Режим чтения
Скачать книгу

Рок-энциклопедия. Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том 1 читать онлайн - Андрей Бурлака

Рок-энциклопедия. Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том 1

Андрей Бурлака

Рок-энциклопедия #1

В энциклопедии, написанной известным рок-журналистом Андреем Бурлакой, представлена полная панорама рок-музыки Северной столицы от истоков до нынешнего дня.

Андрей Бурлака

Рок-энциклопедия. Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том 1

Всем, кто помогал, сочувствовал, ободрял, поторапливал, всем, кто был и остается героем этой книги, посвящается

Вместо предисловия

Выпускать в свет книгу, тем более претендующую на всестороннее рассмотрение истории столь обширного явления, как рок-музыка в Санкт-Петербурге за сорок лет ее (музыки) существования, без предисловия представляется нелогичным, однако само по себе название этой книги недвусмысленно указывает на ее содержание, поэтому для начала я хотел бы сделать несколько замечаний по поводу и без – дабы ответить на несколько еще не заданных, но уже повисших на кончике языка вопросов.

Во-первых, само понятие «рок-н-ролл» я нередко использую не столько как жанровое определение, сколько как обобщенный синоним нонконформистского, искреннего (не хочу говорить «честного», ибо не могу поручиться за всех) творчества. Вообще, что касается терминологии, не следует забывать, что и сами музыкальные термины нередко полностью меняют стоящее за ними содержание. Читатели постарше могут припомнить, что когда-то аббревиатурой «R&B» обозначали музыку Мадди Уотерса и Би-Би Кинга…

Во-вторых, хотелось бы пояснить принцип отбора персонажей. Что касается 60-х и 70-х, то здесь я руководствовался как собственными воспоминаниями, так и коллективной памятью тех, чья жизнь протекала в эти десятилетия и так или иначе была связана с рок-н-роллом, будь то сами музыканты или поклонники их музыки и очевидцы событий. Звезды подпольных концертов и фестивалей, одаренные авторы песен и талантливые инструменталисты – те, о ком обычно вспоминают, когда речь заходит об этой эпохе, и стали героями этой книги. Что касается 80-х, то в настоящую энциклопедию вошли практически все участники фестивалей Рок-клуба и ряд исполнителей, по тем или иным причинам оказавшихся за их рамками, но повлиявших на питерский (и российский в целом) рок. 90-е годы – равно как и первые пять лет текущего десятилетия – представлены более фрагментарно, но эта энциклопедия – тот самый случай, когда «большое видится на расстоянье», а спринтерская историческая дистанция не везде позволяет сохранять объективность.

В-третьих, сразу замечу, что рамки самого явления очерчены мной, что называется, на свой вкус и в определенной мере отражают мои субъективные пристрастия и оценки (а другие к искусству – в отличие от спорта – и применить нельзя), поэтому под обложкой этой книги можно встретить не только представителей рок-мэйнстрима, но и многих сопредельных жанров – особенно если они тесно общались с миром рока. Помимо того, хотелось хотя бы обозначить в энциклопедии некоторые жанры, существующие в своей нише, но более близкие к року, нежели к иным направлениям в музыке (электроника, фолк и т. п.).

В-четвертых, необходимо иметь в виду, что вплоть до появления журнала «РИО», который фиксировал даты большинства концертов, смен состава, записи и выхода тех или иных альбомов начиная с середины 80-х, никакие хроники питерского рока не велись, поэтому датировка некоторых событий может быть весьма приблизительной. Другой спорный момент касается дискографий, поскольку до начала современной эры понятие «выход альбома» было достаточно туманным – я не ставил целью развеять его, в противном случае работа над этой книгой заняла бы еще несколько лет.

Ну, и в-пятых: эта книга – скорее справочник, нежели художественное произведение, поэтому, я вас умоляю, не читайте ее от корки до корки, а заглядывайте по мере возникновения вопросов! А если сочтете, что можете осветить что-то, оставшееся за пределами моего внимания (совершенства в мире нет), милости прошу, обращайтесь на информационно-музыкальный портал www.rock-n-roll.ru – у автора всегда есть надежда на второе издание!

Краткий курс истории рок-н-ролла в Санкт-Петербурге

Первое знакомство Санкт-Петербурга (впрочем, тогда еще Ленинграда, а вернее даже Питера) с рок-культурой состоялось, по всей видимости, в июле 1957 года, когда съехавшиеся со всего мира гости VI Фестиваля молодежи и студентов завезли в Советский Союз новое танцевальное поветрие и соответствующее ему музыкальное сопровождение, однако вплоть до начала следующего десятилетия рок-н-ролл существовал у нас лишь в форме завозного, импортного продукта, выполняя сугубо утилитарные функции популярной и специфически молодежной музыки для танцев. Правда, время от времени он проникал в репертуар отдельных джаз-оркестров (в Питере пионером этого направления, безусловно, стал певец и вибрафонист Валерий Милевский), но это было, как правило, не сознательное стремление ассимилировать новый музыкальный язык, а дань экзотической и немного скандальной моде.

Главенствующее положение в иерархии молодежных увлечений занимал переживавший небывалый расцвет джаз: число его поклонников неуклонно росло, один за другим рождались новые оркестры, а джазовые фестивали первой половины 60-х собирали десятки исполнителей со всей страны и тысячные аудитории. На гребне этого успеха в городе начали возникать джаз-клубы (первый из них, «Д-58», открылся еще в октябре соответствующего года), которые пытались ввести стихийную музыкальную жизнь в некое подобие организованного русла. Естественная логика развития привела их к сотрудничеству с молодежными кафе, которые, едва появившись на свет, испытывали серьезные затруднения с обеспечением «культурного досуга молодежи». Союз оказался успешным и успел дать первые плоды, однако в 1964 году в Советский Союз пришла музыка THE BEATLES, которая резко потеснила в сознании городских подростков более сложный для восприятия и преимущественно инструментальный джаз.

Надо заметить, что еще до всплеска битломании в Питере существовало несколько комбо, репертуар которых опирался на инструментальные пьесы THE SHADOWS и THE VENTURES, а также американскую поп-музыку тех лет (Нил Седака, Пол Анка, Пэт Бун и т. д.), нередко чередующуюся с популярным джазом. Впрочем, их аудитория была довольно ограниченной – лишь THE BEATLES с их гармонически ясным музыкальным языком, вокальным многоголосием, трехминутным форматом и доступной гитарной техникой сделали интерес к поп-музыке (или биг-биту, как называли тогда музыку THE BEATLES и иже были с ними) массовым. Число «гитарных ансамблей» начало резко расти: если в 1965 году их насчитывалось два-три десятка (в числе первых были ТЕНИ, СТРАННИКИ, ABC, САДКО, ДИЛЕТАНТЫ), то пару лет спустя счет уже шел на сотни!

Увлечение молодежи битом и его исполнителями не прошло мимо джаз-клубов, которые начали проводить совместные концерты двух-трех групп, нередко использовавших не только общую аппаратуру, но и одни инструменты. Позже подобные акции получили название «сэшнов» или «сэйшенов», хотя с джазовой практикой джем-сэшнов (jam session), обозначающих
Страница 2 из 39

совместное музицирование музыкантов из различных составов, у подобных концертов не было ничего общего. Нарастание популярности бита вызвало к жизни идею проведения поп-фестивалей (по аналогии с джазовыми), причем каждый клуб проводил свой, вследствие чего в Питере на протяжении 1967–1969 годов состоялось не менее десятка различных конкурсов и фестивалей. Они способствовали консолидации сил и определили наиболее популярных исполнителей рок-н-ролльного Питера.

Первым среди них следует назвать музыкантов АВАНГАРДА-66. Выходцы из мира джаза, они задали высокую исполнительскую планку для многих появившихся следом исполнителей. Позднее АВАНГАРД-66 ушел на профессиональную сцену, вывел в люди своего бывшего клавишника Юрия Антонова, сменил имя на ДОБРЫ МОЛОДЦЫ и в конечном счете растворился в эстрадной карусели.

В ноябре 1966-го дебютировали ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ, которые, взяв на вооружение многие приемы тогдашней поп-музыки, первыми сумели пробиться со своим творчеством на официальную сцену, положив тем самым основу конформистскому жанру ВИА. К чести самих ГИТАР, они всегда оставались живым организмом, эволюционируя вместе со всей популярной музыкой, создали немало отличных песен, в 1975 году первыми начали опыты с крупными формами, поставив три нашумевших рок-оперы, распались, но возродились в конце 90-х.

В 1966–1968 годах лицо питерской поп-сцены определяли ЛЕСНЫЕ БРАТЬЯ, которые славились своим артистизмом и блестящим исполнением песен THE BEATLES, САДКО (в состав которых входили студенты Консерватории), ФАВОРИТЫ (своего рода первая «супергруппа» гитариста Михаила Белякова), АЛЬБАТРОС, Q-67, ЛЕТУЧИЙ ГОЛЛАНДЕЦ и целая плеяда групп из Военно-механического института, который стал настоящей кузницей кадров для рок-сцены: АРГОНАВТЫ, ФЛАМИНГО и ГАЛАКТИКА заложили основы местных музыкальных традиций.

Вообще, с середины 60-х рок-н-ролл начал активно проникать в студенческий быт. Одной из причин этого стало появление при землячествах зарубежных студентов бит-групп, которые служили культуртрегерами в приобщении отечественной молодежи к новостям мировой культуры. Свои группы были практически в каждом вузе, но если одни активно выбирались за стены alma mater, то другие так и провели отведенное им историей время существования в общежитиях и актовых залах своих учебных заведений. Помимо Военмеха обширной музыкальной сценой могли похвастаться Технологический и Железнодорожный институты, Политех и Академия художеств.

В начале 1968 года фурор в городе произвела группа КОЧЕВНИКИ, представившая на II фестивале в кафе «Ровесник» программу, полностью составленную из собственных песен на русском языке. (Справедливости ради надо отметить, что первыми свои песни на русском начали исполнять Альберт Вилкс и его ВЕСТНИКИ ПОП-МУЗЫКИ парой лет раньше, но тогда время русского рока еще не наступило.)

Конец 60-х – время бурных перемен в рок-движении. Во-первых, рост технического уровня музыкантов и активное взаимодействие музыки с иными художественными формами привели к усложнению языка рок-н-ролла, возникновению хард– и арт-рока. Во-вторых, усилилась тенденция к исполнению собственного материала: успехом у публики пользовались песни КОЧЕВНИКОВ, ГОРИЗОНТА, АРГОНАВТОВ; необычайную популярность имели хиты ЛИРЫ. В-третьих, начались перестановки в составах и формирование звездного статуса отдельных групп со всеми симптомами рок-культа: истерией на концертах, появлением обширного контингента поклонников и т. п. Кульминацией этого процесса стали беспорядки, возникшие на совместном концерте ФЛАМИНГО и ГАЛАКТИКИ в декабре 1969 года, что повлекло за собой репрессии со стороны партийных органов.

Как следствие, в первой половине 70-х активность рок-движения сместилась в клубы и на танцплощадки в области, где контроль со стороны органов культуры был не столь всеобъемлющ: в борьбе за посетителя (а значит, за доход) их директора были готовы нарушить пресловутый «приказ 100», который требовал регистрации программ всех исполнителей и запрещал отклонения от оных. Другие лазейки представляли закрытые вечера на предприятиях и студенческие вечера, где рок-группы могли выступать как своя или приглашенная «по обмену» самодеятельность.

Наиболее заметными явлениями питерского рока в этот период стали САНКТ-ПЕТЕРБУРГ (обретший статус культового к 1971 году и сохраняющий отголоски этого культа по сей день), АРГОНАВТЫ и следующее поколение групп из Военмеха (ЗЕЛЕНЫЕ МУРАВЬИ, ЛОТОС, ГУСЛЯРЫ), АРСЕНАЛ, СЛОВЯНЕ, ГЕНЕРАЛ-БАС, ПОСТ, МЕДНЫЙ ВСАДНИК, Q 69, UP & DOWN, РОССИЯНЕ, ЛАДУШКИ и др.

Мини-фестиваль, организованный в начале 1974 года группой энтузиастов во главе с Юрием Белишкиным в ДК им. Орджоникидзе, обозначил выход на сцену следующего поколения музыкантов: наибольшее впечатление на публику произвели певшие свои песни МИФЫ и БОЛЬШОЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ КОЛОКОЛ, а также сугубо англоязычные в ту пору, но очень сильные в техническом отношении ЗЕМЛЯНЕ. В середине 70-х заметную роль на сценах Питера играли исполнявшие своего рода гаражный рок САША-218, хардовые LOOK AT YOURSELF, джаз-роковые НУ, ПОГОДИ! Бурный расцвет переживала музыкальная сцена Политеха, где каждый год проходил местный фестиваль «Весенние ритмы» и гремели ВОЗРОЖДЕНИЕ, ЛЕЛЬ, ЛЕСНОЙ ПРОСПЕКТ, ОРИОН, БРИГ и т. д.

Серединой 70-х датируются и первые попытки звукозаписи, выпуска магнитофонных альбомов, предвосхитившие бум магнитоиздата в следующем десятилетии (ZA, Юрий Морозов, КАПИТАЛЬНЫЙ РЕМОНТ, АКВАРИУМ).

В 1975–1977 годах в питерском роке усилилась тенденция к ассимиляции более сложных и разнообразных музыкальных форм: ОРНАМЕНТ и многократно менявшее свой облик ЗЕРКАЛО играли своеобразно понимаемый ими арт-рок. ВОСКРЕСЕНИЕ одаренного гитариста и певца Юрия Ильченко, ФРАМ, MARDI GRAS и обладавшие великолепной медной группой ДВЕ РАДУГИ каждые по-своему искали себя в джаз-роке. Возникали контакты между неортодоксально мыслившими джазменами и более продвинутой частью рок-музыкантов, первую скрипку в которых играл блестящий пианист Сергей Курехин. Значительную роль в этом процессе нахождения общих знаменателей сыграл «Клуб любителей современной музыки», существовавший с 1978 по 1982 годы. Руководил им музыковед Ефим Барбан, а после его отъезда на Запад – Александр Кан.

Весной 1976 года в Питере впервые выступила московская МАШИНА ВРЕМЕНИ, которая только что составила конкуренцию питерским звездам на Днях молодежной музыки в Таллине. Встретив крайне горячий прием, МАШИНА начала чуть ли не каждый месяц совершать челночные визиты в наш город и вскоре заняла все первые строки в импровизированном хит-параде рукописного рок-журнала «Рокси», организованного в сентябре 1977 года музыкантами АКВАРИУМА, коллекционером и исследователем творчества THE BEATLES Николаем Васиным и их единомышленниками.

«Машиномания», продолжавшаяся с 1976 по 1981 годы, была связана не только с успехом у слушателей песен лидера МАШИНЫ Андрея Макаревича, но и с кризисом, охватившим питерское рок-движение: одни из его звезд распались, другие устроились в провинциальные филармонии или в рестораны, третьи погрязли в персональных
Страница 3 из 39

проблемах.

Тем не менее в том же 1976 году было положено начало уникальной (и не прерывающейся по сей день) традиции отмечать дни рождений участников THE BEATLES концертами, на которых предпочтение отдается оригинальным прочтениям песен виновников торжества. Инициаторами проведения таких концертов стали тот же Васин, певица Ольга Першина и лидер АКВАРИУМА Борис Гребенщиков, а участие в них принимали СОЮЗ ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ РОК, экс-МИФЫ Юрий Степанов и Юрий Ильченко, ГОЛЬФСТРИМ, РЕМОНТ (позже ЗАРОК), РЕКВИЕМ, а в наши дни СПОКОЙНОЙ НОЧИ, КАФЕ, Леонид Тихомиров (ZA) и многие другие.

После двух лет относительного затишья в 1978 году на рок-сцене города обнаружились признаки оживления. Реформированные после смутного периода середины 70-х своим лидером Жорой Ордановским РОССИЯНЕ, КРОНВЕРК, ЗЕРКАЛО, БАЛАГАН, собравшиеся вместе после двухлетней паузы ЗЕМЛЯНЕ состязались в борьбе за внимание публики. Предприимчивые, опытные и рисковые менеджеры (так в Питере называли устроителей сэйшенов и подпольных фестивалей) – Юрий Байдак, Сергей Иванов, Татьяна Иванова, Андрей Криволапов и др. – создали четко работавший механизм проведения концертов и обеспечения их безопасности, однако очередное усиление давления на рок-сцену со стороны правоохранительных органов вызвало к жизни идею создания Рок-клуба как организации, которая могла бы так или иначе помочь рок-н-роллу легализоваться.

Первое серьезное объединение самодеятельных музыкантов – Поп-федерация – было основано еще в апреле 1971 года, но просуществовало не больше года. Еще несколько столь же неудачных попыток было предпринято на протяжении 70-х. Более капитально затеянный в 1979 году Экспериментальный клуб-лаборатория популярной музыки тоже не сумел наладить конструктивные отношения с официальными органами, хотя и объединил в своих рядах цвет подпольной сцены.

В 1979–1981 годах началось проникновение на отечественную сцену эстетики панк-рока и новой волны, вызвавшей к жизни очередное поколение групп: ХАМЕЛЕОНЧИК ЗА, ГУЛЛИВЕР, АБЗАЦ, ПИЛИГРИМ с переменным успехом пытались привить на древе питерского рока черенки нового мышления. К этому времени относятся и первые опыты пионеров отечественного панк-рока, АВТОМАТИЧЕСКИХ УДОВЛЕТВОРИТЕЛЕЙ, а также панковские экзерсисы АКВАРИУМА, которые произвели ошеломляющее впечатление на аудиторию Всесоюзного фестиваля «Весенние ритмы» в Тбилиси в марте 1980-го. Помимо АКВАРИУМА питерскую делегацию там составляли ЗЕМЛЯНЕ и КРОНВЕРК.

Кратковременная «олимпийская» оттепель 1980 года, позволившая цвету московского андеграунда поголовно перейти на профессиональные рельсы, обескровив тем самым рок-движение в целом, почти не коснулась Питера. Местную филармоническую сцену составляли упомянутые выше ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ, а также ВЕСЕЛЫЕ ГОЛОСА и КАЛИНКА (не считая ряда ВИА рангом пониже). Рок исполняли САВОЯРЫ (бывшие КОЧЕВНИКИ) и ФОРВАРД, который организовал при Ленконцерте сильный певец и автор песен Алексей Фадеев. Быстро эмигрировавшие из Питера в Кемерово ЗЕМЛЯНЕ (как ни странно, они выросли не из одноименной рок-группы 70-х, а из жанрово близкого АПРЕЛЯ) вели двойную жизнь, записывая для радио и телевидения эстрадные песни, а на концертах исполняя импортный хард…

Все изменилось в самом начале 1981 года, когда в Межсоюзном Доме самодеятельного творчества на свое «учредительное собрание» пришли будущие участники Рок-клуба, общественной организации, которая позволила питерскому року выйти на качественно новый уровень.

История Ленинградского Рок-клуба сама по себе достойна отдельного исследования, тем более что основные годы его существования (1981–1989) совпали с эпохой весьма важных политических изменений в бывшем СССР, поэтому останавливаться на ней подробно не будем. В разное время Рок-клуб объединял от тридцати до восьмидесяти групп различных направлений и профессионального уровня, хотя активная часть его коллективных членов обычно не превышала двух десятков. Возможностей у клуба было немного: редкие клубные концерты в зале МДСТ или на других в той или иной степени дружественных площадках (причем бесплатно), занятия на семинаре рок-поэзии и в студии ритма. Но самым главным, что дал Рок-клуб своим участникам, стала возможность открытого общения, которое повлекло за собой цепную реакцию обмена идеями.

Первыми звездами Рок-клуба стали РОССИЯНЕ, МИФЫ, ПИКНИК, ЗЕРКАЛО, АКВАРИУМ, ДИЛИЖАНС (вскоре, правда, покинувший его ради Магаданской филармонии), АТЛАС (так назвались «старые» ЗЕМЛЯНЕ, чтобы дистанцироваться от «новых») и ЯБЛОКО.

Почти одновременно с Рок-клубом (хотя и без видимой связи с ним) в Питере возникла полулегальная студия звукозаписи «АнТроп», которую создал звукорежиссер и, в определенном смысле, первый продюсер страны Андрей Тропилло. Руководствуясь своими вкусами и представлениями об альбоме как об информационном послании, он начал записывать интересных ему музыкантов, безвозмездно распространяя их записи по каналам магнитоиздата, первоначально налаженным отдельными энтузиастами для обеспечения музыкой активно развивавшихся в этот период дискотек. Благодаря этому в течение двух-трех лет достаточно профессионально звучавшие записи Тропилло с музыкой питерских групп (АКВАРИУМ, ЗООПАРК, МИФЫ, КИНО, ТЕЛЕВИЗОР) разошлись в десятках тысяч копий, спровоцировав молодых людей по всей стране взяться за гитары и попытаться сделать нечто подобное.

Начиная с 1983 года Рок-клуб ежегодно проводил свои фестивали (официально они именовались смотрами-конкурсами, но уже на втором из них места не присуждались, а жюри, состоявшее как из защитников рока в профессиональных союзах писателей и музыкантов, так и из его ярых противников в лице комсомольской номенклатуры, в долгих и мучительных спорах рождало список лауреатов), каждый из которых становился событием в масштабах не только города, но и всей страны.

По фестивалям и связанным с ними поколениями или волнами групп легко проследить эволюцию Рок-клуба в первой половине и середине 80-х. Первая из таких волн совпала с его открытием, но бесследно исчезла после I фестиваля (1983). На смену ей из ЖЭКов, заводских клубов и подвалов хлынула вторая, привлеченная слухами о том, что «в клуб берут всех», – весьма слабая музыкально (за исключением ТАМБУРИНА, КИНО, ВЫХОДА и СТРАННЫХ ИГР, а позже МАНУФАКТУРЫ) и ориентированная, как правило, на морально устаревшие стереотипы 70-х (исключения те же). Это была пора поначалу незамеченного, но безусловного триумфа новой волны.

Третья волна, захлестнувшая клуб к середине 80-х, совпала по времени со II и III фестивалями и включала стилистически крайне разные АЛИСУ, ТЕЛЕВИЗОР, ДЖУНГЛИ, СЕКРЕТ, ТЕЛЕ У и синтетический оркестр Сергея Курехина ПОПУЛЯРНАЯ МЕХАНИКА – налицо было торжество идей художественного плюрализма. К этому времени из музыки драматически ушли РОССИЯНЕ, но на тяжелом фланге оставались ПАТРИАРХАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА, РОК-ШТАТ и ПРИСУТСТВИЕ. За ситуацией на музыкальных фронтах все это время внимательно наблюдал журнал «Рокси» и присоединившийся к нему в 1985 году ежемесячник «РИО», каждый из которых высказывал свою
Страница 4 из 39

точку зрения на развитие рок-н-ролла в России.

Летом 1986 года американка Джоанна Стингрей выпустила в США двойной альбом «Red Wave» с записями четырех питерских групп. Этот факт мог иметь самые неожиданные последствия для музыкантов, но в охваченной ожиданиями неизбежных перемен стране он стал сигналом сначала к частичной, а потом и к полной легализации рок-н-ролла. В октябре – ноябре того же года АКВАРИУМ с аншлагом выступил в крупнейшем на тот момент зале Питера, вслед за чем в Питере началась настоящая рок-революция. Чуть ли не все группы интенсивно гастролировали по стране (в то время эпитет «питерский» значил примерно то же, что и «ливерпульский» году в 1964-м), масс-медиа наперебой брали у них интервью, журналы охотно украшали портретами рок-звезд свои обложки. Деятельный Тропилло добился издания своих лучших записей силами государственной фирмы звукозаписи «Мелодия». (В 1989 году он был избран директором питерского отделения фирмы.)

К обойме гастролеров присоединились новые герои питерского рок-н-ролла: НОЛЬ, ОБЪЕКТ НАСМЕШЕК, реформированный РОК-ШТАТ, металлические НОКАУТ, ФРОНТ, СКОРАЯ ПОМОЩЬ, ЛЕГИОН, ИЗОЛЯТОР, жанрово различные КОРПУС 2, Ё, ОПАСНЫЕ СОСЕДИ, БУРАТИНО и т. д. В Питер перебирались талантливые музыканты из других городов страны: Юрий Шевчук собрал здесь новую версию DDT, в Питере жили Александр Башлачев и Юрий Наумов, позднее сюда перебрались NAUTILUS POMPILIUS, НАСТЯ, Сергей «Чиж» Чиграков, Александр Чернецкий (РАЗНЫЕ ЛЮДИ). Этот список можно продолжать и продолжать, ибо процесс не закончился.

80-е завершились двумя масштабными фестивалями, прошедшими под эгидой журнала «Аврора» в 1989 и 1990 годах: их инициатором стал питерский писатель Александр Житинский, который многие годы вел на страницах «Авроры» рубрику «Записки рок-дилетанта», а в 1989-м суммировал свои размышления о музыке книгой «Путешествие рок-дилетанта», по сути дела, первой серьезной работой, посвященной року (прежде всего, питерскому).

К концу 80-х рок-бум пошел на спад, а с началом в 1991 году экономических реформ и вовсе закончился: устраивать живые концерты было нерентабельно, винил вышел из обихода, а компакт-диски еще не вошли. Даже для недавних звезд настали тяжелые времена, а группы рангом пониже либо распались, либо вернулись в фактическое подполье – лишь немногие музыканты (в их числе АУКЦЫОН, ТЕЛЕВИЗОР, ИГРЫ, НЭП и еще два-три имени) сумели выжить, проторив дорогу на европейский музыкальный рынок. Тем не менее тогда же в Питере начала складываться новая клубная сцена, основы которой заложили открытый в августе 1991-го «TaMtAm» и присоединившийся к нему полгода спустя «Indie».

Несмотря на сложную экономическую ситуацию середины 90-х, для рок-н-ролла эти годы не стали потерянными: в Питере один за другим появлялись новые клубы («10», «Перевал», «Грибоедов», «Гора», «Стерх», «Wild Side», «Money Honey», «Молоко», «Полигон» и т. д.), способные удовлетворить самые разные музыкальные вкусы – от панк-рока и альтернативы до рэггей, ска, фолка и рокабилли, проходило множество фестивалей, появилось независимое радио («Катюша»), новые музыкальные издания, студии и небольшие компании звукозаписи, взявшиеся насыщать рынок образцами нового питерского рока.

Хотя огромное количество клубных групп появилось и сгинуло без следа (по некоторым данным в середине 90-х в Питере существовало порядка полутора тысяч в той или иной степени действующих групп), как и десятилетием раньше, на большую сцену удалось пробиться немногим. Тем не менее, по мере того как оживала концертная практика, на афишах вновь замелькали имена АКВАРИУМА, DDT и АУКЦЫОНА, вернулся в Россию бывший лидер СЕКРЕТА Максим Леонидов, а среди новых имен питерского рока стало возможным назвать СПЛИН, ЧИЖ & Co, TEQUILAJAZZZ, КОРОЛЬ И ШУТ, НОМ, S.P.O.R.T. (перечислить всех нет ни малейшей возможности, ибо 90-е тоже достойны отдельного исследования).

В известном смысле, рок-н-ролльные 90-е закончились в 1997–1998 годах с закрытием большинства тогдашних клубов, радиостанции «Катюша» и очередным экономическим кризисом в стране, но к концу второго тысячелетия дела потихоньку снова пошли на лад. В этот период музыкальную панораму Питера определяли очень разные по своему профилю клубы «Молоко» и «Полигон», а также концертный зал Ленинградского зоопарка. В 2001 году открылся быстро ставший популярным клуб «Орландина». Если в 90-х чуть ли не единственным крупным издателем музыки в Питере была компания «Manchester Files», то теперь конкуренцию ей составили «Караван», «Zvezda», «Кап-Кан», «Фоно», «Карма Мира» и т. д. Андрей Тропилло, реализуя свои давнишние планы, построил новую студию, завод по производству компакт-дисков и возобновил торговую марку «АнТроп», под которой вновь издает любую интересную музыку – от КОРПУСА 2 до ПОСЛЕДНИХ ТАНКОВ В ПАРИЖЕ.

Традицию «больших» фестивалей, прервавшуюся после празднования десятилетия Рок-клуба в марте 1991 года и развитую фестивалями «Театра DDT» (в 1996 и 1997 годах), продолжил стартовавший в июне 2001 года фестиваль «Окна Открой!», именем которого стала фраза из песни легендарных РОССИЯН. За пять лет на «Окнах» (с полуфиналами, где происходит отбор участников гала-концерта) отметилось несколько сотен групп, среди которых как ветераны – от АКВАРИУМА и DDT до НАРОДНОГО ОПОЛЧЕНИЯ, – так и многие из новых героев клубной сцены: КИРПИЧИ, JANE AIR, ТОРБА-НА-КРУЧЕ, BILLY’S BAND, MARKSCHEIDER KUNST, ПИЛОТ, ANIMAL ДЖАZ и т. д. и т. п.

9 июля 2005 года исполнилось пятьдесят лет с наступления эры рок-н-ролла, которую обозначил выход сингла Билла Хэйли «Rock Around the Clock». Осенью того же года питерский рок вполне мог отпраздновать свое символическое сорокалетие, поскольку именно с осени 1965 года началось стремительное распространение этой музыки в Питере и окрест – хороший повод, чтобы остановиться, отдышаться, проанализировать пройденный путь и двигаться дальше.

Кто станет героем рок-н-ролла в наступившем тысячелетии, решать вам, уважаемые читатели (многие из которых, как я подозреваю, значительно младше субъекта моего исторического исследования). Как бы то ни было, я уверен, что покуда на свет будут появляться люди, которым найдется что сказать миру, которые будут уверены, что «в игре наверняка что-то не так», которые будут верить себе, а не продажным масс-медиа, пока не переведутся, говоря словами братьев Стругацких, «желающие странного» – до тех пор рок-н-ролл (по крайней мере, как его понимаю я) будет живее всех живых. И не надо цитировать классика – он имел в виду совершенно другое.

    Андрей Бурлака

А

АБЗАЦ

Название АБЗАЦА в свое время было известно лучше, нежели его музыка, да и сама группа являлась до некоторой степени воображаемой, поскольку, числясь в Рок-клубе, никогда не выступала на его сцене и, записывая музыку, не донесла ее до нашего времени. Вероятно, есть что-то символичное в том, что биография именно этой группы открывает «Энциклопедию питерского рока», который и сам – до сравнительно недавних времен – был явлением, существовавшим скорее в ощущениях его непосредственных участников и очевидцев. Как бы то ни было, группа АБЗАЦ занимает это место по праву.

Группу организовал в апреле 1981-го
Страница 5 из 39

музыкант, поэт и певец Павел Крусанов – он дебютировал пятью годами раньше в школьной группе РЕКВИЕМ и уже в те времена был убежденным сторонником авторского начала и русского языка в отечественном рок-н-ролле. Методологические расхождения участников РЕКВИЕМА привели к тому, что пару лет спустя группа распалась, дав жизнь БЕРМУДСКОМУ ТРЕУГОЛЬНИКУ (хард-рок) и ХАМЕЛЕОНЧИКУ ЗА (арт-панк), каждый из которых пытался реализовать свои представления о музыке. После того как осенью 1980-го обе группы развалились, Крусанов и гитарист ТРЕУГОЛЬНИКА Евгений Иванов предприняли попытку воссоединиться под вывеской ПЕПЕЛ ХАМЕЛЕОНЧИКА, соединив поэтически смелые тексты с уверенно звучавшим инструменталом. Затея, разумеется, оказалась утопической, и вскоре каждый пошел своим путем: Иванов собрал знаменитый в 80-х хардовый ПЕПЕЛ, а Крусанов – после короткого альянса с ГУЛЛИВЕРОМ – акустическое трио со звучавшим как прозрачный эвфемизм именем АБЗАЦ.

АБЗАЦ: П. Крусанов и И. Гудков

Фото: Г. Атаев

В описываемое время Крусанов, который по окончании школы стал студентом педагогического института, работал в Театре кукол на ул. Некрасова (где, кстати, был записан первый альбом Майка Науменко «Сладкая N. и другие», а позднее упражнялся в звукозаписи АКВАРИУМ). Одним из компаньонов Крусанова по АБЗАЦУ стал соло-гитарист Александр Кожевников, начинавший в различных группах второго эшелона. Впоследствии через общих знакомых он был привлечен к работе над альбомом АКВАРИУМА «Скоро кончится век», хотя его сотрудничество с группой ограничилось только этой записью и одной поездкой в Москву.

Перкуссионистом трио стал Игорь «Панкер» Гудков – не столько музыкант, сколько меломан, коллекционер пластинок и знаток музыки, а также участник первого (сугубо «виртуального») состава АВТОМАТИЧЕСКИХ УДОВЛЕТВОРИТЕЛЕЙ. Стремясь держаться поближе к музыкальному процессу, Панкер работал сначала в магазине музыкальной аппаратуры (где и познакомился с Андреем «Свиньей» Пановым), а потом в учебной студии Театрального института. С Крусановым они встретились на первом концерте ХАМЕЛЕОНЧИКА и сразу нашли общий язык.

Несмотря на то что и Крусанов, и Панкер до этого играли панк-рок, музыка АБЗАЦА тяготела скорее к фолку (что было неудивительно, учитывая его инструментарий). Вскоре в студии Театра кукол был записан первый альбом группы «Будьте Нате и Панкер» – записью руководила Алла Соловей, которая годом раньше записывала Майка.

Сразу после этого Кожевников бесследно исчез, однако в АБЗАЦЕ один за другим появились гитарист Алексей «Рыба» Рыбин из группы ПИЛИГРИМ, игравшей своего рода гаражный рок, и старый товарищ Крусанова по ХАМЕЛЕОНЧИКУ ЗА и приятель Майка Науменко, пианист, певец и автор песен Владимир Захаров.

АБЗАЦ второго созыва в том же году записал альбом «Ограбление»; на этот раз работа велась у Гудкова в Театральном институте. Он же выступил в роли звукорежиссера. Все это время АБЗАЦ исполнял свои песни, главным образом на редких квартирных концертах. В октябре группа была принята в Рок-клуб, но реального участия в его деятельности принять не успела.

Рыбин, проведя лето на юге в компании бас-гитариста родственной по духу бит-группы ПАЛАТА № 6 Виктора Цоя, вскоре организовал с ним трио ГАРИН И ГИПЕРБОЛОИДЫ (позднее КИНО). Крусанов собирался пригласить в группу пару своих знакомых (анкеты Рок-клуба заполнили гитарист ХАМЕЛЕОНЧИКА ЗА Боря Беркович, барабанщик РЕКВИЕМА Михаил Андреев и общий приятель, фотограф и флейтист Гена Атаев), но к началу 1982-го АБЗАЦУ пришел конец.

Сам Крусанов, которого в то время все сильнее интересовал литературный процесс, в первой половине 80-х сотрудничал с питерским самиздатовским журналом «Рокси» (его редактировали музыканты ВЫХОДА и их друзья), где публиковал проблемные статьи об отечественной рок-поэзии, после чего полностью посвятил себя литературе и опубликовал несколько получивших мощный резонанс романов («Где венку не лечь», «Укус ангела», «Бом-бом», «Американская дырка») и сборников рассказов («Одна танцую», «Бессмертник»).

Игорь Гудков продолжал заниматься звукорежиссурой: он записывал ЗООПАРК, СЕКРЕТ, студийный проект ДОКТОР КИНЧЕВ И ГРУППА СТИЛЬ (в возникновении которого сам сыграл ключевую роль) и т. д., менеджировал тот же СЕКРЕТ и ОБЪЕКТ НАСМЕШЕК, одним из первых начал вести видеолетопись Рок-клуба, в Совет которого входил на протяжении нескольких лет. В начале третьего тысячелетия Игорь и его компаньон Антон Соя создали компанию «РММ», ныне менеджирующую, в частности, группы КУКРЫНИКСЫ и МУЛЬТFИЛЬМЫ.

Володя Захаров после АБЗАЦА принимал участие в первых шагах группы ВЫХОД и записывался с ЗООПАРКОМ, после чего покинул рок-н-ролл ради семьи. Кожевников тоже ушел из музыки и, по некоторым сведениям, умер в начале 90-х.

Оба альбома АБЗАЦА, возможно, до сих пор хранятся в чьих-то архивах, но единственным доступным сегодня образцом творчества группы может служить песня Крусанова и Рыбина «Мадонна», записанная на дебютном альбоме группы последнего ОАЗИС Ю (правда, в несколько иной аранжировке). В 2003 году Рыбин и Крусанов выражали намерение восстановить ряд лучших песен времен АБЗАЦА, однако, ввиду катастрофической занятости обоих, эта идея покуда так и не получила практического воплощения.

• Дискография:

Будьте Нате и Панкер (1981); Ограбление (1981)

АВАНГАРД-66

Группа АВАНГАРД-66 сыграла в истории питерского рока весьма важную роль: они были не только одними из первых и, пожалуй, самыми профессиональными исполнителями поп-музыки с середины до конца 60-х, задавая тон всей музыкальной сцене города и подав пример того, как и куда может двигаться молодежная музыка, но и вывели в люди ряд хорошо известных впоследствии музыкантов.

Как известно, поначалу рок-н-ролл вербовал своих адептов либо в рядах т. н. «центровых» (обитавших в центре и активно общавшихся с иностранцами модных молодых людей, от которых они и подцепили – поначалу из чистого любопытства – вирус новой культуры), либо среди имевших опыт музыкантов, как правило, поколения молодых джазменов. Будущие участники АВАНГАРДА-66 принадлежали к числу последних.

АВАНГАРД-66 вырос из джазового секстета, который организовал в декабре 1964 Александр «Алик» Петренко. Он родился 29 июня 1946 года в семье военного, интересовался музыкой с детства (кстати, джазом увлекался и его старший брат Игорь), а с приходом джазового бума начала 60-х освоил трубу и тромбон, играя мэйнстрим с разными комбо. В состав секстета вошли: сам Петренко, труба, тромбон; Владимир Антипин, труба; Евгений Броневицкий, корнет; Борис Самыгин, флейта; Лев Вильдавский, ф-но, и Евгений Маймистов, барабаны.

Они играли в клубе «Квадрат» и на студенческих вечеринках, пользовались успехом (Петренко уже в то время был сильным аранжировщиком), но вскоре обнаружили, что с Запада исподволь надвигается новая молодежная культура – бит, музыка THE BEATLES и их коллег по Британскому Вторжению. Участники секстета тут же забросили духовые, начав в спешном порядке осваивать гитары. На этом этапе их силы распределились следующим образом: Петренко, Самыгин
Страница 6 из 39

и Броневицкий (гитары, вокал), Антипин (бас, вокал), Вильдавский (ф-но), Маймистов (барабаны). Одну из главных проблем для всех тогдашних групп составляли инструменты: отечественные производители к новой моде, естественно, готовы не были, поэтому большинство начинающих поп-музыкантов обходилось собственными силами, выпиливая гитары-доски из многослойной фанеры и снабжая их датчиками.

АВАНГАРД-66 в мае 1967 г.: Е. Маймистов, Б. Самыгин, А. Петренко, В. Антипин, Ю. Антонов

Фото: архив автора

Группа – все еще безымянная – продолжала выступать в самых разных местах, собирая деньги на профессиональную экипировку. Осенью 1965 года Броневицкий и Вильдавский, которые параллельно играли с комбо пианиста Саши Галембо – причем Вильдавский на барабанах, – покинули коллег и присоединились к еще одной начинающей поп-группе, год спустя превратившейся в ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ. Но с легкой руки Галембо (вскоре преобразовавшего свое комбо в группу ДИЛЕТАНТЫ) ансамбль Петренко сделал очень удачное приобретение: к ним перешел певец Вячеслав Мостиев. Выходец с Северного Кавказа, он приехал в Питер из Ульяновска и поступил на восточный факультет ЛГУ. Импозантный южанин, Мостиев владел иностранными языками, прекрасно пел по-английски и по-итальянски, играл на ф-но, контрабасе и даже ударных – одним словом, был поп-звездой по определению. Выступая с оркестром Галембо, он получил от иностранных журналистов титул «Питерский Элвис».

К началу 1966 группа обзавелась настоящей бас-гитарой, которую купила у музыкантов гастролировавшего в Ленинграде пражского «Черного театра», а также барабанной установкой-тройкой. Квинтет съездил на гастроли с ЛЕНИНГРАДСКИМ ДИКСИЛЕНДОМ, где убедился, что готов к активным действиям.

Они взяли имя АВАНГАРД-66 («авангард» – поскольку считали, что находятся на передовой мирового музыкального процесса, а цифры «66» означали год выхода на публику) и в феврале стали первыми, кто получил постоянный ангажемент в недавно открывшемся молодежном кафе «Эврика». Находилось оно в типовом торговом центре на проспекте Энергетиков, на самой окраине тогдашнего Питера, однако вскоре стало центром сосредоточения всей модной молодежи города: хотя зал «Эврики» был рассчитан на сто восемьдесят мест, в отдельные вечера туда набивалось по четыреста человек: ехали с Невского, из Университета и Военмеха.

Репертуар АВАНГАРДА-66 составляли песни THE BEATLES, THE ROLLING STONES, THE DAVE CLARK FIVE, THE SEARCHERS, THE TREMELOES, инструментальные пьесы THE SHADOWS и мн. др. Если оригинальные слова были недоступны, их пели на птичьем языке, как тогда говорили, «из-под волос». Иногда к ним в гости приезжали ЛЕСНЫЕ БРАТЬЯ и в перерыве между отделениями АВАНГАРДА играли свою программу.

За месяц или полтора АВАНГАРД-66 превратил «Эврику» в доходное предприятие, что вполне устраивало администрацию кафе, но не вызывало восторга в Калининском райкоме комсомола, поэтому в марте излишне шумную, хотя и популярную группу уволили, воспользовавшись каким-то благовидным предлогом. Зато «Эврика» с тех пор на несколько лет стала центром питерской поп-культуры, а после АВАНГАРДА-66 здесь переиграли едва ли не все известные группы.

В мае 1966 года Игорь Петренко, который к тому времени несколько лет работал на профессиональной сцене (в Одесской, а затем в Донецкой филармониях), пригласил брата и его друзей-музыкантов отправиться на совместные гастроли по стране. Он выступал со своим джазовым октетом, а АВАНГАРД-66 (занятый учебой Мостиев с ними не поехал), который в филармонии переименовали в квартет ЮНОСТЬ, исполнял в программе несколько рок-н-роллов на английском и – почему-то – инструментальную версию «Я шагаю по Москве» Андрея Петрова.

За первой поездкой последовали другие, и почти на год АВАНГАРД-66 покинул родной город. Следующей зимой, гастролируя от Донецка, они пересеклись с эстрадной бригадой из Минска, которая аккомпанировала на сцене известному в те годы конферансье Синайскому. Они вместе отправились в Куйбышев, где АВАНГАРД-66 собирался впервые исполнить пару песен THE HOLLIES, однако в группе было три басо-баритона и ни одного тенора, поэтому они попросили одного из минских музыкантов, который играл на органе «Ионика», помочь им построить многоголосие. Тот поначалу отказывался, аргументируя это отсутствием певческого голоса, а когда все-таки запел, сразу стало ясно, что он – прирожденный певец. Звали молодого человека Юрием Антоновым. Нет нужды говорить, что он был тут же завербован в АВАНГАРД.

Возвращение АВАНГАРДА-66 домой было триумфальным: за год они значительно расширили репертуар, набрались опыта, а также привезли с собой отличного певца и клавишника (который лишь в Питере впервые ощутил вкус славы). Встречали их в кафе «Ровесник», куда переместился центр музыкальной жизни города, – здесь только что закончился первый конкурс самодеятельных поп-групп. Три следующих недели (апрель-май 1967 года) АВАНГАРД-66 выступал в «Ровеснике» в усиленном составе: помимо четырех сооснователей в концертах участвовали Мостиев, Антонов, а также Вера и Галя Тимофеевы (до этого сестры пели в группе ИСКАТЕЛИ).

В конце мая АВАНГАРД-66 снова покинул Питер: впятером (Мостиев продолжал заниматься итальянским, а Вера Тимофеева ушла в АЛЬБАТРОС) группа отправилась на Северный Кавказ, в Лазаревскую, где ей предложили играть на танцах на турбазе. Правда, пару недель спустя Антонов неожиданно и без всяких объяснений исчез, но положение спас появившийся в Лазаревской на следующий день клавишник и певец Александр Златкин – безусловно, одна из ключевых фигур питерской поп-сцены 60-х. До этого Златкин переиграл с десятком эфемерных групп, самой известной из которых были упомянутые выше ИСКАТЕЛИ.

Проведя на юге лето, в сентябре 1967 года АВАНГАРД-66 вернулся в Питер и устроился играть на танцах в ДК им. Дзержинского. Иногда к ним по старой памяти заглядывал Мостиев, но по окончании сезона, весной 1968-го, Слава ушел окончательно. Вскоре после этого он переехал в Москву, где, по слухам, женился на итальянке и устроился работать переводчиком. Дальше его следы теряются.

К этому времени и сама группа начала ощущать зыбкость своего статуса: перспектива бесконечно менять танцплощадки едва ли могла служить поводом для оптимизма, стремительно развивавшаяся на Западе поп-культура сместила акценты с биг-бита на более сложные формы рока, да и в самом Питере появилось множество групп, многие из которых были более популярны у молодежи.

Весной 1968 года АВАНГАРД-66 решил отказаться от работы на танцах и вернуться к концертам. Полгода они репетировали новый репертуар – из кавер-версий свежего западного материала (в частности, THE TREMELOES) и собственных песен, главным образом, пера Володи Антипина. За это время они несколько раз играли дома и выбирались на гастроли, а в составе группы появились альт-саксофонист из джаз-оркестра Иосифа Вайнштейна Всеволод Левенштейн и клавишник и певец временно распавшейся ЛИРЫ Владимир Петров.

В октябре 1968 года на пути группы встретился Григорий Гильбо, известный в те годы концертный администратор, специалист по организации обширных турне
Страница 7 из 39

в провинции, как тогда говорили, «чесу». С его подачи АВАНГАРД устроился в Читинскую филармонию и следующие шесть с половиной месяцев колесил по Сибири с программой в двух отделениях, в одном из которых они исполняли собственный материал, а во втором – англоязычные хиты.

Сева пока остался у Вайнштейна, и в состав АВАНГАРДА-66 пришел старший брат Алика, альт-саксофонист Игорь Петренко, а Петров через неделю вернулся в ЛИРУ. Его место занял певец и пианист Валерий Милевский – он играл джаз с середины 50-х и, пожалуй, первым в Питере спел рок-н-ролл в сопровождении своего комбо задолго до появления бит-групп.

Весной 1969 года они вернулись домой и начали готовить серьезную программу, для чего привлекли профессионального хормейстера Владимира Акульшина (он начинал в одном из ранних составов ДРУЖБЫ) и режиссера Бориса Герштейна.

Фактически на этом биография АВАНГАРДА-66 заканчивается: любительский этап в его истории подошел к финалу, а на профессиональной сцене группа добилась успеха под названием ДОБРЫ МОЛОДЦЫ, которое взяла осенью 1969-го, когда Алика Петренко сменил гитарист Михаил Беляков, в недавнем прошлом лидер популярных ФАВОРИТОВ, а Игоря – саксофонист Всеволод Левенштейн. Последний – под сценическим именем Всеволод Новгородский – вскоре стал их художественным руководителем. Хотя записи АВАНГАРДА-66 не сохранились, несколько песен из их репертуара перекочевали в программу ДОБРЫХ МОЛОДЦЕВ и присутствуют на их первых пластинках.

Что же до самих участников АВАНГАРДА-66, то все они (за вычетом Мостиева) связали жизнь с музыкой. Костяк группы сохранялся в ДОБРЫХ МОЛОДЦАХ до весны 1975-го, после чего музыкантов разбросало по другим ВИА и ресторанам. Юрий Антонов в середине 70-х прославился как один из самых ярких и плодовитых хитмэйкеров отечественной поп-сцены; Маймистов эмигрировал в США, а Левенштейн – в Великобританию, где под именем Севы Новгородцева стал популярным радио-журналистом; Броневицкий с 1997 года играет в возрожденных ПОЮЩИХ ГИТАРАХ; Златкин пропал из виду в середине 80-х и, судя по всему, умер; к сожалению, весной 2000 года от сердечного приступа умер и один из основателей группы Борис Самыгин.

АВАРИЯ

Хотя принцип капитана Врунгеля: «Как вы судно назовете, так оно и поплывет» обычно справедлив повсюду, включая мир рок-н-ролла, судьба группы АВАРИЯ сложилась удачнее, нежели у шхуны «Беда»: не слишком известная и, пожалуй, не особо стремившаяся к массовой аудитории, она исполняла свои акустические блюзы в клубах и на квартирных концертах, записала четыре альбома (причем все они изданы официально) и сохраняла традиции питерского рока 80-х в смутные и нестабильные 90-е.

Основатель АВАРИИ, гитарист, певец и автор песен Андрей Радченко родился в Питере 4 марта 1960 года и дебютировал в 1980-м, играя на перкуссии в группе ИГРА. В 1983 году, под впечатлением от знакомства с творчеством Майка Науменко и Бориса Гребенщикова, он начал сочинять песни, а его друг Сергей Ильин, который интересовался звукозаписью и на этой почве был знаком с Андреем Тропилло, сосватал его на студию последнего.

Радченко стал периодически заглядывать в Дом юных техников на Охте, а в марте 1984 года сыграл на барабанах в трех или четырех номерах альбома КИНО «Начальник Камчатки» – задолго до появления там Гурьянова. (Радченко даже был указан на обложке их первого сингла, хотя с позднейших переизданий его имя почему-то исчезло.)

В 1983–1984 годах Радченко исполнял свои песни дома или у друзей, а в 1985-м собрал группу, которую не без иронии назвал АВАРИЕЙ. Поначалу ее состав не отличался стабильностью – единственным неизменным участником, помимо самого Радченко, был универсальный музыкант Сергей Кульков. Он руководил самодеятельностью в Техникуме радиоэлектронного приборостроения, где и состоялась запись дебютного альбома АВАРИИ «Русский рок-н-ролл». В работе были использованы два магнитофона «Электроника» и пульт той же марки. Запись, в которой участвовали Андрей Радченко, гитара, вокал; Сергей Кульков, гитара, бас, флейта, клавишные; Герман Заикин (экс-ТАМБУРИН), балалайка, и Алексей Петров, клавишные в песне «Реквием», была сделана всего с одним наложением.

Осенью 1985 года барабанщик Валера Морозов (экс-РОССИЯНЕ) предложил Радченко съездить в клуб в Уткиной Заводи, чтобы записать любой интересный материал. Дорога оказалась длинной, и по пути Андрей сочинил странный текст (нечто вроде рэпа), построенный как диалог женского и мужского голосов. В Уткиной Заводи с нескольких заходов было записано около двадцати минут материала, в музыкальном отношении достаточно авангардного. В его записи участвовали Радченко (вокал), Людмила «Терри» Колот (гитара и вокал), Гоша Соловьев (бас) и Морозов (барабаны).

Терри предложила название БАДЕН-БАДЕН: она уверяла, что на Западе есть такая группа, хотя более вероятно, что название немецкого курорта было избрано ввиду его сходства с именем модной британской группы DURAN DURAN. Они хотели вступить в Рок-клуб (и даже были приняты кандидатами), но залитовать их радикальные тексты оказалось невозможно, и идея плавно угасла. Радченко продолжал искать музыкантов для своей АВАРИИ, а трое остальных в начале 1986 организовали еще одну эфемерную группу ЧТО ДЕЛАТЬ? гитаристом которой стал Андрей Шаталин из распавшейся на время АЛИСЫ.

Следующие несколько лет Радченко прожил в деревне и музыкой не занимался. В 1990 году, когда Тропилло стал директором питерской «Мелодии», он планировал издать «Русский рок-н-ролл» на пластинке, но качество записи, к сожалению, не позволяло это сделать, и только пять лет спустя альбом был выпущен на кассетах компанией «Добрый Волшебник».

В начале 90-х Радченко чуть было не переквалифицировался в менеджеры: он работал с молодой исполнительницей романсов, однако потом снова покинул город и вернулся в Питер и музыку только в 1995-м, собрав новую версию АВАРИИ. Репертуар группы составили его песни, а вторым важным элементом звучания стал гитарист Юрий «Шенкер» Шахнович, до этого игравший с Ильей Семкиным и рядом групп второго эшелона.

В том же году АВАРИЯ записала свой первый в 90-х альбом «Абракадабра, плыви» (фраза была позаимствована из рекламного телеролика), в работе над которым участвовали старый коллега Радченко Сергей Кульков, бас, а также Максим Грушвицкий и Вадим Яснович, ак. гитары, и Валерий Селиванов, перкуссия. Годом позже и этот альбом был выпущен «Добрым Волшебником».

В 1996 году АВАРИЯ начала выступать на сцене и за следующие два года сыграла довольно много концертов, а также выступала на фестивалях акустического рока. Кульков покинул группу, но в ее рядах появилась флейтистка Наталья Васенева (экс-СП БАБАЙ), а для записи следующего альбома «Гора на небе» был привлечен Александр Рагоза – он играл на индийских барабанах табла и учился у известного питерского знатока ориентальной культуры Александра Абдулова.

«Гора на небе» была записана в ноябре-декабре 1996 года на студии «АнТроп» (звукорежиссер Александр Сунцев) и оперативно издана фирмой «Manchester Files», которая до этого дистрибутировала кассеты, изданные «Добрым Волшебником».
Страница 8 из 39

В том же 1997-м «Manchester» переиздал и «Абракадабру».

На следующий год Васенева, которая параллельно играла в группе КРЫША НАПРОКАДТ виолончелиста Володи Белова, ушла в ПТИЦУ СИ, но осенью 1998 года ряды АВАРИИ укрепил бас-гитарист Михаил Атласов, игравший до них с множеством групп, включая ПЫЖЫ и 1812 ГОД.

В конце 1998 года на студии Университет кино и телевидения АВАРИЯ записала четвертый и последний на сегодня альбом «Озеро пыли» (звукорежиссер Сергей Харченко уже работал с ними над альбомом «Абракадабра, плыви»). Он тоже вышел под лэйблом «Manchester», но лишь три года спустя, и стал одной из последних кассет в каталоге компании.

Хотя записи группы, несмотря на почти полное отсутствие информации о них, расходились весьма неплохо, активность АВАРИИ постепенно начала угасать: в середине 1998 года они еще концертировали, но единственным выступлением группы в 1999-м стало ее появление на летнем этапе Фестиваля уличных музыкантов у театра «Балтийский дом».

В том же году певица Лариса «Марго» Дмитриева пригласила Рагозу, а потом и Шахновича в свой ПРОЕКТ 11, с которым оба играли следующие несколько лет. Радченко снова уехал из города, и с тех пор об АВАРИИ нет ни слуха, ни духа.

• Дискография:

Русский рок-н-ролл (1986); Абракадабра, плыви (1995); Гора на небе (1996); Озеро пыли (1998)

АВГУСТ

В начале 80-х АВГУСТ одним из первых на отечественной рок-сцене начал исполнять собственного сочинения арт-рок и новую волну, гремел на всю страну, в середине десятилетия добился еще более впечатляющих успехов на гребне волны металлического бума, в смутные пост-перестроечные времена распался, однако десятилетие спустя был возрожден из пепла и с триумфом вернулся на сцену.

Основатель АВГУСТА, клавишник, композитор и аранжировщик Олег Гусев родился 13 августа 1957 года в Омске в семье музыкантов, в детстве получил серьезную музыкальную подготовку, а весной 1973-го вместе с семьей переехал в Питер, где поступил в Музыкальное училище им. Мусоргского и вскоре обратил на себя внимание, выступая с группами ЗЕЛЕНЫЕ МУРАВЬИ, НУ, ПОГОДИ! РОССИЯНЕ (на короткое время он даже стал их лидером), СОЛНЦЕ и АПРЕЛЬ, демонстрируя безупречную фортепьянную технику и талант аранжировщика.

После окончания училища Гусев без колебаний ушел в профессионалы, однако поначалу оставался на вторых ролях: он гастролировал с ДРУЖБОЙ, официальными ЗЕМЛЯНАМИ и ансамблем Золтана Локкера В РИТМАХ ВЕКА, но стремление реализовать свой творческий потенциал быстро привело его к мысли создать собственную группу. Оригинальный состав АВГУСТА, в который помимо самого Гусева (клавишные) вошли Геннадий Ширшаков (р. 25.06.56 в Ленинграде), гитара; Александр Титов (р. 18.07.57 в Ленинграде), бас; Раф Кашапов, вокал, и Евгений Губерман (р. 30.07.55 в Ленинграде), барабаны, собрался на первую репетицию в марте 1982 года, а тем же летом начал выступать от Кемеровской филармонии, известной в те годы своим либерализмом и некоторым вольномыслием (что выражалось в поддержке гонимых официозом профессиональных рок-групп). Ширшаков вместе с Гусевым играл у Локкера; Кашапов стартовал в СОЛНЦЕ, а Титов и Губерман впервые пересеклись в группе СТАЯ. Важную роль в группе играли звукооператор Александр Егоров и Алексей Шмаргуненко (ранее игравший в ОРНАМЕНТЕ и ЗЕМЛЯНАХ), занимавшийся ее аппаратурой и числившийся художественным руководителем.

Осенью 1982 года АВГУСТ представил питерской публике свою первую программу, стилистически близкую к арт-року: квази-классические пассажи клавишных, виртуозные соло, помпезные аранжировки, опиравшиеся на мощную ритм-секцию (Титов учился у Игоря Голубева и стартовал в группе Александра Ляпина СТАЯ, откуда ушел к ЗЕМЛЯНАМ, а Губерман играл в МАНИИ, той же СТАЕ, а позднее в ЗАРОКЕ, АКВАРИУМЕ, джаз-оркестре Давида Голощекина и т. д.).

К началу 1983 года Кашапова сменил новый вокалист, москвич Андрей Степанов – ранее он пел в ПОЮЩИХ СЕРДЦАХ и ВЕСЕЛЫХ РЕБЯТАХ, а в АВГУСТЕ был известен под сценическим именем Андрей Рублев. Они много гастролировали по стране, снимались на телевидении и записали дебютный магнитоальбом «Маятник» (1983).

Вместе с тем, к середине 80-х негативное отношение к року (даже зажатому в прокрустово ложе филармонической деятельности) со стороны Министерства культуры и прочих идеологических инстанций привело к тому, что АВГУСТ оказался лишен возможности выступать и записываться. Начался кризис, в результате которого на протяжении 1983 года группу один за другим покинули Губерман (позже в ЗООПАРКЕ, джаз-ансамбле АЛЛЕГРО и голландской группе THE KLICK) и Титов (на многие годы ставший непременным участником АКВАРИУМА).

С новой ритм-секцией, которую составили ветеран питерского рока бас-гитарист Лев Лемберский (р. 4.07.51 в Ленинграде), дебютировавший в середине 60-х в рядах ПИЛИГРИМОВ и ВЕСТНИКОВ, и полный тезка известного певца, барабанщик Юрий Антонов (экс-ИНТЕГРАЛ), следующие два года АВГУСТ колесил по стране, перебрался из Кемерово в Куйбышевскую филармонию и записал второй альбом «Далекая звезда» (1984), а в начале 1985-го, по сути дела, распался, когда претендовавший на лидерство в группе Шмаргуненко ушел, прихватив с собой Рублева и Степанова.

Тем не менее в марте – апреле 1985 года Гусев возродил группу, в состав которой вошли певец Павел Колесник (р. 12.01.58 в Собинке Владимирской области), гитарист Александр Скрябин (р. 25.07.56 во Пскове) и барабанщик Андрей «Дрюня» Круглов (р. 4.12.59 во Пскове). Колесник оказался в Питере в 1976-м, когда служил в армии и играл в Доме офицеров с группой КАРАВАН. Скрябин в середине 70-х наездами играл на танцах в Ленинградской области, а весной 1979-го стал участником легендарных ЗЕМЛЯН. Его земляк Круглов тоже играл в ЗЕМЛЯНАХ, но филармонических, а потом – вместе со Скрябиным – в ДИЛИЖАНСЕ.

Следствием раскола со Шмаргуненко стало то, что на какое-то время АВГУСТ потерял право на свое название, гастролируя по стране как группа Олега Гусева, – в то время как в других городах давал концерты фальшивый АВГУСТ.

В ноябре 1985 года они наконец отвоевали собственное название и перешли на работу в Ленконцерт, где сменили ЗЕМЛЯН. Примерно тогда же группа радикально повернула свой музыкальный курс, обратившись к стремительно набиравшему популярность металлу, чем значительно расширила свою аудиторию. Скрябин в феврале 1986-го ушел в ФОРВАРД; в том же году пришли певец Владимир Трушин (экс-ТЕЛЕСКОП), который пел в концерте песни «Демон» и «Дорога в никуда», и певица Наталья Островая, начинавшая в эстонской группе MAHAVOK (еще до Каре Каукс), – специально для нее были написаны баллады «Белый снег» и «Дети случая». Она, правда, задержалась всего на год, а потом вышла замуж за иностранца и уехала из России.

Начавшаяся в середине 80-х перестройка и либерализация отношения к року позволила АВГУСТУ гастролировать в Европе: начиная с 1986 года он с успехом выступал в Польше, Восточной Германии, Болгарии. Позднее группа приняла участие в советско-польском проекте «Диалог в тяжелом роке», выбиралась в Швецию, Данию и Финляндию (дважды).

АВГУСТ: А. Круглов, Г. Ширшаков, О. Гусев, Л. Лемберский, П. Колесник

Фото: архив
Страница 9 из 39

автора

В феврале 1988-го Юрий Морозов спродюсировал на питерской «Мелодии» альбом АВГУСТА «Демон», который в конце года был первым издан на пластинке, разойдясь многотысячным тиражом. Один за другим на телеэкране появлялись клипы на песни «Август», «Гонка», «Ночь», «Шестое чувство», «Рок-н-ролл» и др. В 1988 году режиссер Виталий Аксенов снял группу в своем фильме «Музыкальные игры».

В начале 1988 года ушел Трушин, а в сентябре Колесника сменил у микрофона вокалист рок-клубовских металлических групп НОКАУТ, СЕЙФ и КОЛЛОКВИУМ Константин Шустарев (р. 9.09.65 в Баку); впрочем, Колесник тоже остался в сфере притяжения АВГУСТА: он организовал группу СЛЕД, которая разогревала АВГУСТ, исполняя в первом отделении его старые хиты.

Год спустя СЛЕД распался, но и сам АВГУСТ не уцелел: разногласия между Гусевым и остальными музыкантами привели к тому, что в октябре 1989-го Ширшаков, Лемберский, Круглов и Шустарев отделились и организовали группу МАРШАЛ. (Позднее она под вывеской ТОВАРИЩИ числилась в Центре Киселева, но быстро распалась, так и не создав ничего достойного.)

Гусев тут же предложил Колеснику возродить АВГУСТ: в новый состав группы вошли гитарист Юрий Глотов, который отметился в КАЛЕНДАРЕ, ТЕХ. ПОМОЩИ и ФОРВАРДЕ, а также Юрий Медведчиков, бас, и Аркадий Аладьин, барабаны, игравшие в поп-рок группе МАРАФОН. В обновленном составе АВГУСТ выпустил свою вторую пластинку «Ответный удар» (1989), тоже записанную Морозовым. Правда, Глотов в группе не задержался и вскоре ушел. Его место занял Юрий Стиханов, работавший до этого в ФОРУМЕ и с Гуннаром Грапсом.

АВГУСТ третьего созыва просуществовал до середины 1991-го. В предыдущем январе, записав в студии Дворца Молодежи песню «Туннель» (звукорежиссер Александр Казбеков), группу покинул Колесник, который присоединился к новой группе Скрябина КОРОЛЕВСКАЯ ОХОТА. Новым вокалистом АВГУСТА стал дотоле неизвестный Александр Потапчук. Следом ушел Медведчиков – бас взял в руки Александр Кривцов (экс-СОЮЗ, ЗЕМЛЯНЕ), но к этому времени интерес к АВГУСТУ потерял и сам Гусев – группа незаметно распалась, а ее бывшие участники разошлись в разные стороны.

Гусев, записав во Франции (опять с помощью Морозова) близкий к эстетике нью-эйдж соло-альбом «Фантазм» (1993), покинул сцену и вскоре добился признания как клипмэйкер: его работы сегодня стали признанными образцами жанра, а в числе клиентов значатся едва ли не все персонажи московской эстрадной мафии.

Лемберский периодически играл в трио Александра Ляпина; Колесник, открыв для себя Бога, записал на протяжении 90-х три соло-альбома песен духовного содержания, а позднее стал ведущим на религиозной радиостанции «Теос»; Степанов пел в группах СВ и ВИЗИТ; Глотов в 1991 году обосновался в Штатах; Стиханов и Потапчук впоследствии вместе трудились в Москве. Шустарев в начале 90-х тоже эмигрировал в США, потом работал в Германии, откуда в 1995-м вернулся во главе своей хард-рок группы PUSHKING (где играет Круглов, а на ранних этапах участвовал и Скрябин). Шмаргуненко, покинув шоу-бизнес, занялся обычным бизнесом и, по слухам, стал крупной фигурой в алюминиевой промышленности.

Однако история АВГУСТА на этом не закончилась: в марте 2002 года к Колеснику на его сольном концерте подошел Гена Ширшаков, который предложил воссоздать группу. Третьим участником оригинального состава, привлеченным к проекту, стал звукорежиссер Александр Егоров. Получив «добро» от самого Гусева, троица начала подбирать новых музыкантов.

В апреле нашелся клавишник – Андрей Дубровин играл в ресторанах с бывшим барабанщиком АВГУСТА Аладьиным; бас-гитаристом стал Александр Шестов (экс-СЛЕД, КОРОЛЕВСКАЯ ОХОТА), а за барабаны был приглашен Сергей Дойков (экс-РАНДЕВУ, РАДИО-РОК и т. п.). На протяжении следующего года они дали несколько нешумных концертов, а в 2003 году дома у барабанщика записали альбом «Август – это сейчас!», который издали на свои средства. Альбом включал как новые версии старых хитов, так и свежий материал.

После этого группа снова надолго замолчала: Ширшаков, который за время, проведенное вне музыки, заметно потерял форму, ушел, а следом за ним разбежались и остальные музыканты. Лишь в феврале 2004-го Колеснику удалось собрать более жизнеспособный состав, в который вошли гитаристы Михаил Фомакин и Алексей Осинский, барабанщик Евгений Осинский и бас-гитарист Алексей «Мурыч» Мурашов. Фомакин и Алексей Осинский в конце 80-х – начале 90-х вместе ковали металл в группе АЦИДОФИЛИН, а Мурашов постоянно играл со своей группой НИЖЕ НУЛЯ. Они выступили в клубе «Порт» и снялись на канале «СТО». В мае Мурашов ушел – бас-гитару взял в руки Женя Осинский, а за барабаны был приглашен Андрей Хацкевич. На протяжении лета АВГУСТ отметился на масштабных фестивалях «Окна Открой!» и «Пушкин Drive».

Незадолго до нового 2005-го года из АВГУСТА ушел Александр Егоров, место которого занял Дмитрий Самусенко (экс-ПОЛЕ ЧУДЕС, ЖИВАЯ РЫБА). В январе группа записала очередной студийный альбом. В процессе работы был уволен Фомакин, однако присоединился клавишник группы ПРОРОК Игорь Пелехатый. Хацкевич неожиданно пропал, и всю ритм-секцию пришлось записывать Жене Осинскому. 27 февраля альбом «Абсолют на все…» был презентован к клубе «Арктика». За неделю до этого в группу вернулся барабанщик Дойков, а в марте Игоря Пелехатого сменил Игорь Верховский – в конце 80-х он играл с Колесником в СЛЕДЕ, подменял в АВГУСТЕ заболевшего Гусева, а в 1991–1992 годах был участником питерского КИНЕМАТОГРАФА.

• Дискография:

Маятник (1983); Далекая звезда (1984); Демон (1988); Ответный удар (1989); Август – это сейчас! (2003); Абсолют на все… (2005)

АВИА

Питерская группа АВИА появилась на свет в сентябре 1985 года и объединила силы трех блестящих инструменталистов и самобытных авторов песен, пути которых впервые пересеклись тремя годами раньше в составе СТРАННЫХ ИГР – одного из наиболее любопытных феноменов отечественного рока первой половины 80-х, чья музыка, вне всяких сомнений, привнесла в него интонации новой волны.

Николай Гусев (p. 12.05.57 в Ленинграде), клавишные, вокал, дебютировал в студенческой группе ЛАБИРИНТ; позднее он закончил музыкальное училище, а с февраля 1979-го до августа 1981-го был участником легендарных АРГОНАВТОВ, где демонстрировал беглую технику и тягу к современным музыкальным формам. После распада АРГОНАВТОВ недолго играл с БАРОККО и так и не состоявшейся супергруппой РОК-ФРОНТ. Осенью 1982 года пришел в СТРАННЫЕ ИГРЫ, в ноябре 1983-го собрал существовавшую эпизодически группу рок-н-ролльного возрождения СТАНДАРТ; помимо того, он выступал с блюз-бэндом БЛЮЗ-МОТОР и играл фортепьянные дуэты с Сергеем Курехиным.

Алексей Рахов (p. 28.05.60 в Ленинграде), саксофон, гитара, аккордеон, бас, вокал, дебютировал в школьной группе ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ, позже играл в несколько более известном ДНЕ РОЖДЕНИЯ, а в СТРАННЫХ ИГРАХ участвовал с первых дней существования. На I и II фестивалях Рок-клуба он получал призы как лучший саксофонист. Его номер «Телефона нет» был признан одной из лучших песен II фестиваля. Помимо того, Рахов выступал с МАНУФАКТУРОЙ, СТАНДАРТОМ, регулярно участвовал в духовой секции
Страница 10 из 39

ПОП-МЕХАНИКИ, а также сотрудничал с АЛИСОЙ.

АВИА: верхний ряд: Н. Гусев, А. Кондрашкин, А. Немков, А. Рахов; нижний ряд: А. Адасинский, Е. Бобрецова

Фото: архив группы

Александр Кондрашкин (p. 23.11.56 в Ленинграде), барабаны, перкуссия, вокал, начинал в середине 70-х в группе ZA, потом работал на пригородных танцплощадках, но впервые был замечен в 1979 году как участник ПИКНИКА. Позже участвовал в джазовых комбо Давида Голощекина и Сергея Курехина, играл и записывался с АКВАРИУМОМ, а в эпоху Рок-клуба был безоговорочно признан лучшим барабанщиком города, что подтверждало его появление в рядах ТАМБУРИНА, СТРАННЫХ ИГР, МАНУФАКТУРЫ, ПОП-МЕХАНИКИ, СТАНДАРТА, ДЖУНГЛЕЙ, ОБЪЕКТА НАСМЕШЕК и проч.

В 1983-м и 1985-м СТРАННЫЕ ИГРЫ становились лауреатами фестивалей Рок-клуба, пользовались неизменным успехом у слушателей и записали два великолепных альбома (второй из них, «Смотри в оба», отчасти предвосхищал музыкальные идеи АВИА), однако со временем взгляды на творчество ее участников разошлись, и она стремительно распалась в июне 1985-го.

Начало следующей осени было отмечено попыткой альянса с МАНУФАКТУРОЙ, в которой уже играли Рахов и Кондрашкин. 12 октября, на открытии очередного сезона в Рок-клубе, там выступил дуэт Гусева и Кондрашкина, а чуть позже все трое воссоединились под именем АВИА.

Название это (с ударением на «И») сами участники негласно расшифровывали как «Анти-ВИА», что должно было, по их замыслу, противопоставить живое и искреннее творческое начало казенной банальности лицемерию тогдашней официозной эстрады. Дебют АВИА состоялся 31 января 1986 года в ДК им. Ленина, где АВИА показали программу «Из жизни композитора Зудова», которая легла в основу их дебютного альбома «Жизнь и творчество композитора Зудова», записанного на студии Алексея Вишни следующей весной (к сожалению, этот альбом до сих пор не издан официально).

1 июня 1986 года АВИА выступили на III фестивале Рок-клуба и стали лауреатами, а Гусев и Кондрашкин уже традиционно были отмечены как инструменталисты, однако сами музыканты ясно ощущали необходимость расширить арсенал своих выразительных средств. С этой целью в ноябре 1986 года к сотрудничеству с АВИА был привлечен актер мим-труппы «Лицедеи» Антон Адасинский (р. 15.04.59 в Ленинграде) – в середине 70-х он играл на гитаре в школьной группе ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ вместе с Раховым.

Его новаторские идеи оказались созвучны музыке группы, и вскоре АВИА разрослись до масштабов целого театра. В него вошли актеры и музыканты Марат Темиргазов, Елена Бобрецова, Татьяна Миронова, а также шоу-группа (своего рода кордебалет), состав которой колебался в интервале от пяти до десяти человек. Ушедшую в начале 1987 года Миронову последовательно сменяли саксофонисты Александр «Зольдат» Немков (известный своими студийными проектами под именем STEREO ZOLDAT) и Алексей Меркушев.

В декабре 1987 года группа с успехом представляла Питер на «Рок-панораме-87» в Москве, где разделила аплодисменты публики с NAUTILUS POMPILIUS, после чего начала регулярно гастролировать по стране. На телеэкранах появились их номера «Весенняя массовая», «Я не люблю тебя» и т. д., которые, по сути дела, стали первыми отечественными видеоклипами. Сняла их режиссер питерского ТВ Клара Фатова, хотя режиссурой, по большей части, занимались сами музыканты.

АВИА

Фото: архив группы

Отвечая изначально декларированной установке на пародию, гротеск, иронию и музыкальную стилизацию, АВИА сатирически переосмысливали и выворачивали наизнанку стереотипы массового сознания, доводя до абсурда идеологические штампы и умело обыгрывая реалии повседневной жизни; как мастера соц-арта в живописи, в своей музыке АВИА пародировали тоталитарный масс-культ 30-х, официозные ритуалы, казуистику масс-медиа и эстрадные штампы, что делало их творчество доступным даже не понимающей языка аудитории.

Благодаря этому, начиная с 1987-го АВИА все чаще выбирались за рубеж, где их «тоталитарный китч» мгновенно встретил горячий отклик. Во второй половине 80-х АВИА гастролировали практически во всех странах Европы и выступали на рок-фестивалях в Великобритании, Финляндии, Италии, Германии и т. д.

В 1988 году фирма «Мелодия» издала второй альбом АВИА «Всемъ!», который два года спустя с легкой руки экс-менеджера PINK FLOYD Питера Дженнера был переиздан в Британии «Hannibal Records» и удостоился четырех звездочек от влиятельного журнала «Q».

Если изначально АВИА ориентировались на синтезаторную новую волну (первый альбом включал преимущественно короткие и мелодичные номера с броскими соло инструментов), то с течением времени драматургия спектакля начала подчинять себе музыку, отводя ей чисто декоративную роль. Это повлекло за собой конфликт между костяком АВИА и Адасинским (что нашло косвенное отражение в фильме Алексея Учителя «Рок», где Антон фигурировал как один из главных героев) и, в конечном счете, сделало раскол между группой и театром неизбежным. В октябре 1988 года Адасинский ушел и вскоре создал свой мим-театр «Derevo», ныне успешно работающий на площадках всего мира. Его роль взял на себя появившийся в группе за пару месяцев до этого шоумен Дмитрий Тюльпанов.

В декабре 1988-го Меркушева сменил коллега Гусева по АРГОНАВТАМ и БАРОККО, саксофонист Евгений Жданов (p. 26.02.52 в Хабаровске), который предыдущие семь лет играл с САВОЯРАМИ. Он быстро стал неотъемлемым элементом звучания АВИА. Год спустя группа окончательно рассталась с театральными проектами и шоу-группой, сменив ее на духовую секцию в составе: Евгений Скоблов, труба, и Валерий Кутейников, тромбон. Оба дебютировали в составе АВИА в апреле 1990 года, когда группа представила на суд слушателей свою очередную ироническую программу «Навстречу 1000-летию Великого Октября» на концерте с финским хором SHOUTERS.

В сезоне 1989–1990 годов Рахов и Кондрашкин несколько раз выступили в Питере и совершили короткий тур по Германии в составе трио ВОСТОК-1 (+ Александр Титов из АКВАРИУМА на басу).

В начале 1991 года персональные проблемы принудили покинуть АВИА Кондрашкина, место которого занял Иван «Ян» Феденко (р. 13.12.66 в Севастополе, ранее играл в группах СЕПСИС и ДЖУНГЛИ). Позднее Кондрашкин все же вернулся в музыку: он участвовал в реставрации СТРАННЫХ ИГР, играл с АКВАРИУМОМ, ЧИЖОМ & Со и индустриально-джазовым комбо NOISE & TOYS, однако в мае 1994-го, во время турне по Германии с КЛУБОМ КАВАЛЕРА ГЛЮКА, упал с большой высоты и, получив серьезные травмы, окончательно покинул сцену. 8 июля 1999 года в результате инсульта, вызванного осложнениями после этих травм, он умер.

Первую половину 90-х АВИА провели в состоянии полураспада: Гусев работал в документальном кино (в Финляндии вышло несколько лент с его музыкой) и на радио, записывался с Юрием Ильченко, занимался звукорежиссурой на принадлежавшей АВИА студии «Indie», а также управлял делами созданного под крышей их родного ДК им. Ленина клуба «Indie». Рахов играл с группой НОМ и вел программу на радио, а Жданов выступал и записывался с этно-джазовым комбо САМКХА, джазовыми комбо и группой НЭП. В 1992 году фирма «Zona» (Вильнюс) отпечатала в виниле альбом АВИА «Ура!».

Лишь в 1994 году АВИА воссоединились
Страница 11 из 39

в составе Гусев – Рахов – Жданов и записали изданный год спустя «General Records» альбом «Песни о природе и любви» (та же фирма переиздала и альбом «Всемъ!»), после чего начали выступать на сценах появившихся к этому времени клубов, прежде всего «Wild Side», в котором Рахов год работал арт-директором. Летом 1995-го АВИА сыграли на проводимом клубом фестивале «Rock Side II» в парке «Екатерингоф».

Продолжая работать и с АВИА, и с возрожденными СТРАННЫМИ ИГРАМИ, Рахов в 1996 году стал участником группы DEADУШКИ (вместе с коллегой по ИГРАМ Виктором Сологубом). Он также сочинил музыку к фильму «Принц крови» (реж. Максим Лукинов), делал ремиксы для ряда известных поп-исполнителей, писал песни для молодой певицы Лины Милович, иногда выступал соло в клубе «ГЭЗ-21», а в конце 2005 года создал собственный проект PAXOB (пишется латиницей).

АВИА

Фото: архив группы

В октябре 1997-го компания «Manchester Files» выпустила первый соло-альбом Гусева «Исправленному верить», работа над которым заняла около трех лет. Помимо того, он занимался журналистикой, работал на телевидении, с весны 1998 года принимал участие в группе НОМ, музыка которой во многом продолжает творческие поиски самих АВИА (с НОМ в разное время сотрудничали Рахов и Кутейников), записывался с экс-гитаристом ДИЛИЖАНСА Федором Столяровым и продолжал работать над киномузыкой.

Скоблов и Кутейников сцену покинули. Феденко работал в «Театре DDT», менеджировал группы КАБРИОЛЕТ ЛЕСНИЧЕГО и КАТРАН, но позже занялся бизнесом. Жданов играет в НЭП и инструментальном комбо STEAM. Саша Немков по прежнему записывается как STEREO ZOLDAT.

Летом 2004 года Рахов и Гусев обнаружили в своих архивах и задумали выпустить незавершенный альбом «Жизнь после жизни», над которым АВИА работали еще в середине 90-х: он был записан на студии «Indie» и сводился на 36 канале телевидения, но тогда работа так и не была доведена до конца. Кроме того, «General Records» издала mp3-коллекцию коллективных и индивидуальных работ участников АВИА (2006).

• Дискография:

Жизнь и творчество композитора Зудова (1986); Всемъ! (1988); AVIA (1990); Ура! (1992); Песни о природе и любви (1995); Жизнь после жизни (2005); Mp3-коллекция (2006)

А.В.О.С.Ь.

Судьба студийных групп в нашей стране незавидна: с легализацией рока выросшая на фирменном виниле и дефиците живой музыки аудитория кинулась в клубы и концертные залы, а после того как волна ажиотажного спроса на него схлынула, уделяет свое внимание разве что концертам исполнителей высшей лиги, испытывая непреходящую потребность подкрепить акустические впечатления визуальным рядом, поэтому заинтересовать ее одними только записями нелегко. Что и подтверждает собой биография незаурядной питерской группы А.В.О.С.Ь., песни которой могут выдержать сравнение с лучшими образцами отечественного рока.

Музыкант, певец и автор песен Олег Соколовский (р. 3.06.64 в Целинограде, Казахстан), инициалы которого составляют половину аббревиатуры А.В.О.С.Ь., переехал в Питер в начале 80-х, поступив на юридический факультет ЛГУ, однако на четвертом курсе бросил его, поскольку увлекся Востоком во всех его проявлениях: от восточных единоборств до ориентальной медицины. Все это время он сочинял и пел песни для себя и друзей, не пытаясь донести их до более широкой публики.

В 1993 году через своего приятеля, который служил в Афганистане, в силу чего принимал участие в концерте, посвященном очередной годовщине вывода оттуда советских войск, Олег познакомился с музыкантами группы DDT и подружился с их гитаристом Андреем Васильевым. Кроме того, он изредка сотрудничал с ветеранским ХРАМОМ МИРА, который репетировал в клубе «Перевал».

А.В.О.С.Ь.: Олег Соколовский

Фото: архив группы

Андрей «Худой» Васильев (p. 22.12.59 в Ленинграде) появился в DDT с первым призывом, в конце 1986-го, и играл существенную роль в музыкальной палитре группы на всех этапах ее биографии. Весной 1998 года, когда DDT начали уходить от гитарного звучания, все чаще используя современные технологии, Андрей решил покинуть группу и заняться собственным творчеством.

В конце 1999 года Васильев объединился с Соколовским под именем А.В.О.С.Ь., и они начали придавать электрическую форму песням последнего. В процессе работы к ним присоединились Валерий Тхай (экс-НЕЧТО ИНОЕ, ОДА), гитары, бас, и Андрей Ящерицын (экс-М.А.Т., ДИКТАТУРА, ВНЕЗАПНЫЙ СЫЧ), барабаны.

На первых порах группа трудилась дома, а потом переместилась на студию «Добролет», где к проекту присоединился звукорежиссер и гитарист Евгений Левин (АЛИСА). Кроме него участие в записи альбома «Документальный сон», включавшего четырнадцать песен Соколовского в аранжировках Васильева, приняли Борис Нейтной, ак. гитара; Вадим Курылев, слайд-гитара, и Михаил Чернов, саксофон (оба DDT). Интерес к материалу выказала фирма «Manchester Files», под лэйблом которой он и вышел в апреле 2000-го.

Альбом удостоился пары позитивных рецензий («Деликатный и в то же время крайне насыщенный звук альбома – дело рук и фантазии Андрея Васильева, чьи аранжировочные идеи во многом определяли звучание DDT… Среди наиболее привлекательных моментов альбома хотелось бы отметить блюз под сурдинку „Как будто во сне“ и еще один блюз, полный почти цеппелиновской страсти, „Может быть“, очень интересны номера „25“, „Жизнь без сна“, „Ты не тревожься“, „Никто не позвонит“ и т. д.» – «Неделя в Петербурге»), а песни из него пару раз прозвучали на радио, но без поддержки концертами альбом повис в воздухе.

Собственно, у Соколовского и Васильева были планы вывести А.В.О.С.Ь. на сцену (это могло случиться на фестивале «Анимализм» в «Зоопарке» в июне 2000 года), но у них начались разногласия с ритм-секцией, которая параллельно работала с группой Димы Григорьева КУБИНСКАЯ РАЗВЕДКА, а тем же летом Андрея пригласили в РАЗНЫЕ ЛЮДИ, поэтому реализовать этот план так и не удалось.

Однако сотрудничество Соколовского и Васильева на этом не закончилось. В январе 2001-го «Manchester» издал под вывеской S.O.S. альбом амбиентной инструментальной музыки Соколовского «Изумруды. Степь. Цветы.», а почти пять лет спустя, когда у Олега накопилось некоторое количество нового материала, костяк А.В.О.С.Ь. снова собрался вместе. Запись их второго альбома шла, главным образом, дома. Участие в ней приняли Вадим Курылев (к тому времени тоже покинувший ряды DDT) и – в одной песне – Сергей «Чиж» Чиграков, записавший эффектное блюзовое соло. Барабаны программировались вручную. Альбом «Непридуманный» был выпущен «Manchester Files» в декабре 2005 года.

• Дискография:

Документальный сон (2000); Непридуманный (2005)

S.O.S.:

Изумруды. Степь. Цветы (2001)

АВРОРА

Как и несколько других известных групп питерской рок-сцены начала 70-х, АВРОРА родилась в стенах Академии художеств, где училась и музицировала часть ее участников. Они выступали на сэйшенах с пестрым репертуаром – от тяжелых блюзов и хард-рока до хитов CREEDENCE CLEARWATER REVIVAL, – демонстрируя уверенный инструментал и сильный вокал. К сожалению, автору этих строк не удалось связаться ни с кем из основателей АВРОРЫ, в силу чего информация о ней фрагментарна и, возможно, неточна.

Создатель группы, гитарист Николай Комаров (р. 21.04.49 в Ленинграде), в школьные годы
Страница 12 из 39

был одноклассником близнецов Сергея и Леонида Лемеховых, а также Виктора Маркова, которые в середине 60-х собрали группу SPECTRES. В конце 1967 года, когда все трое уже учились в Академии, SPECTRES превратились в ПРИЗРАКОВ, а их гитаристом стал Комаров.

Николай оставался в ПРИЗРАКАХ до последнего, после чего решил собрать АВРОРУ. Она появилась на свет не позднее весны 1969-го в составе: Николай Комаров, соло-гитара; его старший брат Александр Комаров, бас; Владимир «Глазов» Гладцын, ритм-гитара, гармоника, вокал; Виктор Марков, клавишные, и Аркадий Рывкин, барабаны.

По тем временам АВРОРА была неплохо экипирована: по происхождению братья были наполовину греками и имели родственников в Италии, через которых к ним попали фирменные инструменты, в частности гитары «Hofner». Исполняла группа, как уже было сказано, самую разную музыку, хотя Комаровы отдавали предпочтение BLACK SABBATH и LED ZEPPELIN (номера которых здорово играл Коля), а Гладцын был, несомненно, лучшим в Питере интерпретатором песен CREEDENCE.

В 1970–1972 годах АВРОРА часто выступала на сэйшенах в городе (один из лучших состоялся в кафе «Регата» в октябре 1971-го и был посвящен дню рождения Джона Леннона) и зарабатывала на жизнь, работая на танцах в области. На каком-то этапе Рывкин ушел, и его сменил Роман Кадейкин.

Весной 1972-го в группе начались брожения: ее покинул Марков, место которого на время занял пианист Олег «Алик» Азаров (позже РОССИЯНЕ), но к лету оригинальный состав АВРОРЫ распался. Тем не менее Коля Комаров, которому предложили в июне-июле озвучить танцы в Парголово, собрал для этого состав, в который вошли певец Альберт Асадуллин (экс-ПРИЗРАКИ, НЕВСКАЯ ВОЛНА), бас-гитарист Сергей Лемехов (экс-ПРИЗРАКИ, САНКТ-ПЕТЕРБУРГ) и барабанщик Николай Корзинин (экс-СЛОВЯНЕ), барабаны. У Корзинина в то время вообще не было барабанных палочек, поэтому он играл ветками, предварительно наломанными в ближайших кустах.

В конце июля АВРОРА прекратила существование. Комарова пригласили в ВИА ВЕСЕЛЫЕ ГОЛОСА, где он работал до начала 80-х. Один сезон с ними пел Асадуллин. Гладцын спонтанно выступал с ГАЛАКТИКОЙ, а осенью 1972 года собрал свою группу, в которую взял Азарова. Год они отработали в кафе «Сонеты», после чего поиграли на сэйшенах и исчезли с горизонта к концу 70-х. Кадейкин барабанил в ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОМ ОРКЕСТРЕ, КАЛИНКЕ и ПОЮЩИХ ГИТАРАХ. Корзинин тем же летом был приглашен в САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, а в 1974 году собрал БОЛЬШОЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ КОЛОКОЛ.

В мае 1975-го, когда КОЛОКОЛ давал концерт в Академии художеств, к нему на сцене присоединились Коля Комаров и Алик Асадуллин, ненадолго возродив финальный состав АВРОРЫ. Через два месяца состоялась премьера рок-оперы «Орфей и Эвридика», ставшей звездным билетом для Асадуллина. С тех пор в музыке остаются только он и Корзинин.

Остальные музыканты АВРОРЫ рок-сцену покинули. За эти годы из жизни ушли Виктор Марков, Роман Кадейкин и, по некоторым сведениям, Володя Гладцын.

АВТОМАТИЧЕСКИЕ УДОВЛЕТВОРИТЕЛИ

Питерскую группу АВТОМАТИЧЕСКИЕ УДОВЛЕТВОРИТЕЛИ (в разное время известную также под аббревиатурами АУ и АВТО У) по праву считают пионером панк-рока на отечественной рок-сцене – более того, многие годы само ее имя было синонимом этого музыкального направления. Однако заслуга АУ не только и не столько в том, что они одними из первых привили на древо отечественной культуры ростки нового музыкального мышления, но и в том, что они успешно соединили эстетическую концепцию панка как философии анархии и всеобщего отрицания с сугубо российскими традициями низового фольклора.

Группу организовал летом 1979 года Андрей Панов (p. 20.03.60 в Ленинграде), сын всемирно известного балетмейстера Валерия Панова, меломан, недоучившийся студент Театрального института и продавец магазина музыкальной аппаратуры. Поводом к этому стало впечатление от статей о новом музыкальном стиле, просочившихся на страницы советских газет, внимание на которые первым обратил его коллега по прилавку Игорь «Монозуб» Гудков.

По-своему интерпретировав идеологию панка – сама музыка THE SEX PISTOLS и THE CLASH в то время была им недоступна, – они начали собирать вокруг себя компанию молодых людей, которых тоже не устраивала скука обыденной жизни и банальность тогдашней рок-сцены. Панов принял имя Свинья, Гудков был известен как Монозуб или Панкер, остальные члены сообщества предпочитали не менее экзотические прозвища: Пиночет, Хуа Го-фэн, Крыса, Осел и т. д. Название АВТОМАТИЧЕСКИЕ УДОВЛЕТВОРИТЕЛИ было придумано как явная аллюзия на THE SEX PISTOLS.

До определенного момента группа существовала, скорее, как идея и компания приятелей (в ту пору они именовали себя «городскими ковбоями»), никто из которых не умел ни на чем играть, хотя Свинья располагал довольно приличной аппаратурой и инструментами, купленными на деньги эмигрировавшего на Запад отца. В то время квартира Свиньи превратилась в своего рода панк-клуб, в котором ежедневно собирались молодые люди, чьи вкусы тяготели к панк-року и новой волне. Среди них были музыканты групп ПИЛИГРИМ, ЧЕРНОЕ ЗЕРКАЛО и ПАЛАТА № 6. Они даже записывали свои песни, из чего сложился утраченный ныне альбом «Дураки и гастроли», в котором с одной песней отметился Майк Науменко, сочувственно относившийся к панк-движению.

АВТОМАТИЧЕСКИЕ УДОВЛЕТВОРИТЕЛИ: Андрей «Свинья» Панов

Фото: В. Андреев

В декабре 1980-го московский журналист Артемий Троицкий по рекомендации Майка пригласил АВТОМАТИЧЕСКИХ УДОВЛЕТВОРИТЕЛЕЙ в столицу. Специально к гастролям был записан альбом «На Москву!». За два вечера сводный оркестр питерских панков, в который вошли музыканты АВТО У и ПИЛИГРИМА, Панкер, Игорь «Пиночет» Покровский и Виктор Цой из ПАЛАТЫ № 6, дал и два квартирных концерта, наполнивших богемную Москву странными слухами. Панкер к этому времени оставил мысль играть в АУ на барабанах, и состав группы выглядел следующим образом: Свинья, вокал, иногда гитара; Кук, гитара; Цой, бас, и Постер, бубен.

Примерно тем же составом 23 марта 1981 года УДОВЛЕТВОРИТЕЛИ выступили на дне рождения Андрея Тропилло в ресторане «Трюм» и в общежитии на ул. Здоровцева вместе с ПЕПЛОМ. В Питере особого резонанса эти партизанские вылазки не имели: музыкальная общественность все еще путалась в Саргассах топографических океанов и заглядывала на обратную сторону Луны, а имидж и откровенное неумение играть делали УДОВЛЕТВОРИТЕЛЕЙ слишком радикальными для консервативной подпольной сцены. Последнее на этом этапе выступление группы состоялось в конце весны в Прибалтике, после чего она на некоторое время пропала из виду. Цой и Леша Рыбин из ПИЛИГРИМА вскоре собрали КИНО, а Панкер стал звукорежиссером и директором СЕКРЕТА.

За время вынужденного затворничества (АВТОМАТИЧЕСКИМИ УДОВЛЕТВОРИТЕЛЯМИ очень интересовался КГБ) через группу прошло около тридцати человек, в числе которых были Алекс «Бешеный» Строгачев (позже как Алекс Оголтелый – лидер скандального НАРОДНОГО ОПОЛЧЕНИЯ), бас; Борис «Скромный» Вильчик (ныне ФРОНТ), барабаны; Сева Летягин, гитара; Игорь Нехороший, бас; Швед (чей шедевр «Я – жертва радиации» был настоящим хитом в обеих столицах), барабаны, и т. д.

Снова
Страница 13 из 39

АВТОМАТИЧЕСКИЕ УДОВЛЕТВОРИТЕЛИ объявились лишь в конце 1982-го, сделав серию панк-десантов в Москву; 1 мая 1983 года они составом: Свинья, Пиночет, Дмитрий Зверский на барабанах, плюс Сергей Шорохов (клавишные) и Рыбин, в ту пору игравшие в группе ФУТБОЛ, дали большой концерт в центре подмосковных Люберец, а в декабре того же года, призвав гитариста НАРОДНОГО ОПОЛЧЕНИЯ Дмитрия «Ослика» Пшишляка (сегодня АЛИСА), совершили последний скандальный вояж в Москву и распались.

В середине 80-х, когда наличие Ленинградского Рок-клуба сделало невозможной любую музыкальную деятельность вне его стен, АУ существовали разве что в воображении агентов КГБ. В 1984 году Панов предпринял неудачную попытку записать свой материал на только что открытой студии Алеши Вишни, однако альбом так и не был закончен (фрагменты этой записи вошли в компиляцию «Терри, Cherry, Свин»); он пытался репетировать с группой НЧ/ВЧ и будущим ОБЪЕКТОМ НАСМЕШЕК, собирал новых музыкантов, в числе которых были гитарист Александр «Бородавкин» Муравьев (позже ТАЙНОЕ ГОЛОСОВАНИЕ), барабанщики Сергей Наветный (СПЛИН), Сергей «Африка» Бугаев (КИНО) и т. д., но время для этого было неподходящим.

Перечислять сменявшие друг друга в этот период составы – все равно что зачитывать персоналии в конце рок-энциклопедии: кто там только не играл! Значительное влияние на группу оказал начинающий кинорежиссер, один из главных представителей и идеологов параллельного кино Евгений «Юфа» Юфит.

Лишь осенью 1986-го, когда ослабление идеологического давления на рок-сцену позволило ей выйти из фактического подполья, Свинья собрал новую версию АУ, в которую входили Пшишляк, бас-гитарист Евгений Титов и барабанщик Валерий Морозов (экс-ПЛЮС, РОССИЯНЕ, КСК). Они даже вступили в Рок-клуб, начали давать концерты, успешно выступили на видео-фестивале «Рок-Нива», организованном Тропилло, и с неизбежным скандалом – на V фестивале Рок-клуба (1987).

АУ продолжали выступать в городе и гастролировать вплоть до конца десятилетия, участвовали в VI фестивале Рок-клуба (1988) и фестивале журнала «Аврора» (1989). Состав группы менялся непредсказуемым образом и в этот момент выглядел так: Панов, Пшишляк и Игорь Сидоров (экс-600), гитары; Ирина «Мява» Гокина (СИТУАЦИЯ), бас, и Андрей «Дрон» Орлов (ЮГО-ЗАПАД), барабаны.

Помимо того, всю вторую половину 1988-го Панов пел в группе 600 своего бывшего бас-гитариста Михаила «Дубова» Виноградова, а в 1989-м играл на басу в группе ДУШ-Ы Анатолия «Догсона» Александрова (ряд песен которого входил в репертуар АУ).

К началу 90-х, когда эпидемия панка охватила всю страну, АВТОМАТИЧЕСКИЕ УДОВЛЕТВОРИТЕЛИ (кто бы ни входил в их число помимо Панова) подошли в статусе живой легенды, а наиболее известная их песня, «Комиссар», могла без труда потягаться в популярности с самыми модными эстрадными хитами – ее исполняли многие музыканты в разных городах страны.

В мае 1990 года на Мемориале РОССИЯН в СКК Андрей Панов а капелла спел их песню «Осень». В 1990–1992 годах АВТОМАТИЧЕСКИЕ УДОВЛЕТВОРИТЕЛИ играли на фестивалях «Новая музыка» (1990), «Рок не за…» (1991), «Рандеву-92» (Выборг), выступали в клубах «TaMtAm», «Indie», «АнТроп», «Nord» и т. д. В 1992 году Мява, у которой возникли серьезные проблемы с наркотиками, ушла из группы, а потом и из жизни. АУ продолжали выступать в составе: Панов, Сидоров, Михаил Дубов (экс-НАТЕ! 600, ДУХИ), бас, и Михаил Сульин (экс-КОРПУС 2, ДУХИ, ОПАСНЫЕ СОСЕДИ), барабаны. Потом Сульин ушел в ТАНЦЫ МИНУС, и на барабанах играли все кому не лень (пару раз Илья Черт из НЕГОДНИКОВ). Позднее пост занял Андрей Вепров (экс-ТАЙНОЕ ГОЛОСОВАНИЕ, 1812 ГОД). Помимо того, одно время с группой выступал саксофонист Виталий Дунаевский (экс-БРИЛЛИАНТЫ ОТ НЕККЕРМАНА).

Очередной виток активности начался для АУ в середине 90-х с появлением новой генерации клубов Питера и Москвы. Ключевую роль в консолидации группы сыграл гитарист Андрей Чернов. Несколько раз Панов, Чернов, Вепров и Андрей Барчуков (экс-1812 ГОД), бас, выступали под вывеской 4А (т. к. в группе было четыре Андрея).

В мае 1995 года в Москве на студии «Внуково» АУ составом: Свин, Чернов (бас, гитара, барабаны) и Сергей Блинов (клавишные) записали девять песен, год спустя изданных «Отделением „Выход“» на сплит-альбоме «Пейте с нами» вместе с записью Олеси Троянской (экс-СМЕЩЕНИЕ).

В конце 1995 года, после бесконечной чехарды в составе, группа, по сути дела, раскололась на две, связанные только фигурой самого Панова: первый из них играл классический панк-рок, а в его ряды входили Чернов, Вепров и Михаил Пащенко (экс-МАРАФОН), бас. Иногда этот состав выступал под вывеской ПОТСНЕЖНИКИ. Когда Вепрова позвали в ОПАСНЫЕ СОСЕДИ, его место занял Александр «Блэкмор» Троицкий (экс-ФРОНТ).

Вторую фракцию группы, взявшую название АРКЕСТР АУ, составили достаточно профессионально звучавшие музыканты из групп ПАРИЖ В ЦВЕТУ и ЕТО САМОЕ Лев «Сэйбл» Соболев, барабаны; Евгений Яровой, гитара; Юрий Степанов, бас, и Александр Семеренков, клавишные. Весной 1995-го они записали на студии у Андрея Тропилло альбом «С особым цинизмом», и, хотя его качество оставляло желать лучшего, в 1997-м альбом был издан на кассетах «Караван Рекордз».

Ближе к лету у Свина созрела новая идея: играть диско, для чего в состав АРКЕСТРА был введен Антон «Тони» Антонов, труба. Они исполняли если не диско в чистом виде, то энергичный фанк и поп-рок, с успехом выступили на питерском рок-фестивале «Театра DDT» на стадионе «Петровский» (июнь 1996-го) и активно концертировали в клубах. Когда Сэйбл начал вмешиваться в политику группы, его сменил Владимир Шумахер (экс-МИСС А., ПЕПЕЛ, СПОКОЙНОЙ НОЧИ).

24 мая 1997 года УДОВЛЕТВОРИТЕЛИ играли на Панк-фестивале в ДК им. Горбунова (Свин, по воспоминаниям очевидцев, выглядел неважно, но поразил всех кавер-версией песни «Всецело» Алеши Вишни).

В мае-июне 1998 года Панов в сопровождении музыкантов группы ROCK’N’ROLL CITY (и под вывеской фАУ) записал свой последний студийный альбом «Праздник непослушания, или Последний день Помпеи». 4 июля 1998 года состоялся последний концерт УДОВЛЕТВОРИТЕЛЕЙ – по иронии судьбы, он прошел в рамках фестиваля «Рок против наркотиков» в к/т «Невский». Свин никогда особо не следил за своим здоровьем. В середине августа он почувствовал себя плохо и был госпитализирован. Увы, слишком поздно: 20 августа Андрей Панов умер на больничной койке от перитонита, вызванного запущенным аппендицитом, и был похоронен на кладбище крематория. У него осталась дочь Катя.

Из почти полусотни музыкантов, участвовавших в процессе автоматического удовлетворения, многие позже играли в самых разных группах – от КИНО до ТАЙНОГО ГОЛОСОВАНИЯ, от TEQUILAJAZZZ до DEADУШЕК, от БЕЛОМОРКАНАЛА до АТАК, а кое-кто остается в рок-н-ролле и поныне.

Еще при жизни Свиньи АВТОМАТИЧЕСКИЕ УДОВЛЕТВОРИТЕЛИ изредка играли без него. На концерте его памяти в августе 2001-го снова собрались ПОТСНЕЖНИКИ, а 28 марта 2004 года в клубе «Порт» (Панову исполнилось бы сорок четыре года) выступили АУ в составе: Женя Титов, вокал; Андрей Чернов, гитара; Сергей Станков (ФРОНТ, 600), бас, и Андрей Вепров, барабаны.

Начиная с середины 90-х свет увидело несколько различных записей Панова с разными версиями АУ
Страница 14 из 39

и сопредельных явлений. К сожалению, их качество лишь в отдельных случаях отражает реальный потенциал этого безусловно уникального и до сих пор не оцененного по достоинству музыканта.

• Дискография:

Дураки и гастроли (1980); На Москву! (1981); Концерт в Москве (1983); Рейган – провокатор (Live in Шушары) (1987); Клуб «НЧ/ВЧ» (1989); День рождения (1990); Концерт в «Программе А» (1992); Концерт в клубе «TaMtAm» (1993); Тел. 1979–1994. Претензии не принимаются. Часть 1. (1996); Тел. 1979–1994. Претензии не принимаются. Часть 2. (1996)

ТЕРРИ, CHERRY, СВИН:

Терри, Cherry, Свин (1984)

600:

Песенники и Песенники (1988)

ОРКЕСТР А. В. ПАНОВА:

С особым цинизмом (1997)

фАУ:

Праздник непослушания, или Последний день Помпеи (1998)

АВТОМАТИЧЕСКИЕ УДОВЛЕТВОРИТЕЛИ/Олеся ТРОЯНСКАЯ:

Пейте с нами (1996)

AD LIBITUM

AD LIBITUM принадлежит к узкому кругу групп, песни которых инспирированы популярной музыкой средневековой Англии, кельтским фольклором и современным британским фолк-роком. В отличие от возникшей в середине 90-х генерации групп, стремившихся к аутентичному исполнению кельтского фолка, AD LIBITUM никогда не боролся за чистоту жанра, свободно смешивая в своих песнях разные стили и эпохи, по причине чего вольно или невольно послужил образцом для многих исполнителей, двинувшихся в том же направлении.

AD LIBITUM появился на свет в Петербурге в апреле 1991 года, хотя основатель группы и автор большей части ее репертуара Сергей «Кот» Василенко начинал свою музыкальную биографию в Воронеже, где играл со звездами местной сцены, СТАРЫМ ГОРОДОМ, а затем с собственной арт-рок группой НОСТАЛЬГИЯ. Летом 1989-го, после конфликта с местными органами власти, Василенко по приглашению случайного знакомого перебрался в город на Неве, где пел свои песни в подземных переходах и на улице – специфика жанра заставила его пересмотреть свои воззрения и отказаться от арт-рока в пользу акустического фолк-барокко. «На самом деле, – признавался он позже, – мне всегда хотелось играть такую музыку, но, пока я был в группе, приходилось считаться с общим мнением».

Тем же летом он организовал свою первую питерскую группу UNIA MYSTICA, в которую вошли сам Сергей, гитара, вокал; Татьяна Ларина, скрипка; Сергей Колобов, гитара, вокал (он же был автором текстов многих песен); Сергей Добровольский, флейта, и Дмитрий Линьков, эл. гитара.

Пару лет спустя жизнь свела UNIA MYSTICA с музыкантами жанрово близкого КАМЕР-БЭНДА, в результате чего произошла реакция взаимообмена, и на свет родились КАМЕР-ПОРТ и AD LIBITUM: Кот, Линьков, Колобов и Юрий «Джордж» Иващенко, перкуссия. Почти сразу Линькова (позже КАМЕР-ПОРТ, CONTRA BAND) сменил гостивший в Питере скрипач из Свердловска Дмитрий Диков. Свободная форма изложения музыки и продиктовала группе ее новое название («ad libitum» – по желанию (лат.)). Диков вскоре вернулся домой, а Колобов покинул сцену, но AD LIBITUM зажил собственной жизнью и распадаться не собирался.

К Коту и Джорджу присоединились хорошо известный в музыкальных кругах обеих столиц альтист Иван Воропаев (экс-АКВАРИУМ, ВЫХОД, DOWN BEAT, АДО) и флейтист Петр «Пьер» Афанасьев. В этот период музыканты AD LIBITUM приняли деятельное участие в создании популярного в первой половине 90-х клуба «Стерх» и часто играли на его сцене, хотя, как и прежде, основным рабочим местом для них оставались пешеходные тоннели и подземные переходы метрополитена, в частности знаменитая «Труба» у Думы и Гостиного Двора.

По этой причине состав группы в 1992–1994 годах был нестабильным: в ней промелькнул десяток музыкантов (игравших с AD LIBITUM от одного раза до нескольких месяцев), в т. ч. жена Воропаева Лариса (перкуссия, вокал) и известный специалист по арабской музыке Андрей «Али» Красиков из МУЗЫКИ АЗИИ. Тем не менее тогда же внимание на AD LIBITUM начали обращать не только постовые милиционеры, и по городу поползли слухи о «JETHRO TULL из „Трубы“».

Зимой 1992–1993 годов AD LIBITUM предпринял попытку нелегально записать свой материал на студии питерской «Мелодии» в Капелле, для чего был привлечен звукорежиссер КАМЕР-БЭНДА и «Стерха» Дмитрий Розе. Помимо него, в работе участвовали Андрей Жибуртович, мандолина; его жена Людмила, скрипка, и Алекс Владимирский (экс-ХРАНИТЕЛИ, позже БУРАТИНО, ЧЕРЕМУХА и др.), бас. К сожалению, в дальнейшем запись оказалась утрачена.

В середине 1994-го пагубные пристрастия ряда участников группы привели ее к новому кризису. AD LIBITUM покинули Воропаев и Пьер, а вакансии заняли Максим Жупиков (экс-РОЖДЕСТВО), скрипка, альт, мандолина, и Владимир «Волос» Герасименко, бас. Вместе с ними в группе появился Александр Снегирев, блок-флейта.

Хотя «Стерх» к тому времени закрылся, разросшаяся сеть клубов позволила AD LIBITUM выступать в более или менее комфортных условиях: их регулярно приглашали в «TaМtАм», «Wild Side», «Засаду»; пару раз они гастролировали в Москве и были гостями ежегодного акустического фестиваля в подмосковном Пущине, а с открытием осенью 1995 года клуба «Перевал» стали одними из героев местного топа. В «Перевале» состав группы усилила юная скрипачка Мария Бессонова.

С легкой руки автора этих строк AD LIBITUM попали на студию «Ascod», где в октябре-ноябре 1995-го звукорежиссер Сергей «Сэм» Петров записал материал их дебютного альбома «В чужой стране». Как гости в его записи участвовали Анастасия Аверина (вокал), Андрей Красиков (уд), Андрей Жибуртович (мандолина, эл. гитара) и Тарас Драк из жанрово близких ЗЕЛЕНЫХ РУКАВОВ (корнамуз). Работа была завершена в начале 1996 года, а ее презентация – при участии ЗЕЛЕНЫХ РУКАВОВ – состоялась 24 февраля в ДК завода им. Калинина на 9-й линии Васильевского острова. В августе 1996 года при поддержке фирмы «SonoPress» альбом был издан на кассетах и компакт-дисках.

Лето 1996-го снова стало для AD LIBITUM переломным: после острой дискуссии о будущем группы в ней остались только сам ее лидер и скрипачка. Начались поиски новых музыкантов. В октябре в том же «Перевале» состоялся дебют новой версии AD LIBITUM, в которую вошли: Кот, Бессонова, бас-гитарист Андрей «Пасториус» Ведерников, выпускник Консерватории и флейтист Филармонии Аркадий Цыпкин и (параллельно-последовательно) барабанщик ТАНКОВ Евгений Бобров. Чуть позже к ним присоединилась Ольга Александрова, клавишные, вокал.

Зимой 1997 года группа на той же студии и с тем же звукорежиссером по новому контракту с фирмой «A-RAM» записала свой второй альбом «Шествие», вскоре изданный на кассетах.

В октябре 1996-го предыдущий состав AD LIBITUM был реорганизован под именем СТАРЫЙ НЕКТАР и дебютировал с любопытным репертуаром собственного сочинения в «Пуп-клубе» на Садовой, хотя, просуществовав всего один сезон, распался. Иващенко перебрался в Москву, где играл в КАРТОЧНОМ ДОМИКЕ, Герасименко ушел в группу КЛЮЧ, а Жупиков сессионировал.

AD LIBITUM во дворе клуба «Перевал» (май 1996 г.)

Фото: Ю. Мочулов

В августе 1998 года распался и очередной состав AD LIBITUM: во время кризиса компания «А-RAM» обанкротилась, а сам Кот серьезно повредил сухожилие на руке и не смог играть на гитаре. Хотя ему была сделана операция, это не исправило положения. Музыканты разошлись в разные стороны: Ведерников позже собрал ИДДИ, Бессонова поступила в Театральный, Бобров продолжал играть в ТАНКАХ,
Страница 15 из 39

а позднее в HOODOO VOODOO, BIG BLUES REVIVAL, СПОКОЙНЫХ НОЧАХ и др.

Следующие полгода Кот работал сторожем, но за это время сочинил новую программу и освоил клавишные. Еще летом на балконе «RP-studio» Димы Розе в ДК им. Ильича с Котом случайно встретился в то время забросивший музыку певец, гитарист и лидер КАМЕР-БЭНДА Максим Жерновой. Немного пообщавшись, они решили объединить репертуар и собрать новую группу.

Сначала их было двое. В ноябре к ним присоединилась студентка училища им. Мусоргского, альтистка Софья Савватеева. За ней пришел Владимир Исаев (ex-НОСТРАДАМУС, BEGEMOT), барабаны, по рекомендации которого появился Никита Мыско (экс-BARBULATORS), бас. Иногда на репетиции группы заходили флейтисты Егор «Заяц» Таликов и Аркадий Цыпкин. В таком составе была сделана программа, в январе 1999 года показанная в «Зоопарке», а месяц спустя – в новом клубе «Африка». К этому моменту группа незаметно для себя превратилась в новую инкарнацию AD LIBITUM и начала еженедельно выступать в «Африке» – обычно в компании с БАШНЕЙ ROWAN, WELLADAY, ONKELSKRONKEL, КЛЮЧОМ и т. д. Весной в ряды AD LIBITUM влился скрипач Дмитрий Ришко.

Этот состав просуществовал до 12 июня 1999 года, когда накануне выступления группы на фестивале «Волынщик» Кот уволил всех музыкантов (или, наоборот, они в полном составе ушли от него) – как результат, группа выступила на фестивале под вывеской БАРОН МЮНХГАУЗЕН, а чуть позже придумала новое имя ВЕРЕСК. Попытка воссоединиться для записи альбома успеха не имела, и на следующие полгода AD LIBITUM опять прекратил существование.

Незадолго до нового 2000 года Коту позвонил Максим Жупиков. Вскоре они снова репетировали вместе. К этому времени в группу входили Александр Николаев, гитара; Сергей «Пин» Сычев (БАШНЯ ROWAN), бас; Елена Белкина из OLD HORNED SHEEP, флейта, и Анна Данилова, игравшая на мандолине и скрипке. Тем не менее перемены на этом не закончились: в конце января AD LIBITUM выступил в Новгороде, после чего ушли Сычев и Белкина (позже СТУПЕНИ), а их места заняли Алексей Маковей, бас; Алина Жасминова, клавишные, и Антон Матезиус (экс-ПТИЦА СИ, КРЫША НАПРОКАДТ, ФЛИРТ), перкуссия.

В этом составе AD LIBITUM очень удачно выступил на фестивале «Анимализм» в клубе «Зоопарк» (июнь 2000 года), однако вскоре после этого в группе – по уже заведенному порядку – снова начались подвижки. В июне ушла Алина, а месяцем позже Матезиус, тогда как Макс Жупиков перешел в разряд гостей. Новым перкуссионистом стал Алексей Матвеев из КЛЕВЕРА.

С осени 2000-го группа снова начала играть по клубам («Молоко», «Африка» и т. д.), но состав продолжал меняться. К началу 2001 года в AD LIBITUM значились Кот, Жупиков, вернувшийся на время Матезиус (параллельно в BILLY’S BAND); Вадим Локтин, гитара; Кузьма Черновалюк, бас, и Юлия Керышева, флейта. Летом 2001-го они неплохо сыграли на фестивале исторических клубов в Выборге. Вслед за этим место Черновалюка – на полставки – занял Константин Наймарк из ТАМБУРИНА.

После Выборга на базе AD LIBITUM возник англоязычный проект SHERWOOD: он объединил Василенко, Жупикова и Матезиуса с музыкантом и дипломированным химиком Юрием Ивановым (экс-САХАР) в желании исполнять аутентичный фолк средневековой Англии. Дебют группы состоялся 1 ноября в галерее «Валенсия». Матезиус окончательно влился в BILLY’S BAND, а за перкуссию в AD LIBITUM и SHERWOOD взялся Михаил Николаев (экс-СПОКОЙНОЙ НОЧИ, ПРЕПИНАКИ).

30 ноября 2001 года концертом в зале зоопарка AD LIBITUM отметил десятилетие своей бурной истории. В следующем феврале новым скрипачом стал Владислав Попялковский. Очередной творческий импульс придало AD LIBITUM открытие в марте 2002-го в бывшем помещении «Перевала» клуба «Орландина»: Василенко регулярно устраивал на его сцене фолк-вечеринки, в которых неизменно был задействован AD LIBITUM, одно время сторожил клуб и даже жил там. Тем же летом их состав усилил гитарист Дмитрий Маслов.

В конце 2002 года с группой рассталась Юля Керышева, а новой флейтисткой стала Наталья Тарасенко. Наймарк, который после ТАМБУРИНА параллельно играл в Оркестре ЗАЧЕМ, тоже откололся, и бас-гитару взял в руки Даниил Савченко (к слову, как и Кузьма Черновалюк, ученик экс-музыканта AD LIBITUM Андрея Ведерникова), а перкуссией после Николаева занялся Александр Черкашин (из ансамбля MUSICA RADICUM). В 2003 году материал, записанный живьем в концертном зале зоопарка, лег в основу мини-альбома «Горькая настойка».

Летом 2003-го они в очередной раз выступили на фолк-фестивале в Выборге, но сразу после этого из AD LIBITUM ушла Наташа, а на флейте пришлось играть самому Коту. В декабре группа неудачно съездила в Москву, следствием чего стал распад текущей конфигурации AD LIBITUM: уже в январе 2004-го Жупиков, Тарасенко, Савченко (одновременно в металлической группе ЧЕРТИ) и Черкашин вместе с Юрой Ивановым возродили SHERWOOD, а AD LIBITUM объявил весенний призыв.

Весной – летом 2004 года Василенко менеджировал клуб «Камчатка», подыскивая себе новую компанию. В новой версии AD LIBITUM он играл на флейтах, клавишных и корнамузе, а Маслов на электрической и акустической гитарах; остальные вакансии заняли Анна Николаева, домра, мандолина; Анна Иншутина, скрипка, и ветеран первого состава группы Пьер Афанасьев, теперь перкуссия. Вскоре нашелся и бас-гитарист: Алексей Маковей уже засветился в AD LIBITUM зимой 2000/2001 годов, но поначалу не прижился – как, кстати, и Аня Николаева (тогда еще Данилова). В июле 2004-го они опять съездили в Выборг.

Этот AD LIBITUM оказался достаточно жизнеспособным; группа снова начала мелькать в клубной афише («Полнолуние», «Арктика», «Jazz Time Bar» и т. п. в Питере, «Вермель» и «Перекресток» в Москве), играла на фолк-фестивалях и сняла клип на «Балладу противоположностей»; единственным изменением в составе стал уход в середине 2005-го Пьера, место которого занял барабанщик Михаил Ромбиевский из REELROADЪ. Осенью 2005 года на студии «АнТроп» группа начала запись своего очередного студийного альбома.

На протяжении долгой и изрядно запутанной истории AD LIBITUM в составе группы побывало не менее полусотни музыкантов, большинство из которых остается в рок-н-ролле и по сей день, – более наглядно можно было бы представить ее в графической форме, как это делает знаменитый британский рок-историк Питер Фрэйм в своих генеалогических деревьях. Возможно, что раньше или позже за сей непосильный труд возьмется автор этих строк, хотя наверняка не раньше, чем в следующем издании нашей Энциклопедии.

• Дискография:

В чужой стране (1995); Шествие (1997); Горькая настойка (2003); Ad Libitum On Stage (2005)

АЕРО ПЛАН

Легкие и воздушные, но при этом полные энергии – в полном соответствии с аэродинамическим именем самих исполнителей, – песни группы АЕРО ПЛАН, в которых лаконично-ясные мелодии сглаживают грубоватый напор пост-панка, а элементы латино, фанка и ска добавляют в этот коктейль ощущение праздника и настроение лета, стали одним из самых симпатичных явлений клубной сцены Питера в начале третьего тысячелетия.

АЕРО ПЛАН возник в октябре 1997 года в результате слияния идей и музыкантов двух стилистически близких групп. Лидер и вокалист группы Николай Кочнев начинал в группе ТРОПИК РАКА, которую он собрал студентом Педагогического института. ТРОПИК РАКА распоряжался шикарной точкой
Страница 16 из 39

в машиностроительном техникуме от Кировского завода, оснащенной солидным комплектом аппаратуры, в 1995 году дебютировал на сцене «Арт-Клиники», а за следующую пару лет дал еще два десятка концертов – в основном, в любимом музыкантами клубе «Ten» на Обводном канале.

Примерно в те же годы существовали и ЦВЕТЫ ЗЛА (интересно, что обе группы избрали очевидно литературные названия), исполнявшие танцевальный поп-рок с привкусом ска. Костяк ЦВЕТОВ ЗЛА составляли гитарист Игорь Копылков (до этого отметился в ЭДИПОВОМ КОМПЛЕКСЕ и МОНАСТЫРЕ) и бас-гитарист Андрей «Дюша» Прокофьев (он дебютировал в 1989-м в школьной группе ВЫТРЕЗВИТЕЛЬ, а позднее играл в КАЛИГУЛЕ). Группа базировалась в клубе «Малая Охта» и обычно выступала в тех же «Десятке», «Арт-Клинике», а также в «Горе».

После долгих перипетий и смен состава в ЦВЕТАХ ЗЛА появился трубач Роман Парыгин, который пообещал группе собрать полноценную духовую секцию (что предполагал сам характер ее музыки). С его приходом в творчестве ЦВЕТОВ ЗЛА наметился прогресс, который сдерживали только пагубные привычки их вокалиста Родиона Бурлуцкого. Как-то раз, когда он попал под машину и оказался в больнице, его успешно подменил Коля Кочнев (он учился вместе с Игорем), поэтому, когда ЦВЕТЫ окончательно решили проститься с Бурлуцким, вопрос, кого пригласить на его место, даже не обсуждался – тем более что и ТРОПИК РАКА, в котором играли приезжие студенты и лимитчики, тоже был на грани распада.

Дебют обновленной, но безымянной группы состоялся в двадцать пятый день рождения Дюши, 26 октября 1997 года, в клубе «Пиноккио» на пр. Просвещения, во время вечеринки «Русский стандарт». В состав коллектива на тот момент входили Кочнев, Копылков, Прокофьев, Парыгин и барабанщик ЦВЕТОВ ЗЛА Сергей «Банан» Лускин.

К следующему выступлению, которое состоялось 21 декабря в «Fish Fabrique», в составе группы появился тенор-саксофонист Николай Серебряков и название АЭРО-ПЛАН – его предложил Копылков, чтобы хоть как-то обозначить себя в афише. Как бы то ни было, имя прижилось, хотя впоследствии подвергалось разным трансформациям.

В начале следующего года у группы случилась первая гастроль – ее позвали на рок-фестиваль в город Волховстрой, – а на студии «Форум» была записана песня «Дорога». Однако той же весной возникли и первые проблемы: в апреле с АЭРО-ПЛАНОМ расстался Серебряков (позднее в STEREOTYPE и FUN2MASS), а месяц спустя откололся Парыгин, которого пригласили в SPITFIRE. Все лето группа, состав которой пополнил саксофонист Александр Николаев, репетировала в клубе «Wild Side», но концертов не давала.

В конце лета к ним присоединился трубач Олег Соколов (он начинал в MONKEY PUZZLE TREE и пару раз играл с ЛЕНИНГРАДОМ). Олег оказался человеком ненадежным и не всегда адекватным: мог прийти на концерт без трубы или вообще забыть о таковом, поэтому в сентябре в АЭРО-ПЛАН был приглашен еще один музыкант, Константин Колешонок, тенор-саксофон.

31 октября в клубе «Зоопарк» (который надолго стал для них одной из самых привлекательных площадок) АЭРО-ПЛАН отпраздновал свою первую годовщину. На афише к этому концерту впервые появился рисованный биплан, который и стал логотипом группы. В празднике участвовали группа BONIFACY и рок-бард Алексей «Вася» Васильев, школьный приятель Дюши Прокофьева. Вскоре он продал гитару и принял на себя обязанности директора АЭРО-ПЛАНА. Его первой акцией стало их совместное выступление со SPITFIRE в клубе «Малая Охта» 14 ноября 1998 года. Духовая секция группы присутствовала там в полном составе, однако после этого концерта Соколов в АЭРО-ПЛАНЕ не появлялся.

23 января 1999 года АЭРО-ПЛАН снялся для программы новгородского телевидения «Поп-наезд», а неделю спустя на концерте в клубе «City» предъявил публике нового барабанщика: место Лускина, который ушел в FROG LEGS, а еще позже обратился к джазу, занял Алексей «Негатив» Денисов. В конце февраля группа сыграла на мини-фестивале в клубе «Кочегарка» (Выборг), где состоялось ее знакомство с местными панками из П.Т.В.П. и питерской девичьей фолк-панк группой БАБСЛЭЙ. В течение весны и П.Т.В.П., и БАБСЛЭЙ записали на точке у АЭРО-ПЛАНА по альбому (обе работы были приписаны мифической студии «Белоус Рекордз»).

В марте ушел Николаев (позднее ХОРОНЬКО-ОРКЕСТР), но на очередном концерте в «Зоопарке» в ряды АЭРО-ПЛАНА встал трубач Владимир «Тарантино» Морозов, музыкант военного оркестра и бывший участник группы ИНОК. На какое-то время состав стабилизировался, и они начали выезжать на гастроли, в т. ч. два раза подряд играли в Москве. Творческие контакты с БАБСЛЭЕМ незаметно переросли в личные, что повлекло за собой сразу две свадьбы: в августе бас-гитарист Дюша женился на гитаристке Тане Прасс, а певец Коля – на бас-гитаристке Тане Аврамовой.

Двухлетие АЭРО-ПЛАНА в октябре было отмечено концертом в клубе «Молоко» и выпуском нумерованной кассеты «2 года», на которую вошли все десять песен, записанных группой к этому моменту на трех разных студиях. Вскоре после этого АЭРО-ПЛАН в первый раз побывал на рок-фестивале «Nord Session» в карельской Костомукше, где подружился с хардкор-трио ВОЛАНД из Киришей.

В конце зимы группа записала на студии «Нева» новые песни «Рыба Луна» и «Пряточки», а 31 марта организовала в клубе «Сафари» в Выборге фестиваль «В поисках Дурака» (дело было перед выборами президента России), участие в котором приняли П.Т.В.П., ТОРБА-НА-КРУЧЕ, JET и БАБСЛЭЙ. Незадолго до этого, прослышав, что где-то над бескрайними просторами России летает еще один АЭРО-ПЛАН, Кочнев предложил изменить имя группы на НЕАНДЕРБИТ и почти убедил в этом своих коллег. Некоторое время они флиртовали с новым названием, но оно не прижилось, поэтому на вышедшем в мае 2000-го под лэйблом «Manchester Files» дебютном альбоме группы ее название было зафиксировано как АЕРО ПЛАН, а имя «Неандербит» получил сам альбом.

Между тем еще в апреле группа отметилась в программе фестиваля S.K.I.F.-5 на сцене «Балтийского дома». Тарантино сманили в EL COYOTAS, и новым трубачом стал Виктор Гопак.

В мае АЕРО ПЛАН выступил на стадионе «Автомобилист» в Питере на фестивале «Единая Россия» в компании с ТОРБОЙ, ОЧИСТНЫМИ СООРУЖЕНИЯМИ, ДРУЖКАМИ, ЧАЙФОМ, СПЛИНОМ и т. д. В июне они стали участниками фестиваля «Анимализм» на сцене «Зоопарка», где играли в один день с трио ROMANOFF, исполнив кавер-версию «Земли в иллюминаторе», которую Игорь Романов когда-то играл в ЗЕМЛЯНАХ. Надо заметить, что АЕРО ПЛАН вообще всегда любил каверы и охотно вставлял их в свои программы. В альбом «Неандербит» они включили песню из фильма «Последний дюйм», а позже исполняли в своих аранжировках «Light My Fire» THE DOORS, «Деревню» Аркадия Северного, «Восьмиклассницу» КИНО и т. д.

Тем же летом был снят клип на песню «Такая любовь». Далее шел фестиваль «Джамп!», который проводили в Киришах музыканты ВОЛАНДА, очередной визит в Москву, поездка на фестиваль «Беломор-Буги» в Архангельск (опять вместе с ВОЛАНДОМ), день рождения в «Молоке», фестиваль «Урожай-2000» в «Юбилейном», выступление в Хельсинки (февраль 2001 года), после чего в «Зоопарке» живьем были записаны три номера, положившие начало их второму альбому.

Дальше АЕРО ПЛАН опять столкнулся
Страница 17 из 39

с персональными проблемами. В то время Денисов начал параллельно барабанить в бэк-группе Жанны Агузаровой, что вынуждало АЕРО ПЛАН мучительно согласовывать свой гастрольный график с ее выступлениями. Поиски другого барабанщика ничего не дали, и остальные музыканты начали подумывать о том, чтобы использовать драм-машину. В мае ушел Костя Колешонок, поэтому на фестивале «Окна Открой!» с АЕРО ПЛАНОМ впервые играл саксофонист Павел Болясов из FROG LEGS, а за барабаны по старой памяти вернулся Денисов.

Только в сентябре 2001 года замена ему была найдена. Нового барабанщика звали Юрий Токарев, и на протяжении 90-х он играл с группами ИНОК, МАКСИМАЛЬНЫЕ ПЕРЕГРУЗКИ, ПЕППИ и ДЖИГА. Новый состав записал песни «Курю», «Улетай» и «Не ты».

Весь следующий год АЕРО ПЛАН активно концертировал дома и на гастролях, в т. ч. посетил Петрозаводск и очередной «Nord Session» в Костомукше. Помимо того, усилиями Васильева неподалеку от «Зоопарка» было найдено помещение, в котором Прокофьев в феврале 2003 года открыл студию «Dusha Records». Ее первой работой стала запись дебютного альбома FROG LEGS, а к середине года там же был скомпонован и второй полноценный альбом АЕРО ПЛАНА «Злое сердце».

С подачи директора АУКЦЫОНА Сергея Васильева «Злое сердце» взял в свой каталог московский лэйбл «Мистерия Звука». Правда, он не рискнул выпустить альбом с кавером «Восьмиклассницы» (владеющая правами на песни КИНО компания «Moroz Records» запросила за нее непомерные деньги), потому его пришлось исключить из альбома; в конце концов, «Восьмиклассница» увидела свет на промо-сингле «Этонетаккубинцы», изданном вслед за альбомом.

Среди сколько-нибудь значимых событий в жизни АЕРО ПЛАНА в 2004 году следует отметить выход упомянутого выше сингла и съемки клипа «Злое сердце» – он был представлен публике в последний день октября в «Red Club». Вслед за этим группа вновь вступила в полосу смуты.

Незадолго до нового 2005 года из АЕРО ПЛАНА ушел Юра Токарев; его место занял Александр Коваленко (КОРПУС 2, ДУШ-Ы и др.). В феврале в отставку подал Гопак, а в апреле с группой расстался и Коля Кочнев, который все эти годы совмещал рок-н-ролл с работой ведущим различных программ на питерском телевидении. Васильев еще раньше ушел в промоутерскую контору «Арт-Процесс». Болясов, хотя официально и не увольнялся, к тому времени постоянно жил в Бокситогорске, что делало его появление на репетициях событием маловероятным.

Тем не менее Прокофьев и Копылков удержали группу на плаву. Всю весну шли эксперименты с составом, а 10 июля на открытии автопробега «Вокруг Ладоги-2005» в клубе «Пятница» АЕРО ПЛАН предстал в новой форме: место у микрофона занял Михаил Бондарь, который когда-то начинал в ЭДИПОВОМ КОМПЛЕКСЕ, а новую духовую секцию составили Леон Суходольский, саксофон; Григорий Долбиев, труба, и Ильмир Юнусов, тромбон. Все трое постоянно работают с различными питерскими группами: СЕВЕР-КОМБО, БЕШЕНЫЕ ОГУРЦЫ, DIA POSITIVE и т. п.

В конце сентября клуб «Порт» открывал свою вторую площадку, «Шлюз», где в составе АЕРО ПЛАНА дебютировал очередной певец, Николай Воронов, – до этого он был более известен как бас-гитарист ВНЕЗАПНОГО СЫЧА, MAD LORI и СПЛИНА. Впрочем, Коля Кочнев тоже не распрощался с АЕРО ПЛАНОМ навсегда и изредка выступает со старыми друзьями в клубе «Rossi’s». Судя по всему, точка в этой истории еще не поставлена…

• Дискография:

2 года (1999); Неандербит (2000); Злое сердце (2003); Этонетаккубинцы (EP, 2004)

АЗАРТ

Подававшая большие надежды, хотя так и не успевшая за десять лет существования реализовать свой потенциал, питерская группа АЗАРТ появилась на свет в 1979 году в одной из питерских школ под названием ЗЕРКАЛО (даже не подозревая о том, что это имя уже десять лет носит известная в городе группа, играющая хард и арт-рок).

Хотя состав на первых порах регулярно менялся (прежде всего, за счет отсутствия отвечавшего целям и задачам момента барабанщика), костяк ЗЕРКАЛА неизменно образовывали Михаил Владимиров (р. 26.01.67 в Ленинграде), гитара, вокал, и Андрей «Липсон» Липейко (р. 21.01.67 в Ленинграде), бас. В конце 1980 года они сменили вывеску на АЗАРТ, а года три спустя за барабаны к ним пришел Александр Гаас, что позволило группе одновременно вступить и в Рок-клуб, и в составлявшую ему конкуренцию Рок-коллегию. Однако очень скоро музыканты убедились, что ни там, ни тут решать их проблемы никто не собирается, любезно позволяя молодым группам выживать самостоятельно.

В конце 80-х АЗАРТ репетировал в клубе Пулковской обсерватории, изредка давал концерты, сыграл на фестивале Рок-коллегии «Рок-молоток» в апреле 1989-го и распался, когда этнический немец Гаас эмигрировал в Западную Германию. К счастью, в августе того же 1989-го лидер МИФОВ Гена Барихновский пригласил Владимирова и Липейко занять вакансии в текущей версии неоднократно менявших свой облик МИФОВ.

АЗАРТ: М. Владимиров, А. Гаас, А. Липейко

Фото: архив М. Владимирова

К началу 1992 года остальные участники МИФОВ образца второй половины 80-х один за другим ушли из группы, и их состав свелся к формуле «Барихновский плюс АЗАРТ», а в репертуаре МИФОВ все большее место начали занимать песни Миши Владимирова, который все эти годы продолжал сочинять новый материал и, по мере возможностей, записывал его, обычно при участии Липейко.

В феврале 1994 года, когда МИФЫ начали пробиваться на центральное телевидение, а экономическая ситуация в стране медленно стабилизировалась, что стимулировало появление студий и звукозаписывающих компаний, Барихновский неожиданно для многих распустил МИФЫ на бессрочные каникулы и эмигрировал в Германию – история АЗАРТА повторялась.

Владимиров ушел в DOWN TOWN WILD, группу Владимира Козлова (экс-СЛМР), которая играла каверы западных рок-стандартов в ресторане «Садко», но уже в июле его разыскал Сергей «Чиж» Чиграков, который пригласил одаренного гитариста в свою новую группу ЧИЖ & Co. Липейко, между тем, играл на басу в ОПАСНЫХ СОСЕДЯХ, а когда в конце 90-х они надолго погрузились в спячку, присоединился к группе КУБИНСКАЯ РАЗВЕДКА гитариста и певца Димы Григорьева (экс-СИНДИКАТ).

Хотя материал АЗАРТА так и остался не записанным, некоторое представление о творчестве группы могут дать соло-альбомы Михаила Владимирова, которые, начиная с 1994-го, выходят под различными лэйблами. Помимо того, в ноябре 2001 года Владимиров и Липейко снова встретились на сцене «Юбилейного» в рядах возродившихся ОПАСНЫХ СОСЕДЕЙ. Живущий в Германии Александр Гаас музыку покинул.

АКВАРЕЛЬ

Группа АКВАРЕЛЬ стала, пожалуй, первой в Питере попыткой скрестить рок с традиционным фольклором, причем не только англо-американским (что, в общем-то, делали и до нее), но и отечественным – ориентируясь при этом на его аутентичные, корневые, а не эстрадно-лубочные формы. Хотя АКВАРЕЛЬ просуществовала не очень долго, она стала точкой отсчета в биографиях многих известных ныне исполнителей.

Основы группы были заложены в апреле 1974 года, когда гитарист и автор песен Юрий Берендюков (р. 8.09.49 в Ленинграде), находясь в непрестанных поисках жанра, неожиданно для всех распустил популярную питерскую арт-рок группу НУ, ПОГОДИ! (лидером которой
Страница 18 из 39

он был на протяжении предыдущих четырех лет) и увлекся идеей чистого акустического звучания, а как следствие, фолком.

Он тут же начал собирать сугубо акустический состав, чтобы в перспективе сдать программу Ленконцерту и уйти в профессионалы. (Вероятно, тут не последнюю роль сыграл шумный успех, который выпал на долю нашедшего свою оригинальную формулу фолк-рока челябинского АРИЭЛЯ.)

Поначалу Берендюков пригласил в состав группы еще трех участников НУ, ПОГОДИ!: он сам и Михаил Кудрявцев играли на акустических гитарах, Яков Певзнер играл на ф-но и пел, а Леонид Эсельсон добавил в их звуковую палитру флейты, саксофоны и второй вокал. Они начали репетировать в ДК им. Капранова (где до этого базировались НУ, ПОГОДИ!) и в процессе поисков звучания обнаружили потребность в новых инструментах. Как следствие, в том же мае состав группы усилил известный питерский музыкант, гитарист и преподаватель музыкального училища на Салтыкова-Щедрина Анатолий Быстров (р. 26.01.35 в Ленинграде). Будучи человеком более старшего поколения, он дебютировал в середине 50-х как джазмен, много лет преподавал гитару (среди его воспитанников был и сам Берендюков), а к рок-н-роллу пришел в 1967-м, собрав со своими учениками группу ПРИШЕЛЬЦЫ.

Одновременно с ним в группе, получившей название АКВАРЕЛЬ (намекавшее на прозрачность ее звучания), появились поющие скрипачки, сестры Ирина и Юлия Федоровы. Этот состав публично не выступал и просуществовал только до начала осени: в сентябре Кудрявцев и Эсельсон со старыми приятелями решили возродить НУ, ПОГОДИ! а Певзнера, что называется, заел быт (хотя позднее он изредка сотрудничал с АКВАРЕЛЬЮ).

В то же самое время Берендюков и Быстров начали поиски струнной группы – через которую на протяжении следующих трех лет прошло по меньшей мере тридцать человек. Одним из их первых рекрутов стал виолончелист Всеволод Гаккель, который до этого играл лишь классику (если не считать недолгого участия в школьной группе VOX и безымянном армейском ансамбле). По его приглашению в АКВАРЕЛЬ на пару репетиций заглянула еще одна скрипачка и певица Татьяна Балашова, а ближе к концу года их новым скрипачом стал соученик Гаккеля по музыкальной школе Николай Марков, игравший в группе ШЕСТОЕ ЧУВСТВО.

АКВАРЕЛЬ: А. Быстров (слева)

Фото: архив автора

Репертуар группы был довольно эклектичен: русские народные песни (типа «Я на камушке сижу»), американский фолк-рок («Helpless» Нила Янга, «Was a Sunny Day» Пола Саймона), кантри-баллады, британская фолк-психоделия («Tin Soldier» Донована) и даже «As Tears Go By» THE ROLLING STONES (ее пел Гаккель). Грамотный аранжировщик, Быстров делал для каждой песни по четыре-пять вариантов звучания, и группа, варьируя набор инструментов, старательно репетировала их.

Октябрь 1974 года АКВАРЕЛЬ урезанным составом отработала в дегустационном зале «Нектар», в следующем январе сыграла свой первый сэйшен – в студенческом клубе «Эврика» вместе с матерыми НУ, ПОГОДИ! и мало кому известным тогда АКВАРИУМОМ, – а 25 февраля по просьбе известного музыковеда Абрама Юсфина выступила на его «Музыкальной среде» в Доме композиторов вместе с БОЛЬШИМ ЖЕЛЕЗНЫМ КОЛОКОЛОМ и РОССИЯНАМИ. На этот концерт АКВАРЕЛЬ вышла большим составом: со скрипичным квартетом и двумя виолончелями – на второй играла Алла Берг.

Вскоре после этого, однако, в группе начались новые пертурбации: Гаккель, а за ним и Марков ушли в АКВАРИУМ (последний, правда, там не задержался и месяц спустя загремел в армию), сестры Федоровы тоже пропали из виду – на их место пришли певцы Лев Будняцкий (из ГРАММОФОНА) и Геннадий Екимов. В мае, когда НУ, ПОГОДИ! распались вторично, в АКВАРЕЛЬ вернулся Эсельсон. Следом вернулись и Федоровы.

В 1976 году группа была приглашена участвовать в I Всесоюзном смотре-конкурсе самодеятельного творчества трудящихся, который проходил в ЛДХС. Незадолго до этого, в феврале 1976-го, в АКВАРЕЛИ появился скрипач, певец и автор песен Александр Царовцев. Группа прошла во второй тур, однако к тому времени ее состав вновь был радикально изменен. В ней остались все вокалисты, а обе девушки-скрипачки окончательно ушли. Новую струнную секцию составили Царовцев, альтист Виктор Христосов и виолончелистка Марина Лаврова.

Чуть позже загруженный преподаванием Быстров тоже ушел, и полноправным лидером АКВАРЕЛИ стал Берендюков. В этот период группа почти отказалась от англоязычного фолка, все более тяготея к стилю фольклорного ансамбля Дмитрия Покровского. Помимо того, в ее репертуар вошло несколько песен Царовцева. Поскольку концертов было мало, а легализоваться под крылом Ленконцерта им так и не удалось, в 1977 году АКВАРЕЛЬ почти в полном составе устроилась работать в ресторан «Баку», где их ряды усилил соло-гитарист Владимир Пилюгин (экс-ВЕЧНОЕ ДВИЖЕНИЕ).

Так продолжалось до конца 1978 года, когда Берендюков познакомился с еще одним увлеченным фольклористом Виктором Потоловым и решил вместе с ним сделать новую фолк-группу. Практически тогда же развалилась и сама АКВАРЕЛЬ: одни (как Федоровы и Пилюгин) остались работать в ресторане, другие разошлись кто куда. Христосов в конце 70-х играл в группе ПАРК, а потом работал в Малом драматическом театре; Эсельсон годом раньше ушел в СИНТЕЗ, а Берендюков, Потолов и Царовцев к началу 1979-го собрали совершенно новый состав, который вскоре получил имя ЯБЛОКО.

Между тем Быстров, которого не покидало желание сделать группу на стыке рока, фолка и классики, еще в 1978 году собрал вторую версию АКВАРЕЛИ. Она базировалась и выступала в клубе Текстильного института, а в ее состав входили студенты музыкальных училищ, среди которых, в частности, была приехавшая в Питер из Якутии Оксана Колесова (первая скрипка), Андрей Воронков (альт) и т. д. (К сожалению, восстановить имена всех участников пока не удалось.) Иногда к ним – по старой памяти – присоединялся Эсельсон и другие музыканты. Они играли сделанные Быстровым аранжировки фолк-материала, пели на шесть-семь голосов. В таком виде группа просуществовала около года, после чего большая часть участников АКВАРЕЛИ связала себя с академической музыкой. Записей ни первой, ни второй АКВАРЕЛИ до наших дней не сохранилось.

АКВАРИУМ

Питерская группа АКВАРИУМ и ее харизматичный лидер – автор песен, поэт и певец Борис Гребенщиков – занимают в истории отечественного рока особое место, поскольку их творчество начиная с первой половины 80-х оказало огромное влияние на сознание по меньше мере трех поколений слушателей, послужив катализатором перемен в обществе; оно помогло обогатить скудный дотоле язык отечественного рок-движения разнообразными достижениями мировой культуры, что породило новый художественный феномен и привлекло к рок-н-роллу внимание миллионов слушателей как на территории тогдашнего СССР, так и за его пределами. Не будет преувеличением сказать, что 80-е годы в нашей стране прошли под музыку АКВАРИУМА, да и позднее информация о его концертах, альбомах и событиях неизменно занимала первые строки в сводках музыкальных новостей.

Ранние страницы биографии группы полны белых пятен, но традиционно считается, что АКВАРИУМ появился
Страница 19 из 39

на свет в июле 1972 года, а его создателями были студент II курса факультета прикладной математики Университета Борис Гребенщиков (р. 27.11.53 в Ленинграде) и его сосед и знакомый по 421-й школе Московского района, студент-медик и начинающий драматург Анатолий «Джордж» Гуницкий (р. 30.09.53 в Ленинграде). До этого в активе Гребенщикова значилась лишь школьная группа, в которой он исполнял хиты THE BEATLES, THE TROGGS и THE ROLLING STONES, пара собственных номеров на английском и рискованное турне по черноморскому побережью в компании приятелей-студентов. Аккорды первой битловской песни, «Ticket to Ride», ему, согласно легенде, показал в 1968 году Лолик Ромалио из школьной группы THE SKY WANDERS.

Третьим участником АКВАРИУМА стал Валерий Обогрелов, числившийся в нем звукооператором (впрочем, оперировать ему в ту пору было нечем). В первый относительно стабильный состав группы вошли: Гребенщиков, гитара, вокал; Александр Цатаниди, бас; Михаил Воробьев, ф-но, и Гуницкий, барабаны. Потом Воробьева за клавишами сменил Вадим Васильев, однако ввиду почти полного отсутствия навыков игры, приличных инструментов и ясной программы действий первые год-полтора АКВАРИУМ существовал больше как идея, нежели реальная группа, а через его состав прошло около десятка музыкантов.

Среди них был, к примеру, гитарист Ярослав Шклярский (на репетиционной точке его группы 2001 на Малом, 40, АКВАРИУМ некоторое время базировался), его двоюродный брат Эдмунд Шклярский (в настоящее время лидер ПИКНИКА), недолго игравший у них на бас-гитаре, и т. д. К тому же периоду относится идея написания рок-оперы по образу и подобию «Jesus Christ Superstar», так, впрочем, и не реализованная.

Свою каноническую форму АКВАРИУМ начал приобретать, когда в январе 1973 года в его рядах появился бас-гитарист Михаил «Фан» Васильев (p. 12.09.53 в Ленинграде как Михаил Файнштейн), который стартовал в школьных группах THE BLUE BEES и ПСИХОДЕЛИЧЕСКАЯ ФРАКЦИЯ. В том же мае Гребенщиков соло выступил на ночном мини-фестивале в пригородных Юкках (где он спел пару номеров Кэта Стивенса), однако дебют самого АКВАРИУМА состоялся лишь осенью 1973-го на свадьбе общего приятеля в ресторане «Трюм»; потом группа сыграла пару школьных вечеров, а также свой первый сэйшн вместе с РОССИЯНАМИ.

Незадолго до этого из университетской группы СТРАННО РАСТУЩИЕ ДЕРЕВЬЯ был приглашен пианист и певец (а позднее гитарист и флейтист) Андрей «Дюша» Романов (р. 28.07.56 в Ленинграде) – его первая группа называлась АЛЬТАИР и репетировала в Институте метрологии.

Весной 1974 года АКВАРИУМ разогревал дружественную группу ZA в популярном кафе «Эврика», летом играл с ней же на танцах в Ольгино, музицировал перед студенческой аудиторией в стенах Университета, но, по большому счету, его первый серьезный выход к городской публике состоялся в ноябре 1974 года, когда АКВАРИУМ вместе с ГОЛЬФСТРИМОМ и РОССИЯНАМИ выступил в банкетном зале на ул. Бабушкина, запомнившись, с одной стороны, откровенным неумением играть, с другой – таким же откровенным и искренним желанием эпатировать слушателя, предлагая ему со сцены нечто большее, нежели банальный набор песен.

В творчестве раннего АКВАРИУМА находили отражение эклектичные интересы его участников: психоделия и театр абсурда, восточная философия и романы фэнтези, смутные представления о западном роке и теологические концепции, поэзия Серебряного века и эксперименты ОБЭРИУ, а источниками вдохновения были книги Толкиена и Хайнлайна, музыка T.REX и INCREDIBLE STRINGS BAND, прозрачный мелодизм THE BEATLES и вокальное многоголосие CROSBY, STILLS, NASH & YOUNG.

Впрочем, уже тогда в творчестве группы обозначилась тенденции, во многом предопределившая ее дальнейшую судьбу: АКВАРИУМ начал записывать свою музыку на пленку, положив начало обширнейшей дискографии: магнитофонные альбомы тех лет особого хождения не имели, но помогли группе найти свое звучание и сформулировали ее творческий метод. В 1973 году вышло «Искушение Св. Аквариума», годом позже «Верблюд-архитектор», а потом «Притчи Графа Диффузора» (1975). Кроме того, музыканты АКВАРИУМА регулярно участвовали в записи акустических альбомов ZA. Обогрелов ушел в профессию (позже он работал на телевидении, где снимал, в частности, музыкальную программу «Ржавые Провода»), а звуком взялся заведовать Марат Айрапетян.

Отдельную страницу в истории АКВАРИУМА составило участие в театре-студии «Радуга» молодого режиссера Эрика Горошевского, премьерами которого были лидер ZA Леонид Тихомиров и Дюша Романов, а музыкальное оформление обычно обеспечивали молодой пианист Сергей Курехин и скрипач Владимир Диканский. Театральная эпопея закончилась в начале 1975 года потерей для музыки Джорджа (которого увлекла стихия драматургического действа) и почти полугодичными каникулами Дюши.

Пока Гуницкий и Романов предавались соблазнам закулисья, группа, по сути дела, не существовала, а Гребенщиков и Файнштейн искали новых партнеров. Пару раз они сыграли на Примате (факультете прикладной математики) электрическим трио – место за барабанами занимал некто Клаус (вероятно, знакомый БГ по Университету), – но инструментов было явно недостаточно.

Только в первых числах мая 1975 года АКВАРИУМ вернулся на сцену в акустической форме: для этого из фолк-группы АКВАРЕЛЬ были рекрутированы виолончелист Всеволод Гаккель (р. 19.02.53 в Ленинграде) и скрипач Николай Марков (который месяц спустя ушел из рок-н-ролла в армию). Единственный концерт этого состава прошел на открытом воздухе в Ольгино. Позднее в том же году в группу вернулся Дюша, однако вскоре погоны пришлось примерить и закончившему институт Фану.

АКВАРИУМ на Энергетиков, 50 (1979 г.)

Фото: архив автора

В середине 70-х АКВАРИУМ регулярно концертировал, начиная с февраля 1976 года вместе с известным коллекционером и пропагандистом музыки THE BEATLES Колей Васиным принимал деятельное участие в проведении дней рождений Легендарной Четверки (с той поры и доныне – одной из важнейших традиций питерского рока) и на долгие годы отказался от традиционного электричества в пользу акустики.

В составе группы происходили регулярные пертурбации. Место за барабанами после Клауса занимали последовательно Михаил «Майкл» Кордюков (экс-ИДЕЯ ФИКС, БОЛЬШОЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ КОЛОКОЛ, ГОЛЬФСТРИМ и др.), Владимир Болучевский (позднее лидер MARDI GRAS и саксофонист ПОП-МЕХАНИКИ) и Сергей Плотников из близкого по духу КАПИТАЛЬНОГО РЕМОНТА. В 1975–1977 годах с АКВАРИУМОМ иногда пела Ольга Першина (Протасова), а электрическими гитаристами значились Николай Першин, Михаил «Майк» Науменко (впоследствии ЗООПАРК) и Александр Кожевников (позднее АБЗАЦ, ВЫХОД).

В 1976 году дискографию группы пополнил акустический альбом «С той стороны зеркального стекла» – по сути дела, сольная работа Гребенщикова (всего в одной песне можно услышать виолончель Гаккеля), которая была записана на домашней студии бывшего пианиста СТРАННИКОВ, НУ, ПОГОДИ! и АКВАРЕЛИ Якова Певзнера.

Весной 1976 года АКВАРИУМ по собственной инициативе отправился в Таллин на фестиваль «Дни молодежной музыки», где спел четыре песни и получил приз «за самую разнообразную программу». На праздновании дня рождения Джона Леннона в кафе
Страница 20 из 39

«Кристалл» на бас-гитаре в АКВАРИУМЕ в первый и, кажется, единственный раз играл Гаккель. Месяц спустя из армии пришли Фан и скрипач Коля Марков, которые снова влились в АКВАРИУМ. Наконец, в самом конце 1976 года состав группы усилил студент Консерватории Александр «Фагот» Александров (р. 28.11.57 в Ленинграде), разумеется, фагот, который вместе с Гаккелем играл в оркестре театра Горошевского.

Большим составом (семь человек) АКВАРИУМ успел выступить всего пару раз, в т. ч. на очередном концерте в честь Джорджа Харрисона в феврале 1977 года, который запомнился, в частности, тем, что все музыканты были наряжены в сари и выглядели весьма экзотично. После этого Марков снова пропал; одно время он репетировал с бывшим басистом РОССИЯН Сашей Кролем, а позднее занялся авторской песней. Той же весной в армию забрали и Дюшу с Фаготом. АКВАРИУМ урезанным составом БГ – Фан – Гаккель, к которым от случая к случаю присоединялись Майкл и Майк, выступал с акустическим репертуаром.

Осенью 1977 года усилиями Гребенщикова и компании его друзей и знакомых в Питере был создан первый в стране самиздатовский рок-журнал «Рокси», в различных формах и статусах просуществовавший до середины 90-х.

В мае 1978 года в парке близ Смольного БГ и Майк вдвоем записали альбом «Все братья – сестры»; немного позже там же АКВАРИУМ устроил мини-фестиваль акустического рока. Между тем слава группы неуклонно распространялась за пределы Питера, благодаря чему на протяжении 1979-го она выбиралась с концертами в Архангельск, Тарту и Куйбышев.

Всегда открытый к восприятию свежих музыкальных идей, АКВАРИУМ в конце 70-х одним из первых принял и включил в свою музыку эстетику панк-рока и новой волны. В ноябре 1979 года, когда в ряды группы был завербован лучший по тем временам барабанщик Питера и окрест Евгений Губерман (р. 30.07.55 в Ленинграде), игравший до этого с МАНИЕЙ, ВОСКРЕСЕНИЕМ и рок-н-ролльной ипостасью АКВАРИУМА, ВИГ им. ЧАКА БЕРРИ, она дала нашумевший концерт в подмосковной Черноголовке, следствием чего стало приглашение ее на Всесоюзный рок-фестиваль «Весенние ритмы» в Тбилиси в марте 1980-го (чем АКВАРИУМ был обязан начинающему музыкальному критику Артему Троицкому, который надолго стал основным популяризатором музыки группы в столице).

Выступление АКВАРИУМА было одним из центральных событий фестиваля: его нарочито грязный, насыщенный диссонансами звук, хлесткие, полные ядовитых фраз и грубой иронии тексты, агрессивное поведение на сцене, абсолютно не вязавшееся со стереотипами как эстрады, так и подпольной рок-сцены, резко поляризовало зал и прессу – если официальное жюри и большая часть публики остались в недоумении, то более радикально мыслившие музыканты и журналисты (в частности, финское ТВ, которое предпочло отснять именно АКВАРИУМ, а не концерты лауреатов) приняли их на ура.

Вернувшись из Тбилиси героями андерграунда, участники группы испытали значительное давление со стороны культуроохранительных структур, однако оно только способствовало окончательному выбору, сделанному АКВАРИУМОМ в пользу рок-н-ролла.

Весной 1980 года Губерман ушел на профессиональную сцену (джаз-ансамбли Давида Голощекина и АЛЛЕГРО, группа АВГУСТ), а в составе группы, вернувшейся к акустическому звучанию, возник блюзовый гармошечник и выпускник ВГИКа Дмитрий «Рыжий Чорт» Гусев (р. 31.10.51 в Одессе). В составе: БГ, Сева, Дюша, Фан и Рыжий Чорт АКВАРИУМ фигурировал на обложке своей первой полноценной студийной работы, «Синего Альбома», записанного в только что открывшейся студии «АнТроп» выдающегося питерского звукорежиссера и продюсера Андрея Тропилло. Для Тропилло, который в то время своими руками собрал почти профессионально работавшую студию и всеми силами укоренял на питерской рок-сцене ростки альбомного мышления, АКВАРИУМ стал идеальным клиентом и единомышленником.

7 марта 1981 года в Ленинграде открылся первый в стране Рок-клуб. АКВАРИУМ стал одним из его основателей и оказался в числе немногих, кому клубная сцена позволила реализовать многое из того, что было невозможно прежде. Состав группы продолжал меняться: после выступления на мини-фестивале в ДК «Невский» 4 мая 1981 года окончательно исчез Фагот (позднее он перебрался в Москву, где играл в ЗВУКАХ МУ и ТРИ-О), незадолго до этого за барабанами появился Александр Кондрашкин (р. 23.11.56 в Ленинграде) из ПИКНИКА, а в процессе работы над вторым студийным альбомом «Треугольник» летом 1981-го в качестве пианиста и аранжировщика был ангажирован виртуозный и энциклопедически эрудированный Сергей Курехин (р. 12.06.53 в Мурманске), известный как на рок-сцене (ПОСТ, БОЛЬШОЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ КОЛОКОЛ, ГОЛЬФСТРИМ), так и в джазовых кругах (комбо Анатолия Вапирова, различные соло-проекты и кооперации).

АКВАРИУМ в 1986 г.

Фото: В. Конрадт

Помимо них в записи «Треугольника» участвовали Ольга Першина и Владимир Леви (позже ТАМБУРИН), а также гитарист Владимир Козлов (СОЮЗ ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ РОК), с легкой руки которого в музыкальном арсенале АКВАРИУМА навсегда поселился рэггей.

К 1982 году АКВАРИУМ вступил в свою наиболее продуктивную творческую фазу: в первой половине 80-х группа регулярно выпускала новые альбомы, каждый из которых сразу становился событием музыкальной жизни страны и подвергался придирчивому разбору со стороны быстро разраставшейся армии поклонников; благодаря сложившейся к этому времени практике магнитоиздата, ставшего здоровой альтернативой косной и идеологизированной фирме «Мелодия», записи в течение считанных недель проникали во все уголки СССР, вербуя группе новых поклонников и воодушевляя местных рокеров на то, чтобы сделать нечто подобное самим. В этот период музыканты АКВАРИУМА принимали то или иное участие в судьбе многих молодых дебютантов, включая КИНО и СТРАННЫЕ ИГРЫ, а иногда по старой памяти устраивали рок-н-ролльные вечеринки, где исполнялись каверы любимых западных артистов.

В начале 1982 года ушедшего в ТАМБУРИН, а оттуда в СТРАННЫЕ ИГРЫ Кондрашкина сменил Петр Трощенков (р. 6.11.61 в Ленинграде) – по иронии судьбы, он был рекрутирован из ПИКНИКА, где занял место того же Кондрашкина. Новый электрический состав усилил блестящий блюзовый гитарист Александр Ляпин (р. 1.06.56 в Ленинграде), в середине 70-х прославившийся в НУ, ПОГОДИ!. Дебютом этого состава стали два концерта в Москве. Запись одного из них, сыгранного на аппарате МАШИНЫ ВРЕМЕНИ, распространялась как бутлег «Арокс и Штер» под загадочной вывеской «Всеволод Гаккель и его знаменитый ТЕРРАРИУМ». (Надо заметить, что еще раньше в Москве имел хождение бутлег «Рыбный завтрак» с цветной типографской обложкой.)

Летом 1982 года АКВАРИУМ предпринял еще один визит в Москву. Отсутствовавшего по причине сдачи экзаменов в музыкальном училище Ляпина подменил другой известный питерский гитарист Владимир Ермолин (РОССИЯНЕ, ЗАРОК и др.), а осенью группа совершила мини-тур по Подмосковью в акустике.

В записи следующих студийных альбомов «Табу» (1982) и «Радио Африка» (1983) участвовали басист Владимир «Гриня» Грищенко (экс-ГОЛЬФСТРИМ), саксофонисты Игорь Бутман и Владимир Болучевский (как было сказано выше, один из барабанщиков
Страница 21 из 39

раннего АКВАРИУМА), а также Козлов, Кордюков, Губерман и, разумеется, Тропилло.

Стилистически АКВАРИУМ тоже не стоял на одном месте: от фолк-барокко второй половины 70-х, через панк-рок и рэггей в период 1980–1981 годов, музыка группы постоянно видоизменялась, вбирая в себя все новое и интересное, что появлялось на ее музыкальных горизонтах. В соответствии с принципом «я возьму свое там, где я увижу свое», БГ смело использовал любые идеи и сюжеты, близкие его художественной идеологии, при этом не пугаясь обвинений в плагиате (как правило, необоснованных).

Существовавшая параллельно акустическая ипостась АКВАРИУМА тоже оказалась зафиксирована на пленке: в 1984 году Михаил Мончадский составил из сделанных им записей альбом «Ихтиология».

В 1983–1984 годах АКВАРИУМ становился лауреатом I и II фестивалей Рок-клуба; в октябре 1983-го ушедшего в ЗООПАРК Васильева и вернувшегося к джазу Грищенко сменил бас-гитарист Александр Титов (р. 18.07.57 в Ленинграде), начинавший с Ляпиным в СТАЕ, а до АКВАРИУМА игравший арт-рок в АВГУСТЕ. В августе 1984 года в составе группы появился скрипач Александр Куссуль (р. 25.07.63 в Ленинграде), дебют которого состоялся на альбоме «День Серебра», однако внутри самой группы постепенно нарастали противоречия, вызванные, с одной стороны, выделением БГ в ее безусловные и абсолютные лидеры, а с другой – разногласиями в творческом союзе БГ, Курехина и Тропилло. Как результат, в октябре 1984-го АКВАРИУМ распался вторично.

АКВАРИУМ в Рокклубе 19 февраля 1983 г.: С. Курехин и БГ

Фото: Ал. Бурлака

Курехин регулярно выступал со своим быстро набиравшим обороты детищем, синтетическим оркестром ПОПУЛЯРНАЯ МЕХАНИКА; Ляпин собрал джаз-рок-комбо ТЕЛЕ У, а БГ, Титов и присоединившийся к ним чуть позже Куссуль играли нешумные акустические концерты в небольших залах.

Собранный для выступления на III фестивале Рок-клуба «звездный» состав АКВАРИУМА (БГ, Курехин, Титов, Трощенков, Кондрашкин и выдающийся фри-джазовый саксофонист Владимир Чекасин из трио ГТЧ) впечатления на жюри и публику не произвел; попытка заменить Чекасина на гитариста Андрея Отряскина (ДЖУНГЛИ) тоже не имела успеха, и 26 сентября 1985 года, к немалой радости поклонников группы, АКВАРИУМ вышел на сцену Ленинградского Дворца Молодежи в своем классическом составе. Там же с АКВАРИУМОМ начал работать звукорежиссер Вячеслав Егоров (р. 26.04.60 в Ленинграде), экс-гитарист групп ДОРОГА, POSTSCRIPTUM и МОРСКОЙ ВЕРБЛЮД, а также автор своеобразных песен, составивших альбом, записанный им под вывеской АКУСТИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ при участии Гаккеля и звукорежиссера Алексея Вишни.

Хотя с этого времени АКВАРИУМ снова начал активно выступать, вышедший в январе 1986 года альбом «Дети Декабря» стал как последней работой АКВАРИУМА 80-х, так и последним плодом его сотрудничества с Андреем Тропилло. Студия «АнТроп» на Охте закрылась, а ее locus dei занялся другими музыкальными проектами и реализацией своих глобалистских планов.

В мае 1986 года воссоединенный АКВАРИУМ с триумфом выступил на IV фестивале Рок-клуба, получив Гран-при, а песня БГ «Любовь – это все, что мы есть» была названа в числе его лучших песен. Тем же летом по инициативе молодой американки Джоанны Стингрей в США вышел двойной альбом «Red Wave», одна из сторон которого была отдана АКВАРИУМУ. Хотя первоначальная реакция официальных кругов была сугубо негативной, это событие, судя по всему, подтолкнуло вращение каких-то колесиков государственного механизма, и с рок-н-ролла в одночасье были сняты многие запреты и ограничения.

В октябре – ноябре 1986 года АКВАРИУМ – первым из еще недавно подпольных героев рока – выступил во Дворце спорта «Юбилейный», собрав на свои концерты десятки тысяч восторженных зрителей, что стало неофициальным сигналом к относительно полной легализации рока в Советском Союзе.

По инициативе Тропилло московская «Мелодия» выпустила два альбома группы; ряд ее песен прозвучал в модном перестроечном фильме Сергея Соловьева «Асса» (что заложило основу длительного, хотя и не всегда плодотворного сотрудничества режиссера с Гребенщиковым и Курехиным); телевидение, радио и пресса наперебой кинулись интервьюировать всегда умевшего и любившего поговорить БГ, что подхлестнуло исподволь вызревавший в стране феномен «аквариумомании». Тогда же АКВАРИУМ начал тесно общаться с художественной группой МИТЬКИ, принимая участие в их выставках, а позднее и в различных музыкальных экзерсисах.

К сожалению, 6 августа 1986 года Александр Куссуль утонул, на спор переплывая Волгу в Нижнем Новгороде, где он был на гастролях с Театром музыкальной комедии. В Рок-клубе прошел концерт его памяти. Однако жизнь не стояла на месте, и место Саши в новой струнной группе АКВАРИУМА заняли его бывшие соученики по муз. училищу Андрей «Рюша» Решетин (р. 1.02.63 в Ленинграде), скрипка, и появившийся концертом позже Иван Воропаев (р. 21.02.62 в Ленинграде), альт. Настоящее боевое крещение оба приняли в январе 1987-го, на сцене БКЗ «Октябрьский», когда АКВАРИУМ дал эффектный концерт с камерным оркестром п/у Равиля Мартынова. (Воропаев двумя годами раньше уже имел опыт работы с АКВАРИУМОМ: он записал скрипичное соло в песне «Контрданс».)

Следующие два года группа интенсивно гастролировала по стране, неизменно встречая всюду восторженный прием. Осенью 1988 года на ленинградской «Мелодии» был записан первый в истории АКВАРИУМА «легальный» альбом «Равноденствие», полгода спустя изданный на пластинке. Записью руководил штатный режиссер «Мелодии» Феликс Гурджи (что вызвало определенные «трудности перевода» с рок-н-ролльного на академический).

В апреле 1988 года Гребенщиков, первым из отечественных рок-звезд, заключил контракт с транснациональной компанией «CBS/Columbia». В июне АКВАРИУМ (за вычетом невыездного Воропаева) впервые отбыл за границу, где, вместе с рядом западных звезд (Дэвид Кросби, Брюс Коберн и др.), принял участие в гала-концерте, проводимом организацией «Врачи за безъядерный мир» в зале «Forum» (Монреаль, Канада), а также записал несколько номеров на знаменитой «Le Studio».

Вторую половину 1988-го и большую часть 1989 годов БГ провел за рубежом, записывая свой американский альбом «Radio Silence», продюсером которого стал Дэйв Э. Стюарт из EURYTHMICS. Позднее состоялось мировое турне БГ, в котором ему аккомпанировали западные музыканты плюс Саша Титов.

БГ времен «Radio Silence»

Фото: А. Усов

Остальные участники АКВАРИУМА тоже не сидели без дела: Ляпин собрал блюз-трио ОПЫТЫ и интенсивно гастролировал по стране, разогревая залы для DDT; Воропаев присоединился к коломенской группе АДО; Егоров, записав со своими американскими друзьями альбом «Четыре Трубача», переехал в Канаду; Дюша, Фан и Рюша плюс Кордюков и появившийся на альбоме «Равноденствие» аккордеонист Сергей Щураков (р. 23.02.63 в Ленинграде) объединились под названием ТРИЛИСТНИК и исполняли материал Романова, нередко рекламируемые устроителями концертов как «АКВАРИУМ без Гребенщикова».

После полутора лет, наполненных слухами об американских подвигах БГ и предположениями о его дальнейшей судьбе, Мастер Бо предстал перед ликом отечественного слушателя 23 сентября
Страница 22 из 39

1989 года на фестивале журнала «Аврора», устроенном писателем Александром Житинским и вездесущим Тропилло. Его собранную к случаю бэк-группу составили Решетин, Щураков и выпускник Консерватории, флейтист Олег Сакмаров (р. 14.03.59 в Казани), в то время игравший в группе КЛУБ КАВАЛЕРА ГЛЮКА.

Той же осенью БГ реформировал АКВАРИУМ, без лишних сомнений ангажировав весь ТРИЛИСТНИК: Фан, Дюша, Решетин, Щураков, Трощенков, их звукорежиссер Олег «Гонщик» Гончаров (р. 1.11.61 в Челябинске) плюс уже проверенный в деле Сакмаров. Позже Васильев вновь ушел; бас-гитару взял в руки джазовый музыкант Сергей Березовой (р. 6.11.65 в Ленинграде). Впрочем, в творческом отношении это был не слишком продуктивный период: БГ активизировал свое увлечение живописью, устроив серию выставок с художницей Зиной Сотиной и МИТЬКАМИ, работал над музыкой к фильмам Соловьева и продолжал колесить по белу свету.

14 марта 1991 года выступление расширенной версии АКВАРИУМА на десятилетии Рок-клуба было заявлено как его последний концерт. Так уж случилось, что он стал последним и для лидера ЗООПАРКА Майка Науменко, который вместе с БГ спел свой «Пригородный блюз», – всего полгода спустя в результате несчастного случая Майка не стало. В фестивале участвовали также ТРИЛИСТНИК и ТУРЕЦКИЙ ЧАЙ, еще одно ответвление на генеалогическом древе АКВАРИУМА, в котором в то время собрались Ляпин, Титов и Гаккель.

Месяц спустя БГ с почти теми же музыкантами (Сакмаров, Березовой, Решетин, Щураков, Гончаров), но уже не называясь АКВАРИУМОМ, отправился в тур по городам Поволжья. Вскоре за его новой группой утвердилось неофициальное название БГ-БЭНД.

Летом 1991-го БГ в очередной раз попытался восстановить творческий союз с Курехиным, однако записанный ими тогда на питерской «Мелодии» материал долго оставался незаконченным (в 1998 году он был издан под названием «Детский Альбом» с наложенным позднее вокалом Курехина). В том же 1991-м вышла книга «Дело Мастера Бо», первое официальное собрание текстов БГ, ранее имевшее интенсивное хождение в самиздате, а годом позже московская журналистка Ольга «Леля» Сагарева издала приуроченный к двадцатилетию группы исторический труд-компендиум «Аквариум 1972–1992».

Следующие два года БГ-БЭНД напряженно работал, выпустил «Русский Альбом», ставший наиболее удачной как в творческом, так и в коммерческом смысле работой группы в первой половине 90-х, и двойной концертник «Письма капитана Воронина», записанный во время продолжительных турне по России.

Состав БЭНДА постоянно видоизменялся. Значительную роль в освоении новой формулы звучания сыграл пришедший под Рождество 1991-го экс-гитарист СЕЗОНА ДОЖДЕЙ, опытный студийный музыкант Алексей Зубарев (р. 12.04.59 в Ленинграде). За барабанами в тот же период, сменяя друг друга, побывали Кондрашкин, Трощенков и джазовый перкуссионист Андрей Вихарев (р. 29.02.64 в Ленинграде). В 1992 году группу покинул Решетин, который все эти годы параллельно играл старинную музыку в ансамбле MUSICA PETROPOLITANA.

В марте 1993 года БГ и Березовой приняли участие в записи дебютного альбома Сергея «Чижа» Чигракова (позднее ЧИЖ & Co) «Чиж», а Сакмаров плотно сотрудничал с NAUTILUS POMPILIUS и ВЫХОДОМ.

Осенью 1993 года Березового (который играл фьюжн со своей группой ЗАПОВЕДНИК, а также помогал Николаю Корзинину и Никите Зайцеву в их НЕПРИКОСНОВЕННОМ ЗАПАСЕ) неожиданно сменил вернувшийся в строй Титов, а новым барабанщиком стал Алексей Рацен (р. 7.05.62 в Ленинграде, экс-ТЕЛЕВИЗОР, ТУРЕЦКИЙ ЧАЙ), вследствие чего БГ снова рискнул вернуть в обиход славное имя АКВАРИУМА (поначалу с приставкой НОВЫЙ).

Оно красовалось на обложке его следующего студийного альбома «Любимые песни Рамзеса IV», выпущенного московской компанией «Триарий», которая на протяжении второй половины 90-х занималась изданием и переизданием обширного музыкального архива АКВАРИУМА и сопредельных ему явлений.

В середине 90-х обновленный АКВАРИУМ активно выступал и записывался, мало-помалу восстанавливая репутацию и аудиторию, слегка поредевшую в период смутного времени. Следом за «Рамзесом IV» появились «Пески Петербурга» и «Кострома Mon Amour» (оба 1994). На записанном в Великобритании альбоме «Навигатор», который спродюсировал легендарный Джо Бойд, известный по работе с PINK FLOYD, FAIRPORT CONVENTION и INCREDIBLE STRINGS BAND, место Решетина занял скрипач Андрей Суротдинов (р. 26.04.60 в Семипалатинске), на барабанах играл ветеран британской фолк-роковой сцены Дэйв Маттакс, а в качестве гостя отметился экс-гитарист THE ROLLING STONES Мик Тэйлор.

В 1994 году Олег Гончаров, выпустивший под своим именем несколько альбомов с детскими песнями собственного сочинения, на время покинул АКВАРИУМ, чтобы помочь стремительно набиравшим популярность ЧИЖУ & Co. Помимо того, он сотрудничал с группой КОШКИН ДОМ и другими музыкантами. Щураков в конце того года собрал фолк-барокко группу, позднее получившую имя VERMICELLI ORCHESTRA. В ее рядах отметились многие музыканты аквариумского круга.

В январе 1996-го, по окончании записи следующего альбома «Снежный Лев» (тоже в Британии, но на этот раз с Кейт Сент-Джон из DREAM ACADEMY в роли продюсера), группу покинул Саша Титов, который решил остаться за границей, попросив политического убежища у правительства Великобритании. БГ больше не стал менять вывеску. Место Титова занял до тех пор не замеченный в рок-н-ролльных кругах Владимир Кудрявцев (р. 12.06.62 в Ленинграде) – он играл джаз в ансамбле ARS NOVA, сотрудничал с Михаилом Костюшкиным, Петром Корневым, ЛЕНИНГРАДСКИМ ДИКСИЛЕНДОМ и т. д.

Кандидатуру Кудрявцева предложил Юрий Николаев (р. 14.08.58 в Ленинграде), незадолго до этого сменивший за барабанами ушедшего поднимать собственный проект МАНДРАГОРА Рацена. Сам Николаев в разное время играл с Ляпиным, в ВИА РОМАНТИКИ, группах ТРИЛИСТНИК, ВЫХОД, ВРЕМЯ ЛЮБИТЬ, ПАУТИНА и ЯБЛОКО, а вплоть до 1995 года гастролировал с ПОП-МЕХАНИКОЙ.

В 1996 году под лэйблом «Manchester Files» вышел альбом «Скоро кончится век», на котором была представлена редкая студийная запись АКВАРИУМА рубежа 80-х, сделанная в Театре кукол параллельно с ранними записями Майка Науменко и КАПИТАЛЬНОГО РЕМОНТА, а весной 1997 г. свет увидел альбом «Гиперборея», на котором БГ возродил ряд песен, входивших в репертуар АКВАРИУМА в середине 70-х.

Той же весной БГ распустил текущую версию группы на каникулы, что стало знаком наступления нового этапа в биографии АКВАРИУМА. Зубарев отправился в одиночное плавание под флагом затеянного еще в 1995-м DUTY FREE ZONE ORCHESTRA; Николаев играл в АЙСБЕРГЕ и SWEET LITTLE 60s, а позже присоединился к ЗЕЛЕНОЙ КОМНАТЕ Федора Чистякова (экс-НОЛЬ).

27 июня 1997 года во Дворце спорта «Юбилейный» при стечении почти десяти тысяч зрителей АКВАРИУМ шумно отметил свое двадцатипятилетие, собрав на сцене символическую сборную всех времен в составе: БГ, Файнштейн, Романов, Гаккель, Александров, Губерман, Ляпин, Трощенков, Кудрявцев и Гончаров. Позднее той же группой музыкантов концерт был повторен в Москве. Он был издан на компакт-дисках под названием «Аквариум-25».

Лето и осень БГ провел в США, где записывался с музыкантами знаменитой группы THE BAND, известной как по сотрудничеству с Бобом Диланом, так и по многочисленным собственным работам.
Страница 23 из 39

Плод этого союза, альбом «Лилит», вышел в декабре 1997 года. Концерты в сезоне 1997–1998 годов БГ отыграл с новой группой, в состав которой вошли Суротдинов, клавишные, скрипка; Ляпин, гитара; Кудрявцев, бас; Гончаров, звук, и перкуссионист Олег «Шар» Шавкунов (р. 21.08.63 в Вятке), до этого игравший с трио Z, ОЛЕ ЛУКОЙЕ, VERMICELLI ORCHESTRA и в многочисленных ново-джазовых проектах.

Эта версия группы по сложившейся традиции просуществовала до лета, после чего логично прекратила существование, и в сентябре 1998-го БГ объявил, что набирает новый состав. Он был в полном объеме представлен 25 декабря 1998 года в БКЗ «Октябрьский», когда программу «Электрический Пес» (ее отличительной чертой стало переложение в рэггей ряда популярных песен, включая «Пепел» и т. п.) исполнили БГ, Сакмаров, экс-гитарист ВОСТОЧНОГО СИНДРОМА и АЛИСЫ Александр Пономарев (р. 4.01.65 в Магадане), клавишник Борис Рубекин (р. 14.07.69 в Ленинграде), перкуссионисты Шавкунов, Дмитрий Веселов и Николай «МС» Кошкин (звукоинженер студии «Добролет»). Рубекина БГ встретил на записи одного из митьковских альбомов, Кошкин сотрудничал с группой на «Добролете», а Веселов играл в этно-джазовом комбо САМКХА.

27 мая 1998 года дискографию группы пополнил мультимедийный сингл «Скорбец», включавший несколько версий и видеоклип одноименной песни. Примерно в тот же период группа DEADУШКИ сделала серию ремиксов песен АКВАРИУМА (в т. ч. очень удачную версию «Лебединой стали»).

Вторая эпоха рэггей закончилась 15 июля 1999 года концертом в ДК имени Ленсовета, объявленном как последнее выступление этого состава. К тому времени БГ уже начал запись следующего альбома АКВАРИУМА в собственной студии на Пушкинской, 10. Позднее работа была продолжена на студии «Мелодии», а сведением материала БГ занялся в Лондоне. На разных этапах участие в записи принимали БГ, Сакмаров, Рубекин, барабанщик DEADУШЕК Андрей «Дрон» Орлов, экс-перкуссионист Элтона Джона Рэй Купер (который уже играл с БГ на сцене в ноябре 1988-го), его бывший продюсер Кейт Сент-Джон и живущий ныне в Лондоне Титов. Широкой публике этот альбом, получивший в название греческую букву «Пси», был представлен 22 декабря 1999 года в Москве, а тремя днями позже в Питере. На сцене АКВАРИУМ опять предстал в новом составе: БГ, Сакмаров, Рубекин, Суротдинов, Шавкунов, Кудрявцев и Альберт «Алик» Потапкин (р. 23.01.68 в Артемовске Свердловской обл.), барабаны. (Алик и пришедший вместе с ним, но не прижившийся в АКВАРИУМЕ бас-гитарист Игорь «Гога» Копылов несколько лет вместе играли в NAUTILUS POMPILIUS и около полугода – в НОЧНЫХ СНАЙПЕРАХ.)

Помимо того, в 1999-м вышел давно задуманный БГ альбом кавер-версий песен Булата Окуджавы. (В начале 90-х Гребенщиков уже успешно проделал подобную работу с материалом другого своего кумира, Александра Вертинского.)

Весной 2000 года Гребенщиков решил отдать и еще один моральный долг, записав – вместе с друзьями и коллегами, в число которых вошли Чиж, Макс Леонидов (экс-СЕКРЕТ), Вячеслав Бутусов (NAUTILUS POMPILIUS) и Александр Васильев (СПЛИН), – цикл песен на стихи своего старинного приятеля и сооснователя АКВАРИУМА Джорджа Гуницкого. Альбом, названный «Пятиугольный Грех», был выпущен под древним alter ego АКВАРИУМА – ТЕРРАРИУМ.

В 2000-м увидел свет и альбом «Территория», составленный из песен АКВАРИУМА разных лет, выбор которых сделали его поклонники посредством голосования в Интернете (где аквариумистика вообще представлена довольно обширно, в частности, на весьма обстоятельном портале «Пустые Места»).

К сожалению, этот год в биографии группы был омрачен трагедией: 29 июня на сцене клуба «Спартак», за мгновение до начала концерта своей новой группы DUSHA GROUP, от сердечного приступа умер Андрей «Дюша» Романов. 28 июля (в день его рождения) в ДК им. Ленсовета состоялся концерт памяти музыканта. Незадолго до смерти Дюша закончил «Книгу флейтиста» – отчасти мемуары, отчасти собственный взгляд на историю АКВАРИУМА; она увидела свет в июне 2001-го. На полгода раньше своими воспоминаниями о группе рискнул поделиться и Всеволод Гаккель (который с 1991 по 1996 годы возглавлял первый в России музыкальный клуб «TaMtAm», а также периодически играл с группами WINE, НИКОГДА НЕ ВЕРЬ ХИППИ и VERMICELLI ORCHESTRA): его книга «Аквариум как способ ухода за теннисным кортом» впервые вышла в октябре 2000-го.

15 февраля 2001 года БГ и Максим Леонидов устроили благотворительный концерт в КЗ «Петербургский». В том же феврале компания «Moroz Records» (сменившая в качестве издателя «Триарий») выпустила три архивных альбома доисторического АКВАРИУМА: «Искушение Св. Аквариума», «Притчи графа Диффузора» и «С той стороны зеркального стекла».

21 марта Гребенщиков принял участие в устроенном с небывалым размахом праздновании дня рождения Тропилло в ДС «Юбилейный» и был удостоен именинником премии Золотой АнТроп в номинации «Гребенщиков», а 7 апреля на ежегодной церемонии вручения премии журнала «Fuzz» АКВАРИУМ получил из рук Сергея Чигракова приз «За вклад в музыку». Помимо того, весной стало известно, что Тропилло и БГ решили издать ремастированные версии всех канонических альбомов группы 80-х, добавив к известному материалу ранее не издававшиеся номера и студийные ауттэйки.

В июне АКВАРИУМ совершил уже ставшее для него традиционным турне по поволжским городам под девизом Volga.Ru, а 1 июля 2001 года стал хэдлайнером фестиваля «Окна Открой!», собравшего на питерском стадионе им. Кирова порядка двадцати тысяч слушателей. Помимо собственного выступления, БГ появился на сцене с норвежской группой JOHNS QUIJOTE, исполнившей кавер его песни «Рок-н-ролл мертв».

Осенью АКВАРИУМ при участии Сергея Щуракова записал песню «Государыня», вошедшую в очередной альбом известного британского певца Марка Алмонда. В том же октябре группу покинул один из ее долгожителей, Олег Сакмаров, который принял приглашение Славы Бутусова вступить в его новую группу Ю-ПИТЕР. (Напомним, что в начале 90-х Олег уже играл в NAUTILUS POMPILIUS.)

В следующей работе группы, «Сестра Хаос», записанной частью на «Мелодии», частью на «Добролете», частью на репетиционной точке АКВАРИУМА (студия «601»), было задействовано десятка полтора музыкантов-сессионеров, а в качестве гостей появились мэтр современной армянской музыки Дживан Гаспарян со своим дудуком и Максим Леонидов.

Весной 2003-го для реализации новой концепции звучания в состав группы была введена целая духовая секция, которую составили трубач Александр Беренсон (р. 11.04.59 в Ленинграде), сотрудничавший с АКВАРИУМОМ начиная с 1985-го, когда он записал прекрасное соло трубы на альбоме «День Серебра», саксофонист Игорь Тимофеев (р. 8.04.75 в Ленинграде), возглавляющий группу BRIGHT, тромбонист Федор Кувайцев (р. 21.07.73 в Ленинграде), к слову, сын известного саксофониста, а также известный сам по себе саксофонист Михаил Костюшкин (р. 2.04.44 в Бабушкине Бурятской АССР), много лет работавший с курехинской ПОП-МЕХАНИКОЙ.

Некоторое время духовая секция гастролировала в составе группы, а также появилась на следующем альбоме АКВАРИУМА «Песни рыбака». Часть материала была записана Борисом Рубекиным в Индии с тамошними музыкантами. Альбом был выпущен компанией «CD Land».

27 ноября 2003 года АКВАРИУМ отметил
Страница 24 из 39

день рождения своего лидера концертом на сцене «Юбилейного», во время которого Гребенщикову был вручен орден «За заслуги перед Отечеством», что изрядно смутило его поклонников, неизменно полагавших, что Мастер Бо сознательно сохраняет дистанцию с властями, от которых немало претерпел в годы подполья. Тем не менее БГ пошел дальше и в 2005 году создал на государственной AM-радиостанции «Россия» свою программу «Аэростат», в которой популяризирует любую настоящую музыку – от этники и 60-х до отечественных героев андерграунда. Осенью 2005-го к радиопередаче добавилась нерегулярная телепрограмма «ПроСвет», затеянная Гребенщиковым вместе с известным журналистом Дмитрием Дибровым.

Между тем группа продолжала выступать и работать над новым материалом. Ее состав традиционно менялся самым непредсказуемым образом: в 2004-м вернулся к джазу Кудрявцев; в январе 2005-го Потапкин присоединился к группе КАТРАН; Суротдинов, продолжая сотрудничать с АКВАРИУМОМ в отдельных вещах, занялся сочинением и исполнением камерной музыки. Все духовые – за исключением Игоря Тимофеева, который, добавив к саксофону флейту и гитару, стал участником основного состава АКВАРИУМА, – тоже отпали, поэтому на концертах начиная с весны 2005-го группа предстала в не совсем обычной форме: без баса и барабанов (которые лишь отчасти заменяла перкуссия Шара).

В апреле 2005 года в продаже появился «внеплановый» (по словам БГ, он родился неожиданно для него самого) альбом «Zoom Zoom Zoom», который был исполнен перед питерской публикой на двух концертах в «Мюзик-холле». В презентации альбома участвовал струнный квартет п/у Андрея Суротдинова и африканский вокальный дуэт. С ноября в АКВАРИУМЕ временно прописался рижско-парижский бас-гитарист Андрей Светлов (экс-ПОПОЛЗНОВЕНИЕ, ЛЕС).

Помимо многочисленных записей с АКВАРИУМОМ, БГ-БЭНДОМ и под своим именем, БГ принимал посильное участие в разнообразных околоаквариумных проектах (КВАРТЕТ АННЫ КАРЕНИНОЙ, РУССКО-АБИССИНСКИЙ ОРКЕСТР), много записывался с МИТЬКАМИ и коллегами по цеху, отдавал материал в разнообразные сборники и т. п. В 1998 году он также записал альбом «Прибежище» с американкой Габриеллой Рот. (Наиболее полную дискографию АКВАРИУМА можно найти на официальном сайте группы в Интернете.)

Песни Гребенщикова звучали в фильмах «Иванов» (1982, реж. А. Нехорошев и А. Ильховский), «Милый, дорогой, любимый, единственный» (1984, реж. Д. Асанова), «Чужие здесь не ходят» (1987, реж. А. Вехотко и Р. Ершов), в кинотрилогии С. Соловьева «Асса» (1987), «Черная роза – эмблема печали, красная роза – эмблема любви» (1989) и «Дом под звездным небом» (1991) и т. д. Помимо того, АКВАРИУМ появлялся на экране в документальных картинах «Рок» (1987, реж. А. Учитель) и «Long Way Home» (1989, реж. М. Эптид, США).

Помимо упомянутых выше книг, в начале третьего тысячелетия (и особенно после того как АКВАРИУМ отметил свое тридцатилетие) вышло еще несколько трудов, исследующих настоящее, прошлое и будущее великой группы.

• Дискография:

Искушение Святого Аквариума (1973); Верблюд-Архитектор (1974); Притчи графа Диффузора (1975); Скоро кончится век (1979); Синий Альбом (1981); Треугольник (1981); История Аквариума. Том 2: Электричество (1981); История Аквариума. Том 1: Акустика (1982); Арокс и Штер (1982); Электрошок (1982); Табу (1982); Радио Африка (1983); MCI (1984); 14 (1984); Ихтиология (1984); День Серебра (1984); Дети Декабря (1986); Десять стрел (1986); Равноденствие (1988); История Аквариума. Том 3: Архив (1991); История Аквариума. Том 4: Библиотека Вавилона (1993); Любимые песни Рамзеса IV (1993); Визит в Москву (1993); Пески Петербурга (1994); Аквариум на Таганке (1994); Boris Grebenchikov & Aquarium (1994); Центр Циклона (1995); Кострома Mon Amour (1994); Навигатор (1995); Снежный Лев (1996); Сезон Для Змей (1996); Двадцать лет спустя (1996); Гиперборея (1997); Аквариум-25. История (1997); Хрестоматия (1980–1987) (1997); Кунсткамера (1998); Легенды русского рока (1998); Скорбец (1999); Пси (1999); 20 лучших песен. Хрестоматия. Версия 1.1 (1999); 20 избранных песен. Хрестоматия. Версия 1.2 (1999); Золотая коллекция. Хрестоматия. Версия 1.3 (1999); Лучшие песни (1999); Территория (2000); Сестра Хаос (2002); Песни рыбака (2004); Zoom Zoom Zoom (2005)

АКВАРИУМ и другие:

Red Wave (1986 – 6 песен); АССА (1987 – 5 песен); Музыка кино Сергея Соловьева (1997)

Борис ГРЕБЕНЩИКОВ:

С той стороны зеркального стекла (1976); Борис Гребенщиков (стихи, песни) (1984); Radio Silence (1989); Черная роза – эмблема печали, красная роза – эмблема любви (1989); Radio London (1990); Песни Александра Вертинского (1994); Чубчик (1996); Лилит (1997); Песни Булата Окуджавы (1999)

Борис ГРЕБЕНЩИКОВ и Майк НАУМЕНКО:

Все братья – сестры (1978)

БГ-БЭНД:

Русский альбом (1992); Письма капитана Воронина (1993)

КВАРТЕТ АННЫ КАРЕНИНОЙ:

Задушевные песни (1994)

РУССКО-АБИССИНСКИЙ ОРКЕСТР:

Bardo (1997)

Борис ГРЕБЕНЩИКОВ и Габриелла РОТ:

Прибежище (1998)

ТЕРРАРИУМ:

Арокс и Штер (1982); Пятиугольный Грех (1999)

АКУСТИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ

Под именем никогда не существовавшей группы АКУСТИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ в годы расцвета магнитоиздата распространялся альбом «Инородное тело», авторство песен которого принадлежало разносторонне одаренному музыканту, певцу, а позднее звукорежиссеру АКВАРИУМА Славе Егорову.

Вячеслав Егоров (р. 26.04.60 в Ленинграде) начал заниматься музыкой в конце 70-х; играл на бас-гитаре в различных группах, работавших на танцах в области; потом самостоятельно освоил гитару, скрипку, блок-флейту и даже саксофон. После школы поступил в институт, однако с самого начала особого интереса к будущей профессии не проявлял.

В 1980 году Егоров организовал группу ДОРОГА, которая базировалась и играла на танцах в ДК «Память Ильича» в пос. Сиверский, хотя для себя музыканты пытались исполнять фьюжн и арт-рок в русле традиций KING CRIMSON. В том же году ДОРОГА приняла участие в конкурсе ВИА районного масштаба, за что даже получила грамоту от обкома комсомола. В марте 1981 года ДОРОГА – в числе первых – была принята в Ленинградский Рок-клуб, но распалась, так и не успев там сыграть.

В начале 80-х Егоров недолго играл в группе POSTSCRIPTUM, а весной 1982-го собрал группу МОРСКОЙ ВЕРБЛЮД, которая тоже могла похвалиться членством в Рок-клубе, хотя ни разу не добралась до его сцены. В составе группы фигурировали бывший клавишник ДОРОГИ Александр Стальнов и известные впоследствии Герман Заикин (ТАМБУРИН), Иван Воропаев (АКВАРИУМ, ВЫХОД, АДО, AD LIBITUM) и Борис Райскин (ПОП-МЕХАНИКА).

В начале 1984 года Воропанова арестовали, и группа распалась. В том же марте Заикин, который после культпросветучилища работал директором Дома культуры в Васкелово, устроил туда Егорова, а тот в свою очередь позвал на работу виолончелиста АКВАРИУМА Севу Гаккеля, который искал место, чтобы положить трудовую книжку (времена были такие, что, не работая официально, можно было легко угодить в тюрьму за тунеядство). Обязанности у них были необременительными: раз в неделю Слава и Сева устраивали в ДК дискотеку для местной молодежи, а в остальное время боролись с холодами и обменивались новостями музыкальной жизни.

Васкеловская эпопея закончилась осенью, когда Егоров и Гаккель уволились из Дома культуры, а следующей весной записали на студии Алеши Вишни свой совместный альбом «Инородное тело», укрывшись под вывеской АКУСТИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ. Альбом состоял
Страница 25 из 39

исключительно из Славиных песен; Гаккель (как и ряд других музыкантов) принимал участие только в аранжировках, однако, когда во второй половине 80-х в стране разразился бум аквариумомании и все, что было так или иначе связано с популярным именем, пользовалось повышенным спросом, альбом АКУСТИЧЕСКОЙ КОМИССИИ иногда рекламировался как «сольный альбом Гаккеля».

Осенью 1985 года АКВАРИУМ, уже год находившийся в состоянии раздрая, собрался в прежнем составе и начал активно выступать сначала в Питере, а потом и по всей стране. Егоров, который продолжал поддерживать приятельские отношения с Гаккелем, влился в ряды группы как ее концертный звукорежиссер и занимал этот пост вплоть до очередного раскола в аквариумских рядах – на этот раз вызванного длительными зарубежными вояжами БГ.

Еще в 1988-м, побывав с АКВАРИУМОМ в Канаде, Слава заинтересовался этой страной, и, после того как в 1990 году записал с компанией своих новых американских знакомых альбом «Четыре Трубача», переселился в Страну кленового листа, где от музыки мало-помалу отошел.

Оригинал альбома «Инородное тело» долгое время считался утраченным, но в 2005 году его приличная копия попала в руки звукорежиссера всего канонического АКВАРИУМА Андрея Тропилло, который включил альбом АКУСТИЧЕСКОЙ КОМИССИИ в каталог своей компании «АнТроп».

• Дискография:

Инородное тело (1985)

AL.EX

У группы AL.EX, которая гремела на тяжелой сцене Питера первой половины 90-х, став одной из ее главных надежд и заявок на будущее, было все, что необходимо для успеха: команда технически сильных, современно мысливших и обладавших богатым опытом музыкантов, добротный и актуальный материал, узнаваемое творческое лицо и, конечно, рок-н-ролльный драйв. Они работали с прицелом на мировой музыкальный рынок, в чем вполне могли преуспеть.

AL.EX появился на свет весной 1992 года. Зерном кристаллизации группы стал бас-гитарист Александр «Фендер» Федоров. Он дебютировал еще в 1980-м в группе СКОРАЯ ПОМОЩЬ, разделив с ней все первые поражения и победы, но в апреле 1989 года покинул коллег, чтобы объединить силы с экс-вокалистом ДОМАШНЕЙ ЛАБОРАТОРИИ Михаилом Ивановым, а когда этот план не сработал, попытал счастья в КОРОЛЕВСКОЙ ОХОТЕ, после чего встретился с Ивановым в рядах СОБАКИ ЦЕ ЦЕ.

Начав с типичного трэша, со временем СОБАКА ЦЕ ЦЕ начала эволюционировать в сторону нойза, поэтому год спустя Федоров, которого интересовала другая музыка, ушел и вскоре собрал AL.EX. Помимо Саши в группу вошли лидер-гитарист Юзеф Парфененок, обративший на себя внимание в финальном составе ИЗОЛЯТОРА, и ветеран-барабанщик Александр Припачкин (САЛОН, ШТОРМОВОЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ, ФАУ-2 и КРЕМАТОР). Своим названием группа была обязана тому, что в ее составе значилось два Александра (и много приставок «экс»).

AL.EX: А. Припачкин, А. Федоров, Ю. Парфененок, И. Кнабенгоф

Фото: архив А. Федорова

Несколько месяцев они репетировали, делая акцент на симпатичный им всем power metal, доминировавший во всех чартах западного полушария, и искали достойного своей музыки вокалиста, однако до 19 декабря 1992 года, когда во Дворце Молодежи был намечен фестиваль «Baltic Death Zone 1», их усилия не увенчались успехом, поэтому к микрофону был временно приглашен Александр «Гудвин» Воловик из группы КОМА, успешно исполнивший всю программу AL.EX.

Следующей весной после многочисленных прослушиваний на место вокалиста был зачислен Илья «Черт» Кнабенгоф, который до этого барабанил в группах ЭКСГУМАТОР, НЕГОДНИКИ и даже в АВТОМАТИЧЕСКИХ УДОВЛЕТВОРИТЕЛЯХ (пару раз), а в то время пел в TOXIC WASTE. С его приходом дела у AL.EX пошли гораздо быстрее.

Вскоре группа сделала первую демо-запись двух песен под общим названием «Death As a Reward» (студия «Мультитрек», звук: К. Козлов), а также отсняла домашнее видео на обе песни и начала распространять свой материал везде, где только удавалось (в т. ч. и на Западе – Федоров в то время начал работать в туристическом бизнесе). Неожиданно это сработало, и на AL.EX вышел американский продюсер, возглавлявший группу PIRATES VALENTINO. Он строил грандиозные наполеоновские планы, которыми заразил и питерских музыкантов.

Для подготовки к предстоящему туру по Штатам AL.EX получил репетиционную базу и комплект аппаратуры. Вскоре их потенциальный продюсер и его группа прибыли из Сан-Франциско в Петербург. Здесь за одну смену AL.EX и PIRATES VALENTINO записали на «Мелодии» совместную песню и отсняли видео (американцы позже записали там целый альбом, судьба которого осталась неизвестной). К сожалению, проект закончился ничем: прожектер-продюсер вскоре удалился в неизвестном направлении, а музыкантов через полгода попросили с точки.

К этому времени стиль AL.EX начал меняться: с пауэр металла они перешли на более перспективные фанк и рэпкор не без оглядки на популярных RED HOT CHILI PEPPERS. Все песни, разумеется, были на английском. В апреле – по известным лишь ему самому причинам – Парфененок покинул группу и музыку вообще. Его место занял Алексей Алфеев (из Ф-1), который до этого не раз привлекался как сессионный гитарист для исполнения на концертах отдельных песен.

В мае 1993 года Федоров неосмотрительно вышел из окна своей квартиры на третьем этаже. Результат – перелом голени в двух местах. Группа временно прекратила выступления, но за время вынужденного перерыва Саша сочинил новую программу, которая легла в основу их будущего альбома. В июле AL.EX представил эту программу в клубе «TaMtAm» – бас-гитарист играл, сидя на стуле с загипсованной ногой.

Записать новый материал удалось лишь осенью на частной студии, которая арендовала помещение в живописном индустриальном районе на Выборгской стороне, у тюрьмы «Кресты». Помимо Федорова, Припачкина, Алфеева и Кнабенгофа в записи участвовали неизвестные саксофонист и гармошечник («Мы их видели всего десять минут: их одна знакомая привела; они выдули свои партии с первого дубля и ушли – мы даже не успели познакомиться», – вспоминал Федоров), а также шестилетний Илья Завьялов, который спел в одной из песен. Альбом получил название «Good Luck» и в конце года был издан на кассетах магазином «Castle Rock».

Несмотря на все трудности и лишения, AL.EX оставался одной из наиболее популярных групп города, что нашло свое подтверждение, когда в январском номере ежемесячника «Rock Fuzz» его читатели назвали AL.EX лучшей тяжелой группой года. Как следствие, в марте группа была приглашена участвовать в проводимом журналом фестивале «Аэро-Fuzz» в «Балтийском доме».

После этого AL.EX на несколько месяцев покинул Припачкин. Во время его отсутствия место за барабанами последовательно занимали два музыканта – по иронии случая, у обоих было прозвище Бегемот: первым стал Андрей «Бегемот» Мельников (экс-ИЗОЛЯТОР, ФРОНТ, СОБАКА ЦЕ ЦЕ, СВИРЕПЫЙ ВАУЧЕР), а вторым – Федор «Бегемот» Лавров (экс-НАРОДНОЕ ОПОЛЧЕНИЕ, ОТДЕЛ САМОИСКОРЕНЕНИЯ, SOMNAMBULA). Группа продолжала играть по клубам, однако энтузиазма у музыкантов несколько поубавилось.

В конце 1994 года Илья Кнабенгоф, который еще раньше ходил на прослушивания в группу SURFING STONE, организовал с ее участниками MILITARY JANE. Алфеев тоже играл с ними, однако расставаться с AL.EX пока не спешил. В начале
Страница 26 из 39

следующего года новым вокалистом группы стал Никита Козлов, сын известного в 70-х и 80-х гитариста и певца Володи Козлова (СОЮЗ ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ РОК) и ученик Сергея Данилова (МИФЫ). Он также владел гитарой и в то время работал с отцом и его группой DOWN TOWN WILD в ресторане «Садко». Одновременно в AL.EX вернулся Припачкин. Федор Лавров вскоре собрал свой BEGEMOT.

После того как MILITARY JANE начали активно концертировать, Алфеев решил остаться с ними, а должность гитариста занял по его рекомендации Петр Розломий.

В мае 1996 года составом Федоров, Припачкин, Розломий и Козлов AL.EX записал на студии «АнТроп» свой второй альбом «Out of the Rain» (музыка Федорова, тексты Козлова), после чего музыканты решили прекратить совместные выступления до лучших времен – которые ожидаются и поныне.

Саша Федоров, как уже было сказано, с 1993 года занят турбизнесом, хотя в 1997-м на студии «АнТроп» сделал несколько аранжировок и записал бас для альбома группы НЕВАДА, а также отыграл с ней несколько концертов. Алфеев служит актером в театре «Комедианты». Припачкин и Парфененок заняты вне музыки. Козлов и Розломий еще во времена AL.EX вместе работали по клубам, из чего выросла англоязычная группа MOONDOGS (позднее и с русским репертуаром ЛУННЫЕ СОБАЧКИ и, наконец, СЕГОДНЯ НОЧЬЮ). Илья Кнабенгоф, как известно, поет в ПИЛОТЕ. Записи AL.EX с середины 90-х не переиздавались.

• Дискография:

Good Luck (1993); Out of the Rain (1996)

АЛГОЛЬ

В музыке питерской группы АЛГОЛЬ жесткий хард мирно соседствует с фолком, готикой и арт-роком, а по текстам разбросаны многочисленные литературные, философские и христианские аллюзии. Группа существовала в первой половине 90-х, потом на время ушла в тень и вернулась в музыку только на рубеже следующего десятилетия.

Основатели группы, Александр Фатеев (р. 9.04.73 в Ленинграде) и Сергей Григорьев (р. 19.07.73 в Ленинграде), жили в одном районе, порознь играли на акустических гитарах и познакомились в сентябре 1988-го через общую приятельницу из числа завсегдатаев «Сайгона». Первый год своего знакомства они провели, на пару терзая гитары и сочиняя песни на стихи Николая Гумилева и других поэтов Серебряного века. В следующем августе друзья предприняли первую попытку собрать группу, в которой помимо них играли давно забытые ресторанные музыканты.

Этот состав просуществовал пару месяцев и распался той же осенью, после чего к безымянной пока группе присоединились одноклассники Сергея Денис Курганский, бас, и Роман Давыдов, барабаны. В октябре 1989 года они дали свой первый концерт, чем, по собственному признанию, заработали на ящик пива и пачку сигарет. В то время группа репетировала в 264-й школе, где учился Григорьев. Кроме них там базировался Николай Корзинин и его группа НЕПРИКОСНОВЕННЫЙ ЗАПАС.

Той же зимой молодой астроном Марк Зильберман помог группе устроиться в клуб Пулковской обсерватории, где был довольно приличный аппарат и уже репетировали ЯБЛОЧНЫЙ СПАС с АЗАРТОМ. Возможно, именно соседство со звездами подсказало Фатееву и Григорьеву идею названия: 4 марта 1990 года они дали группе имя АЛГОЛЬ – его носит бета созвездия Персея. На новом месте АЛГОЛЬ сделал первую демо-запись.

К концу зимы вторая версия группы тоже развалилась. В то время Фатеев, бросив учебу, трудился в морге (поскольку хотел поступать в медицинский институт), а десятилетку заканчивал в вечерней школе, где в числе его одноклассников оказался начинающий бас-гитарист Юрий «Достоевский» Комков (р. 18.04.73 в Ленинграде), получивший прозвище не за портретное сходство с классиком, а по причине своей крайней въедливости. Он стал третьим постоянным участником команды. Той же весной из игравшей блюз-рок группы COSA NOSTRA в АЛГОЛЬ на полставки был приглашен барабанщик Илья «Ильич» Козлов (р. 28.04.73 в Ленинграде).

К этому времени музыка АЛГОЛЬ стала ощутимо сложнее, и для ее реализации потребовались новые выразительные средства. В связи с этим состав группы усилили три новых музыканта: клавишник Владислав Носов был студентом музыкального училища им. Мусоргского, где осваивал виолончель; там же занимался и флейтист Юрий Тобонайнен, а скрипач Сергей Гигов учился в Консерватории. Этим составом АЛГОЛЬ записал в Обсерватории второй (и тоже безымянный) альбом, после чего сыграл два успешных концерта в ТКЗ «Время» на пр. Стачек.

Осенью 1990 года Гигов ушел, но его место тут же занял еще один консерваторец, скрипач Герман Хазанов. С ним АЛГОЛЬ записал на телестудии четыре своих песни, в т. ч. их тогдашний хит «Боконон» (сочиненный по мотивам «Колыбели для кошки» Курта Воннегута), а также «Посвящение смерти», «Закрывая глаза» и «Туман». В начале следующего года Хазанов эмигрировал в Израиль, а Козлов перешел в CRAMBLE CRASH. АЛГОЛЬ оказался на грани развала, но сумел пережить невзгоды – новым барабанщиком стал Юзеф «Юз» Бердичевский, сын музыкантов камерного ансамбля «Солисты Петербурга».

Всю весну 1991-го АЛГОЛЬ репетировал дома у барабанщика, а 18 апреля сыграл в клубе «Петроградец». Немного позже родители Юза помогли группе попасть в культурную программу дней Турку в Ленинграде, благодаря чему ей доверили разогревать в концертном зале «Ленинградский» финскую поп-группу BEAT. Примерно тогда же Фатеев и Григорьев были приглашены в супергруппу ИМПЕРИЯ, которая репетировала в Черном зале ЛДМ и финансировалась влиятельным в те годы концерном «Емец». Правда, как и остальные искусственные объединения, ИМПЕРИЯ оказалась недолговечной и распалась в течение года, а АЛГОЛЬ вернулся к жизни.

Осенью 1991 года группа попала в только что открытый Севой Гаккелем клуб «TaMtAm» и на целый сезон прописалась в его стенах, хотя в музыкальном отношении АЛГОЛЬ с его ориентацией на мэйнстрим и эстетику 70-х не имел ничего общего с большинством завсегдатаев клуба, в массе своей исповедовавших идеологию панка. В конце 1991-го Бердичевский был уволен по причине профнепригодности, а барабанщиком стал найденный по объявлению в газете Эйнар Юсупов.

Первый этап в биографии группы довольно неожиданно закончился в мае 1992 года, когда в результате ссоры между Фатеевым и Григорьевым последний покинул ряды группы. Его место занял клавишник Владислав Барышников, который до этого играл металл с ПАРАНОИДОМ. Тогда же Фатеев устроился такелажником в багетный цех на пр. Энергетиков, благодаря чему группе выделили комнатку, в которой она репетировала следующие два года. Из существенных событий этого периода можно отметить разве что выступление с ЭДИПОВЫМ КОМПЛЕКСОМ в клубе «Стерх».

Новый всплеск активности АЛГОЛЬ начался весной 1994 года. Они отрепетировали частично новую программу и начали выступать в мало-помалу появлявшихся в городе клубах. В марте группа отыграла на рок-фестивале в пригородном поселке Горбунки (вместе с ГЕРНИКОЙ, ЯБЛОЧНЫМ СПАСОМ и т. д.), после чего освоила сцену нового клуба «10»; в январе-феврале 1995-го записала и свела на «Форум-Юнистудии» еще один мини-альбом из четырех песен, а всю весну провела, чуть ли не ежедневно играя в клубах «Роттердам», «10», «Гора» и т. п., на сцене которых пересекалась с МЕТРОПОЛИЕЙ, ПЯТИУГОЛЬНИКОМ, STEEL CROWN, ДЖАН КУ и другими.

Ближе к лету Барышников надумал уйти
Страница 27 из 39

в ЭДИПОВ КОМПЛЕКС, поэтому на его место – по совету друга и поклонника АЛГОЛЬ Володи Лукина – был приглашен Дмитрий Меглицкий, который до этого играл с МИНОРНЫМ ПОЛЕМ и ФОКСТРОТОМ. Ему, правда, удалось сыграть с группой всего единожды – на случайном концерте в пригороде, после чего группа впала в глубокий анабиоз, а когда осенью 1995-го Фатеева пригласили петь в ЯБЛОЧНЫЙ СПАС, и вовсе распалась. Юсупов вскоре присоединился к СПАСУ, Меглицкий стал участником WINE, а позднее организовал EL COYOTES.

Между тем, покинув АЛГОЛЬ, Сергей Григорьев стал гитаристом популярной в середине 90-х арт-рок группы БЕЛЫЙ АНГЕЛ, которая базировалась в тех же Горбунках, играя в основном на официальных конкурсах и фестивалях. Примерно тогда же он занял пост замдиректора лектория Ленинградского зоопарка и создал акустический гитарный дуэт с бардом Вячеславом Ковалевым (по совместительству – директором того же лектория). Кроме того, в 1998 году Сергей организовал студийную группу Л САУНД, в которой собрались музыканты БЕЛОГО АНГЕЛА, АЛГОЛЬ и ТАНКОВ, а также пробовал силы в звукорежиссуре.

В июле 1999 года группа ТОРБА-НА-КРУЧЕ, которая за год до этого дебютировала на сцене лектория, а в то время спешно искала бас-гитариста, предложила Григорьеву занять эту вакансию. Он согласился – и остается в ТОРБЕ по сей день.

Между тем Фатеев, которому наскучило петь хард-рок ЯБЛОЧНОГО СПАСА, предпринял очередную попытку зафиксировать на пленке свои песни. В 1999 году на студии «Calypso» он записал альбом «Храм». В работе над ним участвовали старые коллеги по АЛГОЛЬ Григорьев и Комков, а ручки крутил барабанщик БЕЛОГО АНГЕЛА Алексей Агеев. В альбом вошли номера АЛГОЛЬ, новый материал Фатеева, а также кавер-версия песни «Подарок» барда Евгения Клячкина. «Храм» вышел на кассетах, был презентован в «Зоопарке» в апреле 2000-го и удостоился положительной оценки на страницах прессы.

Следствием этого стало желание бывших участников АЛГОЛЬ возродить группу. На презентации «Храма» в «Зоопарке» выступил ЯБЛОЧНЫЙ СПАС с Фатеевым и АЛГОЛЬ в составе: Фатеев, Григорьев, Комков, Юсупов плюс клавишница Лиза Андреева (ТАНКИ, Л САУНД). По горячим следам группа была приглашена на десятидневный фестиваль «Анимализм-2000», проходивший все в том же зале; на этот раз место за барабанами занимал еще один участник ТОРБЫ-НА-КРУЧЕ Олег Пожидаев.

На осеннем концерте в «Зоопарке» к костяку АЛГОЛЬ – Фатеев, Григорьев, Комков – присоединились не только Андреева и Пожидаев, но и вся остальная ТОРБА: Макс Иванов, альт; Алексей Пяткин, гитара, и Артем Беспалов, флейта. После этого группа снова пропала из виду: Фатеев с присущей ему обстоятельностью пишет полновесный альбом (по мере наличия средств и свободного времени у музыкантов).

На сцену АЛГОЛЬ с тех пор выходил только раз: они сыграли на полуфинале фестиваля «Окна Открой!» весной 2002 года в клубе «Полигон». За это время в Доме радио и на студии «Добролет» Фатеев сотоварищи записали несколько своих песен (на барабанах играли либо Агеев, либо Пожидаев), хотя работа не завершена и по сей день. Тем не менее можно утверждать, что третье пришествие АЛГОЛЬ – событие вполне реальное и даже ожидаемое.

АЛИСА

На всем протяжении своей длительной и эффектной карьеры на отечественной рок-сцене московско-питерская группа АЛИСА является одним из ее безусловных лидеров, неизменно привлекая внимание средств массовой информации своей бурной рок-н-ролльной жизнью, нередко поляризуя общественное сознание бескомпромиссными высказываниями, поступками, новыми песнями и альбомами, а также сохраняя любовь своей без лести преданной и почти не теряющей с годами численности «Армии „Алисы“».

Хотя в массовом сознании имя АЛИСЫ многие годы ассоциируется с фигурой одаренного поэта и музыканта Кости Кинчева, в действительности же он пришел в уже готовую группу. Основателем АЛИСЫ был Святослав Задерий (p. 30.06.60 в Ленинграде), в прошлом бас-гитарист хард-роковых групп ЗВЕЗДОЧЕТЫ, ЛЕТАЮЩАЯ КРЕПОСТЬ и ХРУСТАЛЬНЫЙ ШАР. В марте 1983 года он объединил вокруг себя молодых музыкантов, разделявших его недовольство косностью тогдашней рок-сцены и интерес к новым музыкальным формам, приходившим в нашу страну с Запада.

В оригинальный состав группы вошли коллеги Задерия по ШАРУ, барабанщик Михаил Нефедов (p. 10.01.61 в Ленинграде) и звукооператор Юрий Шлапаков (р. 27.04.63 в Ленинграде), а также встретившиеся за год до этого в рядах группы из ЛИИЖТ ДЕМОКРИТОВ КОЛОДЕЦ гитарист Андрей Шаталин (p. 6.04.60 в Красноярске) и клавишник Павел Кондратенко (p. 29.07.60 в Гомеле), помимо того игравший с ПИКНИКОМ и рядом других групп второго эшелона. Встретив поддержку со стороны президента Рок-клуба Николая Михайлова, пустившего их под крышу студенческого клуба Корабелки «Там-Там» (где он сам тогда работал) и предложившего им название ДАФНА (продержавшееся считанные недели), новорожденная группа начала репетировать, стремясь совместить свое хард-роковое прошлое с идиомами панк-рока, глэма и новой волны.

АЛИСА 5 декабря 1986 г.: К. Кинчев, П. Кондратенко, П. Самойлов, А. Шаталин, М. Нефедов

Фото: В. Потапов

На протяжении следующего года ДАФНА превратилась в МАГИЮ, переехала в заводское общежитие на пр. Огородникова, где к ней присоединились певец Олег Эльтиков и скрипач Константин Козлов из репетировавшей напротив группы САЛОН (позднее оба в БУРАТИНО), была принята в Рок-клуб (кстати, прослушивалась туда вместе с электрическим КИНО и произвела на приемную комиссию более сильное впечатление), хотя и не смогла попасть в число участников I фестиваля Рок-клуба, а также сменила еще двух певцов: первым был не прижившийся тогда Петр Самойлов (p. 20.11.58 в Ленинграде) из СОЮЗА ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ РОК – он предпочел МАГИИ более популярную в те времена ПАТРИАРХАЛЬНУЮ ВЫСТАВКУ, – а вторым саксофонист и певец Борис Борисов (кстати, ученик знаменитого Дяди Миши Чернова).

Весной 1984 года они подготовили к новому фестивалю концептуальную программу «Кривозеркалье» – по мотивам «Алисы в стране чудес» Кэрролла, – которая и подсказала идею нового, на этот раз окончательного названия. Так МАГИЯ стала АЛИСОЙ. Программа соединяла абсурдно-фантасмагорические сюжеты и рок-н-ролльный драйв, была представлена на суд зрителей II Рок-фестиваля и была замечена, однако фурора не произвела. (Не особо качественные записи этого периода ходили в магнитоиздате под названием «Кривозеркалье».)

В начале 1985 года, находясь в Москве, Задерий, Михайлов и Игорь «Панкер» Гудков (в то время – звукорежиссер Дворца Молодежи и менеджер СЕКРЕТА) оказались в гостях у музыкальной журналистки Татьяны Диденко, где их внимание привлек певец и автор песен Костя Кинчев (p. 25.12.58 в Москве как Константин Панфилов) – до этого он имел скромный опыт игры на танцах в московских пригородах с группой ЗОНА ОТДЫХА (у которой даже имелся один альбом), а позднее безуспешно прослушивался в хард-роковый ЗИГЗАГ. Заинтересованные его песнями, Панкер и Задерий пригласили Костю в Питер, чтобы зафиксировать на пленке его музыкальный багаж.

На записанном Панкером в том же феврале альбоме «Нервная ночь» Кинчеву
Страница 28 из 39

аккомпанировали Задерий, а также Андрей Заблудовский (гитара) и Алексей Мурашов (барабаны) из СЕКРЕТА, укрывшиеся под коллективным именем ДОКТОР КИНЧЕВ И ГРУППА СТИЛЬ, а еще месяц спустя Костя занял место у микрофона в АЛИСЕ. (Фамилию Кинчев, согласно официальной версии, он взял в честь своего деда-болгарина.)

Выступление группы на III фестивале Рок-клуба стало настоящей сенсацией – во многом благодаря несомненному актерскому дарованию Кинчева и его песенному материалу, оказавшемуся созвучным музыкальной палитре АЛИСЫ. (Дополнительную краску этому полотну придал использованный во вступлении звуковой коллаж работы Александра «Стереозольдата» Немкова.) Талантливый поэт, Кинчев рисовал в своих песнях мрачновато-пугающий мир порожденных сном разума чудовищ, собственное «Кривозеркалье», а месяцем позже, уже вкусив первые плоды славы и ощутив свое влияние на аудиторию, спел песни «Мое поколение» и ставшую его своеобразным девизом «Мы вместе».

Летом 1985 года АЛИСА снялась в двухсерийном теледетективе режиссера Юлия Колтуна «Переступить черту» (сценарий А. Житинского по мотивам повести С. Родионова «Долгое дело»), а осенью, во время записи своего дебютного альбома «Энергия» на студии Андрея Тропилло, раскололась на несколько раздираемых противоречиями фракций: Кинчев и Самойлов, приглашенный после фестиваля, чтобы заменить уехавшего по распределению Шаталина, вынашивали проект РАДОСТЬ; Кондратенко и джазовая певица и гитаристка Людмила «Терри» Колот (экс-БАДЕН-БАДЕН) успели дать один концерт под именем АВРОРА; Задерий спешно искал новых музыкантов, а Нефедов метался между ними. Тропилло заканчивал работу над «Энергией» фактически один. (Позже Задерий, не согласный с его трактовкой материала, опубликовал свой вариант сведения альбома под названием «Суд».)

В начале 1986 года Задерий, Кондратенко, Нефедов, Шаталин и Терри объявили о создании новой АЛИСЫ, однако два месяца спустя и эта версия группы, не дав ни одного концерта (но сделав на домашней студии в Москве скромного качества запись, в 1998 году изданную «Manchester Files» как «Поколение Х»), развалилась, когда последние двое ушли, чтобы собрать собственную группу ЧТО ДЕЛАТЬ?.

Только приближение IV фестиваля Рок-клуба заставило участников АЛИСЫ на время сложить оружие и воссоединиться. В составе: Кинчев, Задерий, Кондратенко, Нефедов, Самойлов плюс гитарист Сергей «Лохматый» Васильев (p. 2.07.61 в Ленинграде) и однофамилец предыдущего, Олег Васильев (экс-ЛЕСНОЙ ПРОСПЕКТ, СОЮЗ ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ РОК), флейта, труба, АЛИСА вышла на сцену фестиваля, получив причитавшуюся ей порцию аплодисментов за новую программу «По ту сторону добра и зла». В ее сценическом воплощении участвовал саксофонист АВИА Алексей Рахов. В тот же период группа снялась в двух кинофильмах: документальной короткометражке Рашида Нугманова «Йях-ха» и художественной ленте Валерия Огородникова «Взломщик», где Кинчев – лишь с относительным успехом – сыграл главную роль. Гораздо больший эффект на публику оказала броская фотография музыканта в концертном гриме, украсившая собой обложку молодежного выпуска журнала «Советский экран».

АЛИСА2004: А. Вдовиченко, П. Самойлов, К. Кинчев, И. Романов, Б. Левин, Д. Парфенов

Фото: В. Потапов

В августе 1986 года музыканты АЛИСЫ аккомпанировали Александру Башлачеву на одном из его квартирных концертов в Питере – в 1999-м эта запись была выпущена на компакт-дисках под названием «Чернобыльские бобыли на краю света». Той же осенью АЛИСУ окончательно покинул Задерий, в декабре собравший группу НАТЕ! в которой вернулся к формуле звучания оригинальной АЛИСЫ – увы, с меньшим коммерческим успехом. Следом исчез и Сергей Васильев (позже БЕСПОЛЕЗНЫЕ СОВЕТЫ, KAMIKAZE и др.). Летом 1986 года с АЛИСОЙ недолго играли гитарист ДЖУНГЛЕЙ Андрей Отряскин и сессионный саксофонист Сергей Ячменев (КОРПУС 2), однако стабилизировать состав удалось только осенью, когда в группу вернулся Шаталин.

В 1986–1987 годах АЛИСА непрерывно гастролировала по стране; в июне 1987-го был закончен ее второй альбом «БлокАда», показавшийся менее изобретательным в музыкальном отношении, однако открывший Кинчева как автора жестких и прямолинейных рок-н-ролльных гимнов. Летом 1987-го Олега Васильева сменил экс-саксофонист ОБЪЕКТА НАСМЕШЕК Александр «Пончик» Журавлев.

К этому времени популярность АЛИСЫ достигла своего максимума: успех киноролей Кинчева, распространение магнитофонных альбомов, выход первой пластинки и многочисленные концерты позволили ей стать одной из самых ярких звезд отечественной рок-сцены, а регулярные обращения Кинчева к молодому поколению сделали его безоговорочным кумиром подростков, что вызвало к жизни пугавший непосвященных феномен «алисомании». Это, в свою очередь, превратило группу в удобную мишень для тех, кто хотел видеть в рок-н-ролле корень любых молодежных проблем, и послужило почвой для многочисленных провокаций, первым итогом которых стал затяжной судебный процесс между АЛИСОЙ и ленинградской газетой «Смена», на своих страницах обвинившей группу в… пропаганде фашизма! В конечном счете, суд признал выступление газеты ошибочным.

Между тем внутри АЛИСЫ продолжало нарастать напряжение, вызванное, с одной стороны, изменением музыкального курса группы, а с другой – ростом персональной популярности Кинчева, отделявшей его от остальных музыкантов. Это привело к тому, что в ноябре 1988 года, после своего первого зарубежного вояжа в Чехословакию, АЛИСА развалилась вторично. Журавлев ушел в армию (в конце 90-х он вернулся в музыку как участник поп-проекта БРАТЬЯ УЛЫБАЙТЕ), а Шаталин и Кондратенко организовали ЗАМОК ЗО. Тем не менее после недолгих колебаний Кинчев решил сохранить имя АЛИСЫ. Шаталина сменил Игорь Чумычкин (p. 13.11.65 в Москве), гитарист московской группы 99 % и ПРОХОДНОГО ДВОРА Юрия Наумова; на записи третьего альбома АЛИСЫ «Шестой лесничий» Кондратенко заменил Владимир Осинский, а в концертах этого периода за клавишными иногда появлялся участник НИКОЛАЯ КОПЕРНИКА Игорь Лень (позднее в ДИНАМИКЕ и проч.). В такой форме АЛИСА принимала участие, в частности, в концерте памяти Александра Башлачева в Лужниках в ноябре 1988 года.

На следующий год вышел альбом «206 ч. 2», названием которого стала статья Уголовного кодекса, по которой обвиняли Кинчева в печальной памяти статье «Алиса с косой челкой».

Весной 1989 года в группе появился новый клавишник Андрей Королев (p. 20.10.66 в Белгороде), а следом вернулся не особо удовлетворенный соло-карьерой Шаталин, которому пришлось делить гитарные партии с Чумычкиным. Стабилизировав состав, АЛИСА продолжила активную гастрольную практику, играла на многочисленных фестивалях, записала двойной концертный альбом «Шабаш», великолепно передававший магию ее выступлений, изредка играла в акустике, однако довольно долго не могла издать свой новый материал, вынуждая поклонников распространять всевозможные бутлеги. В те же годы АЛИСА морально и материально поддерживала публикацию музыкального альманаха «Иванов» и фанзина «Шабаш», которые издавали журналисты из Тулы Сергей и Олеся Степановы.

Пауза закончилась только
Страница 29 из 39

в 1992 году, когда АЛИСА в конце концов подписала контракт с «Moroz Records» бывшего директора «SNC» Александра Морозова, а на следующий год представила в питерском ДС «Юбилейный» свой новый альбом «Для тех, кто свалился с Луны», вызвавший бурные восторги алисоманов, но гораздо более осторожные оценки рок-прессы.

12 апреля 1993 года Игорь Чумычкин, находясь в состоянии депрессии, вызванной злоупотреблением тяжелыми наркотиками, покончил с собой, выбросившись из окна своей квартиры. Его смерть оказала на группу угнетающее воздействие: той же весной АЛИСУ покинул Королев (который с тех пор лишь единожды появился на сцене: в ноябре 1994 года в питерском клубе «Арквол» он дал концерт в трио с Егором Белкиным (НАСТЯ), Яковом Солодким (DDT) и акустическим репертуаром собственного сочинения).

Посвященный памяти Чумычкина (и включавший две его песни) альбом «Черная метка» АЛИСА записала вчетвером (с клавишной поддержкой В. Осинского в паре песен). В целом это был не самый продуктивный период в биографии популярной группы: она играла довольно невыразительный хард, выступала в небольших залах и пыталась завоевать новую аудиторию среди поклонников КОРРОЗИИ МЕТАЛЛА, гитарист которой, Сергей «Боров» Высокосов, время от времени выступал с АЛИСОЙ на сцене.

Лишь к началу 1996 года, когда АЛИСА выпустила свой лучший альбом 90-х «Джаз», включавший новые версии песен, ранее известных только по соло-концертам Кинчева, кризис был преодолен. «Джаз», в записи которого участвовали Рушан Аюпов (экс-БРИГАДА С, СЕРЬГА), баян, клавишные, бэк-вокал; Сергей Рыженко (экс-ПОСЛЕДНИЙ ШАНС, DDT), скрипка; Сергей Воронов (CROSSROADZ), гармоника, и духовая секция той же БРИГАДЫ С, имел успех как у критиков, так и у публики и открыл новый этап в творчестве группы.

В 1996–1997 годах АЛИСА принимала участие в питерских рок-фестивалях, традиция которых была возрождена «Театром DDT». (Забавно, что во время второго из них на сцене можно было увидеть трех вокалистов группы: Кинчева с АЛИСОЙ, Задерия с его новым проектом MAGNA MATER и Олега Эльтикова с БУРАТИНО.) Помимо этого, она несколько раз подряд собирала полный зал «Юбилейного» на своих сольных концертах.

22 декабря 1996 года в ставшем для группы постоянной концертной площадкой ДС «Юбилейный» состоялась премьера ее очередной программы с достаточно спорным девизом «Рок-н-ролл – это не работа».

В феврале 1997 года состав группы усилил второй гитарист Александр «Панама» Пономарев (p. 4.01.65 в Магадане), бывший участник психоделической группы из Магадана ВОСТОЧНЫЙ СИНДРОМ и бэк-группы Дмитрия Ревякина. В этом составе был записан следующий альбом АЛИСЫ «Дурень» (1997), хитом которого стала песня Кинчева «Трасса Е-95».

В феврале 1998 года группу неожиданно покинул перебравшийся из Москвы в Питер и приглашенный в АКВАРИУМ Пономарев, однако – не менее неожиданно – его место занял еще один петербуржец, гитарист групп НЭП и ДУБЫ-КОЛДУНЫ, а также звукорежиссер Евгений «Лева» Левин (р. 1.03.67 в Ленинграде), дебют которого состоялся на очередном шоу АЛИСЫ в «Юбилейном» 1 мая 1998 г.

11–12 декабря 1998 года АЛИСА отпраздновала в «Юбилейном» свое пятнадцатилетие. В первый день к участникам текущей версии группы на сцене присоединились ее основатели Задерий и Кондратенко (который после ЗАМКА ЗО записывался со студийным дуэтом ХОЛОДНЫЙ ДОЖДЬ, а потом надолго покинул музыку, но не шоу-бизнес).

Летом 1999 года АЛИСА начала работу над новым альбомом «Солнцеворот», материал которого был во многом инспирирован интересом Кинчева к панславизму и языческим корням русской культуры, в чем ранее преуспел его старый друг и единомышленник Дмитрий Ревякин (КАЛИНОВ МОСТ). В процессе записи к группе присоединился следующий питерский музыкант – клавишник и аранжировщик Дмитрий «Ослик» Парфенов (р. 7.11.65 в Москве как Дмитрий Пшишляк), который в разное время играл с множеством групп – от НАРОДНОГО ОПОЛЧЕНИЯ и АУ до ПРЕПИНАКОВ и WINE.

Материал альбома был исполнен на публике 11 декабря 1999 года в «Юбилейном», а сам он вышел в апреле 2000-го, после чего Парфенов был официально зачислен в списки группы (20 мая 2000 г.).

9 февраля 2001 года АЛИСА стала хэдлайнером первого в новом веке питерского фестиваля «Прорыв»; 24 числа того же месяца – после долгого перерыва – встретилась на сцене СКК с DDT и Славой Бутусовым в шоу «Три дороги»; 30 сентября выступила в «Юбилейном» с новой программой «Веранадеждалюбовь», а под Новый год подарила своим почитателям альбом «…Танцевать».

Следующий альбом, «Сейчас позднее, чем ты думаешь» – его предварял сингл «Без креста» (2003), – стал свидетельством нового шага в духовных исканиях Кинчева: отныне он обратился к православию, отказался от выступлений во время церковных постов и любых способов стимуляции психики, решив вести здоровый образ жизни, к чему призвал и свою аудиторию. В музыкальном отношении, впрочем, все работы АЛИСЫ этого периода различались не слишком заметно, дрейфуя по тяжелой части спектра современной музыки.

В декабре 2003 года АЛИСУ покинули последние ветераны ее оригинального состава Андрей Шаталин и Михаил Нефедов, места которых заняли еще два участника НЭП: гитарист Игорь Романов (р. 2.10.53 в Ленинграде), известный по работе с РОССИЯНАМИ, СОЮЗОМ и своему трио ROMANOFF, а также барабанщик Андрей Вдовиченко (р. 25.12.70 в Ленинграде), ранее КОРЧАГИН И СЫНОВЬЯ, ЛУНОФОБИЯ и СЕКРЕТ.

Шаталин на время покинул музыку, а Нефедова, который и в годы АЛИСЫ много играл «на стороне» (STEREO ZOLDAT, ВРЕМЯ ЛЮБИТЬ, ДУБЫ-КОЛДУНЫ), позвал в свою группу экс-гитарист DDT Вадим Курылев. Михаил также играл с НАРОДНЫМ ОПОЛЧЕНИЕМ и ТРЕТЬЕЙ МИРОВОЙ ВЕСНОЙ.

Смена состава почти не отразилась на рабочем графике группы, которая за последние годы помимо России и Ближнего Зарубежья выступала в Финляндии, Германии, Англии, Израиле, США и т. д.

Хотя современный репертуар АЛИСЫ целиком и полностью состоит из песен Кинчева, свой материал имеет и Самойлов, который изредка выступает с сольными концертами. В конце 2005 г. свет увидел очередной альбом группы «Изгой».

• Дискография:

Кривозеркалье (1985); Энергия (1986); Поколение Х (1986); Суд (1987); БлокАда (1987); Шестой лесничий (1988); Акустика. Часть 1 (1988); 206 ч. 2 (1989); Шабаш (1991); Для тех, кто свалился с Луны (1993); Черная метка (1994); «Алиса» на Шаболовке (1995); Джаз (1996); Акустика. Часть 2 (1996); Дурень (1997); Легенды русского рока (1997); Пляс Сибири (1998); Солнцеворот (2000); Акустика. Часть 3 (2000); Энциклопедия русского рока (2000);…Танцевать (2001); Алиса (mp3) (2001); Акустика. Часть 4 (2002); Тринадцать (2003); Театр теней (2003); Мы вместе XX лет (2003); Без креста (EP, 2003); Сейчас позднее, чем ты думаешь (2003); Синий предел (EP, 2003); Изгой (2005)

ДОКТОР КИНЧЕВ И ГРУППА СТИЛЬ:

Нервная ночь (1985)

СашБаш & АЛИСА:

Чернобыльские бобыли на краю света (1986)

АЛЬБАТРОС

Десятилетняя история питерской группы АЛЬБАТРОС распадается на два почти не связанных между собой этапа: на первом – он прошел в стенах знаменитой Макаровки, где АЛЬБАТРОС и появился на свет, – группа добилась признания, исполняя чарующие мелодии с безупречным многоголосием, а на втором, когда она колесила по всему городу и окрестностям, к мощному вокалу добавилось столь же убедительное
Страница 30 из 39

инструментальное сопровождение.

АЛЬБАТРОС был организован осенью 1964 года в стенах ЛВИМУ им. Макарова его курсантами и их штатскими приятелями и вырос, как ни странно, из ансамбля народных инструментов, в котором играла часть будущих основателей. В первый состав группы, поначалу названной 3 + 2 (по соотношению курсантов и не курсантов), вошли макаровцы Александр Волошин, бас; Юрий Янковский, соло-гитара, и Владимир Щербаков, барабаны, плюс брат Александра Сергей Волошин, ритм-гитара, и Сергей Самойлов, ф-но, баян (из ЛЭТИ). К декабрю, когда группа дебютировала на новогоднем вечере в Макаровке, взяв гораздо более отвечающее ее статусу название АЛЬБАТРОС, ее покинул Самойлов (хотя он поддерживал контакты с группой и позднее), а новым пианистом стал Олег Ананьев.

Первый год своего существования АЛЬБАТРОС провел, выступая на праздниках, вечерах отдыха и концертах самодеятельности в здании Макаровки на Косой линии с репертуаром, состоявшим в основном из инструментальных номеров THE SHADOWS и т. п., а ко второму курсу стабилизировал состав (группу покинул Ананьев), перебрался на Заневский проспект и, поддерживаемый директором клуба училища, продолжал развлекать курсантов уже там.

В апреле 1966 года на весь мир прогремела песня нью-йоркской группы THE MAMAS & THE PAPAS «California Dreamin’», и новый стиль, goodtime, тут же стал популярным, запустив моду на вокальное многоголосие. Услышав THE MAMAS & THE PAPAS, АЛЬБАТРОС тоже решил попробовать себя на новой ниве.

АЛЬБАТРОС: эпоха джазрока

Фото: архив автора

За следующий год состав группы претерпел множество изменений: появились и исчезли несколько певцов и певиц, за барабанами Щербакова сменил некто Лев (фамилия утеряна), а в репертуар вошли новые песни THE MAMAS & THE PAPAS, JEFFERSON AIRPLANE, THE TROGGS и т. д. Весной 1967 года за барабаны был приглашен сильный музыкант Виктор Домбровский, а вокальную группу составляли Вера Тимофеева и клавишник Александр Златкин (экс-ИСКАТЕЛИ и АВАНГАРД-66), а также Дмитрий и Ольга (фамилии утеряны). Той же осенью Ольга вышла замуж за Янковского, и через месяц оба покинули АЛЬБАТРОС. Новым гитаристом стал Михаил (фамилия утеряна), а вокалисткой – на пару месяцев – выпускница Театрального института Инна Клибсон (Варшавская), распределенная в БДТ, – она очень неплохо пела романтические номера а ля Рита Павоне. В начале 1968-го Домбровский ушел к ПРИШЕЛЬЦАМ, и за барабаны вернулся Щербаков. Тогда же группа приняла участие в конкурсе поп-групп, официально проводившемся в ЛДХС на Рубинштейна, 13.

Чехарда с составом (вероятно, здесь указаны далеко не все ее участники) продолжалась до весны 1968 года, а после летних каникул Сергей Волошин собрал совсем новый состав АЛЬБАТРОСА, в который вошли Анатолий Макеев, гитара, вокал; Геннадий Постников, бас; Елена Яковлева, вокал, и вернувшийся из ПРИШЕЛЬЦЕВ Домбровский. Макеев ранее тоже играл в ИСКАТЕЛЯХ. Этот состав выступал в Макаровке и на отдельных концертах в городе до мая 1969-го, после чего – можно сказать, закономерно – Макеев и Яковлева поженились, тоже решив расстаться с группой.

В июне Волошин распустил АЛЬБАТРОС и на время бросил музыку, однако в конце того же года Домбровского, который постоянно где-то играл, позвали «конкуренты» в лице жанрово близкой группы из Политеха АЭЛИТА, которые тоже неплохо исполняли THE MAMAS & THE PAPAS, JEFFERSON AIRPLANE и т. п.

Вместе с ним в АЭЛИТУ пришел и Волошин. Немного порепетировав как АЭЛИТА, они решили взять более известное в Питере имя АЛЬБАТРОС, и вскоре группа вернулась на сцену в составе: Волошин; Домбровский; Игорь Генчин (гитара, орган, скрипка, вокал), Владимир Артамонов (бас, вокал), Валерий Хабаров (клавишные), Галина Малкиель (вокал). На первых порах в новой группе пела и некая Ирина, но она быстро ушла, и у микрофона промелькнуло еще несколько девушек, пока место не заняла сестра Гали, Анна Малкиель (скрипка, вокал). Сильные, с богатыми обертонами и впечатляющим диапазоном голоса сестер сразу же стали фирменным знаком звучания группы.

К этому времени вкусы на мировых музыкальных рынках заметно изменились по сравнению с наивной эпохой 60-х: вышла первая рок-опера «Jesus Christ Superstar», популярность набирали хард и брасс-рок с применением духовой секции. АЛЬБАТРОС не мог пройти мимо, и весной в его составе появились Борис Лурье (экс-ГЛОБУС, ЧЕРНЫЕ ГРИФЫ), альт-саксофон, и Юрий Мартынов, тромбон. Последнего позднее сменил Виталий Ветер. В 1970 году группа ушла из Макаровки и пару месяцев репетировала в клубе РЖУ на Выборгской стороне, готовясь к летним гастролям по южным курортам. Тем же летом Хабарова пригласили в МЕДНЫЙ ВСАДНИК, а весной 1971 года место Домбровского (позднее в НЕВСКОЙ ВОЛНЕ, МИФАХ и др.) занял Игорь «Ян» Яновский (экс-Q 67, МЕДНЫЙ ВСАДНИК).

Примерно тогда же группа переехала в клуб Политехнического института: им была обещана поездка в одну из стран соцлагеря по линии студенческого обмена, однако из этого так ничего и не вышло. Духовая секция осталась в клубе: репетировать с джаз-оркестром Евгения Болотинского (из чего вскоре выросла группа ВОЗРОЖДЕНИЕ), а Генчин, Волошин, Артамонов и Яновский все лето играли на танцах в дер. Ивановское.

Следующим летом для работы в Ивановском Генчин и Волошин собрали новую версию группы, в которую вошли Вячеслав Измайлов, саксофон, флейта, вокал (он приехал в Питер учиться из Куйбышева), Владимир Миркин, бас, и Игорь Голубев, барабаны. Голубев, самый старший из них, до этого играл в САДКО, джазовых комбо и ресторанных ансамблях. В течение трех месяцев АЛЬБАТРОС развлекал пригородную публику вольными переложениями THE ROLLING STONES, EMERSON, LAKE & PALMER и т. п., а также собственными песенками довольно легкомысленного содержания, что и привело к закономерному финалу: группа была уволена, а танцверанда, на которой она выступала, вскоре сгорела дотла. Голубев ушел в ОРФЕЙ.

АЛЬБАТРОС: «California Dreamin’»

Фото: архив автора

27 мая 1973 года АЛЬБАТРОС принял участие в мини-фестивале питерских групп в клубе поселка Юкки, где получил один из главных призов – за ансамблевое звучание и профессионализм. После этого, однако, дела пошли хуже. Осенью группу покинул последний из основателей, Сергей Волошин. Новым участником стал Владимир Русов, соло-гитара. В конце года Артамонова пригласили в КАЛИНКУ, поэтому в АЛЬБАТРОСЕ появился бывший участник Q 69, институтский знакомый Генчина Александр Кузьмин (бас, вокал), но и этот состав группы продержался лишь до весны, после чего распался.

Судьба бывших участников группы сложилась по-разному: многие просто ушли из музыки; Вера Тимофеева пела в ВЕСЕЛЫХ ГОЛОСАХ; в разных группах, ВИА и т. п. позже играли Златкин (ПРИШЕЛЬЦЫ, МЕЧТАТЕЛИ и др.), Домбровский (ЯБЛОКО, МОСТ), Артамонов (КАЛИНКА), Кузьмин (Q 69), Лурье (ВОЗРОЖДЕНИЕ, ВЕЧНОЕ ДВИЖЕНИЕ), Измайлов (БОЛЬШОЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ КОЛОКОЛ), Голубев (РОССИЯНЕ, ДЖОНАТАН ЛИВИНГСТОН). Один из основателей группы, Сергей Самойлов, умер в марте 1990-го; кроме него в разные годы из жизни ушли Хабаров, Златкин и Голубев.

UNDERGROUND SUNBURN

Один из лучших кавер-бэндов на клубной сцене Питера 90-х и, возможно, единственный, кто сделал главную ставку на тяжелый блюз Джими Хендрикса и жанрово близких к нему авторов,
Страница 31 из 39

UNDERGROUND SUNBURN исполняет эту музыку довольно близко к оригиналу и с непременной для нее экспрессией и самоотдачей.

Основатель группы, Николай Гудкон (р. 22.10.64 в Ленинграде), начал осваивать гитару еще школьником. Начиная с 1980 года он каждое лето ездил в стройотряд от института ЛИТМО, где учился его старший брат. В 1981-м в стройотряде играла группа ТРЕТЬЯ ПОЛОВИНА, которой на тот момент недоставало гитариста, и юного музыканта взяли за компанию. Позже Гудкон вспоминал: «Мы строили гидролизный завод, спирта там было хоть залейся, в силу чего играть старшекурсникам было просто некогда, а я, пользуясь наличием аппаратуры, каждую свободную минуту репетировал».

На следующий год он прибился к группе хиппи из Пушкина и полгода играл с ними на танцах, а пару лет спустя познакомился с небезызвестным Борисом «Фрэнком» Андреевым и стал участником его регулярно менявшей названия и состав группы. Бас-гитаристом одной из них, ТИХОГО ОМУТА, был его будущий коллега Виктор Ильин (ранее ДЖОНАТАН ЛИВИНГСТОН). Потом были РОК-ФРОНТ, БУРАТИНО-БЭНД и целый ряд не всегда успевавших придумать название групп из клуба-сквота «НЧ/ВЧ», где с Гудконом играли клавишник и звукорежиссер Константин «Швейк» Григорьев, Ильин, барабанщик Сергей Агапов, Павел Жданкин (позднее московские группы STAINLESS STEEL BAND и ЗАПОВЕДНИК) и т. д. По признанию Николая, блюзом он увлекся после того, как прослушал серию пластинок «Blues Roots», которую ему подарил знакомый хиппи из Белоруссии.

В конце 80-х в Питере началась эпоха уличных музыкантов. В мае 1989 года Гудкон, Ильин и Агапов окопались в переходе у Думы на Невском и взяли название UNDERGROUND SUNBURN, хотя до этого называли себя GOODCORN BLUES BAND или GOBLIN JAZZ. Они отыграли в переходе два сезона, а зимой выступали с разовыми концертами. В июне 1991 года из Новосибирска в Питер переехал гитарист и автор песен Евгений Рожков, который привлек трех музыкантов к участию в странном проекте АССОЦИАЦИЯ ГОРБАТЫХ МАНЕКЕНЩИЦ. Осенью Гудкон на полгода присоединился к ВЫХОДУ (время от времени он играл с Силей и позднее – в частности, летом 1994 года – они вместе выступали в Германии).

В январе 1992-го Агапов ушел в ПАУТИНУ. Его сменил барабанщик ПАТРИАРХАЛЬНОЙ ВЫСТАВКИ Вадим Петухов. В этом составе группа просуществовала десять лет, хотя к базовому трио в разное время присоединялись и другие музыканты. Помимо того, с 1990 по 1997 годы Гудкон каждое лето играл на улицах Германии: сначала акустику, а купив усилитель «Buddy Carlsbro», и в электричестве.

Когда в 1994 году Петухова пригласили в ТАМБУРИН и он начал выезжать на гастроли в Европу, его подменял Владимир Круговенко из THE NOIZES, с которым пришел вокалист той же группы Алексей Ершов. Оба сотрудничали с UNDERGROUND SUNBURN до 1997-го, после чего Ершов собрал гаражный бэнд YELLOW PILLOW, а Круговенко продолжал играть каверы с другими музыкантами.

В том же году UNDERGROUND SUNBURN начали выступать во Дворце Молодежи в «Бильярдной в стиле блюз», которую курировал Александр Ляпин. Он нередко джемовал с ними; время от времени на второй гитаре играл другой гитарист АКВАРИУМА Алексей Зубарев. Так продолжалось пару сезонов. За это время группа сделала демо-альбом, состоявший из каверов блюзовой классики; два номера были записаны на студии «АнТроп» (где уже много лет работает Ильин), остальные с концерта в клубе «JFC».

Весной 2001 года Петухова, совмещавшего UNDERGROUND SUNBURN с ТАМБУРИНОМ и «Театром дождей», сменил Петр Трощенков (ЗАПОВЕДНИК, ТРОП, а в прошлом все тот же АКВАРИУМ и многое другое). В этот период группа почти прописалась в блюзовом кафе «Jimi Hendrix», где играет и по сей день. 27 ноября 2001 года они блестяще выступили на «Jimi Hendrix Birthday Party» в концертом зале «Петербургский».

Весной 2003-го, когда Трощенков гастролировал с фолк-панк группой БАБСЛЭЙ, его подменял еще один рок-ветеран Александр Емельянов (экс-ГЕЗЫ, ТУРЕЦКИЙ ЧАЙ, BASTONADA и др.).

• Дискография:

The Underground Sunburn (2000)

АПРЕЛЬ

В недолгой, но бурной биографии группы АПРЕЛЬ, которая разворачивалась на питерской сцене в середине 70-х, есть четыре фактора, определившие всю ее судьбу: ломоносовский «Манеж», где они добились первых успехов; перфекционизм, из-за которого через группу за три года прошла чуть ли не половина лучших гитаристов города; балет Бориса Эйфмана, привлекавший группу к совместным выступлениям, и первоклассная аппаратура, которую конструировал и собирал один из основателей АПРЕЛЯ Виктор Решетников.

Если быть точным, то у колыбели АПРЕЛЯ, появившегося на свет в апреле (что вполне естественно) 1975-го, стояли три человека: бас-гитарист Виктор Решетников, известный спец по созданию отечественных аналогов западной аппаратуры, Владимир Киселев, средней руки барабанщик, но оборотистый предприниматель с деловой хваткой, и гитарист Григорий Шляхтенко, начинавший в группах ФЛАМИНГО-2 и ГЕНЕРАЛ-БАС. Решетников до этого принимал участие в АССОРТИ. Киселев приехал в Питер из Черновицкой области на Украине, работал на подмене в ресторанах и кафе (в т. ч. в «Фантазии»), был более известен перекупщикам аппаратуры, нежели музыкантам, и имел четкую цель: организовать хард-рок группу и пробиться с ней на эстраду.

АПРЕЛЬ (лето 1975 г.)

Фото: архив Г. Шляхтенко

Как-то раз Шляхтенко, собиравшийся продать свой усилитель производства мастера-самоучки Анатолия Лутонина, познакомился с Киселевым, который в то время играл в ресторане на пр. Луначарского. Сыграв прямо там же пару популярных западных хитов, они обнаружили сходство взглядов на музыку и решили организовать новую группу.

К маю им удалось собрать первый состав: в него вошли Шляхтенко, гитара; Киселев, барабаны; его хороший знакомый и компаньон Решетников, бас, и тогдашняя жена Виктора Диана Решетникова, которая стала клавишницей. Киселев предложил назвать группу АПРЕЛЬ. Репетировали они на четвертом этаже ЖЭКа на Кантемировской улице.

Поскольку АПРЕЛЬ изначально ориентировался на репертуар LED ZEPPELIN, GRAND FUNK RAILROAD и BLACK SABBATH, группе был нужен вокалист с сильным голосом и приличной тесситурой, поэтому вскоре по рекомендации Шляхтенко на прослушивание пришел его соученик по ЛЭТИ, скрипач и певец Александр Лагутин, до этого игравший в МЕЛЬНИКАХ и ЧТО ДЕЛАТЬ?. Он спел цеппелиновский «Heartbreaker» и был принят.

Все лето АПРЕЛЬ готовил программу, изредка играя на танцах в своем ЖЭКе, а в сентябре распался: планка была выставлена на высоком уровне, однако ее преодоление требовало значительных затрат – финансы и послужили яблоком раздора. Шляхтенко тогда же забрали офицером в армию, а Лагутина месяц спустя пригласили петь в МЕЛОМАНАХ композитора Сергея Кальварского.

Решетников работал в клубе Главной водопроводной станции, где репетировали многие группы, в том числе знаменитая МАНИЯ, основатели которой, гитарист Виктор Соколов и басист Александр Ивакин в то время как раз решили реорганизовать группу. Киселев пытался играть с ними, но неудачно; потом он предложил свои услуги МИФАМ, но после одного концерта был уволен; пару недель он продержался в МЕЛОМАНАХ, которые тогда играли в кафе «Сонеты», но не прижился и там. В конце концов он помирился с Решетниковым, и в феврале 1976 года они начали собирать
Страница 32 из 39

группу с нуля.

Первыми кандидатами в новый АПРЕЛЬ стали гитарист только что распавшейся группы ПОСТ Сергей Калашников и его бывший клавишник Константин Плешак, но из этого ничего не вышло. Потом они отправились в «Сонеты» и, послушав, как Лагутин поет с МЕЛОМАНАМИ блюзы, предложили ему вернуться. Гитару взял в руки известный преподаватель Владимир Кучеров, который в то время вел свой класс все на той же Водокачке.

Они нашли базу в ДК «Энергетик» и опять начали готовить программу, но в марте, отрепетировав два номера LED ZEPPELIN, Кучеров охладел к идее и вернулся к преподаванию, а АПРЕЛЬ опять отправился на поиски гитариста. В апреле в ДК им. Газа состоялся официальный Фестиваль самодеятельности трудящихся, в котором отметились почти все ведущие группы Питера: МИФЫ, ОРНАМЕНТ, PHANTOMS, ЗЕМЛЯНЕ и т. д.

После фестиваля Киселев пригласил в АПРЕЛЬ тогдашнего гитариста ЗЕМЛЯН. Сергей Петров со словами: «Настоящему гитаристу всегда интереснее играть LED ZEPPELIN, чем DEEP PURPLE» принял предложение, и уже в мае АПРЕЛЬ дебютировал на сцене «Энергетика», исполнив целую обойму цеппелиновских хитов: «Out of Tyles», «Ocean», «Heartbreaker», «Whole Lotta Love» и т. д. Эффект был потрясающий: публика была в полном восторге, девушки визжали, и музыканты поняли, что они на верном пути.

Однако уже через месяц администрация ДК, недовольная царящей в зале атмосферой, уволила группу. В июне АПРЕЛЬ переехал в ДК им. 1 Мая, где играл перед киносеансами и на редких танцевальных вечерах. Петров ушел и надолго пропал из виду, а его место занял Валентин Капильченко, блестящий профессионал, который мог играть что угодно и где угодно, но в его исполнении LED ZEPPELIN изрядно отдавал рестораном (где он провел большую часть своей карьеры), поэтому с ним тоже пришлось расстаться.

В конце июля окончательно распалась МАНИЯ – в наследство АПРЕЛЮ достался ее одаренный гитарист Вячеслав Крохин, годом раньше перебравшийся в Питер из Геленджика. АПРЕЛЬ снабдил Славу фирменной гитарой и 16 августа 1976 года с неизбежным триумфом выступил на открытой площадке в Ломоносове, собрав своим концертом несколько сотен бурно приветствовавших группу местных и питерских меломанов.

23 августа, получив разрешение в ЛДХС, АПРЕЛЬ начал регулярно играть на сцене ломоносовского «Манежа». Как полагается, в первом отделении зал для звезд разогревало местное трио РАСКОЛЬНИКИ. Специально для «Манежа» всему АПРЕЛЮ были сшиты белые костюмы. Выступление сопровождал впечатляющий по тогдашним меркам свет. Очень скоро послушать АПРЕЛЬ – и особенно великолепную игру Славы Крохина – начали приезжать десятки поклонников из Питера. Это, вне всяких сомнений, был звездный час группы.

Но, как и положено звездному часу, он был недолог. В ноябре АПРЕЛЬ ушел из «Манежа» и вместе с РАСКОЛЬНИКАМИ (а также многочисленными поклонниками) переехал в Славянку, где играл до апреля 1977-го. Параллельно группа начала выступать на сэйшенах, первый из которых состоялся в ноябре после лекции Владимира Фейертага в клубе Политехнического института. Крохин после него ушел в кафе «Сонеты», а новым участником АПРЕЛЯ стал гитарист и певец Валерий Цакадзе, который до этого играл в МАГИСТРАЛИ Юрия Антонова и пел в рок-опере ПОЮЩИХ ГИТАР «Орфей и Эвридика». В феврале, когда они играли на танцах в Текстильном институте, на концерт группы пришел знаменитый балетмейстер Борис Эйфман, который в то время ставил современный балет на музыку PINK FLOYD и искал музыкантов для ее живого исполнения.

В марте Цакадзе сменил Александр Богданов из ВЕЧНОГО ДВИЖЕНИЯ, но почти сразу ушел (а позднее играл в ЛИРЕ, МАРАФОНЕ, САВОЯРАХ и др.), а гитару взял в руки Игорь Романов (экс-РОССИЯНЕ, СОЛНЦЕ). В апреле этот состав дебютировал на сэйшене в «Красном Выборжце» с только что собранной Юрием Ильченко группой ВОСКРЕСЕНИЕ, потом сыграл в Военмехе вместе с ЗЕРКАЛОМ, а в конце того же апреля (что символично) распался.

Лагутин и Романов ушли, а Решетников, Киселев и вернувшийся к ним Цакадзе устроились в Ленконцерт и всю весну готовили концертную программу. На этом этапе к ним присоединился певец Валерий Живетьев (экс-ЗЕМЛЯНЕ, МАНИЯ, ЛЕТУЧИЙ ГОЛЛАНДЕЦ). В июле они один раз выступили с балетом Эйфмана, но опыт оказался не слишком успешным и продолжения не имел, хотя и произвел изрядный шум в рок-н-ролльных кругах.

В августе АПРЕЛЬ отправился на гастроли в Петрозаводск, для чего Цакадзе, который был родом из Волгограда, набрал новый состав из своих земляков. По возвращении из поездки и этот АПРЕЛЬ развалился. Решетников переехал в Москву и стал звукорежиссером в ЦВЕТАХ Стаса Намина, куда чуть позже попал и Валера Живетьев. Киселев со своими барабанами «Ludwig» перешел в ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ.

В октябре 1977 года Киселев устроился в ДК им. Дзержинского и сделал еще одну попытку гальванизировать АПРЕЛЬ, в который вошли три участника группы СОЛНЦЕ: Игорь Романов (гитара), Борис Аксенов (бас, клавишные, вокал) и Олег Гусев (клавишные, синтезатор). Они много репетировали, но практически не выступали и разошлись в апреле (!) 1978-го.

Между тем в том же ДК работал Андрей Большев, администратор ЗЕМЛЯН, которые на время прекратили выступать вместе, решая свои житейские проблемы. Трезво просчитав ситуацию, Большев с Киселевым сговорились и в сентябре организовали поддельных ЗЕМЛЯН, для чего, соблазнив хорошими инструментами и будущими заработками, переманили почти весь ОРНАМЕНТ.

В первой половине 80-х бутлег-ЗЕМЛЯНЕ гремели по стране, воплощая собой образчик этакого примодненного ВИА. За пятнадцать лет существования в их составе побывало около сорока человек, в т. ч. и бывшие участники АПРЕЛЯ Романов и Аксенов.

Лагутин после ухода из АПРЕЛЯ организовал безымянную группу, с которой выступал на танцах в городке Чудово, а потом в Тосно, но в 1980-м распустил ее. В начале 1986 года Лагутин решил возродить АПРЕЛЬ, в который вошли гитарист Сергей Донов из КАЛЕНДАРЯ и барабанщик Александр Рагазанов, начинавший в РАСКОЛЬНИКАХ. В апреле Рагазанов ушел в НОКАУТ, и его сменил Сергей Завьялов (экс-РОССИЯНЕ, САША-218), но к лету, так и не утряся состав, группа прекратила существование, а Лагутин устроился в ресторан.

Виктор Решетников по-прежнему живет в Москве и занимается производством музыкальной аппаратуры. Из многочисленных гитаристов АПРЕЛЯ в музыке до сих пор остаются Романов (ROMANOFF, НЭП, АЛИСА) и Богданов (CONTRAST BLUES BAND).

UP & DOWN

Впервые обратив на себя внимание участием в сэйшенах легендарной Поп-федерации, музыканты питерской группы UP & DOWN и позднее играли заметную роль на рок-сцене, отличались высоким по меркам того времени уровнем профессионализма и пытались раздвинуть рамки своих музыкальных горизонтов, что позже позволило им перейти от каверов западных хитов к исполнению современной академической музыки.

Один из основателей UP & DOWN, лидер-гитарист Валерий Бровко (р. 24.06.50 в Ленинграде), увлекся поп-музыкой в начале 60-х, услышав в программе радиостанции «Невская волна» песню «Sweet Georgia Brown», а весной 1966 года вместе с соседом Борей Прокофьевым собрал школьную группу ТАЙФУН, которая музицировала на аппарате и инструментах базировавшихся неподалеку БЕЛЫХ
Страница 33 из 39

СТРЕЛ. Отслужив в армии, Прокофьев в 1970 году влился в ФЕНИКС, а Бровко годом раньше устроился на работу в Псковскую филармонию. Той же зимой он познакомился с сильным певцом Славой Кузьминым, который только что ушел из ПРИШЕЛЬЦЕВ и пытался собрать собственную группу, однако его усилия ничем не увенчались. Лето 1970 года Бровко отыграл в Пушкине с группой PHANTOMS, а в сентябре решил объединиться со своим новым знакомым Леней Мусаевым.

Леонид Мусаев (р. 16.01.52 в Ленинграде) окончил математическую и музыкальную школы, шесть лет занимался виолончелью, играл на бас-гитаре в школьной группе, а летом 1969 года поступил в ЛЭТИ. Спустя какое-то время Мусаев и Бровко познакомились с соседом последнего, Борисом Долженковым: тот руководил репетиционной базой в институте Гипрогор на Бассейной, 21, и как этакий менеджер распределял подшефных музыкантов по клубам и пригородным танцплощадкам.

В оригинальный состав группы, которой Бровко придумал название UP & DOWN, вошли он сам, гитара; Мусаев, бас, и Вячеслав Строев, барабаны. Последний учился в Политехе и начинал в группе ИСКАТЕЛИ. Периодически к ним присоединялся бывший коллега Строева по ИСКАТЕЛЯМ, Александр «Кошелек» Сморчков (р. 16.09.57 в Ленинграде), ритм-гитара, вокал.

Всю осень UP & DOWN репетировали в Гипрогоре (где кроме них базировался джазовый ансамбль Аркадия Мемхеса), после чего Долженков отправил их играть на танцах в Тярлево. Репертуар группы поначалу составлял главным образом материал THE BEATLES и CREEDENCE, хотя со временем его начали пополнять и другие хиты: «Sunny» Бобби Хебба, «Love Like a Man» TEN YEARS AFTER и т. п. Примерно тогда же в компании появился одноклассник Мусаева Михаил Фрид, который ни на чем не играл, но помогал группе информацией и своими организаторскими талантами.

26 марта 1971 года UP & DOWN – вместе с САНКТ-ПЕТЕРБУРГОМ, МЕТАСТАЗАМИ и т. д. – приняли участие в знаменитом сэйшене с польской группой SKALDOWE в школе на Восстания и сорвали аплодисменты мощным исполнением «Hey Joe» Джими Хендрикса. Той же весной они несколько раз выступали в пушкинском Доме офицеров и вошли в состав учрежденной Колей Васиным и Сергеем Артемьевым Поп-федерации.

Лето 1971-го UP & DOWN провели в Сочи, выступая в санатории «Спутник», куда их сосватал еще один подпольный менеджер, Леонид Дементьев из НЕВСКОЙ ВОЛНЫ. Мусаев и Строев остались дома сдавать сессию, а их места временно заняли Вячеслав Кузьмин (экс-ПРИШЕЛЬЦЫ), ритм-гитара, вокал; Сергей Азаров (играл с Бровко в PHANTOMS), бас, и барабанщик НЕВСКОЙ ВОЛНЫ Сергей Анучин. Через месяц Мусаев занял свой пост в UP & DOWN, а Азаров вернулся в Пушкин.

В конце лета Сморчков стал участником ВОЗРОЖДЕНИЯ, откуда ушел в КАЛИНКУ; место у микрофона занял Кузьмин. В этом составе UP & DOWN приняли участие в еще одном ночном сэйшене со SKALDOWE в клубе на Октябрьской набережной, а также выступили в кафе «Регата» вместе с АВРОРОЙ, ЗЕРКАЛОМ, ЛАДУШКАМИ, МЕДНЫМ ВСАДНИКОМ и т. д., отметив день рождения Джона Леннона.

В сезоне 1971–1972 годов UP & DOWN изредка играли в разных залах, в том числе в знаменитом «Молотке» (ДК «Мир») на улице Трефолева. В то время парадом там командовал композитор Виктор Мосенков, возглавлявший свой ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЙ ОРКЕСТР, через который за годы его существования прошла едва ли не половина питерских музыкантов, в т. ч. часть UP & DOWN (Бровко играл у них на басу, а Кузьмин пел) и многих других. В начале лета 1972 года UP & DOWN выступили с НУ, ПОГОДИ! в студенческом клубе «Эврика», а вскоре после этого распались.

Бровко на лето устроился в Архангельскую филармонию, где играл джаз-рок и фолк с ВИА ПОМОРЫ (которым руководил интересный музыкант Юрий Цветков из Горького), а Кузьмин остался в «Молотке», откуда позже ушел в ресторан.

Осенью Мусаев и Строев снова начали репетировать, а место Бровко, который по возвращении в Питер присоединился к АРГОНАВТАМ, занял лидер-гитарист ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОГО ОРКЕСТРА Семен Шнейдер (р. 2.04.53 в Ленинграде). Почти одновременно с ним в группе появился молодой певец Виктор Кривонос.

Внимание участников группы в то время особо привлекал набиравший обороты на Западе арт-рок: к этому жанру тяготел и Шнейдер, серьезно занимавшийся аранжировками, и не забывавший о виолончели Мусаев, и обладавший сильным голосом Кривонос. Существенную поддержку группе на этом этапе оказал музыковед Владимир Фрумкин. Через него Леня Мусаев познакомился с композитором Андреем Петровым, который только что вернулся из Штатов и охотно демонстрировал окружающим образцы удачного соединения поп-культуры с серьезной музыкой, в том числе битловский альбом «Magical Mystery Tour» и рок-оперу «Jesus Christ Superstar», не встречая особого понимания со стороны тяжеловесов от советской музыки.

Дочь Петрова Ольга училась у молодого композитора Валерия Арзуманова. Он закончил Консерваторию по отделениям скрипки и фортепьяно, после чего поступил в аспирантуру на композицию, занимался додекафонией, брал уроки у великого Оливье Мессиана в Парижской консерватории и, будучи человеком широких взглядов, внимательно следил за новыми веяниями в современной музыке, включая рок-н-ролл. Кроме всего прочего, он был членом правления Союза композиторов. Арзуманов предложил Мусаеву создать группу, которая стала бы своего рода полигоном для проверки его музыкальных идей, а Мусаева, в свою очередь, заинтересовали два ящика фирменных дисков, полученных композитором из-за границы.

Основой группы, естественно, стали обломки UP & DOWN: Мусаев, Шнейдер, Кривонос и Строев. Через Союз композиторов они нашли место в ДК им. Ленсовета, где усиленно репетировали, занимались аранжировками и снимали с дисков такие номера, как «Stairway to Heaven» LED ZEPPELIN, «Fireball» и «Fools» DEEP PURPLE и т. д. Как-то раз они даже выступили во Дворце перед композиторами-академистами, но едва ли обратили их в свою веру. В числе немногих, кого эта музыка явно заинтересовала, был разве что Александр Журбин, которого Арзуманов позднее иногда приводил к ним на репетиции. На следующий год из ДК им. Ленсовета группа переехала на последний этаж Дома композиторов. В начале 1973 года она дала концерт в кафе «Ровесник» вместе с АРГОНАВТАМИ, где тогда играл Бровко.

Строева весной 1973-го забрали в армию, и за барабаны был приглашен один из самых опытных мастеров своего дела Виктор Домбровский, который до этого играл в АЛЬБАТРОСЕ, ПРИШЕЛЬЦАХ, АЭЛИТЕ, МЕДНОМ ВСАДНИКЕ и НЕВСКОЙ ВОЛНЕ. Тогда же с ними начал играть клавишник Валерий Вдовин, начиная с 1968 года участник групп ВЕСТНИКИ, ПИЛИГРИМЫ, ГЕНЕРАЛ-БАС и того же ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОГО ОРКЕСТРА.

Этим составом на лето 1973 года Группа при Союзе композиторов (как они тогда неофициально называли себя) снова отправилась играть на танцах на Юг. С ними поехал и Арзуманов. Разумеется, на танцах он не играл, но принимал активное участие в неформальных ночных джемах, когда на морском берегу звучали рок-стандарты и блюзы. Надо признать, что тесное общение с миром рок-н-ролла оказало на Арзуманова пагубное влияние и из респектабельного советского композитора он превратился чуть ли не в хиппи.

С осени 1973-го группа продолжила репетиции в Доме композиторов. Из дальних странствий к ним возвратился Бровко, который после
Страница 34 из 39

АРГОНАВТОВ еще одно лето отыграл в ПОМОРАХ, совершив с ними очередную вылазку на Север. На этом этапе интересы группы начали смещаться от хард-рока в направлении фьюжн: они играли пьесы MAHAVISHNU ORCHESTRA, Майлза Дэвиса и т. п., при этом все старались импровизировать, чередуя солирующие и аккомпанирующие партии.

Той же осенью группу пригласили в Театр музкомедии, где режиссер Воробьев задумал поставить мюзикл с современной западной музыкой, однако весной 1973-го СССР подписал Бернскую конвенцию об охране авторских прав, и от этой идеи пришлось отказаться. Вскоре после этого из Дома композиторов группа переехала в Гипрогор, где когда-то начиналась биография UP & DOWN.

В январе 1974 года группа была приглашена на подпольный рок-фестиваль, который проводил в ДК им. Орджоникидзе менеджер Юрий Белишкин с компанией. Среди участников фестиваля были АРГОНАВТЫ, ЗЕМЛЯНЕ, БОЛЬШОЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ КОЛОКОЛ и тогда еще совсем неизвестные в городе МИФЫ, на долю которых выпала львиная доля аплодисментов. Перед выходом на сцену Кривонос загримировался а ля Дэвид Боуи (самый писк западной глэм-моды), да и по части аранжировок группа могла дать сто очков вперед практически всем, но сенсация не состоялась – буквально перед выходом на сцену Арзуманова отозвали люди в штатском и прозрачно намекнули, что поездка во Францию, которую он тогда очень ждал, может не состояться, а остальные музыканты из солидарности с ним решили тоже не выходить на сцену.

Вскоре после этого Кривонос ушел в ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ, но в итоге, не задержавшись там, добился известности как ведущий актер Театра музкомедии, а на его место был приглашен Владимир «Царь» Васильев: стартовав в середине 60-х, он отметился в БЕЗБОЖНИКАХ, ЛИРЕ, АРСЕНАЛЕ, ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОМ ОРКЕСТРЕ и ДОБРЫХ МОЛОДЦАХ; он играл на гитаре, басу (попеременно с Мусаевым) и неплохо пел. В мае 1974 года Мусаев ушел в армию, и Царь окончательно переключился на бас.

В мае группа начала плотно общаться с Журбиным; тот предлагал им записать цикл его песен на стихи Велимира Хлебникова, но проект не состоялся. Все это время группа в полном составе работала в ресторане «Баку». Формально финальный свисток в ее истории прозвучал 26 июня 1974 года, когда Арзуманов женился-таки на своей зарубежной подруге и переехал во Францию, где живет по сей день.

Между тем все это время Александр Журбин работал над своей зонг-оперой «Орфей и Эвридика», и, когда подошло время ставить ее на сцене, костяк UP & DOWN (Шнейдер, Бровко и Васильев) по соглашению с ним влился в ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ. Домбровский ушел к МИФАМ, а Вдовин остался в «Баку».

Большинство участников UP & DOWN/Группы Арзуманова остались в музыкальном мире: Бровко позже собрал студийную группу МОСТ (где с ним играли Мусаев, Вдовин и Домбровский); Шнейдер играл в СОЛНЦЕ и ПУЛЬСЕ; Васильев работал в ЦВЕТАХ, КРУГЕ и т. д., а в 1997 году вернулся к ПОЮЩИМ; Сморчков и Мусаев в 1978 году встретились в ансамбле Виталия Понаровского, где Мусаев играл до конца 80-х. Позднее и Мусаев, и Строев занялись производством музыкальной аппаратуры. Помимо Арзуманова, из страны уехал Шнейдер, который преподает музыку в Нью-Йорке. На рубеже 90-х из жизни один за другим ушли Сморчков (25.09.90) и Вдовин.

В свое время UP & DOWN записывали свою музыку, однако местонахождение ее записей неизвестно.

АРГОНАВТЫ

Одни из первых звезд в истории питерской рок-сцены, АРГОНАВТЫ принадлежат к числу групп, оказавших существенное и во многом определяющее влияние на формирование музыкальной эстетики русского рока. Их история – живое свидетельство его эволюции: от простодушного копирования британского бита 60-х к блюз-року следующего десятилетия и, через жанровые эксперименты и искания середины 70-х, к рок-н-роллу и биг-биту, возвращенным в обиход новой волной.

АРГОНАВТЫ появились на свет осенью 1965 года в Военно-механическом институте (Военмехе) и были, по сути дела, первой настоящей поп-группой из этого солидного учебного заведения (до них там выступал разве что безымянный инструментальный квинтет и институтский джаз-оркестр, которым руководил Владимир Фейертаг, в то время преподававший в Военмехе немецкий язык).

Основу группы составили две пары приятелей: Алик с Сашей и Петя с Ильей. Саша учился на третьем курсе, а трое других перешли на второй. Все четверо любили THE BEATLES, активно слушали бит и мечтали о том, чтобы играть его самим. Первые репетиции начались в октябре. Силы распределились следующим образом: Александр Глазатов (р. 15.06.46 в Ленинграде), соло-гитара, вокал; Илья Мордовин (р. 3.09.47 в Ленинграде), ритм-гитара, вокал; Петр Жуков (р. 16.09.46 в Ленинграде), бас, вокал, и Александр «Алик» Тимошенко (р. 22.08.46 в Ленинграде), орган, ф-но, вокал. Достойного кандидата на роль барабанщика в их окружении не нашлось, и первые полгода им помогал студент-старшекурсник Борис «Боб» Усиевич, который в то время играл на барабанах в оркестре Фейертага.

АРГОНАВТЫ в Киеве (в светлых пиджаках): А. Глазатов, П. Жеромский, П. Жуков, А. Тимошенко

Фото: архив автора

К Новому году они отрепетировали десятка полтора песен, позаимствованных, главным образом, с альбомов THE BEATLES и THE SWINGING BLUE JEANS. Дебют пока еще безымянной поп-группы состоялся 26 декабря на новогоднем вечере второкурсников в одной из аудиторий на третьем этаже и оказался довольно успешным, что воодушевило ее участников на новые подвиги. Уже с февраля 1966 года они начали регулярно выступать на институтских вечерах, набираясь опыта и уверенности. Вскоре у них появились первые конкуренты: ГАЛАКТИКА братьев Гулиных и ФЛАМИНГО Алика Исаева.

В марте 1966-го, закончив Военмех, из группы ушел Боб Усиевич. На его место был взят еще один сокурсник, Петр Жеромский (р. 18.07.45 в Ленинграде) – знаток поп-музыки, обладатель солидной коллекции записей и пластинок, но барабанщик поначалу чисто теоретический. Впрочем, серьезным музыкальным образованием в те годы могли похвастаться только Жуков, который семь лет осваивал аккордеон, и Тимошенко, в школьные годы занимавшийся по классу фортепьяно. Для начала Петя Жеромский освоил пару простейших рисунков – и пошло-поехало.

В июне 1966 года группа действительно поехала на свои первые гастроли: ее на месяц пригласили в летний спортивный лагерь МГУ под Анапу. Примерно тогда же, сходив культпоходом на модный американский фильм «Подвиги Геракла», пятеро музыкантов наконец выбрали себе подходящее имя – АРГОНАВТЫ. Как показало время, выбор оказался удачным.

Конец лета и начало осени АРГОНАВТЫ провели на танцплощадке в Саблино, а зимой 1966/67 года продолжили танцевальный сезон в клубе Кавголова. Иногда к ним приезжали быстро набиравшие популярность (но пока не имевшие своего аппарата) ЛЕСНЫЕ БРАТЬЯ, и две группы делали совместные выступления – каждому по отделению. Той же зимой АРГОНАВТЫ приняли участие в конкурсе поп-групп, который проходил в клубе «Канат», и были замечены, хотя не завоевали там высоких наград.

Начиная с весны 1967-го без АРГОНАВТОВ не обходилось ни одно культурное мероприятие в Военмехе, а их интенсивная работа на танцплощадках помогла группе сделать имя в масштабах города. К этому времени они сформировали довольно
Страница 35 из 39

обширный репертуар, в который входили не только кавер-версии, но и собственный материал. Первым как автор заявил о себе Тимошенко, немного позже к нему присоединился Петя Жуков.

Во второй половине 60-х выступления АРГОНАВТОВ в Розовом зале Военмеха значили для питерской молодежи, вероятно, так же много, как и концерты THE BEATLES в «Cavern» пятью годами раньше. На лето 1967-го АРГОНАВТЫ снова выехали в Саблино.

В начале марта 1968 года в Ленинграде прошел первый официальный смотр-конкурс самодеятельных ВИА, организованный под эгидой ЛДХС (позже – Дом самодеятельного творчества). АРГОНАВТЫ заняли на нем третье место. Финал смотра состоялся в концертном зале у Финляндского вокзала.

Пару месяцев спустя АРГОНАВТЫ отправились на гастроли в Киев. В то время в столице Украины действовал сильный студенческий клуб «Мечта», имевший множество секций, включая джазовую. Окольными путями кто-то из активистов клуба вышел на питерских музыкантов и рискнул пригласить их в гости. Первой, в мае 1968-го, туда поехала ГАЛАКТИКА. Вслед за ними, уже со своей аппаратурой, на две с половиной недели в Киев отбыли АРГОНАВТЫ. Им пришлось играть не только в студенческих клубах, но и в концертном зале на 2500 мест! Концерт, к которому были напечатаны настоящие типографские афиши, прошел на высоком профессиональном уровне и с полным аншлагом.

Надо заметить, что по меркам конца 60-х АРГОНАВТЫ были одной из самых сыгранных групп и уверенно пели на голоса. Чтобы получать из первых рук свежие музыкальные новости и нотные сборники, они наладили контакт со стюардессами международных авиарейсов и, пока остальные группы снимали слова и мелодии очередных хитов на слух, имели возможность играть их, что называется, один к одному. Значительную долю в репертуаре АРГОНАВТОВ тех лет занимал материал THE HOLLIES, THE MONKEES, MARMALADE, THE DAVE CLARK FIVE и Dave DEE, DOZY, BEAKY, MICK & TICH. Тогда же к сотрудничеству с группой был привлечен молодой поэт Виктор Большаков, перу которого принадлежали тексты многих ее песен, в т. ч. «Река Оккервиль», «Осень» и «Саласпилс».

Весной 1969 года АРГОНАВТЫ выступили на конкурсе поп-групп, организованном комсомолом под патронажем маститого джазмена, экс-музыканта утесовского оркестра Ореста Кандата.

Несколько раз их снимало Ленинградское телевидение и, по меньшей мере, один раз – Центральное. Любопытно, что сюжет об АРГОНАВТАХ, промелькнувший в телепрограмме, посвященной творчеству молодых, воодушевил бакинского школьника Володю Леви отправиться в Ленинград, поступить в Военмех и, в конечном счете, стать музыкантом (впрочем, это факт истории не столько АРГОНАВТОВ, сколько ГАЛАКТИКИ, а позже ТАМБУРИНА).

В декабре 1969 года АРГОНАВТЫ выступили на очередном вечере, посвященном Дню студентов. Именно там впервые прозвучал «Саласпилс» – один из наиболее знаменитых номеров в их истории. Песню о трагической судьбе литовской деревушки, где в годы Великой Отечественной войны находился нацистский концлагерь для детей, сочинил Тимошенко на стихи Большакова. Песня быстро разлетелась по городу, исполнялась другими группами, а пару лет спустя даже попала в репертуар ПОЮЩИХ ГИТАР, клавишник которых, Эдуард Кузинер, сделал свою аранжировку, добавил инструментальное соло и слегка изменил слова. Тем не менее, когда ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ собрались издать «Саласпилс» на пластинке, АРГОНАВТЫ заявили свои права на песню и сумели доказать их – на изданном «Мелодией» миньоне Тимошенко и Кузинер значились соавторами. Эта история – пожалуй, первый прецедент успешной борьбы за авторские права в Советском Союзе.

Весной 1970-го Военмех был закончен, но играть (в том числе и в его стенах) группа не перестала – все АРГОНАВТЫ однозначно остались в музыке. Когда в апреле 1971 года при активном содействии Коли Васина в Питере была основана Поп-федерация, АРГОНАВТЫ стали одними из ее участников и пару раз играли на совместных сэйшенах с польскими музыкантами.

В мае 1971 года почти невероятное для самодеятельной группы единство – пять лет в одном составе! – было нарушено: Жукова забрали в армию. Бас взял в руки Мордовин, а второго гитариста пришлось долго искать. Лето с ними отыграл автор-исполнитель Виталий Черницкий (р. 20.08.48 в Томске), гитара, вокал, который принес в репертуар несколько своих песен, но он и сам стремился к лидерству, поэтому не прижился и вскоре ушел; некоторое время в кандидатах ходил Володя Леви (тогда еще студент Военмеха), но по каким-то причинам не подошел, а вскоре занял место в ГАЛАКТИКЕ. Кто-то настойчиво рекомендовал АРГОНАВТАМ прослушать только что приехавшего в Питер Юрия Морозова, но и тут ничего не вышло. Наконец, в сентябре в их ряды влился новый гитарист Сергей Дорошенко (р. 10.10.53 в Ленинграде), студент Института культуры и бывший участник пары не слишком известных в масштабах города групп. На его квартире близ Технологического института АРГОНАВТЫ частенько репетировали.

Однако не прошло и месяца, как группу покинул Саша Глазатов – один из ее явных лидеров и идеологов. Он решил податься в профессионалы, устроился в ВИА НЕВСКИЕ ГИТАРЫ и быстро пропал из виду. Его заменой в АРГОНАВТАХ стал пришедший в октябре Владимир Осташенков (р. 10.08.52 в Ленинграде), певец, клавишник и весьма одаренный автор песен. Он тоже начинал в Военмехе, но, так и не окончив его, перевелся в Макаровку.

АРГОНАВТЫ в кафе «Ровесник» (1968 г.)

Фото: архив автора

В этом составе в ноябре 1971 года АРГОНАВТЫ съездили на Всесоюзный фестиваль ВИА «Серебряные струны» в Горький (ныне Нижний Новгород), где помимо них блистали Александр Градский со СКОМОРОХАМИ, московское ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ и челябинский АРИЭЛЬ. АРГОНАВТЫ поделили второе место со ВТОРЫМ ДЫХАНИЕМ.

В январе 1972 года по семейным обстоятельствам группу был вынужден покинуть Жеромский (он, правда, продолжал заниматься ее техническим обеспечением и в дальнейшем). Вакансию барабанщика занял Владимир Калинин (р. 3.08.50 в Николаеве). Он вырос в семье военного, которая в начале 60-х оказалась в Софии, самом рок-н-ролльном районе Пушкина. В 1967 году Володя организовал в Пушкине два мини-фестиваля местных групп, после чего отслужил в армии и поступил в Техноложку. После короткого эпизода с группой ТРОЛЛИ (с зимы до весны 1971-го), он периодически играл с компанией музыкантов, называвшей себя странными именами вроде ВИНЕГРЕТ, ШЕСТОЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛ и т. п., а также участвовал в организации сэйшенов с поляками.

К этому моменту АРГОНАВТЫ нашли новую репетиционную площадку в Институте водного транспорта. Осенью 1972-го на профессиональную сцену ушел и Дорошенко. Новым гитаристом стал хорошо известный в городе Валерий Бровко (р. 24.06.50 в Ленинграде), добившийся известности в UP & DOWN, а позднее вкусивший прелестей профессиональной сцены с архангельским ВИА ПОМОРЫ. По легенде, Бровко принял приглашение АРГОНАВТОВ по той простой причине, что они репетировали недалеко от его дома, в Летнем театре на Фонтанке. Одновременно с ним в группе появился и Александр Розенбаум (р. 13.09.51 в Ленинграде), гитара, ф-но, вокал, который заканчивал 1-й Медицинский, играл в группе АДМИРАЛТЕЙСТВО и тоже сочинял песни.

Весной 1973 года АРГОНАВТЫ
Страница 36 из 39

приняли участие в смотре-конкурсе ВИА Ленинского района Питера, где без особых усилий заняли первое место.

В мае 1973-го Розенбаум ушел, а Бровко на лето вернулся в ПОМОРЫ, после чего воссоединился с обломками UP & DOWN. К счастью, из армии как раз вернулся Жуков. Поскольку бас-гитарой прочно завладел Мордовин, Жуков пересел за пульт, хотя позже изредка выходил на сцену с 12-струнной гитарой, а также участвовал в вокальном многоголосии из-за пульта. Тогда же АРГОНАВТЫ переехали на новую площадку, в институт Гипробор (около студгородка на Ново-Измайловском проспекте). Летом 1973-го они не выступали, впервые за эти годы устроив себе каникулы, а Калинин отправился играть на Юг с АРСЕНАЛОМ.

В сентябре 1973 года группа собралась после каникул, чтобы репетировать новую программу. Заболевшего Мордовина на басу временно заменил Жуков, а гитару взял в руки гитарист из Колпино Юрий Алынин (р. 18.10.46 в Ленинграде) (экс-САДКО, ТРОЛЛИ, PHANTOMS, ГАРМОНИЯ и др.). В таком составе (Жуков, Тимошенко, Калинин, Алынин) они – вместе с оркестром Анатолия Бадхена – записали несколько песен и даже сами снялись в фильме «Это беспокойное студенчество», который на следующий год получил Гран-при на фестивале документального кино в Мюнхене.

В целом сезон 1973/74 года стал для АРГОНАВТОВ едва ли не самым сложным: во-первых, необъявленная война советских официальных структур против рока сделала крайне тяжелой любую (и, прежде всего, коммерческую) деятельность в этой сфере; во-вторых, после восьми лет на сцене в статусе любителей, музыканты неизбежно испытывали усталость и разочарование; в-третьих, с возвращением в группу Жукова между ним и Тимошенко обнаружилось заметное расхождение во взглядах на музыку. Примерно тогда же, задумав радикально разрешить проблему отсутствия гитариста, Тимошенко начал осваивать гитару сам, и, пока шел процесс обучения, группа волей-неволей простаивала.

В апреле 1974 года АРГОНАВТЫ сделали весьма удачное приобретение: в ее рядах появился универсальный музыкант, венгерский студент Ласло Талнаи, который играл на любых саксофонах, флейте, гармонике, кларнете, гитаре, скрипке, клавишных и пел. До этого он музицировал в группе студентов венгерского землячества, а в начале 70-х регулярно джемовал с ВИНЕГРЕТОМ, где тогда барабанил Калинин. Они снова начали выступать полным составом.

Тогда же АРГОНАВТЫ в очередной раз сменили порт приписки – в этот раз на ДК «Невский», где репетировали и регулярно играли на танцах. Летом 1974 года Володя Осташенков ушел в плавание – в Макаровке начиналась практика, и на три месяца, которые группа провела на танцплощадке в поселке Прасковьино близ Геленджика, его клавишные заменила гитара Юры Алынина.

В сентябре 1974-го полный новых идей Тимошенко ушел из группы и месяц спустя начал собирать свой весьма популярный во второй половине 70-х арт-роковый ОРНАМЕНТ. Поначалу его место так и осталось вакантным, а АРГОНАВТЫ – без электрической гитары – на время превратились в чисто акустический состав.

В конце зимы к АРГОНАВТАМ присоединился Владимир Ермолин (р. 7.12.54 в Ленинграде), экс-гитарист группы THE MAGIC WINDS и непревзойденный мастер кавер-версий THE BEATLES и другой классики рока. Правда, концертов в этот период было немного. Один из самых ярких состоялся в начале лета во время книжной ярмарки на площади Островского. Той же осенью, закончив учебу в Питере, уехал домой в Венгрию Ласло Талнаи. Не удивительно, что в конце концов он тоже ушел из инженеров, собрал в Будапеште собственную группу и продолжал заниматься музыкой. Используя временное затишье, Ермолин в это время параллельно репетировал с обломками МАНИИ; весной 1976-го он ушел в ЧТО ДЕЛАТЬ? а потом собрал ЗАРОК, с которым и поныне вполне успешно возрождает на сцене магию музыки THE BEATLES (и не их одних).

Новое оживление началось в рядах АРГОНАВТОВ только в начале 1976 года, когда к ним, из дальних странствий возвратясь, примкнул блудный гитарист Саша Глазатов. В марте того же года они – вместе с ОРНАМЕНТОМ и АКВАРИУМОМ – представляли Питер на Днях популярной музыки в таллинском Политехе, а в июле приняли участие в еще одном прибалтийском фестивале, на этот раз в Лиепае, после чего из группы опять ушел Глазатов. На его место АРГОНАВТЫ прослушивали даже Жору Ордановского из временно распавшихся РОССИЯН, но по разным причинам этот любопытный союз не состоялся.

В сентябре, закончив Макаровку, из АРГОНАВТОВ в море ушел Осташенков, поэтому в ноябре группа объявила осенний призыв. Одну из вакансий занял Федор Столяров (р. 31.01.51 в Ленинграде), в прошлом лидер-гитарист и певец хард-роковых групп ФЕНИКС и ИДЕЯ, а вторую – вновь Александр Розенбаум (на этот раз как клавишник), в то время работавший на станции «Скорой помощи». Розенбаум существенно освежил репертуар АРГОНАВТОВ: одаренный мелодист и мастер стилизаций, он легко сочинял в любых жанрах – от ритм-энд-блюза до городского романса и от жестких рок-н-роллов до поп-баллад. В числе его песен для АРГОНАВТОВ – «Jimi Blues», посвященный памяти Хендрикса, ироничная «Песни о раках» и т. д. В 1978 году Розенбаум даже сочинил для группы целую рок-оперу на сюжет мифа об аргонавтах, но их возможности, к сожалению, не позволили реализовать этот честолюбивый и смелый замысел.

АРГОНАВТЫ продолжали играть в «Невском», выступили на фестивале в ЛЭТИ с московскими группами ВИСОКОСНОЕ ЛЕТО, ПАНОРАМА и ВИКТОРИЯ, а также концертировали по студенческим клубам. Осенью 1978 года они, в свою очередь, съездили в Москву, где дали концерт с местной ЗЕМЛЕЙ САННИКОВА.

В феврале 1979-го грянули новые перемены. Столяров и пришедший вместе с ним в АРГОНАВТЫ техником бас-гитарист ФЕНИКСА и ИДЕИ Олег Киселев, которые все это время параллельно репетировали под вывеской МЫСЛИ И ВРЕМЯ, ушли и собрали ДИЛИЖАНС. Практически перестал выступать с группой и Розенбаум, хотя он по-прежнему поставлял группе материал. Осенью 1980 года он под вынужденным прозрачным псевдонимом Аяров (А. Я. Розенбаум) стал участником группы Альберта Асадуллина ПУЛЬС.

Ветераны группы Жуков, Мордовин и Калинин решили радикально обновить и состав, и музыкальный арсенал АРГОНАВТОВ. Новыми участниками АРГОНАВТОВ стали студенты музыкального училища им. Мусоргского Сергей Белолипецкий (р. 16.09.54 в Ленинграде), гитара, вокал, известный по участию в группах ГОЛЬФСТРИМ и ДВЕ РАДУГИ, а также Николай Гусев (р. 12.05.57 в Ленинграде), клавишные, вокал, начинавший в студенческом бэнде ЛАБИРИНТ. В сентябре 1979 года к ним присоединился еще один студент муз. училища Евгений Жданов (р. 26.02.52 в Хабаровске), саксофоны, флейта, вокал, который пришел из группы Игоря Голубева (позднее ДЖОНАТАН ЛИВИНГСТОН).

АРГОНАВТЫ снова начали активно выступать (питерский рок-журнал «Рокси» в своем третьем номере сообщал: «АРГОНАВТЫ играют по семь дней в неделю»), пытались записывать свой новый материал, снимались на телевидении, потом на полгода ушли в тень и вновь появились перед публикой только 28 апреля 1980 года.

Новая программа, которая опиралась на фанк, соул и ритм-энд-блюз, была воспринята ортодоксальной частью слушателей в штыки: во времена расцвета диско любой намек
Страница 37 из 39

на танцевальные ритмы воспринимался любителями харда как уступка ненавистной попсе, и по городу поползли нелепые слухи о том, что АРГОНАВТЫ «продались».

Лето 1980-го группа провела, выступая на диско-шоу в ЛДМ, где в то время работал Калинин, возглавлявший клуб «Фонограф». Хотя они звучали превосходно, и менее предвзято относившаяся к модным ритмам молодежь с удовольствием танцевала под музыку ветеранов, в целом АРГОНАВТЫ заметно сдали.

Осенью 1980-го они сыграли последний нелегальный сэйшен с МИФАМИ в клубе на Энергетиков, 50, после чего задумали с помпой отпраздновать свой юбилей: группе как раз исполнялось пятнадцать лет.

По преданию, Калинин и Столяров отправились в ЛМДСТ, на Рубинштейна, 13, чтобы получить официальное разрешение на юбилейное шоу, но в процессе переговоров с новым директором Дома Анной Ивановой возникла – и была не без колебаний поддержана – идея постоянно действующего клуба любителей популярной музыки, иными словами, Рок-клуба.

Его первое собрание состоялось в конце января 1981 года, а 7 марта Рок-клуб уже сделал свой первый официальный концерт. Хотя АРГОНАВТЫ принимали в его создании самое непосредственное участие, для них, как и для других музыкантов со стажем и опытом, клуб оказался бесполезен: перспектива раз-другой в год бесплатно выступать на его сцене едва ли могла вызвать энтузиазм у профессионалов, а с легализацией Рок-клуба все остальные формы проведения концертов (кроме выступлений на танцах и в ресторанах) попали под тотальный запрет.

Единственное выступление АРГОНАВТОВ и ДИЛИЖАНСА под эгидой Рок-клуба состоялось 4 мая на мини-фестивале в ДК «Невский», где они, как всегда, показали настоящий класс и затмили выступления других участников. Именно там с АРГОНАВТАМИ в первый раз сыграл новый бас-гитарист, молодой Иван Ковалев, в начале года сменивший ушедшего со сцены Мордовина. Это выступление стало и празднованием юбилея группы, и ее лебединой песней.

Лето группа встретила на танцевальных вечерах в ЛДМ, потом переехала в Стрельну, но в июле из-за проблем со здоровьем группу покинул Жуков, последний из ее основателей. Последовал болезненный раздел имущества с взаимными претензиями и обидами – и в сентябре 1981-го АРГОНАВТЫ поставили в своей истории жирную точку.

Калинин ушел в группу рок-возрождения РОК-АРТЕЛЬ, с которой играл до весны 1983 года, после чего занимался разнообразной деятельностью как в мире музыки, так и вне его. Жуков, Мордовин и Жеромский много лет работали в Ленконцерте, в частности, аккомпанировали Эдите Пьехе (у нее, кстати, играл и Дорошенко). Жуков позднее трудился на одной из студий звукозаписи, а Жеромский в начале 90-х оказался в США, обосновался в Хьюстоне и нашел работу по специальности в американской аэрокосмической компании NASA.

Тимошенко после распада ОРНАМЕНТА занимался наукой, защитил кандидатскую диссертацию, но в 1986 году вернулся в музыку как директор АЛИСЫ, а позднее работал с NAUTILUS POMPILIUS и DDT. Черницкий в 1982 году принял участие в съемках фильма Динары Асановой «Пацаны», для которого написал всю музыку и даже спел в кадре несколько своих хитов. В середине 80-х он регулярно появлялся на телеэкране, а потом пропал из поля зрения, хотя по-прежнему сочинял стихи и песни.

Осташенков продолжал ходить в море. Бровко собрал студийную группу МОСТ, с которой играл на многих записях питерской «Мелодии». Позднее он стал известным композитором, написал музыку к множеству фильмов и даже балет. Ласло Талнаи, как уже было сказано, занимался музыкой в родной Венгрии, а в середине 90-х приезжал погостить в Россию. Алынин несколько лет играл в МЕЛОМАНАХ, но в 1977-м покинул сцену.

Розенбаум, благополучно пережив смутное позднебрежневское время, стал одним из самых успешных авторов-исполнителей СССР, а затем новой России, депутатом Государственной Думы и даже зампредом одной из ее фракций. Столяров по уходе из ДИЛИЖАНСА надолго покинул музыку, потом играл на гитаре у Розенбаума, гастролировал со своей группой ОФИС, записал пару соло-альбомов, близких по стилю к русскому шансону, а в 1994 году возглавил 36-й канал питерского телевидения.

Из участников последнего состава группы наиболее заметен на современной рок-сцене Николай Гусев, который вместе со Ждановым ушел из АРГОНАВТОВ в БАРОККО. Затем их пути разошлись: Гусев играл в СТРАННЫХ ИГРАХ, а Жданов в САВОЯРАХ, хотя еще позже оба встретились в рядах АВИА. Ныне Гусев пишет киномузыку, выпустил соло-альбом, играет в НОМ и трудится спичрайтером на том же 36-м канале. Жданов играет в группе НЭП и в различных джазовых комбо, в т. ч. САМКХА. Сергей Белолипецкий после эпизодических появлений в рядах ДИЛИЖАНСА и ОРНАМЕНТА создал свою группу ЭЛЕКТРОСТАНДАРТ, однако в конце 80-х покинул музыку и занялся издательским бизнесом.

Иван Ковалев преподавал в училище им. Мусоргского, играл джаз, принимал участие в первом составе ТЕЛЕ У, а позже играл самую разную музыку – от поп-рока в ЗЕМЛЯНАХ до ритм-энд-блюза в KING B. & BBB и LIA PIN’S BLUES.

Хотя оригинальный состав группы с 1971-го не собирался ни разу, в той или иной форме АРГОНАВТЫ еще несколько раз выходили на сцену. В октябре 1987 года они появились в ретро-программе «Рок – мой рок» на сцене ЛДМ в составе: Тимошенко, Жуков, Калинин, Осташенков, Розенбаум, Валерий Бровко и его брат, Александр Бровко (бас). В марте 1996 года группа сыграла в казино «Conti» на пятнадцатилетии Рок-клуба, а на Рождество 1998-го выступила на концерте «Старый рок под Новый год» в ДК милиции составом: Тимошенко, Бровко, Мордовин, Калинин, Розенбаум.

Наконец, 13 сентября 2001 года в БКЗ «Октябрьский» на концерте, посвященном пятидесятилетию Розенбаума, на сцену вышли виновник торжества, Жуков, Мордовин, Столяров и Калинин: при участии клавишника Розенбаума Александра Алексеева (экс-ДВЕ РАДУГИ) АРГОНАВТЫ исполнили «Песню ковбоя» и «Когда опадают листья».

7 мая 2002 года АРГОНАВТЫ понесли первую утрату: от сердечного приступа умер Владимир Осташенков, а 1 июня 2004 года под колесами поезда трагически погиб Сергей Дорошенко – после ухода из музыки он несколько лет жил в Штатах, потом вернулся на родину, подумывал о том, чтобы вернуться на сцену, но случиться этому было не суждено.

В разное время АРГОНАВТЫ записывали свой материал, однако до сих пор ни одна из их песен не издана официально. В середине 90-х они предпринимали попытки записать хотя бы часть своего обширного репертуара в студии, но воз и ныне там.

АРС

Появившись на свет в самом начале 80-х, питерская группа АРС занимала на музыкальной карте города тех лет особое место: не стремясь ни в Рок-клуб, ни в филармонию, она исполняла свою оригинально задуманную и безупречно аранжированную музыку на стыке арт-рока и новой волны почти исключительно в стенах Ленинградского Дворца Молодежи, где отработала без малого пять лет.

Основателем и автором всего репертуара АРСА был пианист и аранжировщик Константин Ефимов. Он родился в Питере в 1958 году и рос с бабушкой, которая и приобщила его к музыке в возрасте четырех лет, когда родители, работавшие по контракту в ГДР, прислали оттуда сыну пианино «Wolkenhauer» (1937 года выпуска).
Страница 38 из 39

Сначала юный музыкант занимался с домашними учителями, потом в музыкальной школе и, наконец, в Ленинградской консерватории.

Еще в школе Ефимов начал сочинять музыку, а получив диплом, оказался во Дворце Молодежи, где осенью 1981 года ему предложили собрать свою группу. В ее состав вошли студенты и выпускники музыкальных училищ, по большей части, не имевшие опыта сцены: Алексей Зубарев (соло-гитара), Борис Богатов (бас), Андрей Ардентов (клавишные) и Вадим Косов (барабаны). Косов тоже учился в Консерватории и посещал Капеллу. Летом 1979 года он недолго играл в РОССИЯНАХ, а потом в оркестре ДИСКО. Зубарев сессионировал на записях ленинградской «Мелодии». Звукорежиссером АРСА стал Андрей Дейков.

Дворец Молодежи, который надеялся с помощью группы привлечь в свои стены модную публику, щедро выделил на экипировку шестьдесят тысяч рублей – АРС получил в свое распоряжение клавиши «Vermona», «Roland 550» и «Fender Rhodes», гитары «Gibson» и «Fender Jazz Bass», барабаны «Superamati» и т. п.

Ефимов сочинял элегантные инструментальные пьесы и немного пел (хотя не был силен в сочинении текстов), однако для выступлений на танцевальных вечерах группе были необходимы настоящие вокалисты, поэтому весной 1982 года в АРСЕ появился Александр Донских, который до этого пел в группе ДЛИННАЯ ДИСТАНЦИЯ и вступил в Рок-клуб как клавишник ЗООПАРКА. Время от времени к ним заглядывала дочь Эдиты Пьехи Илона Броневицкая. Донских вспоминал, как они дуэтом пели «Mystery of Love» Донны Саммер, хотя в основном АРС исполнял собственные сочинения – разрешения на это добилось для группы руководство ЛДМ.

АРС репетировал по соседству с театром «Лицедеи» и еженедельно играл на вечерах во Дворце. Броневицкая вскоре пропала, но в группе появился еще один клавишник и певец Михаил Вайман. В мае 1982 года техническую группу АРСА укрепил светооператор Виталий Роткович.

АРС (1984 г.): К. Иванов, К. Ефимов

Фото: архив В. Ротковича

В начале 1983-го АРС практически впервые выбрался за стены ЛДМ, выступив на сборном концерте в «Юбилейном» на разогреве АВГУСТА. Донских к тому времени переманили ЗЕМЛЯНЕ, поэтому с АРСОМ пел Игорь Семенов из ПУЛЬСА. У него, впрочем, были другие планы на будущее, и той же весной Игорь организовал свой РОК-ШТАТ. После Семенова к микрофону был приглашен Леонид Прохоров (в 60-х и 70-х он пел в группах ОРИОН, БАРОККО и т. д., позднее выступал в Мюзик-холле, но предпочитал петь рок, а не эстраду).

В 1983–1984 годах АРС довольно активно участвовал в музыкальной жизни, однако никаких существенных сдвигов в положении группы не произошло, поэтому в ее рядах начались шатания. В июне 1983-го АРС покинул Косов, место которого занял молодой, но одаренный барабанщик Константин Иванов, дебютировавший в студенческой группе ЗОЛОТОЕ ВРЕМЯ. В конце года ушел Зубарев – новым гитаристом стал Федор Иванов, игравший до этого разве что на пригородных танцплощадках.

После того как в апреле 1984 года распалась группа ВАРИАНТ, ее звукооператор Александр Дрызлов перевез свою аппаратуру во Дворец Молодежи, а гитарист Александр Казбеков (ранее ЛЕСНОЙ ПРОСПЕКТ) сменил Федора Иванова (позже в ЗАРОКЕ и РОК-ШТАТЕ). Почти одновременно место Прохорова занял экс-певец ФОРВАРДА и ЗЕМЛЯН Михаил Кошелев. В этом составе АРС отработал во Дворце до мая 1985 года и распался.

Ардентов перешел в поп-группу ТЕЛЕСКОП, которая образовалась на обломках ВИА КАЛИНКА; Богатова пригласили к Пьехе, Дейкова – в СТАРТ, а Ротковича – в АВГУСТ. Казбеков, который в последние месяцы существования группы крутил ручки за пультом, а не играл на гитаре, стал директором и звукорежиссером популярной в 80-х Студии ЛДМ. Костя Иванов отработал сезон с ДИЛИЖАНСОМ, потом отслужил в армии, половину 1988 года играл в СОЮЗЕ, а потом перебрался в Европу и ныне живет в Голландии.

Основатель АРСА Константин Ефимов в 1985–1988 годах сотрудничал с группами НЕВСКИЙ ПРОСПЕКТ, МОДЕЛЬ и ЯБЛОКО. После того как железный занавес рухнул, он отправился знакомиться с миром, работал в Восточной Европе и Скандинавии, а на рубеже 90-х оказался в США и поселился в Калифорнии.

Американская судьба Ефимова оказалась более успешной, нежели у множества других охотников за удачей: он был принят в Голливуде, подписал контракт с солидной компанией «Narada» и дебютировал на рынке музыки нью-эйдж с высоко оцененными критикой альбомами «Suite St. Petersburg: A Piano Portrait» (1994) и «10 Pebbles» (1996). К настоящему времени дискография музыканта насчитывает около двадцати альбомов, среди которых «Interpretations of Elton John», где он представил свои версии песен великого певца и композитора. Помимо собственных альбомов Ефимов (нередко известный под сценическим именем «Kostia») успешно сотрудничал с такими определяющими лицо фирмы «Narada» артистами, как Дэвид Аркенстоун и Майкл Геттель. В 2001 году Костя Ефимов и знаменитый гитарист Дэрил Штюрмер (работавший с Джорджем Дюком, GENESIS и всеми его участниками, включая Фила Коллинза) выпустили весьма интересный альбом «Another Side of Genesis». Что же до записей АРСА, то они не изданы и по сей день.

Интересно, что почти одновременно с АРСОМ из ЛДМ в Питере существовала другая группа под тем же именем: ее собрал экс-вокалист старых ЗЕМЛЯН Евгений Яржин. Второй АРС базировался в Доме ученых института НИИЭФА в Металлострое, исполнял собственный материал и развалился через год после первого, а его участники рассеялись по группам СОЮЗ ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ РОК, ДЕТИ и СЕЙФ.

АРСЕНАЛ

Хотя на карте рок-н-ролльного Питера Технологический институт не был столь же заметен, как находящийся по соседству Военмех, в первой половине 70-х там сложилась своеобразная музыкальная сцена, лидером которой стал АРСЕНАЛ – сильная, хотя и страдавшая от регулярных смен состава группа, в творчестве которой отразились процессы перехода от рок-н-ролла и бита к более сложным и тяжелым музыкальным формам следующего десятилетия и от каверов к собственному творчеству.

Основал АРСЕНАЛ гитарист Андрей Шепето (р. 14.12.45 на советской военной базе в Финляндии, хотя вырос под Питером, в Новом Петергофе). В школьные годы он увлекся музыкой и начал осваивать классическую гитару, а после школы поступил в механико-технологический техникум, где осенью 1964 года свел знакомство с начинающим барабанщиком Кириллом Куликовым. Как раз в то время Кирилл и его друг детства Яша Певзнер задумали организовать свою бит-группу, и Андрей был сразу приглашен в нее соло-гитаристом. Примерно год спустя группа взяла название СТРАННИКИ и дебютировала на вечере в техникуме, где учились Кирилл и Андрей. На бас-гитаре в СТРАННИКАХ играл младший брат Андрея, Александр Шепето.

СТРАННИКИ просуществовали до конца 1967-го, однако Андрей Шепето покинул их за пару месяцев до финала, поскольку поступил в Технологический институт и решил на время завязать с музыкой. Тем не менее уже следующей зимой он оказался вовлечен в процесс создания новой группы.

Как это обычно бывает, на начальных этапах состав группы мог меняться от репетиции к репетиции. Огромный энтузиазм проявлял Захар Леви (гитара, вокал), приехавший поступать в Техноложку из Грузии, где он учился в музыкальной школе. За барабанами появился Андрей
Страница 39 из 39

Гохин, который до этого жил с отцом-военным в Восточной Германии и окончил там джазовое училище. В конце 1968 года к ним примкнул музыкально одаренный Анатолий Макеев: он тоже закончил музыкальную школу, играл на басу, гитаре, клавишных и сочинял симпатичные песни, которые неплохо пел. Чуть позже клавишником стал Саша Шепето.

На какое-то время к безымянной пока группе прибился экзотический персонаж по имени Ибрагим: сын придворного императора Эфиопии Хайле Селассие I, он учился в Технологическом институте как минимум лет десять и без особого успеха пытался играть на тамбурине.

Основную проблему поначалу составляла аппаратура, собранная по принципу: у кого что есть, поэтому звучание группы оставляло желать лучшего. Как-то раз они сыграли на свадьбе администратора закрытого на ремонт кинотеатра «Титан», который рассчитался с ними, подарив списанный усилитель «Кинап».

Организационный период затянулся до весны: все это время группа не играла, а подыскивала музыкантов, место для репетиций, работоспособный аппарат и подходящий репертуар.

В феврале 1969 года Шепето предложил группе название АРСЕНАЛ, а пару месяцев спустя она нашла базу в общежитии Технологического института № 5 на улице Трефолева. Захар Леви к этому времени испарился (интересно, что в том же году поступать в Военмех приехал его двоюродный брат Володя, позднее в ГАЛАКТИКЕ, САШЕ-218 и ТАМБУРИНЕ); его сменил Геннадий Черкашин, ритм-гитара, вокал, учившийся в институте им. Бонч-Бруевича. Новым барабанщиком стал Владимир Герасименко, который, несмотря на молодость, уже считался профессионалом, так как успел отметиться в группах ГРИФЫ, ОСКОЛКИ и ЛЕТУЧИЙ ГОЛЛАНДЕЦ.

В конце 60-х безусловной звездой Технологического института был КОНДОР, хорошо сыгранные и эффектно смотревшиеся на сцене музыканты, начинавшие еще в эпоху бита, поэтому появление новой группы вызвало в студенческой среде живейший интерес.

Весну и лето АРСЕНАЛ интенсивно репетировал в общежитии, а иногда играл там на танцах. Если поначалу репертуар группы составлял, главным образом, материал 60-х («Toil & Trouble» MANFRED MANN, пара номеров Рэя Чарлза и т. д.), то по мере того, как музыканты набирались опыта, у них возникал интерес к более актуальной музыке – харду, блюз-року, психоделии. Новыми хитами их программы становились номера CREAM, Джими Хендрикса, TEN YEARS AFTER и пр. Помимо импортного материала АРСЕНАЛ играл несколько песен Макеева и других своих участников.

Осенью 1969 года АРСЕНАЛ переехал с Трефолева в общежитие ЛТИ в Яковлевском переулке, 8, и наполовину сменил состав. Младший Шепето и Черкашин ушли. Новым клавишником стал Николай Думченко, а петь был приглашен старинный знакомый и коллега Андрея Шепето по СТРАННИКАМ Михаил Кудрявцев (который иногда брал в руки бас, чтобы в отдельных песнях освободить Макеева). От ритм-гитары на этом этапе было решено отказаться вообще: судя по всему, АРСЕНАЛ сделал это первым в городе.

В сезоне 1969/70 года АРСЕНАЛ не только добился звездного статуса в родном институте, где их единственным серьезным конкурентом оставался КОНДОР, но и обратил на себя внимание в масштабах всего Питера: народ пробивался на их выступления всеми правдами и неправдами, а репутация АРСЕНАЛА ни в чем не уступала популярности групп из соседнего Военмеха.

В декабре 1969 года они впервые приняли участие в конкурсе самодеятельности института, а 28 марта 1970-го сыграли большой официальный концерт в зале ЛТИ, хотя начавшаяся после Нового года реакция существенно ограничила число площадок, на которых группы могли свободно выступать.

В апреле 1970-го Кудрявцев, который параллельно репетировал дуэтом со своим приятелем, одаренным автором песен Василием Плехоткиным, решил вместе с ним присоединиться к питерским ВЕСЕЛЫМ РЕБЯТАМ, собравшимся на обломках СТРАННИКОВ; в мае в армию призвали Володю Герасименко. Между тем группа получила приглашение на все лето отправиться с институтским стройотрядом на Кольский полуостров, в район Апатитов и Кировска, поэтому в АРСЕНАЛ были в спешном порядке ангажированы Игорь Кастальский, вокал (иногда гитара или бас), и Олег Кубышкин (экс-БОБРЫ), барабаны.

Приехав на место, музыканты быстро убедились, что местные комсомольцы их особо не ждут и нормальных условий для выступлений нет, поэтому они без особого труда договорились с администрацией лучшего в округе ресторана и все лето играли там, чередуясь с местной группой СЕВЕРЯНЕ.

По возвращении домой АРСЕНАЛ продолжал играть в общежитии на Яковлевском, но в октябре повестка из военкомата настигла Думченко, и группа в который раз оказалась перед необходимостью искать замену. По счастью, тогда же в армию отправились почти все музыканты популярной ЛИРЫ, а их бас-гитарист Владимир «Царь» Васильев временно остался без работы и согласился помочь АРСЕНАЛУ. Универсальный Макеев уступил ему бас и переключился на клавишные.

Этот состав принял участие в мини-фестивале, который прошел в Техноложке в конце октября: помимо АРСЕНАЛА в нем участвовали КОНДОР и две молодых группы. Хотя никаких эксцессов там не произошло, для КОНДОРА этот концерт оказался последним: кому-то из партийных функционеров не понравились их идеологически невыдержанный репертуар и сомнительное название (хотя в чем заключалось и то, и другое, сказать было трудно) и группе было запрещено выступать.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/andrey-burlaka/rok-enciklopediya-populyarnaya-muzyka-v-leningrade-peterburge-1965-2005-tom-1/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.