Режим чтения
Скачать книгу

10 мифов о КГБ читать онлайн - Александр Север

10 мифов о КГБ

Александр Север

25 лет назад на смену советской пропаганде, воспевавшей «чистые руки» и «горячие сердца» чекистов, пришли антисоветские мифы о «кровавой гэбне». Именно с демонизации КГБ начался развал Советской державы. И до сих пор проклятия в адрес органов госбезопасности остаются главным козырем в идеологической войне против нашей страны.

10 мифов о КГБ

Александр Север

© Александр Север, 2016

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Вступление

Спецслужбы на протяжении всей истории Российского государства играли значительную роль, активно влияя на внутреннюю и внешнюю политику. Поэтому нет ничего удивительного в том, что за годы советской власти органы госбезопасности успели обрасти множеством мифов и легенд.

Миф №1. Национальный состав КГБ

До Великой Отечественной войны большинство руководителей советских органов госбезопасности были евреи, а после ее окончания – исключительно русские.

Первые, якобы, захватив все руководящие посты в ВЧК, сначала организовали «красный террор», а когда им этого показалось мало, то спровоцировали политические репрессии 1937 года уже на территории всего Советского Союза.

Вторые, после того, как в конце сороковых годов прошлого века по приказу грузина Иосифа Сталина все евреи были изгнаны с Лубянки, начали проводить политику великодержавного шовинизма, всеми силами не допуская назначения на руководящие посты представителей других национальностей. Непонятно, правда, как «еврей» Юрий Владимирович Андропов в 1967 году сумел занять пост председателя КГБ, а в 1982 году уйти на повышение – стать руководителем Советского Союза.

В жизни все было по-другому. В первые годы советской власти руководящие посты в органах госбезопасности занимали не только евреи, но и латыши с поляками. К середине тридцатых годов прошлого века в графе «национальность» многочисленных анкет большинства руководящих сотрудников НКВД было записано: «русский» или «еврей». Зато к 1941 году ситуация изменилась, теперь стали чаще всего встречаться «русский». На втором месте «украинец»[1 - Петров Н. В., Скоркин К. В. Кто руководил НКВД. Справочник., – М., 1999., – С. 495.].

Если говорить о шестидесятых – девяностых годах прошлого века, то количество руководящих сотрудников КГБ не русской национальности резко возросло по сравнению с эпохой Иосифа Сталина. В первую очередь за счет региональных структур органов госбезопасности. Особенно это касается регионов Средней Азии, Кавказа, Прибалтики и Молдавии. Жители этих мест могли теперь получить хорошее образование, кроме того с бандитизмом, а следовательно и с возможностью измены в этих местах казалось было покончено. Местных жителей доверчиво стали брать на службу в органы госбезопасности, наивно доверяя им самые высокие посты в их республиках. Когда в середине восьмидесятых годов прошлого века в регионах Советского Союза начался процесс отделения республик от центра, то республиканские КГБ, если напрямую не поддерживали местных сторонников суверенитета, то хотя бы старались не замечать их. Результат известен всем. К 1992 году Советский Союз исчез с политической карты мира.

Национальный состав ВЧК

Одни искренне верят, что в первые годы советской власти именно евреи заняли все ключевые посты в ВЧК-ОГПУ и сделали все для уничтожения русского народа, не забыв при этом и о собственной личной выгоде. В качестве доказательства они приводят выборочный список руководящих работников органов госбезопасности и говорят, что именно эти люди принимали активное участие не только в «красном терроре», но и в репрессиях 1937 года. Другие, наоборот, доказывают с пеной у рта, что иудеев было очень мало в ВЧК-ОГПУ-НКВД и все они погибли в том же 1937 году или были уволены из «органов», а кто-то из них даже репрессирован в конце сороковых годов прошлого века. Фактически, для первых евреи – палачи, а для вторых – жертвы.

На самом деле истина где-то посредине. Евреи были одновременно палачами и жертвами. Сначала они достигали высот власти, а потом внезапно скатывались вниз. Тех, кому повезло, просто увольняли из «органов». Ну, а остальных – отправляли в ГУЛАГ или расстреливали. О судьбах евреев – чекистов можно узнать из биографического справочника Вадима Абрамова «Евреи в КГБ»[2 - Абрамов В. Евреи в КГБ. – М., 2005.].

К сожалению, пока нет аналогичных монографий по высокопоставленным чекистам – представителям других национальностей. Например, о латышах или поляках. Хотя представители этих двух народов в первые годы советской власти сумели занять большинство руководящих постов в ВЧК-ОГПУ. Достаточно назвать имя председателя ВЧК поляка Феликса Дзержинского и его заместителя – латыша Якова Петерса. А вот еврею Генриху Ягоде возглавить органы госбезопасности удалось лишь в 1934 году. Его сменил русский Николай Ежов[3 - Петров Н. В., Скоркин К. В. Кто руководил НКВД. Справочник., – М., 1999., – С. 186.], а затем органы госбезопасности возглавил грузин Лаврентий Берия[4 - Петров Н. В., Скоркин К. В. Кто руководил НКВД. Справочник., – М., 1999., – С. 106.]. Правда, с Николаем Ежовым не все так просто. Во время следствия в 1939 году он признался, что его мать – литовка. На этот факт можно было не обратить внимания, если бы в анкетах 1922 и 1924 годах он не указал, что он «объясняется на литовском и польских языках».

По поводу целенаправленного уничтожения чекистами – евреями русского народа и попыток занять иудеев доминирующее положение в СССР. Это мифы. Сотрудников госбезопасности еврейской, русской, польской, украинской или какой-либо еще национальности не интересовались национальностью подследственного. Если бы все служащие в ОГПУ-НКВД евреи решили объединить свои усилия, то они бы смогли взять Лубянку под свой контроль. Вот только всех их, в первую очередь интересовало личное благополучие и карьера, а только потом интересы своей нации.

Вопреки распространенному мнению евреи в первые годы советской власти не очень охотно шли работать в органы госбезопасности. И дело не только в специфичной славе ВЧК, но и вещах материального порядка. Например, там очень мало платили, а работать за идею могли немногие. Ненормированный рабочий день и тяжелые условия труда, говоря современным языком, были причиной резкого ухудшения здоровья многих чекистов. Другое дело, что, например, в Красной Армии служба в военной контрразведке была безопаснее, чем в подразделениях участвующих в боевых действиях. Хотя, по сравнению с военными чекистами комиссар или политработник ощущал себя более защищенным, чем «особист» (сотрудник военной контрразведки). Первый и на фронт лишний раз старался не выезжать.

Обратимся к официальной статистике. В сентябре 1918 года по данным анкет среди 372 сотрудников управленческого, следственного, оперативного, надзорного, канцелярского и административно— хозяйственного персонала ВЧК было 179 (48,1%) латышей, 113 (30,4%) славян (русских, украинцев и белорусов), 35 (9,4%) евреев, 23 (6,2%) поляков и литовцев, 4 (1,1%) немцев, 3 (0,8%) финна, 2 (0,5%) эстонца, 1 (0,4%) француз, 1 (0,4%) грек и 11 (2,1%) не установленных[5 - Север А. Тайны сталинских
Страница 2 из 21

репрессий. – М., 2007., – С. 8 – 9.].

Среди руководящих работников ВЧК, чти анкеты сохранились, латышей было 113 человек (50,4%), русских, украинцев и белорусов – 58 человек (25,9%), евреев – 27 человек (12,1%)[6 - Капчинский О. И. Госбезопасность изнутри. Национальный и социальный состав. – М., 2005., – С. 262.].

Таким образом, действительно в 1918 году до 70% сотрудников центрального аппарата ВЧК (без учета обслуживающего персонала) были представителями национальных меньшинств. В этом нет ничего удивительного. Ведь они были настроены более радикально по отношению к царскому режиму, чем русские. С 1907 по 1917 год среди сосланных в Сибирь революционеров было только 40% русских, а остальные – представители других национальностей. Если сопоставить количество революционеров определенной национальности с ее общей численностью, то выясниться, что первое место займут латыши – они были в 8 раз активнее русских, затем идут евреи – 4 раза, поляки – 3 раза, армяне и грузины – 2 раза[7 - Север А. Тайны сталинских репрессий. – М., 2007., – С. 9.].

По свидетельству автора книги «Госбезопасность изнутри. Национальный и социальный состав» историка Олега Капчинского: «осенью 1918 года латыши находились во главе многих чекистских подразделений. Так, на конец сентября в Отделе ВЧК по борьбе с контрреволюцией помощником начальника Секретного отделения являлся А. М. Лиде (начальником был русский А. М. Трепалов), начальником следственной части – Э. Э. Линде, оперативной части – Ж. Г. Шимкус, заведующим Бюро контроля печати – В. Я. Забельский, Бюро фотографии – К. И. Яункалн. В отделе по борьбе со спекуляцией следственную и оперативную части возглавляли латыши, соответственно Я. Я. Закис (в начале октября он станет первым заместителем начальника контрреволюционного отдела) и А. Я. Спрадзе. В Иногороднем отделе во главе трех из пяти отделений стояли латыши – Инструкторского – Ю. Ю. Янель, Бюро информации – Я. Ю. Клявин, связи – П. А. Мюллер. Латышами также возглавлялись комендатура (Я. М. Дамбол) и Отдел стратегического уплотнений (Э. И. Карповиц), секретарем которого являлся брат В. Я. Забельского А. Я. Забельский. Почти все вышеупомянутые лица имели дореволюционный подпольный партийный стаж (подавляющее большинство из них являлись членами латышской социал-демократии). Не имевшие же подпольного стажа латыши возглавляли хозяйственные подразделения: финансово-хозяйственный отдел – член партии с 1917 г. А. Я. Раман, а его казначейский подотдел – член партии с 1918 г. А. А. Рутенберг»[8 - Капчинский О. И. Госбезопасность изнутри. Национальный и социальный состав. – М., 2005., – С. 264—265.].

Латыши в центральном аппарате ВЧК в основном занимали оперативные должности. Так, если сред 42 следователей и заместителей следователей, было 12 латышей и вполне сравнимых с ними по численности русских и евреев, то из 79 человек оперативных работников ВЧК – комиссаров и разведчиков – латышей было 42, русских – 18, а евреев – 7[9 - Капчинский О. И. Госбезопасность изнутри. Национальный и социальный состав.– М., 2005.. – С. 266.].

Работавшие в центральном аппарате ВЧК латыши с самого начала проявили склонность к мафиозности, или как принято сейчас говорить, к командному стилю работы. Стоило Якову Петерсу стать заместителям председателя ВЧК, как он тут же привлек для работы в центральном аппарате своих земляков, а те, в свою очередь – своих. Вот что об этом пишет Олег Капчинский:

«При анализе анкет переписи служащих ВЧК обращает на себя внимание высокий процент латышей среди курьеров, горничных, посудомоек, сапожников и другого обслуживающего персонала. Из 203 служащих этой категории примерно четверть приходилась на латышей, тогда как на долю поляков немногим более 10 человек, а среди евреев работников обслуживающего персонала, за исключением врачей из Санотдела, практически не было. Здесь сыграло роль стремление чекистов-латышей устроить своих родственников на получение приличных по тем временам пайка и жалованья. Так, у комиссара Отдела по борьбе с контрреволюцией С. В. Вайсберта родители работали в хозяйственном подотделе: отец – сапожником, а мать – судомойкой; а разведчик этого же отдела Н. А. Гравин устроил на службу в хозяйственный подотдел жену и сестру. В итоге в ВЧК образовывались целые латышские семейные кланы. Вполне справедливым выглядит утверждение С. М. Мельгунова, что, занимая особое положение в учреждениях ВЧК, «латыши служат здесь целыми семьями»… Другой причиной высокого процента латышей среди обслуживающего персонала было то, что большинство латышей, поступивших в хозяйственный подотдел, так же как и в другие, являлись членами партии, причем многие из них с дореволюционным стажем. Это давало возможность увеличить его коммунистическую прослойку, поскольку обслуживающие работники других национальностей почти все были беспартийными.

Многие латыши, поступившие в ВЧК в качестве работников канцелярского, хозяйственного и обслуживающего персонала, стремились к занятию более высоких должностей. Так, на вопрос анкеты переписи «Удовлетворяет ли Вас работа в идейном отношении?» приемщица отделения хранилищ Контрреволюционного отдела М. А. Траукман, состоящая в партии с 1916 года, ответила: «Мною занимаемая должность не удовлетворяет, а идейное направление удовлетворяет». Конторщица Финхозотдела О. Ю. Зведре, член партии с 1918 года, в этом пункте анкеты написала: «Желаю активную работу для пользы идей нашей партии». Эти ответы наглядно свидетельствуют о том, что многие чекисты-латыши не только были довольны службой в советском карательном органе, но и стремились сделать в нем карьеру»[10 - Капчинский О. И. Госбезопасность изнутри. Национальный и социальный состав.– М., 2005.. – С. 269.].

Ситуация изменилась осенью 1919 года. Среди 158 управленцев и специалистов ВЧК (не считая военных контрразведчиков) было 33 еврея (20,9%), 23 латыша (14,6%), 7 поляков и литовцев (4,4%). Такое резкое увеличение числа евреев объясняется территориальными причинами. Из занятых белогвардейцами областей Украины спешно эвакуировали сотрудников местных органов советской власти, в т.ч. и чрезвычайных комиссий. А учитывая высокую потребность в оперативных и следственных кадрах, эвакуированных сразу же направили на работу в ВЧК.

К концу 1921 года в центральном аппарате и региональных органах ВЧК служило: 77% – русских, 9% – евреев, 3,5% – латышей и 3,1% – украинцев[11 - Север А. Тайны сталинских репрессий. – М., 2007., – С. 9.]. При этом среди руководителей региональных подразделений госбезопасности и военной контрразведки высокий процент был прибалтов.

Так в годы Гражданской войны прибалты возглавляли Особые отделы (военная контрразведка):

Восточного фронта – М. Я. Лацис и В. П. Даубэ;

Каспийско-Кавказского фронта – К. И. Грасис и Л. М. Заковский (Штубис);

Южного фронта – О. П. Хинценбергис;

Кавказского фронта – И. И. Теннис и К.И.Ландер;

Прибалты – начальниками Особых отделов армий в годы Гражданской войны:

Туркенстанской армии – В.П.Даубэ;

4-й армии – А. И. Михельсон;

10-й армии – А. М. Дижбит;

12-й армии – П. П. Грюнвальд и И. А. Апетер;

15-й армии – Я. М. Беленкович
Страница 3 из 21

и Я. К. Берзин;

16-й армии – А. М. Дижбит;

1-й конной армии – Р. Зведерис, затем – А. М. Дижбит;

2-й конной армии – С. С. Турло.

Не меньше прибалтов руководило органами госбезопасности в регионах нашей многострадальной страны, да и не только ее. Например, на Украине. Здесь, как известно, председателем Всеукраинской ЧК с апреля по август 1919 года был латыш Мартен Иванович Лацис, настоящее имя которого, как известно, Ян Пидрикович Судрабс.

В украинских губерниях местные ЧК возглавляли прибалты:

Киевскую – Ж. Ф. Девингталь;

Екатеринославскую – Д. Ф. Маздревич, Г. Ф. Рудаков (латыш Линдеман);

Донецкую – Г. Я. Магон, И. М. Биксон, К. М. Карлсон;

Полтавскую – Г. Я. Магон и Г. Ф. Рудаков (Линдеман);

Александровскую – И. Т. Леппик (эстонец);

Кременчугскую – Г. Я. Магон;

Запорожскую – Г. Ф. Рудаков (Линдеман);

Черниговскую – Д. Ф. Маздревич.

Множество прибалтов возглавляли органы ВЧК-ГПУ на юге России и Кавказе. Как известно, первым полпредом ВЧК являлся здесь К. И. Ландер. Перечислим теперь прибалтов – руководителей рангом ниже:

Председателем Терской обл. ЧК, а затем Терского губотдела ГПУ являлись прибалты – Ж. Ф. Девингталь, И. Я. Пурнис, Н. И. Авотин, М. И. Витолин;

Горский облотдел ГПУ возглавлял А. К. Рудэн;

Донскую обл. ЧК – С. С. Турло;

Кабардино-Балкарский облотдел ГПУ – М. И. Витолин, А. К. Рудэн, А. И. Михельсон;

Карачаевский облотдел ГПУ – К. М. Лацис;

Черкесский облотдел ГПУ – П. П. Лепин;

Ставропольский губотдел ГПУ – О. Я. Нодев;

Армавирский окротдел ГПУ – Х. П. Щербак (латыш);

Новочерскасский окротдел ГПУ – И. М. Гайлис;

Сальский окротдел ГПУ – А. И. Михельсон;

Таганрогский окротдел ГПУ – М. И. Витолин и М. И. Михельсон;

Черноморский окротдел ГПУ – О. Я. Нодев;

Шахтинский окротдел ГПУ – В. П. Аболь.

Прибалты возглавляли органы ВЧ-ГПУ и в губерниях центральной России:

Белгородскую губ. ЧК возглавлял Г. Я. Магон;

Казанскую губ. ЧК – К. М. Карлсон и Ж. Ф. Девенгталь;

Самарскую губ. ЧК возглавлял И.И.Бирн;

В Саратовской губ. ЧК запредом был К.К.Блукис;

Смоленскую губ. ЧК возглавляли И.В.Тарашкевич (литовец), его замом был латыш Ян Кронберг;

Пензенскую губ. ЧК возглавляли Г. Я. Мерэн и Г. П. Матсон, Р. И. Аустрин;

Воронежскую губ. ЧК – О.П.Хинценбергис;

Царицынскую губ. ЧК – А. К. Борман и К. К. Пога.

На Севере России подвязались латыши:

во главе Архангельской губ. ЧК – Г. Ф. Рудаков (Линдеман);

в Петрозаводске – А. К. Озолин и О. К. Кантер.

в Вологде – Кясперт.

в Коми крае – Витол.

В Средней Азии полпредом ВЧК являлся Я. Х. Петерс, а Семиреченскую обл. ЧК возглавлял Ф. И. Эйхманс.

В Сибири – Л. М. Заковский, Э. П. Салынь, Я. П. Зирнис, А. К. Залпетер, А. К. Рудэн, А. Я. Сиекс, М.И.Янкевич, Я. М. Краузе, Ф. В. Бебрекарле, Ж. В. Бебрекарле, Я. Я. Веверс, П. Ю. Берзин, Я. П. Пакалн, Т. М. Бошкин, О. С. Стильве, Р. М. Озолин, К. А. Лунт, А. Я. Карклис, Ф. М. Крумин и др. (по Сибири латышей работало не больше, если не меньше, чем в других регионах, однако деятельность сибирских чекистов более изучена, см. например прекрасная работа новосибирского историка Алексея Георгиевича Теплякова «„Непроницаемые недра“. ВЧК-ОГПУ в Сибири. 1918—1929 годах»[12 - Тепляков А. Г. «Непроницаемые недра». ВЧК-ОГПУ в Сибири. 1918—1929 годах. – М., 2007.]).

На Дальнем востоке в местном аналоге ЧК – Госполитохране (ГПО) начальником Прибайкальского облотдела, а затем начальником Забайкальского облотдела являлся Ю. М. Букау (Я. Я. Смуйкас). А начальником Камчатского губотдела ОГПУ – эстонец И. Я. Ломбак.

Многие из них к 1937 году сделали головокружительную карьеру в органах госбезопасности. Перечислим лишь некоторых из прибалтов:

Заковский (Штубис) Леонид (Генрих) Михайлович. Латыш. Комиссар ГБ 1-го ранга (1935). Нач. УНКВД Московской обл. (1938), зам наркома внутренних дел СССР (1938), нач. Упр. ОО НКВД СССР (1938);

Карлсон Карл Мартынович. Латыш. Комиссар ГБ 2-го ранга (1935). Зам. Наркома внутренних дел УССР (1936—1937);

Зирнис Ян (Иван) Петрович. Латыш. Комиссар ГБ 3-го ранга (1935). Нач. УНКВД Восточно-Сибирского края (1934—1936); нач. ОО ГУГБ НКВД Забайкальского ВО (1935—1936). Зам. нач. ГУШОСДОР НКВД СССР (1937);

Стырне Владимир Андреевич. Латыш. Комиссар ГБ 3-го ранга (1935). Нач. УНКВД Ивановской области (1935—1937);

Аустрин Рудольф Иванович. Латыш. Старший майор ГБ (1935). Нач. УНКВД Северного края (1934—1937); нач. УНКВД Кировской обл. (1937—1937)

Апетер Иван Андреевич. Латыш. Старший майор ГБ (1936). Нач. Соловецкой тюрьмы ГУГБ НКВД в 1937 г.

Залпетер Анс Карлович. Латыш. Старший майор ГБ (1935). Начальник 2 отд. ГУГБ НКВД СССР (1937—1938);

Нодев Освальд Янович (Яковлевич). Латыш. Старший майор ГБ (1935). Нарком внутренних Дел Туркменской СССР (1937);

Салынь Эдуард Петрович. Латыш. Старший майор ГБ (1935). Нач. УНКВД Омской обл. (1934—1937);

Перкон Петр Юрьевич (Густавович). Латыш. Майор ГБ (1936). Пом. Наркома внутренних дел Башкирской АССР (1937—1938);

Михельсон Артур Иванович. Латыш. Майор ГБ (1937). Нарком внутренних дел Крымской АССР (1937—1938); нач. ОО ГУГБ НКВД Черноморского флота (1937—1938);

Тениссон Карл Яковлевич. Латыш. Майор ГБ (1937). Нарком внутренних дел Карельской АССР (1937—1938); нач. лесного отд. ГУЛАГ НКВД СССР (1938).

Ульдрик Федор Давыдович. Латыш. Нач. УНКВД Кара-Калпакской АССР (1934—1936);

Кальнинг Борис Яковлевич. Латыш. Капитан ГБ (1935). Нач. УНКВД Южно-Казахстанской области (1937).

Штейн Вильгельм Иоганович. Латыш. Старший лейтенант ГБ (1936). Нарком внутренних дел Кара-Калпакской АССР (1937—1938). Не был репрессирован и умер в 1943 году.

Ломбак Иоганн Яковлевич. Эстонец. Полковник (1935), генерал-майор (1943). Нач. УНКВД Камчатской обл. (1937—1938), уволен из НКВД 03.1938, но вернулся в органы, был министром внутренних дел Эстонской ССР (1951—1959);

Зедин Карл Карлович. Латыш. Капитан ГБ (1935). Зам. наркома внутренних дел Татарской АССР (1937); помощник начальника Волжского ИТЛ НКВД (1937—1938). Не был репрессирован, только уволен в 1938 году. Вернулся в систему НКВД в 1941 году.

С поляками все сложнее. С одной стороны их число среди руководителей ВЧК – ОГПУ меньше, чем латышей или евреев, зато Феликс Дзержинский и сменивший его на этом посту Вячеслав Менжинский представители понятно какой национальности.

Зато отдельные беспартийные (напомним, что большинство латышей – чекистов вступили в партию за несколько лет до Октябрьской революции) поляки сумели сделать головокружительную карьеру в органах госбезопасности. Например, М. К. Ихновский был начальником следственной коллегией Отдела должностных преступлений, а Я. А. Бялогродский руководил Тюремным отделом[13 - Капчинский О. И. Госбезопасность изнутри. Национальный и социальный состав. – М., 2005., – С. 265.]. При этом первый, будучи дипломированным юристом, поступил в ВЧК в апреле 1918 года и на этот период был беспартийным и оставался таковым до октября 1918 года. Что касается второго, то он, будучи революционером со стажем, являлся членом руководимой Ю. Пилсудским Польской социалистической партии (ППС).

Из книги Олега Капчинского можно узнать и о других поляках, работавших в ВЧК в этот период. Это и личный секретарь Дзержинского – С. Ф. Реденс, и создатели Московской ЧК В. П. Янушевский и В. В. Артишевский, позднее руководившие Бюро разведки Отдела по борьбе с контрреволюцией ВЧК. И ставший
Страница 4 из 21

позднее пред. МЧК, «выходец» из Польши С. А. Мессинг. И руководитель Уголовного подотдела ВЧК польскоязычный И.А.Визнер. И заместиль начальника Экономического управления А. С. Сонье—Доманский, и начальник следчасти Транспортного отдела ВЧК М.К.Романовский, а также комиссары и следователи – С. С. Пилявский и И. В. Пульяновский, И. О. Матулевич и У. Я. Цимек, Ю. А. Шпаровский и М. Р. Баумгард т. д. и т. п. Не так уж и мало как видим.

По состоянию на ноябрь 1923 года из 95 лиц высшего руководства ОГПУ, поляков было 10. Вместе с «выходцами» из Польши они составляли вторую, после русских, национальную группу. Далее – на май 1924 года – в центральном аппарате ОГПУ работало 90 поляков.

Если взять сферу военной контрразведки периода Гражданской войны, то поляки возглавляли Особые отделы фронтов: Юго-Западного – Ф.Э.Дзержинский и Октюбинского фронта – А. В. Пясковский.

По Особым отделам армий ситуация такая:

4-я армия – И. И. Каминский;

5-я армия – А.П.Марцинковский;

16-я армия – Я. К. Ольский;

15-я армия – Я. М. Беленкович.

Не меньше поляков руководило органами госбезопасности в регионах. Так, на Украине. Здесь, как известно, 7 марта 1920 года было создано Центральное Управление ЧК Украины (ЦУПЧРЕЗКОМ), заместителем председателя которого являлся В. П. Янушевский.

В украинских губерниях местные ЧК возглавляли поляки:

Харьковскую – И. А. Меницкий, С. Ф. Реденс;

Полтавскую – С. С. Любомирский;

Крымскую – И. И. Каминский, С. Ф. Реденс;

Одесскую – С. Ф. Реденс.

Множество поляков возглавляли органы ВЧК-ГПУ в Белоруссии. Как известно, первым председателем ЧК Литовско-Белорусской советской социалистической республики являлся В. А. Богуцкий, затем эту должность занимали И. В. Тарашкевич, И. И. Каминский. Зам. председателем Белорусской ЧК являлся С. А. Мертенс-Скульский.

Председателями белорусских региональных ЧК являлись:

Витебской – В.Э.Любохонский, И. А. Меницкий, С. Ф. Реденс;

Минской – И. И. Каминский;

Пинскую – Роттер.

Поляки возглавляли органы ВЧК-ГПУ и в губерниях центральной и южной России.

Курскую губЧК – И. Г. Озембловский, И. И. Каминский;

Смоленскую губЧК – И.В.Тарашкевич;

Ярославскую губЧК – В. Р. Домбровский;

Орловскую губЧК – А. Я. Войтасик;

Вятскую губЧК – А. Ю. Ремишевский;

Астраханскую губЧК – В.Э.Любохонский.

На Кавказе Кабардино-Балкарскую облЧК возглавлял – Г. К. Гурский-Буржинский

В Средней Азии:

председателем Туркестанской ЧК был В. Р. Домбровский;

руководителем Таджикского ГПУ был Ч. А. Путовский;

Семиреченскую облЧК возглавлял Грабовский;

Тургайскую губЧК – Качковский;

Джанкертскую ЧК – С. Н. Жмутский;

На Дальнем Востоке полпредом ВЧК был А. П. Марцинковский.

Вышеперечисленными поляками-чекистами, разумеется, не ограничивается весь список руководителей региональных органов госбезопасности, работавших в ВЧК-ОГПУ в период Гражданской войны, а в двадцатые – тридцатые годы прошлого века сделавших стремительную карьеру в органах госбезопасности. Мы насчитали не менее десятка поляков, занимавших в этот период должности условно практически равные генеральским (напомним, что в это время в НКВД была своя система званий). Вот лишь некоторые из них:

Реденс Станислав Францевич. Комиссар ГБ 1-го ранга (1935). Полпред ОГПУ по Московской обл. (1933—1934); нач. УНКВД Московской обл. (1934—1938);

Сосновский (Добржинский) Игнатий Игнатьевич. Комиссар ГБ 3-го ранга (1935). 1-й зам. нач. УНКВД Саратовского края (1935—1936);

Домбровский Вячеслав Ромуальдович. Ст. майор ГБ (1935). Пред. Туркестанской ЧК (1920—1921). Нач. УНКВД Калининской обл. (1936—1937);

Бабкевич Павел Петрович. Капитан ГБ (1936). Нарком внутренних дел Бурят-Монгольской АССР (1937);

Пинталь Станислав Францевич. Капитан ГБ (1936). Нач. УНКВД Южно-Казахстанской обл. (1936—1937);

Липовский Леонид Федорович. Капитан ГБ (1935). Нач. УНКВД Нижнее-Амурской обл. (1934—1937);

Гурский-Табартовский Вацлав Иванович. Капитан ГБ. зам. начальника 4-го промысла Ухтинско-Печорского ИТЛ НКВД;

Эймонтов (Эйсмонт) Генрих Станиславович. Начальник УНКВД Удмуртской АССР (1934).

Национальный состав ОГПУ

На 1 декабря 1922 года из 24 работников высшего руководящего звена ОГПУ было 9 русских, 8 евреев, 2 поляка, по одному латышу, украинцу, белорусу и итало-швейцарцу.

На 15 ноября 1923 года соответственно 54 русских, 15 евреев, 12 латышей, 10 поляков и 4 лиц других национальностей.

К маю 1924 года из 2 402 чекистов служащих в центральном аппарате ОГПУ русских было 1 670, латышей – 208, евреев – 304, поляков – 90, белорусов – 80, украинцев – 66. Если проанализировать персональный состав, то евреи занимали руководящие посты в большинстве управлений и самостоятельных отделов центрального аппарата ОГПУ[14 - Север А. Тайны сталинских репрессий. – М., 2007., – С. 10.].

Национальный состав НКВД

В ноябре 1935 года сотрудникам НКВД были присвоены персональные звания (как и в РККА). Чем интересно это событие? Оно позволяет точно установить, говоря современным языком список «топ – менеджеров» Лубянки и соответственно увидеть национальный состав руководства НКВД.

Высшее маршальское звание «генеральный комиссар ГБ» получил только еврей Генрих Ягода, далее шли, как сейчас говорят, «генеральские» звания – комиссар ГБ соответственно 1 —го, 2-го и 3-го ранга.

Агранов (Сорендзон) Яков Саулович (Янкель Шмаевич) – комиссар ГБ 1-го ранга – еврей

Прокофьев Георгий Евгеньевич – комиссар ГБ 1-го ранга – русский.

Заковский Леонид Михайлович (Генрих Эрнестович Штубис) – комиссар ГБ 1-го ранга – латыш.

Реденс Станислав Францевич – комиссар ГБ 1-го ранга – поляк.

Балицкий Всеволод Аполлонович – комиссар ГБ 1-го ранга – украинец.

Дерибас Терентий Дмитриевич – комиссар ГБ 1-го ранга – украинец.

Паукер Карл Викторович – комиссар ГБ 2-го ранга – еврей.

Гай (Штоклянд) Марк Исаевич (Исаакович) – комиссар ГБ 2-го ранга – еврей.

Миронов (Коган) Самуил Леонидович – комиссар ГБ 2-го ранга – еврей.

Молчанов Георгий Андреевич – комиссар ГБ 2-го ранга – русский.

Шанин Александр Михайлович – комиссар ГБ 2-го ранга – русский.

Слуцкий Абрам Аронович – комиссар ГБ 2-го ранга – еврей.

Бельский (Левин) Лев (Абрам) Николаевич (Михайлович) – комиссар ГБ 2-го ранга – еврей.

Рудь Петр Гаврилович – комиссар ГБ 2-го ранга – еврей.

Залин (Левин) Лев (Зельман) Борисович (Маркович) – комиссар ГБ 2-го ранга – еврей.

Пилляр Роман Александрович (Ромуальд фон Пильхау) – комиссар ГБ 2-го ранга – поляк.

Леплевский Григорий (Израиль) Моисеевич – комиссар ГБ 2-го ранга – еврей.

Гоглидзе Сергей Арсеньевич – комиссар ГБ 2-го ранга – грузин.

Кацнельсон Зиновий Борисович – комиссар ГБ 2-го ранга – еврей.

Карлсон Карл Мартынович – комиссар ГБ 2-го ранга – латыш.

Бокий Глеб Иванович – комиссар ГБ 3-го ранга – украинец.

Берман Борис Давыдович – комиссар ГБ 3-го ранга – еврей.

Каруцкий Василий Абрамович – комиссар ГБ 3-го ранга – еврей.

Николаев-Журид Николай Галактионович – комиссар ГБ 3-го ранга – украинец.

Дагин Израиль Яковлевич – комиссар ГБ 3-го ранга – еврей.

Дейч Яков Абрамович – комиссар ГБ 3-го ранга – еврей.

Бак Соломон Аркадьевич – комиссар ГБ 3-го ранга – еврей.

Решетов Илья Федорович – комиссар ГБ 3-го
Страница 5 из 21

ранга – русский.

Погребинский Матвей Самойлович – комиссар ГБ 3-го ранга – еврей.

Сумбатов-Топуридзе Ювельян Давидович – комиссар ГБ 3-го ранга – грузин.

Люшков Генрих Самойлович – комиссар ГБ 3-го ранга – еврей.

Мазо Соломон Самойлович – комиссар ГБ 3-го ранга – еврей.

Зирнис Ян (Иван) Петрович – комиссар ГБ 3-го ранга – латыш.

Стырне Владимир Андреевич – комиссар ГБ 3-го ранга – латыш.

Пузицкий Сергей Васильевич – комиссар ГБ 3-го ранга – русский.

Кроме того, был один с армейским званием – комкор Фриновский Михаил Петрович – русский.

Обратимся теперь к справочнику «Кто руководил НКВД. 1934 – 1941 годы». В нем есть раздел посвященный национальному составу руководящих сотрудников органов госбезопасности. Если быть совсем точными, то в данную категорию попали:

«… наркомы внутренних дел СССР и их заместители, начальники управлений и отделов центрального аппарата НКВД, наркомы внутренних дел всех союзных и автономных республик (исключение составила Нахичеванская АССР), начальники УНКВД краев и областей, входивших в состав РСФСР, УССР, Белорусской ССР и Казахской ССР. Не учитывались руководители НКВД тех автономных областей РСФСР, которые не изменяли в рассматриваемый период административный статус, а также руководители НКВД областей в составе Киргизской, Таджикской, Туркменской и Узбекской ССР. В то же время начальники УНКВД тех автономных областей РСФСР, чей статус повысился до автономных республик, нами учтены».

На момент создания НКВД 10 июля 1934 года из 96 руководящих работников 30 были русскими (31,25%), 37 (38,54%) – евреями. Кроме того, имелось: украинцев – 5 (5,21%), поляков – 4 (4,17%), латышей – 7 (7,29%), немцы – 2 (2,08%), грузины – 3 (3,13%), армяне – 1 (1,04%), азербайджанцы – 1 (1,04%) и др.[15 - Петров Н. В., Скоркин К. В. Кто руководил НКВД. Справочник., – М., 1999., – С. 495.].

В конце сентября 1936 года из 110 руководителей: 43 – евреи, 33 – русские, 5 – поляки, 9 – латыши, 2 – немцы.

А что происходило в союзных республиках? Расскажем о ситуации в НКВД Украины. В 1935 году среди 90 высокопоставленных чекистов (тех, кто имел звание капитан ГБ и выше) евреев было 60 (66,67%); русских – 13 (14,44%); украинцев – 6 (6,67%); латышей – 3 (3,33%); поляков – 2 (2,22%); белорусов – 1 (1,11%) и других национальностей – 5 (5,56%)[16 - Золотарьов В. Начальницький склад ИКВС УССР у серединi 30-х рр. // Из архивов ВУЧК-ГПУ-НКВД-КГБ. 2001 год. №2., – С. 7.].

Очень занятная арифметика получается, если вспомнить международную обстановку начала и середины тридцатых годов прошлого века. Польша[17 - Кузнецов И. «К ликвидации преступить…». // Белорусская деловая газета. 2005 год. 8 апреля.] и страны Прибалтики проводили, мягко скажем, недружественную политику в отношении Советского Союза. Да и Германия справедливо воспринималось Москвой как потенциальный агрессор. Разумеется, с Берлином дружили, но это не мешало советской разведки активно действовать на территории Германии, как и немецкой на территории Советского Союза.

Таким образом, сложилось явно странное положение, когда среди высшего слоя руководителей органов госбезопасности 14,5% составляли выходцы из стран – вероятных противников СССР, а доля евреев достигла почти 40%, превысив долю русских, украинцев и белорусов вместе взятых.

Ситуация с латышами, немцами и поляками начала меняться в начале тридцатых годов прошлого века. Их активно начали «вычищать» из «органов». Основная причина – они представители стран – противников Советского Союза. Справедливости ради отметим, что точно также после окончания Второй мировой войны Иосиф Сталин поступил с чекистами евреями. К началу сентября 1938 года из 150 руководителей НКВД русских уже 85, евреев – 32. Однако доля последних (21%) все еще непропорционально высока. Кроме того, увеличение процента русских идет в основном за счет заполнения новых вакансий[18 - Север А. Тайны сталинских репрессий. – М., 2007., – С. 10.].

Посмотрим теперь, что происходило по всему НКВД. Вопреки распространенному в региональных структурах органов госбезопасности служило не так уж и много евреев. Так, в марте 1937 года их было 1 776 (7,4% – от общего количества сотрудников). В частности, к началу 1938 года в НКВД УССР было 926 евреев (и 1 518 украинцев), в НКВД БССР – 182 еврея (597 белорусов).

После того, как наркомом НКВД был назначен Лаврентий Берия, ситуация радикально меняется. На 1 июля 1939 года среди 153 руководящих работников НКВД имелось 102 русских, 19 украинцев и 6 евреев (3,92%). Аналогичная картина наблюдалась и на более низком уровне: к началу 1940 года национальный состав Центрального аппарата НКВД выглядел так: русских – 3 073 (84%), украинцев – 221 (6%), евреев – 189 (5%), белорусов – 46 (1,25%), армян – 41 (1,1%), грузин – 24 (0,7%), татар – 20 (0,5%), и т.д.[19 - Север А. Тайны сталинских репрессий. – М., 2007., – С. 10.].

По ситуации на 26 февраля 1941 года среди руководящих работников НКВД было: русских – 118 (64,84%), украинцев – 28 (15,38%), грузин – 12 (6,59%), евреев – 10 (5,49%), белорусов – 4 (2,20%), нет данных – 4 (2,20%), прочие – 3 (1,65%), армян – 2 (1,10%), латышей – 1 (0,55%)[20 - Петров Н. В., Скоркин К. В. Кто руководил НКВД. Справочник., – М., 1999., – С. 495.].

Кадры для республиканских КГБ

Национальный состав республиканских органов КГБ – тема, которую активно разрабатывают ведомственные историки отдельных республик СНГ. К сожалению, в силу ряда причин, большинство результатов их деятельности остаются неизвестными большинству граждан бывшего СССР. Сколько человек, не считая сотрудников азербайджанских органов госбезопасности, может посетить музей Министерства национальной безопасности Азербайджана «На страже независимости, государственности, национальной безопасности», который расположен в одном из административных зданий этого ведомства? Чем интересен этот музей? На одном из стендов размещена диаграмма, демонстрирующая национальный состав органов госбезопасности Азербайджанской ССР. Если в конце пятидесятых годов прошлого века из 1 000 местных чекистов 400 было русскими, 200 армян, 100 других национальностей и лишь 300 – азербайджанцы, то в 1985 году картина кардинально изменилась. Большинство сотрудников республиканского КГБ были азербайджанцами[21 - Музей МНБ. // http://www.mns.gov.az/museum2_ru.html.].

Кто руководил республиканскими КГБ

Если мы посмотрим список председателей КГБ союзных республик, то обнаружим интересный факт – большинство из них были не Ивановыми, Петровыми или Сидоровыми, а представителями местных «коренных» народов.

Азербайджан: Алиев Гейдар Алирза оглы (июнь 1967 года – июль 1969 года); Юсифзаде Зия Мамедия оглы (июнь 1980 года – август 1988 года); Гусейнов Вагиф Алиовсат оглы (август 1989 года – сентябрь 1991 года).

Армения: Бадамянц Георгий Арташесович (1954—1972 годы), Михаелян Грайр Ованесович (1977 – 1978 годы), Юзбашян Мариус Абрамович (1978 – 1988 годы) и Бадамянц Валерий Георгиевич (1988 – 1991 годы).

Белоруссия: Ширковский Э. И. (ноябрь 1990 года – январь 1994 года).

Грузия: Инаури А. Н. (1954 – 1988 годы), Гумбаридзе Г. Г. (декабрь 1988 года – апрель 1989 года).

Казахстан: Арыстанбеков А. А. (1960 – 1963 годы), А. А. Арстанбеков А. А. (1959, 1960 – 1963 годы), Камалиденов З. К. (1982 – 1986 годы).

Киргизия: Асанкулов Джумабек (1967 – 1978, 1988 – 1991 годы).

Латвия: Веверс Я. Я. (1954 –
Страница 6 из 21

1963 годы), Зукул С. В. (1984 – 1990 годы), Йохансон Э. (1990 – 1991годы).

Литва: Лиадус К. Ф. (1954 -?), Рандакявичус А. В. (1959 – 1967 годы), Петкявичюс Ю. Ю. (1967 – 1984 годы), Эйсмунтас Э. (1984 – 1990 годы), Марцинкус Р. А. (март 1990 года – январь 1991 года).

Молдавия: Ботнару Т. (май 1990 года – август 1991 года), Плугару А. (август-сентябрь 1991 года).

Украина: Никитченко В. Ф. (1954 – 1970 годы), Федорчук В. В. (1970 – 1982 годы), Муха С. Н. (1982 – 1987 годы), Голушко Н. М. (1987 – 1991 годы).

Эстония: Порк Август Петрович (1961 – 1982 годы)[22 - Шевякин А. П. Система безопасности СССР (1945—1991). Структуры. Руководство. – М., 2004., – С. 22—23.; Север А. История КГБ. – М., 2008., – С. 26 – 27, 109 – 110, 190 – 191, 304 – 306.], Кортелайнен К. Е. (1982 – 1990 годы), Силлар Рейн (1990-сентябрь 1991 года).

Как видим – большинство руководителей республиканских управлений КГБ – представители народов проживающих на территории СССР, а не «великорусские шовинисты». Чужую национальность пытались приписать и председателю КГБ СССР Юрию Владимировичу Андропову.

Пятый пункт Юрия Андропова

Многих отечественных авторов интересовало в Юрии Андропове его… национальность. Дело в том, что в большинстве официальных биографий этот «важный» пункт отсутствовал. Мы не будем в очередной раз цитировать все «доказательства» того, что Юрий Андропов – чистокровный еврей, а изложим результаты «исследования» журналиста Марка Штейнберга.

Согласно данным этого человека отца Юрия Андропова звали Вэлв (Владимир) Либерман и был он по национальности польский еврей, а мать – Геня (Евгения) Файнштейн. Работал отец телеграфистом на станции Нагутской и умер от тифа в 1919 году. Вдова перебралась с шестилетним сыном в Моздок и вскоре вышла замуж за грека Андропуло, который и усыновил Юрия. Отчим вскоре умер, оставив в «наследство» свою фамилию (переделанную на русский лад – Андропов) и дочь Валентину.

О сводной сестре Юрия Андропова не упоминается не в одной биографии, кроме книги Юрия Тёшкина «Андропов и другие»[23 - Штейнберг М. Кто вы, генсек Андропов? // Еврейская газета, 2004 год, №24—25.]. В этой книге есть интересная фотография, где запечатлен юный Юрий Андропов со своей сестрой Валентиной и бабушкой[24 - Тёшкин Ю. В. Андропов и другие: Документально – художественный роман. – Ярославль., 1998.]. Женщина на снимке – еще одна загадка. Хотя, можно предположить, что это не родственница, а няня.

Первоисточник «семитской» версии происхождения Юрия Андропова – бывший первый секретарь Краснодарского крайкома КПСС Сергей Медунов в одном из интервью сообщил, что его отец работал вместе с родителем Юрия Андропова на железнодорожной станции еще до революции. А звали сослуживца – Владимир Либерман. После 1917 года он зачем-то сменил фамилию на Андропова[25 - Легостаев В. «Гебист магнетический» (продолжение). // Завтра, 2004 год. 4 февраля, №6 (533).].

Сам виновник расследования, будучи уже шефом КГБ, однажды с горечью произнес в разговоре с академиком Евгением Чазовым – руководителем Четвертого управления Минздрава СССР:

«Недавно мои люди вышли в Ростове на одного человека, который ездил по Северному Кавказу – местам, где я родился и где жили мои родители, и собирал о них сведения. Мою мать, сироту, младенцем взял к себе в дом богатый еврей. Так даже на этом хотели сыграть, что я скрываю свое истинное происхождение»[26 - Дюкарев Ю. Семь тайн Андропова. Неизвестные страницы жизни Генсека с Лубянки. // http://www.kommuna.ru/newsview.asp?id=1068790290].

На самом деле Юрию Андропову было что скрывать. О своем детстве и юности Юрий Андропов в зрелые годы вспоминал неохотно. Ведь в многочисленных анкетах и автобиографиях он указывал фальсифицированные данные о своих родителях, а так же месте и, возможно, даже дате своего рождения. Дело в том, что его ближайший помощник и будущий председатель КГБ Владимир Крючков утверждает, что Юрий Андропов появился на свет не в 1914 году, как это написано во всех энциклопедиях, а годом позже[27 - Млечин Л. М. Андропов. – М., 2006., С. 5.].

«Официальная» автобиография Юрия Андропова звучит так:

«Отец был из донских казаков, железнодорожный служащий, мать из мещан. Мать умерла в 1919 году, когда мне было пять лет, отец – в 1929 году. Мать моя родителей не помнила, она в младенческом возрасте была подкинута в семью купца Флекенштейна и воспитывалась в ней до шестнадцати лет. Рано вышла замуж и вскоре после моего рождения развелась с мужем. Ее второй муж, мой отчим, – Федоров Виктор Алексеевич. В его семье я воспитывался вплоть до окончания железнодорожной школы в 1930 году, до начала самостоятельной жизни»[28 - Минутко И. А. Ю. Андропов Реальность и миф., – М., 2004., С. 38.].

На этот документ ссылаются многочисленные биографы председателя КГБ, когда создают положительный или отрицательный образ этой легендарной личности. Слово «легендарная» употреблено сознательно – начиная с тридцатых годов прошлого века жизнь Юрия Андропова окутана множеством мифов. И инициатором их создания выступил он сам.

«Самый загадочный земляк» – так называют Юрия Андропова те, кто живет сейчас на его малой «родине»[29 - Самый загадочный земляк. // Ставропольская правда, 2004 год, 10 июня]. Большинство попыток воссоздать картину его ранних лет жизни заканчивались неудачей. Сначала этому сам препятствовал сам Юрий Андропов – ведь ему было что скрывать. А после его смерти все попытки ставропольских краеведов найти родственников знаменитого земляка и старожилов заканчивались неудачами. Когда летом 2004 года отмечали девяностолетие со дня рождения «генсека с Лубянки», то о его детстве говорили очень лаконично.[30 - Быкова Н. Как нам догнать самих себя. // Ставропольская правда. 2004 год. 16 июня; Босенко И. Мешки из котельной. // Ставропольская правда. // 2004 год. 4 июня.]

Мало кто знает, что до 1931 года Юрия Владимировича Андропова звали Григорием Владимировичем Андроповым-Федоровым. Когда он стал Юрием и утратил половину фамилии – неизвестно[31 - Бабиченко Д. Тайны генсека. Вырванные страницы из биографии Андропова. // Итоги., 2005 год, 3 октября.]. Так же у него были: биологический отец (его имя неизвестно) и два отчима. Словно профессиональный революционер или разведчик, он несколько раз переделывал свою биографию, успешно обманывая родное государство.

Родился Юрий Андропов по «официальной» версии 15 июня 1914 года на железнодорожной станции (казачьей станицы) Нагутская Ставропольского края (сейчас селе Солуно-Дмитриевское Андроповского (бывшего Курсавского) района)[32 - Машенко А. Сегодня мы бы жили в другой стране. // Ставропольская правда. 2004 год. 16 июня.] в семье…, а вот тут начинаются расхождения, по официальным данным – железнодорожного телеграфиста, по рассказам его няни – инженера путей сообщений. В одной из собственноручно написанных биографий Юрий Андропов указал:

«…работал на станции Нагутская дежурным по станции. В 1915 году его переводят на станцию Беслан Сев. Кавк. жел. дор. контролером движения».

Так же будущий председатель КГБ сообщил пикантный факт из биографии первого отчима – его исключили из института путей сообщений за… пьянство.[33 - Бабиченко Д. Тайны генсека. Вырванные страницы из биографии Андропова. // Итоги. 2005 год. 3 октября.] Мы бы не стали делать
Страница 7 из 21

из этого сенсацию. Может быть, Андропов благополучно закончил высшее учебное заведение и стал дипломированным специалистом. А из вуза его «выгнал» сын, когда потребовалось иметь безупречную биографию и рабоче-крестьянское происхождение. После Октябрьской революции в СССР безопаснее было иметь родителем малообразованного телеграфиста, чем дипломированного инженера из «бывших».

У первого отчима Юрия Андропова были родственники среди казаков, но сам он не принадлежал к этому военно-земледельческому сословию, охранявшему южные границы Российской империи.[34 - «Мы бренны в этом мире «под луной»: жизнь – только миг…". // Белгородская правда, 2001 год. 15 июня.] Возможно, что он появился на свет в другом месте, а в станицу приехал на работу в качестве специалиста. Эту гипотезу подтверждает его гражданская специальность, далекая от сельского хозяйства и ратного дела. А вот по другой версии, основанной на собственноручно написанной автобиографии будущего руководителя КГБ, его первый отчим – потомственный донской казак.[35 - Минутко И. Андропология. Круглые даты Ю. В. Андропова (90 лет со дня рождения и 20-летие кончины) как повод для мифотворчества. //Новая газета, 2004 год, 11 февраля, №16.]

Владимир Андропов умер от тифа, когда сыну исполнилось, по одно версии четыре, а по другой пять лет. Чтобы не травмировать ребенка, домашние решили скрыть от него эту смерть. Сам Юрий Андропов в одной анкете (заполненной при приеме в Рыбинский речной техникум 22 марта 1932 года) указал дату смерти первого отчима: 1916 год, а в другой анкете (написанной в августе 1937 года): 1919 год.[36 - Бабиченко Д. Тайны генсека. Вырванные страницы из биографии Андропова. // Итоги., 2005 год, 3 октября.]

Не менее трагична и загадочна судьба мамы Юрия Андропова. Она умерла, по одним данным в 1927 году от неизвестной болезни[37 - Млечин Л. М. КГБ. Председатели органов госбезопасности. Рассекреченные судьбы. – М.; 2003., С. 550 – 551; Энциклопедия секретных служб России. – М., 2003., – С. 430.], а по другим – была еще жива в 1931 году. Существует, как минимум, две фотографии, подтверждающие вторую версию. Обе сделаны в городе Моздоке. На первой (1929 год) она запечатлена с выпускниками фабричной – заводской семилетки вместе со своей дочерью Валентиной – сестрой Юрия Андропова. А вторая, датированная 1931 годом – ее прекрасно выполненный фотопортрет. Оба снимка были опубликованы в книге Юрия Тёшкина «Андропов и другие».[38 - Тёшкин Ю. В. Андропов и другие: Документально – художественный роман. – Ярославль., 1998.]

Сам Юрий Андропов внес еще большую путаницу в этот вопрос. В 1939 году он указал в одной из анкет: «Мать умерла в 1931 году». А за пару лет до этого фигурирует другая дата: 1930 год. Так же можно встретить и третью дату: 1929 год.[39 - Бабиченко Д. Тайны генсека. Вырванные страницы из биографии Андропова. // Итоги., 2005 год, 3 октября.]

О происхождение матери Юрия Андропова Евгении Флекенштейн журналистке Оксане Химич тоже рассказал ее правнук.

«Ее, совсем крохотную, подкинули к дверям дома зажиточного купца Карла Файнштейна (правильно – Флекенштейна – прим. авт.). В плетеной корзинке, в которой находился младенец, не было ни записки с именем, ни сведений о родителях. Поэтому, когда купец решил девочку удочерить, он дал ей свою фамилию. Так и появилась метрика с записью: Евгения Карловна Файнштейн. Приемные родители воспитывали Женю как свою собственную дочь. Дали достойное образование (она стала учительницей музыки), подыскали подходящего супруга»[40 - Млечин Л. М. КГБ. Председатели органов госбезопасности. Рассекреченные судьбы. – М.; 2003., С. 550 – 551; Энциклопедия секретных служб России. – М.; 2003., – С. 430.].

Снова семейная легенда. Сам Юрий Андропов в своих собственноручно написанных многочисленных биографиях изложил несколько версий жизни своей мамы и бабушки. Так, в 1937 году он пишет: «Мать происходит из Москвы (семья ремесленника)».

А менее чем через два года новая версия, которая совпадает с семейной легендой.

«Мать родилась в семье прачки (или горничной) … Она была взята на воспитание в семью Флекенштейна. Сам Флекенштейн был часовых дел мастер. По документам числится как купец. Умер в 1915 году. Жена его сейчас живет в Москве. Пенсионерка».

В 1937 году во время беседы с инструктором ЦК ВЛКСМ Капустиной (комсомольский чиновник выясняла детали биографии секретаря Ярославского обкома ВЛКСМ) Юрий Андропов сообщил:

«Отец – железнодорожный служащий… Мать происходит из семьи мещан Рязанской губернии. Была подкинута маленьким ребенком в семью часовых дел мастера финляндского гражданина Флекенштейна, проживавшего в Москве, где и воспитывалась. С 17-летнего возраста работала в качестве учительницы».

В Москве действительно проживала вдова купца Евдокия Михайловна Флекенштейн. Ее покойного мужа звали Карл Францевич и торговал он часами и ювелирными украшениями. Семейный бизнес был у супругов – выходцев из Финляндии успешным. Они владели четырехэтажным особняком на улице Большая Лубянка (дом 26). Это строение сохранилось и в наши дни. В этом доме и родился Юрий Андропов. Более того, несколько раз магазин Флекенштейнов два раза становился объектом нападения погромщиков. Правда, не антиеврейских, как подумали некоторые, а антигерманских. Было такое «хобби» у русских патриотов во время Первой мировой войны – громить германское посольство, магазины, где на вывесках значились немецкие фамилии и т. п.

Мать Юрия Анлропова Евгения Флекенштейн с 1913 года начала преподавать в московской женской гимназии Минсбаха. Этим она занималась до февраля 1917 года, а потом вместе с сыном уехала в провинцию. Там она сменила биографию и повторно вышла замуж. Высока вероятность того, что биологическим отцом Юрия Андропова был не железнодорожник Владимир Андропов, а другой человек. Он мог уйти из семьи, умереть в 1916 году (вспомним запись в одной из автобиографий сына) или погибнуть в Гражданскую войну как белогвардейский офицер. В 1937 году циркулировали слухи о том, что отец Юрия Андропова – царский офицер[41 - Бабиченко Д. Тайны генсека. Вырванные страницы из биографии Андропова. // Итоги., 2005 год, 3 октября.].

В 1921 году Евгения Флекенштейн вышла замуж в третий раз за помощника машиниста паровоза Виктора Александровича Федорова. После ее смерти второй отчим Юрия Андропова снова женился.[42 - Химич О. Неразгаданная любовь Андропова. // Интернет – журнал «Монокль» №3 (март) за 2004 год. http://www.borovik.com/index.php?zh=16&st=7; Минутко И. Андропология. Круглые даты Ю. В. Андропова (90 лет со дня рождения и 20-летие кончины) как повод для мифотворчества. // Новая газета, 2004 год, 11 февраля, №16.] В 1922 году (по другим данным в 1924 году) они перебрались в Моздок (Северная Осетия), где Юрий окончил семилетнею железнодорожную фабрично – заводскую школу,[43 - Млечин Л. М. КГБ. Председатели органов госбезопасности. Рассекреченные судьбы. – М.; 2003., С. 550 – 551; Энциклопедия секретных служб России. – М.; 2003., – С. 430] его второй отчим преподавал там слесарное дело[44 - Млечин Л. М. Андропов. – М., 2006., С. 5.], а мама там же обучала детей музыке, рисованию и немецкому языку. Сейчас это школа №108.[45 - Босенко И. Мешки из котельной. // Ставропольская правда. //
Страница 8 из 21

2004 год, 4 июня]

С августа по декабрь 1930 года Юрий Андропов работал сначала рабочим на телеграфе, а с декабря 1930 по апрель 1932 года учеником и помощником киномеханика Клуба железнодорожников.[46 - ЛУБЯНКА: Органы ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-МВД-КГБ. 1917—1991. Справочник., -М.; 2003., С. 251] Тогда же вступил в комсомол.

Понятно, что при наличии такой специфичной биографии Юрию Андропову проще было демонстрировать окружающим свои попытки скрыть «еврейское» происхождение, чем родителей из «бывших».

Миф №2. Оккультисты, уфологии и экстрасенсы с Лубянки

Темы «оккультные тайны Лубянки», экстрасенсы из КГБ и чекисты – охотники на НЛО популярны у авторов многочисленных «страшилок» и «фэнтэзи» о КГБ. Причем если первую тему активно разрабатывают «историки», описывая результаты своих многолетних «научных» изысканий трудов в многочисленных книгах, то вторую и третью тему – журналисты и создатели «документальных» фильмов. Например, американских картин «Секретные файлы КГБ об НЛО» и «Секретные файлы КГБ: паронормальные явления». Обе «документальные» ленты были созданы на рубеже двух веков, но такое ощущения, что сценарии этих фильмов были написаны во время «холодной войны». Очень много антисоветской и антироссийской риторики и «страшилок» о КГБ. Да и выбор ведущего – актера Роджера Мура, одного из исполнителей роли Джеймса Бонда, тоже символичен.

Оккультисты с Лубянки

Не будем пересказывать этот миф. Перечислим лишь изданные в последние годы книги, где он подробно и красочно расписан: «Оккультисты Лубянки»[47 - Андреев А., Бережков В. Оккультисты Лубянки. – М., 2006.], «Советский оккультизм. Тайны НКВД и КГБ»[48 - Бубличенко М. М. Советский оккультизм. Тайны НКВД и КГБ. – М., 2006.], «Оккультный Сталин. Бесы и демоны советского тирана»[49 - Первушин А. Оккультный Сталин. Бесы и демоны советского тирана. – СПб., 2007.], «Битва за Шамбалу. НКВД против Аненеребе»[50 - Лиин фон Паль Битва за Шамбалу. НКВД против Аненеребе. – М., 2007.], «Оккультный Сталин»[51 - Первушин А. Оккультный Сталин. – М., 2006.], «НКВД. Война с неведомым»[52 - Бушков А. НКВД. Война с неведомым. – М., 2007.], «Битва за Гималаи. НКВД: магия и шпионаж»[53 - Шишкин О. Битва за Гималаи. НКВД: магия и шпионаж. – М., 2003.] и другие. Авторы этих произведений утверждают, что Спецотдел ВЧК – ОГПУ – НКВД был создан и занимался исключительно проблемами в сфере оккультизма и паранормальных явлений. А возглавлявший этот отдел чекист Глеб Бокия был великим чернокнижником и магом.

В реальном, а не в созданном авторами этих книг магическом мире, большинство сотрудников Спецотдела занималось совершено другими делами – вопросами криптографии, проверкой соблюдения требований режима секретности в советских государственных, общественных и партийных учреждениях и другими вопросами, входящими в компетенцию органов госбезопасности.

Зачем Лубянке Спецотдел?

Вопреки распространенному мнению Спецотдел ВЧК был создан не для проведения научных изысканий в оккультной сфере, а решения множества проблем, связанных с организацией криптографической службы и создания системы защиты государственных и военных тайн.

Систему органов шифровальной связи принято называть специальной службой. Эта сфера деятельности в любом государстве всегда остается «в тени». О том, как была организована криптографическая служба в начале прошлого века в Российской империи – подробно рассказано в серии статей[54 - Чертопруд С. В. История органов криптографической связи России. // ВКСС. Connect. 2001 год. №4; Чертопруд С. В. Организация защиты государственных секретов в МИД Российской империи с 1903 по 1917 год. // Вопросы защиты информации. 1998 год. №1—2 (40—41); Чертопруд С. В. Особенности защиты государственных секретов в России в начале 20 века. // Дипломная работа. Российский государственный гуманитарный университет. Москва. 1997 год; Чертопруд С. В. Организация защиты информации в Российской армии в начале XX века. // Вопросы защиты информации. 1999 год, №1 (44).], поэтому мы не будем останавливаться на этом вопросе. Отметим лишь один важный факт. Советское правительство не могло слепо скопировать достижения предшественников или привлечь кого-то из крупных специалистов к разработке системы шифровальных органов. И дело не только в недоверии к царским чиновникам, когда необходимо, «забывали» про их плохие анкетные данные, а в отсутствие таких специалистов. Были прекрасные криптоаналитики, способные вскрыть любую шифровальную систему, но не было опытных администраторов, способных организовать их работу. Существовавшие в Российской империи ведомственные специальные службы страдали четырьмя главными и множеством мелких недостатков. Они были учтены Глебом Бокием при создании единой системы органов специальной (шифровальной) службы в СССР. Чекист избежал ошибок своих предшественников. Перечислим основные причины, почему в Советской России систему защиты государственных секретов пришлось создавать «с нуля».

Во-первых – ведомственная разобщенность. МИД, Генеральный штаб и МВД Российской империи имели свои органы шифросвязи. Эти подразделения не только разрабатывали криптосистемы, но и эксплуатировали их, а так же контролировали соблюдения всех требований шифродисциплины.

На практике это привело к тому, что на службе в каждом из трех ведомств находились только специалисты, чьи навыки были востребованы. Так, занимался Департамент полиции перлюстрацией корреспонденции и вскрытием шифровальных систем используемых на линиях связи иностранных посольств и противниками существующей власти, поэтому там служили высокопрофессиональные криптоаналитики. Они занимались исключительно дешифровкой. А вот созданию новых криптосистем уделялось минимальное внимание. Хотя иногда чиновники этого ведомства знакомились с опытом своих коллег, правда, происходило это крайне редко.

Во-вторых, при разработке криптосистем не всегда учитывались отечественные и зарубежные достижения в области криптоанализа.

Один из принципов построения надежных криптосистем, впервые прозвучавший в книге Керкхоффа «Военная криптография» (издана в 1883 году), гласил: «стойкость шифросистемы может проверить только криптоаналитик, а не ее разработчик». Такого мнения специалисты продолжают придерживаться до сих пор[55 - Кан Д. Взломщики кодов. – М., 2000., – С. 75.]. А в то время дешифрованием занимались только в МИДе и Департаменте полиции. Поэтому в военном ведомстве не было людей способных реально оценить стойкость использующихся кодов и шифров. Минимальное соблюдение требований шифродисциплины.

Этим недостатком страдали все три ведомства[56 - Чертопруд С. В. История органов криптографической связи России. // ВКСС. Connect., 2001 год, №4.].

В третьих, в Российской империи не существовало высших учебных заведений, где бы готовили криптографов. Никто не писал учебных пособий по этой области знаний, не публиковал «закрытых» научных статей и т. п. Это в Советском Союзе можно было защитить кандидатскую и докторскую диссертацию в сфере криптографии и получить Государственную или Ленинскую премию за достижения в этой сфере.

В четвертых, власти уделяли
Страница 9 из 21

недостаточное внимание вопросам криптографии. Приведем лишь один пример. Созданное в ноябре 1911 года при Генеральном штабе австро-венгерской армии криптоаналитическое бюро до сентября 1914 года не смогло дешифровать не одной русской криптограммы[57 - Анин Б. Петрович А. Радиошпионаж. – М.1996., – С. 361.]. Хотя это не спасло от поражений на фронтах Первой мировой войны царскую армию. На фронте использовались легко вскрываемые противником системы шифрования и командование не замечало регулярные и систематические нарушения требований организации шифровальной связи[58 - Чертопруд С. В. Век технической разведки. // Независимое военное обозрение, 1998 год. 4 декабря. №46; Анин Б. Петрович А. Радиошпионаж, – М.,1996, – С. 385—386, 388—391, 393—394; Соболева Т. А. Тайнопись в истории России., – М., 1994 год, – С. 277, 278; Кан Д. Взломщики кодов., – М., 2000., – С. 107; Богуславская О. Ключ без права передачи //МК- Московский комсомолец. 1996 год. 26 июня, №116; Звонарёв К. К. Агентурная разведка., Т. 2, – М., 1931., – С. 69.].

Так что Глебу Бокию и чекистам пришлось создавать не только новые шифры, но и общероссийскую систему шифровальных органов. Позднее органам госбезопасности было поручено контролировать все происходящие в этой сфере процессы.

Чем занимался Спецотдел

Специальный отдел ВЧК был организован согласно приказу Управления делами ВЧК №22 от 28 января 1921 года. Его начальником назначили Глеба Ивановича Бокия[59 - ЛУБЯНКА: Органы ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-МВД-КГБ. 1917—1991. Справочник., -М.; 2003.– С. 21.]. Хотя официально Спецотдел появился значительно позже – 5 мая 1921 года, когда малый Совет Народных Комиссаров принял постановление «О создание специального отдела при ВЧК». Этот документ интересен тем, что на многие десятилетия определил не только особый статус нового подразделения Лубянки (не зря даже в название нормативного акта подчеркивается «отдел при ВЧК»), но и круг решаемых им задач.

В преамбуле Постановления верно констатировалось:

«…1) Отсутствие в Республике центра, объединяющего и направляющего деятельность шифровальных органов различных ведомств, и связанные с этим системность и случайность в постановке шифровального дела,

2) Возможность, благодаря этому при существующем положении широкого осведомления врагов Рабе Крестьянского государства о тайнах Республики…»

Дальше указывалось, что для исправления этого положения необходимо образовать при ВЧК «„Специальный отдел“, штаты в коем утверждал председатель ВЧК. Начальник Специального отдела назначается Совнаркомом».

Все основные задачи, решаемые этим специфичным подразделением органов госбезопасности, были распределены на две категории: «постановка шифровального дела» и «постановка расшифровального дела» в РСФСР.

В сфере организации шифровальной службы Спецотделу предписывалось:

«А. Научная разработка вопросов шифровального дела:

а) анализ всех существующих и существовавших русских и иностранных шифров;

б) создание новых систем шифров;

в) составление описаний шифров и инструкций шифровальному делу и пользованию шифрами;

г) собирание архивов и литературы по шифровальному делу для сконцентрирования такового при Спецотделе;

д) составление и издание руководств по вопросам шифрования.

Б. Обследование и выработка систем шифров:

1. Обследование всех действующих в настоящее шифров и порядка пользования ими шифрорганами;

2. Окончательная обработка инструкций по шифровальному делу и пользованию шифрами и выработка правил работы шифрорганов;

3. Распределение вновь выработанных систем шифров между всеми ведомствами.

В. Организация учебной части:

1. Выработка программы школы шифровальщиков;

2. Создание школы шифровальщиков;

3. Укомплектование школы преподавателями и учебниками.

Г. Учет личного состава шифровальных органов. Наблюдение за закономерной постановкой шифровального дела. Инструктаж и инспекция шифровальных органов:

1. Учет и проверка всех сотрудников всех шифрорганов;

2. Распределение всяких сотрудников всех шифрорганов между последними, в зависимости от индивидуальных качеств каждого работника и фактической потребности в работниках в том или ином шифроргане, а также зависимо от государственной важности каждого учреждения;

3. Чистка неблагонадежного и неспособного элемента из всех шифрорганов;

4. Наблюдение за закономерной постановкой шифровального дела во всех шифрорганах;

5. Инструктировка и инспекция всех шифрорганов и проведение в жизнь Инструкции и правил по шифровальному делу».

А вот перечень задач в сфере радиоразведки и дешифровальной службы:

«1. Изыскание способов повсеместного улавливания всех радио, телеграмм и писем неприятельских, иностранных и контрреволюционных;

2. Открытие ключей неприятельских, иностранных и контрреволюционных шифров;

3. Расшифровка всех радио, телеграмм и писем неприятельских, иностранных и контрреволюционных».

В последнем абзаце Постановления подчеркивалось:

«Все распоряжения и циркуляры Специального отдела при ВЧК по всем вопросам шифровального и расшифроваьного дела являются обязательными к исполнению всеми ведомствами РСФСР»[60 - Постановление Малого Совнаркома РСФСР О создание Специального отдела при ВЧК от 5 мая 1921 года. // цит. по: Прохоров Д. П. Разведка от Сталина до Путина. – СПб., 2005., – С. 364—365.].

На Постановление стояло три подписи: самого Владимира Ильича Лениным, секретаря СНК РСФСР Лидии Александровны Фотиевой и управляющего делами СНК РСФСР Николая Петровича Горбунова.

СНК РСФСР 12 июня 1921 года утвердил членом Коллегии ВЧК и начальником Спецотдела Глеба Ивановича Бокию. С этого времени и до ликвидации Коллегии в июле 1934 года после образования НКВД он был членом коллегии ВЧК-ГПУ-ОГПУ. По совместительству с работой на Лубянке он одновременно входил в коллегии НКВД РСФСР (до его ликвидации в 1930 году), цензурного ведомства Главлита и Верховного суда СССР.

Начальника Спецотдела сложно назвать дилетантом в сфере организации и руководства различными подразделениями органов госбезопасности. Он возглавлял Петроградскую ЧК, руководил Особыми отделами Восточного и Туркестанского фронтов. Причем в Средней Азии ему довелось заниматься советским строительством. И к началу 1921 года в полной мере проявились его организаторские способности, а так же обостренное чувство справедливости и принципиальность. Единственный недостаток – будущий руководитель криптографической службы никогда не занимался вопросами шифрования, да и от радиоразведки был далек.

К декабрю 1922 года Спецотдел состоял из трех отделений[61 - ЛУБЯНКА: Органы ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-МВД-КГБ. 1917—1991. Справочник., -М., 2003.– С. 28.], которые возглавляли Николай Яковлевич Клименков, Григорий Карлович Крамфус и Владимир Дмитриевич Цибизов. К середине двадцатых годов прошлого века число отделений увеличилось до семи.

1-е отделение – «наблюдение за всеми государственными учреждениями, партийными и общественными организациями по сохранению государственной тайны»;

2-е отделение – теоретическая разработка вопросов криптографии, выработка шифров и кодов для ВЧК-ОГПУ и всех других учреждений страны.
Страница 10 из 21

В нем работало семь человек;

3-е отделение – «ведения шифрработы и руководства этой работой в ВЧК». Так же оно занималось вопросами организации шифропереписки с зарубежными советскими учреждениями. Первоначально в этом отделение трудилось три сотрудника;

4-е отделение – «открытие иностранных и антисоветских шифров и кодов и дешифровка документов». Его штат был чуть больше – восемь человек;

5-е отделение – «перехват шифровок иностранных государств; радиоконтроль и выявление нелегальных и шпионских радиоустановок; подготовка радиоразведчиков»;

6-е отделение (лаборатория) – «изготовление конспиративных документов»;

7-е отделение – «химическое исследование документов и веществ, разработка рецептов; экспертиза почерков, фотографирование документов».

Постепенно отдел расширялся, ставились новые задачи, создавались научно-исследовательские лабораторий различного профиля, привлекались к сотрудничеству выдающиеся, известные ученые. Появился филиал в Ленинграде при местных органах государственной безопасности, (подчиненный Центру).

К сожалению, у большинства интересующихся историей советских спецслужб Спецотдел ассоциируется с мероприятиями в сфере изучения оккультизма и разработке различных ядов. Да, действительно, было и такое в истории этого подразделения, но токсикологическое отделение появилось лишь в 1934 году, а исследования в сфере паранормальных явлений велись с 1924 года по 1937 год под руководством члена ученой конференции Бехтеревского института врача-биолога Александра Васильевича Барченко.

Кратко расскажем об этом ученом. Он родился в 1881 году в семье присяжного поверенного Елецкого окружного суда, владельца нотариальной конторы, друг Ивана Бунина Василия Ксенофонтовича Барченко. Отец оплатил учебу Александра в престижной Петербургской гимназии и надеялся, что сын окончит университет и пойдет по его стопам. Вот только Александра интересовала романтика дальних дорог и ремесло журналиста.

Ко времени начала своей журналистской и литературной работы в качестве туриста, рабочего и матроса сумел обойти и объехать большую часть России и некоторые места за границей. Работал и чиновником в министерстве финансов. Два с половиной года слушал лекции в Казанском и Юрьевском университетах, на медицинских факультетах, но прекратил учение «а неимением средств». С 1904 по 1914 год жил за счет литературной деятельности – его статьи и очерки в журналах «Мир приключений», «Жизнь для всех», «Русский паломник», «Природа и люди», «Исторический журнал» и др. Когда началась Первая мировая война, то Александр Барченко был призван в действующую армию. В феврале 1915 года демобилизован по болезни («органическое поражение мозга и припадки эпилепсии»). После полугодового лечения вновь занялся литературной деятельностью[62 - Кудрявцев Э. Новое об оккультисте Страны Советов. // Нева. 2006 год. №12.].

Начиная с 1915 года Александр Барченко начал осуществлять опыты по изучению особых форм энергии и телепатии. Вскоре после революции 1917 года он читал лекции на тему древних цивилизаций, обладавших будто бы высочайшим уровнем научных знаний, и рассказывал о сакральном смысле древних мифов. Одновременно он продолжал заниматься литературной деятельностью, что бы заработать на жизнь.

Советскую власть он принял с радостью, т. к. в коммунистическом учении почувствовал родство со своими нравственными идеалами. Александр Барченко выступал на кораблях Балтийского флота и вдохновлял революционных матросов описаниями существовавшего некогда Золотого века, который он отождествлял с первобытным коммунизмом. Впечатление, произведенное этими откровениями, было столь значительным, что, когда в 1920 году Александр Барченко планировал экспедицию на Тибет, где он надеялся отыскать легендарную Шамбалу, двое моряков захотели его сопровождать и обратились с такой просьбой в Наркомат иностранных дел.

В 1919 году Александр Барченко окончил Высшие одногодичные курсы по естественно-географическому отделению при 2-м Педагогическом институте Петрограда. Годом позже судьба свела его с академиком Владимиром Михайловичем Бехтеревым – известным психиатром, неврологом и психологом. По представлению академика, Барченко отправился в Лапландию для исследования загадочной болезни – «мерячения». Один из исследователей так описывал проявление этой болезни у женщины-якутки:

«Сознание путается, появляются устрашающие галлюцинации: больная видит черта или что-нибудь подобное; начинает кричать, ритмично биться головой о стену, рвать на себе волосы».

Два года пробыл Александр Барченко на Севере. Работая на биостанции в Мурманске, изучал морские водоросли с целью их использования в качестве корма для рогатого скота. Вел работы по извлечению агар-агара из красных водорослей. Выступал с лекциями, в которых пропагандировал употребление в пищу человеком морской капусты. Кроме того, изучал прошлое края, быт и верования лопарей. А в августе 1922 года он отправился в давно задуманную экспедицию в район расположенный в самом центре Кольского полуострова, традиционно именуемый Русской Лапландией. Она была снаряжена по инициативе Мурманского Губэкосо (экономического совещания). Участвовали в ней 13 человек. Самые интересные находки были сделаны в районе Сейдозера. В безлюдной тундре удалось обнаружить какие-то геометрически правильные плиты, просеки, пирамидоподобное сооружение. В одном из ущелий участники экспедиции увидели желтовато-белую колонну, вроде гигантской свечи, а рядом с ней – кубический камень. Барченко решил, что нашел следы древней, никому не известной цивилизации, получившей название Гиперборея.

После возвращения в Москву Александр Барченко полностью посвятил себя активному и многолетнему общению с представителями различных религий и мистических учений. Так, революционные буддисты посвятили его в учение Калачакры, которое российский мистик переосмыслил в соответствии с воспринятыми им ранее оккультными идеями. Барченко был убежден в том, что самые разные его учителя воспроизводят идеи единого древнего знания, которое являлось достоянием давно исчезнувших великих цивилизаций. Помимо буддистов, на Барченко оказали влияние также представители секты странников-голбешников (от «голба» – подполье), родственной секте бегунов, которые исповедовали идею поисков земного рая – Беловодья, сходного с буддийской Шамбалой. Так же Александр Барченко встречался с высокопоставленными тибетскими ламами, которые неоднократно посещали город на Неве.

Идеями Александра Барченко заинтересовался Глеб Бокия. Их познакомил бывший сотрудник Петрочека Карл Федорович Шварц, ставший с 1923 года частым гостем Александра Барченко в большой квартире на углу улицы Красных Зорь (Каменноостровский проспект) и Малой Посадской, напротив нынешнего «Ленфильма»[63 - Мороз Е. Коммунизм и еврейская магия. // Нева. 2005 год. №6; Бумагин В. «Древняя наука» Александра Барченко. // НЛО. 2005 год. №6.]. Сам Глеб Бокия во время допросов в 1937 году и знавшие его люди утверждали, что руководитель Спецотдела стал жертвой талантливого авантюриста
Страница 11 из 21

Александра Барченко. Дескать последний так увлек опытного чекиста своими идеями, что тот утратил всякую связь с реальностью. В принципе такое возможно. Так же нужно учитывать тот факт, что цели этих двух людей частично совпадали. Речь идет о проникновение в Тибет усиления там влияния Москвы. Понятно, что если Александра Барченко интересовала таинственная и легендарная Шамбала, то Глеба Бокию – приобретение «агентов влияния» среди тибетских лам и ослабления в этом регионе влияния Великобритании.

В это время Александр Барченко активно работал над проектом созыва съезда носителей «древнего знания», принадлежащих к разным конфессиям. Осуществляя свой план, Барченко отправился в 1927 году в Бахчисарай, где установил связь с членами мусульманского дервишского ордена Саиди-Эддини-Джибави. Впоследствии он вызывал в Москву и приводил к Бокию сына шейха этого ордена. Примерно в то же время Барченко ездил в Уфу и Казань, где познакомился с дервишами орденов Накш-Бенди и Халиди. Еще ранее, надеясь на поездку в Тибет, Барченко планировал также встречу с главой исмаилитов Ага-Ханом, что в ходе следствия вменяли ему в вину как свидетельство связей с английской разведкой.

Если говорить о попытках Спецотдела организовать экспедиции в Тибет, то здесь нужно отметить важный момент. Руководство СССР, а без санкции членов правительства такие экспедиции не могли бы состояться, было заинтересовано в проникновение на территорию Тибета, Индии и Афганистана с геополитической точки зрения. Оккультизм служил лишь «прикрытием» для проведения такой экспедиции. Главный и традиционный противник нашей страны в этом регионе – Англия, всячески препятствовала усилению влияния Москвы. Предполагалась, что группа «сумасшедших» ученых – энтузиастов, занятых поисками Шамбалы, будут привлекать меньше внимания, чем финансируемая государством научная экспедиция.

Мало кто знает, что в 1923 – 1926 годах ОГПУ совместно, опять же, с наркоматом иностранных дел организовало экспедицию в Монголию и Тибет. Ее главным сенсационным результатом стало открытие беспрецедентного количества захоронений аристократии хунну (конец 1 в. до н. э. – начало 1 в. н. э.) в горах Ноин-Ула. Древней кочевой народ Хунну населял степи к востоку от Китая. Именно из-за постоянных набегов этих кочевников императоры Поднебесной империи возвели Великую китайскую стену. О существование самого народа до сенсационных открытий Козлова ничего не было известно.

Этого археолога, путешественника и этнографа сложно причислить к категории мистиков. Профессиональным путешественником и исследователем Тибета и Монголии он стал еще в последние годы XIX века. В 1910 году Петр Кузьмич Козлов получил большие золотые медали от географических обществ, английского и итальянского. Так зарубежные коллеги отметили его сенсационное открытие засыпанного песком города Хара-Хото, который находился в центре Монголии, в низовьях реки Эцзин-гола.

В 1922 году советское правительство приняло решение об экспедиции в Центральную Азию. Во главе экспедиции – Петр Кузьмич Козлов. Они исследовали верхний бассейн реки Селенги и в южной монгольской полупустыне, в горах Ноин-Ула, провели раскопки более двухсот курганов. На вершине Ихэ-Бодо в Монгольском Алтае, на высоте около трех тысяч метров, экспедиция открыла древний ханский мавзолей. Но самое удивительное из открытий удалось сделать в горах Восточного Хангая, где была найдена усыпальница тринадцати поколений потомков Чингисхана. Дальше планировалось посетить Лхасу, но британцы сделали все, что бы не допустить русских в столицу Тибета.

Умер Петр Кузьмич Козлов собственной смертью в 1935 году в возрасте 72 лет.

Так что и аналогичная экспедиция по проникновению в Индию и Тибет, организованная Спецотделом, тоже носила скорее научный и политический, чем оккультный характер.

С полным основанием можно утверждать, что создание Спецотдела – полезное, дальновидное решение, принесшее пользу не только советским спецслужбам, но и различным отраслям народного хозяйства, обороноспособности государства, развитию науки.

О проводившихся исследованиях знал не только Глеб Бокия, но и руководство ВЧК-ГПУ, и даже отдельные руководители страны.

Вот что, в частности написал нарком иностранных дел Георгий Чичерин в своем заключение для Политбюро 1 августа 1925 года:

«Некто Барченко, уже 19 лет изучает вопрос о нахождении остатков доисторической культуры. Его теория заключается в том, что в доисторические времена человечество развило необыкновенно богатую культуру, далеко превосходившую в своих научных достижениях переживаемый нами исторический период. Далее он считает, в среднеазиатских центрах умственной культуры, в Лхасе, в тайных братствах, существующих в Афганистане и тому под., сохранились остатки научных познаний этой богатой доисторической культуры. С этой теорией Барченко обратился к тов. Бокию, который ею необыкновенно заинтересовался и решил использовать аппарат своего Спец. Отдела для нахождения остатков доисторической культуры. Доклад об этом был сделан в Коллегии Президиума ОГПУ, которое точно так же чрезвычайно заинтересовалось задачей нахождения остатков доисторической культуры и решило даже употребить для этого некоторые финансовые средства…»[64 - Шишкин О. ОГПУ-НКВД впадал в мистицизм.// Независимое военное обозрение, 1999. 17 сентября].

Поясним, что речь идет о специально сформированной группе из ученых самых разных специальностей. Все они формально находились в подчинении заведующего лабораторией Спецотдела Евгения Евгения Гопиуса, который возглавлял 7-е отделение (лабораторию) и числился заместителем Глеба Бокия по научной работе. Да и занимались эти люди не только вопросами оккультизма, но и множеством других вещей. Например, разработка специальных технических средств для негласного получения информации («жучки», средства радиоразведки и т.п.).

После ликвидации Спецотдела вопросами криптографической связи занимались сотрудники 9-го отдела ГУГБ НКВД СССР (декабрь 1936 – март 1938 года, до ареста ими руководил Глеб Бокий), Секретно-шифровального отдела НКВД (март-июнь 1938 года), 3-го спецотдела НКВД (июнь-сентябрь 1938 года), 7-го отдела ГУГБ НКВД (сентябрь 1938-февраль 1941 года), 5-го отдела НКГБ (февраль-июль 1941 года), 5-го спецотдела НКВД (июль 1941 – ноябрь 1942 года), 5-го управления НКВД (ноябрь 1942 – апрель 1943 года), 5-го управления НКГБ (апрель 1943 – май 1946 года), 6-го управления МГБ (май 1946 – ноябрь 1949 года), в 1949 – 1953 годах – Главного управления специальной службы ЦК партии, в 1953—1954 годах – 8-го управления МВД, в 1954—1991 годах – 8-го Главного управления КГБ.

Коньяк в обмен на секретные документы

Сотрудники Спецотдела регулярно проверяли соблюдения требований ведения секретного делопроизводства, организации внутриобъектового и пропускного режима, а так же надежности инженерно-технических средств защиты.

Сам начальник Спецотдела рассказывал о случае, произошедшем с будущим наркомом иностранных дел Литвиновым в 1922 году:

«Я сказал Литвинову, что у него плохо охраняется комната, где находится сейф с секретными
Страница 12 из 21

документами, и кончится тем, что их у него свистнут… Литвинов расхохотался, тогда я предложил ему пари на бутылку французского коньяка, что я у него документы из сейфа выкраду.

Ударили по рукам. После этого он поставил у дверей комнаты, которая раньше не охранялась, часового. Но все равно конечно, мои люди залезли в комнату, вскрыли сейф и забрали документы. Я посылаю эти документы Литвинову и пишу ему, чтобы прислал проигранный коньяк. И представьте себе: на другой день мне звонит Ленин и говорит, что к нему поступила жалоба Литвинова, что я взломал его сейф».[65 - Амиров Р. Уши Лубянки. // Оренбургские губернские ведомости, 2001 год, 5 июня.]

Оговоримся сразу, чекисты крайне редко позволяли себе такие «выходки». Обычно процедура проверки носила официальный характер. Чекисты просто проверяли соблюдение всех требований нормативных документов в сфере организации секретного делопроизводства, внутриобъектового и пропускного режима, организации шифровальной работы и т. п. А свою способность добывать документы из запертых и опечатанных сейфов, не оставляя при этом следов, они в течение всего периода существования Советского Союза доказывали, когда тайно проникали на территорию иностранных дипломатических миссий.

Спецотдел наводит порядок

Начиная с 1923 года руководство страны начало принимать жесткие меры по соблюдению требований организации шифровальной связи во всех без исключения учреждениях Советского Союза. Так, 15 марта 1923 года всем местным прокурорам была разослана шифротелеграмма отдела прокуратуры Наркомата юстиции, где говорилось о строгом соблюдение инструкций шифроорганами.

«Никаких разговоров о шифре с кем бы то не было, не допустимы без исключения. Виновные в нарушение этого будут привлекаться к ответственности, вплоть до придания суду».

Кроме этого, служащим, имевшим отношение к шифроорганам, запрещалось посещать иностранные миссии, представительства, торговые консульства и организации Помгола (Помощь голодающим), а так же иметь знакомства с сотрудниками этих органов. В случае наличия родственников или знакомых в иностранных миссиях, работники шифроорганов должны были сообщить об этом шифровальные отделения по месту работы. Нарушители требований циркуляра привлекались к «ответственности по всей строгости революционного закона».

Другой циркуляр, за подписью секретаря ЦК РКП (б) В. Куйбышева, 22 марта 1923 года был разослан всем секретарям губкомов, областных бюро и ЦК компартий национальных республик. В этом документе говорилось об уголовной ответственности за распространения сведений содержащихся в шифропереписке.

Официальной датой введения единого порядка отправки, хранения и печати шифротелеграмм следует считать 7 декабря 1923 года. В тот день все отправители и получателя шифротеллеграм получили специальный циркуляр за подписью Иосифа Сталина, где были подробно описаны все указанные выше процедуры.

Примерно в это же время вопросами шифроработы в Красной Армии начал заниматься 7-ой (шифровальный) отдел Штаба РККА. При этом он взаимодействовал с 5-ым отделением Спецотдела ГПУ[66 - Чертопруд С. В. История органов криптографической связи России. Часть 2. Организация системы шифровальной службы в Советском Союзе в период Гражданской войны. // ВКСС. Connect., 2001 год, №6.].

Кадры для специальной службы

Первоначально подготовка специалистов для Спецотдела велась на шифровальном отделении курсов ВЧК, которые размещались в Москве на улице Покровка в доме №27. Руководил курсами заместитель председателя ВЧК Иосиф Станиславович Уншлихт. Среди преподавателей курсов были специалисты – криптографы из Департамента полиции и Министерства иностранных дел Российской империи.

Вот что пишет в своих воспоминаниях бывший слушатель этих курсов М. П. Шариков:

«В ноябре 1921 года я, работник Краснопресненского райкома комсомола, по партийной мобилизации был направлен на курсы ВЧК. На курсах, которые помещались на Покровке в доме 27, меня определили на шифровальное отделение. В то время шифровальная работа в нашей молодой Советской республике была еще не налажена. Мало было советских специалистов-шифровальщиков. На курсах нас обучали старые специалисты, работавшие до революции в царской полиции и осужденные советским судом на длительные сроки заключения. На лекции их приводили под охраной. Среди старых специалистов, читавших нам лекции, мне хорошо запомнился Кирпичников-Кривош (правильно Кривош-Немач – прим. авт.), по национальности серб, знавший 14 языков и являвшийся агентом многих разведок. Его лекции познакомили нас с историей криптографии, дали большие знания в области шифров и различных систем стеганографического письма. Другой такой же старый специалист Зыбин учил нас законам дешифровок. Из советских специалистов, занимавшихся с нами, мне запомнился Дельгинштед. Он учил нас разработке и составлению советских шифров, применению их на различных линиях связи. Руководитель нашего отделения В. Д. Цибизов (Владимир Дмитриевич Цибизов в середине тридцатых годов стал помощником начальника отдела 9-го отдела НКВД СССР, а затем возглавил 8-ой (криптография) отдел Генштаба РККА – прим. авт.) читал лекции о значении шифров в деле охраны государственных секретов и об организации шифровальной работы в ВЧК, Красной Армии, Наркоминделе, Наркомвнешторге и других важных ведомствах Советского государства.

Кроме нашего специального отделения на курсах были отделения по контрразведывательной, оперативной работе и другие. На курсах мы занимались до марта 1922 года. По окончании курсов мы держали выпускные экзамены. Курсами руководил заместитель председателя ВЧК И. Уншлихт. За его подписью нам выдавали удостоверения об окончании курсов».

Позднее при курсах ВЧК, благодаря активному участию сотрудников Спецотдела Ивана Александровича Зыбина и Владимира Ивановича Кривоша – Неманича (принявшего фамилию Кирпичников), были созданы отдельные 6-месячные шифровальные курсы, на которых изучались основы криптографии, решались учебные задачи по дешифрованию. Первый выпуск состоял из 14 человек.

Владимир Иванович Кривош – Неманич написал для этих курсов краткое учебное пособие по криптографии. Курсы размещались в здании Народного комиссариата иностранных дел на Кузнецком мосту.

В 1921 году в связи с организацией шифровальных подразделений были созданы краткосрочные (от 2 до 6 месяцев) курсы подготовки шифровальщиков.

В 1922 году были сформированы Высшие курсы Государственного политического управления (ГПУ), обучение на которых проводилось в течение 6 месяцев. В Положении об этих курсах указывалось, что они ставят своей целью «теоретическую и практическую подготовку опытных и тактичных ответственных работников различных областей работы органов ГПУ». Характерно, что в перечне изучаемых слушателями учебных дисциплин (всего их было 25) 16-й дисциплиной была радиоразведка, 22-й – криптография и 25-й – русский язык и арифметика. На шифровальном отделении экзаменационную комиссию возглавлял член Коллегии, начальник Специального отдела Глеб Иванович Бокий.[67 -
Страница 13 из 21

Чертопруд С. В. История органов криптографической связи России. Часть 2. Организация системы шифровальной службы в Советском Союзе в период Гражданской войны. // ВКСС. Connect., 2001 год, №6.]

Как видим, никакой специальной подготовки в сфере оккультизма будущие сотрудники Спецотдела не проходили.

Кто мог слушать членов Политбюро

Один из популярных сюжетов связанных с Глебом Бокия и Спецотделом – таинственная «черная тетрадь», которая, якобы, сгубила жизнь не только этому чекисту, но и председателю ВЧК-ОГПУ Феликсу Дзержинскому. Поясним, о чем идет речь. Якобы, Глеб Бокия, используя свое служебное положение, подслушивал телефонные разговоры членов Политбюро и записывал результаты в некую «черную тетрадь». Раз в неделю он приходил с ней к Феликсу Дзержинскому. Разумеется, при обыске во время ареста Глеба Бокии ее не нашли. Да и не могли найти, т.к. ее и не было. А послушать о чем Иосиф Сталин говорит с коллегами по Политбюро теоретически мог любой желающий. Система правительственной ВЧ-связи начала создаваться только в конце двадцатых годов прошлого века[68 - Чертопруд С. В. История органов криптографической связи России. Часть 3. Организация системы шифровальной связи в Советском Союзе с 1925 по 1935 год. Журнал ВКСС. Connect., 2002 год, №1.]. До этого времени руководство страны пользовалось обычной телефонной связью[69 - Чертопруд С. Говорите громче, вас плохо слышно. // Независимое военное обозрение, 2001 год, 23 декабря, №43.].

В 1929 году в составе Оперативного отдела ОГПУ появилось 4-е отделение (правительственная связь). Оно обслуживало 20 абонентов и 3—4 направления связи. Сам отдел занимался решением широкого круга задач, начиная от охраны членов правительства и заканчивая производством обысков.

Функции 4-го отделения:

«Обслуживание отделов телеграфной связью.

Обслуживание отделов по контролю телефонных линий.

Обслуживание радиосвязью в стадии зарождения».

Официальной датой рождения Правительственной междугородней высокочастотной (ВЧ) связи принято считать 10 июня 1931 года, когда согласно Приказу ОГПУ 308/183 от 10 июня 1931 года 4-е отделение Оперативного отдела ОГПУ было переименовано в 5-е (техническое). Так что Глеб Бокия не имел к работе этих подразделений ОГПУ никакого отношения.

Главный «маг» Лубянки

Расскажем теперь подлинную биографию чекиста Глеба Ивановича Бокия. К сожалению, авторы большинства книг об «оккультистах Лубянки» отредактировали жизнеописании этого человека.

Родился Глеб Бокия в 1879 году в Тифлисе в семье интеллигентов и вместе с тем представителей старинного, но сильно обедневшего дворянского рода. Его предок Федор Бокий-Печихвостский, владимирский подкоморий (третейский судья) в Литве, упоминается в переписке Ивана Грозного с Андреем Курбским. Прадедом Глеба Бокия был известный русский математик и физик академик Михаил Васильевич Остроградский – ученый либеральных взглядов, задолго до отмены крепостного права заявивший, что людей надо ценить по их знаниям и способностям, а не по положению.

Отец Глеба Бокия – учитель химии одной из тифлиских гимназий – Иван Дмитриевич Бокия тоже оставил свой след в педагогической науке. Он не только дослужился до чина статского советника и переехал вместе с семьей из провинции в Санкт – Петербург, но и написал учебник «Основания химии», который штудировало не одно поколение гимназистов. Так же он сумел привить тягу к занятиям наукой своим детям – старшему брату и сестре Глеба – Борису и Натальи. Борис до революции преподавал в Петербургском горном институте, а при советской власти стал членом Научно-технического совета Главного горного управления ВСНХ РСФСР, а затем ВСНХ СССР. Он активно участвовал в восстановлении и реконструкции горной промышленности Советской России. Наталья стала историком, преподавала в Сорбонне.

Аналогичная карьера ждала и Глеба Бокию. В 1896 году, после окончания реального училища, он вслед за своим старшим братом поступил в Горный кадетский корпус имени императрицы Екатерины II в Петербурге (Горный институт) – крупнейшее в то время высшее техническое учебное заведение России. Одаренному юноше, обладавшему к тому же немалыми сословными привилегиями, была уготована блестящая научная карьера.

Однако уже в ранней юности он выбрал для себя путь революционера. Окончательно определило выбор жизненного пути Глеба следующее событие. В 1893 году Борис, в ту пору студент-выпускник Петербургского горного института, предложил брату и сестре принять участие в демонстрации студентов. Тогда это было модным увлечением учащийся молодежи. Правда, большинство участников таких манифестаций после вручения диплома старались забыть о своем леворадикальном увлечение и полностью посвящали себя карьере. Произошло столкновение с полицией. Все трое были арестованы, причем Глеба еще и избили. Их освободили по ходатайству отца. Все эти события пагубно отразились на больном сердце родителя, и спустя несколько дней он скончался. Потрясенные свалившимся на семью горем, братья приняли диаметрально противоположные решения. Если Борис, сочтя себя виновником смерти отца, отошел от политики, то Глеб, наоборот, окончательно встал на стезю профессионального революционера.

Поступив в Горный институт, Глеб сделался головой «Украинской петербургской громады» и принимал активное участие в деятельности студенческих земляческих и революционных кружков.

В 1897 года он вступил в петербургский «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». С 1900 года он являлся членом РСДРП. Понятно, что его активная подпольная революционная деятельность не могла остаться без внимания полиции.

В 1901 году Глеб Бокий был арестован на шахтах Криворожского общества, где работал на летней практике. Привлеченный по делу группы «Рабочее знамя», с 9 августа по 25 сентября он содержался под стражей, затем был отдан под особый надзор полиции.

В феврале 1902 года его снова арестовали – за участии в подготовки в Санкт-Петербурге уличной демонстрации. Суд приговорил его к трем годам ссылки в Восточную Сибирь. Летом 1902 года очередной арест – теперь за отказ выехать в место ссылки.

Осенью 1902 года Глеба Бокия снова арестовали – в Иркутске он занимался распространением листовок во время проведения публичной лекции. Хотя под арестом он находился недолго. В сентябре 1902 года была объявлена амнистия для студентов, которые участвовали в беспорядках весной того же года и Глеб Бокия вышел на свободу, но при этом продолжал находиться под надзором полиции.

Он становится профессиональным революционером. В 1904 году Глеб Бокия введен в состав Петербургского комитета РСДРП как организатор Объединенного комитета социал-демократической фракции высших учебных заведений.

Советские историки утверждали, что во время революции 1905 года Глеб Бокия был одним из организаторов рабочих дружин в Санкт-Петербурге. На самом деле комплектованием, обучением, снабжением оружием подпольных военизированных групп большевиков занимались другие люди, а Глеб Бокия играл вспомогательную роль. В то время он заведовал «Малороссийской столовой», где был организован медицинский
Страница 14 из 21

пункт под руководством доктора Павла Васильевича Мокиевского, куда свозились раненые рабочие. Так же в помещение столовой хранилась литература антиправительственного содержания. В апреле 1905 года заведующего столовой арестовали делу «Группы вооруженного восстания при Петербургской организации РСДРП», но через несколько месяцев выпустили на свободу. Кроме хранения огромного количества нелегальной литературы (изъята при обыске) и то, что в «Малороссийской столовой» регулярно встречались руководители рабочих дружин (основано на сообщениях агентуры) Глебу Бокия не было предъявлено других обвинений. О дальнейшей революционной деятельности Глеба Бокия расскажем ниже, а пока несколько слов о Павле Васильевичи Мокиевском. Отдельные современные авторы утверждают, что именно этот человек стал первым наставником Глеба Бокия в сфере оккультизма.

Петр Мокиевский родился в 1855 году. Врач, писатель и философ. В 1884 году вышла его первая книга: «Ценность жизни», в которой вопрос о ценности человеческой жизни рассматривается с точки зрения эволюционного оптимизма. Дальнейшее литературное творчество этого человека поражает своим разнообразием. Назовем отдельные работы: «Герберт Спенсер» (1903 год, биография известного британского философа и социолога); «Монистическая философия Эрнста Геккеля» (1906 год); «К вопросу о крестьянстве, как общественной категории» (1906 год; крестьянство, по мнению автора, есть «недифференцированный социальный остаток»); «Счастливая книга несчастного автора» (1908 год, об австрийском философе Отто Вейнингере, чья книга «Пол и характер. Принципиальное исследование», которая до сих пор остается культовой); «Философия Анри Бергсона» (1909 год, один из крупнейших философов XX века) и другие. И никакого намека на оккультизм!

Вернемся к биографии Глеба Бокии. Во второй половине 1905 года он вел партийную работу в организации Петроградской стороны как член районного комитета, создавал боевые дружины. В декабре 1905 года последовал очередной арест. Его задержали на собрании руководителей боевых дружин района. При личном обыске у него были отобраны воззвание Союза рабочих депутатов «Ко всему народу», листок Федеративного комитета РСДРП для сбора пожертвований на вооруженное восстание и партийный членский билет.

В 1906 году Глеб Бокия был осужден Особым присутствием Петербургской судебной палатой по процессу по делу Петербургской организации РСДРП «Процесс 44-х». Глеб Бокий приговорен был к заключению в крепости на два года и шесть месяцев «за участие в сообществе, которое ставит своей целью установление в России социалистического строя»[70 - Шишков Е. Судьбы: жизнь и смерть Глеба Бокия. // Родина. 2000 год. №7.].

В 1907 году, выйдя на свободу, он начал работать в социал-демократической военной организации, являлся партийным руководителем Охтинского и Пороховского районов. При провале военной организации (дело социал-демократической фракции Второй Государственной Думы) Глеб Бокия бежал, но был арестован в июле 1907 года в Полтавской губернии.

С 1912 года он принимал участие в работе по изданию большевистской газеты «Правда», перед мировой войной являлся секретарем Петербургского комитета. В апреле 1914 года его должны были арестовать по делу типографии Петербургского комитета, помещавшейся в Горном институте, но успел скрыться. А в апреле 1915 года ему пришлось дважды скрываться от ареста из-за провала Петроградского партийного комитета.

Весной 1916 года Глеб Бокия был вновь арестован по делу Петроградского комитета, освобожден по болезни, а осенью вторично арестован по тому же делу. Снова освобожденный по болезни в декабре 1916 года до решения дела, он продолжал активно заниматься революционной деятельностью.

С апреля 1917 года до марта 1918 года Глеб Бокия – член Исполнительной комиссии и секретарем Петроградского комитета партии большевиков.

В октябре 1917 года он стал членом петроградского Военно-революционного комитета и одним из организаторов вооруженного восстания «колыбели революции». В феврале – марте 1918 года – член Комитета революционной обороны Петрограда. С марта 1918 года – заместитель председателя, с июля 1918 года – председатель ЧК Союза коммун Северной области. Относительно мирная служба в «колыбели Октябрьской революции» длилась недолго.

С 1919 года Глеб Бокия начальник Особого отдела Восточного фронта. В 1920 году – член Туркестанской комиссии ВЦИК и СНК РСФСР. С 1921 года – член Всероссийской ЧК, затем был членом Коллегии ОГПУ и НКВД СССР, одновременно с января 1921 года – начальник Специального (шифровального) отдела ОГПУ (с 1934 – НКВД) СССР, с декабря 1936 года – начальник 9-го (специального секретно-шифровального) отдела НКВД.

Справедливости ради отметим, что Глеб Бокия прославился не только как один из создателей специальной службы, но и организаторов того, что спустя много лет назовут «Архипелагом ГУЛАГ».

В 1922 году Соловецкий архипелаг вместе со всеми находящимися там монастырями был передан в распоряжение ГПУ. Здесь был создан лагерь, официальное название которого до 1925 года – Северные лагеря особого назначения, или Соловецкий лагерь принудительных работ особого назначения (СЛОН). «Вдохновителем и разработчиком идеи подобного лагеря был Глеб Бокий. Предполагалось создать на изолированных от мира островках концентрационный лагерь для интеллигенции, без каторжного труда. Но за два-три года политизолятор для эсеров, анархистов, эсдеков, бывших белых и царских офицеров превратился в концлагерь для уголовников и политических заключенных, где утверждалась идея принудительного труда и уничтожения людей»[71 - Беляков Л. П. Лагерная система и политические репрессии (1918—1953). – М.-СПб., 1999., – С. 385—391.].

В мае 1937 года во время «чистки» центрального аппарата НКВД, которую проводил нарком внутренних дел Николай Ежов, был арестован по обвинению в «предательстве и контрреволюционной деятельности». В ноябре 1937 года Особой тройкой НКВД приговорен к смертной казни. Расстрелян. В 1956 году реабилитирован.

Как видим – никакого отношения к оккультизму Глеб Бокия не имел.

Уфологи с Лубянки

24 октября 1991 года президент Всесоюзной уфологической ассоциации летчик-космонавт СССР Павел Попович получил «синий пакет из КГБ». К нему пакету прилагалось сопроводительное письмо:

«Комитет государственной безопасности СССР, 24.10.91,

исх. номер 1953/III,

тов. Поповичу П. Р.

Уважаемый Павел Романович!

Комитет государственной безопасности не занимается систематическим сбором и анализом информации об аномальных явлениях (так называемых неопознанных летающих объектах). Вместе с тем в КГБ СССР поступает от различных организаций и граждан информация о случаях наблюдения таких явлений. Направляем Вам копии соответствующих материалов.

Заместитель председателя Комитета Н. А. Шам».

И далее – 124 страницы печатного текста: рапорты, объяснительные записки, доклады. Их авторы – в основном люди военные[72 - Астафурова Е. КГБ открыл тайну НЛО. // Комсомольская правда. 2003 год. 4 февраля.]. На этом можно было поставить точку в рассказе о КГБ и НЛО. На календаре октябрь 1991 года. На Лубянке
Страница 15 из 21

прекрасно понимают, что некогда могущественный КГБ СССР доживает последние месяцы, если не недели, и будет жалко, если поступившие от граждан «сигналы» о встречах с «летающими тарелками» будут уничтожены вместе с другими документами органов госбезопасности.

В начале девяностых годов появились отечественные журналисты и уфологи, которые уверенно утверждали, что КГБ не только хранила сообщения от граждан о встречах с НЛО, но и само активно изучало этот феномен. Якобы, в структуре КГБ существовал специальный научно – технический отдел, который занимался «летающими тарелками». Более того, появились и многочисленные видеозаписи, которые якобы, были сняты во время проведения процедуры изучения фрагментов тел гуманоидов. Мертвые инопланетяне попали в распоряжение могущественного КГБ.

Даже поверхностный анализ одной из таких видеозаписей позволяет утверждать, что это грубо сработанная фальшивка. Сложно даже сказать, сделали ли ее в нашей стране или за рубежом. Дело в том, что голоса на пленки звучат с иностранным акцентом и больше напоминают игру западных актеров русских людей. Хотя это можно списать на низкое качество звукозаписи.

Во-первых, любой секретный кино или видеофильм, должен иметь набор атрибутов, которые подробно были описаны в инструкции по секретному делопроизводству. На пленки они отсутствуют.

Во-вторых, присутствующие в кадре люди одеты в белые халаты и простые хлопчатобумажные перчатки. Других средств защиты на них нет. Хотя по всем правилам, они должны быть одеты как космонавты. Кто знает, какие микробы и бактерии находятся на теле «пришельца».

В-третьих, на стенах помещения развешены картинки больше подходящие для украшения кабинета врача районной поликлинике или кабинета биологии средней школы.

В-четвертых, при просмотре процедуры расчленения тела инопланетянина, возникает такое ощущение, что все участники этой процедуры занимаются этим каждый день, так уверено и спокойно они себя ведут.

Экстрасенсы с Лубянки

Еще один миф – в структуре центрального аппарата КГБ якобы существовал некий «8-й спецотдел», который занимался вопросами экстрасенсорики, телепатии и другими паранормальными явлениями. Американцам эта идея очень понравилась и в начале нашего века они даже сделали «документальный» фильм. В нем они собрали множество «страшилок» о выполнявших задания КГБ экстрасенсах и телепатах. Например, якобы, Нину Кулагину готовили к исполнению секретных убийств. Ее учили с помощью телекинеза воздействовать на людей, вызывая у них сердечный приступ[73 - Чижиков М., Кабаников А. КГБ вербовало экстрасенсов и охотилась за призраками. // Комсомольская правда. 2003 год. 2003 год. 10 сентября.]. Поясним, что еще в советское время эта женщина прославилась своими паранормальными способностями. Она могла взглядом не только перемещать легкие предметы, но и засвечивать пленку в светонепроницаемых конвертах и даже вызывать ожоги кожи. Иногда совершенно неожиданно у нее на ладонях возникали искры, доходящие до десяти сантиметров в длину. А однажды во время проведения эксперимента на Кулагиной загорелось платье, и только благодаря присутствию ученых удалось спасти ее от смерти.

Понятно, что в реальной жизни экстрасенсы никогда не выполняли указаний Лубянки. Более того, чекисты не интересовались паранормальными явлениями из-за невозможности их использования в практической работе органов госбезопасности.

Процитируем председателя КГБ (1988 – 1991 годы) и начальника Первого Главного управления (внешняя разведка) КГБ (1978 – 1988 годы) Владимира Крючкова,

«Не было ни одного случая, чтобы мы получили материал, подтверждающий существование НЛО или каких-то сверхъестественных явлений. Вместе с тем из ЦК партии и Совета Министров на самом высоком уровне ко мне не раз обращались с запросом подтвердить или опровергнуть достоверность слухов о том или ином необъяснимом событии в природе и на планете. Особенно часто это касалось НЛО и „снежного человека“. Я давал нашим лучшим специалистам, разведчикам и агентуре поручения установить источники распространения информации, будоражившей население и способной сказаться на его безопасности. В итоге все оказывалось плодами воображения по принципу: у страха глаза велики. Иногда какие-то непонятные неподготовленным наблюдателям явления истолковывались ими на свой, мистический, лад, а какие-то в целях произвести сенсацию преднамеренно объявлялись чем-то необычным. Бывало и так, что предположения ученых выдавали за имевшее место, но засекреченное КГБ открытие чего-то потустороннего…»[74 - Добрюха Н. Последний председатель КГБ Владимир КРЮЧКОВ: Если бы НЛО существовали, мне бы об этом доложили. // Комсомольская правда. 2005 год. 6 декабря.].

Миф №3. Все заключенные ГУЛАГа – невинные жертвы чекистов

Все заключенные ГУЛАГа – невинные жертвы чекистов. Этот тезис стал популярным после появления в середине 1973 года книги Александра Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ». Данное художественно – историческое исследование, по словам автора, было написано на основе очевидцев, документах и его личном опыте.

Статистика свидетельствует об ином. Большинство заключенных ГУЛАГа отбывали наказание за совершение не политических, а уголовных преступлений. Да и попали они туда не стараниями чекистов, а милиционеров и сотрудников прокуратуры. Обратимся к данным официальной статистики.

С 1921 по 1923 год по линии ВЧК – ОГПУ было осуждено[75 - Мозохин О., Гладков Т. Менжинский. Интеллигент с Лубянки. – М., 2005.. – С. 363, 365, 368.]:

Рассмотрим теперь ситуацию с осужденными по линии ОГПУ в 1926 году. Так, число совершивших преступления с окраской «контрреволюционная деятельность» (3 702 человека) и «контрреволюционная деятельность и пропаганда» (5 221 человек) примерно равна числу тех, кто был осужден за контрабанду (8 880 человек). К последним нужно добавить спекулянтов (1 770 человека), валютчиков (1 218 человека), бандитов (4 706 человека) и фальшивомонетчики (1 979 человека). А ведь еще были и те, кто совершил «растрату и подлог» (1 817 человек), а так же взяточники (2 564 человека)[76 - Мозохин О., Гладков Т. Менжинский. Интеллигент с Лубянки. – М., 2005.. – С. 381.]. Прошло два года и число тех, кто был осужден за «экономические» (контрабанда, фальшимонетнечество и др.) и уголовные (бандитизм) преступления значительно превышало количество тех, кто попал в ГУЛАГ по «политическим» мотивам[77 - Мозохин О., Гладков Т. Менжинский. Интеллигент с Лубянки. – М., 2005.. – С. 389.]. Учитывая то, что большинство из них были осуждены на пять и более лет «лагерей», то именно они составляли большую часть обитателей ГУЛАГа в начале тридцатых годов прошлого века.

Численность осужденных по линии ОГПУ – НКВД и Наркомата юстиции в 1934 – 1935 годах[78 - Мозохин О. Б. Право на репрессии. Внесудебные полномочия органов государственной безопасности (1918—1953). – М., 2006., – С. 145.].

Численность заключенных исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ) исправительно-трудовых колоний по состоянию с 1 января 1935 года по 1 января 1953 года[79 - Моруков М. Ю. Правда ГУЛАГа из круга первого. – М., 2006., –
Страница 16 из 21

С. 185.].

Необоснованно осужденных по политическим мотивам было значительно меньше, чем можно сделать на основе данных опубликованной выше таблицы. Нужно учитывать несколько важных фактов, о которых предпочитают не вспоминать или не знают «историки».

1.Среди осужденных по печально знаменитой 58-й статье было немало уголовников – рецидивистов. Например, отказ осужденного (который уже имел несколько судимостей за кражи или разбои) выйти на работу мог квалифицироваться судьей, особенно во время войны, как «контрреволюционный саботаж», т.е. преступление предусмотренное статьей 58 пункт 14 и впоследствии осудить этого «отказчика» (вора, бандита, убийцу) по «контрреволюционной» статье[80 - Иванова Г. М. История ГУЛАГа. 1918 – 1958: социально – экономические и политико – правовые аспекты. – М., 2006., – С. 211.].

2. Отсутствие в опубликованной выше таблице данных по ИТК и тюрьмам. На самом деле статистика по всему ГУЛАГу не сильно изменит картину. Так, на 1 января 1941 года в ИТЛ и ИТК содержалось 1 876 834 заключенных, из них 555 589 (29,6%) отбывали наказание за «контрреволюционные преступления»[81 - Иванова Г. М. История ГУЛАГа. 1918 – 1958: социально – экономические и политико – правовые аспекты. – М., 2006., – С. 215.]. К тому же большинство осужденных через какой-то время из тюрем и ИТК попадали в ИТЛ.

3. Всплеск количества осужденных по «политическим статьям» в конце Великой Отечественной войны и в первые годы после окончания вызван репрессиями в отношении коллаборационистов (например, численность советских граждан служивших в годы Великой Отечественной войны в «восточных формированиях» Вермахта и «добровольными помощниками» в немецких воинских частях (без учета полиции и вспомогательных гражданских организаций) достигло 900 000 человек[82 - НКВД – МВД СССР в борьбе и вооруженным националистическим подпольем на Западной Украине, в Западной Белоруссии и Прибалтике (1939 – 1956). – М., 2008, – С. 50.]) и теми, кто с оружием в руках воевал против советской власти – «лесные братья» и «бандеровцы». Так, с 1944 по 1956 год было осуждено 87 756 «бандеровцев»[83 - Север А. Спецназ КГБ. Гриф секретности снят! – М., 2008., – С. 478.]. Если брать страны Балтии, то там количество отправленных в ГУЛАГ бандитов меньше, но тоже значительное. Так, в Латвии, только с 22 июня 1944 года по 1 августа 1945 года было задержано 2 228 бандитов и бандпособников[84 - Север А. Спецназ КГБ. Гриф секретности снят! – М., 2008., – С. 486.]. На территории Литвы к 1 января 1945 года было арестовано органами НКВД – НКГБ 12 449 человек. В 1947 году было арестовано 1 405 «бандитов и их пособников»[85 - Север А. Спецназ КГБ. Гриф секретности снят! – М., 2008., – С. 506.].

4. Среди репрессированных по политическим статьям в 1937 году были и те, кто действительно совершил преступления в экономической сфере (хищение госсобственности в особо крупных размерах, взяточничество, злоупотребление служебным положением и т. п.), но эти люди были осуждены по «политическим статьям». Классический пример – нарком внутренних дел Генрих Ягода[86 - Север А. Великая миссия НКВД. – М., 2008., – С. 50 – 87.].

Если с Генрихом Ягодой и другими коррупционерами из советской политической элиты все более и менее ясно – ну не могли их публично осудить за преступления в экономической сфере, пришлось организовывать политические процессы, то с военной элитой все не так однозначно и просто.

Заговор маршалов

О репрессиях в Красной Армии 1937 года написаны десятки тысяч книг и статей. Опубликовано множество документов (протоколов допросов, обвинительных заключений и т.п.) десятки лет хранившиеся в спецхранах архивов и не доступные для исследователей. Несмотря на это сейчас невозможно однозначно ответить на один простой вопрос – планировали высокопоставленные офицеры Красной Армии во главе с Михаилом Николаевичем Тухачевским захватить власть в стране или это обвинение было сфальсифицировано чекистами. Пикантность этой ситуации – до сих пор независимым исследователям не доступны протоколы допросов, вернее исповеди, этого человека.

В конце тридцатых годов прошлого века официальная пропаганда утверждала – Михаил Тухачевский с подельниками – «враги народа»[87 - Минаев В. Подрывная работа иностранных разведок в СССР. Часть 1. – М., 1940., – С. 211—215.]. Сейчас принята противоположная точка зрения. Михаил Тухачевский с товарищами – безвинные жертвы политических репрессий. Заговора не было и все придумали следователи с Лубянки, выбив необходимые показания с помощью пыток.[88 - Бондаренко А. «Очистить армию до последних щелочек». // Красная звезда, 2002 год, 14 июня, 15 июня; Сергеев Ф. Тайные операции нацисткой разведки. 1933—1945., – М., 1999., – С. 32—35; Иванов В. М. Маршал М. Н. Тухачевский. – М., 1990., – С. 295—314.] Есть множество свидетельств о применении физического воздействия к подследственным того страшного времени. Но это вряд ли относится к тому молниеносному следствию, через которое прошли Михаил Николаевич Тухачевский и его товарищи. Скорее всего, они давали показания в шоке, под воздействием сильного страха. Косвенно об этом свидетельствует такой документ.

«Народному Комиссару Внутренних Дел

Н. И. ЕЖОВУ

Будучи арестован 22-го мая, прибыв в Москву 24-го, впервые допрошен 25-го и сегодня, 26 мая, заявляю, что признаю наличие антисоветского заговора и то, что я был во главе его.

Обязуюсь самостоятельно изложить следствию всё, касающееся заговора, не утаивая никого из его участников, ни одного факта или документа.

Основание заговора относится к 1932 году. Участие в нём принимали: Фельдман, Алафузов, Примаков, Путна и др., о чём я подробно покажу дополнительно. Тухачевский.

26. 5. 37.

Заявление отбирал:

Пом. Нач. 5 отдела ГУГБ, капитан госуд. без. УШАКОВ.

(Подпись).»

Маловероятно, что чекисты за сутки смогли сломить этого сильного и жесткого человека, способного на все для достижения своих целей. Достаточно вспомнить о двух его военных «победах» в годы Гражданской войны – подавление двух крестьянских мятежей: в Кронштадте (большинство матросов были мобилизованы из деревень) и в Тамбовской и Воронежской губерниях.

28 февраля 1921 года в Кронштадте 14 тысяч моряков и рабочих выступили против власти коммунистов, была принята «Резолюция общего собрания команд 1-й и 2—1 бригад кораблей, дислоцированных в Кронштадте»: вернуть гражданские свободы, признать политические партии, провести новые выборы в Советы. Причина бунта – большинство служивых из крестьян, которые мечтали жить свободно на свободной земле. А это среди прочего, еще и свобода торговли, которую запретили большевики. Первоклассная крепость оказалась в руках восставших. После неудачных переговоров в ночь на 17 марта 1921 года колона красноармейцев начали штурм острова Кронштадт. Из крепости били орудия и пулеметы. Лед трескался, люди тонули десятками. Укрыться можно было лишь за трупами убитых ранее. Но колонны развернулись в цепи, и уже ничто, не могло сдержать яростный натиск пехоты, знавшей, что выжить если и удастся, то только там, на острове. Штурм длился почти сутки и закончился тем, что победивших на острове оказалось значительно меньше, чем побежденных. Фактически Михаил
Страница 17 из 21

Николаевич Тухачевский использовал красноармейцев в качестве «пушечного мяса».

При подавлении Тамбовского восстания в том же году Михаил Николаевич Тухачевский прославился тем, что против крестьян использовал не только артиллерию (60 орудий), но и боевые отравляющие вещества – газы. Про такие мелочи, как создание концентрационных лагерей[89 - Приказ полномочной комиссии ВЦИК №27, г. Тамбов, 30 мая 1921 года. Цит. по Щелоков А. «Друг народа» Михаил Тухачевский. // http://www.ir.spb.ru/tuh-217.htm], расстрелы на месте без суда мирного населения[90 - Приказ полномочной комиссии ВЦИК №171, г. Тамбов, 11 июня 1921 года; Приказ полномочной комиссии ВЦИК №181, г. Тамбов, 24 июня 1921 года Цит. по Щелоков А. «Друг народа» Михаил Тухачевский. // http://www.ir.spb.ru/tuh-217.htm] и высылка в отделенные местности РСФСР сейчас предпочитают не вспоминать. Хотя его деяния, как командующего войсками Тамбовской губернии:

повальные аресты местных жителей и заключение их в концентрационные лагеря;

захваты и расстрел заложников;

расстрел граждан без суда и следствия на месте;

разрушение и сжигание домов местных жителей;

массовое применение химического оружия

Считаются военными преступлениями. Знал ли он об этом? В Александровском военном училище, которое еще до революции (в 1914 году) окончил Михаил Николаевич Тухачевский, будущих офицеров царской армии знакомили с международными законами ведения сухопутной войны. А они запрещали совершать до или во время войны различные жестокости в отношении гражданских лиц, убийство заложников, разрушение городов и деревень. 2-я Гаагская конвенция 1899 года запрещала употреблять снаряды, имеющие своим назначением распространять удушливые и вредоносные газы, а Гаагская конференция 1907 года пошла еще дальше, запретив «употреблять яд или отравляющее оружие».[91 - Щелоков А. «Друг народа» Михаил Тухачевский. // http://www.ir.spb.ru/tuh-217.htm] Так что Михаил Николаевич Тухачевский не был слабохарактерным «бывшим», которого легко могли сломать следователи НКВД в течение нескольких часов допросов, да так, что подследственный самостоятельно написал целый том показаний, которые поразительным образом совпадали с показаниями других арестованных, данными ими в других городах.

Да и другие подследственные вели себя странно. Так, бывшего начальника Управления по начальствующему составу РККА (15 апреля 1937 года его перевели на должность помощника командующего Московским военным округом) Бориса Мироновича Фельдмана в течение нескольких часов допрашивал в своем запертом кабинете помощник начальника Пятого отдела ГУГБ НКВД капитан госбезопасности Зиновий Маркович Ушамирский (Ушаков). В результате арестованный не только сознался в преступлениях, но и написал вот такую странную записку:

«Помощнику начальника 5 отдела ГУГБ НКВД Союза ССР тов. Ушакову. Зиновий Маркович! Начало и концовку заявления я написал по собственному усмотрению. Уверен, что Вы меня вызовите к себе и лично укажете, переписать недолго. Благодарю за Ваше внимание и заботливость – я получил 25-го печенье, яблоки и папиросы и сегодня папиросы, откуда, от кого, не говорят, но я-то знаю, от кого. Фельдман. 31.5.37 г.».[92 - цит. по: Балаян Л. А. Заговор в РККА. // http://www.stalin.su/book.php?action=header&id=19]

С избиениями автора записки это плохо вяжется. Если только допустить абсурдную мысль, что подследственный был садомазохистом.

Есть и другие документы. Например, письмо бывшего командующего Ленинградским военным округом Иона Эммануиловича Якира руководству страны. Маловероятно, что его заставили написать «палачи из НКВД». Им оно точно не нужно. Ведь на судебном процессе этот документ не планировали зачитывать, а адресовалось оно лично членам Политбюро во главе с Иосифом Сталиным.

«Родной, близкий тов. Сталин. Я смею так к Вам обращаться. ибо я всё сказал, всё отдал и мне кажется, что я снова честный и преданный партии, государству, народу боец, каким я был многие годы. Вся моя сознательная жизнь прошла в самоотверженной, честной работе на виду партии и её руководителей – потом провал в кошмар, в непоправимый ужас предательства… Следствие закончено. Мне предъявлено обвинение в государственной измене, я признал свою вину, я полностью раскаялся. Я верю безгранично в правоту и целесообразность решения суда и правительства. Теперь я честен каждым своим словом, я умру со словами любви к Вам, партии и стране, с безграничной верой в победу коммунизма».[93 - цит. по Зенькович Н. А. Маршалы и генсеки., – Смоленск. 1998. – С. 594]

Прочтя этот текст, Иосиф Сталин начертал резолюцию: «Подлец и проститутка». Члены Политбюро ЦК ВКП (б) нарком обороны Клим Ворошилов и глава СНК СССР Вячеслав Молотов согласились с ним: «Совершенно точное определение». Нарком путей сообщений СССР Лазарь Каганович был красноречивей: «Мерзавцу, сволочи и б… одна кара – смертная казнь».

Допустим, что по какой-то причине у всех подследственных начались проблемы с психикой, и они начали творить неадекватные, с позиции здравого смысла, вещи. В этой ситуации следует признать и написанные собственноручно Михаилом Николаевичем Тухачевским показания следствием его больной психики. Следователю лишь приходилось аккуратно визировать каждый листок этого, недоступного до сих пор для независимых историков, документа.

А вот как объяснить такой факт. Еще в январе 1937 года, т.е. задолго до раскрытия заговора маршалов и даже до решения февральско-мартовского пленума ЦК ВКП (б), заместитель наркома обороны Ян Гамарник и начальник Управления кадров командного состава Борис Фельдман разработали документ «О введении условного шифра „О.У.“, т.е. особый учет в отношении лиц, увольняемых из армии. С таким шифром из армии уволили из армии тысячи командиров, и почти все они сразу же по прибытии на место жительства арестовывались, как только местные органы НКВД видели на их документах шифр „О.У“; он, собственно, был сигналом для ареста».

Фактически первый заместитель наркома обороны Михаил Тухачевский, заместитель наркома Ян Гамарник и их непосредственный подчиненный Борис Фельдман начали «чистку» армии. Чистили, естественно, не от своих сторонников-заговорщиков, а как раз от сторонников Иосифа Сталина. Когда после раскрытия заговора об этой вредительской деятельности стало известно, январский Пленум ЦК 1938 года принял решение о пересмотре дел тех, кто был уволен заговорщиками.[94 - Билый П. Ф. «Заговор» или заговор. // Дуэль, 2002 год, №36—37.] Этот факт можно объяснить наличием заговора. Просто не было других причин у руководства Красной Армии по собственной инициативе начинать «чистку» в армии. Если только у них не началось массовое помутнение рассудка.

Есть и других факты, подтверждающие версию возможного заговора группы офицеров Красной Армии. Мнение независимых исследователей различается лишь в деталях. Одни утверждают, что Михаил Николаевич Тухачевский не принимал активного участия в его подготовке, но отказался от участия в нем, хотя и получал неоднократные предложения и сам в своих высказываниях демонстрировал нелояльность к Иосифу Сталину и его внутренней и внешней политики.[95 - См. Минаков С. Т. Советская политическая элита в политической
Страница 18 из 21

борьбы 20—30-х годов. // Кадровая политика, 2003 год, №1; Бармин Ф. Заговор «Красного Бонапарта». // Спецназ России., 2002 год, апрель, №4 (67).] А другие считают, что именно Михаил Николаевич Тухачевский возглавил заговор в Красной армии.[96 - Колпакиди А., Прудникова Е. Двойной заговор – М., 2006; Бушков А. А. Красный монарх. – Спб,. 2004.; Билый П. Ф. «Заговор» или заговор. // Дуэль, 2002 год, №36—37.] Так же до сих пор обсуждается вопрос о связях заговорщиков с троцкистами.

Общую картину заговора (реального или вымышленного) «нарисовал» на суде Виталий Маркович Примаков:

«Я должен сказать последнюю правду о нашем заговоре. Ни в истории нашей революции, ни в истории других революций не было такого заговора, как наш, ни по целям, ни по составу, ни по тем средствам, которые заговор для себя избрал. Из кого состоит заговор? Кого объединило фашистское знамя Тухачевского? Оно объединило все контрреволюционные элементы, все, что было контрреволюционного в Красной Армии, собралось в одно место, под одно знамя, фашистское знамя Троцкого. Какие средства выбрал себе этот заговор? Все средства: измена, предательство, поражение своей страны, вредительство, шпионах, террор. Для какой цели? Для восстановления капитализма. Путь один – ломать диктатуру пролетариата и заменить фашистской диктатурой. Какие же силы собрал заговор для того, чтобы выполнить этот план? Я назвал следствию больше 70 человек заговорщиков, которых я завербовал сам или знал по ходу заговора…

Я составил себе суждение о социальном лице заговора, то есть из каких групп состоит наш заговор, руководство, центр заговора. Состав заговора из людей, у которых нет глубоких корней в нашей Советской стране, потому что у каждого из них есть вторая родина. У каждого из них персонально есть семья за границей. У Якира – родня в Бессарабии, у Путны и Уборевича – в Литве, Фельдман связан с Южной Америкой не меньше, чем с Одессой, Эйдеман связан с Прибалтикой не меньше, чем с нашей страной…»[97 - цит. по Билый П. Ф. «Заговор» или заговор. // Дуэль, 2002 год, №36—37.].

Суровое воспитание личного состава Красной Армии

Другой популярный миф «правозащитников» – репрессии 1937 года значительно ослабили боеспособность Красной Армии. Если верить отдельным «историкам» и журналистам – в подвалах Лубянки были расстреляны почти все советские офицеры. Непонятно, правда, неужели Красная Армия была такой малочисленной? Согласно официальным данным в 1937 году было арестовано и осуждено 6 689 красноармейцев и младшего комсостава, а так же 7 650 человек комсостава[98 - Мозохин О. Б. Право на репрессии: Внесудебные полномочия органов госбезопасности (1918 – 1953 годы). – М., 2006., – С. 337.]. Причем не только за «контрреволюционную деятельность», но и за уголовные преступления. Для сравнения, в 1934 году было арестовано и осуждено 842 красноармейца и младшего комсостава, 213 представителей комсостава и 427 военнослужащих[99 - Мозохин О. Б. Право на репрессии: Внесудебные полномочия органов госбезопасности (1918 – 1953 годы). – М., 2006., – С. 324.]. В 1932 году арестовано и осуждено 6 081 военнослужащих. В 1939 году арестовано и осуждено 2 418 военнослужащих, 135 представителей командно-политического состава, а так же 611 красноармейцев, младшего комсостава и курсантов[100 - Мозохин О. Б. Право на репрессии: Внесудебные полномочия органов госбезопасности (1918 – 1953 годы). – М., 2006., – С. 347.]. Звучит цинично, но солдат и офицеров Красной Армии «сажали» до 1937 года и после. Почему-то никто не говорит, что это значительно ослабило боеспособность вооруженных сил Советского Союза.

Обратимся теперь к малоизвестному документу – «Справке о количестве уволенного командно – начальствующего и политического состава (без ВВС) за 1935 – 1939 годы», которую в апреле 1940 года подготовил заместитель наркома обороны СССР и начальник Управления по командному и начальствующему составу РККА Ефим Афанасьевич Щаденко.

«В 1935 году уволено 6 198 человек (4,9%). Из них политсостава 987 человек.

В 1936 году уволено 5 677 человек (4,2%). Из них политсостава 759 человек.

В 1937 году уволено 18 658 человек (13,1%). Из них политсостава 2 194 человека.

Из общего числа уволенных:

В 1938 году уволено 16 362 человека (9,2%). Из них политсостава – 3 282 человека.

Из общего числа уволенных:

В 1939 году уволено – 1 878 человек (0,7%) к списочной численности. Из них политсостава 477 человека.

Из общего числа уволенных:

Таким образом:

1. В 1937 году по политическим мотивам (арестованные, исключенные из ВКП (б) за связь с заговорщиками) составляют – 15 578 человек (85%) к общему числу уволенных в 1937 году.

2. В 1938 году по тем же мотивам – 8 612 человек или (52%) к общему числу уволенных в 1938 году, т.е. почти в два раза меньше против 1937 года.

Если сравнить общее количество уволенных за два года 1936—1937 годы, составляющее 24 335 человека, с количеством уволенных за 1938—1939 годы 18 240 человека, то получается, что за первые два года (1936—1937 годы) уволено – 8,6% к списочной численности, за 1938—1939 годы – 3,9% к списочной численности.

В общем числе уволенных, как за 1936 – 1937 годы, так и за 1938—1939 годы было большое количество арестовано и уволено несправедливо. Поэтому много поступало жалоб в Наркомат обороны, в ЦК ВКП (б) и на имя т. Сталина. Мною в августе 1938 года была создана специальная комиссия для разбора жалоб уволенных командиров, которая тщательно проверяла материалы уволенных путем личного вызова их, выезда на места работников Управления, запросов парторганизаций, отдельных коммунистов и командиров, знающих уволенных, через органы НКВД и т. д.

Комиссией было рассмотрено около 30 тысяч жалоб, ходатайств и заявлений. В результате восстановлено:

Кроме того:

а) изменена статья увольнения 2 416 человек.

б) отказано в восстановлении 1 889 человек.

Таким образом, фактическая убыль из армии командно-начальствующего и политического состава составляет:

1. За 1936—37 годы 19 674 человек или 6,9% к списочной численности (в том числе 2 827 человек политсостава).

2. За 1938—39 годы 11 723 человека или 2,3% к списочной численности (в том числе 3 515 человек политсостава), т.е. почти в три раза меньше против 1936—37 годов.

В результате проделанной большой работы, армия в значительной мере очистилась от шпионов, диверсантов, заговорщиков, не внушающих политического доверия иностранцев, от пьяниц и тунеядцев, а несправедливо уволенные возвращены в армию»[101 - Цит. по Черушев Н. С. Статистика антиармейского террора // Военно-исторический архив. 1998 год. №3.].

Если подвести итоги, то в 1937 – 1938 годах было арестовано 9 506 человек начсостава (из них 1 431 восстановлено в 1938—1939 годах) и уволено по политическим мотивам 18 822 (из них 9 121 восстановлено в 1938 – 1939 годах). Таким образом, итоговое число офицеров, репрессированных в 1937—1938 годах (без ВВС и флота) составляет 8 075 арестованных (среди которых далеко не все были расстреляны) и 9 701 уволенных из армии. Много это или мало? По данным, которые озвучил в своем выступление Клим Ворошилов на февральско-мартовском (1937 года) Пленуме ЦК ВКП (б), «армия располагает по штату 206 тысячами человек начальствующего состава».

Откуда же взялась нехватка командных кадров
Страница 19 из 21

перед войной, на которую так любят ссылаться обличители Сталина? Дело в том, что в это время по вполне понятным причинам численность Красной Армии резко увеличивалась. При этом, естественно, создавались десятки тысяч новых офицерских должностей, которые необходимо было заполнить. К 15 июня 1941 года общая численность командного и начальствующего состава (без политсостава, ВВС, ВМФ и НКВД) составляла по списку 439 143 человека[102 - Очищение. // http://goo.gl/pc24GP.].

Говоря о ослаблении Красной Армии в результате репрессий 1937 года нужно учитывать тот факт, что в середине тридцатых годов прошлого века вооруженные силы Советского Союза были, мягко говоря, не самой сильной армией в Европе. И причина даже не только в слабой технической оснащенности и т.п., а в том, что большинство командиров Красной Армии не соответствовало по своим личным и профессиональным качествам этому почетному званию. Назовем, как минимум, две причины: низкое моральное состояние командного состава (пьянство, массовые увольнения по собственному желанию – люди не хотели служить в такой армии (будем называть вещи своими именами) и т. п.) и невысокий образовательный уровень командиров.

Начнем с морального состояния офицерского корпуса Красной Армии. В 1934 году «за пьянство и моральное разложение» было уволено 1 513 офицеров. В 1935 году «по политико-моральным причинам, служебному несоответствию, по желанию и пр.» было уволено 6 719 человек. В 1936 году «за пьянство и политико-моральное несоответствие» уволено 1 942 человека. В их число не включены уволенные «по политическим мотивам (исключение из партии)» – 782 человека[103 - Цит. по Черушев Н. С. Статистика антиармейского террора // Военно-исторический архив. 1998 год. №3.]. Причем увольнялись из армии не бывшие царские офицеры (их изгнали еще в начале тридцатых годов прошлого века), а выходцы из рабоче-крестьянской среды. Поэтому можно утверждать, что уходили они по собственному желанию или за пьянство.

Теперь поговорим об образовательном уровне офицеров Красной Армии. А он был, мягко скажем, низок. Так, в Харьковском военном округе в 1935 году три четверти командиров стрелковых рот и почти все командиры взводов были выходцами из младших командиров сверхсрочной службы и не имели военного образования, никогда не учились в военной школе. В Киевском военном округе, которым командовал Иона Якир – один из наиболее известных репрессированных военачальников, расстрелянный по делу Михаила Тухачевского, – в этом округе за полгода до начала репрессий свыше 40% командного состава имело образование в объеме пяти-шести классов и 48% не заканчивали военной школы. В Белорусском военном округе, которым командовал еще один известный командарм Иероним Уборевич (он тоже проходил по делу Михаила Тухачевского), накануне репрессий свыше половины старшего комсостава (это соответствует нынешним майорам и подполковникам) имели опять-таки 5 – 6-классное образование[104 - Эдельман О. Незнакомая Красная Армия. // Время новостей. 2006 год. 13 августа.].

Зато после «чистки» 1937 года образовательный уровень младших командиров резко возрос. В этом нет ничего удивительного. Просто на смену репрессированным и уволенным (по возрасту, состоянию здоровья и т. п.) из рядов Красной Армии пришли молодые выпускники военных училищ. Причем пришедшие заняли не только места уволенных, но и многочисленные новые вакансии. Красная Армия стремительно увеличивала свою численность. Так что вне зависимости от того, были в 1937 году репрессии или не было, большинство офицеров в 1941 году успело бы прослужить на командных должностях от четырех лет и меньше. Другое дело, что вновь пришедшие имели лучший базовый уровень военной подготовки. Напомним, что с 1936 года в пехотные училища принимали лиц, окончивших не менее семи классов, а в артиллерийские и бронетанковые – средней школы.

Аналогичная картина наблюдалась и в ситуации с высшим комсоставом Красной Армии. В первой половине тридцатых годов прошлого века число лиц имевших высшее военное образование колебалось от 30 до 40%. Перед началом репрессий 1937 года 29% имело академическое образование, в 1938 году их было уже 38%, а в 1941 году – 52% военачальников имело высшее военное образование. Например, в пик политических репрессий, с 1 мая 1937 года по 15 апреля 1938 года, из трех арестованных заместителей Наркома обороны ни один не имел академического образования, зато двое из назначенных его имели. Из командующих войсками округов арестовано три «академика», назначено – восемь; заместители командующих округами: соответственно арестовано четыре с высшим военным образованием, назначено – шесть; начальники штабов округов – арестованные не имели академического образования, четверо из 10 назначенных его имели; командиры корпусов – арестовано 12 с высшим военным образованием, назначено 19; начальники штабов корпусов – арестовано 14 «академиков», назначено 22. И так по всем должностям, за исключением командиров дивизий. 33 арестованных комдивов имели академическое образование, а среди назначенных таких было только 27. В целом по высшему командному составу количество назначенных, имеющих высшее военное образование, превышает число арестованных с аналогичным образованием на 45%[105 - Герасимов Г. И. Действительное влияние репрессий 1937—1938 годов на офицерский корпус РККА // Российский исторический журнал. 1999 год. №1.].

Хотя низкий образовательный уровень командиров Красной Армии – это лишь вершина айсберга. Значительно хуже было другое – в Красной Армии отсутствовала дисциплина. Мягко говоря, солдаты и сержанты не всегда выполняли приказы своих командиров, а грубейшие нарушения «Устава караульной службы» – например, самовольное оставление поста – были обычным явлением.

Главными виновными в отсутствии дисциплины в Красной Армии были… Владимир Ленин и Лев Троцкий. Красноармеец рассматривался ими не как профессиональный солдат, а гражданин Советской России, одна из задач которого – служить в армии. Точно так же, как и работать на заводе. Можно с мастером – командиром поругаться, можно в любой момент уйти с рабочего места – поста и т. п. Об этом как-то не принято говорить, но в Красной Армии, как и на производстве, проводились социалистические соревнования. Подразделения соревновались между собой… кто реже будет пререкаться с командирами. Эту тему так же регулярно обсуждали на комсомольских собраниях.

В какой-то мере армию частью красноармейцев рассматривалось как престижное место работы или учебы, но точно не военной службы. Во-первых, солдатам гарантировалось приличное питание и казенное обмундирование. Во-вторых, приличные условия проживания: отапливаемая казарма, регулярное посещение бани и т. п. В-третьих, возможность повысить свой культурный уровень (регулярно проводились политзанятия, часто в ущерб военной подготовки; демонстрировали кинофильмы и т. п.) и получить техническую специальность (например, механика или шофера). К тому же армия была относительно безопасным местом службы. Воевать Советский Союз в конце двадцатых годов прошлого века (так считало большинство красноармейцев) ни с кем
Страница 20 из 21

не собирался, и в армии отсутствовала дедовщина.

Ситуацию в Красной Армии еще больше ухудшал процесс подготовки новых офицерских кадров. Его можно назвать одним словом: «рабочизация». Подавляющее большинство курсантов военных школ (так до конца тридцатых годов прошлого века именовали военные училища) – рабочие с низким начальным уровнем образования (два – три класса средней школы). Предполагалось, что в процессе обучения его удастся поднять до уровня выпускника средней школы, но такого не происходило. И как следствие этого – низкий уровень кругозора и возможность принимать нестандартные решения. Так что когда говорят, что в 1937 году была истреблена элита командного состава Красной Армии и, что если бы не было тогда «чистки», то и на начальном этапе Великой Отечественной войны события развивались по другому – благоприятному для СССР сценарию, это не совсем верно. По своему профессиональному уровню командиры, занявшие свои посты после 1937 года, были на порядок выше, чем их коллеги, пришедшие в армию в начале тридцатых годов прошлого века[106 - Эдельман О. Незнакомая Красная Армия. // Время новостей. 2006 год. 13 августа.].

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/aleksandr-sever-8343156/10-mifov-o-kgb/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

Петров Н. В., Скоркин К. В. Кто руководил НКВД. Справочник., – М., 1999., – С. 495.

2

Абрамов В. Евреи в КГБ. – М., 2005.

3

Петров Н. В., Скоркин К. В. Кто руководил НКВД. Справочник., – М., 1999., – С. 186.

4

Петров Н. В., Скоркин К. В. Кто руководил НКВД. Справочник., – М., 1999., – С. 106.

5

Север А. Тайны сталинских репрессий. – М., 2007., – С. 8 – 9.

6

Капчинский О. И. Госбезопасность изнутри. Национальный и социальный состав. – М., 2005., – С. 262.

7

Север А. Тайны сталинских репрессий. – М., 2007., – С. 9.

8

Капчинский О. И. Госбезопасность изнутри. Национальный и социальный состав. – М., 2005., – С. 264—265.

9

Капчинский О. И. Госбезопасность изнутри. Национальный и социальный состав.– М., 2005.. – С. 266.

10

Капчинский О. И. Госбезопасность изнутри. Национальный и социальный состав.– М., 2005.. – С. 269.

11

Север А. Тайны сталинских репрессий. – М., 2007., – С. 9.

12

Тепляков А. Г. «Непроницаемые недра». ВЧК-ОГПУ в Сибири. 1918—1929 годах. – М., 2007.

13

Капчинский О. И. Госбезопасность изнутри. Национальный и социальный состав. – М., 2005., – С. 265.

14

Север А. Тайны сталинских репрессий. – М., 2007., – С. 10.

15

Петров Н. В., Скоркин К. В. Кто руководил НКВД. Справочник., – М., 1999., – С. 495.

16

Золотарьов В. Начальницький склад ИКВС УССР у серединi 30-х рр. // Из архивов ВУЧК-ГПУ-НКВД-КГБ. 2001 год. №2., – С. 7.

17

Кузнецов И. «К ликвидации преступить…». // Белорусская деловая газета. 2005 год. 8 апреля.

18

Север А. Тайны сталинских репрессий. – М., 2007., – С. 10.

19

Север А. Тайны сталинских репрессий. – М., 2007., – С. 10.

20

Петров Н. В., Скоркин К. В. Кто руководил НКВД. Справочник., – М., 1999., – С. 495.

21

Музей МНБ. // http://www.mns.gov.az/museum2_ru.html.

22

Шевякин А. П. Система безопасности СССР (1945—1991). Структуры. Руководство. – М., 2004., – С. 22—23.; Север А. История КГБ. – М., 2008., – С. 26 – 27, 109 – 110, 190 – 191, 304 – 306.

23

Штейнберг М. Кто вы, генсек Андропов? // Еврейская газета, 2004 год, №24—25.

24

Тёшкин Ю. В. Андропов и другие: Документально – художественный роман. – Ярославль., 1998.

25

Легостаев В. «Гебист магнетический» (продолжение). // Завтра, 2004 год. 4 февраля, №6 (533).

26

Дюкарев Ю. Семь тайн Андропова. Неизвестные страницы жизни Генсека с Лубянки. // http://www.kommuna.ru/newsview.asp?id=1068790290

27

Млечин Л. М. Андропов. – М., 2006., С. 5.

28

Минутко И. А. Ю. Андропов Реальность и миф., – М., 2004., С. 38.

29

Самый загадочный земляк. // Ставропольская правда, 2004 год, 10 июня

30

Быкова Н. Как нам догнать самих себя. // Ставропольская правда. 2004 год. 16 июня; Босенко И. Мешки из котельной. // Ставропольская правда. // 2004 год. 4 июня.

31

Бабиченко Д. Тайны генсека. Вырванные страницы из биографии Андропова. // Итоги., 2005 год, 3 октября.

32

Машенко А. Сегодня мы бы жили в другой стране. // Ставропольская правда. 2004 год. 16 июня.

33

Бабиченко Д. Тайны генсека. Вырванные страницы из биографии Андропова. // Итоги. 2005 год. 3 октября.

34

«Мы бренны в этом мире «под луной»: жизнь – только миг…". // Белгородская правда, 2001 год. 15 июня.

35

Минутко И. Андропология. Круглые даты Ю. В. Андропова (90 лет со дня рождения и 20-летие кончины) как повод для мифотворчества. //Новая газета, 2004 год, 11 февраля, №16.

36

Бабиченко Д. Тайны генсека. Вырванные страницы из биографии Андропова. // Итоги., 2005 год, 3 октября.

37

Млечин Л. М. КГБ. Председатели органов госбезопасности. Рассекреченные судьбы. – М.; 2003., С. 550 – 551; Энциклопедия секретных служб России. – М., 2003., – С. 430.

38

Тёшкин Ю. В. Андропов и другие: Документально – художественный роман. – Ярославль., 1998.

39

Бабиченко Д. Тайны генсека. Вырванные страницы из биографии Андропова. // Итоги., 2005 год, 3 октября.

40

Млечин Л. М. КГБ. Председатели органов госбезопасности. Рассекреченные судьбы. – М.; 2003., С. 550 – 551; Энциклопедия секретных служб России. – М.; 2003., – С. 430.

41

Бабиченко Д. Тайны генсека. Вырванные страницы из биографии Андропова. // Итоги., 2005 год, 3 октября.

42

Химич О. Неразгаданная любовь Андропова. // Интернет – журнал «Монокль» №3 (март) за 2004 год. http://www.borovik.com/index.php?zh=16&st=7; Минутко И. Андропология. Круглые даты Ю. В. Андропова (90 лет со дня рождения и 20-летие кончины) как повод для мифотворчества. // Новая газета, 2004 год, 11 февраля, №16.

43

Млечин Л. М. КГБ. Председатели органов госбезопасности. Рассекреченные судьбы. – М.; 2003., С. 550 – 551; Энциклопедия секретных служб России. – М.; 2003., – С. 430

44

Млечин Л. М. Андропов. – М., 2006., С. 5.

45

Босенко И. Мешки из котельной. // Ставропольская правда. // 2004 год, 4 июня

46

ЛУБЯНКА: Органы ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-МВД-КГБ. 1917—1991. Справочник., -М.; 2003., С. 251

47

Андреев А., Бережков В. Оккультисты Лубянки. – М., 2006.

48

Бубличенко М. М. Советский оккультизм. Тайны НКВД и КГБ. – М., 2006.

49

Первушин А. Оккультный Сталин. Бесы и демоны советского тирана. – СПб., 2007.

50

Лиин фон Паль Битва за Шамбалу. НКВД против Аненеребе. – М., 2007.

51

Первушин А. Оккультный Сталин. – М., 2006.

52

Бушков А. НКВД. Война с неведомым. – М., 2007.

53

Шишкин О. Битва за Гималаи. НКВД: магия и шпионаж. – М., 2003.

54

Чертопруд С. В. История органов криптографической связи России. // ВКСС. Connect. 2001 год. №4; Чертопруд С. В. Организация защиты государственных секретов в МИД Российской империи с 1903 по 1917 год. // Вопросы защиты информации. 1998 год. №1—2 (40—41); Чертопруд С. В. Особенности защиты государственных секретов в России в начале 20 века. // Дипломная работа. Российский государственный гуманитарный университет.
Страница 21 из 21

Москва. 1997 год; Чертопруд С. В. Организация защиты информации в Российской армии в начале XX века. // Вопросы защиты информации. 1999 год, №1 (44).

55

Кан Д. Взломщики кодов. – М., 2000., – С. 75.

56

Чертопруд С. В. История органов криптографической связи России. // ВКСС. Connect., 2001 год, №4.

57

Анин Б. Петрович А. Радиошпионаж. – М.1996., – С. 361.

58

Чертопруд С. В. Век технической разведки. // Независимое военное обозрение, 1998 год. 4 декабря. №46; Анин Б. Петрович А. Радиошпионаж, – М.,1996, – С. 385—386, 388—391, 393—394; Соболева Т. А. Тайнопись в истории России., – М., 1994 год, – С. 277, 278; Кан Д. Взломщики кодов., – М., 2000., – С. 107; Богуславская О. Ключ без права передачи //МК- Московский комсомолец. 1996 год. 26 июня, №116; Звонарёв К. К. Агентурная разведка., Т. 2, – М., 1931., – С. 69.

59

ЛУБЯНКА: Органы ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-МВД-КГБ. 1917—1991. Справочник., -М.; 2003.– С. 21.

60

Постановление Малого Совнаркома РСФСР О создание Специального отдела при ВЧК от 5 мая 1921 года. // цит. по: Прохоров Д. П. Разведка от Сталина до Путина. – СПб., 2005., – С. 364—365.

61

ЛУБЯНКА: Органы ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-МВД-КГБ. 1917—1991. Справочник., -М., 2003.– С. 28.

62

Кудрявцев Э. Новое об оккультисте Страны Советов. // Нева. 2006 год. №12.

63

Мороз Е. Коммунизм и еврейская магия. // Нева. 2005 год. №6; Бумагин В. «Древняя наука» Александра Барченко. // НЛО. 2005 год. №6.

64

Шишкин О. ОГПУ-НКВД впадал в мистицизм.// Независимое военное обозрение, 1999. 17 сентября

65

Амиров Р. Уши Лубянки. // Оренбургские губернские ведомости, 2001 год, 5 июня.

66

Чертопруд С. В. История органов криптографической связи России. Часть 2. Организация системы шифровальной службы в Советском Союзе в период Гражданской войны. // ВКСС. Connect., 2001 год, №6.

67

Чертопруд С. В. История органов криптографической связи России. Часть 2. Организация системы шифровальной службы в Советском Союзе в период Гражданской войны. // ВКСС. Connect., 2001 год, №6.

68

Чертопруд С. В. История органов криптографической связи России. Часть 3. Организация системы шифровальной связи в Советском Союзе с 1925 по 1935 год. Журнал ВКСС. Connect., 2002 год, №1.

69

Чертопруд С. Говорите громче, вас плохо слышно. // Независимое военное обозрение, 2001 год, 23 декабря, №43.

70

Шишков Е. Судьбы: жизнь и смерть Глеба Бокия. // Родина. 2000 год. №7.

71

Беляков Л. П. Лагерная система и политические репрессии (1918—1953). – М.-СПб., 1999., – С. 385—391.

72

Астафурова Е. КГБ открыл тайну НЛО. // Комсомольская правда. 2003 год. 4 февраля.

73

Чижиков М., Кабаников А. КГБ вербовало экстрасенсов и охотилась за призраками. // Комсомольская правда. 2003 год. 2003 год. 10 сентября.

74

Добрюха Н. Последний председатель КГБ Владимир КРЮЧКОВ: Если бы НЛО существовали, мне бы об этом доложили. // Комсомольская правда. 2005 год. 6 декабря.

75

Мозохин О., Гладков Т. Менжинский. Интеллигент с Лубянки. – М., 2005.. – С. 363, 365, 368.

76

Мозохин О., Гладков Т. Менжинский. Интеллигент с Лубянки. – М., 2005.. – С. 381.

77

Мозохин О., Гладков Т. Менжинский. Интеллигент с Лубянки. – М., 2005.. – С. 389.

78

Мозохин О. Б. Право на репрессии. Внесудебные полномочия органов государственной безопасности (1918—1953). – М., 2006., – С. 145.

79

Моруков М. Ю. Правда ГУЛАГа из круга первого. – М., 2006., – С. 185.

80

Иванова Г. М. История ГУЛАГа. 1918 – 1958: социально – экономические и политико – правовые аспекты. – М., 2006., – С. 211.

81

Иванова Г. М. История ГУЛАГа. 1918 – 1958: социально – экономические и политико – правовые аспекты. – М., 2006., – С. 215.

82

НКВД – МВД СССР в борьбе и вооруженным националистическим подпольем на Западной Украине, в Западной Белоруссии и Прибалтике (1939 – 1956). – М., 2008, – С. 50.

83

Север А. Спецназ КГБ. Гриф секретности снят! – М., 2008., – С. 478.

84

Север А. Спецназ КГБ. Гриф секретности снят! – М., 2008., – С. 486.

85

Север А. Спецназ КГБ. Гриф секретности снят! – М., 2008., – С. 506.

86

Север А. Великая миссия НКВД. – М., 2008., – С. 50 – 87.

87

Минаев В. Подрывная работа иностранных разведок в СССР. Часть 1. – М., 1940., – С. 211—215.

88

Бондаренко А. «Очистить армию до последних щелочек». // Красная звезда, 2002 год, 14 июня, 15 июня; Сергеев Ф. Тайные операции нацисткой разведки. 1933—1945., – М., 1999., – С. 32—35; Иванов В. М. Маршал М. Н. Тухачевский. – М., 1990., – С. 295—314.

89

Приказ полномочной комиссии ВЦИК №27, г. Тамбов, 30 мая 1921 года. Цит. по Щелоков А. «Друг народа» Михаил Тухачевский. // http://www.ir.spb.ru/tuh-217.htm

90

Приказ полномочной комиссии ВЦИК №171, г. Тамбов, 11 июня 1921 года; Приказ полномочной комиссии ВЦИК №181, г. Тамбов, 24 июня 1921 года Цит. по Щелоков А. «Друг народа» Михаил Тухачевский. // http://www.ir.spb.ru/tuh-217.htm

91

Щелоков А. «Друг народа» Михаил Тухачевский. // http://www.ir.spb.ru/tuh-217.htm

92

цит. по: Балаян Л. А. Заговор в РККА. // http://www.stalin.su/book.php?action=header&id=19

93

цит. по Зенькович Н. А. Маршалы и генсеки., – Смоленск. 1998. – С. 594

94

Билый П. Ф. «Заговор» или заговор. // Дуэль, 2002 год, №36—37.

95

См. Минаков С. Т. Советская политическая элита в политической борьбы 20—30-х годов. // Кадровая политика, 2003 год, №1; Бармин Ф. Заговор «Красного Бонапарта». // Спецназ России., 2002 год, апрель, №4 (67).

96

Колпакиди А., Прудникова Е. Двойной заговор – М., 2006; Бушков А. А. Красный монарх. – Спб,. 2004.; Билый П. Ф. «Заговор» или заговор. // Дуэль, 2002 год, №36—37.

97

цит. по Билый П. Ф. «Заговор» или заговор. // Дуэль, 2002 год, №36—37.

98

Мозохин О. Б. Право на репрессии: Внесудебные полномочия органов госбезопасности (1918 – 1953 годы). – М., 2006., – С. 337.

99

Мозохин О. Б. Право на репрессии: Внесудебные полномочия органов госбезопасности (1918 – 1953 годы). – М., 2006., – С. 324.

100

Мозохин О. Б. Право на репрессии: Внесудебные полномочия органов госбезопасности (1918 – 1953 годы). – М., 2006., – С. 347.

101

Цит. по Черушев Н. С. Статистика антиармейского террора // Военно-исторический архив. 1998 год. №3.

102

Очищение. // http://goo.gl/pc24GP.

103

Цит. по Черушев Н. С. Статистика антиармейского террора // Военно-исторический архив. 1998 год. №3.

104

Эдельман О. Незнакомая Красная Армия. // Время новостей. 2006 год. 13 августа.

105

Герасимов Г. И. Действительное влияние репрессий 1937—1938 годов на офицерский корпус РККА // Российский исторический журнал. 1999 год. №1.

106

Эдельман О. Незнакомая Красная Армия. // Время новостей. 2006 год. 13 августа.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.