Режим чтения
Скачать книгу

Историческая правда и украинофильская пропаганда читать онлайн - Александр Волконский

Историческая правда и украинофильская пропаганда

Александр Михайлович Волконский

Николай Стариков рекомендует прочитать

Россия и Украина – это одно целое, это один народ. Поэтому граждане России не могут воспринимать происходящее на Украине отвлеченно и абстрактно. Это наша боль. Это наша трагедия.

А врагам России нужно, чтобы славяне дрались между собой.

Проект «Украина» был начат властями Австро-Венгрии во второй половине XIX века. Главная идея – Украина не Россия, а украинцы – отдельный народ. Под эту идею уже тогда начали выдумывать и фальсифицировать историю. Начиная с Древней Руси, которую уже сегодня в Киеве называют Русь-Украина.

Патриоты Русского мира всегда остро переживали попытки отколоть часть нашего народа. Книга, которую вы держите в руках, увидела свет в 1920 году в Италии.

Русский офицер, военный дипломат А. М. Волконский, уже находясь в эмиграции, написал книгу, разоблачающую украинофильскую пропаганду.

А в начале XX века она ничем не отличалась от начала века XXI.

У вас в руках правда об Украине, написанная патриотом 100 лет тому назад!

А. М. Волконский

Историческая правда и украинофильская пропаганда

© ООО Издательство «Питер», 2016

Предисловие Николая Старикова. Украинофильская пропаганда – взгляд в историю

Как столкнуть между собой братьев? Рассказать им, что они не родственники, что они не братья и не одна семья. Что один из них – главный враг другого. Классический принцип – разделяй и властвуй. В истории его применяли бессчетное число раз. К сожалению, и в истории нашей страны тоже. Гражданская война начала XX века тому страшное свидетельство. Тогда нас смогли разделить на белых и красных. Итогом этого стали миллионы погибших, разрушенная страна, потерянные территории, небывалое падение уровня жизни. В книге, которую вы держите в руках, изложены факты, которые могут помочь понять правду и открыть глаза многим.

Сегодня, когда мы наблюдаем трагедию гражданской войны на Донбассе, мы обязаны вспомнить, каковы ее истинные причины. А они таковы: создание в конце XIX века идеологии украинства. Создание мифа об отдельном украинском народе, украинском государстве, которое не имеет никакого отношения к России и русскому народу.

Создали этот миф, который сегодня приносит кровавую жатву на Донбассе, в Австро-Венгерской империи. Сделали это не от хорошей жизни – в империи Габсбургов была целая область (Галиция), населенная русскими. Это единство галичан с остальным русским народом, который в Российской империи официально состоял из великороссов, малороссов и белорусов, официально признавалось Веной. С 1772 до 1848 года австрийское правительство официально называло их Russen.

«Но в 1848 году губернатор Галиции граф Стадион обратил внимание Вены на опасность такого названия, и вместо Russen впервые для обозначения русского населения Прикарпатья ввели имя Ruthenen». Однако название Рутения и термин «рутены» для обозначения русского населения Галиции не прижился. Тогда австрийские политики пустили в дело второй вариант.

В самом конце XIX века была быстро сформирована украинская партия, изданы книги «по истории вопроса», а официальная пропаганда империи Габсбургов запустила в обиход термин «украинский» в отношении галичан. Сначала использовался термин «украино-русский», а потом вторая часть как-то «отпала». Те, кто соглашался стать украинцем, получали преференции, финансирование, льготы. Получалась странная ситуация – родители русские, сын у них украинец. Потому что так возможно было поступить в институт.

Вообще в идее украинства, которое быстро взяли на вооружение спецслужбы Австро-Венгрии, присутствует не только оборонительная часть. Империя не только хотела защититься от своей славянской «пятой колонны», которая, будучи русскими по крови, чувствовала свою связь с Россией. Речь шла и о геополитическом нападении – при хорошем развитии событий можно было попытаться создать «независимую Украину». Почему в кавычках? Потому, что ее главой должен был стать один из Габсбургов. Расколов Российскую империю, австрийцы собирались под флагом украинства присоединить к себе южнорусские территории. Но для этого нужно было проделать большую работу. В Австро-Венгрии начинается гонение на все русское. В 1912 году правительство кайзера впервые называет русское население своей страны «украинцами». Прекращается обучение русскому языку, закрываются газеты на русском, вместо них появляются «на украинском» языке, ликвидируются общественные и просветительские союзы, учебные заведения.

С началом Первой мировой войны эта деятельность окрашивается в кровавый цвет – встречавших русскую армию хлебом-солью русских позже, при отступлении наших войск, расстреливают, вешают и отправляют в концлагеря Терезиенштадт и Таллергоф. Гибнут десятки тысяч людей. Одни из самых активных палачей, наряду с венграми и немцами, – те, кто называет себя украинцами. Начало сегодняшней трагедии Донбасса там – в 1914–1915 годах.

Книга А. М. Волконского «Историческая правда и украинофильская пропаганда» написана и впервые опубликована в Италии в 1920 году. Это подробный разбор всей той немыслимой лжи и фальсификаций, которые использовались при создании того мифа, который сегодня уже дошел до абсурда в работах некоторых киевских историков, пишущих о «древних украх, создавших пирамиды».

Вот лишь несколько цитат из книги:

«В сегодняшних газетах помещено воззвание г. Петлюры к «украинскому народу» Г. Петлюра объявляет в нем, что «москали» вековые враги «украинцев». А правда как раз в обратном: московские русские никогда врагами русских в Малой России не были; более того, только войны Москвы против Польши освободили малороссов от господства их вековых врагов – поляков и вернули Украйну в политическую орбиту русского мира».

«Русское слово «украйна» (польское ucraina) означает «пограничная земля»… русское прилагательное ucrainij означает то, что лежит у края, близ грани… Очень знаменательно это значение слова, ибо ясно: то, что именуется Украйной, не есть нечто самостоятельное; такое название может быть дано известной местности лишь извне, правительством или народом, рассматривавшим эту местность как некий придаток к своему государству».

Описанные в книге Волконского факты, разумеется, не включают в себя страшную историю Великой Отечественной войны, когда украинские националисты пошли на службу немцам. Впрочем, эти политические силы и были созданы австрийскими немцами еще до Первой мировой. А в армии Габсбургов был сформирован даже корпус «сечевых стрельцов», куда пытались вербовать пленных русской армии, которые готовы были предать Родину. Во время мировой схватки подобные «проекты» были и у России – достаточно вспомнить чехословацкий корпус, почти целиком состоявший из бывших военнослужащих австро-венгерской армии. Но есть одно серьезное отличие – чехи не совершали преступлений против своих сограждан и не отличались зверствами в отношении пленных.

В ходе Второй мировой войны украинские националисты на службе немецким нацистам совершили страшные преступления. Против евреев, против поляков, против русских. И против жителей советской Украины. Охрана многих нацистских концлагерей
Страница 2 из 7

состояла из украинских националистов.

После разгрома Третьего рейха наши «союзники» заботливо вывезли всех противников России-СССР к себе. При одном условии – чтобы они были не русские и хотели бы бороться со всем русским. Латышские эсэсовцы убежали в Лондон, а украинские – в Канаду. В 1991 году вся идеология ненависти «к москалям» была перенесена на территорию Украины. Трагедия в том, что часть русского народа, путем пропаганды и лжи введенная в заблуждение, борется со всем русским. По сути – с самими собой. И очередной раунд этой трагедии развертывается на наших глазах сегодня на Донбассе.

Россия и Украина – это одно целое, это один народ. Поэтому граждане России не могут воспринимать происходящее там отвлеченно и абстрактно. Это наша боль. Это наша трагедия. И Россия должна сделать все от нее зависящее, чтобы гражданская война внутри Русского мира прекратилась как можно скорее.

К читателю

Заграничная пропаганда украинской партии почти не встретила противодействия. Десяткам украинофильских брошюр можно противопоставить едва 3–4 брошюры, освещающие иностранцам вопрос беспристрастно; сотни статей остались без ответа. При таком непротивлении, при таком безразличии нашем к судьбам родины правое дело сочувствия в Европе не найдет.

Здесь в малом объеме мы свели немалый фактический материал, и собрать его в нынешних условиях, находясь за границей, задача нелегкая. Но тысяча экземпляров брошюры среди груды газетных статей противоположного направления – это капля в море, и работа наша останется втуне, если не найдутся другие, которые пожелают использовать ее данные на страницах иностранной ежедневной печати.

Предисловие к французскому изданию

Одной из целей, к которым стремился германский мир, подготовляя мировую войну, было расчленение России. Державы Согласия идут теперь в этом вопросе по пути, намеченному Германией: им остается лишь признать независимость всего юга России (произвольно[1 - См. схему в конце книги.] названного Германией Украйною), и германские мечты осуществятся.

Кто замыслил неправое дело, охотно принимает за истину всякий софизм, в котором усматривает оправдание своему замыслу. Этим объясняется, почему легенда о существовании украинского народа и о русском иге, тяготевшем над ним, так быстро привилась в странах Согласия. Трудно найти лучший пример того, как путем печати создают ложное общественное мнение, чем пример пропаганды, ведущейся за границей украинофильской партией.

В сегодняшних газетах помещено воззвание г. Петлюры к «украинскому народу» Г. Петлюра объявляет в нем, что «москали» вековые враги «украинцев». А правда как раз в обратном: московские русские никогда врагами русских в Малой России не были; более того, только войны Москвы против Польши освободили малороссов от господства их вековых врагов – поляков и вернули Украйну в политическую орбиту русского мира.

На этих страницах читатель найдет историческую правду. Фраза эта подсказана отнюдь не отсутствием скромности, ибо я излагаю не собственное мнение – я лишь привожу цитаты авторитетов, начиная с писателей и летописцев греческих, арабских и западных IX века вплоть до современного нам историка русского искусства. Киевский летописец Нестор (XI века) – наш лучший союзник в вопросах дотатарского периода, и не я, а выдающийся историк Ключевский ответит вам здесь, существует ли украинский народ, и объяснит вам, как образовалась малорусская ветвь единого русского народа.

Многочисленные выдержки из документов, бесспорные исторические факты, точные хронологические данные – я сделал все, что в силах, чтобы быть убедительным. Но я себя не обольщаю: нет худшего глухого, как тот, кто не хочет слышать.

Личное свое мнение я высказываю только, касаясь современного положения вопроса. Тогда я говорю как публицист вполне свободный, ни от какой политической партии не зависящий. Лишь ничтожное число моих соотечественников одобрит строки, где я затрагиваю вероисповедный вопрос; зато, нет сомнения, все разделят высказанное здесь суждение о польском империализме[2 - См. схему № 1. на с. 88–89.] – все без различия партий, от монархистов до главарей большевизма или, говоря точнее, до тех немногих среди них, в ком течет русская кровь.

    А. В.

10 мая н.с. 1920 г.

Рим.

Введение

Одно из наиболее неожиданных явлений, вызванных мировой войной, – украинский сепаратизм. Подготовленное нашими противниками, но нежданное даже для нас, русских, явление это застало западноевропейское общественное мнение совершенно врасплох. На страницы газет Запада ворвались небывалые названия ucraini, ruteni, lituani, piccoli, grandi e bianchi russi и ряд голословных утверждений о том, что в древности юг России жил отдельной жизнью, что Киев был столицей не России, а какой-то Рутении, что в XVII веке существовало независимое казачье государство (stato cosacco). Читатели не знали, как относиться к этим заявлениям. Одни поверили в существование украинского народа и в естественность освобождения его, наряду с польским, от иноземного – русского – господства. Другие с недоумением спрашивали себя: «Что это за тридцатимиллионный народ, живущий не где-то в безбрежных пространствах Сибири, а по соседству с Австрией? На его территории лежит хорошо известный нам Киев и будто бы также и Одесса, столь легко нам доступная. Как же мы ранее никогда не слыхали о его существовании?»

Есть люди, которые все еще верят, что вильсоновский принцип самоопределения народностей может пройти в жизнь во всей своей теоретической чистоте. Мы, напротив, убеждены, что при практическом осуществлении этого принципа в бывшей Российской империи племенное начало потеряет свое исключительное значение: противовесом ему явятся иные факторы (экономическая выгода, необходимость совместной обороны от германского мира, вековой навык к общей жизни с русским народом и пр.); мы думаем, что обособление даже неславянских частей России, как-то: Литвы, Эстляндии или Грузии, примет в конечном выводе смягченную форму местной автономии. Но станем на минуту на вышеуказанную точку зрения чрезмерно теоретичных людей; тогда относительно Украйны явится следующая дилемма:

• если украинский народ действительно существует и живет столетиями под гнетом северной России, то будущее его определено: подобно другим «угнетенным», он должен образовать независимое государство – конечно, в пределах своих истинных, а не преувеличенных этнографических границ;

• если же, напротив, малороссы (украинцы) лишь ветвь единой русской народности, отличающаяся от великорусской ее ветви небольшим различием в языке (различием, создавшимся на глазах истории) и подробностями обычаев; если в известные периоды существования этой ветви судьба ее, в силу внешних, международных условий, слагалась отлично от судьбы остальной России; если к тому же Украйна, оторванная от единого русского тела, никогда самостоятельной не была – то выделение ее в отдельное государство было бы не осуществлением национального принципа, а нарушением его. Национальное начало выразилось ныне не в выделении составных частей больших народностей, а в достижении каждой из этих народностей полного единства. Новые славянские государства
Страница 3 из 7

объединяют единоплеменные народности разных наречий и даже языков; побежденная Германия – и та на пути достижения полного национального объединения; Италия блестяще завершила свое единство, – было бы по меньшей мере нелогично, если бы для русского народа национальная идея выразилась в отделении его Mezzogiorno.[3 - Mezzogiorno – бытовое название юга Италии.]

Автор задался целью проследить историческую судьбу юга России, дабы, основываясь на неоспоримых свидетельствах первоисточников и суждениях столпов русской историографии, представить западноевропейскому читателю очерк действительных взаимоотношений южной и северной части России и дать ему материал для разрешения вышеуказанной дилеммы. Выполнение этой задачи должно было слагаться:

1) из рассмотрения периода дотатарского, то есть периода первоначального единства России, который закончился отторжением Южной и Западной Руси татарами, Литвой и Польшей и зарождением в единой русской народности малороссийской ее ветви;

2) из изложения событий XVI и XVII веков, то есть того периода, когда Малороссия (Украйна), входившая в состав польского государства, боролась за свою независимость и который завершился добровольным возвращением ее в лоно единой России, и, наконец,

3) из характеристики украинского литературного движения во второй половине прошлого века и германо-австрийской работы, направленной к отторжению от России ее юга.

Очерк первого периода (по болезни автора) запоздал почти на год; дальнейшее промедление лишило бы нашу работу всякого практического значения; приходится спешить с изданием хотя бы этого первого очерка. Чтобы дать скорее хотя и не вполне разработанный, но более полный ответ на поставленный выше вопрос, мы нередко выходим за грань избранного периода; в этих случаях мы вынуждены ограничиться самыми общими данными; читатель заметит, конечно, что слегка публицистический оттенок этих отступлений ничуть не нарушает строгости метода, принятого при исследовании вопросов периода домонгольского.

Таким образом, настоящий очерк обнимает дотатарский период русской истории и посвящен разбору фантастического утверждения о существовании Украйны с IX по XIII век; вместе с тем он дает в самых общих чертах фактический материал и для освещения украинского вопроса в позднейшие века.

Мы старались ограничиться возможно меньшим числом географических имен: любой школьный атлас достаточен, чтобы следить за изложением.

Неясность терминологии всегда выгодна для тех, кто защищает какое-либо неправильное положение, и мы начнем с выяснения точного значения этнографических наименований, имеющих отношение к нашей теме.

Терминология

Слово «Украйна»

Русское слово «украйна» (польское ucraina) означает «пограничная земля» (по-итальянски paese di confine); русское прилагательное ucrainij означает то, что лежит у края, близ грани (presso il bordo: у – presso, край – bordo). Очень знаменательно это значение слова, ибо ясно: то, что именуется Украйной, не есть нечто самостоятельное; такое название может быть дано известной местности лишь извне, правительством или народом, рассматривавшим эту местность как некий придаток к своему государству. И действительно, для Литвы Киевские земли стали украйной (южной) со времени завоевания их ею в конце XIV века; для Польши – украйной (восточной) со времени объединения Литвы и Польши во второй половине XVI века; для Московской Руси – украйной (юго-западной) со времени присоединения Малороссии в середине XVII века. Вряд ли наименование Украйна найдется в памятниках ранее конца XIV века. У Московской Руси были и другие украйны – те земли, которые лежали у границы Донской и Нижне-Волжской степи, занятой татарскими кочевьями. Граница эта (насколько вообще можно говорить о степной границе в XIV–XVII веках) постепенно, ценой тяжких столетних усилий, подвигалась на юг; соответственно менялись и земли, к которым прилагалось название украинных.[4 - Читаем в новгородской летописи под 1517 годом: «по королеву совету Жигимонтову приходиша крымские татарове на великого князя украйну около города Тулы… без пути начаша воевати». В 1580 году вследствие тревожных известий государь распределяет, «как быть воеводам и людям на берегу (то есть по Оке) по украинским городам от крымские украины и от литовской» (Др. Вифл., XIV, 368). В 1625 году из Валуек (на юге нынешней Воронежской губернии) пишут, что чают «приходу татар на наши украйны»; об этой опасности царская грамота тотчас же сообщает воронежским воеводам (Кн. Раз. I, 1063, 1106, 1133 и Ворон. акты 1851, I, 120). Подчеркнутые имена дают представление о постепенном продвижении московской границы за эту сотню лет на юг. Подобные цитаты можно было бы привести в изобилии.] Заметим, что прилагательное «укра?инный» применяется вовсе не только к южной России: классический «Толковый словарь русского языка» Даля (издание 1865 г.), объясняя это слово, приводит такие примеры: «Сибирские города встарь зывались украйными. А город Соловецкой место укра?инное».[5 - Во сибирской во украйне,Во даурской стороне…начинается народная песня про реку Амур, то есть песня, сложившаяся не ранее конца XVII века.]

Ввиду такого значения слова «украйна», применение его к пространству теперешней Южной России, когда дело идет о далекой старине, о X или XIII веке, является крупной ошибкой. Это имя тогда к этим землям не прилагалось и прилагаться не могло, ибо значение его совершенно не подходило к тогдашней исторической их роли: они не были окрайной, здесь лежал государственный центр, самое ядро государства.

Русские княжества, не Украйна

Государством, о котором речь, не была какая-то мифическая Rutenia или Украйна, а то русское Киевское княжество, которое было колыбелью русского народа и русской государственности. Здесь, на реке Днепре, на единственном для тех времен торговом пути из Балтийского моря в Царьград, в конце IX века зародилась сила, начавшая оружием и торговлей объединять славянские племена, которые жили в лесах и полях бассейна Днепра. Киевский летописец монах Нестор (в середине XI века) перечисляет имена этих племен; могу заверить читателя, что ни украинцев, ни рутенов в списке не значится – по той простой причине, что первых тогда не существовало, а небольшое славянское племя, коему венгры давали название рутенов, жило за Карпатами, в семистах километрах. О князе Рюрике нет других сведений, кроме как в русских летописях, но о его сыне, князе Игоре, имеется свидетельство бесспорное: в 944 году между этим русским князем и императором Византийским Романом Лакапином заключен торговый договор; тщетно вы искали бы в тексте намек на каких-то украинцев или рутенов, но зато в нем встречаются выражения «русь» (в смысле племени), «русин», «страна русская», «великий князь русский».[6 - В более древнем договоре кн. Олега с греками (911 год) также говорится «род русский», «русь», «князья русские», «закон русский», «русин», «русская земля».] Точно также, когда в 988 году при внуке Игоря, Св. кн. Владимире, крестилось киевское население, то это событие известно в древних памятниках под именем крещения не кого-либо иного, а «крещения Руси». Когда при мудром сыне его, князе Ярославе I (1019–1054), создавался в Киеве первый законодательный кодекс, то он назывался не иным
Страница 4 из 7

каким-либо именем, а «Русской Правдой». Дочь Ярослава I, вышедшая за Генриха I, короля Франции, известна во французской истории под именем Anne de Russie. Каждый школьник в России знает, что на съезде князей в 1103 году внук этого Ярослава, Владимир Мономах, убеждал своего двоюродного брата «промыслить о Русской земле» и соединиться с ним против азиатского племени половцев; тот согласился. «Великое, брат, добро сделаешь ты русской земле», – сказал Мономах в ответ на согласие. Ясно, что живо уже было сознание, что земли племен Днепровского бассейна составляли нечто целое – русскую землю.

Этот термин – «русская земля» – был уже в XI веке общепринятым стереотипным выражением и в летописи, и в иных литературных памятниках. Так, великий князь киевский «думал и гадал о русской земле»; дело князей «блюсти русскую землю и иметь рать с погаными»; если кто ослушается нашего решения, говорит съезд князей (1097 год), то «да будет на него крест честной и вся земля русская»; такой-то «голову сложил за землю русскую»; митрополит Киевский титулуется «митрополитом всея Руси» и т. д. В 1006 году немецкий миссионер Бруно гостил у Святого князя Владимира; в письме к императору Генриху II Бруно называет Владимира «Senior Ruzorum». Все эти выражения относятся к XI и XII векам.

Но если так говорят источники, то каким образом, спросите вы, находятся люди, отрицающие принадлежность киевской древности русскому народу? Партийная логика, как известно, имеет мало общего с нормальным человеческим мышлением, а бумага, по русскому изречению, «все терпит», особенно когда она служит для политической анонимной пропаганды, да еще в такое бурное время, как наше. У украинофильской партии есть свой историк г-н Грушевский, хорошо знакомый с фактами киевского периода. Как же поступает он? А очень просто: в его книге[7 - Михайло Грушевский. Iлюстрована iстория Украiни. Кiив-Львив, 1913.] слово «русский», когда дело идет об определенном историческом событии или элементе, остается на месте; но наряду с этим он позволяет себе обобщать все русские явления и факты, происходившие в географических пределах позднейшей Малороссии, путем совершенно произвольного применения к ним имен, которых в те века просто не существовало, и имен «Украйна» и «украинский». Слагаемые и множители – русские, а сумма и произведение – украинские. Не своеобразная ли арифметика?

Вот пример. В Киеве не было своей определенной линии князей; как будет видно ниже, киевский престол «добывали» себе князья разных линий Рюрикова потомства – члены единой, если можно так выразиться, всероссийской семьи. Но какое же это древнее государство, если у него нет своей династии? Как же быть? Опять очень просто. Берется родословная Рюриковичей до XIV века, выкидываются из нее те линии, которые в дальнейшем приобрели характер местных в других частях России, и над родословной ставится заглавие: «Родословие украинских князей киевской династии»! Когда-то я особенно интересовался родословием Рюриковичей, был хорошо знаком с обширной и серьезной литературой вопроса и мог бы назвать княжества XIV и XV веков столь мелкие, что о них ничего, кроме имени, географического положения и родословия их князей, неизвестно;[8 - Чтобы не быть голословным, перечислим для примера подразделения Черниговского княжества. При внуках Св. кн. Михаила Черниговского, замученного в 1246 году татарами за отказ поклониться идолам, то есть с конца XIII века, Черниговское княжество делится на уделы: брянский, глуховский, карачевский, тарусский, оболенский, мышанский, конинский, волконский; в XIV веке выделяются еще уделы: новосильский, одоевский, воротынский. Тамошние князьки, по теории г-на Грушевского, являются «украинцами» (см. карту на с. 107 его «Истории»); но одни из них передают сами свои уделы в. кн. московскому, уделы других силой вещей поглощаются Москвой же; многочисленное потомство их переходит в XV и XVI веках в Москву, где вливается в класс служилых людей. (Одни линии этих черниговских Рюриковичей сохранили свои территориальные названия в виде фамилий, другие приняли личное прозвище какого-нибудь из своих предков, например Барятинские, Горчаковы, Долгоруковы, Репнины, Щербатовы и пр.)] знакомы мне и названия тех «великих княжеств», «земель», «уделов», «волостей», «отчин», кои обобщали раздробленные частицы русской земли: но одного я не встретил ни в одном из десятков томов, мною просмотренных, – «украинского княжества» и «украинской» линии князей. Мне остается только поблагодарить г-на Грушевского за его «научное» открытие, пополнившее мои генеалогические познания.

Блестяще начиналось русское государство. Семья Рюриковичей, глава которой сидел на Киевском престоле, правила в XI и XII веках на севере Новгородской землей, на востоке Ростовской,[9 - Ростов (северный) – город на одном из правых притоков верхней Волги; был с древнейших времен русской истории центром обширной области, которая в последующие века заняла все пространство между верхней Волгой и рекой Окой. Область эта – географический центр позднейшей европейской России – дает начало главнейшим русским рекам (Волга, Зап. Двина, Днепр) и самой природой предназначена была стать также и политическим ее средоточием. Областной центр из Ростова постепенно переносился на юг – в Суздаль (1-я пол. XII века), Владимир (2-я пол. XII века) и, наконец, в Москву (XIV век). Эту область, делившуюся на многие княжества, и принято называть в период до возвышения Москвы общим именем Ростово-Суздальской земли)] на юго-востоке – русской колонией, Тмутараканским княжеством (у Азовского моря),[10 - Тмутараканское княжество было расположено, вероятно, на Таманском полуострове; просуществовало недолго.] на Западе – княжеством Галицким.[11 - Галицкая Русь (восточная часть нынешней Галиции) входила в состав русского государства с Владимира Св.; с конца XI века в ней обособляется одна из линий Рюриковичей; столица их в Галиче; расцвет княжества при кн. Данииле (1249–1264), получившем от папы титул короля; он перенес столицу в Холм. Последний независимый галицкий князь, Юрий II, умер в 1340 году. С 1349 года (а окончательно – с 1387 года) княжество завоевано Польшей; оставалось под ее господством до 1773 года, когда после второго раздела Галиция была присоединена к Австрии.] Значит, земля русская обнимала не только западную четверть новорожденной ныне германской Украины, но и немалую часть остальной России. Россия жила тогда в общении с остальной Европой. Разделение Церквей (1054 год) еще не нарушило этой связи, монгольское иго еще не порвало ее. Как на признак этой связи укажу, что Ярослав I был женат на шведской принцессе, сестра его была за королем польским, сын был женат на сестре короля польского;[12 - Другой сын женат на дочери византийского императора (мать Владимира Мономаха).] три дочери его – королевы: Норвежская, Французская и Венгерская; внук женат на дочери короля Гарольда Английского. Киев, «матерь городов русских», удивлял иноземцев богатством и культурой своей; одних церквей в нем было до 400; были монастыри, школы, была каменная крепость; Адам Бременский называет Киев соперником Константинополя…

Не странно ли спорить о том, как звалось такое государство, точно дело идет о полудикой орде кочевников, и придумывать ему небывалые
Страница 5 из 7

имена Украйны или Рутении!

Слово «Рутения»

«Столицей Рутении, южной (!), – читаем мы в одной из итальянских газет, – был тысячу лет тому назад Киев. В X и XI веках Рутения представляла собой сильное государство…» Не только в X веке, но даже и в XX веке имя «Рутения» в России неизвестно; вы его не найдете – как не найдете и слова «рутен» – ни в вышеприведенном словаре Даля, ни в сорока томах «Русской энциклопедии» (изд. 1902 г.), ни в двадцати девяти томах «Русской истории с древнейших времен» Соловьева.[13 - В «Русской энциклопедии» слово «рутен» упомянуто в статье «русин» в качестве его перевода или, точнее, его иностранного искажения.]

Термин «ruteni» встречается впервые у Цезаря; он обозначает им галльское племя, жившее на юге нынешней Auvergne; память о нем сохранялась долго в таких названиях, как «Augusta Rutenorum» в Овернь; племя это, очевидно, никакого отношения к славянам не имеет, это лишь случайное созвучие.[14 - В «Catholic Encyclopedia» в статье «Ruthenians» названия вроде Augusta Rutenorum объясняются поселением в Южной Франции славян, взятых в плен Аэцием при поражении гуннов в битве при Шалоне (451 год). Нет ни малейшего основания прибегать к столь сложному объяснению при наличии семикратного упоминания в De bello galico о галлах-рутенах. В указанной статье чувствуется вообще влияние украинофильской пропаганды; нельзя не пожалеть о такой неосмотрительности в серьезном издании.]

В Венгрии при династии Арпада (997–1301) именем ruteni обозначали славянское племя, жившее (и ныне живущее) под южными склонами Карпат, то самое, которое в мае 1915 года уже видело (увы, на короткое время) авангарды русской армии, спускавшиеся для его освобождения. В подобных случаях, то есть в применении к славянским племенам, слово ruteni (rutheni) есть не что иное, как искаженное русское слово ру?син, которое встречается в древних русских памятниках, хотя и редко, но одинаково как в киевских (см. выше о договорах X века с греками), так и в новгородских (например, в договоре с немцами 1195 года); в этих памятниках слово ру?син никакого особого племенного значения не имеет, оно является синонимом слова «русский» (русский или ру?син, множественное число – русские, собирательное – русь).

В средние века термин ruteni (или rutheni) появляется у летописцев (впервые у польского летописца XI–XII веков Martinus Gallus) в весьма неопределенном значении; датский историк Saxo Grammaticus (1203 год) применяет его для обозначения прибалтийских славян-христиан в отличие от их соплеменников-язычников; встречается оно и как средневековое латинское название русских вообще.[15 - Как увидим ниже, не менее обычным нашим названием и по-латыни было: russi, Russia.] Позднейшие, более сведущие в русских делах писатели избегают его. Так, известный Герберштейн, императорский посол в Москве в 1517 году, рассуждая на первой странице своих «Записок» о происхождении слова «русский», упоминает, что по-немецки русских называют «Reissen», на латинском языке «rutheni», но далее нигде уже этого слова не употребляет.[16 - На карте базельского издания его «Записок» (1556) верхнее течение Зап. Двины обозначено «Dvina ruthenica», нижнее течение – «Dvina germanica», но и Волга тоже названа «Volga ruthenica».] Не упоминает его и Paolo Giovio из Комо, писавший о России в 1525 году. И в самом деле, зачем возобновлять отжившие неясные названия? Не станем же мы называть Китай – Cathayum, Балтийское море – Варяжским и искать в России Птолемеевы Рифийские горы? К тому же имя «rutheni» имеет то неудобство, что обозначает и вероисповедное, и народное начало.

Племя rutenorum в Венгрии в силу своего географического положения было первым, среди которого была введена церковная уния (XIII век). Церковный латинский язык усвоил имя «ruthenus» для обозначения униатского обряда с богослужением на славянском языке[17 - Строго говоря, отдельного ritus ruthenus не существует, а есть изменения, внесенные прикарпатскими и галицийскими народностями и польским латинским духовенством в византийский обряд.] среди также и других соседних славянских племен и переносил этот термин все далее на восток – в Галицию, Польшу и Малороссию. Это неудивительно: Церковь консервативна в своем языке, а цели ее выше племенных различий.

Иное значение приобрел этот термин в устах австрийского правительства: он стал с середины прошлого столетия средством порвать у русских галичан сознание родства с русским народом, жившим под скипетром русского императора; там – русские, а вы, мол, рутены. Произвольная номенклатура племен, введение той или иной азбуки, изменение правописания[18 - В Галиции введено фонетическое правописание: из русской азбуки выбросили три буквы и прибавили две новые – разница в целых пять букв; чего же лучше! Этим именно искусственным «украинским языком» написана «Iсторiя Украйни» Грушевского, который всемерно стремится сделать его отличным от русского. Цели своей он не достигает: культурный русский человек, преодолев с некоторым усилием первые две-три страницы, читает книгу потом свободно. Зато не понимает «украинского языка» простолюдин-малоросс: по словам проехавшей на днях через Рим русской делегации, насильственное его введение в официальную переписку вызвало в Украйне весьма сильное неудовольствие.] – все это излюбленные австрийским правительством средства политической борьбы.

Для определения личности племени важно не то, как его называл иноплеменной летописец, узнавший о его существовании, может быть, впервые из списка своего предшественника, не то вообще, как его именуют другие народы, а то, как он называет себя сам. По австрийской терминологии, все славянские племена (кроме польского народа и словаков), живущие в Галиции, Буковине и северо-восточной Венгрии (всего около пяти миллионов), называются Ruthenen, но они сами себя называют: в Галиции – русскими или русинами, в Буковине – русинами, русскими или малороссами, в Венгрии – русскими, малороссами и русняками. Национальное сознание этих племен старательно забивалось; немногочисленный культурный класс до последнего времени систематически онемечивался или ополячивался; не мудрено поэтому, что общего названия для них не создалось, все же наиболее распространенное название «русин» и «русский»[19 - Вот подразделение русин (по-немецки Russinen и Ruthenen). 1) В Галиции (в восточной ее части, за рекой Сан): покутяне (округа городов Кут и Коломыя), гуцулы (Коломыя, Станиславов, Косов), подоляне (к северу от Днестра), бойки, сами называющие себя горянами (округ Стрыя), лемки, сами называющие себя русняками; все они говорят на одном и том же наречии, подразделяющемся на 4 говора: подольский, гуцульский, бойковский и лемковский. 2) В Буковине (в северной и северо-западной ее части, в округах Коцманском, Черновском, Выжницком и Серетском): подоляне или поляне и гуцулы (в горах западной Буковины). 3) В Венгрии (около 400 000 человек по южным склонам Карпат в северо-восточной части ее, в комитатах Шаритском, Ужгородском, Бережском, Угочском и Мармарошском): верхо?вницы или горешане – в горах; долиняне или дольшане, они же влахи (блахы) – в долинах; спишаки или крайняне – ославяненные румыны; значительная часть этого населения вышла из северной малороссийской части России (из Черниговской и смежных губерний). – Русск. энц.] – факт для австрийского правительства не из приятных, и, конечно, не из
Страница 6 из 7

преданности к средневековому схоластическому языку предпочло оно закрепить за этими племенами как обобщающее название имя «ruteni».[20 - Эти ruteni (russini), кои за последние два года переименованы в украинцев, не что иное, как russi irredenti (подлежащие освобождению русские). Они 530 лет под иностранным владычеством и действительно «угнетенный народ». О дальнейшей судьбе его, с точки зрения вильсоновских принципов, не может быть двух мнений: войдя в орбиту русского народа, он должен разделить политическую судьбу его малороссийской ветви. Работу украинских комитетов в Северной Америке в этом смысле мы можем только приветствовать.]

С конца прошлого века в австро-германских планах стала рисоваться заманчивая картина отделения Южной России от остальной; тогда изменилась и правительственная пропаганда: «Там, за границей, у Киева не русские, а такие же ruteni, как и вы сами». Что сходство между населением по обе стороны границы иногда приближается к тождеству – это верно, но чтобы в Южной России жили «рутены» – это выдумка: скажите это слово в Черниговской или Полтавской губернии, вас не поймут: не поймут, о чем вы говорите: о растении, животном или минерале. На Украйне крестьянин называет себя малороссом, хохлом или русским; слова «рутен» не существует.[21 - Слово «русин» в пределах Российской империи поймут лишь в непосредственном соседстве с Австрией – в западной части Волынской губернии, в Холмской губернии и в Хотинском уезде Бессарабской губернии, где действительно говорят «русинским говором малороссийского наречия». – Русск. энц.]

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/a-m-volkonskiy/istoricheskaya-pravda-i-ukrainofilskaya-propaganda/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

См. схему в конце книги.

2

См. схему № 1. на с. 88–89.

3

Mezzogiorno – бытовое название юга Италии.

4

Читаем в новгородской летописи под 1517 годом: «по королеву совету Жигимонтову приходиша крымские татарове на великого князя украйну около города Тулы… без пути начаша воевати». В 1580 году вследствие тревожных известий государь распределяет, «как быть воеводам и людям на берегу (то есть по Оке) по украинским городам от крымские украины и от литовской» (Др. Вифл., XIV, 368). В 1625 году из Валуек (на юге нынешней Воронежской губернии) пишут, что чают «приходу татар на наши украйны»; об этой опасности царская грамота тотчас же сообщает воронежским воеводам (Кн. Раз. I, 1063, 1106, 1133 и Ворон. акты 1851, I, 120). Подчеркнутые имена дают представление о постепенном продвижении московской границы за эту сотню лет на юг. Подобные цитаты можно было бы привести в изобилии.

5

Во сибирской во украйне,

Во даурской стороне…

начинается народная песня про реку Амур, то есть песня, сложившаяся не ранее конца XVII века.

6

В более древнем договоре кн. Олега с греками (911 год) также говорится «род русский», «русь», «князья русские», «закон русский», «русин», «русская земля».

7

Михайло Грушевский. Iлюстрована iстория Украiни. Кiив-Львив, 1913.

8

Чтобы не быть голословным, перечислим для примера подразделения Черниговского княжества. При внуках Св. кн. Михаила Черниговского, замученного в 1246 году татарами за отказ поклониться идолам, то есть с конца XIII века, Черниговское княжество делится на уделы: брянский, глуховский, карачевский, тарусский, оболенский, мышанский, конинский, волконский; в XIV веке выделяются еще уделы: новосильский, одоевский, воротынский. Тамошние князьки, по теории г-на Грушевского, являются «украинцами» (см. карту на с. 107 его «Истории»); но одни из них передают сами свои уделы в. кн. московскому, уделы других силой вещей поглощаются Москвой же; многочисленное потомство их переходит в XV и XVI веках в Москву, где вливается в класс служилых людей. (Одни линии этих черниговских Рюриковичей сохранили свои территориальные названия в виде фамилий, другие приняли личное прозвище какого-нибудь из своих предков, например Барятинские, Горчаковы, Долгоруковы, Репнины, Щербатовы и пр.)

9

Ростов (северный) – город на одном из правых притоков верхней Волги; был с древнейших времен русской истории центром обширной области, которая в последующие века заняла все пространство между верхней Волгой и рекой Окой. Область эта – географический центр позднейшей европейской России – дает начало главнейшим русским рекам (Волга, Зап. Двина, Днепр) и самой природой предназначена была стать также и политическим ее средоточием. Областной центр из Ростова постепенно переносился на юг – в Суздаль (1-я пол. XII века), Владимир (2-я пол. XII века) и, наконец, в Москву (XIV век). Эту область, делившуюся на многие княжества, и принято называть в период до возвышения Москвы общим именем Ростово-Суздальской земли)

10

Тмутараканское княжество было расположено, вероятно, на Таманском полуострове; просуществовало недолго.

11

Галицкая Русь (восточная часть нынешней Галиции) входила в состав русского государства с Владимира Св.; с конца XI века в ней обособляется одна из линий Рюриковичей; столица их в Галиче; расцвет княжества при кн. Данииле (1249–1264), получившем от папы титул короля; он перенес столицу в Холм. Последний независимый галицкий князь, Юрий II, умер в 1340 году. С 1349 года (а окончательно – с 1387 года) княжество завоевано Польшей; оставалось под ее господством до 1773 года, когда после второго раздела Галиция была присоединена к Австрии.

12

Другой сын женат на дочери византийского императора (мать Владимира Мономаха).

13

В «Русской энциклопедии» слово «рутен» упомянуто в статье «русин» в качестве его перевода или, точнее, его иностранного искажения.

14

В «Catholic Encyclopedia» в статье «Ruthenians» названия вроде Augusta Rutenorum объясняются поселением в Южной Франции славян, взятых в плен Аэцием при поражении гуннов в битве при Шалоне (451 год). Нет ни малейшего основания прибегать к столь сложному объяснению при наличии семикратного упоминания в De bello galico о галлах-рутенах. В указанной статье чувствуется вообще влияние украинофильской пропаганды; нельзя не пожалеть о такой неосмотрительности в серьезном издании.

15

Как увидим ниже, не менее обычным нашим названием и по-латыни было: russi, Russia.

16

На карте базельского издания его «Записок» (1556) верхнее течение Зап. Двины обозначено «Dvina ruthenica», нижнее течение – «Dvina germanica», но и Волга тоже названа «Volga ruthenica».

17

Строго говоря, отдельного ritus ruthenus не существует, а есть изменения, внесенные прикарпатскими и галицийскими народностями и польским латинским духовенством в византийский обряд.

18

В Галиции введено фонетическое правописание: из русской азбуки выбросили три буквы и прибавили две новые – разница в целых пять букв; чего же лучше! Этим именно искусственным «украинским языком» написана «Iсторiя Украйни» Грушевского, который всемерно стремится сделать его отличным от русского. Цели своей он не достигает: культурный русский человек, преодолев с некоторым
Страница 7 из 7

усилием первые две-три страницы, читает книгу потом свободно. Зато не понимает «украинского языка» простолюдин-малоросс: по словам проехавшей на днях через Рим русской делегации, насильственное его введение в официальную переписку вызвало в Украйне весьма сильное неудовольствие.

19

Вот подразделение русин (по-немецки Russinen и Ruthenen). 1) В Галиции (в восточной ее части, за рекой Сан): покутяне (округа городов Кут и Коломыя), гуцулы (Коломыя, Станиславов, Косов), подоляне (к северу от Днестра), бойки, сами называющие себя горянами (округ Стрыя), лемки, сами называющие себя русняками; все они говорят на одном и том же наречии, подразделяющемся на 4 говора: подольский, гуцульский, бойковский и лемковский. 2) В Буковине (в северной и северо-западной ее части, в округах Коцманском, Черновском, Выжницком и Серетском): подоляне или поляне и гуцулы (в горах западной Буковины). 3) В Венгрии (около 400 000 человек по южным склонам Карпат в северо-восточной части ее, в комитатах Шаритском, Ужгородском, Бережском, Угочском и Мармарошском): верхо?вницы или горешане – в горах; долиняне или дольшане, они же влахи (блахы) – в долинах; спишаки или крайняне – ославяненные румыны; значительная часть этого населения вышла из северной малороссийской части России (из Черниговской и смежных губерний). – Русск. энц.

20

Эти ruteni (russini), кои за последние два года переименованы в украинцев, не что иное, как russi irredenti (подлежащие освобождению русские). Они 530 лет под иностранным владычеством и действительно «угнетенный народ». О дальнейшей судьбе его, с точки зрения вильсоновских принципов, не может быть двух мнений: войдя в орбиту русского народа, он должен разделить политическую судьбу его малороссийской ветви. Работу украинских комитетов в Северной Америке в этом смысле мы можем только приветствовать.

21

Слово «русин» в пределах Российской империи поймут лишь в непосредственном соседстве с Австрией – в западной части Волынской губернии, в Холмской губернии и в Хотинском уезде Бессарабской губернии, где действительно говорят «русинским говором малороссийского наречия». – Русск. энц.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.