовался Меч, но секунду спустя почувствовал, что дерево передает ему свою энергию. – Что за…»

«Солнце, это береза, – от Хранителя вновь лились потоки непонятного тепла. – Береза всегда дает мне силы. Это мое дерево».

– Айран?

– Все нормально. Теперь все нормально.

– Может, объяснишь? – поинтересовался эльф. – Мне вот кажется, что айдар тебе сил дал. Но такого ведь не бывает…

– Бывает, Рэлл. Бывает, – улыбнулся он. – Ну что, топаем дальше?

– Топаем, – согласился Рион. – Тороддов бы найти не мешало…

– До Сардона дойдем – отыщем, – пожал он плечами.

Звериная тропа уже давно кончилась. Рион вел группу на одной интуиции. И она не подвела: через полчаса они наткнулись на дорогу.

– И куда теперь? – спросил эльф, набрасывая на голову капюшон.

– Туда, – Айран махнул рукой направо.

– Откуда знаешь?

– А какая разница? – пожал он плечами. – Не туда пойдем, так вернемся. Ты куда-то торопишься?

Солнце ощутимо припекало. Хранитель то и дело щурился, не успев привыкнуть к нему и поглядывая на светило с долей неприязни.

«Как идиоты… Премся черт-те куда. Прикид – самый тот для жары. Особенно у меня. За километр видать».

«Да ладно тебе».

«Я тебя не спрашиваю, я сама с собой разговариваю».

«Вот как… Но прикид тебе все же стоит поменять. Слишком много внимания привлекаешь».

«Гениально, Меч, – восхитилась она. – Никогда б не додумалась!»

«Хватит… Внимание!..» – Меч не успел договорить. Троих путешественников тут же окружили.

– М-мать… – прошипел Хранитель и покосился на Риона. – Думается, это опять разбойники?

– А то кто же… – мрачно отозвался он, быстро доставая из ножен меч.

– Лучше не сопротивляйтесь, – посоветовал кто-то из толпы. – А для начала предъявите подорожный знак, чтобы вы могли следовать дальше.

– Псы Короны… – тихо, чтобы его услышал только Айран, выдохнул Рион.

– Вас всего трое. А нас – сорок. Думаете, у вас будет шанс, если вы решите сражаться с нами? – усмехнулся тот же голос. – Так что, предъявите знак?

Айран прищурился, высматривая предводителя. Вот он. Высокий, намного выше него, сильный мужчина. Справиться с таким будет непросто…

– Понятно, знака нет, – он хищно улыбнулся, – что ж, ваша судьба решена. Вы умрете. Умрете, – повторил он, заметив, каким взглядом наградил его мальчишка. И вздохнул, понимая, что тот наверняка сразу бросится на него. И даже если сможет прорваться сквозь плотный строй, ничего ему не светит. Но мальчишка слишком дерзкий, у него может и получиться. А не хотелось бы. У атамана был реальный шанс выжить и вернуться прощенным…

Айран повращал в руке меч, привыкая к чужому оружию. Очень хотелось выхватить из руки свой, Солнце, но нельзя. Иначе все пропало. Вряд ли Рэллмар тогда останется с ним. Но… но и оставлять эльфа в неведении долго тоже нельзя.

Псы медленно приближались, про себя прикидывая, как бы расправиться с ними, и побыстрее. Он прищурился, вспоминая все приемы, честные и не очень, которым обучал его Андрей. Как же это было давно… И Андрей… Он словно знал, что однажды его ученице придется взять в руки меч не для забавы, а для защиты. Или, что точнее, для убийства. Только вот об этом Айран старался не думать, понимая, что не сможет обратить оружие против человека, если заранее представит себе картину его смерти. Поэтому он настраивал себя на бой точно так же, как перед одним из многочисленных соревнований, в которых когда-то принимал участие. Время остановилось. Шаг. Еще шаг. Еще… Атака!

Хранитель сорвался с места, двигаясь так быстро и бесшумно, что смертники даже вздрогнули от ветра, внезапно пронесшегося перед ними. Те, кто успел. Потому что уже пятеро лежали без движения. Его друзья, словно почуяв его намерения, двинулись следом. Но быстро поняли, что с Айраном им не сравниться, и встали спина к спине, защищая друг друга. Все это произошло за какие-то доли секунды, но и этого времени ему хватило, чтобы подхватить выпадающий меч из руки первого поверженного врага. Так что теперь он сражался двумя.

Ярость и спокойствие. Несовместимые, они легко смогли ужиться друг с другом в душе Воителя. Ярость правила его телом, спокойствие – его мозгом.

Четкие, точные, выверенные движения, словно на тренировке. Только вот каждый удар наносился уже не в пустоту и не блокировался мечом наставника. Каждый удар находил цель, находил свою жертву. Реальность перестала существовать для него, огромный мир сузился до размеров дороги, на которой они стояли. Чужая кровь огнем горела на лице Воителя, но он ничего не замечал вокруг, пока рядом не осталось ни одного противника. Только атаман.

Айран остановился, отшвырнул чужой клинок, рассеченный так, что он был готов сломаться в любую секунду, и повернул голову, посмотрев на атамана. Тот смертельно побледнел, почувствовав на себе этот взгляд. Взгляд мальчишки, которого он думал убить.

– Зачем? – ледяной, чужой голос. Айран не мог узнать самого себя.

– Я должен. Чтобы заслужить прощение…

– Не стоило бы тебе нападать на мастера. Ты же видел, что с нами не справиться. Мог бы и догадаться. Мы в равных условиях. По одному мечу. Мой даже хуже, – улыбнулся он.

– Один из нас умрет.

Ярость и спокойствие. Ярость и спокойствие.

Шаг. Еще один. Еще. Холод в глазах, клинок опущен. Айран полностью открылся, зная, что в скорости реакции атаман ему проиграет.

Свист рассекающего воздух металла – и сноп искр, осыпавший обоих. Хранитель скосил взгляд в сторону, наблюдая за своими друзьями. Они отбивались одновременно от пятерых. Еще десять разбойников кружили вокруг, готовые атаковать как только кто-то упадет. И не обращали внимания на то, что больше половины из них пали от руки мальчишки. И, естественно, не собирались ни сдаваться, ни убегать. Всех охватила жажда крови.

Айран улыбнулся, быстро пресекая все попытки атамана атаковать, играя с ним, словно кошка с мышью. Движение, второе – и меч отлетает в сторону, а клинок Айрана касается горла человека.

Ярость и спокойствие.

– Зря ты решил напасть на нас. Зря. Думал, сможешь справиться со мной? – тихо сказал он. – Я был мастером и дома, я мастер здесь. Неужели ты думал, что сможешь меня победить? Ты совершил самую большую ошибку в своей жизни. И отпустить тебя я не могу. Потому что ты тут же вонзишь меч мне в спину. К сожалению, я должен тебя убить.

В глазах человека на секунду мелькнул страх, почти тут же сменившийся стоическим спокойствием. Но уже секундой позже холодное лезвие скользнуло по его горлу, и потоки крови полились на редкую дорожную траву.

Айран обернулся, проверяя, как дела у его друзей. Разбойников осталось всего десять. Хранитель поморщился,
Страница 25 из 31

увидев, что в пылу боя эльф откинул капюшон. Так что теперь нельзя было оставлять ни одного из Псов в живых…

Быстро – вперед, на ходу подобрать один из мечей, отбить удар, направленный на эльфа… Лезвие скрещивалось с лезвием, высекая красные и синие искры.

Короткий бросок – и все закончилось. На дороге осталось сорок трупов и трое путников.

– Айран! – окликнул его Рион. – Это было великолепно! Я никогда не видел, чтобы человек так идеально владел мечом!

Голос Риона словно вывел его из транса. Хранитель оглядел поле битвы и, как сомнамбула, пошел к краю дороги. Прислонившись к какому-то дереву, он медленно сполз по его стволу на землю.

– Айран, что с тобой? – встревоженно спросил Рэллмар, обнимая его за плечи.

– Я… просто… никогда… не… убивал… – тихим, едва слышным шепотом сказал он, трясясь от беззвучных рыданий, – раньше…

Эльф и человек переглянулись. Это было что-то совсем невероятное: мастер клинка – и ни разу не убивал до сих пор?! В такое верилось с большим трудом.

– Успокойся, – тихо сказал Рэллмар, продолжая обнимать его. – Успокойся. Дальше будет легче. Хотя нельзя привыкать к чужой смерти. Но таков наш мир – либо убьешь ты, либо убьют тебя.

– Я… не могу я…

«Сможешь, – возразил Меч. – Тебе придется научиться убивать, Айран. Придется. Рэллмар прав, иначе ты сам погибнешь, причем довольно скоро. И этот мир… Ты нужен миру. Ты не имеешь права сдаваться теперь. Не имеешь права!»

– Меня… меня учили сражаться… А не убивать… – ответил он вслух.

– Пойми, Айран. Тебе придется научиться убивать. Как научились я и Рион. Нам тоже поначалу было сложно.

Хранитель глубоко вдохнул воздух, пропахший кровью и смертью, и поднялся на ноги.

– Попробуем…

– Айран, ты ранен?

– Нет. А что?

– У тебя кровь на лице…

– Не моя, – отмахнулся он. – Ладно, идем дальше.

Айран по старой и, наверное, уже неискоренимой привычке от души пинал ногой небольшой камень, гоня его перед собой. И думал, напряженно думал и анализировал происшедшее. Никогда раньше он не думал, что сможет убить человека. А тут на его совести оказалось чуть ли не тридцать душ сразу… Слишком много…

«Меч, мне плевать, как ты это сделаешь, но будь добр объяснить мне все! Я себя знаю, никогда не решилась бы убить. Почему?!»

«Знаешь, я тоже пытаюсь понять. Ты действовала совершенно неосознанно, словно робот. И мне это нравится ничуть не меньше. Как бы я не ошибся где при превращении…»

«Я тебя сломаю, – вздохнула она. – Думай. Пока тут тоже надо выяснить кое-что».

– Рион, я совсем забыл спросить тебя в прошлый раз. Что это за Псы Короны? Атаман банды, от которой мы сбежали, тоже упоминал о них… Кто они вообще? Откуда пришли?

– Обычные воины. Мой… – он неожиданно осекся. – В общем, Псы Короны – это отряд провинившихся в чем-то воинов, который посылают на охрану Манитала. Они обязаны убивать всех, у кого не окажется подорожного знака. Друг друга не обязаны, но и это не запрещается, так что если неосторожных странников долго не попадается, отряды начинают сходиться между собой или развлекаться дуэлями и убийствами товарищей по оружию. А когда от всего отряда останется один человек, он может вернуться назад. Получает полное прощение. Впрочем, иногда «высочайшей волей» могут помиловать и больше, двух или трех, в редком случае пятерых выживших. Таким образом, убивают сразу нескольких зайцев. Во-первых, по стране меньше шастает всяких проходимцев, во-вторых, из оставшихся в живых получаются умелые и преданные воины, благодарные за спасение. Ну и в-третьих, даже в мирное время можно избавиться от ненужного человека, не убивая его лично, а просто послав в подобные отряды – формально это как бы и не казнь, ведь шанс выжить есть.

– Однако… А как же ты без знака ходил?

– А я и не ходил. Как только перешел через портал – пришлось воспользоваться неизвестным порталом – так и попал в руки той банды. А они знак откуда-то раздобыли.

– Ясно все с тобой…

– А я вообще ничего о них не знал, – заметил Рэллмар. – Интересно…

– Тебе здорово повезло, что ты на них не наткнулся. Только теперь, думаю, у нас будут проблемы, когда в Сардоне узнают, что кто-то умудрился положить целый отряд Псов. Их было сорок – значит, они вышли на охоту совсем недавно.

Снова воцарилась тишина. Путники отмеряли шаг за шагом, по их невозмутимому и даже несколько ленивому виду никто и сказать не мог, что несколько часов назад они втроем положили сорок человек. Однако ни один из троих не был спокоен…

«Какой же я дурак, – внезапно подумал Рион, не отводя взгляда от камня, который Айран продолжал гнать перед собой. – И это еще мало… не только дурак. Еще тупица и полный идиот! Это же надо было догадаться присягнуть на верность самому Воителю! Ладно бы он вошел в силу, так нет, мальчишка еще… Даже не убил ни разу. До сегодняшнего утра. И что теперь будет? За ним наверняка уже охотятся многие маги, вряд ли им по вкусу новый приход Воителя. А уж спутников его они точно в живых не оставят. Рэллмар-то и сам смертник, ему практически все равно когда и как погибнуть, – Рион покосился на эльфа, идущего рядом. – Надо было мне хоть немного подумать, прежде чем делать это… А ведь Воитель не из тех, кто будет разбрасываться клятвами… Так что я крепко влип. Понять бы только, куда… Айран совсем мальчишка. И за такое дело взялся… Но уверен в себе, действительно уверен. Знает, что делает? Очень на то надеюсь. Потому что теперь жизни всех нас будут зависеть именно от его действий. Ох, надо было все же удирать от него, и побыстрее. А зачем? Чтобы поймали Псы? Положим, убивать его не стали бы, – в этом-то Рион был абсолютно уверен, – но возвращение домой радостным быть не обещало… Папаша наверняка шкуру бы с меня живьем содрал. А братец бы с удовольствием помог… Нет уж. Не вернусь. Ни за что не вернусь. Лучше погибнуть, защищая Айрана, чем продолжать влачить жалкое существование дома. Или снова быть сосланным в эльфийскую школу. Или стать марионеткой в руках отца и брата. Нет, ни за что. Да, рядом с Воителем придется сложно. Но, по крайней мере, он ни разу за эти несколько дней не попытался оскорбить или унизить меня, как это часто бывало дома. Такое ощущение, что для него я не вассал, а друг. У него что, никогда друзей не было? А у меня – были? Наивный дурак ты, Рион, – он вздохнул, продолжая следить за покровителем. – Наивный дурак. Разве ты на самом деле можешь назвать тех людей друзьями? Да скорее криэйтор мне другом станет, чем один из них!»

«Магия магией, а вот перенапрягаться все равно нельзя было… – эльф грустно посмотрел на Айрана. Только-только заживленная рана сильно саднила. – Интересно, когда я смогу полностью перейти на собственную энергию? На силе Айрана ведь нельзя использовать магию, сразу сгорю. А вот когда сам восстановлюсь? Кто знает. Хотелось бы побыстрее, чтобы я смог начать обучение. Кто же он такой, этот Айран? Черная магия встречает его будто родного. Причем он практически ничего не знает об Анлионе. Если бы он не оказался магом, черным магом, я бы решил, что он – Воитель. К счастью, это не так. Но кто он тогда такой? Может, он знает, когда я смогу восстановить свою энергию? Хотя ему сейчас совсем не до меня, вон какой мрачный… А сам-то я какой был, когда впервые убить пришлось? Почти
Страница 26 из 31

такой же. Но до уровня Айрана и мне, и Риону далеко. Да и неизвестно, достигнем ли мы его когда-нибудь. В принципе, мне, как магу, и не особо-то нужно фехтование. Но опять же, а вдруг снова «повезет» вот так без энергии остаться? Стоило бы попросить Айрана, чтобы дал пару-тройку уроков, не думаю, что он откажет. Но где это видано, чтобы мальчишка оказался и мастером меча, и черным магом одновременно?! Разве что, так же как и я, учился сам, никому не открываясь. Да уж, никому такого не пожелаю».

Неудачный удар – и камень отлетает в густые заросли на окраине дороги. Проводив его грустным взглядом, Айран мимоходом посмотрел на лица спутников, прочитал на каждом глубокую задумчивость и про себя улыбнулся.

«Могу поспорить, оба жалеют, что пошли со мной».

«А оно тебе надо, спорить?» – спросил Меч.

«Нет. Но хочется. Да ладно, проехали. Ты понял, наконец, что со мной творилось во время боя, а?»

«Вроде бы понял. Только вот не могу придумать, как от этого избавиться».

«Объясни сначала, вместе подумаем. Так что же?»

«Ладно, попробую. Помнишь один из известнейших стереотипов вашего мира?»

«Да их как блох на бешеной собаке, – индифферентно отозвался Хранитель. – Ты не спрашивай, а объясняй».

«Как скажешь. Только не прерывать! В общем, дело обстоит так. Стереотип, о котором я тебе напомнил, это образ мужчины в вашем обществе. Как бы то ни было, он продолжает оставаться защитником. Ну а женщина, соответственно, защищаемая. Только вот не надо сейчас воплей по поводу того, что ты лично ни в чьей защите не нуждаешься, – быстро проговорил он, поняв, что творится на душе Воителя. – А лучше вспомни, что чувствовала, когда твой брат полез в драку с одним из твоих кавалеров».

«Мог бы и не напоминать, – мрачно сказала она. – Ну и в чем же, собственно, дело?»

«А в том, что возник конфликт между этими двумя стереотипами, который и вогнал тебя в транс. Ты вообще отстранилась от обоих, превратившись в боевую машину. Благо твои познания в искусстве ведения боя позволяют сделать это. Но, отстранившись от стереотипов, ты одновременно забыла и про некоторые моральные ограничения, установленные для тебя тобой же. Поэтому и убивала так спокойно. А вот когда драться стало уже не с кем…»

«Угу… Ладно, принцип этого транса понятен вроде бы. Только вот не могу пока представить, как с этим бороться. Разве что превратишь меня обратно».

«И не проси. Не буду. Слишком все это опасно для тебя, пойми ты, наконец! В ближайшем же селении может найтись достаточное количество людей, чтобы убить тебя. И даже я не смогу тебе помочь… Ты ведь никогда не поднимешь меч на ребенка?»

«Никогда».

«Вот видишь. А ведь убивать тебя пойдут все. Нарушение этого закона Арлинга, судя по всему, карается здесь строго и на месте. Вспомни, что там Рэллмар про свою подругу говорил?»

«Угу. Ладно, пока оставим все как есть. Только вот мне думается, что эльфу лучше знать, кто я. Как-никак, мне придется обучать его магии Предела…»

«Ладно, подумаем. Главное – не потерять этого эльфа, он достаточно силен. И способен оперировать довольно высокими уровнями заклинаний, у него несколько другой порог Предела, чем у человека. Даже в помощи учителя он не особо нуждается. Но, конечно, тебе стоит как можно быстрее дать ему максимум знаний. Когда восстановится более или менее. Кажется, я тебе не говорил, что в Анлионе право на занятие магией Предела есть только у пятерых. Так называемых Высших магов. Остальные могут – но далеко не все. А вот эльфу почему-то доступно много больше, чем обычному одаренному».

«Все любопытственнее и любопытственнее… как говорила Алиса. Ты чего раньше-то молчал?!»

«Ну а какая разница? Даже если знать будешь, тебе пока это недоступно. Только после объединения с Драконом».

«Ладно, Солнце. Будем думать. Скорее всего, по закону подлости решение лежит на поверхности. А мы его не видим в упор».

Дорога петляла, обходя никому не известные препятствия. Путники не останавливались ни на минуту. Даже ночь задержала их всего на несколько часов.

Неожиданно Рион огляделся вокруг.

– А ведь ты не ошибся. Это на самом деле путь к Сардону.

– Уверен?

– Абсолютно, – молодой человек улыбнулся. – Видите? На дереве?

На стволе была аккуратно вырезана ладонь. Дерево уже практически зарастило рану, так что заметить ее мог лишь тот, кто знал, что она там есть.

– Мне десять лет было. Чтобы не заблудиться, такие вот картинки вырезал, – пожал он плечами.

– Ясненько. Тогда что делаем? Идем к городу? Или как?

– Мне бы не хотелось появляться там, – поморщился Рион. – Боюсь, ищут…

– С тобой все ясно… Рэлл, ты, думаю, в городе тоже ничего не забыл?

– Ничего. Думаю, до моей захоронки не так уж далеко. Город лучше обойти, а там уж я проведу.

– Вот и ладушки. Потопали дальше.

Город приближался. Стихал лес, и все явственнее слышался извечный городской шум. Несколько отличавшийся от того, к которому привык Айран, но все же не узнать город было невозможно. Хранитель усмехнулся, испытав короткий приступ ностальгии.

Они свернули с дороги на неприметную тропу. Теперь уже Рэллмар вел группу куда-то в чащу. Раньше Айран даже подумать не мог, что рядом с достаточно большим городом могут оказаться такие непролазные джунгли. Однако – вот они, в наличии.

После почти двух часов блуждания они неожиданно вышли на маленькую неприметную полянку.

– Ну, как вам тут? – эльф обернулся к спутникам.

– Райское местечко, – тут же отозвался Айран, падая в траву. – Поселиться здесь, что ли…

«Я тебе поселюсь!»

«Отвянь, Меч. Тут здорово».

В две секунды эльф забрался на одно из деревьев, растущих на краю. Порывшись в дупле, тщательно замаскированном ветками, вытащил оттуда аккуратный сверток. Осторожно прижимая его к себе, он спустился на землю.

– Не стоило тебе так напрягаться, – заметил Айран. – Рана-то болит?

– Болит, – согласно кивнул Рэллмар. – Ничего, пройдет. Вот. Это те книги, о которых я говорил.

Юноша мгновенно оказался возле эльфа.

– Можно? – он так же осторожно взял сверток, развернул его и осмотрел две явно очень старые книжки.

«Вот это да… Это же две из пяти книг, написанных Арлингом! Вот кто их тогда так хорошо припрятал, что весь Анлион не мог найти… Эльфы…»

«Книги Арлинга?! Это же здорово! Учимся!»

Айран отложил в сторону хорошо выделанную светло-серую шкурку какого-то животного.

– Кролик? – спросил он, подняв взгляд на Рэллмара.

– Риттель.

«Что?! – завопил Меч. – Риттель?! Немедленно выясни, что с ними случилось за это время! Это же разумные!!!»

– Расскажи мне о них.

– О риттелях? Так ты что, ничего о них не знаешь? Ладно… – эльф тоже погладил шкурку. – Они выглядят, словно зверьки, невысокие, пушистые. В принципе, они разумные существа. Но вынуждены продавать себя. Потому что ничего не производят. А за просто так никто ничем не поможет, увы. Вот они и продают себя на мясо и шкуры.

– На мясо-о?! – в душе Хранителя полыхнул гнев, глаза зажглись каким-то новым огнем. – Это что же вы делаете?!

– Айран, ты чего? – удивился эльф. – Так с невесть каких времен длится… Мне еще, правда, трехсот нет… но на моем веку всегда так было…

– Кажется, они стали так делать вскоре после того, как ушел прошлый Воитель, – вмешался Рион. – Анлион поделили между собой маги, эльфы и
Страница 27 из 31

драконы. И чтобы как-то выжить поначалу, риттелям пришлось продавать себя и своих детей.

– Вы хоть понимаете, до чего докатились? – тихо спросил Айран, шокированный этим спокойным замечанием. – Вы понимаете?

– А что мы можем, Айран? Мне это никогда не нравилось, но что я могу сделать в одиночку? Пусть даже нас сейчас трое, но…

– Многое. Мы можем сделать многое. И это будет прекращено. Надо же, довести разумных существ до состояния домашних животных… Не могу поверить. Просто не могу поверить…

Больше ни на кого не обращая внимания, Айран спрятался в тени дерева и погрузился в чтение. Проглядывая книги, он был предельно сосредоточен. Однако успевал еще и с Мечом разговаривать.

«И что думаешь?»

«Я не могу поверить, Айран. Честное слово, не могу поверить… Это же невозможно… Чтобы разумные вдруг стали животными, как изначально… Это шуточка одного из твоих предшественников, он наделил риттелей разумом. Но чтобы докатиться до такого?.. Я просто не верю, Айран…»

«Я тоже. Ну, это мы обязаны изничтожить. Навсегда. Ладно. Объясни-ка мне пару моментов…»

Выходили на рассвете. Охотничий отряд оказался на удивление маленьким – егерь и три туриста. Причем двое из них были новичками, прибывшими в Сезон попробовать острых ощущений, и только Род, невысокий, но плотный сорокалетний мужчина, участвовал в этом развлечении второй десяток лет. Он переглянулся с егерем, как со старым знакомым, и тот понимающе кивнул. Одной проблемой меньше. Опытные охотники сами все делают, им ничего объяснять не надо, да и сюрпризов можно не ожидать. А вот молодежь…

Владрон поморщился, вспомнив, как в позапрошлый раз один юнец спасовал и устроил истерику, требуя во что бы то ни стало отпустить добычу живьем и даже ничего не отрезав на память. Отпустили, конечно, это был его трофей и пацан имел право творить с ним, что захочет. Но потом, после возвращения, несколько раз дали незадачливому спасателю в морду и больше никогда не пускали его в Сезон, сколько ни просился. Если уж приехал охотиться – так делай это серьезно, а не строй из себя брата-целителя. Иначе и сам весь издергаешься, и другим удовольствие испортишь. Можно, конечно, таких малолетних идиотов пускать одних, и пусть творят, что хотят – ловят, жалеют, отпускают… Так ведь заблудятся – ищи их потом по всему лесу! С новопсами ведь никто из этих недорослей обращаться не умеет.

Строго говоря, Привольные Поля, конечно, лесом не были. Скорее они напоминали огромный, на полконтинента, хорошо ухоженный парк. Деревья растут негусто, через каждые сто-двести шагов – аккуратные тропинки, трава и кусты подстрижены вездесущими зубками риттелей, всегда в пределах досягаемости – ключи с питьевой водой кристальной чистоты. На деревьях – вкусные сочные плоды, под землей – вполне съедобные коренья. Любое крупное государство было бы радо наложить лапу на этот рай, тем более что местное население не имело ни возможности, ни желания себя защитить. Но Воитель, не будь дурак, тоже это отлично понимал. Говорят, поначалу он хотел оградить Поля невидимой стеной или вовсе перенести на другую планету, уничтожив все связующие порталы. Но вовремя сообразил, что бесконтрольное размножение приведет к быстрому уничтожению этого рая, а может, и к гибели всей расы. Поэтому он поступил более изощренно – наложил на Поля заклятие, запутывающее пространство. Что такое пространство и как его запутать, егерь представлял себе весьма смутно, воображая нечто похожее на клубок веревки, однако результат был налицо. Ни человек, ни эльф, ни любое другое существо не могли нормально ориентироваться на Полях. Компасы показывали куда угодно, только не на север. Солнце, стоило пройти лишь десяток шагов, могло оказаться совсем с другой стороны. Знакомые ориентиры и пометки на деревьях исчезали, как только незадачливый путешественник от них отходил за пределы прямой видимости. Здесь можно было в самом буквальном смысле «заблудиться в трех римарах». Причем этот сбивающий с толку эффект по-разному действовал на разные группы. Одиночку или отряд из двух-трех человек он «затягивал» в глубины Полей, так что человек навсегда терялся среди чистой воды и ласковых зверюшек. Поблуждав несколько часов, дней или месяцев (в зависимости от собственного упрямства), он терял упорство, расслаблялся и навсегда пропадал для мира, перейдя на беззаботную жизнь отшельника. Впрочем, жизнь эта была хоть и приятной, но недолгой – через год-два гость тихо и спокойно отходил в мир иной, и его тело становилось удобрением для местных буйных трав.

Если же в Поля входил крупный отряд, человек двадцать-тридцать или больше – те же самые шутки с ориентацией выводили его через пару часов обратно к границе. Таким образом, армии не могли войти, а одиночки– разведчики или поселенцы – выйти.

Не действовал этот удивительный феномен лишь на самих риттелей – они резвились в Полях, как того желали, и всегда свободно попадали куда хотели – даже если сами не знали точного расположения места. Впрочем, как раз им редко требовалось куда-то попасть – разве что на бойню в конце жизни. В любом месте Полей риттеля ожидал и стол, и дом, и общительные друзья, и готовые к спариванию партнеры. Ну, еще изредка – охотники, но это ведь пустяки, дело житейское. Во всяком случае, сами ушастики никогда не протестовали против охотничьих рейдов.

Охота стала возможной благодаря новопсам – необычайно умным, быстрым и послушным животным, у которых зрение играло ничтожную роль – его целиком заменяли сверхчувствительные обоняние и слух. Благодаря этому они могли свободно найти любую цель в лесу, однажды встав на ее след, и всегда безошибочно возвращались домой. Откуда взялись эти звери – неизвестно, говорили, что предыдущий король Лишша купил первую пару у недобитых криэйторов, но ведь Искаженные не могли размножаться самостоятельно, без помощи своих ужасных хозяев, а собачки плодились охотно, и вскоре почти каждая зажиточная семья могла похвастаться собственным выводком. Правда об использовании их для охоты все равно знали лишь немногие почтенные соларии, достаточно богатые, чтобы заплатить за экзотическое развлечение, и обладавшие соответствующим характером, чтобы захотеть за него платить.

Оставив в покое старого знакомого Рода, егерь оглядел двух новичков. Веселый блондинчик Смальти не вызывал особых опасений – типичный прожигатель жизни из разлагающегося дворянского рода, ни демона не умеющий, но привыкший считать себя пупом Воины. Племянник Рода, вполне предсказуем. Или быстро войдет во вкус, став постоянным клиентом, или так же быстро разочаруется, переключившись на другие развлечения.

А вот второй спутник, мрачный черноволосый Хон, оказался для охотника загадкой. Включился в группу в самый последний момент, не торгуясь, заплатил двойную сумму, кинжалом и луком владеет так, что даже Владрон не рискнул бы выйти против него в серьезном поединке. Ест и пьет вместе со всеми, но не пьянеет, будто воду хлещет, шутки не поддерживает, на девок не заглядывается, говорит коротко и лишь тогда, когда его спросят. Худощавый, но не худой – настоящие стальные тросы вместо мускулов, движется стремительно и всегда бесшумно, а уж глаза… Егерь поежился, вспомнив равнодушный и
Страница 28 из 31

мертвый взгляд человека, которому уже все равно. Так, бывает, смотрят гладиаторы, когда их выставляют против заведомо более сильного соперника, ассасины-смертники, уходящие на последнее задание, посланницы Огненного Гарема… Но совсем не должно быть таких глаз у молодого еще солария, идущего на благородную забаву! Кто же он такой? Королевский или мажеский убийца из Школы Тихих Шагов? Пускай. Если его прислали устроить «несчастный случай на охоте» Роду или Смальти – Владрон не будет мешать. А ликвидировать свидетеля – ну пусть попробует! Новопсы разорвут на части любого, кто покусится на жизнь хозяина, будь нападающий хоть трижды величайшим воином.

Тихое сопение Чернобрюхого – вожака стаи – оторвало егеря от мрачных размышлений. Зверь припал к земле и медленно пополз вперед. За ним двинулись два других. Владрон подал знак, и еще четыре пса беззвучно скользнули в кусты – обойти кругом и отрезать добыче путь к бегству. Род понимающе кивнул и пригнулся к земле, снимая с плеча лук. Разумеется, трава под ногами все равно шуршала, и опытному зверю такой приметы хватило бы, чтобы сразу задать стрекача. Но риттели, хоть и дикари, все же не животные. Они привыкли к раздольной жизни без забот и опасностей. Иногда даже случалось, что они сами выходили навстречу охотникам – поздороваться. Было забавно смотреть на их удивленные мордочки и дрожащие лапы, когда руководитель охоты вспорол разделочным ножом ближайшего самца от паха до горла и с еще живого начал снимать шкурку. Труднее всего «кроликам» в тот раз оказалось понять, что это не внеплановый выход заготовителей за мясом, а просто развлечение такое. Владрону (бывшему тогда еще совсем несмышленым юнцом) больше всего запомнились огромные недоумевающие глаза последней самочки. Даже когда ее гвоздями прибили за лапы к ближайшему дереву и новопсы начали, играя, медленно рвать добычу на части, она все еще продолжала растерянно лепетать: «Но зачем?..»

Теперь, конечно, уже не то. Нынче риттель пуганый пошел. Хорошо усвоили, что человек с новопсом просто так в Сезон в лес не заходят. Но срываться в бег от любого шороха, как настоящие зверьки, все же не научились. И вряд ли когда-нибудь научатся. Охотники за Сезон добывают в лучшем случае несколько сотен. В то время как сотни тысяч благополучно доживают отмеренный им срок и заканчивают свои дни на бойне. Слишком мала вероятность для каждой отдельной особи получить стрелу, чтобы к этому надо было всерьез приспосабливаться. Ну а уж кому не повезло – те сами виноваты.

– А где… – начал было Смальти. В ту же секунду с поляны донесся тревожный крик, а сразу следом за ним – лай собак, упустивших дичь. Род выругался и отвесил племяннику подзатыльник.

– Идиот! Спугнул первый трофей! Теперь на две мили кругом каждый риттель знает, что мы здесь!

Блондин растерянно моргнул.

– Он что, убежал уже?

Род и егерь одновременно возвели глаза к небу.

– Да, дурья башка, и сам сбежал, и своих предупредил! А ты как думал? Что он будет сидеть и спокойно ждать, пока мы его зарежем?!

– Э… в общем… Но ты ж сам говорил – они не сопротивляются…

– Ну и болван же ты, племянничек… – покачал головой старший охотник. – Конечно, они не сопротивляются в том смысле, что не делают засад и ловушек, не кидаются на нас, пытаясь перегрызть горло, и не подают жалоб королю. Но убегать и прятаться они будут – иначе какой тогда интерес был бы в охоте вообще?! Приходи на бойню, плати в двадцать раз меньше и бери любого!

– Так мы что теперь, вообще без добычи уйдем? – растерянно пробормотал юноша.

– Нет, – смилостивился егерь. – Совсем – не уйдете. Догоним скоро твое мясо, не вешай нос.

– Отлично! – тут же приободрился Смальти. – А как догоним? Тут где-то тородды есть?

– Зачем? Пешком. Видишь ли, парень, тут есть одна хитрость. Риттель, конечно, бегает в десять раз быстрее человека, но дыхалка у него слабая. Через милю, от силы две, он будет уже никакой, подходи и бери голыми руками. А что такое для здорового мужика пара миль? Псы держат след крепко, так что никуда он не денется. Там была стайка из трех голов, значит, три шкурки сегодня наши. А вот остальных, раз предупреждены, выследить будет куда сложнее.

Юнец совсем воспрянул духом.

– Так чего же мы ждем? Вперед, за ними!

– Ладно, – согласился Владрон, – двинулись.

И взяв на поводок первого из вернувшихся псов, широким шагом направился по следам в глубину леса. Остальные выстроились за ним. Смальти, почти подпрыгивающий от нетерпения, первым, за ним более спокойный дядя, а замыкал процессию Хон – все с той же мрачной физиономией. Только сейчас егерь понял, что с момента первой тревоги этот тип неподвижно стоял поодаль, не шевелясь и не издавая ни единого звука. Так молчаливо и ненавязчиво, что увлеченные препирательствами спутники просто перестали его замечать!

«Точно – убийца. За ним глаз да глаз нужен…»

Теперь уже и новопсы не казались мастеру охоты столь надежной гарантией, как раньше. Кто знает, чему этих ассасинов в Школе учат? Вдруг он чем-то потравит свору? Или отвлечет? В том, что Хону хватит нескольких секунд на расправу со всеми тремя спутниками, егерь не сомневался. А потом… может ему и жизнь не дорога, бывают такие убийцы, сам видел…

Спустя полчаса впереди раздался испуганный крик, быстро перешедший в жалобное всхлипывание. Смальти тут же рванулся на звук, но дядя вовремя успел поймать его за руку.

– Куда собрался? Забыл уже про здешние дороги? Отобьешься от отряда – потом собакам тебя долго искать.

– Но это же рядом! – пытался возражать юнец, однако никто его не слушал.

Через две минуты компания вышла на очередное перекрестье тропинок, где новопсы прижали к земле самого слабого из убегавших риттелей. Как егерь и предполагал по голосу, это оказалась молоденькая, едва созревшая самочка – года три-четыре, не больше. Густой шелковистый мех подтверждал это, как и почти человеческие пропорции тела – чем старше риттель, тем больше вытягиваются его ступни и сильнее срастаются пальцы на руках, превращаясь в подушечки передних лап. У самок при этом еще и расширяется таз, позволяя вынашивать и рожать до десятка детенышей в одном помете. На втором десятке лет «кролики» внешне почти не отличаются от животных, из которых их вывели. Мяса, конечно, в такой добыче больше, но удовольствие уже не то. А вот юные ушастики, если не считать мордочки, шерсти и почти незаметного хвостика, вполне могли сойти за людей, правда маленьких. Как эта девчонка, что лежала на траве, дрожа от ужаса…

И понятно, что внешняя схожесть производила большое впечатление на молодых охотников. Род с улыбкой смотрел на Смальти, который, проворно связав пленнице руки, крутил ее перед собой, осматривая со всех сторон, время от времени колол коротким ножом, глядя, как она извивается. Мальчишка явно опьянел от власти, свободы нести боль и смерть… Постепенно простое покалывание перешло в аккуратные надрезы на мягкой шкурке, красные линии подчеркнули зеленоватую шерсть. Всхлипывания «крольчихи» сменились визгом…

«Наш клиент, – удовлетворенно отметил егерь, – он уже не сможет отказаться от такого развлечения… Если, конечно, не возвысится и не получит возможность пытать людей, это еще интереснее. Но вряд ли,
Страница 29 из 31

недостаточно серьезен и решителен, чтобы сделать карьеру при дворе или у магов».

– Слишком не увлекайся, – предупредил племянника Род. – Еще наиграешься с другими. А если сейчас с ней задержишься, то двух оставшихся уже не догоним. Сам прирежешь, или показать тебе, как это делается?

– Ну, дядя, это же моя первая добыча! – возмутился Смальти. – Дай нормально оттянуться! Мы сюда приехали расслабиться или по лесам бегать? Поймаем потом еще крольчатины, никуда она не денется!

Род бросил взгляд на Хона. Тот едва заметно пожал плечами, как бы говоря: «Мне все равно». Мнения егеря, понятное дело, никто не спросил.

– Ладно, – смилостивился старший, – даю полчаса.

Он демонстративно постучал по часам темпларийского производства.

– И чтоб потом не выпрашивал еще минутку! Развлекайся как хочешь, но через полчаса тут должна висеть разделанная тушка, чтобы мы могли продолжить охоту.

Лицо молодого человека расцвело от радости.

– Спасибо, дядя! Я управлюсь, увидишь!

И тут же покраснел…

– А можно мне с ней… это… ну… отойти… чтобы вы не смотрели?

Егерь с Родом дружно рассмеялись.

– Поиметь решил? Да не строй из себя девицу, что я, не понимаю? Сам, бывало, по молодости… И отпустил бы, но это же Поля…. Без егеря и собак – ни шагу, сам понимаешь. Так что давай ее прямо тут, все взрослые, видели и не такое.

Юноша замялся. Повернувшись к добыче, неловким движением приподнял ее за таз, уперев мордочкой в траву. Та не сопротивлялась, даже сама подставила упругий мохнатый задик и вильнула хвостиком. В ней все еще теплилась надежда, что если доставить охотнику желаемое удовольствие, то… Может, не отпустят, но по крайней мере убьют быстро, без мучений. Но Смальти вдруг застегнул ширинку и отвернулся.

– Я… не… лучше в другой раз тогда…

– Как хочешь, – немного разочарованно пожал плечами Род. – Тогда бери нож, и за работу.

Тут Владрон понял, что надо вмешаться.

– В принципе, если парень так хочет остаться наедине, то мы можем убить одним ударом двух зайцев… то есть в нашем случае кроликов. Если он твердо пообещает не трогаться с места, что бы не случилось, то мы сможем его найти на обратном пути. А сами за это время как раз догоним двух оставшихся, и вернемся с собаками по собственным следам.

– Это точно безопасно? – с сомнением спросил Род. – Уверен, что потом сможем его найти?

– Конечно. Я уже несколько раз проделывал с новопсами этот фокус. И вещи оставлял, и людей – всегда потом находили без проблем, если они только не меняли положение. А Смальти же не дурак, чтобы уходить, верно я говорю?

Юнец усиленно закивал, с благодарностью глядя на егеря. Перспектива на пару часов остаться наедине с красивой добычей полностью заворожила его. Он явно уже строил всякие неприличные фантазии, что можно будет сотворить за это время… Остальные тоже не были против.

– Вот и договорились, – кивнул Владрон. – Я оставлю с тобой одного пса на всякий случай, хотя вряд ли он понадобится – в Полях нет никаких опасностей… кроме нас самих, конечно. Вперед, соларии, от нас вот-вот смоются еще минимум две тушки!

И подав знак Проглоту, который отозвался бодрым лаем, заступая на пост, егерь первым пошел по тропинке. Хон бесшумно следовал за ним. Выслушав от племянника пожелание удачи, к компании присоединился и Род.

Вторую жертву они настигли минут через пятнадцать. Похоже, она уже успела отдохнуть, потому что, заметив выходящих из кустов охотников, попыталась снова броситься наутек. Но ей не повезло дважды – во-первых, среди преследователей на сей раз не было неопытного юнца и они сумели подобраться достаточно близко, во-вторых, прямо перед ней было почти полсотни шагов открытого пространства. Да и с цветом шкурки не повезло – розовый цвет слишком заметен на зеленой траве. Так что у этого риттеля не было ни единого шанса. Уже на втором прыжке его настигли две стрелы – Владрон поразил лапу, а Род – живот беглеца. Испустив полный боли и ужаса вскрик, добыча неуклюже упала на бок. Она еще пыталась ползти, но мешала стрела в животе, цепляясь оперением за траву, она причиняла при каждом движении новую боль. Вскоре мохнатый комочек перестал дергаться, поджав лапы к телу и лишь изредка издавая глухие стоны.

– Странно, – как бы про себя пробормотал егерь, подойдя к подранку и осмотрев его, – опять самка.

Однако Хон его прекрасно расслышал.

– А что в этом странного?

– Самцы менее выносливы. Тот, с черной шкуркой, которого мы видели, должен был сломаться первым или, по крайней мере, раньше этой. А тут уже две девки выдохлись, а его даже не видно… Неужели ушастые новую породу у себя вывели?

– Так может они раньше разделились? – логично предположил Хон. – Самки бежали прямо, а черныш свернул куда-нибудь?

– Да нет… – покачал головой егерь. – Если бы след разделился, собаки бы меня предупредили. Но тут шла именно пара, вместе до конца. А потом самец побежал дальше, один.

Род выпрямился, держа в руке отрезанное розовое ушко.

– Что-то не нравится мне сегодняшняя охота. Добычи мало, да и удовольствие не то – сильно за пацана волнуюсь. Предлагаю вернуться, он там, наверно, уже наигрался. А завтра выйдем снова, уже всерьез.

Владрон развел руками.

– Я человек подневольный. Как скажете.

– Я не против, – коротко ответил черноволосый.

– Вот и ладно, – довольно проворчал старший охотник, наклоняясь над самкой, чтобы добить. Но в этот момент до ушей всех троих долетел крик.

Почти ничего человеческого не осталось в этом вопле страдания и агонии, который резко оборвался, словно орущему заткнули рот. И тем не менее испустило его явно человеческое горло. Испустило на пределе сил, потому что даже здоровой глотке молодого мужчины трудно издать такой звук, чтобы его было слышно в лесу почти за милю. Кричал Смальти.

Осознав это, Род едва не выронил нож. А затем, с искаженным лицом и неожиданной для зрелого человека прытью, ринулся на голос. Несколько секунд егерь молча стоял на месте, пытаясь понять, что происходит. Затем пустил новопсов по следу старого и привычного клиента, решив, что мальчишка все же менее важен. Нет, ну какой идиот, ведь далеко не в первый раз на охоте! Бежать в Полях на звук, не взяв с собой ни одной собаки – это ж как надо было потерять голову! Хорошо хоть Хон не стал создавать проблем и столь же спокойно пристроился сзади, будто ничего и не случилось.

«Не особо правильное поведение – подставлять убийце спину. Хотя между ним и мной все равно собаки! Но… как он смог добраться до Смальти, который был так далеко? Ни на секунду же не отходил от нас… Неужели маг?» – панические мысли в голове неслись колесом, сменяя друг друга, егерь впервые за добрый десяток лет чувствовал растерянность и неуверенность.

Но когда через десять минут псы с лаем окружили нечто темное, лежащее в траве, Владрон ощутил, как испуг сменяется настоящим ужасом.

Перед ними был Род. Пальцы покойника обхватывали его собственную шею, сведенные судорогой от запредельного усилия. «Вот что значит мертвая хватка» – мелькнула неуместная мысль. В выпученных глазах застыл ужас, лицо посинело, из полуоткрытого рта еще капала слюна. Хон наклонился к трупу, приподнял за плечо – голова мотнулась, как у тряпичной куклы, но руки не разжались и теперь.
Страница 30 из 31

Создавалось полное впечатление, что охотник душил сам себя до тех пор, пока не сломал хребет.

– Я… думаю… – Владрон не узнал собственного голоса, из горла вырвалось какое-то хриплое карканье, словно его тоже душили. Он откашлялся и произнес еще раз: – Я думаю, мы не найдем сейчас Смальти… да и поздно искать… Завтра я вернусь с поисковой экспедицией… а сейчас давай выбираться из леса…

Единственный оставшийся спутник встал и посмотрел на егеря мертвыми черными глазами. Лицо его и сейчас оставалось безразличным.

– Нет.

Внутри все похолодело. Точно – убийца намерен убрать свидетеля. Владрон напрягся, готовясь спустить собак, понимая при этом, что против мага его шансы меньше нуля, даже со всеми боевыми навыками и стаей…

– Нет, – повторил Хон, – выбираться – значит подставить спину. Он нас так просто не выпустит.

Загонщик вздрогнул от неожиданности и с недоумением уставился на черноволосого.

– Кто – он?

На лице Хона впервые проступили какие-то чувства. Уголки губ едва заметно опустились, намекая на презрение.

– Ты что, отупел от страха? Тот, кто убил Рода и Смальти.

– А… ты уверен, что… что мальчишка мертв? – с трудом выдавил Владрон, судорожно пытаясь сообразить, какую лапшу ему вешают на уши и с какой целью.

– Абсолютно. Если хочешь, можешь поискать труп, псы на него быстро выведут. Лично я собираюсь держать оборону здесь. И ты, если не совсем дурак, будешь рядом, потому что со мной у тебя есть хоть какой-то шанс, а мне пригодятся твои животные.

– Но разве это не ты… их… Я думал…

Черноволосый сплюнул.

– Нет, все же совсем дурак. Делать мне больше нечего, с тремя людишками в прятки по лесам играть. Если бы я хотел вас убить, прирезал бы открыто через пять минут после того, как вошли в лес. Ох-хотнички… – с отвращением процедил он.

Прежде чем Владрон успел что-то ответить, сильный толчок в спину сбил его с ног, и нога в тяжелом сапоге уткнула лицом в траву. Перемещения Хона егерь не увидел – мгновение назад убийца был спереди, и сразу без перехода оказался сверху, а перед носом – земля… Но что еще страшнее – псы никак не отреагировали на явную угрозу хозяину.

– Лежи и не отсвечивай, – упал сверху короткий приказ, – он уже рядом.

Егерь молча повиновался, потому что наконец понял, кто достался ему в спутники. Какого Воителя понадобилось Притворщику в Привольных Полях? Это он выяснит как-нибудь потом… если останется в живых.

– Забери вас Воитель, – тихо выругался Леот, исподлобья поглядывая на четверых магов средней силы, неожиданно вставших на его пути. Те только усмехнулись, видимо привыкнув и не к таким проклятиям.

– Ты кто такой? – спросил один из них, по-видимому главный из этой веселой троицы.

– А вам какое дело? – Леот решил подольше не раскрывать себя и постараться как можно точнее выяснить, что эти маги задумали. Да и что творится на Анадале вообще. Он ясно понимал, что, несмотря на проведенную недавно «чистку», мелкие маги ничуть не успокоились, явно затевая какую-то пакость.

– Советуем сказать самому, несчастный! Или тебе так хочется почувствовать на своей шкуре наши силы?

– Нет… Только не надо магии, прошу вас! – маг решил идти до конца, понять, что движет каждым из этих так называемых колдунов. – Я простой ремесленник, кузнец…

Леот и сам не мог понять, почему он решил самостоятельно идти на разведку. И дело было даже не в опасности, магу его уровня по-настоящему опасна разве что встреча с драконом или другим высшим магом. Он просто опасался своих так называемых «слуг» – магов. Слишком уж ненадежными считал их, слишком самолюбивыми. Все они, теми или иными путями узнав о пришествии Воителя в Анлион, тут же начали прикидывать, как бы выгодно устроиться самим, рассматривая одновременно сотни вариантов. Перебежчики…

Да и мысль о том, что Анадала может оказаться опасной для Воителя, у которого и так немного друзей в этом мире, не добавляла молодому магу радости. Учитывая его шаткое положение среди Высших, гибель Воителя, где бы она ни произошла, станет подписью в его смертном приговоре. Он знал, что никто из магов не потерпит его в совете после доказанного факта предательства. А уйти маг Предела не мог. Только смерть ждала его. Смерть – и клеймо Воителя уйдет к кому-то другому…

Уже три дня под видом деревенского кузнеца маг бродил по своему миру, временами перемещаясь в другие части планеты. Пока все было спокойно, никто из практикующих магов не проявлял излишнего беспокойства или активности. До сих пор. Как оказалось, некоторые маги переквалифицировались в разбойников, массово сбежавших на Воину во время чисток. Свято место пусто не бывает… Или, что вернее, прибыльное. Главное – магам-то не нужна большая банда, двух-трех вполне хватит, чтобы запугать прохожих.

– Кузнец, говоришь? – маг усмехнулся. – Ну и что же у тебя есть, кузнец? Сколько сможешь нам предложить за свою жизнь и свободу?

– Смилуйтесь, великие маги! – Леот упал на колени. – Смилуйтесь! Что может быть у простого кузнеца? Я иду в город, чтобы работу найти, у меня ни гроша нет!

– Ни гроша, говоришь… – протянул главарь. – Что ж. Ладно, я тебе верю.

«Веришь? Как бы не так!» – Высший маг ясно ощущал, как разбойник сканирует его ауру. Как бы он не старался, полностью спрятать подчиненные ему силы Предела никогда не удавалось. Не то опыта маловато было, не то он что-то не так делал. Многому обучаться ведь пришлось самому, после смерти учителя.

– Я тебе верю, – повторил маг, довольно усмехнувшись. – Но, поскольку никто не может пройти, не заплатив, ты заплатишь собой.

– Что?! – Леот вскинул голову. В рабство?!

– Мы продадим тебя. Станешь рабом. Редко попадаются хорошие кузнецы, так что, думается мне, тебя оторвут с руками.

– Да плохой я кузнец, – отговаривался он. – Мне и из деревни пришлось уйти, потому что брат ковал намного лучше меня…

– Перестань ныть и иди за нами! – вставил реплику второй маг, и Леот почувствовал на себе легкое заклинание принуждения. Сопротивляться ему никакого труда не составляло, но он подчинился, словно ведомый их магией. Стоило усыпить малейшие подозрения. А то третий маг как-то странно косится на него, не то что-то чувствует, не то догадывается. Узнать повелителя они не могли в любом случае, после каждого перемещения по планете он менял внешность. Так что на самого себя даже отдаленно не походил. Что же этот маг мог заподозрить? Леот при всем желании не мог пройтись по его ауре. Требовалось раскрыться. А в этом случае он никогда не узнает, кто продает пойманных свободных людей в рабство… Так что стоило подождать. Немного, совсем немного. Но подождать. Леот пожалел, что никто из людей Корцени не работает на Анадале. Слишком мало времени у него было, удалось наладить разведку только на Воине. Не хотел барон работать на его планете, почему-то очень не хотел. Вот и приходится самому всякую шваль отлавливать.

Маги обосновались на опушке одного из многочисленных лесов Анадалы, облюбовав небольшую естественную пещерку. Главным преимуществом этого места оказалась практически идеальная маскировка. Не зная, где искать, обнаружить эту пещерку было невозможно. Да Леот очень сильно сомневался, что ее вообще будут искать.

– Ну вот, кузнец, пока побудешь здесь.
Страница 31 из 31

Скоро за тобой придут… И ты отправишься на рынок, – усмехнулся маг-главарь, следя за тем, как третий маг, скорее всего, бывший в этой банде на побегушках, приковывает Леота к кольцу, намертво вмурованному в каменный пол.

Высший внимательно посмотрел на него, запоминая малейшие черты лица и доступные ему всполохи ауры, чтобы непременно узнать при новой встрече. Раскрываться сейчас ему показалось несвоевременным. Пусть даже он понял принцип «работы» этой банды магов.

– Что смотришь? – маг сильно пнул кузнеца. Настолько сильно, что тот упал на бок, не сдержав вскрика.

Леот с трудом контролировал ярость, которая легко могла снести выставленные им щиты Предела и уничтожить этих тварей. Нельзя. Нельзя показывать свои силы сейчас. Слишком рано… Ждать.

Маг скорчился от нешуточной боли.

«Ярость Предела… Слишком, слишком сильная боль… Ничего, сволочи, я вас еще найду. Не думайте, что на этот раз поймали обычного человека. Не думайте…»

Холодный металл, сковывающий руки Высшего, постепенно нагревался. Леот ждал, сохраняя на лице невозмутимое выражение. Механизм «работы» магов стал совершенно ясным. Скорее всего, у них есть вышестоящий руководитель, которому и приходится договариваться с людьми, непосредственно занимающимися работорговлей. А те забирают из этой пещерки несчастных, кому не повезло попасться в руки разбойных магов и не нашлось денег на откуп. Да уж…

Одновременно Леот пытался понять, почему он все это делает. И никак не удавалось. Казалось бы, зачем ему, Высшему магу, одному из сильнейших этого мира, бродить по дорогам и самому отлавливать преступников? А вот – бродит… И отлавливает. И наказывает. Но зачем?! Самому было неясно. Воитель? Да нет, она тут ни при чем: и раньше, будучи простым учеником, Леот частенько так бродил по Анадале и уничтожал разбойников и грабителей с большой дороги. Зачем? Почему? Не раз он, бродя по планете, задавался этим вопросом. Но даже учитель не смог ответить на этот вопрос. Точнее, не захотел, только улыбнулся и предоставил возможность подумать самому. Так и не успел у него спросить…

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/iar-elterrus/mariya-suvorkina/zheltyy-mech/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.