Режим чтения
Скачать книгу

Как волк теленочку мамой был и другие любимые сказки читать онлайн - Михаил Липскеров

Как волк теленочку мамой был и другие любимые сказки

Михаил Федорович Липскеров

Мои любимые книжки (АСТ)

В книге собраны популярные сказки-мультфильмы для детей и взрослых известного писателя и сценариста М. Ф. Липскерова.

Михаил Липскеров

Как Волк Телёночку мамой был и другие сказки

© Липскеров М. Ф., 2012

© Илл., Каюков Л. Л., 2012

© Илл., Кострина И. Д., 2012

© ООО «Издательство Астрель», 2012

* * *

Живая игрушка

В одном лесу жила (а где ж ей ещё жить) заячья семья. Мама и три зайчонка. Папа, конечно же, тоже был, но где именно он был, неизвестно. Скорее всего, он удалился по каким-то своим мужским делам.

Утром зайчата проснулись, по крайней мере двое из них, а третий продолжал спать. Его вообще всегда было трудно разбудить. Возможно, ему показывали какие-то удивительно интересные сны, которые просто необходимо было досмотреть. Но вот его наконец вытащили из норы (логова, берлоги, пещеры – не знаю, как называется жилище зайцев), и зайчата стали наслаждаться жизнью. В это понятие входит изучение заячьей капусты, знакомство с жуком, попытки прыгнуть дальше кузнечика. У двоих зайчат эти занятия проходят довольно успешно, а вот у третьего – не шибко. Единственное, что ему удалось, так это проглотить Пчелу, от чего ни тот ни другая не получили ни малейшего удовольствия. Зайчонок еле откашлялся, а Пчела еле удержалась, чтобы не куснуть Зайчонка. Пчёлы не любят, когда их глотают. А потом Зайчонок стал преследовать какую-то Бабочку и набрёл на огород, который, как это и свойственно огородам, располагался около дома.

И жила в этом доме Девочка. История умалчивает, где были её Мама и Папа, но, постольку-поскольку в нашей истории они не участвуют, нас и не интересует, где они были. Девочка играла в куклы. В куклу-медвежонка, куклу-зайца, куклу-куклу. И ей всё это страшно надоело. Потому что все эти куклы были НЕЖИВЫЕ. А ей ужасно хотелось иметь живую игрушку. Она вышла в огород. (Не для того, конечно, чтобы найти там живую игрушку, а чтобы заняться общественно полезным делом: прополкой и поливкой овощей.) Но нашла в огороде нашего Зайчонка. Вот такие бывают в жизни совпадения.

– Какая прелесть! – воскликнула Девочка, схватив Зайчонка в охапку. – Ты будешь моей живой игрушкой. Я буду звать тебя Катей.

Она внесла Зайчонка в дом и быстренько запеленала его. Что Зайчонку, прямо скажем, не понравилось. То ли он не привык к пеленанию, то ли уже перерос эту процедуру. Он попытался ворохнуться, но Девочка очень хорошо его запеленала, так что Зайчонку осталось только тихо заплакать.

– Не плачь, Катя, – стала укачивать его Девочка, – сейчас я тебя манной кашей накормлю. – Положила Зайчонка в кроватку и ушла за кашей.

А в лесу заячья семья всполошилась: где Зайчонок?!. Ау! Ау! Ау!.. Нет ответа! Нет ответа! Нет ответа! Потому что Зайчонок их не слышит. А может, и слышит, но ответить не может. Рот холодной манной кашей забит, которую не только заячьи, но и человеческие дети терпеть не могут.

Зайчиха понюхала землю вокруг, уловила запах сыночка своего родного, запах кровиночки своей, и повела остальных детей по следам их заплутавшего брата.

А брату в это время Девочка конфету суёт, которую заячьи дети не любят так, как человечьи дети не любят варёный лук. Зайчонок стал задыхаться и в отчаянии закрыл глаза.

– Ты, наверное, заболела, Катенька, – заволновалась Девочка, – сейчас я тебя чаем с малиновым вареньем напою, поставлю банки и горчичники… – И Девочка отправилась искать в доме вышеописанные лекарства.

Но зайцы в это время по следу пришли к огороду, который, как это и свойственно огородам, располагался около дома. А впрочем, об этом мы уже говорили. Зайцы вырыли лаз под забором, подбежали к дому и увидели своего сына и брата в бедственном положении. Он даже устал плакать и приготовился тихо распрощаться с жизнью. Но зайцы быстро впрыгнули в дом, схватили Зайчонка и унесли обратно в лес. До-о-омо-о-ой!

Оклемался Зайчонок и стал весело прыгать вместе со всей своей семьёй. Какое счастье!..

А Девочка вернулась в комнату с лекарствами: малиновым вареньем, банками и горчичниками. Посмотрела – а лечить-то и некого. Убежала Катя.

– Почему она убежала? – спросила неизвестно кого Девочка.

А вы, мои юные друзья, спросите себя: почему убежала Ка… простите, Зайчонок?

Как Волк Телёночку мамой был

Однажды Волк украл в деревне Телёнка. Засунул в мешок и принёс к себе в избу. А там решил съесть его не спеша и с удовольствием. Вытряхнул из мешка и ахнул:

– Какой маленький! Какой славненький!

– Ма-а-ама, – тоненько пропищал Телёночек.

– Где? – встрепенулся Волк.

– Ты – мама, – сказал Телёночек и указал копытцем на Волка.

Оторопел Волк, заметался по избе: отыскал зеркало, стёр с него пыль, пригладил уши и посмотрел на себя:

– Вроде мужчина… Ты что, вчера родился, что ли?

– Не… – проговорил Телёночек, – сегодня.

– A-а… тогда другое дело! – согласился Волк. – Ты поспи пока, а там разберёмся, кто я тебе: мама или папа.

Положил Волк Телёночка на подстилку, сам лёг на кровать и задумался: «Такого маленького, такого несмышлёного даже есть неудобно!»

А Телёночек проснулся и замычал:

– Есть хочу!

В это время мимо избушки Волка шла Лиса. Услыхала она мычание и заглянула в окно:

– Ой, Волк, какой Телёночек! Давай его съедим!

– Да ты что?! – возмутился Волк. – Он же такой маленький!

– Верно, – согласилась Лиса. – Вырастет, тогда и съедим. Когда его станет больше! – Лиса облизнулась и пошла своей дорогой.

А Волк быстрей к Козе побежал, за едой. Увидала Коза Волка, испугалась, заперлась в избушке. Долго Волк её уговаривал, про Телёночка рассказывал.

Ну, когда Коза всё поняла, вынесла ему целое ведро ароматного козьего молока. Расчувствовался Волк, низко Козе поклонился и преподнёс ей цветок. А потом осторожно понёс молоко домой.

Поставил ведро перед Телёночком, а сам рядом пристроился, смотрит, как тот пьёт.

ТЕЛЁНОЧЕК ПОЕЛ – И СРАЗУ ПОДРОС!

А Волк уже во вкус вошёл: приятно о ком-то заботиться. Вот он и говорит:

– Ты иди погуляй вон на полянке, воздухом подыши! А я тут по хозяйству да приберусь…

Побежал Телёнок на полянку а Волк стирку затеял да сам с собой и разговаривает:

– Детям ведь что – чистота нужна. Ребёнки – они в грязи расти не могут!

Шёл мимо избушки Кабан-хулиган, папироска в зубах торчит:

– Чего делаем, папаша?

– Не видишь, что ли? Телёнку стираю…

– А-а-а! Лиса говорила. Ты ещё с ней поделиться обещал!

– Обещал, обещал…Там видно будет!

– Ну, бывай, отец, – сказал Кабан и двинулся дальше.

А Волк стирку продолжил. Но что-то неспокойно на душе у него стало. И прямо с мокрым полотенцем из избы выбежал – да на полянку! И вовремя! Там Кабан уже протягивал Телёнку папироску. Хлестнул его Волк мокрым полотенцем:

– Я тебе покажу! Ребятёнку, несмышлёнышу – цигарку совать! А ну убирайся отсюда!

Привёл Волк Телёнка домой, а тот опять есть просит! Что делать?

Думал-думал Волк и решил переодеться разбойником. Спрятался он в кустах у лесной дороги. Смотрит – едет по дороге мужичок с возом сена. Выскочил Волк-разбойник на дорогу: в шляпе, на глазах маска и ножик в лапе! И прохрипел:

– Сено или жизнь?!

– Жизнь, жизнь, – быстро сообразил мужичок. Скатился с воза и побежал
Страница 2 из 9

в деревню.

А Волк всё сено домой перетащил. Позвал Телёночка:

– Питайся, сынок, расти большой!

Тут через забор во двор Медведь заглянул.

– Здорово, сосед, – пробасил он. – Лиса говорила, ты Телёночка откармливаешь…

– Тихо, тихо, – прижал палец к губам Волк. – Иди, иди отсюдова!

Медведь согласился, пошёл себе мирно дальше, решив, что пусть ещё подрастёт Телёнок.

А ТЕЛЁНОК ДОЕЛ СЕНО – И ПРЕВРАТИЛСЯ В УПИТАННОГО БЫЧКА.

– Слушай, – сказал он Волку, – тот, что с зубами наружу, Кабан его фамилия, говорит, что я тебе не родной…

– Да ты что?! – задохнулся от возмущения Волк. Вынес во двор зеркало: – Во, смотри! Ну вылитый я!

– Ага, – согласился Телёнок. – Только знаешь что… Я опять есть хочу!

Тут уж Волк всерьёз озаботился. Раз он родитель, значит, и вести себя надо солиднее… И вот пошёл он в деревню. Стал во дворы заглядывать. Видит – в одном мужичок начал дрова рубить, да умаялся. Сел на завалинку, пригорюнился. Волк тут как тут: разрешите, мол, помочь!

Быстро все дрова переколол, в поленницу сложил.

Чего только не сделаешь, чтобы родное дитя покушало!

Ну а мужичок дал ему за работу бадью вкусной похлёбки.

Принёс Волк бадью домой, а тут Кабан, Лиса и Медведь появились.

Спрятал Волк Телёнка в доме, бадью перед ним поставил, крепко дверь запер, а сам к гостям вышел. Прижался для надёжности к двери и как закричит:

– Не отдам его! Мой он, мой!

Но Кабан, Лиса и Медведь слушать Волка не стали. Перелезли через забор – и прямо к Волку направились, от двери его отпихнуть хотят, Телёнка съесть.

Что будет? Один против троих!

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ ТЕЛЁНОК СЪЕЛ ВСЮ ПОХЛЁБКУ – И ПРЕВРАТИЛСЯ В ЗДОРОВЕННОГО БЫКА!

Услышал он, что Волка обижают, выбил рогами дверь, так что Волк даже в сторону отлетел, да как набросится на непрошеных гостей!

Те со страху скорей через забор – да и в лес! Еле ноги унесли.

А Волк протянул лапы к Бычку и завопил:

– Сынок мой, умница!

– Папаня! – пробасил Бычок.

– То-то! – обрадовался Волк. – А то всё «мама, мама»…

Самый маленький гном

В зелёном лесу жил гном по имени Вася. Он был такой маленький, такой крошечный, что его никто не замечал. Он по пять раз кряду здоровался с Зайцем, десять раз говорил «спокойной ночи» Козе, пятнадцать раз желал приятного аппетита Медведю, но всё было напрасно. Заяц его не видел, Коза его не слышала, а медведи, как известно, во время еды ничего не видят и ничего не слышат.

Тогда Дедушка посоветовал Васе:

– Чтобы тебя заметили, надо обязательно сделать что-то хорошее, – то, что подсказывает твоё сердце.

Однажды Вася гулял по лесу и увидел большой-пребольшой дом, в котором жил страшный-престрашный Волк. Волк готовился навестить трёх поросят, семерых козлят, Красную Шапочку и её Бабушку.

Забрался Вася в дом к трём поросятам и притаился за вентилятором.

А поросята в это время разгадывали кроссворд и размышляли, что же означает «серое хищное животное» из четырёх букв.

И тут появился переодетый Волк и выдал себя за Жучку – чемпионку по разгадыванию кроссвордов.

Впустили его поросята – и тогда уже догадались, что означает «серое хищное животное» из четырёх букв.

Бросился Волк на поросят, но только раскрыл пасть, как Вася включил вентилятор. Поднялся страшный ветер, и Волка затянуло в печку.

Выбрался Волк через трубу, отдышался, отряхнулся и направился к семерым козлятам. А гном Вася – за ним.

Пришёл Волк к домику, в котором козлята жили, и думает, как бы их на улицу выманить. Думал-думал – и придумал.

Спрятался Волк за дерево и запел красивую песню. Выскочили козлята из дома на полянку – и тут Вася всё понял! Стоит на пеньке магнитофон, музыка играет, а Волк только рот открывает…

Нажал маленький гном на кнопку магнитофона, плёнка стала мотаться в обратную сторону, и страшные звуки понеслись по всему лесу.

Семерых козлят как ветром сдуло.

Рассвирепел Волк, разбил магнитофон и отправился к Красной Шапочке, которая в это время шла к больной Бабушке с гостинцами.

Встретил её Волк на тропинке и заговорил с ней ласковым голосом, но Красная Шапочка даже слушать его не захотела – ведь её уже однажды обманул такой же серый Волк и чуть не съел вместе с Бабушкой.

Заплакал Волк, зарыдал и стал уверять, что он добрый и хороший и что идёт он совсем в другую сторону. А сам очень обрадовался, когда увидел указатель, который подсказал ему, в какую сторону идти.

Не знал Волк, что и на этот раз гном Вася сумел его обхитрить: Вася перевернул стрелку… и Волк попал прямо в лапы к Медведю.

А Вася побежал домой, чтобы рассказать Дедушке, как он спас от Волка трёх поросят, семерых козлят, Красную Шапочку и её Бабушку.

– Ну, и заметили тебя? – спросил Дедушка.

– А разве это самое главное? – засмеялся Вася.

А вы, ребята, как думаете?

Однажды гном Вася пускал на полянке мыльные пузыри, мимо проходил Волк, и два самых больших пузыря попали Волку в глаза.

– Это кто тут хулиганит?! – зарычал Волк. – Подойди поближе, чтобы я увидел, кого сейчас съем!

– Ничего не получится, – сказал Вася. – Я такой маленький, что меня никто не замечает. Меня Васей зовут.

– Ненавижу маленьких, – фыркнул Волк, – от них всё зло. Проводи-ка меня к реке промыть глаза. А потом я тебя съем. Ты будешь первым маленьким, с которым я расправлюсь. Узнаешь, как взрослых обижать!

Привёл Вася Волка к реке. Промыл Волк глаза и увидел на листе лилии… Дюймовочку.

– Так вот ты какой, Вася… – проговорил Волк.

– Я не Вася, я Дюймовочка.

– А! Знаем. Читали. Это ты у Крота хозяйство вела?

– Я. Отпустите меня, пожалуйста, я к Принцу эльфов тороплюсь!

– Тихо! – приказал Волк. – Теперь я твой принц! Я твой эльф. У меня теперь хозяйство вести будешь.

Положил Волк Дюймовочку в мешок и довольный отправился домой.

Вдруг – хлоп! – поскользнулся на огрызке яблока.

– Это кто тут лес загрязняет?! – взвыл Волк от боли.

– Это я, Мальчик-с-пальчик. Простите меня, это я по привычке огрызки бросаю, чтобы не заблудиться.

– Теперь не заблудишься! – захохотал Волк. – Теперь у тебя одна дорога – в мой живот.

Едва он произнёс эти слова, как налетел сильный вихрь и сбил Волка с ног: это был Маленький Мук в туфлях-скороходах.

– Вот хорошо! – обрадовался Волк, поймав Мука. – Будешь мне в своих скороходах добычу загонять. А если добычи не будет, я, сам понимаешь, тебя съем. Так что, – Волк довольно потёр лапы, – тремя малышами будет меньше!

– Смотри, Волк, пожалеешь, – предупредил Вася. – Ты же знаешь, что в сказках добро всегда побеждает зло!

– Не рассказывай сказки, – рассмеялся Волк и отправился домой.

Пришёл Волк домой, вынул пленников из мешка.

– Ты, – обратился он к Мальчику-с-пальчик, – готовься к ужину. Ты, Маленький Мук, – к походу за добычей, а ты, Дюймовочка, – к уборке дома. Я пошёл за спецодеждой для тебя.

Сидят малыши пригорюнившись, и тут откуда ни возьмись – Вася.

– Надо что-то делать, – сказал малышам Вася, – иначе вас съедят!

– А что мы можем сделать? – грустно ответила Дюймовочка. – Ведь мы такие маленькие…

– Надо всем вместе что-то придумать!

– У меня есть финики, уменьшающие и увеличивающие рост, – вспомнил Маленький Мук.

– А как нам это может помочь? – задумался Вася.

Тут призадумались и все остальные и стали ходить по избе. Ходили-ходили, пока
Страница 3 из 9

Мальчик-с-пальчик не разбил зеркало.

– Ах! Это к несчастью! – заплакала Дюймовочка.

– Точно! – закричал Вася. – К несчастью для Волка!

Вася собрал малышей в кружок и стал им что-то шептать.

В это время в избу вошёл Волк.

– Ну-ка, примерь, – сказал он Дюймовочке, – от Золушки осталось – будет тебе рабочая одежда.

– Какая же примерка без зеркала?! Не могли бы вы сами примерить платье, чтобы я посмотрела, как буду выглядеть в нём? – спросила Волка Дюймовочка.

– Да я же не влезу в такое маленькое! – прорычал Волк.

– Если вы помните, – сказал Маленький Мук, – у меня есть финики, уменьшающие рост.

– Ладно, давай! – согласился Волк. Проглотил финик – и тотчас же стал таким же маленьким, как его пленники.

Залез Волк под шляпу, чтобы переодеться. Через секунду вылез из-под неё в женском платье и кокетливо спросил:

– Ну как?

– Прекрасно! – хором закричали малыши. – Таким и оставайся! Теперь ты никому не страшен! Теперь ты такой же маленький, как и мы.

– Вася, я больше не буду обижать маленьких, – заплакал Волк. – Честное волчье слово! Сделай меня опять большим!

Вася пожалел Волка и дал ему финик, увеличивающий рост, а сам пошёл домой и обо всём рассказал Бабушке и Дедушке.

Волк уже давно задумал съесть Серенького Козлика. И вот отправился он к Серенькому Козлику, который жил-был у Бабушки. От этой Бабушки Волк сам когда-то еле-еле спасся. Но злых помыслов своих не оставил и, переодевшись Красной Шапочкой, отправился к Васиным Бабушке и Дедушке.

От Васиной Бабушки Волк разузнал, где живёт Бабушка Коза. И, облизываясь, побежал к её дому.

Вслед за ним отправился и Вася: как бы чего не вышло!

Прибежал Волк к Бабушке Козе и узнал, что Серенький Козлик ушёл в лес погуляти и что она очень волнуется, как бы на него опять не напали серые волки.

Стал Вася умолять Волка пожалеть Серенького Козлика.

– Ещё чего! – возмутился Волк. – Я просто обязан его съесть, ведь Козлик заставил волноваться бедную старую Бабушку. Ему это так с рук не сойдёт!

Едва Волк закончил свою речь, как его сбил с ног неизвестно откуда взявшийся Заяц, который со страху тут же сам грохнулся в обморок. Но как только изумлённый Волк привёл Зайца в чувство, тот дал стрекача.

И в это же самое время рядом раздалось басовитое «ме-е-е, ме-е-е…».

«Неужели Козлик?!» – обрадовался Волк.

Как бы не так! Это был Медведь. Он налетел на Волка и, не извинившись, побежал дальше быстрее Зайца.

Сел Волк на пенёк. Ничего не может понять: куда и от кого бегут Заяц и Медведь? Сбили его, тихого, мирного Волка, с ног и куда-то стремительно унеслись!

Не успел Волк опомниться, как кто-то накинул на него сеть. Волк упал на четвереньки, совсем запутавшись в сети, и перед самым своим носом увидел чьи-то огромные башмаки.

– Ой, кто это? Кто это посмел меня поймать?! – не на шутку рассердился серый.

И тут он увидел, что это сильно подросший Серенький Козлик! Мало того что этот Козлик так невежливо обошёлся с Волком, набросив на него сеть, так он ещё грозился посадить его на цепь, назвать Шариком и заставить лаять!

Как всегда вовремя, вмешался Вася:

– Сажать волков на цепь жестоко, Волк на цепи не выживет, а ты, Козлик, если стал таким большим и сильным, должен быть добрым.

Козлик в ответ на эти слова только усмехнулся.

– Сильные бывают добрыми только в сказках, – сказал он и потащил Волка к дому.

Дом Козлика стоял на другом берегу реки. Долго думал Козлик, как им перебраться через реку. Решил он повалить дерево и соорудить мост, чтобы Волк, чего доброго, не простудился в холодной воде и не охрип – иначе как следует лаять не сможет.

А Вася тем временем прибежал к Бабушке Козе и, чтобы спасти Волка, сказал, будто не Козлик поймал Волка, а Волк – Козлика, и что Волк собирается посадить Козлика на цепь, назвать Шариком и заставить его лаять.

Конечно же, Бабушка Коза возмутилась и поспешила на помощь внуку.

Прибежали Бабушка Коза и Вася к реке и видят: Козлик упёрся рогами в дерево и пытается его свалить, а Волк хоть и опутан сетью, но упирается ногами в дерево с другой стороны и изо всех сил его удерживает.

Правда, Бабушке Козе всё равно показалось, что Волк её бедного внука обидеть хочет.

Подхватила Бабушка Коза внука на руки и понесла домой.

– Постой, бабуся! Нельзя злого Волка в лесу оставлять! Его надо взять с собой! – завопил Козлик.

– Зачем нам злой Волк? Я тебе в магазине куплю хорошего, плюшевого! – пообещала Бабушка и утащила Козлика домой.

А Вася и Волк сидят грустные на поляне.

Волк и говорит:

– Да… этого Козлика нужно немедленно лечить, чтобы другие от него злостью не заразились.

Вернулся Вася домой, и когда Дедушка спросил, спас ли он Серенького Козлика от Волка, ответил:

– Нет, я спас бедного Волка от злого Серого Козла.

Бабка Ёжка и другие

Найдёныш

Лес. Обычный русский лес с чащобами, с болотом, с протекающей по нему рекой. Летит по небу аист и несёт в клюве спелёнатого ребёнка. Кому-то он достанется? А вот кому. В избушке в деревне ждут его молодая женщина и её муж. То и дело выглядывают в окошко: не прилетел ли долгожданный аист.

Летит аист – и вдруг с неба на него налетает ястреб. Бьёт ястреб аиста острым клювом, а аист от него уворачивается, пытаясь уберечь драгоценную ношу. Но вот ястреб со всей силы клюнул аиста в голову – и выронил аист ребёнка. Полетел спелёнатый ребёнок вниз. Вот-вот разобьётся. Но спружинили ветки елки, и упал он в наметённый около неё сугроб. Упал ребёнок и заплакал. Тоненько-тоненько, как умеют плакать только новорождённые дети. А аист начал сражаться с ястребом, клюнул его в голову, ястреб закричал от боли и улетел. Аист стал летать над лесом, разыскивая ребёнка. Не может найти. И вот он уже стоит перед раскрытой дверью избушки и виновато отворачивает голову. Заплакала женщина, а муж её утешает.

В сугробе плачет ребёнок, и от этого плача просыпаются обитатели леса. Высунулась из избушки на курьих ножках Баба-яга. Проснулся в своем дупле Леший, из проруби вынырнул Водяной, проснулся в своих чертогах Кощей Бессмертный, а из-под трясины в болоте выбралась Кикимора Болотная. И все прислушиваются: что за неведомый звук раздаётся в их родном лесу?

А на звук плача сквозь сугробы пробирается избушка на курьих ножках, скользит по сугробам, руля рыбьим хвостом, Водяной, по веткам деревьев прыгает Леший, по сугробам, кряхтя, пробирается Кощей Бессмертный, бежит и Кикимора Болотная.

Первой добралась до сугроба избушка на курьих ножках. Выскочила из избушки Баба-яга и стала своей метлой разгребать сугроб над плачущим звуком. А потом подтянулись и все остальные. Разгребла Баба-яга сугроб, и все увидели свёрток с плачущим ребёнком.

– Вот тебе раз, – раздумчиво сказала Баба-яга, – такого махонького у нас в лесу ещё не бывало. Витязи всякие шастали, царевичи…

– Девки по лешу лажали, ух, как я их пужал! – с удовольствием вспомнил Леший и заухал.

– Сестрица Алёнушка с братцем Иванушкой забредали, – вспомнил Кощей Бессмертный.

– Вот-вот, – иронически бросила Кикимора Бабе-яге, – ты ещё Иванушку в печь хотела затолкать.

– Да это я шутейно! – заорала Баба-яга. – В печи даже огня не было.

– А у меня о прошлое лето девица в реке утопла. Сейчас в качестве русалки в дальнем омуте
Страница 4 из 9

проживает. Красивая… За налима замуж собирается, – вспомнил Водяной.

– Ладно, – решительно прервала Кикимора, – хватит разговоры разговаривать, надо решать, что с ребёнком делать.

– Я ребёнка заберу, – предложил Кощей Бессмертный, – в свои роскошные замечательные чертоги. Пусть с детских лет к роскоши привыкает, – и задумался. – А потом, – мечтательно продолжил Кощей, – я ему все свои несметные богатства передам, и он вместо меня станет Кощеем Бессмертным со всеми вытекающими отсюда последствиями.

– Кощеев вариант усыновления не самый, мягко говоря, подходящий, – заключила Кикимора. – Другие предложения будут?

– А как же, – первым отозвался Леший, – мы жавщегда готовы вжять вошпитание мальчонки в швои руки.

– А кого ты из него воспитаешь, интересно знать? – задала совершенно законный вопрос Кикимора.

– Как – кого? – даже удивился Леший. – Конешно Лешего. Шкоро мне на покой, вошпитаю рабочую динаштию Леших.

– И чего же он у тебя будет делать, когда вырастет? – поинтересовалась Баба-я га.

– Как «чего», как «чего»? – заволновался Леший. – Обычную лешью работу… – и сладко задумался. – Ждорово?!

– Да уж куда здоровей, – вздохнула Кикимора, – до старости лет девок пугать.

– Уж лучше у меня в реке с русалками хороводы водить, – сказал Водяной.

И тут ребёнок заплакал. Что делать – стали все по очереди его на руках качать, а он не унимается. Тогда Баба-яга выхватила ребёнка из рук Кощея, который качал его вверх ногами, сунула малышу в рот сосновую шишку и стала качать его сама, баюкая. Зачмокал ребёнок шишкой, закрыл глаза и засопел во сне. Во весь свой широкий рот заулыбалась Баба-яга. Да и все сразу успокоились. Сидят размышляют, кому ребёнка отдать. И вдруг все принюхались, зашевелили ноздрями.

– Перепелёнывать надо. Пошли в избушку, – сказала Баба-яга.

И вся компания влезла в избушку на курьих ножках. Баба-яга развернула свёрток, потом повернула лицо к обитателям леса и, заикаясь, сказала:

– Это не мальчик, а девочка…

Все сунули головы к свёртку и блаженно улыбнулись.

– Очаровательная, – сказал Кощей и поцеловал себе пальцы.

– Я даже таких русалок никогда не видел, – закачал головой Водяной и причмокнул от удовольствия.

– Это точно, – сказал Леший, – это не ей девок пугать. Это от неё ещё парни в обморок шлепнутша.

– А чистое у тебя что-нибудь есть? – спросила Кикимора Бабу-ягу.

Бросилась Баба-яга к сундуку, заворочалась в нём, да так, что свалилась в него, только ноги торчат. Вытянули её Водяной и Леший, а у Бабы-яги в руках платье невиданной красы. Приложила она его к себе, прошлась горделивой походкой и пояснила:

– Это мне Упырь подарил, когда сватался. В молодости это было. Да сплыло. – И решительным жестом разорвала платье.

А Кикимора достала из-под лавки корыто. Водяной мигом пустил в корыто фонтан воды. А Леший выскочил наружу и приволок связку хвороста. Кощей длинным пальцем чиркнул себя по лысине. Загорелся палец, и Кощей поджёг дрова в печке.

Пока Баба-яга полощет девочку в корыте, Кикимора шьёт из лоскутов платья пелёнки, а остальные делают из досок люльку. И вот уже Водяной ногой качает люльку с девочкой.

Опять девочка плачет.

– Чегой-то она? – спросил Леший.

– Есть, должно быть, хочет, – сказала Кикимора.

– Это практически наверняка, – глубокомысленно сказал Кощей, – после пребывания на свежем воздухе дети обязательно хотят есть.

– Мяша ей, што ли, принешти… – предложил Леший.

– Лучше рыбки, – возразил ему Водяной, – сейчас сбегаю.

– Да вы что?! – всполошилась Баба-яга. – Дети ни мяса, ни рыбы не едят.

– А чего они едят? – хором поинтересовалось мужское население леса.

– Колдовать не разучилась? – задумчиво спросила Кикимора у Бабы-яги.

– Да вроде нет. Хотя уже лет двести не колдовала.

– Значит, так, – решительно сказала Кикимора, – Леший, Водяной, Кощей – мигом наружу.

– Там холодно, – поёжился Кощей.

– Зачем? – спросил Леший.

– Выгоняете? – с обидой спросил Водяной.

– Никто вас не выгоняет, – решительно сказала Кикимора. – Козу из снега лепить будете. Потом Баба-яга её колдовством своим оживит, вот вам и молоко.

– Нам молока не надо, – хором сказали Кощей, Водяной и Леший.

– Да не вам оно надо, а девочке. Малые дети к молоку приспособлены.

Мигом выскочили наружу Кощей, Леший и Водяной.

И вот уже около избушки на курьих ножках стоит непонятное чудище. С рогами, лысое, как Кощей, с рыбьим хвостом, как у Водяного, и с громадным выменем.

Баба-яга выскочила на крыльцо, увидела непонятное снежное чудище, осела и обязательно упала бы от ужаса, но Кощей и Леший её поддержали, а Кикимора сказала:

– Колдуй.

– Брекс, кекс, мекс, – пробормотала Баба-яга, и снежное чудище ожило и сказало:

– Мееее…

А Баба-яга осела в бессознательном состоянии.

Влетела Кикимора в избу, вылетела с ведром и стала доить ожившее вымя. Брызнуло молоко, ударило тугой струёй в дно ведра, и все облегчённо заулыбались. Даже Баба-яга очнулась и расслабленно улыбнулась.

И вот уже все сидят в избушке и блаженно смотрят, как ребёнок сосёт из тряпочки молоко. Наелась девочка и заснула.

– Пожалуй, я её себе возьму, – решительно проговорил Водяной, – глядишь, скоро у русалки с налимом детёныш народится, подругой девочка будет, – и Водяной задумался…

– Совсем обезумел, – фыркнула Кикимора, – она же человеческий ребёнок. Она в реке захлебнётся. А русалки получаются только от несчастной любви. А она, наша маленькая, пока этих глупостей не знает. Я бы её тоже к себе в болото взяла. Только какая ей жизнь в болоте. Подождём, пока вырастет.

– Всё, – решительно сказала Баба-яга, – жить она будет у меня, и буду я ей приёмной бабкой, и звать её буду Бабка Ёжка, а когда вырастет – сама свою судьбу определит.

И тут девочка заплакала во сне. Посмотрели все друг на друга. Что делать? Вроде сыта, а плачет. Леший хлопнул себя по лбу, подобрал сосновую шишку с пола, обтёр об себя и сунул Бабке Ёжке в рот. Та зачмокала – и так и заснула, чмокая.

И все заулыбались.

Похищение

Раннее утро в лесу. Стоит избушка на курьих ножках. В ступе сладко похрапывает Баба-яга. Вдруг тяжёлое дыхание за окном послышалось. Встала Баба-яга, подошла к окну, высунулась – и прямо в ухо ей запыхавшийся Леший заорал:

– Дзынннннь!!!

– Припозднился ты нонеча, – сказала Баба-яга, прочищая ухо.

– Так что прошпали маненечко. Меня-то будить некому. По шолнышку прошыпаемщя, а оно вшё в тучах. Ну и не видно.

– Ну, так и быть, прощаю. Пора Бабку Ёжку будить.

– Это точно, точно, пора будить, кормить, поить, одевать, – быстро подтвердил Леший и скрылся в момент.

Подошла Баба-яга к люльке с Бабкой Ёжкой – а той в люльке нет. Только шишка лежит. Заорала Баба-яга нечеловеческим голосом, выпрыгнула из окна, свалилась, потом закружила вокруг избушки:

– Ой, спаси меня, нечистая сила! Обокрали, ограбили, похитили!..

Проснулся Кощей Бессмертный в своём дворце. Сказал:

– Встаю, встаю, милая…

Высунулся Водяной из реки. Высунула голову из болота Кикимора Болотная, ополоснула лицо болотной жижей, посмотрела на себя в болотную лужу, взбила причёску и вылезла.

Леший высунулся из дупла громадного дуба, слез с дерева и помчался к избушке на курьих ножках.

И вот собрались
Страница 5 из 9

Леший, Кощей Бессмертный, Водяной и Кикимора Болотная у избушки и смотрят, как Баба-яга в страшном темпе описывает вокруг неё круги. Еле-еле обитатели леса успевают головы поворачивать. Наконец Кощей Бессмертный перехватил Бабу-ягу, держит её поперёк туловища, а та по инерции ногами перебирает и продолжает орать:

– Обокрали, ограбили, похитили!..

Заткнула ей рот Кикимора, стала делать пассы:

– Спокойно. Вы спокойны, вы спокойны… Спать, спать, спать… – И Баба-яга поникла в руках Кощея Бессмертного.

– А теперь, – сказала Кикимора, – объясни: кого обокрали, кого ограбили, кого похитили?

– Объясняй спокойно, – прибавил Кощей.

– Вшему обчештву, так шкажать, – вставил свои слова Водяной.

– Штобы вшем штало понятно што к чему, – завершил выступление Леший.

Баба-яга в загипнотизированном состоянии повела всех в избушку и показала на люльку, где вместо Бабки Ёжки только шишка лежит.

Все обитатели леса так и застыли в изумлении. Вот была всеми любимая Бабка Ёжка – и вот её нет. Кто-то украл. Только вот кто? Все тяжко задумались. А Баба-яга всё в том же состоянии взяла шишку и стала её нянчить.

Наконец Кикимора опомнилась:

– Так. Кроме нас, её украсть некому.

– Это ишшо почему? – удивился Леший.

– Поясни проблему, – кивнул Кощей.

– А зачем нам её похищать? – поинтересовался Водяной.

– А вот зачем. Кроме Бабы-яги, ни у кого внучки нет.

Все согласно кивнули. Только загипнотизированная Баба-яга продолжала укачивать шишку.

– Засни, – опять сделала пассы Кикимора. – Будет мешать расследованию.

Бабу-ягу взяли за руки, за ноги и положили в ступу.

– Итак, что мы имеем, – продолжала Кикимора. На что Кощей заметил:

– Легче сказать, чего мы не имеем. А не имеем мы Бабки Ёжки.

– Ну умный! – восхитился Водяной и всплеснул хвостом.

– Доживёшь до его лет, шам такой умный штанешь, – заметил Леший.

– Итак, – расхаживая по избе, продолжила Кикимора. – Бабку Ёжку похитили. И кроме нас, это сделать некому.

– Это ишшо почему? – поднял косматые брови Леший. – А вдруг какой-никакой Жмей Горыныч пролетал и Бабку Ёжку, крашу нашу ненаглядную, и шпёр.

– Не было в наших краях Змея Горыныча, – твёрдо сказала Кикимора. – Он ещё сто лет назад с Кощеем из-за Василисы Прекрасной поругался и в соседний лес на жительство перебрался. Так что о Бабке Ёжке ему ничего не известно. Кроме кого-то из нас, некому. Предлагаю обыск. Кто за? – И первая подняла руку.

Нехотя поднял руку Кощей, нехотя поднял руку Водяной. А Леший сказал:

– Я так уштал, так уштал, што и руки поднять не могу.

Пристально посмотрела на него Кикимора – так, что у Лешего сразу обе руки взлетели вверх, да так там и остались. Снова посмотрела на него Кикимора – и обе руки рухнули вниз вместе с Лешим.

– Итак, все – за, – заключила Кикимора. – Как честный нечеловек, предлагаю начать с себя. Вперёд. Избушка, избушка, повернись к лесу задом, а к болоту передом. Шагом марш!

Развернулась избушка, приложила одну куриную лапу к крыше, как бы отдавая честь, сказала «Есть» – и, прихрамывая, зашагала.

А вот и болото. Свистнула Кикимора в два пальца, и из него выпрыгнуло несметное количество лягушек.

– Обыскать всё болото, – приказала Кикимора.

– На предмет обнаружения живого существа, – сказал Кощей.

– И как здесь можно жить? – передёрнул плечами Водяной.

– Кикимора живёт – жначит, можно. Может, она Бабку Ёжку на болото… как это… переучила.

– Вперёд! – скомандовала Кикимора, и лягушки попрыгали в болото.

Все напряжённо замерли. Вдруг болото забурлило, заволновалось, и волна задвигалась к берегу. И из глубин, подталкиваемое лягушками, показалось какое-то странное существо. Лежит себе на болоте, сложив скрюченные руки на груди, и сладко посапывает.

– Это ещё кто такой? – удивился Кощей.

– Вроде не русалка, – заметил Водяной.

– Не, это не Бабка Ёжка, – убежденно сказал Леший.

А Кикимора застывшими глазами смотрит на существо.

– С нами нечистая сила, – наконец вымолвила она. – Это же муж мой, Хмырь Болотный. Я его с самой свадьбы не видела. Он как на свадебном обеде сон-травы наелся двести лет назад, так и заснул где-то под корягой, – и пригорюнилась. Потом махнула лягушкам рукой, те подхватили Хмыря и скрылись в болоте.

– Теперь к кому пойдём? – спросила Кикимора, оглядев Кощея, Водяного и Лешего, и начала считалку:

– Эрикиперики цукатэме, абльфабль думане, икификиграмафики собольбоболь крюк… – И её палец указал на Кощея.

Тяжело вздохнул Кощей.

– Что ж, – проговорил он, – подчиняюсь теории вероятностей, идёмте, господа, в мои чертоги…

И вот уже вся компания стоит перед обветшавшими чертогами Кощея, окружёнными рвом с перекинутым к воротам мостом. А сами ворота закрыты наглухо. Перешли они через мост, хотели войти в ворота. Но Кощей остановил их и осторожно в ворота постучал. Один раз, второй, третий… Тишина. Все удивлённо посмотрели на Кощея.

– Никого нет, – пожал плечами Кощей, – если бы я украл Бабку Ёжку, она обязательно бы откликнулась.

И тут избушка на курьих ножках размахнулась ногой – и как шарахнет в ворота, те аж с петель слетели. И все оторопели. За воротами, уперев руки в бока, стояла слегка постаревшая Василиса Прекрасная.

– Где ходишь? – гневно спросила она Кощея.

– Бабку Ёжку ищем. Вот думаем, может, к нам ненароком забрела. Ты уж извини, милая, за беспокойство.

– Никакой Бабки Ёжки здесь нет, – как отрезала, сказала Василиса Прекрасная. – Только я одна женщина здесь, прекрасная и неотразимая Василиса Прекрасная. А ты, – обратилась она к Кощею, – марш домой.

Понурив голову, оглядел Кощей всё общество, а потом вскинул гордо голову и сказал дрожащим голосом:

– Никак не могу, милая. Пока Бабку Ёжку не найдём, я домой не вернусь. Это мой священный долг.

– Ишь, – вздёрнула брови Василиса, – заговорил. Ну да ладно, чтобы к обеду возвернулся. – И захлопнула ворота.

– Её ж Иван Царевич освободил от тебя, – недоуменно проговорила Кикимора.

– Омманывал, жначит, обчештво, – проговорил Леший.

А Водяной ничего не сказал, а только опустил глаза.

– Понимаете, господа, – засуетился Кощей, – с Иваном Царевичем сущая правда. Привёз он её в тридевятое царство, в тридесятое государство. А там революция произошла. Царя с Иваном Царевичем скинули, а Василисе Прекрасной пришлось от народного гнева спасаться. Вот она ко мне и возвернулась. С тех пор и живём вместе.

– Строга она у тебя уж больно, – сочувственно проговорила Кикимора.

– Да уж, – согласился Леший.

А Водяной опять ничего не сказал, только вздохнул сочувственно.

– С нами, мужчинами, иначе нельзя, – ответил всем сразу Кощей. – Опасается, что я вместо неё, Василисы Прекрасной, Василису Премудрую приведу. Вот в строгости меня и держит.

– Тяжела мужская доля, – сочувственно сказала Кикимора и погладила Кощея по лысой голове. – К кому теперь?

И Леший, и Водяной одновременно проговорили:

– К Лешему, – проговорил Водяной.

– К Водяному, – проговорил Леший. А потом добавил: – Он ближе живёт. – И указал на поблескивающую речку.

– Значит, идём к Водяному.

И вся компания отправилась к реке.

Ровная гладь реки, только рыбка взмахнёт хвостиком да водяной жук пробежит по своим жучьим делам.

– Вот видите, – обвёл рукой
Страница 6 из 9

Водяной речку, – никакой Бабки Ёжки здесь нет.

– Да как же её ражглядишь – небощь под водой прячешь, надо воду вщю выхлебать, – засуетился Леший.

– Леший прав, – подтвердила Кикимора. – Кощей, кличь Сивку-Бурку Вещую Каурку, пусть всю воду из реки выхлебает.

Свистнул Кощей. И вот уже к реке бредёт тощая Сивка-Бурка.

– Постарела, – сказал Кощей и погладил Сивку-Бурку по вылезшей гриве. – Попей, милая, попей.

И Сивка-Бурка подошла к реке, да так втянула воду, что река вмиг обмелела. Только один омут остался заполненный водой.

– Попей ещё, милая, – попросил Кощей, но Сивка-Бурка замотала головой. Посмотрели все на её брюхо – и увидели, что оно волочится по земле.

Переглянулись наши герои, легли на живот и стали воду из омута выхлёбывать. И только Водяной от этого процесса как-то в стороне держится. Выхлебали всю воду из омута – и увидели, что на дне похрапывает Чертёнок. Все глаза вытаращили.

– Да, – проговорила, заикаясь, Кикимора, – правильно говорят: в тихом омуте черти водятся… – А потом собралась и строго спросила: – Это кто такой?

– Почему не знаем? – спросил Кощей.

– Што жа животное? – счёл необходимым поинтересоваться и Леший.

– Это… это… Чертёнок из сказки о Попе и его работнике Балде. Утомил его Балда, вот я и взял его к себе отлежаться. Он мне заместо сына. Не будите.

И все как-то сжались и притихли. А потом тихонько выплюнули воду и прикрыли Чертёнка. Кощей Бессмертный поманил Сивку Бурку и жестом приказал ей вернуть воду в речку. Вылила Сивка-Бурка воду в речку, и все на цыпочках побрели прочь.

– Всё, – сказала Кикимора, – всех обыскали. Кроме тебя, – и она сурово посмотрела на Лешего.

И всё общество двинулось на Лешего. Леший поднял руки:

– Вщё, ждающь. Это мы, так шкажать, увели Бабку Ёжку. Штобы, жначит, шкращить одинокую штарошть.

А Кикимора сделала пассы над спящей Бабой-ягой – и та враз проснулась:

– Ах, как сладко я спала… – А потом встрепенулась и выпрыгнула из ступы. – Что, нашлась внучка моя ненаглядная?! Где она, где? Дайте мне её обнять и прижать к своей груди!

– Леший похитил. Под покровом ночи, – указал на Лешего Кощей.

– Он уволок, – сказал Водяной.

А Кикимора просто дала Лешему подзатыльник.

– Веди, – сказала Кикимора, – показывай, где у тебя склад украденных Бабок Ёжек. А ты, – обратилась она к избушке на курьих ножках, – иди домой и приберись там в себе.

И Леший повёл всю толпу через лес. Идут через чащобу, буераки… Наконец прибрели к огромному дубу с большим дуплом.

– Там она, – указал Леший, – крошка моя ненаглядная.

Взлетела Баба-яга на ступе, влетела в дупло. Только дуб сотрясается. Вылетела обратно и рвёт на себе остатки волос да метлой Лешего охаживает:

– Нетути моей внучки! Обманул! Говори, где прячешь! А то вмиг в человека превращу!

Леший, задрав голову, удивлённо посмотрел вверх, потом мигом взбежал по дубу и скрылся в дупле. Через секунду высунулся и с недоумением подтвердил:

– Нету. Ишшо с ночи была тут.

Пригорюнились обитатели леса. Где искать Бабку Ёжку? И тут какой-то шум в небе послышался. Все подняли головы. В небе точка какая-то вьётся. Вот медленно, кругами опускается, а потом камнем пикирует в ступу к Бабе-яге. Заглянула Баба-яга себе в ступу и заорала радостно:

– Вот она! Тута, – и вынимает из ступы Бабку Ёжку, сидящую верхом на венике из дубовых веток. – Смышлёная какая – сама веник себе летающий сделала.

– Это я шмышлёный, – сказал Леший, – это я ей веник жделал, чтобы она от щемейных традициев не отвыкала. А то, што я увёл Бабку Ёжку, так это потому, што я шавщем один, одинок, нешчащтен в швоём дупле. Проштите, нелюди добрые, ешли што не так.

И заплакал горькими слезами, да так, что слёзы из глаз, как у клоунов, струёй полились. И все стали жалеть плачущего Лешего. А Кикимора сурово задумалась, а потом сказала:

– Вот что, перебирайся-ка ты, Леший, к Бабе-яге жить. Вместе будете Бабку Ёжку воспитывать.

Мигом перестал рыдать Леший, а Баба-яга, кокетливо потупившись, сделала книксен и игриво проговорила:

– Согласные мы.

– Ну вот и ладно, – подвела итог Кикимора. – Ты, Кощей, скорее беги домой, а то к обеду опоздаешь. Влетит от Василисы Прекрасной. Ты, Водяной, в омут к себе ступай, а то Чертёнок проснётся, его кормить надо. А я пойду попытаюсь Хмыря Болотного разбудить.

И вот уже в избушке на курьих ножках Баба-яга и Леший сидят пьют чай. А Леший при этом одной ногой качает люльку, в которой, посасывая шишку, спит Бабка Ёжка.

Новый Змей Горыныч

Раннее утро в лесу. Можно даже сказать, что ещё и не утро, а так, предрассветные сумерки. Спит в ступе Баба-яга, в кроватке спит повзрослевшая Бабка Ёжка, на потолке посапывает Леший.

В своих чертогах на широкой кровати под балдахином вместе с Василисой Прекрасной похрапывает Кощей Бессмертный.

В болоте на листе большой кувшинки спит Кикимора Болотная. В тихом омуте пускает пузыри Водяной.

И вдруг над лесом послышался шум, тяжёлое хлопанье крыльев. Летит над лесом трёхголовый Змей Горыныч. Центральная голова попыхивает сигаретой, а две другие от дыма кашляют.

– Бросай курить, а то ты куришь, а мы страдаем, – сказала Правая голова.

– Пассивное курение жутко вредно, – подтвердила Левая, – курил бы в отведённом месте.

– Куда ж я от вас денусь? К тому же, – и Центральная голова глянула вниз, – здесь нет ни одной таблички «Место для курения». Так что придётся вам терпеть. Вон какое-то жилище виднеется. Приземляемся.

И Змей Горыныч приземлился прямо перед избушкой на курьих ножках. Дыхнула Центральная голова в раскрытое окошко табачищем – аж все сразу проснулись и от дыма закашлялись. Баба-яга из ступы выпрыгнула, Леший с потолка свалился, а Бабка Ёжка от кашля шишку изо рта выплюнула и сигарету изо рта Центральной головы выбила. Откашлялись и смотрят на Центральную голову Змея Горыныча.

– У вас закурить не найдётся? – спросила голова. А две другие снаружи избушки заорали:

– Не давайте!!! А то опять нас травить начнёт.

– Мы не курим, – разом ответили Баба-яга с Лешим, а Бабка Ёжка тоненьким голоском назидательно сказала:

– Курить – здоровью вредить.

Тогда головы посовещались меж собой, и Центральная голова позвала к окну Бабу-ягу:

– Значит, так, к обеду нам должна быть доставлена самая красивая девушка леса, а то мы ваш лес спалим дотла. Вы меня…

– Нас, – перебила Левая голова.

– …нас, – согласилась Правая, – знаете. А ну, центровой, продемонстрируй.

Центральная голова пыхнула пламенем, едва не запалив избушку.

– Опять за старые шутки взялся! – всплеснула руками Баба-яга. – Мало тебе в городе красивых девок! Чего к нам в лес припёрся?!

– В городе экология для Змеев Горынычей вредная, – сказали Правая и Левая головы. – Там все курят, а у нас только она одна, – и показали на Центральную голову. – В городе все красивые девки отравлены, – и сплюнули от отвращения.

– Да где ж я вам здесь красивую-то найду? Кроме меня, конечно.

– Неее, – сказала Правая голова, – ты красивая, но не очень.

– Мягко говоря, – добавила Левая.

– Да уж, – добавила Центральная и расхохоталась. И тут же закашлялась. – У вас закурить нету? – спросила и тут же опомнилась: – Ах да, я уже спрашивала. Так что прямое указание: чтобы к обеду самая красивая
Страница 7 из 9

девка была на полянке у старого дуба. Приказ должен быть выполнен беспрекословно, точно и в срок! – И улетел Змей Горыныч.

Центральная голова в полёте сказала:

– Страсть как курить хочется.

Затосковали Баба-яга и Леший: ведь спалит Змей лес – куда они денутся? И тут Леший осторожно предложил:

– Надо Кикимору поднять. Она што ни то придумает. Да и вщех наших надо оповештить.

– Точно, – согласилась Баба-яга, – Кикимора – она умная, она что-нибудь придумает. Собираемся у неё около болота. А я Водяного и Кощея привезу. – Села в ступу, погладила Бабку Ёжку по голове: – Спи, милая, спи, – и полетела к Кощею и Водяному.

А Леший, ковыляя, побежал к болоту.

И вот Баба-яга, Кощей, Леший, Водяной и Кикимора сидят на краю болота и, уперев кулаки в подбородок, размышляют, как с неожиданной напастью справиться.

А Змей Горыныч меж тем лежит на полянке и дремлет, лишь Центральная голова изредка приоткрывает один глаз и говорит:

– Страсть как курить хочется.

А на болоте Кикимора вдруг задаёт Водяному вопрос:

– У тебя в реке не водится какой-нибудь очаровательной русалки?

– Неее, – отвечает Водяной, – кроме Чертёнка из сказки о Попе и его работнике Балде, никаких русалок нет. Все в гости к сестре в тёплые моря уплыли.

– Жаль, – сказала Кикимора, и вдруг её осенило – А Василиса Прекрасная? Красивее её в нашем лесу никого нет!

– Не отдам!!! – заорал Кощей. – Как можно её отдать, когда у нас любовь?! Я за неё в огонь и в воду.

– Кажется, огонь у нас и будет, – заметила Кикимора, – Змей Горыныч это явственно обещал.

– Бабка Ёжка у наш ещё очень кращивая… – меланхолично заметил Леший. Встрепенулась было Баба-яга, но Леший её успокоил: – Маленькая она ишшо. Жмеюга ею не нашытитша…

– Всё, – решительно сказала Кикимора, – я превращаюсь в красавицу, то есть в себя в молодости, когда за Хмыря Болотного замуж выходила, и спасаю лес.

Повернулась три раза вокруг себя – и превратилась в писаную красавицу, что ни словом сказать, ни пером описать.

И вдруг болото встрепенулось, выскочили лягушки и стали Кикимору обнимать и громко всхлипывать. И вся компания пошла на полянку, где дремал Змей Горыныч. Приходят – и Баба-яга орёт сквозь слёзы:

– Просыпайся, змея подколодная, привели к тебе самую что ни на есть раскрасавицу леса!

Открыл Змей Горыныч глаза, все шесть, посмотрел на красавицу Кикимору, подполз к ней и облизнулся.

– На первое хороша, – сказала Правая голова.

– И на второе тоже сойдёт, – высказала своё мнение Левая.

– Страсть как курить хочется, – твердит Центральная.

Раскрыл все три пасти Змей Горыныч – вот-вот проглотит Кикимору.

И тут вдруг страшный шум и треск послышался. На поляну в окружении лягушек вышел, весь опутанный тиной, Хмырь Болотный. А Лягушка в короне указывает ему лапкой на Змея Горыныча и на Кикимору.

– Проснулся!!! – хором сказала вся компания.

Бросились в объятия друг к другу Кикимора и Хмырь Болотный – сплошное умиление.

– Вали отсюда, – сказала Хмырю Правая голова.

– Мы обедать собираемся, – сказала Левая.

– Страсть как курить хочется, – продолжает талдычить своё Центральная. Но тем не менее всё ближе и ближе подбираются к Кикиморе.

И тут Хмырь Болотный заревел страшным голосом, заслонил собой Кикимору, протянул громадные ручищи и завязал в узел все три головы Змея Горыныча. Очень любопытная картинка получилась.

– Запаливай лес скорее! – заорала Правая голова Центральной.

– Пали всех! – поддержала Левая.

И Центральная голова пыхнула пламенем. А так как все головы были перепутаны, то Центральная голова пыхнула на собственный хвост Змея Горыныча. Заорали все три головы одновременно от боли. Забил Змей Горыныч хвостом о землю, а потом поднялся в воздух, и Правая голова сверху сообщила:

– Так просто вам не отделаться! Через час жду другую красавицу на берегу реки, – и Змей Горыныч улетел к реке, по пути пытаясь распутать головы.

Вся компания бросилась за ним – посмотреть, что сделает Змей Горыныч с лесом. По дороге Хмырь Болотный попытался было какой-то сочной травой полакомиться.

– Сон-трава моя любимая, – раскрыл он рот, но Кикимора его остановила:

– Стой! Это не сон-трава, а дурман-трава. От неё страшные видения появляются.

И Хмырь Болотный отшатнулся. А над ними, скрываясь за деревьями, летит на венике Бабка Ёжка. Подлетела к дурман-траве, принюхалась и резко взмыла вверх.

Пробегают все мимо чертогов Кощея, а в воротах стоит, уперев руки в бока, Василиса Прекрасная.

– А ну, домой, – приказала она Кощею Бессмертному.

А тот, запыхавшись, ничего ответить не может, только мимикой показывает. Машет руками, показал три пальца, потом на свою голову и на Кикимору, пожевал несуществующую пищу, развёл руками и выдохнул изо рта пламя – аж сам удивился. А потом обвёл весь лес руками и показал, как бушует огонь. Василиса Прекрасная видит ужасающую картинку в облачке: Змея Горыныча, выдыхающего пламя, красавицу Кикимору и горящий лес. Всплеснула Василиса Прекрасная руками и вслед за компанией припустила.

Река. Лежит на берегу Змей Горыныч с распутанными головами и грустит.

– Есть хочется, – грустит Правая голова.

– Закусить, – вторит ей Левая.

А Центральная своё талдычит:

– Закурить бы…

А наша компания наблюдает за Змеем из-за деревьев.

– Все, – сказала Правая голова, – пора зажигать лес.

– Время вышло, – поддержала Левая и обратилась к Центральной: – Включай свою зажигалку.

Набрала Центральная голова воздуху – и вот-вот зажжёт лес, как вдруг из-за деревьев выбегает Василиса Прекрасная. Еле-еле успела Центральная голова остановиться. А Василиса Прекрасная, раскрыв объятья, бросается к Змею.

– Ах ты мой красавец! – и похлопала по щеке Центральную голову, а потом Левую, а потом Правую. И стала хлопать всё сильнее. И при этом приговаривает: – Ах вы мои хорошие, ах вы мои прекрасные! Съесть меня хотите? Ну давайте попробуйте… – И всё сильнее бьёт Змея по щекам.

И тут Кощей Бессмертный не выдержал, выскочил из-за деревьев, выхватил из-за пояса кухонный нож и стал Змеевы головы рубить. Правую срубил, Левую. Только Центральная уворачивается, а на месте срубленных голов новые появляются. Рубит Кощей головы, а вместо них новые появляются.

Утомился Кощей, последним усилием срубил Центральную голову и сел, тяжело дыша. И тут же у Змея опять выросли три головы.

– Есть хочется, – сказали Правая и Левая.

– Закурить бы, – сказала Центральная.

И все отрубленные головы наперебой заговорили:

– Есть хочется, закурить бы…

А потом Правая голова пришла в себя и заорала:

– Всё! Кончилось наше терпение! Зажигай!

И все головы пыхнули пламенем. Вот уже трава загорелась, всё ближе огонь подбирается к лесу. Ещё секунда – и всё загорится. И прости-прощай тогда вольная жизнь наших героев в родном лесу.

И вдруг Водяной, оттолкнувшись рыбьим хвостом, взлетел в воздух и плюхнулся в воду. И когда лес вот-вот должен был загореться, вынырнул и изо рта пустил на огонь струю воды. Погас огонь, а Змей по-прежнему пламенем пышет, а Водяной в свою очередь огонь водой заливает, и Змея вместе с ним.

Захлёбывается Змей. Вот Правая голова поникла, вот Левая, а Центральная всё пышет и пышет пламенем, приговаривая:

– Закурить бы…

Всё, обмелела
Страница 8 из 9

речка.

– Попались! – заорала Центральная голова. – Сейчас всё пожгу!..

Напряглась, чтобы пыхнуть пламенем и поджечь лес, – и тут Бабка Ёжка на венике появилась. И в руках у неё огромная самокрутка. Опустилась – и прямо перед носом Центральной головы крутится, самокруткой дразня. Крутится Центральная голова, следя заворожённым взглядом за самокруткой. А Бабка Ёжка поднесла самокрутку к пасти головы, та пыхнула пламенем – и самокрутка загорелась. А Бабка Ёжка сунула самокрутку в пасть Центральной головы. Затянулась Центральная, блаженно улыбнулась, а Правая и Левая, лежа на земле, закашлялись.

– Закурить бы, – сказали Правая и Левая, а Центральная прошептала:

– Страсть как есть хочется.

И все три головы заснули. А наши герои вопросительно посмотрели на Бабку Ёжку. Наконец Баба-яга спросила:

– Ты чё, внучка, сотворила, как Змея сокрушила-победила?

Покружилась Бабка Ёжка над Змеем и пролепетала:

– А я ему самокрутку из дурман-травы скрутила.

– Сильное средство, – задумчиво проговорил Хмырь Болотный, – покруче сон-травы будет…

А Кощей снова схватился за кухонный нож и заорал:

– Поотрубать ему все головы и мёртвой водой полить! Чтобы больше не досаждал мирной нечисти…

Все задумались, а Кикимора встряхнула головой и сказала:

– Неее, так нельзя. Он ведь тоже нечистая сила, может быть, в какой-нибудь другой сказке пригодится.

– И курить бросит, – добавила Василиса, – а то весь лес табачищем провонял.

И все согласно кивнули.

Конец – делу венец

Стоят в городе роскошные палаты. С высокими теремами, большими горницами, светлицами. А в самом высоком тереме перед окном сидит красавица Царица со злым-презлым лицом. Зевнула во весь рот, а потом взяла зеркальце с резной ручкой и спросила, позёвывая:

– Свет мой, зеркальце, скажи, да всю правду доложи. Кто на свете всех милее, всех румяней и белее? – И видит в зеркальце себя. Улыбнулась довольно.

И вдруг зеркальце затуманилось, и вместо Царицы в нём появилась Бабка Ёжка вместе с Бабой-ягой, Кикиморой Болотной, Хмырём Болотным, Лешим, Кощеем Бессмертным, Василисой Прекрасной и Водяным с русалками и Чертёнком. И все они ведут хоровод вокруг избушки на курьих ножках, которая сама ещё и приплясывает. И к ним присоединяется шатающийся Змей Горыныч. Остановились на секунду все, а Змей нехотя пыхнул пламенем, а потом все три головы улыбнулись, и Змей встал в хоровод.

Приблизила Царица зеркальце – и увидела Бабку Ёжку. Посмотрела на неё, потом в другое зеркало на себя глянула – и поняла, что Бабка Ёжка значительно красивее её. В гневе ударила зеркальцем об пол. Разбилось зеркальце, но в каждом его осколке видно прекрасное лицо Бабки Ёжки.

Выскочила Царица из светлицы, сбежала по ступенькам терема, трижды хлопнула в ладоши – и перед ней появились три богатыря, прямо как с картины Васнецова. И приказала им Царица:

– Слуги мои верные, отправляйтесь в лес, что за высокими горами, зелёными долами и синими морями, и изничтожьте всю нечисть, которая там водится. А вот эту вот, – и показала на осколок зеркала с отражением Бабки Ёжки, – полоните и ко мне привезите. Будет у меня девкой-чернавкой служить…

Поклонились богатыри, пришпорили коней, открылись перед ними резные ворота, и поскакали богатыри в дальний-дальний лес, что за высокими горами, зелёными долами и синими морями.

Едут через деревню, видят – перед избой на скамейке сидят Муж и Жена из первой сказки, те самые, которым аист не донёс девочку. И подходит к ним Молодец с рыбацкой сетью через плечо и ведром рыбы. А сам на дудочке наигрывает. Увидел Молодец трёх богатырей, спросил:

– Куда скачете, богатыри?

– За высокие горы, за зелёные долы, за синие моря, в дальний лес – нечистую силу изничтожить. Да вот эту девицу полонить, нашей царице в девки-чернавки отдать. – И показали парню осколок зеркальца, в котором Бабка Ёжка отразилась.

Загорелись глаза у Молодца:

– Возьмите меня с собой. А вы, матушка и батюшка, отпустите меня с ними. Потому как увидел я девицу, на которой непременно хочу жениться.

Посмотрел Муж на отражение в зеркальце, а потом на Жену – и увидел между ними несомненное сходство.

– А чего, – сказал старший богатырь, – присоединяйся.

Взял с собой сеть Молодец и вскочил на коня сзади Старшего богатыря.

А в лесу, после плясок, своя жизнь началась. Бабка Ёжка в окно смотрит, а Баба-яга, облокотившись на стол, говорит:

– Замуж тебе пора, девка. Да не за кого.

Кикимора Болотная вместе с Хмырём около болота на солнышке нежатся. Водяной с русалками в пятнашки играют.

Кощей Бессмертный с Василисой чай пьют, а Леший со Змеем Горынычем на полянке расположились. Леший с Центральной головой играют в домино против Правой и Левой голов.

Шум какой-то раздался. Оторвались от игры Змей Горыныч с Лешим, прислушались. Взлетел Змей Горыныч в воздух, вгляделся в даль – и увидел трёх богатырей с Молодцем, скачущих по направлению к лесу. Свистнул Змей Горыныч Лешему, взбежал Леший по дереву на самую верхушку, сложил кулаки биноклем, увидел богатырей, охнул от ужаса и свистнул в два пальца.

Отвлеклись от своих занятий обитатели леса, а Леший ещё раз свистнул в два пальца и скатился с дерева.

И вот уже все наши герои сидят на полянке и слушают Лешего, какая страшная беда пришла в лес:

– Это, ух, четыре, ждоровые, кращивые, это, едут, оружьем… на шолнце… шверкая, – и замахал рукой как саблей.

Задумалась Кикимора, а потом быстро что-то заговорила, но тихо, чтобы никто не подслушал. Все кивнули и разбежались.

Едут четыре богатыря на трёх конях, подъезжают к мосту через реку. В воде встречает их Водяной. Выстрелил из лука в него Старший богатырь. Схватил Водяной стрелу и говорит:

– Приходи ко мне. Будем в реке жить-поживать, добра наживать, а русалки нам будут прислуживать.

Выскочил из реки и бросился на шею Старшему богатырю. И русалки тут же, обнимают Старшего богатыря, а Чертёнок норовит его чмокнуть.

Еле скинул богатырь с себя речных обитателей, и быстро, быстро все помчались к мосту. А на мосту их Змей Горыныч ожидает. Центральная голова пламенем дышит, а Правая и Левая хором приговаривают:

– Сейчас закусим…

– Сейчас поедим…

Изготовились к бою три богатыря. Младший прицелился из лука, выстрелил – и пригвоздил стрелой хвост Змея к доскам моста. Правая голова повернулась, выдернула стрелу, пожевала, поморщилась и выплюнула:

– Невкусно.

– Ух ты, – удивлённо сказал Старший богатырь.

– Ах ты, – так же удивился Средний.

– Эх я, – сокрушённо сказал Младший.

Средний богатырь вынул копьё, метнул, попал Змею в бок. Левая голова выдернула копьё, пожевала, поморщилась и выплюнула:

– Это не еда. Отвратительно.

– Ух ты, – второй раз удивился Старший.

– Ах ты, – так же второй раз удивился Средний.

– Эх тыыы, – укоризненно сказал Младший.

Старший богатырь вынул меч, бросился на Змея, а Центральная голова дыхнула на меч пламенем – меч и расплавился.

– Эх мы! – хором опечалились все три богатыря. – С каким-то Змеем не можем справиться.

Тогда Молодец, сын своих отца-матери, вынул из-за головы сеть, метнул её и опутал Змея. Барахтается Змей в сетке, не может вырваться. Богатыри стянули Змея сетью, и Младший богатырь сказал:

– Руби!

Но парень, сын своих
Страница 9 из 9

отца-матери, сказал:

– Зачем рубить? Где ещё такого Змея увидишь? Пусть живёт. Лишь бы не мешал. А на обратном пути заберём. В зверинце показывать будем. А потом всех водяных выловим и туда же отправим. – И поехали дальше.

Вдруг жуткий свист послышался. Слетели с богатырей шлемы, а кони замерли на месте. Подняли богатыри головы, а с дерева Леший свистит молодецким посвистом. Удивился Старший богатырь:

– Никак Соловей-разбойник опять в лесу объявился. А ведь я его лет пятьдесят назад изничтожил, – и крикнул: – Эй, Соловей, слезай с дерева. Всё равно я тебя убью.

А Леший ему с дерева:

– И вовще я не Шоловей-ражбойник, а проштой обнакновенный Леший. А швищу я для шобштвенного удовольштвия. И пока я швищу, вы ш мешта не ждвинетещь.

– Ну, посмотрим, кто кого! – усмехнулся Старший богатырь, сунул четыре пальца в рот и свистнул так, что листья с дерева облетели, а Леший удержался.

– Ух ты, – сказал Старший.

– Ах ты, – сказал Средний.

– Эх ты, – сказал Младший.

Свистнул Средний богатырь – ветки с дерева облетели, а Леший удержался. А богатыри повторили свои присказки: «Ух ты», «Ах ты», «Эх ты»…

Свистнул Младший богатырь – рухнуло дерево, а Леший уже на другом дереве сидит. И опять лес услышал: «Ух ты», «Ах ты», «Эх я»…

Тогда Младший достал дудочку и заиграл. Блаженно улыбнулся Леший, слез с дерева и, танцуя, подошёл к богатырям. Вынул Средний богатырь меч, хотел Лешего убить, чтобы не свистел больше, да и приказ ему дан – всякую нечисть уничтожать. Но остановил его Молодец:

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/mihail-lipskerov/kak-volk-telenochku-mamoy-byl-i-drugie-lubimye-skazki/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.